Попаданец обыкновенный


§







Попаданец обыкновенный — 1 штука, интеллектом и гуманизмом не страдает, не супермен, но ложки гнуть уже умеет, в общем, как всегда — будет добиваться своих целей добрым словом и плазменным топором. Расслабляться нельзя — вокруг нелюди и неполноценные!















Алексей Чижовский
ОДАРЕННЫЙ



Часть 1



1

Ничего не было. Абсолютная пустота и темнота. Казалось, что так будет всегда — мне потребовалось мгновение или вечность, чтобы осознать себя. Времени не существовало — когда я ощутил себя одной из миллиардов песчинок, пришел импульс. Эту песчинку затянуло в туннель и куда-то потащило.
Не знаю, сколько это продолжалось, но потом до меня стало доходить, что чего-то не хватает. Я пытался вспомнить каждую клеточку своего тела — безуспешно: просто забыл, как это делается. Как оказалось — у меня не было тела. Где-то внутри нарастало напряжение и вскоре пространство превратилось в сложный узор, который лопнул беззвучной вспышкой.
Сознание возвращалось рывками. Сначала вернулось зрение — вокруг запрыгали расплывчатые образы. Затем в уши ввинтился раздражающий шепот. Затем эти звуки постепенно затихли и возникли голоса — люди спорили, но их язык оказался незнаком. Внезапно ощутил, как кто-то снимает с моей головы холодный обруч.
Открыв глаза, я поспешно зажмурился — головная боль быстро исчезла, когда кто-то невидимый положил на лоб ладонь. Вторая попытка оказалась успешной — увидел лица склонившихся надо мной двух людей. Рефлекторно моргнул, и одно из лиц растянулось в улыбке — молодой мужчина уверенно кивнул, а второй недовольно прошептал фразу на непонятном языке.
— Процесс перемещения пошел неправильно, — слова старика внезапно обрели смысл. В голову плеснуло жарким огнем — понял, что этот тип пытается залезть в мой разум. Через мгновение воздействие пропало, а старик холодно улыбнулся.
Я рывком сел и завертел головой — окружающая обстановка мне совсем не понравилась. Помещение с белыми стенами и мягко светящимся потолком походило на морг, а я находился на высоком ложе. Рядом стояло такое же — там лежал пожилой мужчина с замысловатыми цветными узорами на сморщенной лысине. Только теперь понял, что на мне надет обтягивающий комбинезон серебристого цвета, а в руке сжат какой-то предмет. Им оказалась небольшая пирамидка, матовая поверхность которой быстро темнела и покрывалась трещинками. Через мгновение на ладони осталась только кучка пепла и я брезгливо вытер руку о край ложа.
— Однократный заместитель, — пояснил молодой.
— Кто вы? — спросил я, пытаясь вспомнить последние события. К сожалению, это получалось плохо — в голове что-то зашевелилось, а перед глазами запрыгали цветные пятна.
— Я — Дан, — представился молодой, плавным движением руки указав на соседа. — А он — старший Этан.
— Что со мной сделали?
— Ничего, — быстро ответил старший. — Ты просто занял чужое тело. Процесс перехода отработан, но сейчас возник сбой.
— Вместо тебя здесь должен был оказаться он, — уточнил Этан, кивнув на лежащего рядом старика. — Старший Хагай ушел… процесс необратим. Мы принимаем случившееся как данность.
— Ничего не помню. Даже своего имени… — пробормотал я, пытаясь собрать разбегающиеся мысли в кучу.
— Это допустимо, — кивнул молодой. — Побочный эффект использования артефакта. Со временем все придет в норму…
— Где я?
— Кольцо, — ответил старший, а затем добавил, глядя на мое безразличное лицо. — Другие называют наш мир — Кольцо Ларуа.



2

— Мы поможем тебе вспомнить, — мягко улыбнулся Этан, а старик поспешил покинуть помещение.
— Хорошо бы, — пробурчал я, осторожно покидая ложе.
Одна из стен стала зеркальной — подойдя к ней, некоторое время разглядывал свое новое тело. Похоже, раньше оно принадлежало подростку лет пятнадцати на вид. Безволосая голова с иероглифом на блестящем лбу выглядела непривычно. А на шее с левой стороны нашлась серая овальная пластинка.
От прикосновения к этой штуковине перед глазами каскадом раскрылись два десятка маленьких окон размером с ладонь. Четкие картинки висели в воздухе, и я подумал, что это какие-то голограммы. Большая часть была заполнена непонятными символами, а другая — линиями и двигающимися фигурками. Мой палец снова коснулся пластинки и окна пропали. Я уже ничему не удивлялся — голова была абсолютно пустой.
— Коммуникатор, — пояснил молодой мужчина, с интересом наблюдавший за моими попытками. — Мы не используем нейросети — они снижают потенциал.
— Нейросети? — переспросил я.
— У Гарта ее никогда не было. Он — слабый движущий.
— Ничего не понимаю…
— Тот, чье тело ты занял — одаренный, — терпеливо пояснил Этан. — Жизненный цикл старшего подошел к концу — ему больше трех сотен стандартных лет…
— Получается, этот ваш старик решил снова стать молодым и залезть в тело этого Гарта? — наконец дошел до меня абсурд ситуации.
— Да. Он предложил свою кандидатуру. Старший Хагай принял предложение…
— Ну и идиот… — пробурчал я. — А что значит — одаренный?
— Одаренные — следующая ступень развития, — улыбнулся Этан. — Я — эмпат. Ощущаю твои эмоции. Не стоит беспокоиться — здесь тебе никто не угрожает. Гарт мог двигать предметы силой своего разума. Правда, небольшие и только рядом с собой. Ты сейчас увидишь…

В помещении появилась женщина с короткими рыжими волосами и крошечной грудью, одетая в такой же дурацкий серебристый костюм, что был на мне. Она несколько секунд переглядывалась с Этаном, а затем приступила к демонстрации.
Я почувствовал, как мои ноги отрываются от пола. Все предметы в помещении тоже медленно поднимались — пустое ложе и то, на котором лежало тело хитрого старикана зависли на расстоянии метра над полом. Ощущения были необычными — казалось, что сильные невидимые руки подхватили, и сейчас держат меня, как маленького котенка на шкирку. Наконец все закончилось — женщина плавно опустила меня и все остальное на место. Кивнув, она покинула помещение, так и не сказав ни слова.
— Телекинез! — сообразил я. — И у меня тоже так получится?
— Так — нет, — ответил Этан. — Но с небольшими предметами ты сможешь взаимодействовать. Твой дар пока слишком слаб. Но Лайра поможет тебе…
— Все ясно, — кивнул я. — И что теперь?
— Сейчас мы посетим Тадж. Он поможет вспомнить. То, что произошло — исключительное событие. Старшие собираются понять.
— Понятно. Вы собираетесь держать меня здесь в качестве пленника?
— Нет! — удивился эмпат. — Ты одаренный и это меняет все. Насилие допустимо только к тем, кто стоит ниже по уровню развития. Те, кто не имеет дара — незавершенные. Они никогда не раскроются, поэтому для нас — только ресурс.
— И что, могу покинуть это место в любой момент? — обрадовался я. Почему-то соседство с могучими колдунами и людьми, читающими эмоции, сильно нервировало.
— Если таково будет твое желание, — нахмурился Этан. — Но лучше всего остаться с нами — в этом мире тебе ничего не угрожает.
— А что, есть и другие?
— Да, — кивнул одаренный, махнув рукой.
Посреди помещения появилась четкая голограмма, состоящая из сотен крошечных огоньков — они образовывали неровную сферу. Одна из точек на поверхности этой сферы сияла ярче других — появившийся символ мне оказался откуда-то знаком.
— Кольцо Ларуа, — подтвердил Этан. — Так называют наш мир в Содружестве.
— Содружество?
— В секторе больше трех тысяч исследованных систем — остальные пока никого не интересуют. Две сотни населены людьми, такими же, как ты. Большая их часть входит в объединение, получившее название Содружества, — терпеливо объяснил одаренный. — Около сотни систем принадлежат негуманоидам, правда, в последнее время их количество сильно сократилось. В сети есть вся необходимая информация…



3

Миновав несколько светлых залов и изогнутых коридоров, мы поднялись на лифте на другой уровень. Тут я увидел людей — шесть молодых мужчин и женщин сосредоточено возились с предметами, похожими на елочные игрушки — пирамидки, шарики и спиральки… чего тут только не было. Все эти штуковины размещались на шарообразной подставке, похожей на глобус. На большом овальном столе стояла похожая конструкция, только поменьше. Одна из женщин замерла, стиснув большую ракушку размером с голову. Мужчина рядом с ней аккуратно коснулся предмета небольшой палочкой и глупо засмеялся. Остальные не обратили на нас никакого внимания, продолжая заниматься своими делами.
— Что они делают? — негромко спросил я.
— Говорящие с наследием, — бросил Дан.
Как оказалось, здание стояло прямо в лесу, а на поверхности виднелась только малая его часть. Скопление сероватых куполов утопало в зарослях и совершенно терялось из вида — рядом стояли два десятка разноцветных аппаратов, к одному из которых уверенно направился мой проводник.
Дан проводил взглядом яйцевидный аппарат, бесшумно прошедший над головой. От чистого воздуха кружилась голова, а под ногами расстилалось мягкое пружинистое покрытие. Я замер, разглядывая окружающую растительность — заросли вокруг смахивали на земные джунгли. Кусты, увитые тонкими лианами, коричневыми, зелеными, красными. Над ними носились какие-то мелкие птицы или крупные насекомые — выглядело это все совсем непривычно.

— Сейчас мы посетим Тадж. Ты готов? — торжественно произнес проводник.
— Готов, — пробормотал я, осматривая необычное транспортное средство. Часть прозрачного пузыря кабины замерцала и исчезла — Дан спокойно занял одно из мест, сделав приглашающий жест рукой. Пол чуть дрогнул, а я ощутил нарастающую тяжесть, которая вскоре пропала — аппарат взлетел и начал с гудением разгоняться.
— Через сорок восемь стандартных минут прибудем на место, — сообщил эмпат.
— Что это такое? — поинтересовался я.
«Упла», модель с гравитационным двигателем, мы используем такие для перемещения в атмосфере. Федерация поставляет нам лучшее…
— Тадж — это город?
— У нас нет городов, это — тупиковый путь. Тадж — часть этого мира, так же как и ты. Скоро увидишь сам — на наших гостей это обычно производит впечатление, — ответил Дан с улыбкой.
Под прозрачным брюхом летательного аппарата проносились заросли, редкие купола и какие-то совсем непонятные сооружения в виде решетчатых башенок и колонн.
— Ладно, но как он поможет мне вспомнить? — недовольно пробурчал я, устав от загадок.
— Тадж быстро нейтрализует остаточный эффект артефакта. Он все еще воздействует на области мозга, отвечающие за долговременную память. Для переноса требуется выполнить определенную последовательность действий. Артефакт позволяет поместить сущность в другое тело, после того, как прекратило жизнедеятельность предыдущее…
— Так что, вы сами убили этого своего старшего?
— Можно сказать и так, — спокойно кивнул мой спутник. — Но он не погиб. Одаренные здесь не умирают — они уходят в Тадж.
— Ну да, конечно, — я ухмыльнулся.
— Ты скоро увидишь сам, — замолчал Дан.
Смотреть на однообразный пейзаж внизу быстро надоело, я коснулся рукой коммуникатора и принялся разбираться в его функциях. Назначение устройства стало в общих чертах понятным — пластинка на шее позволяла подключаться к планетарной сети. Аппарат снизился и завис над посадочной площадкой, рядом с которой из вездесущей зелени торчали купола и непонятные сооружения в виде пилонов с небольшими башенками.
Нас уже встречали — среди десятка мужчин и женщин оказались и два совсем странных создания. Одно было похоже на большую крысу, вставшую на задние лапы. Покрытый сморщенной коричневой кожей большеголовый урод выглядел как пародия на человека. Люди носили уже знакомые комбинезоны, однако некоторые щеголяли в коротких шортах и прозрачных накидках. Инопланетяне обходились и вовсе без одежды.
«Для беспокойства нет повода», — прошептала в моей голове чужая мысль, а нечеловек моргнул глазами-щелочками, скрестив тонкие руки на груди.
— Старшие, — пояснил Дан. — А это представители цивилизации Чизахи и Печембу — они часть нашего общества.
После продолжительного спуска на гудящей платформе, вся эта пестрая компания оказалась в большой пещере с гладкими стенами. Из оплавленной поверхности косо торчал остроконечный обелиск из блестящего черного материала.
— Тадж, — восхищенно прошептала узкоглазая женщина с желтоватым лицом.
— Подойди и прикоснись, — предложил подросток с иероглифом на лбу.
— Что-то мне эта штука не нравится… — пробурчал я.
— Для тебя это безопасно, — мягко подтолкнул Дан. — Ты же хотел вспомнить…
Приблизившись к колонне, почувствовал легкий дискомфорт. Присмотревшись, я заметил, как в глубине этого образования пробегают цепочки крошечных огоньков, а очертания сооружения плывут. Вытянутая ладонь провалилась в податливый материал, и тот растекся тонкой пленкой, дойдя до локтя. В голове зашевелилось что-то чужое и меня накрыло — пространство сжалось в точку.



4

За мгновение передо мной промелькнула вся жизнь — что-то огромное и чуждое выворачивало воспоминания наизнанку, останавливаясь на отдельных моментах. Вот запрыгиваю в кузов окрашенного в защитный цвет грузовика. Там уже сидят такие же, как я — на всех потрепанная камуфляжная форма, тяжелые бронежилеты и ремешки разгрузок. Сосредоточенные лица и руки, сжимающие автоматы. На полу навалены каски и забитые снаряжением рюкзаки.
Колонна куда-то долго тащится по пыльной извилистой дороге — отстраненно смотрю назад и вижу — на месте замыкающего броневика вспухает огненный шар. Транспорт глохнет, а мои соседи выпрыгивают наружу. Сверху мелькают вспышки, о бронированные борта грузовиков колошматят крошечные кусочки горячего металла.
Вжимаюсь в землю, вскидывая оружие — автомат трясется в руках, посылая огненные строчки в сторону невидимого противника. Четыре секунды — это действительно много. За это время успеваю высадить один магазин и начинаю менять на тот, что примотан к опустевшему черной изолентой — в разгрузке еще пять одиночных рожков. Воздух наполнен белым дымом сгоревшего пороха и едкой вонью солярки.
Мои соседи огрызаются — их автоматы тоже выплевывают смерть, но врага не видно — за него сейчас далекие вспышки на склонах нависших гор. Вижу испуганные глаза бойца, который пытается заползти под брюхо грузовика и захлебывающийся в крике рот командира. Помню их имена, и знаю — все они сейчас умрут, так же как и я.
Слышу визг падающих мин, которые валятся в дорожную пыль, разбрасывая кусочки раскаленного металла. Вижу фонтаны разрывов — один из них распускается совсем рядом и меня отшвыривает на посеченную осколками тушу грузовика.
Сознание медленно гаснет, а последнее, что я помню — зажатый в руке горячий камень, который осыпается липкой пылью. Кто-то настойчиво пытается заставить снова и снова пережить этот момент и тогда до меня доходит чужой посыл: прошлого нет — есть только настоящее.

Затем что-то большое позволило мне прикоснуться к нему. Сознание рывком расширилось, и я осознал — тысячи, миллионы ярких точек — живые существа. Некоторые воспринимались как тлеющие огоньки, другие — как пылающие шары. Сообразил — кто-то использует все эти огоньки как кусочки одного целого. Весь этот мир — один большой организм и я тоже его часть. Я находился над всем этим, рассматривая этот большой и запутанный муравейник. Постепенно понял, что наблюдение — только часть моих обязанностей — зачем то нужно было, чтобы пылающих шаров было как можно больше — это заставляло весь организм работать без сбоев.
Реальность изменилась — я воспринимал окружающее как огромный и сложный узор — все, что было вокруг, восхищало своей завершенностью и насыщенностью. Огоньки соединялись между собой тончайшими нитями, еле заметно пульсируя в едином ритме. Когда попытался понять смысл всего этого, меня неожиданно вытолкнуло обратно. После чего неожиданно обнаружил себя лежащим рядом с монолитом и головой, раскалывающейся от тупой боли.
Старшие спокойно наблюдали, как я поднимаюсь на ноги и присоединяюсь к ним. Когда скуластая женщина с усмешкой положила ладонь мне на лоб, боль постепенно уменьшилась и вскоре совсем пропала.
— Что это было? — устало спросил я.
— Тадж, — почтительно ответила узкоглазая. — Он говорил с тобой, как со старшим…
— Ты вспомнил свое имя? — с улыбкой поинтересовался Дан.
Я кивнул, подумав, что привычный мир остался где-то далеко. Только теперь осознал — в свое старое тело больше никогда не вернусь. Теперь мне предстояло начать жизнь с чистого листа. А то, что где-то рядом находится чудовищный живой организм, использующий население целой планеты в каких-то своих целях и вовсе вгоняло меня в дрожь.
— Называйте меня Гарт! — решительно ответил я.



5

Мне хватило недели для понимания — что же собой представляет этот мир. И постоянно рядом был кто-то из моих сопровождающих — эмпат Дан или движущая Лайра.
Больше всего я узнал о группе, называющей себя «архитекторы», к которой ранее принадлежал Гарт — они взаимодействовали с древним организмом-суперкомпьютером, стараясь вылепить из него что-то совсем непостижимое. Существовали какие-то вознесенные, познающие и еще сотни мелких общин. Чем именно они занимаются, не понял — объяснения моих экскурсоводов выглядели полным бредом. Я видел тех, кто тратит свою жизнь на просмотр чужих воспоминаний — древний организм сохранял все, что попадало в его хранилища данных.
Подключиться к этому информационному банку мог любой одаренный — обычные люди погибали. Кто-то даже мог общаться с теми, кого Тадж поглотил — для местных вечная жизнь в памяти древнего суперкомпьютера являлась вполне обыденным делом.
Я быстро освоил функционал коммуникатора — планетарная сеть оказалась ценным источником информации. Однако к банкам данных орбитальных терминалов и станций корпораций, которых в системе было приличное количество, доступа не имелось. Но мне пока хватало и местных ресурсов.

Первым делом узнал об этом мире — планета была заселена примерно семь сотен лет назад. Ковчег, на котором прибыли колонисты, до сих пор болтается на орбите — местные используют его в качестве пересадочной станции. Большую часть населения составляли люди, обладающие пси-способностями. Также тут имелись несколько больших городов-муравейников крысоподобных Печембу и закрытая община цивилизации Чизахи. Не говоря уже о двух десятках поселений различных негуманоидов. Мзины, похожие на прямоходящих кошек, несколько видов рептилоидов, а также какие-то головоногие твари, похожие на кальмаров — эти обитали в подводных городах.
Местные не развивали производство и не строили защитных сооружений, однако желающих напасть на Кольцо Ларуа не находилось. И теперь я знал почему — возможности Таджа, с которым умели общаться одаренные, были безграничны. Отдельно упоминалась главная достопримечательность — местное светило ранее опоясывало грандиозное сооружение, сейчас от него остались только осколки. Приближаться к ним было опасно — люди погибали, а техника быстро выходила из строя.
Для того чтобы посетить планету или же издалека полюбоваться на останки сооружения гостям требовалось разрешение одного из старших. Хотя общественное устройство сильно смахивало на анархию, я сделал вывод — тут всем заправляют эти старшие. Судя по оговоркам и намекам моих экскурсоводов, старшие — те, кто прибыл в этот мир семь сотен лет назад. А технологии Древних, которых здесь называли Предтечами, позволяли без особого труда менять местным шишкам изношенные тела.

Все свободное время я копался в планетарной сети, выискивая крупинки полезной информации, найденные на различных порталах. Постепенно в моей голове начала складываться более-менее стройная картина окружающего мира. Хотя человечество и успело заселить множество систем, единством тут не пахло. Движущей силой местного общества являлась конкуренция — крупные государства практически не пересекались, четко обозначив зоны влияния.
Даже перед лицом внешнего врага — цивилизации насекомых, люди не спешили собраться и дружно навалять агрессору. Сейчас небольшие эскадры Роя чувствительно щипали миры фронтира — то есть системы, располагающиеся на поверхности условной сферы.
Относительно спокойно разумный мог чувствовать себя только в пространстве Содружества — в него входили несколько крупных государств и примерно тридцать мелких. Империя Арвар. Конфедерация Делус. Директорат Ошир. Империя Антран. Федерация Нивэй и республика Хакдан. Эти обладали определенным влиянием и лидировали в техническом плане. Остальные члены объединения не представляли собой ничего особенного и являлись только поставщиками ресурсов более развитым государствам.
В Содружестве действовала единая финансовая система, технические стандарты и язык общения — интер. Информацию по основным государствам Содружества я изучил в первую очередь.
Империя Арвар варилась в собственном соку — чернокожие рабовладельцы вели дела с остальными через единственную открытую торговую систему. Некоторые кланы арварцев занимались неприкрытым грабежом и пиратством, а император Мганга Третий поощрял такие развлечения своих подданных.
В конфедерации Делус занимались построением светлого будущего, так как его понимал местный правитель. Вождь поставил целью вывести новую породу людей. И, похоже, у него это получилось — Высшие значительно превосходили обычного человека силой, реакцией, к тому же среди них имелось много псионов.
Республика Хакдан являлась сильным государством, построенным на религиозном фанатизме и ксенофобии. Совет Десяти, управляющий республикой, провозглашал своей целью объединение человечества в единое государство, а заодно и геноцид всех инопланетных форм жизни. И надо сказать, у хакданцев это неплохо получалось — они недавно отжали у соседей целую систему вместе со всем населением.
Федерация Нивэй представляла собой аморфное общество, состоящее из множества крупных корпораций. Там всем управляли деньги, и технократы душили соседей экономически — поставляя свою высокотехнологичную продукцию в обмен на дешевые ресурсы.
Директорат Ошир — отсталое в техническом плане государство, которым управляла кучка администраторов. Директорат в последнее время сильно сдал позиции, потеряв две системы. Некогда могучее государство превратилось в большую кормовую базу для других членов Содружества, специализируясь на поставках продовольствия. Кроме того, сейчас там было неспокойно — администраторы жестоко давили любые проявления сепаратизма.
Империя Антран существовала за счет окружающих, занимаясь неприкрытым грабежом слабых. Эти деятели несли соседям свои общеимперские ценности, захватывая независимые миры и системы негуманоидов. Последних даже употребляли в пищу — ученые империи даже разработали собственную теорию, по которой слаборазвитых нелюдей приравнивали к животным. В империи было много голодных ртов, и это государство постоянно нуждалась в притоке ресурсов.

Со способностями я разобрался — под руководством Лайры получилось одновременно поднять в воздух два десятка разноцветных горошинок и заставить их крутиться — область действия дара оказалась ограничена сферой диаметром примерно четыре метра. Я быстро научился вгонять себя в состояние, позволяющее видеть силовые линии, а также задействовать их для подпитки собственной энергетической структуры. У меня получилось сформировать тонкие эффекторы, которыми мог манипулировать мелкими предметами — правда, долго поддерживать воздействие было сложно.
— Здесь это не составляет труда, — скуластое лицо женщины растянулось в улыбке. — Даже ты можешь использовать эманации Таджа для восстановления сил…
— То есть все эти светящиеся линии, которые повсюду…
— Да, — кивнула женщина. — Поэтому здесь развитие идет быстрее.
— И что, нет никакой возможности усилить дар? — поинтересовался я.
— Это — твой предел. После инициации Гарт занимался своим развитием восемь стандартных лет…
— Не густо, — согласился я, заставив горошины упасть.
— Сильный одаренный способен поглотить отдельные артефакты, встроив их в свою структуру. Об этом можешь сразу забыть — попытка, скорее всего, тебя убьет, — поморщилась Лайра. — Другие реликты можно использовать для временного увеличения энергетической оболочки за счет снижения других важных характеристик организма. Остается одно — естественное развитие. Этот путь долог, но результат гарантирован. Можешь забрать комплект — обычно начинают с него…
— Так, а почему отдельные шарики легко поддаются воздействию, а другие — с трудом? — я сгреб в плоскую коробочку шесть десятков разноцветных горошин.
— Различные материалы. Новичкам проще всего манипулировать чистыми металлами. Сложнее — органикой.
— Почему одаренные избегают использования нейросетей? — я решил прояснить последний вопрос.
— Сильно снижают потенциал — после вживления симбионта развитие мозга фактически прекращается. Растет нейросеть, и то, только до определенного предела.
— Ясно. Где я могу пройти полное обследование организма?
— Ближайший медицинский центр — община Вознесенных. Но зачем? — спросила Лайра.
— Хм… Дело в том, что я собираюсь покинуть Кольцо, — честно ответил я.
— Это твой выбор, — спокойно кивнула женщина. — Но уверена, ты вернешься…



6

Медицинский центр располагался на берегу океана и напоминал приземистый конусообразный улей. Яйцеобразный транспорт втянуло в одну из ячеек на поверхности сооружения, и вскоре шахта лифта доставила гостей прямо в один из светлых залов, уставленных капсулами.
— Коммуникатор отслеживает твое состояние, — негромко пояснила Лайра. — В случае нарушения функций организма помощь прибудет быстро.
— Не забыть избавиться от этого шпиона, — пробурчал я, повторив жест пожилого мужчины, повернувшего к гостям лысую голову с разноцветными татуировками. Он сдержанно улыбнулся, приложив руку к впалой груди.
— Мне требуется полное обследование организма, — я сразу же обозначил цель визита.
— Сюда, — специалист ткнул костлявой рукой в сторону одного из открытых саркофагов. Этот громоздкий аппарат выглядел как разрубленное на две неровные половинки яйцо, по матовой скорлупе которого змеились золотистые узоры.
В саркофаг операционного комплекса ложился в смешанных чувствах — от результата обследования зависело мое будущее. Мир, в который я попал, вовсе не походил на райское местечко — действительность не имела ничего общего с теми книгами, что я читал в детстве. Собственно, о моей родной планете здесь тоже ничего не было известно — в инфосети не нашлось упоминаний о Земле.
Независимые миры и системы негуманоидов меня совсем не интересовали — эмигранту ловить там было нечего. В Империи Арвар белому человеку кроме рабского ошейника ничего не светило. В конфедерации Делус мне тоже делать было нечего: в этом фашистском государстве заправляли Высшие, а все остальные являлись гражданами второго сорта, права которых сильно ограничивались.
Зато федерация Нивэй и республика Хакдан охотно привлекали перспективных людей — у них имелись иммиграционные программы, позволяющие гражданину взять небольшой кредит для обустройства. Но жесткие условия сразу отсеивали нахлебников — определяющим фактором являлся индекс интеллекта кандидата.
Люди с высоким индексом могли установить специализированную нейросеть, что позволяло использовать продвинутое оборудование и импланты, а также быстро загружать напрямую в мозг базы данных с полезными навыками. Для использования новейшего оборудования требовались дорогие и объемные базы последних рангов.
Имелись и другие параметры — например индекс нейроактивности, отвечающий за скорость реакции.
Процесс диагностики занял десять минут — все это время я лежал в темной утробе и вслушивался в еле заметное гудение аппарата. Пару раз я ощутил изменение гравитации, а затем тело окатил поток теплого воздуха, пахнущего какой-то химией. Наконец крышка беззвучно поднялась, и я потянулся к своему комбинезону.
— Диагностика завершена. Копия диагностической карты отправлена на коммуникатор, — отвернулся специалист.
Я не откладывая, коснулся пластинки и вывел результаты обследования на большое окно. Перед моими глазами поплыли строчки, пестрящие незнакомыми символами и цифрами, понятные только специалисту.
— Индекс интеллекта — сто двенадцать единиц. Индекс нейроактивности — сто шестьдесят восемь. Пси-активность… индекс разброса… похоже, о карьере ученого придется забыть, — разочарованно пробормотал я, выделив главное. — Нейросеть выше третьего поколения мне не светит.



7

Необычного вида корабль-веретено замер на одной из посадочных площадок медицинского центра. Рядом стоял высокий мужчина с изможденным лицом — старший Кирш лично собирался доставить меня на орбитальную станцию.
— Гарт, я тебя не понимаю, — негромко сказал старший. — Твое решение покинуть наш мир иррационально.
— Мне здесь не нравится.
— Жизнь среди незавершенных, — презрительно бросил старший Кирш. — Там ты будешь одним из многих. Здесь у тебя есть потенциал и цель…
— И, тем не менее, мне нужно туда, — я ткнул пальцем в затянутое редкими облаками небо.
— Хорошо, — неожиданно согласился мужчина, и в покрытом чешуйками борту возник овальный проем. Мелкие пластинки быстро двигались, собираясь в бугры по краям люка.
Внутри корабль оказался крошечным — на полу темной пещерки располагалась одно низкое ложе. Когда старший Кирш занял его, из бугристой стены выросло второе место, которое предназначалось мне.
Я хмыкнул, когда стены замерцали и пропали — корабль бесшумно разворачивался, отходя от медицинского центра. Пилот сохранял молчание, пока необычный аппарат набирал скорость, скользя над спокойными водами местного океана.
— Тебя пугает Тадж, — утвердительно произнес Кирш, а я ощутил легкую головную боль, которая вскоре пропала.
— Есть немного, — я бросил взгляд на спокойное лицо старшего.
— Только незавершенные боятся того, чего не понимают.
— Что это вообще такое?
— Мы предполагаем, что это сооружение Предтеч. Когда люди пришли в этот мир, он уже был здесь. У старших получилось пробудить его, и мы нашли общие цели.
— Какие?
— Развитие, — ответил Кирш. — Движение вперед.
— Не собираюсь быть частью древнего суперкомпьютера, — фыркнул я. — Тадж поглощает сущности одаренных — выглядит все это не очень хорошо.
— Ты поймешь. Они — добровольцы, — пояснил старший. — Как и тот, чье тело ты занял. Тадж растет, и наши возможности растут вместе с ним…
И опять мои попытки понять, что же такое Тадж, пока что разбивались о множество диаметрально противоположных версий. Лайра считала — это инструмент, который создал местный пророк — Илгус для нужд своих последователей. Дан убеждал, что это сущность планеты, осознавшая себя. А старший Кирш сейчас заявил — это устройство, созданное Древними. Я даже не мог представить, какие задачи может выполнять густая сеть образований из неизвестного материала, пронизывающая кору планеты. Но интуитивно я чувствовал угрозу — что-то постоянно пыталось наладить связь, и мне это сильно не нравилось.

Корабль-веретено проткнул острым носом редкую пелену облаков и вырвался в темное пространство, усыпанное колючими огоньками звезд. На грани слышимости я улавливал тихий свист, изредка сменяющий тональность.
Я с интересом разглядывал тушу орбитальной станции — раньше это был ковчег, принесший колонистов в новый мир. Вытянутый астероид оброс фермами причальных сооружений и модулями. Вокруг сновали стремительные челноки, а вокруг станции замерли корабли различных размеров и форм.
Преобладали угловатые бруски, облепленные башенками орудийных установок — такие в огромных количествах производились в империи Арвар. Встречались блестящие клиновидные конструкции и призмы — эти делали в республике. Рядом со станцией медленно находился большой корабль-веретено, укутанный множеством разноцветных силовых экранов. Почувствовал дискомфорт — что-то или кто-то снова пыталось залезть мне в голову.
— Что это такое? — скривился я.
— Илгус, — мягко улыбнулся Кирш. — Пока цели Вознесенных совпадают с нашими…
Пройдя рядом с орбитальным терминалом, корабль добрался до станции Биржи, протиснулся через мерцающее силовое поле, отделяющее большой док от космического вакуума, и завис над одной из посадочных площадок. Вскоре я провожал взглядом отходящий аппарат старшего, который сохранял молчание с момента визита на станцию.



8

Мое решение обзавестись нейросетью было вполне взвешенным — я не видел смысла в развитии способностей. Теперь понял, о чем говорили наставники — здесь не имелось насыщенного энергией поля, и черпать силы было неоткуда.
Зато появился доступ к тем сегментам сети, что были заблокированы на планете. В системе находилось больше четырех сотен станций и малых платформ, принадлежащих корпорациям. Одной из больших станций владела Биржа — организация, которая оказывала всем желающим посреднические услуги, связанные с наймом специалистов широкого профиля. Правда, интересы этих специалистов главным образом лежали в области применения силы. Эта структура имела представительства в восьмидесяти четырех мирах, и фактически монополизировала рынок подобных услуг. Организация сводила заказчиков и исполнителей не просто так, а за процент, получаемый с каждого контракта — это устраивало всех участников сделки.
С Биржей вели дела все — начиная от серьезных подразделений, имеющих собственный корабль с прыжковым двигателем до всяких сомнительных личностей, которые сбивались в отряды в поисках легких денег, которые, как известно не пахнут.
Результаты недавнего обследования немного расстроили — индекс интеллекта не позволял получить гражданство наиболее развитых в техническом плане государств. Федерацию Нивэй не интересовали люди, которые имели индекс интеллекта меньше ста тридцати шести единиц. Пороговое значение индекса интеллекта для республики Хакдан было ограничено ста двадцатью. Правда, имелась возможность заключить десятилетний контракт с вооруженными силами этого государства, после которого гражданство республики гарантировалось — мой индекс нейроактивности значительно превышал необходимый минимум. Но столь длительный срок меня совершенно не устраивал.
Найденная в сети иммиграционная программа империи Антран не добавила оптимизма — с моим показателем индекса интеллекта на кредит рассчитывать не стоило. Ну а участие в аналогичной программе директората Ошир тоже не давало никаких бонусов — кандидату предстояло отработать шестимесячный рабочий контракт с минимальной оплатой.

Поэтому я решил пойти по другому пути — заключить долгосрочный контракт с одной из корпораций. Перспективному работнику могли установить нейросеть, и заодно снабдить минимально необходимыми базами по специальности. Конечно, наилучшие условия предлагали компании наемников и прочие частные армии — к одной из них я и собирался присоединиться.
Отказавшись от услуг местного такси, я направился к капсулам транспортной системы — пока что финансовые возможности оставляли желать лучшего. Единственным моим имуществом был комбинезон, коммуникатор и маленькая коробочка с шариками.
Станция Биржи впечатляла — внутри могли разместиться несколько мегаполисов. Все пространство поделено на модули — всего их насчитывалось больше двух сотен. Коммуникатор высветил перед глазами трехмерную схему, раскрасив цветами сектора. Деловые и торговые районы отмечались зеленым цветом — гостям там ничего не грозило.
Однако три модуля негуманоидов — поселение больших кошек — мзинов, колония Печембу и анклав ящеров Скаржи посещать не рекомендовалось. Нижние сектора — четыре десятка складов, принадлежащих различным корпорациям, а также пять торговых районов были отмечены желтым цветом — там действовали службы безопасности хозяев.
Кабинка лифта доставила меня в верхний торговый сектор — сначала собирался прояснить ценность имеющегося имущества. Там же имелось представительство компании «Тил
Сесар» — одной из шести мегакорпораций, монополизировавших производство нейросетей.
Торговый сектор представлял собой грубое подобие крытого стадиона — над головой нависали ярусы. Людей было неожиданно мало — практически все носили такие же комбинезоны, как у меня, только разных цветов. Хотя отдельные эстеты щеголяли боевыми скафами, обвешанными оружием. Направляясь к офису компании-посредника, я разглядывал лица встречных — тут попадались узкоглазые и желтокожие, смахивающие на земных китайцев. Люди с красным оттенком кожи, коренастые карлики, а также гиганты, больше похожие на орангутангов. Мужчина со знаком Архитекторов на покатом лбу степенно кивнул — у меня имелось похожее украшение, от которого планировал вскоре избавиться.
Вскоре я уже входил в арку, где за прилавком стоял худой подросток, сжимающий в руке незнакомый прибор.
— Купить или продать? — поинтересовался сотрудник.
— Хочу продать такую штуку, — я повернулся, показав пластинку на шее.
— Многофункциональный коммуникатор «Рурт», — скривился подросток, — Не интересует. При первой активации настраивается на владельца, для остальных бесполезен.
— Так, а это?
— Ничего не стоит, — сотрудник засмеялся, ткнув прибором в кучку разноцветных шариков.
Я только криво улыбнулся, покидая конторку скупщика: свою единственную ценность — комбинезон «Нокс», продавать пока не собирался. На одном из ярусов увидел нечто вроде крошечного скверика — несколько мягких лавок в окружении торчащих из приземистых емкостей кустов. Заняв место, я принялся размышлять о дальнейших действиях.



9

Перед моим лицом мелькали окна, которые высвечивал многофункциональный коммуникатор. Я копошился в инфосети пару часов, зависнув на портале, где корпорации помещали объявления о поиске сотрудников. Можно было зарегистрироваться на портале Биржи как наемник со своим снаряжением, однако мне этот вариант не подходил. Нейросети, навыков и оружия у меня пока не имелось. Да и компании требовалось заплатить приличную сумму — восемьдесят тысяч кредитов.
Когда сообразил, как отсортировать предложения, дело пошло быстрее — главным образом были востребованы квалифицированные специалисты с опытом работы. Скрыв эти вакансии, я погрузился в изучение раздела, посвященного новичкам. Местные называли таких людей «дикими», а иногда просто «мясом». Мой показатель нейроактивности оказался выше среднего, что позволяло развиваться в направлении пилота или штурмовика — для них скорость реакции была важна.
Десяток одинаковых контрактов забраковал: корпорации набирали только «мясо» — то есть собирались заваливать врагов трупами своих бойцов. Кандидату ставилась базовая нейросеть и три базы второго ранга: «Боевые операции», «Легкое ручное оружие», а также «Тактика малых групп». Будущему головорезу обещали выплату от двух до пяти тысяч кредитов каждые тридцать пять стандартных суток. Также упоминались бонусы за каждую успешную операцию.
Попадались предложения получше — тут уже будущему бойцу предлагались аналогичные базы, но уже третьего ранга. И выплата немного возрастала, однако работодатель сразу требовал заключить годовой контракт. Изучив условия, я покачал головой — работодатели не собирались выплачивать аванс, и тем более устанавливать специализированную сеть.
Базовая нейросеть не устраивала — хотелось получить что-нибудь поприличней. Замена стоила серьезных денег, поэтому имело смысл сразу ставить самое лучшее, что есть. С таким индексом интеллекта мне доступны только нейросети третьего поколения, и я уже выбрал два подходящих варианта.
Нейросеть «Пилот
3М» немного увеличивала индекс нейроактивности и давала преимущество при загрузке практических баз. Ее обладатель мог установить всего три специализированных импланта. Индекс «М» означал, что пользователю будет доступен интерфейс прямого управления некоторыми устройствами. Эта модификация стоила на восемь тысяч дороже, чем базовая версия.
«Тактик
«был универсальным вариантом — прирост индекса интеллекта и возможность поставить четыре импланта являлись существенным преимуществом. Также у этой сети имелось приличных размеров внутреннее хранилище данных.
Однако цены кусались — за нейросеть «Пилот
3М» просили тридцать восемь тысяч кредитов. А «Тактик
«стоил на двенадцать тысяч дороже.
Поэтому я искал контракты, где сотруднику могли предложить одну из этих двух сетей. Сформулировав условия поисковой системе, я принялся изучать два десятка подходящих предложений.

— Интересует особый товар? — тощий подросток с лицом, похожим на крысиную мордочку, сел на корточки прямо передо мной. Похоже, этот тип с кем-то меня спутал. Денег не было, но мне пришло в голову полюбопытствовать, что именно продает этот деятель.
— Конечно, — кивнул я. — Что есть?
— Трясун, чифарь, хуш, тренг… — зашептал крысомордый. — Синт, щипарь, есть флэнг… последняя разработка Треугольника!
— Это же запрещено… — я хмыкнул, вспомнив, что расхваливаемая новинка находилась в списке незаконного товара, который на станции не приветствовался. Этот перечень изучил в первую очередь — нарушать местные законы я не планировал. Стало ясно — тип продает дурь.
— Здесь запрещено, — захихикал подросток, — а внизу — разрешено.
— Сколько?
— Пять косарей, — причмокнул тонкими губами крысомордый. — Хорошая цена…
— Возьму два, — кивнул я — навестить нижние уровни и пообщаться с наркобарыгой могло быть довольно интересно. К этим деятелям я симпатии не испытывал, поэтому решил обдумать возможность экспроприации имущества местных преступников.
Добравшись до лифта, мы попали на уровень, отмеченный на карте как торговый сектор корпорации «Нум-Зичель». Тут я впервые увидел представителей службы охраны — тройка низкорослых мужчин в легких боевых скафах неспешно шествовала по широкому коридору. Однако на нас головорезы внимания не обратили — два подростка, спешащие по своим делам, выглядели безобидно.



10

Нижний торговый район кишел людьми — зал размером с парочку стадионов был густо заставлен большими контейнерами. Эти разноцветные поцарапанные ящики образовывали нечто вроде лабиринта. А над ним нависала темная масса решетчатых ферм и гроздья труб — среди них мелькали какие-то стремительные аппараты и черточки транспортных капсул.
Створки ящиков приоткрывались, впуская или выпуская покупателей — выглядело это все как блошиный рынок. Я видел павильоны, в которых на корточках сидели бородатые мужчины с остекленевшими глазами. Открытые магазинчики, где рядами громоздились какие-то блоки с оборванными проводами, соседствовали с забегаловками-столовыми. В воздухе витали одуряющие ароматы еды и подгорелого машинного масла — хотя я не испытывал голода, живот призывно заурчал. Над всем этим сверкали голографические вывески и пятна рекламы, сливаясь в большие разноцветные кляксы.
Переходы мелькали перед глазами — я терпеливо следовал за проводником, который завел меня в тупик. Тот что-то довольно пробурчал, замерев перед глазком на створке сооружения, изготовленного из пары больших контейнеров. Я успел почувствовать, что внутри находятся четыре человека — ну что же, неплохо. Мой коммуникатор издал протестующий писк: он потерял связь с инофсетью — похоже, хозяева включили какую-то аппаратуру.

Негромко прожужжал привод створки, и я протиснулся в открывшуюся щель за тем, кто меня сюда привел. Коротко стриженый мужчина в коричневом костюме с накладками на коленях и потертом панцире, закрывающем грудь, устроился грамотно — он сидел спиной к стене и лицом к посетителям. Сдвоенное дуло массивного автомата уставилось прямо мне в живот, а сам охранник косился на панели, демонстрирующие обстановку вокруг притона.
Узкоглазый пожилой тип с желтоватым цветом кожи и небольшой коробочкой на виске сопел над перевернутым ящиком, сосредоточенно разделывая коричневый брусок на крошечные кубики размером с горошины. Барыга носил мешковатый халат, расшитый замысловатыми узорами.
Внутреннее пространство модуля было разделено на две неровные части перегородкой — дверь с тихим хрустом сдвинулась, и оттуда показался третий обитатель логова. Коренастый боевик смотрел на меня огромными черными глазами, а из уголка его рта тянулась ниточка мутной слюны. У этого типа на поясе висела пара чуть изогнутых клинков, а костлявая лапа торчка сжимала рукоять короткоствольного пистолета.
— Кто это? — желтокожий некоторое время пялился на меня, прервав важное занятие.
— Этот же у нас совсем недавно кучу денег оставил, — хрипло ответил подросток.
— Кретин, это не он! — рявкнул барыга.
— Разве? Такая же штука на лбу и коммуникатор, — крысомордый кивнул на меня. — И он ждал на нашем месте…
— Нет в базе, — подтвердил охранник, пробежавшись по голографической клавиатуре.
— Избавьтесь от него! Тело в утилизатор, — принял решение барыга, вернувшись к своему занятию — фасовке дури в разноцветные пакетики.
Подросток отшатнулся и замер в углу, а наркоман аккуратно повесил оружие на пояс, вытащив внушительный тесак. После чего торчок зашелся хриплым смехом и с кровожадной ухмылкой сделал шаг ко мне, замахиваясь острой железякой.



11

Я отслеживал реакцию второго охранника — тот плавно поднимал массивное оружие, с улыбкой наблюдая за своим коллегой. На лице боевика отразилось удивление, когда я бросился навстречу наркоману с ножом, впечатав ботинок ему в пах. Он заверещал, выронив свою железяку, а успел пригнуться — выпущенная головорезом короткая очередь выбила ошметки из входной створки. Больше он выстрелить не успел — я поднял в воздух тесак, отправив его коротким импульсом в лицо стрелка.
Краем глаза отметил рукоятку, торчащую из глазницы мертвеца, и пожалел, что силы иссякли — я выложился полностью, опустошив резерв. Следующим под раздачу попал наркоман, который успел ухватиться за рукоять пистолета — он поймал сильный удар в грудину, выбивший из легких весь воздух. Мне хватило времени для того, чтобы сорвать с пояса торчка нож и вбить ему в шею. Он шлепнулся на быстро темнеющий пол, и только сейчас до барыги дошло — за три секунды гость покончил с обоими его бойцами.
— Тебя же уроют… — прохрипел желтокожий, опрокидывая ящик с пакетиками. Его рука шарила на поясе, но я был быстрее — подскочив к врагу, впечатал колено в живот наркоторговца. Пока он корчился на полу, я двумя ударами ноги в голову выключил барыгу. Уловил за спиной возню — подросток тихо выл в своем углу, а под его ногами расплывалась вонючая лужа.
— Где последний? — рявкнул я, рывком приближаясь к недобитку.
— Больше никого… — заскулил гаденыш.
— Почему нет связи?
— Глушилка… — крысомордый покосился на ящик. Именно на нем барыга фасовал свою дурь.
Я прижал к шее узкоглазого барыги палец, нащупывая пульс. С сожалением покачал головой — перестарался. Сейчас в помещении было три покойника и один до смерти испуганный подросток. Собрав массивную пушку и пару короткоствольных пистолетов, несколько найденных на телах зарядных модулей, а также коробочку внешнего хранилища, снятую с виска барыги, я занялся одежкой бойца. Мне достаточно было провести рукой покойника по клапану, чтобы костюм развалился на две половинки. На внутренней стороне покрытия, похожего на мелкую губку, нашлась маркировка — «Ручанг-Б». Наименование ничего мне не говорило, поэтому решил разобраться с трофеем позже. У наркомана-любителя ножей экипировка оказалась совсем простая — черный обтягивающий тело балахон из чего-то похожего на шерсть — его я снимать не стал.

— Показывай, что тут еще есть! — бросил я трясущемуся подростку.
Он резво засеменил к открытой двери — за перегородкой скрывались три двухярусные кровати, пара шкафчиков, запертый сейф и стеллаж у стены. Там сложены пучки засушенной травы и какие-то вонючие шкурки. Нашлись несколько зарядных модулей к большой пушке охранника — изогнутые рожки из прозрачного пластика, забитые крошечными пульками.
На плоском ящике лежал истощенный мужчина, подключенный к компактному ящику с медицинским оборудованием. Из раздутых вен выходили гроздья гибких трубочек, а устройства-капельницы хлюпали, перекачивая красную жидкость.
— Что это такое? — опешил я.
— Мясо, — нервно ответил подросток. — Бугор гонит синт. Этот протянет еще сутки, потом нужен новый.
Теперь понял, кто был четвертым живым существом — что с ним делать, пока еще не решил. Оставалось осмотреть логово наркоторговцев и убраться из этого сектора.
Крысомордый заторможено смотрел, как я обшариваю шкафчики — внутри нашлись четыре коричневых бруска, от которых шел еле уловимый сладковатый аромат. А также плоская коробочка с двумя десятками прозрачных капсул — в каждой находились несколько красноватых кристалликов. Небольшой цилиндрик с желеобразной гадостью коричневого цвета, аккуратно перевязанные за черенки засушенные листья, пара коробочек с разноцветными горошинками, а также четыре больших капсулы размером с палец — эти были промаркированы голограммой улыбающегося усача с трубкой в руке.
Закончив со шкафчиками, я разворошил койки, что сразу же принесло результат: обнаружилась плоская коробочка — коммуникационное устройство «Хакам-22». Именно такое требовалось для загрузки баз с навыками. Я задумчиво повертел в руках планшет с логотипом погрызенного фрукта, отложив его в кучу к остальным трофеям. В углу нашлись контейнер и потертый баул — там ровными рядами располагались брикеты отвратительно пахнущего спрессованного сена бледно
синего цвета. Большой ящик утилизатора и пищевой синтезатор меня не заинтересовали. Блестящую статуэтку зверька, напоминающего бесхвостую крысу с рюкзаком на спине, я с сожалением отложил — весила фигурка пару килограммов.
Массивный сейф, привинченный к полу, для меня оказался недоступен — все попытки добраться до содержимого закончились неудачей. Я испробовал все — прикладывал к гладкой поверхности пятерню барыги, стрелял в дверцу — вероятно, доступ осуществлялся через нейросеть хозяина.
— Где деньги? — повернулся я к подростку.
— Бугор сразу же все отправлял боссу, — промямлил тот.
— Ладно, поверим, — кивнул я. Добраться до сейфа и счетов покойников теперь невозможно, однако в логове наркоторговцев осталась еще целая куча ценных вещей.



12

Крысомордый быстро просветил меня относительно трофеев — как оказалось, большая часть дури была легальной. Бруски тренга, брикеты хуша, а также коробочку с капсулами тида можно было свободно реализовать в любой забегаловке. Зато флэнг, трясун и синт были запрещены на верхних уровнях. Бугор платил хозяевам сектора, а они закрывали глаза на его делишки. Даже когда он покупал у местного криминалитета людей, которых использовал для производства наркоты.
У покойника также имелся челнок в одной из парковочных ячеек, он хранил большую часть легальной дури там. К сожалению, добраться до него теперь было невозможно. Глушилка тоже имела определенную ценность, но обладатель такой полезной штуки сразу ставил себя вне закона.
Взвесив все за и против, я решил немедленно убраться из этого места, захватив то, что можно было легко реализовать на верхних уровнях. Продажа трофеев на месте мне показалась глупой идеей, а связываться с запрещенным товаром тем более не собирался.
— Что ты собираешься со мной делать? — прошептал подросток.
— Ничего, — усмехнулся я, кинув ему капсулу с голограммой. — Придется тебе закинуться своим продуктом. Как оклемаешься — свободен!
Крысомордый удивленно кивнул, раскусив конфетку с изображением мужика с трубкой. Как я понял из сбивчивых объяснений подростка, флэнг тащили из Треугольника, а на картинке был изображен Отец народа — правитель этого государства. Таким логотипом производитель отмечал эксклюзивный товар. Потребитель флэнга на шесть часов оказывался в мире своих эротических фантазий, однако у отдельных счастливчиков напрочь срывало крышу и эффект растягивался на сутки. Подросток уверял, что никаких побочных эффектов у этой дорогой гадости нет, однако меня такое времяпровождение не прельщало.
Дождавшись, пока крысомордый затихнет с глупой улыбкой на лице, я раскрыл ему пасть и вылил туда шесть все шесть доз дряни под названием синт. Изо рта гаденыша пошла обильная пена, а конечности задергались — наркоторговцев я жалеть не собирался.

Настало время сборов — облачившись в трофейный костюм «Ручанг-Б», который оказался довольно удобным, но тяжеловатым, я аккуратно сложил свой старый комбинезон «Нокс» в найденный баул. Туда же отправился второй похожий наряд, снятый с крысомордого — ему он больше не понадобится. С трудом разрезав балахон покойного любителя холодного оружия, повязал кусок черной материи на голову, соорудив нечто вроде банданы — показывать встречным знак на лбу я не собирался.
Затем наполнил баул наиболее ценными, на мой взгляд, вещами — забрал всю легальную дурь, за исключением брикетов с засушенным сеном. Для того чтобы утащить весь хуш, потребовались бы еще пара баулов и носильщик — к сожалению, как раз его у меня не было. Поэтому пришлось захватить только шесть таких кирпичиков. Планшет, коммуникационный модуль и коробочка внешнего хранилища отправились туда же.
Сверху положил одну единицу оружия, снятого с тела узкоглазого барыги — выглядел трофей как изящный пистолет с прозрачным магазином в рукояти. Нашел пару зарядных модулей к нему — оба плотно забитых иглами. На тонком стволе имелась четкая маркировка — пушка называлась «Аркам
«. Почему-то пистолет стрелять отказывался — при нажатии на спусковой сенсор он издавал короткий писк.
Зато пушка торчка действовала отлично — массивный пистолет негромко тявкнул, разворотив грудь покойного владельца. Кроме номера «16-4» никаких обозначений на оружии не имелось. Изделие мне напомнило земные образцы — только в магазине зарядов больше — пять десятков крошечных пулек калибром около четырех миллиметров.
Такими же боеприпасами стрелял массивный автомат с двумя стволами, сильно смахивающий на изделие сибирских оружейников. У него имелся загнутый прозрачный рожок, наполовину забитый уже увиденными пульками. «Корза
106» — так назывался громоздкий автомат. Выпустив остаток магазина в тела наркоторговцев, я подсоединил новый, сделав вывод, что с этим оружием проблем не будет. К сожалению, никаких ремней или рукоятей для переноски не нашел, поэтому решил держать пушку в постоянной готовности к применению.
Пистолет я повесил на пояс, рядом с самым приличным и легким из трофейных ножей. Слегка кривоватый матовый клинок длиной двадцать сантиметров и ладно сидящая в руке рукоять из материала, похожего на пупырчатую кожу — этот мне сразу понравился. Второй нож, больше похожий на короткий меч, я оставил в притоне — весил он прилично, а на блестящем лезвии имелись зазубрины.
Вспомнил про бедолагу, который был подключен к непонятному аппарату для производства синта. Отключив мужичка от устройства, я немного попинал устройство ногами — концепция медицинского оборудования мне не нравилась. Однако привести в чувство несчастного так и не удалось — наркоторговцы успели превратить пленника в овощ.
Затем добрался до работающей системы наблюдения, вытащив пару массивных блоков — их, а также запрещенную дурь запихнул в ящик утилизатора. Экраны погасли, а я ткнул в кнопку, открывающую бронированную створку. Повесив на плечо туго набитый баул, поспешил выскользнуть наружу — теперь предстояло убраться из этого места.



13

Трофейный костюм немного стеснял движения, однако тяжелая пушка в руках придавала уверенности. За спиной мотался баул с добычей, а я настороженно косился на редких встречных, провожая двойным стволом потенциальную угрозу.
Пока что на моем пути встретились только щуплый подросток с полинялой котомкой и колоритная парочка. Девица, замотанная в мешковатый серый балахон семенила за бородатым мужчиной, на поясе которого висел кинжал с волнистым лезвием, а рядом располагался современного вида пистолет. На меня местные внимания не обращали — с оружием тут расхаживали все.

На выходе из тупика, где располагался притон, увидел троих тощих узкоглазых, сидящих на корточках возле ящика с каким-то сильно воняющим барахлом. Увидев меня, один из них вытянул руку, и я ощутил слабый удар чем-то похожим на воздушную волну. Второй шустро выхватил оружие с дырчатым стволом — после тихого хлопка панцирь костюма осыпали мелкие иглы.
Я успел пригнуться и нажать на спусковой сенсор — стрелял навскидку, и огненная строчка хлестнула поцарапанную стену контейнера за спинами противников. Довернув ствол, я неумело перечеркнул двоих длинной очередью, опустошив магазин — пуля разворотила череп желтокожего, а второй нападающий захрипел, суча ногами в луже собственной крови. Зато вооруженный гаденыш успел сбежать, юркнув в щель между ящиками — я проводил взглядом мелькнувшую спину убегающего и подумал, что преследовать его не собираюсь. Негромкий треск выстрелов вряд ли привлек внимание, но я ускорился, выбравшись в один из широких центральных проходов.
Обратный путь не вызвал сложностей — только у самой платформы лифта я нарвался на патруль корпорации «Нум-Зичель». Боец в боевом скафе предостерегающе поднял руку, а второй направил на меня компактный приборчик, который вскоре зажег зеленый индикатор. Проверка ничего запрещенного не обнаружила — вояки сразу потеряли ко мне интерес. Перед тем, как створки транспортной капсулы закрылись, я услышал обрывок фразы про отряд какого-то Корна, который давно уже не покидал нижние уровни. Тут я сообразил, что уже видел людей, которые носили похожие черные повязки — невольная маскировка под члена местной банды оказалась удачной.

Пока капсула двигалась в верхний торговый сектор, я успел осмотреть костюм, вытащив четыре десятка керамических иголок размером со спичку. Большая часть раскололась о панцирь, а остальные застряли в прочном материале.
Когда створки раскрылись, доставив меня к цели, я уже определился с дальнейшими действиями — в первую очередь следовало избавиться от трофейной дури. Компания-посредник забирает одну десятую от суммы сделки — я полагал, что это самый простой и быстрый способ реализовать трофеи. Добравшись до знакомой конторки, подошел к скучающему за прилавком коренастому мужчине с выпученными глазами.
— Купить или продать? — пробурчал приветствие сотрудник.
— Продать! — устало кивнул я, выкладывая из баула добычу. Заодно снял с пояса пистолет «16-4» и положил рядом пушку под названием «Корза
106», собираясь узнать их стоимость.
Мужчина быстро пропустил все трофеи через аппарат, который оказался ручным сканером. Я подумал, что такой штукой следует обзавестись в первую очередь — для определения ценности предмета приборчику требовалась пара секунд. Удивившись, что у меня нет нейросети, сотрудник отправил список на коммуникатор.

Развернув окно с предложенным договором, я довольно улыбнулся — визит в логово наркоторговцев оказался успешным.
Четыре бруска тренга стоили двенадцать с половиной тысяч кредитов. Шесть брикетов спрессованного сена под названием хуш оценили всего в тысячу двести — подумал, что зря тащил эту дрянь: баул теперь благоухал ароматом сгнивших водорослей. Две коробочки с горошинками ушли за пять тысяч. Листья брали за три с половиной, а коробочку с капсулами тида ушла за четырнадцать тысяч кредитов.
Игольник «Аркам
«с двумя магазинами взяли за семьсот кредитов — сотрудник равнодушно сообщил, что оружие привязано к другому владельцу и потребуется процедура разблокировки, которая тоже стоит денег. Я решил избавиться от неудобного оружия, согласившись на предложенную цену.
Пара комбинезонов ушла за полторы тысячи, а костюм «Ручанг-Б» оказался некомплектным — его стоимость выяснить не удалось. Зато пришлось реализовать штурмовой комплекс «Корза
106» — это добро взяли за двадцать шесть с половиной тысяч кредитов.
Сначала я решил оставить проверенную в деле пушку, однако в найденной спецификации указывалось, что это оружие оширского производства имеет электронную метку, по которой можно без труда выследить обладателя. Как оказалось, трофей имел двойное боепитание — один ствол выпускал безгильзовые четырехмиллиметровые пульки, а другой мог угостить врага гранатами или дробью. Имелся интерфейс, позволяющий подключить пушку к тактическому компу — такой имелся в серьезных боевых скафах. Счастливый обладатель такой высокотехнологичной игрушки мог приобрести дополнительные модули, превратив автомат в снайперскую винтовку или крупнокалиберный пулемет для охоты на особо крупных инопланетных гадов или мелких боевых дроидов — модульная конструкция позволяла такие модификации.
Сейчас средства были нужнее, и я подумал, что пистолета «16-4», который оценили в полторы тысячи, мне пока хватит. Внимательно изучив предложенный контракт, согласился с условиями — компания-посредник забирала десятую часть за свои услуги. В результате сделки я получал пятьдесят восемь тысяч триста кредитов.
Электронику пока продавать не стал — сначала я собирался ознакомиться с информацией на планшете. Коробочка внешнего хранилища тоже могла содержать ценные данные — однако получить к ним доступ мог только тот, у кого имелась нейросеть. Ну а коммуникационный модуль мне точно пригодится.
Правда с выводом средств возникла проблема, но сотрудник предложил решение. Я нашел в сети отделение банка «Анцер» и открыл анонимный счет, куда и получил вырученные средства. Капиталисты сняли двести кредитов за эту нехитрую операцию, однако выбора не было.
Все равно собирался навестить это учреждение и установить банковский имплант, привязанный к характеристикам мозга. Конечно же, после того, как получу нейросеть — теперь финансы позволяли, и я не собирался откладывать эту важную операцию.



14

Представительство корпорации «Тил
Сесар» встретило меня прохладой, ярким светом и пониженной гравитацией. В центре полукруглого зала располагались несколько прозрачных конторок, к одной из которых я и подошел.
Миниатюрная женщина с красноватым оттенком кожи дружелюбно кивнула мне, и я привычно улыбнулся в ответ. Фигурка в длинном, скрывающим ноги одеянии, стянутом на тонкой талии мерцающим поясом, замерла в ожидании.
— Я — Тейша, — мелодичным голосом представилась сотрудница, — Чем корпорация может вам помочь?
— Хочу установить нейросеть. «Пилот
3М» или «Тактик
«, — заявил я. — Но пока еще не определился с выбором.
— В таком случае полное обследование бесплатно, — предложила женщина, — Наш специалист предложит решение в зависимости от ваших задач.
— Прошел его пару часов назад — вот моя диагностическая карта, — кивнул я, разрешив коммуникатору передачу инфопакета. — Меня интересует карьера бойца-штурмовика, а затем пилота корабля малого класса.
— Тогда «Пилот
3М» будет оптимальным вариантом, — улыбнулась женщина.
— Почему?
— Эта нейросеть дает прибавку к индексу нейроактивности. После выхода на режим этот показатель будет составлять сто девяносто единиц, а возможно даже и больше. В дальнейшем его можно будет увеличить с помощью имплантов.
— Знаю. Но три импланта маловато, у «Тактика
«на один больше… — буркнул я, удивившись, что менеджер не горит желанием всучить самую дорогую сеть.
— Эта сеть не дает специализации и прироста индекса нейроактивности.
— Логично. Тогда ставим «Пилот
3М»! — определился я.
— Тридцать девять с половиной тысяч кредитов, — сообщила Тейша. — Вам придется провести восемь часов в медкапсуле под наблюдением специалиста. Эта процедура включена в стоимость.
— Возьму три базы третьего ранга — «Боевые операции», «Тактика малых групп» и «Легкое ручное оружие».
— Тринадцать тысяч пятьсот кредитов, — ответила женщина.
— Так, а подарки, бонусы и прочие радости?
— Корпорация «Тил
Сесар» ценит каждого клиента, — заученно пробормотала Тейша. — Поэтому вам представляется скидка — двести кредитов!
— Очень приятно. Щедрость корпорации не знает границ. Да, я бы хотел убрать это, — хмыкнул я, показав на свой лоб.
— Это бесплатно. Уладим формальности, — улыбнулась женщина.
Я изучил договор и перечислил со своего счета запрошенную сумму — пятьдесят две тысячи триста кредитов. После чего Тейша сопроводила меня в соседнее помещение, где располагались несколько саркофагов.
— Одежду и личные вещи — сюда!
Скрытая в стене ячейка открылась, и я поспешил сложить там свое имущество. Когда я избавился от костюма, женщина неожиданно провела ладошкой по моей спине. Удивленно посмотрел на ее сосредоточенное лицо и повторил жест, подумав, что это какой-то ритуал — среди одаренных встречалось и не такое. Рука не встретила никакого сопротивления, и я сообразил, что наряд Тейши — это голограмма. Моя ладонь скользнула по ее плечу, дойдя до плавной округлости бедра.
Женщина сделала шаг назад и кивнула — один из саркофагов бесшумно раскрылся, обнажив бугристое ложе, где я и разместился, закрыв глаза.
Вдохнув порцию сладковатого дыма, выпущенного агрегатом, уловил, как мое сознание медленно угасает. На мгновение ощутил чувство единения с окружающими — уловил тысячи цветных пятен, оттенки разных цветов, редкие силовые линии и нечто, нависающее чёрной, бурлящей тенью где-то рядом.



15

Придя в себя, сразу же обнаружил изменения — перед глазами висели несколько рамок с полупрозрачными значками. Некоторые символы были отмечены серым цветом — я знал, что они станут активными после вживления банковского импланта.
— Сеть задействована, — констатировал незнакомый мужчина с эмблемой корпорации на груди. — Показатели организма в норме, вмешательство не требуется.
— Да, вижу, — кивнул я, покидая саркофаг операционного комплекса.
— Отправляю документацию…
— «Входящий пакет: осуществить прием?» — один из значков замигал.
— Что это? — спросил я.
— Рекомендации по настройкам. Советую ознакомиться для эффективного использования, — пояснил специалист. — Нейросеть «Пилот
3М» — военная модификация третьего поколения. Все дополнительные возможности вроде голосового управления изначально отключены.
— Ясно. Пригодится, — я разрешил прием, вытаскивая из открывшейся ячейки свои вещи.
— Ваш заказ, — сотрудник вручил прозрачную коробочку с тремя пластинками, каждая размером чуть меньше кредитной карты.
Облачившись в трофейный костюм, я завершил экипировку, повесив на поясное крепление пистолет. Нейросеть сразу же обнаружила новые устройства, предложив их подключить.
— Обнаружен многофункциональный коммуникатор «Рурт», произвести синхронизацию? — высветилось сообщение.
— Нет, от этой штуки постараюсь избавиться, — отказался я — оставлять при себе устройство, позволяющее в любой момент выяснить местонахождение владельца, было глупо.
— Обнаружен неактивированный модуль коммутации «Хакам
22», произвести подключение?
Я достал устройство и вставил в приемное гнездо одну из пластинок.
— «Легкое ручное оружие» третий ранг. Начата загрузка данных, расчетное время проведения — 118 часов 12 минут, — я подтвердил желание изучить именно эту базу, закрепив коробочку коммуникационного устройства на поясе. Забросив за спину благоухающий ароматами перегнивших водорослей баул, направился к выходу под пристальным взглядом сотрудника корпорации.
Затем я посетил отделение банка «Анцер» — за установку импланта пришлось отдать четыре тысячи кредитов. Дождавшись активации устройства, я получил доступ к финансовой системе Содружества, опутавшей большую часть населенных миров сектора.
Перебросив на свой новый счет средства, улыбнулся — у меня осталась тысяча восемьсот кредитов.



16

Я залез в инфосеть, сделав несколько запросов — первым делом нашел несколько гостиниц, располагающихся в торговом секторе. Сто кредитов в сутки за одноместный номер показалось мне нормальным предложением. Заодно просмотрел и бюджетные варианты — вроде дешевых общежитий в нижних секторах, однако туда лезть у меня желания не возникло.
Добравшись до заведения, принадлежащего корпорации «Шархем», я заверил договор найма личным идентификатором, и, переведя средства, заселился в номер. Он представлял собой нечто вроде студии с единственной створкой, ведущей в крошечный модуль с кабинкой душа и санузлом. Площадь комнатки с низким светящимся потолком примерно оценил в десять квадратных метров — я посчитал, что мне этого хватит.
Нейросеть услужливо выделила контуры предметов, с которыми могла взаимодействовать — в стене пряталась выдвижная кровать приличных размеров, а также пустая ячейка для вещей. Также в номере имелся терминал системы доставки, но им пользоваться не собирался — логичней лично посетить магазин, да и за дополнительные услуги платить не хотелось.
Простенький пищевой синтезатор, встроенный в стену, мог накормить даже взыскательного постояльца — список блюд состоял из шести тысяч наименований. Три порции простого рациона из двух десятков блюд на выбор входили в стоимость номера, за излишества требовалось платить. Я быстро нашел подходящее, скормив утилизатору безвкусную кашу. Инопланетная картошка красного цвета и небольшие шарики из чего-то похожего на сладковатое мясо оказались приятной тяжестью угнездились в желудке.
Первым делом я избавился от своего многофункционального коммуникатора и сильно пахнущего потрепанного баула, скормив их утилизатору — теперь старшие не смогут отслеживать мое местоположение, а запах больше не будет действовать на нервы.
Затем развалился на кровати, приступив к пополнению резерва — все-таки способность неожиданно швырнуть в противника что-нибудь остренькое недавно показала себя с лучшей стороны. Закрыв глаза, я расслабился, почувствовав рядом одну из полупрозрачных линий, одаренные называли их струнами. Привычно потянувшись к ней, принялся осторожно тянуть энергию, заполняя свою оболочку.
Закончив процесс, открыл глаза, скривившись от легкой головной боли — прошло два с половиной часа. Все-таки внизу, на планете, все получалось легко и непринужденно, помогало наличие рядом Таджа. Неудивительно, что одаренные не собирались покидать свой мир — там их возможности возрастали многократно. Но я уже принял решение — плясать под дудку инопланетного организма очень не хотелось.
Подняв в воздух трофейный клинок и сделав несколько оборотов вокруг себя, подумал, что следует обзавестись парой-тройкой подобных вещиц поменьше и полегче.

Сказано — сделано: я подключился к инфосети, быстро найдя два подходящих варианта — лавку ритуального оружия, а также конторку, где могли изготовить любую мелочь прямо при клиенте. Отметив их местоположение, нашел целых три крупных компании, занимающиеся предметами экипировки и списанным военным снаряжением. Изучив их рекламные предложения, решил навестить ближайшую под названием «Канаан-Сарг», поскольку там клиенту обещали гибкую систему скидок и взаимозачетов, а также полную конфиденциальность сделок.
Затем быстро просмотрел пакет по настройке нейросети, организовав интерфейс по своему вкусу: растащил все активные иконки по четырем панелям, пропадающим во время бездействия. Хранилище данных оказалось заполнено на четверть — тут я вспомнил о снятом с барыги внешнем банке данных и повесил коробочку на висок.
Кроме зашифрованных личным идентификатором двух приличного размера инфопакетов там ничего не нашлось. Поэтому я поспешил очистить хранилище от компромата, полагая, что коллеги покойного сейчас землю роют в поисках того, кто наехал на их подопечного.
Как оказалось, «Чирос
32» являлся продвинутым устройством — продавали такой за четырнадцать с половиной тысяч кредитов. А прямо сейчас его готовы были купить за тринадцать восемьсот, правда, потенциальный покупатель располагался на другой орбитальной станции. Я отвлекся, усвоив информацию о системе спроса и предложения, используемой повсеместно.

Любой желающий мог зарегистрироваться в местной торговой системе, выставив товар на продажу, указав стоимость и количество. Ну а для того, чтобы потенциальный покупатель купил именно этот товар, следовало выставить самую низкую цену.
Также можно было заявить о намерении купить что-нибудь, указав соответственно цену самую высокую. И в том, и в другом случае требовалось заплатить налог станции и комиссию. Цены требовалось постоянно корректировать, поскольку здоровая конкуренция обогащала организаторов — за каждое действие брался небольшой процент.
Для начала карьеры дельца требовалось изучить несколько необходимых баз, где излагались основы — «Розничная торговля», «Оптовая торговля» и «Аукционная торговля».
Я сделал вывод, что для покупки проще всего лично явиться в компанию, где имеется интересующий товар, а для продажи — воспользоваться услугами компаний
посредников, которые брали долю от суммы сделки, обычно одну десятую.



17

Я быстро освоился с трофейным планшетом — мне попалась эксклюзивная модель производства корпорации «Гарбл», которая производит разные устройства для продажи в слаборазвитых мирах. Присвистнул, узнав цену — такая штуковина продавалась за восемь сотен кредитов. Хотя аналоги оширского производства стоили не больше двух сотен.
Потыкав пальцем в разные значки, я сделал вывод, что изделие по своему функционалу сильно уступает установленной нейросети. Особенно удивило то, что владелец добровольно собирал на себя досье, выкладывая в общий доступ личные данные. Пролистав информацию о хозяине, нашел физиономию покойного торчка, который очень любил холодное оружие и запрещенную дурь. Просмотрев несколько последних записей, я сделал вывод — ничего полезного устройство покойного мне сообщить не сможет. После чего уничтожил всю информацию, подготовив планшет со значком погрызенного фрукта к продаже.
Навестив уже знакомую конторку-посредника, избавился от планшета и внешнего хранилища, выручив тринадцать тысяч сто сорок кредитов. Часть полученных средств собирался вложить в свою экипировку — трофейный «Ручанг-Б» мне не нравился тем, что немного стеснял движения. Кроме того, предыдущий владелец снял головную часть, что резко снижало ценность костюма в моих глазах.
Затем я потратил остаток дня на знакомство с системами защиты, сделав вывод — за имеющиеся средства я могу купить только легкий скаф второго поколения. Цены на новейшие модели пятого поколения и вовсе были запредельными. Не говоря уже о полезных устройствах вроде носимых генераторов силовых экранов.

Заведение «Канаан-Сарг» располагалось в частном секторе, принадлежащем одноименной корпорации. Выбравшись из капсулы лифта, я прошел через пару постов охраны и проследовал по голографическим указателям к своей цели.
Интерьер впечатлял — дельцы постарались произвести впечатление: вдоль стен огромного склада громоздились ящики, стеллажи с оружием, различные костюмы и прочие полезные начинающим головорезам вещи. Но мне в первую очередь требовался приличный скаф — с ценами на них я уже успел ознакомиться в сети.
С громоздкими земными аналогами здешние изделия имели мало общего — технологии позволяли обходиться небольшим генератором силового поля. Для боевых действий требовалось что-нибудь посерьезней — этот экран не мог задержать пулю, разрывную иглу или импульс из энергетического оружия.
Поэтому бойцы использовали костюмы, полностью закрывающее тело, а современные системы жизнеобеспечения позволяли не покидать скаф месяцами. Естественно, при наличии расходных материалов — картриджей. Имелись и системы замкнутого цикла, где картриджи не требовались — скафы с практически неограниченной автономностью стоили намного дороже.
Цена боевых скафов пятого поколения превышала миллион кредитов. Там уже использовались новейшие технологии вроде наноботов, которые могли заращивать повреждения, поглощая чистые металлы и органику. В специализированных костюмах имелись другие полезные функции — системы маскировки, мышечные усилители или силовые манипуляторы. Я планировал остановиться на легком костюме второго поколения — средств пока не хватало…
— Приветствую, уважаемый, — незаметно объявился рядом невзрачный мужичок, своей физиономией смахивающий на прапорщика. — Что-нибудь конкретное?
— Так точно, — кивнул я. — Для начала интересует легкий боевой скаф, рюкзак и подвесная система…
Лицо сотрудника изобразило мыслительную работу и мне пришлось пояснить, что именно я имею в виду. Как оказалось, вместо последнего тут используют стандартные крепления, которыми хозяин может управлять через нейросеть. Заодно мужичок пояснил, что мой костюм — это гражданская версия легкого скафа «Ручанг» оширского производства с установленной грудной бронепластиной от арварского штурмового скафа. Которая держит попадания большей части ручного оружия, кроме бронебойных игл конечно.
— Без головной части костюм — полное барахло. Враги не идиоты и будут стрелять именно туда, где брони нет, — усмехнулся сотрудник.
— Это да, — согласился я, вспомнив удивленное лицо предыдущего владельца с торчащей из глазницы рукоятью ножа.
— Какую сумму рассчитывает потратить уважаемый на свою защиту? — поинтересовался «прапорщик».
— С учетом этого, — я хлопнул по панцирю некомплектного костюма. — Еще десять тысяч.
— Хватит только на скаф второго поколения. Оширского или арварского производства, — хмыкнул мужичок. — Но с небольшой доплатой можно взять уже кое-что поприличней…
— Сколько?
— Этот хлам и тринадцать с половиной тысяч кредитов. Могу предложить неплохой вариант — «Таль
3РС», старая офицерская модель. Вся умная электроника мертва, действуют только основные функции. То есть система жизнеобеспечения и блок аварийной герметизации.
— Интересно, — кивнул я.
Мужичок замер, шевеля пухлыми губами и через пару минут уже копался в одном из контейнеров с наваленными кучей скафами и запчастями, большая часть которых была продырявлена и заляпана засохшей кровью. Он вытащил из груды потрепанного снаряжения один из черных костюмов с небольшим горбом на спине.
— А это что? — я ткнул пальцем в оплавленную нашлепку на плече костюма.
— Турель для навесного оружия, — ухмыльнулся сотрудник. — Или гнездо подключения носимого разведкомплекса. Теперь уже никто не узнает. В общем, боевые процессоры, тактический комп и система маскировки накрылись. Как и блок газовых двигателей для действий в пустоте, он снят. Уничтоженные модули можно заменить, но ремкомплект стоит дорого. Восстанавливать до исходного состояния смысла нет — продается как есть. Сейчас это просто легкий скаф с неплохой защитой.



18

Костюмчик выглядел необычно: покрытие из множества мелких пупырышек напоминало лягушачью кожу. На левом бедре имелись две припухлости с оплавленными разъемами, покрытие наспинного горба имело потертый вид. На груди расположены восемь тонких бронепластин размером с ладонь, а на поясе — шесть стандартных креплений. Открывался костюм клапаном с правой стороны, что, на мой взгляд, неудобно.
Нашел в сети только «Таль
«производства империи Антран — он продавался за тридцать восемь с половиной тысяч кредитов. Быстро изучив спецификацию, понял — предложение заслуживает внимания. О покупке костюма третьего поколения я даже не задумывался, а тут неплохой вариант для постоянного использования. Индекс «РС» обозначал нестандартную комплектацию — неудивительно, что с заменой мертвых блоков возникли проблемы.
Я сразу же залез в обновку, а сотрудник умело подогнал скаф под нового владельца. Теперь я понял, зачем нужна припухлость на воротнике — из нее с хрустом выдвинулась головная часть с прозрачным забралом. Пару минут изучал появившуюся голограмму с индикаторами — из двух десятков значков были активны только четыре. Два иероглифа моргали красным, и я услышал требовательное попискивание. Мужичок отрыл клапан на бедре и заменил почерневший цилиндрик, вытащив из первого попавшегося костюма другой.
— Стандартные картриджи Содружества, — пояснил сотрудник, когда значки погасли и загорелись желтым цветом. — Лучше всего иметь запас…
— Беру! — согласился я, перечислив тринадцать с половиной тысяч. Мужичок довольно ухмыльнулся, закидывая старый костюм в кучу снаряжения.
После чего он выдал пару дополнительных бронепластин, слегка оплавленных. Завершил экипировку небольшим рюкзачком, который мог значительно увеличиваться в размерах благодаря умному материалу вроде металлизированной ткани. На поясе разместился плоский контейнер с десятком цилиндриков размером с палец — одного такого картриджа хватало системе жизнеобеспечения на тридцать часов.
Я покопался в ящиках с разным колюще-режущим инвентарем, подобрав десяток метательных ножей из красноватого металла. Мужичок с усмешкой сообщил, что такие используют дикари мира Оршед, и у них даже имеется примитивное оружие, стреляющее такими штуковинами. Нашлось даже нечто вроде потертой кожаной перевязи с кармашками для этих необычных боеприпасов.
За все это добро я отдал восемь сотен кредитов, заверив своим идентификатором контракт поставки. Как оказалось, самым дорогим оказался высокотехнологичный рюкзачок и картриджи к системе жизнеобеспечения.
В подарок получил аналог разгрузки — липнущие к материалу скафа широкие ленты с пятнами стандартных креплений. А также две упаковки питательной смеси, которой можно заполнить емкость скафа — с этикетки скалился чернокожий верзила, уплетающий отвратительную на вид коричневую кашу. Из написанной мелким шрифтом вложенной рекламы следовало, что продукт изготовлен сотню лет назад в империи Арвар из генетически модифицированных грибов. Производитель утверждал, что одного тюбика этой гадости человеку хватит на сутки.
Поблагодарив проныру-продавца, я покинул заведение — скаф оказался хорош и сидел на мне как вторая кожа. И что самое главное — совсем не стеснял движений.



19

Средства быстро таяли — каждый проведенный на станции день обходился в сто кредитов, однако я собирался использовать полученное время с толком, получив всю необходимую информацию. На сутки я завис в сети, отслеживая вакансии корпораций — меня интересовали те работодатели, которые подавали заявки на штурмовиков и пилотов.
Большая часть их исходила от двух серьезных игроков — объединения Хейди и мегакорпорации «Шонта». Эти деятели развернули полномасштабную войну в мирах фронтира и ближайших системах, где шла добыча ресурсов. Были востребованы как пилоты малых кораблей, так и бойцы-штурмовики — участники конфликта тратили значительные средства на найм пушечного мяса для своих разборок.
Предложения не отличались оригинальностью — условия фактически были одинаковыми. Контракты минимум на год и серьезная неустойка за досрочное прекращение. Хотя конкуренты заманивали в свои ряды приличными выплатами и обещанием всяческих бонусов, кое-какие пункты вызывали недоумение — фактически сотрудник не имел никаких прав и должен был выполнить любой приказ. В случае смерти наниматель гарантировал выплату небольшой суммы наследникам — для штурмовиков сорок тысяч, для пилотов — от ста пятидесяти кусков, в зависимости от квалификации.
Мне сильно не нравились такие условия, поэтому я рассматривал предложения других корпораций. Хотя их выплаты не отличались такой щедростью, как у гигантов, наемник получал информацию о подразделении и используемой технике.
Вакансию от организации под названием «Вестники Чистоты» я отверг, прочитав треть предлагаемого контракта. В счет оплаты кандидат мог получить полный комплект баз, необходимый для пилотирования хакданского среднего истребителя «Калард». Судя по всему, там заправляли какие-то фанатики — они называли противников нечистыми. Кроме того, кандидату предстояло перед заключением договора пройти какой-то обряд очищения.
Корпорация «Гарчель» предлагала похожие условия — указывалось, что она владеет двумя средними кораблями. Занимается свободной охотой в системах фронтира и арварской буферной зоне — это означало банальное пиратство. В дополнение к стандартным условиям тут сотруднику обещались трофейные выплаты — одна трехсотая доля от взятой добычи.
Я изучил остальные предложения — от лица народно
освободительной армии системы Корлан, капитана рейдера под названием «Твирки», компании «Керар» и еще десятка подобных работодателей. Отметив четыре более-менее адекватных, решил продолжить поиск завтра — у меня еще оставались средства на оплату номера. Каждый проведенный день на станции давал ценную информацию — я тщательно собирал материалы по интересующим темам. В первую очередь меня интересовали боевые действия и используемая техника. Ну и заодно общие данные по независимым системам, инопланетянам и особенно Древним. Изучать все это я планировал потом — пока просто забивал встроенное хранилище нейросети документами.



20

Проснулся от еле слышного шуршания. Секунду назад смотрел странные сны, а сейчас даже не мог вспомнить, о чем. Бросил взгляд на входную дверь и облегченно выдохнул — та оказалась заблокирована. Несколько мгновений пытался сообразить, что же меня насторожило. Вошел в состояние, позволяющее увидеть силовые линии — рядом находились два тусклых сгустка — живые существа. А рядом что-то, выглядящее как пульсирующий яркий клубок.
Я уже не сомневался, что это — нападение: почувствовал слабость, а перед глазами запрыгали светящиеся точки. Службу безопасности позвать не мог — нейросеть высветила значок отсутствия связи. Сразу скатился на мягкий пол и прижался к стене рядом с дверью — мне потребовалось полминуты, чтобы натянуть скаф.
Там чужое воздействие практически не чувствовалось — я сжимал единственное свое оружие — пистолет «16-4». Перед сном я распотрошил пару зарядных модулей — теперь в прозрачном магазине чередовались два типа боеприпасов — разрывные и бронебойные. Я лихорадочно перебирал варианты отпора и ничего лучше, как пострелять в спину входящим врагам не придумал. Вспомнив про имеющийся среди функций нейросети режим, пробормотал кодовую фразу, запустив запись происходящего. С законами, действующими на станции, ознакомился в первую очередь: в случае нападения я могу защищаться всеми доступными средствами. В случае разбирательства служба безопасности в любом случае встанет на мою сторону — если конечно выживу.

Наконец клубок погас, и сгустки зашевелились — я приготовился к встрече непрошенных гостей. И они не замедлили явиться — контрольная панель рядом с закрытой дверью моргнула, и створка с шелестом ушла в стену. Первым в комнату ворвался коротышка в блестящем черном скафе. Он успел сделать только два шага, но я уже нажимал на спусковой сенсор.
В его затылок одна за другой вошли две пули — от первой гость только покачнулся, вторая заставила его встряхнуться, как проснувшегося кота. Я продолжал нажимать не спусковой сенсор, дырявя скаф — после шестого попадания тело обмякло, заваливаясь на пол. После этого в помещение ворвался вихрь — пистолет отлетел, выбитый точным ударом. Этот враг двигался быстро и плавно, но я успел разглядеть тощую фигурку, замахивающуюся чем-то блестящим.
Я в долгу не остался, попытавшись пнуть шустрого гада. Но недостаточно быстро — тот отпрыгнул, выстрелив из компактного оружия с толстым стволом. И удачно — по ногам как картечью хлестнуло, и я шлепнулся рядом с коротышкой.
Пошевелиться не мог — почувствовал, как меня переворачивают, и увидел, кто же меня обездвижил — тощую и загорелую девицу с короткими волосами синего цвета. Одетая в нечто, напоминающее обтягивающее кимоно — я отметил крошечную грудь и два пятна просвечивающих через материал сосков. Девица несколько мгновений рассматривала свою жертву, а затем ее тонкие губы искривились в презрительной усмешке.
Пошевелиться не мог, однако способности остались при мне — я заставил один из метательных ножей выскочить из перевязи, все еще висевшей на груди. Через мгновение плоский кусок красноватого металла с хрустом вошел в висок девицы — та в последний момент попыталась уклониться от примитивного оружия.
Следующие несколько минут корчился от боли — тело покалывало тысячами маленьких иголочек. Однако через какое-то время чувствительность начала возвращаться — я пополз к отлетевшему пистолету. Отлежавшись, на всякий случай сделал еще пару выстрелов в развороченную спину коротышки — мне сюрпризы не нужны. Девицу трогать не стал — с такими ранами не живут: закругленный кончик метательного ножа торчал из головы несостоявшейся убийцы.
Я держал открытый вход на прицеле, пока не почувствовал, что могу передвигаться — через десять минут мне значительно полегчало и я пошатываясь, поднялся на ноги. Звать помощь не стал — связи все еще не было. Подозревал, что в соседнем номере найдется ящик глушилки и что-то мощное, действующее через стену. Ткнув пальцем в консоль, скомандовал двери закрыться. Затем принялся вдумчиво осматривать место боя — подозревал, что коллеги наркоторговцев каким-то образом выследили меня, но не думал, что они полезут в верхние сектора с такой наглостью.
Прервав запись, я в первую очередь обшарил девицу, чье сероватое кимоно почернело от крови. Нашел пристегнутое к руке оружие в виде толстого стержня — многозарядный парализатор. Исходящий из него гибкий и тонкий кабель уходил в шунт на предплечье.
— А девица-то совсем не простая! — пробормотал я. Выходит, покойная вложила приличные средства в модификации организма. Улучшение нервной системы, вживление в мышцы специально выращенных волокон — стоили такие операции серьезных денег.



20

К загорелому бедру покойной оказался прилеплен плоский контейнер размером с сигаретную пачку. Сдвинув крышку, я полюбовался на предмет, похожий на блестящий огрызок карандаша. В гнездах сидели разноцветные капсулы с маркировкой в виде точек — таких насчитал два десятка. Эту коробочку я прилепил себе на грудь — потом разберусь, что это и зачем. Больше никакого оружия у девицы не нашлось.
Зато коротышка оказался обвешан оружием с ног до головы — с трудом перевернув тяжелую тушу, снял всю экипировку с креплений. Два тяжелых пистолета-пулемета с прозрачными магазинами, заполненные патронами размером с палец — оружие так и осталось в держателях на бедрах. С пояса снял шесть гранат размером с теннисный мячик — по маркировке понял, что они парализующие.
На левой руке нашел что-то типа навороченного компа — над устройством горели несколько голографических панелек с непонятными мне кодами. Потыкав в значки, я понял, как враги вломились ко мне в номер — один из символов открыл дверь. А в правой руке незваный гость сжимал рукоятку мощного, но однозарядного парализатора.
— Живьем хотели взять, демоны! — фыркнул я, продолжив осмотр. Ухватив покойника за пятерню, провел по шву, раскрывая скаф. Тут же закашлялся от запаха пота — похоже, терминатор давно не мылся. Вытащив гада из скорлупы, увидел коренастого мужика, очень похожего на гнома. Его конечности покрыты мелкими рыжими волосками, из-за чего покойник напоминал обезьяну. Физиономия с нависающими надбровными дугами и мясистым носом довершала сходство. На груди оказалась цветная татушка — там пара злобных карликов забивала копьями матерого тюленя. Зверюга была изображена мастерски — из ее пасти торчали ноги неудачника, который не дожил до победы.
— Ну и сидел бы в зоопарке, жрал своих тюленей! Художник недоделанный! — я брезгливо пнул ногой тело, заметив на виске гада тонкую пластинку внешнего хранилища. Ее я сразу же забрал, оставив волосатика валяться рядом со своим скафом. Покачал головой, осмотрев заляпанный кровищей неудачника костюм и особенно дыру в спине, в которую свободно проходил кулак.
Остальное оружие пока оставил на месте. Поскольку единственное, что я запомнил из изученной памятки для посетителей — агрессора можно валить наглухо и жертве ничего за это не будет. По поводу трофеев следовало еще прояснить вопрос — хотя кое-что ценное и компактное я уже забрал.
Затем я спокойно закрепил свой рюкзачок с имуществом на спине и покинул номер, отстраненно подумав, что кому-то придется постараться, убирая следы побоища. Дверь в номер, где скрывались налетчики, оказалась закрыта — видимо, именно там пряталась глушилка, а так же штука, которой меня пытались вырубить.
Очень хотелось посмотреть на нее, поэтому ухватил скаф с навороченным компом и доволок его до запертой двери. Помнил, какой значок открывал мою дверь, и осторожно ткнул пальцем в тот, что рядом. Я знал, что в соседних помещениях никого нет, поэтому экспериментировал без опасений нарваться на обозленных постояльцев.
Угадал со второго раза — номер оказался пуст, только у стены на небольшой гудящей платформе стоял массивный ящик с глушилкой — похоже, именно его видел в притоне наркоторговцев. А рядом раскорячилась тренога с массивной пушкой с раструбом, направленным в сторону моего логова.
Удовлетворив любопытство, оставил улики на месте — настало время вызвать службу безопасности. Я воспользовался лифтом, спустившись на уровень вниз — там связь уже работала. Остановившись посреди гостиничного коридора, в первую очередь сделал запрос в инфосеть по поводу трофеев — ответ меня расстроил. Имуществом преступников занималась местная служба безопасности. Однако в голову пришло другое решение — я знал о компаниях, занимающихся крючкотворством и легальным обманом граждан. То есть о тех, кто оказывает юридические услуги. Найдя координаты второй в местном рейтинге крутости корпораций, я открыл канал с представителем.
С экрана на меня смотрел настоящий юрист — мужчина с круглым лицом и выпученными водянистыми глазами.
— Я — Чафис. Какие именно услуги интересуют уважаемого? — пройдоха коснулся толстым пальцем лба и вкрадчиво пробормотал приветствие.
— На уважаемого напали и хотели зверски изнасиловать и убить. А может сначала убить, а потом изнасиловать — не знаю. И все это в моем номере… — я сразу же представился и изложил суть дела.
— Уважаемый правильно сделал, обратившись в нашу компанию, — ухватил суть специалист. — Мне нужен договор аренды. Запись тоже ускорит дело…
— Передаю…
— Уважаемый сможет получить имущество в качестве компенсации. Кроме запрещенного — вроде постановщика помех. Есть возможность взыскать с компании-владельца заведения порядка сорока тысяч кредитов. В контракте указана минимальная сумма — пятнадцать тысяч, но у нас свой подход, — довольно потер холеные руки юрист. — За свои услуги мы возьмем четверть от этой суммы. Это стандартная ставка и мы гарантируем быстрый результат в течение шести часов.
— Устраивает, — согласился я, заверив типовой контракт, по которому компания «Хакамутта» представляет интересы пострадавшего, получая за свой нелегкий труд справедливое и щедрое вознаграждение.
— Наш представитель уже в пути, — сдержанно улыбнулся пройдоха. — После прибытия на место уважаемому следует вызвать службу безопасности.
— Так и сделаю, — я устало кивнул, отправившись встречать того, кто быстро решит все проблемы.



21

Отряд быстрого реагирования прибыл через минуту после того, как я отправил тревожный сигнал. Бойцы в навороченных скафах разбежались по коридорам гостиницы, контролируя обстановку.
Затем появились специалисты — для того, чтобы прояснить ситуацию, им хватило десяти минут. Продвинутые компьютеры (здесь их называли искинами) контролировали все и получить информацию о маршруте и действиях парочки труда не составило. Я изображал испуганную жертву, а все общение с представителями службы безопасности взял на себя вызванный специалист компании «Хакамутта».
Забрав тела и имущество, на которое я уже имел виды, вся компания загрузилась в сигарообразный черный аппарат, который быстро переместился в соседний сектор — там располагался ближайший офис стражей порядка. Юрист не зря получал свои деньги — после того, как я заверил два подготовленных крючкотвором документа, процесс разбирательства ускорился.
Уже через час я изучал отчет группы разбора — пострадали еще несколько человек, попавших под удар мощного парализатора. Тактика парочки ликвидаторов оказалась проста как лом — они зарезервировали сразу несколько номеров, один из которых оказался соседним с моим. Устройства наблюдения в коридоре не работали — коротышка взломал простенькую систему, перенаправив сигналы с соседних камер.
В двух контейнерах пряталось оборудование — уже знакомая мне глушилка и мощный парализатор. Человеку поднять громоздкую пушку и портативный реактор для ее питания было сложно. Ко мне никаких вопросов не возникло — даже без записи все стало ясно.

Плотно сбитый мужчина в черном мундире с кучей значков на груди быстро вынес вердикт — нападающие вполне заслуженно получили по ушам. А мне, как пострадавшей стороне теперь принадлежит все имущество, снятое с покойных. За исключением портативного постановщика помех — такие штуки разрешалось использовать только местным служителям закона.
— Наемники, — сообщил безопасник. — Обычно они действуют без шума, но вам просто повезло. Справиться с таким противником…
— По девице есть что-нибудь?
— Она из организации, называющей себя «Тхагин». Занимаются заказными убийствами и похищениями. Второй — специалист-техник.
— Ясно. Что они забыли у меня в номере?
— Полагаю, их цель — кто-то из тех, кто попал под удар парализатора. Обнаружили шесть человек в бессознательном состоянии. Точно не скажу, пока что мы проследили путь тройки — они пришли из нижних секторов.
— Тройки? — удивился я.
— Да, был еще третий. Но ему мы предъявить ничего не можем. Это теперь принадлежит вам, — мужчина кивнул на небольшую гравиплатформу с парой ящиков.
Именно с этим грузом парочка прибыла в заведение, давшее мне временный приют. Я быстро проверил имущество, полученное в качестве компенсации — как ни странно, слуги закона присвоили только глушилку. Сложенная тренога, метровый цилиндр парализатора и компактный реактор с толстым кабелем занимали практически все место в первом ящике. Ну а скаф и экипировку коротышки я уже успел пощупать — все было на месте.
— Так, а тела?
— Нужны для религиозного обряда? — усмехнулся безопасник.
— Нет, вроде бы у девицы были импланты… — спросил я, вспомнив о запредельной стоимости таких улучшений.
— Модификанты гибнут после смерти хозяина, — огорчил офицер.
— Жаль… Ладно, трупы можете оставить себе.
— Корпорация «Шархем» предлагает сорок тысяч кредитов в качестве компенсации, — подал голос юрист. — Устраивает?
— А что, есть варианты? — поинтересовался я.
— Можно попытаться повысить сумму, но процесс может затянуться на шесть суток… — пояснил пройдоха.
— Хорошо, согласен, — кивнул я и поставил свою отметку на документе, отказавшись от всех претензий к владельцу гостиницы.
После того, как юрист получил четверть выбитой из дельцов суммы, я стал богаче на тридцать тысяч. Затягивать дело не хотел — следовало убраться из системы как можно быстрее. Я не сомневался, что парочка прибыла именно за мной — с учетом камер, натыканных повсюду, специалисты могли отследить перемещения любого на станции.



22

Покинув офис службы безопасности, я направился к терминалу транспортной системы — все имущество было со мной. Решение уже принято — как можно быстрей спрятаться под крыло корпорации и покинуть опасное место. Маловероятно, что обиженные наркодельцы и организация «Тхагин», занимающаяся скользкими делишками, доберутся до меня там. Но сначала следовало избавиться от трофеев — тащить с собой громоздкие контейнеры не планировал.
Стационарный парализатор оказался серьезным оружием — правда, ставили его обычно на тяжелые боевые платформы и роботов. Эта модификация под названием «Шуламит» выпускалась в империи Антран и продавалась на рынке за шестьдесят тысяч. Нашлись несколько заявок на покупку — одно от компании «Канаан-Сарг», которую я в свое время посетил. Логичнее было навестить заведение и реализовать громоздкий агрегат за пятьдесят четыре с половиной тысячи — отстегивать десятую часть посреднику посчитал глупым.
— Что вам угодно? — почтительно обратился сотрудник — узкоглазый с бледной татушкой какого-то зверька на виске. Я обвел взглядом стеллажи и груды ящиков — знакомого типа, удачно подогнавшего костюм, не обнаружил.
— Для начала продать это, — кивнул на ящик.
Делец вызвал техника, который проверил устройство, потыкав прибором в диагностический разъем. Сотрудник понимающе усмехнулся и предложил за полный комплект семьдесят с половиной тысяч. Я не стал отказываться — компактный реактор взяли по рыночной цене.
— Что можно сделать с этим? — я ткнул пальцем в трофейный скаф. Никаких обозначений на нем не было, поэтому определить его принадлежность мне было сложно.
— Костюм «Зальд» с интегрированным легким бронежилетом, — ответил сотрудник, поковыряв дыру в спине. — В таком состоянии возьмем за две тысячи…
— Договорились, — согласился я, получив деньги. Новые такие продавались по три с половиной, поэтому посчитал предложенную цену справедливой.
— Что-нибудь еще? — сотрудник забросил скаф в контейнер и повернулся ко мне.
— Эти тоже хочу продать, — вытащил из контейнера пару неудобных пушек с длинным магазином. Один пистолет-пулемет весил добрых пять килограмм — я еще удивился, как коротышка смог передвигаться с парой таких на поясе.
— «Серуг-40», — ухмыльнулся делец. — Их делают на Тулусе, это вообще-то охотничье оружие. Девять сотен за пару…
— Пойдет, — кивнул я, посмотрев цены в сети. — Еще меня интересует штурмовой комплекс.
— «Корза
74» по полторы тысячи. Аварские «Узоча» и «Пунга-Т»… — забормотал узкоглазый.
— Нет. Хочу модульное оружие оширского производства. На своем снаряжении экономить не собираюсь, поэтому буду брать только лучшее!
— Есть новый «Урш
205» в полной комплектации — пятьдесят две тысячи, — оживился продавец. — «Корза
109» с подствольным дробовиком за тридцать шесть. Есть еще сто пятая модификация под иглы — там только укороченный ствол и снайперский в комплекте — сорок две тысячи кредитов…
— Тащи его, будем смотреть! — обрадовался я.



23

Недавно я успел изучить первый ранг базы «Легкое ручное оружие» и определился, что именно хочу приобрести. В Содружестве использовалось огромное количество разнообразных оружейных систем — но я решил остановиться на кинетическом. Хотя импульсники и плазменные пушки в эксплуатации обходились дешевле, таскать на себе энергоблоки и громоздкий реактор-рюкзак желания не было.
В плоском чемодане с ребристыми боками и удобной ручкой для переноски располагалась футуристического вида пушка с утолщением на коротком стволе. Покрутив в руках изделие узкоглазых оружейников, я признал — «Корза-105» мне нравится. Главным образом своим весом и отсутствием выступающих деталей.
— Это десантная модификация для действий в ограниченном пространстве, — пояснил сотрудник.
— Вот как раз ее мне сегодня не хватало, — вздохнул я. Делец отщелкнул модуль с коротким стволом, поставив вместо него снайперский, вытащенный из контейнера. После того, как выдвинул раздвижные сошки и нашлепку баллистического вычислителя, оружие преобразилось.
— Есть возможность подключить оружие к тактическому компу скафа. Что позволит использовать для стрельбы данные беспилотных аппаратов и других бойцов соединения. Желательно использование спецбоеприпасов…
— Пока этот комп у меня не работает, — усмехнулся я, ткнув пальцем в значок на зализанной боковине оружия. После чего над нашлепкой появилась панель с десятком индикаторов.
— В этом режиме дальность выстрела ограничена прямой видимостью, — сообщил сотрудник.
Модульная конструкция позволяла быструю замену — мне потребовалось полминуты, чтобы собрать укороченный вариант, который оказался в два раза легче снайперской модификации. Покрутил в руках брусок зарядного модуля — таких в комплекте имелось два. Один заполнен серыми иглами длинной с мизинец, второй — боеприпасами, окрашенными в синий цвет.
Я уже знал, что этот штурмовой комплекс — один из лучших в своем классе. Его можно было быстро модифицировать под разные задачи. Имелась возможность установить подствольный дробовик или гранатомет, однако предыдущий хозяин обходился без этих излишеств. Да и мне они особо не нужны — главным критерием оставался вес. А в десантном варианте оружие с зарядным модулем на две сотни игл весило по моим ощущениям чуть больше двух с половиной килограммов.
В отличие от примитивных поделок коротышек это оружие имело компенсаторы отдачи, позволяющее вести огонь в невесомости. Встроенный компьютер позволял ставить пушку на треногу с задачей стрелять во все, что попадет в прицел.
— Беру! И еще три десятка зарядных модулей. По шесть — разрывных и снайперских. Остальные — бронебойные. Еще возьму десяток картриджей к этому парализатору, — кивнул я на компактную модель, изъятую у коротышки.
— Что-нибудь еще? — обрадовался сотрудник.
— Два медицинских модуля «М-20», — я решил взять пару автоматических аптечек. Устройство размером с пачку сигарет постоянно отслеживало состояние владельца, а в случае ранения или другого вредного воздействия модуль производил инъекцию стимуляторов. Каждая такая штуковина стоила прилично — две с половиной тысячи кредитов, однако свою шкуру я ценил дороже.
Портативный компьютер техника решил оставить — на рынке такое многофункциональное устройство продавали за восемь с половиной тысяч. Я собирался порыться в хранилище, забитом разным мусором, накопившимся за пару лет. Ну и возможность открывать запертые двери тоже могла оказаться полезной — на мой взгляд, управление компом мало отличалось от интерфейса нейросети.
Сплавив гравиплатформу и опустевший контейнер, а также все парализующие гранаты, я набил рюкзак покупками и повесил на плечо штурмовой комплекс. После посещения заведения на счету осталось сорок девять тысяч шестьсот кредитов — теперь я собирался потратить большую часть средств на нужные базы с навыками.



25

Экипировкой я обзавелся, поэтому мог рассчитывать на контракт штурмовика со своим снаряжением. Я привычно подключился к сети, найдя двенадцать подходящих предложений от корпораций, которым требовались как бойцы, так и пилоты малых кораблей.
Неплохие условия предлагал представитель подразделения «Слини» — этот отряд располагал тремя кораблями, один из которых являлся ударным носителем. Указывалось, что корпорация специализируется на контрактах по защите имущества. В сети я обнаружил только одно упоминание об этой компании — двенадцать лет назад они участвовали в зачистке независимой системы Бахстаг от каких-то не особо развитых негуманоидов.
Я внимательно изучил все предложения от организации. Похоже, вояки задумали расширяться — кроме бойцов и пилотов им требовались техники, инженеры и как ни странно, биологи и ксенологи.
Условия для новичков мало отличались от тех, что предлагали другие отряды. При необходимости работодатель обещал снабдить нового бойца тремя базами третьего ранга (эти у меня уже имелись). Ну а пилотам могли предоставить комплект баз для управления малым кораблем четвертого поколения (список прилагался). Естественно, благотворительностью никто заниматься не собирался — все в счет будущих выплат.
Остальные условия были стандартными для новичков — бойцу предлагалась ставка в размере четыре тысячи кредитов. Пилотам платили больше — пятнадцать тысяч кредитов. При отсутствии долгов выплата производилась каждые тридцать пять суток. Также упоминались бонусы за успешное выполнение задач и при повышении квалификации. Бесплатное медицинское обслуживание, питание и персональный малый жилой модуль для пилота. Штурмовику предлагалось место в блоке на двадцать мест.
Для головорезов со своим снаряжением условия в каждом случае оговаривались отдельно. Корпорация предъявляла особые требования к персоналу этой категории — к счастью, я в них укладывался. Мой индекс интеллекта был больше сотни, а показатель нейроактивности значительно превышал необходимые сто двадцать единиц. Подкупало то, что в контракте присутствовал отдельный пункт — запрет персоналу на употребление собственных стимуляторов и наркотиков.
Также указывался приблизительный район, где будет действовать эскадра — кластер из двух сотен систем рядом с конфедерацией Делус и империей Антран. Связавшись с контактным лицом, я получил временный идентификатор-пропуск и координаты офиса в деловом секторе, куда мне предстояло прибыть для собеседования и заключения контракта.



26

Вскоре я уже входил в один из двух десятков офисных комплексов, утопающих в море зелени — деловой сектор выглядел как небольшой город, накрытый куполом.
— А неплохо развернулась эта шарашка, — хмыкнул я, выбравшись из лифта. Компания занимала три уровня, для доступа на которые требовался идентификатор-пропуск. Обозначив местному искину цель визита, я оказался среди двух десятков желающих встать в ряды корпорации «Слини».
Пробежав глазами по панелям, обнаружил свое имя седьмым в коротком списке Маловероятно, что среди присутствующих найдется еще один Гарт, поэтому я занял одно из свободных кресел, приготовившись к ожиданию.
Среди присутствующих были колоритные персонажи: — высоченный мужчина с изуродованным множеством пунктирных шрамов лицом хищно шевелил ноздрями, к чему-то принюхиваясь. У его ног стоял большой контейнер с помаргивающей индикаторами панелью.
Женщина с сероватой кожей и татуировкой, изображающей паука на лбу. Похожие на убиенного техника коротышки с незнакомым мне оружием в виде массивных дробовиков.
Четверка желтокожих подростков, как две капли воды похожих друг на друга. Эти выглядели как слаженное подразделение — один нес точно такой же штурмовой комплекс, как я продал. А остальные узкоглазые бойцы вооружены устаревшими автоматами «Корза
74» с изогнутыми рожками.
Пока я разглядывал собравшихся, в помещение появились еще несколько человек — грузный мужчина в черной форме без знаков различия и существо неопределенного пола с клочками разноцветных волос на круглой голове.
С ними прибыл громила, затянутый в навороченный черный бронекостюм. Этот выглядел как неандерталец, променявший свое копье на массивное оружие с двумя стволами, закрепленное на левой руке. Видимо, боепитание серьезной пушки осуществлялось по толстому кабелю, идущему из рюкзака.
Мне надоело рассматривать этот зверинец и я решил прозондировать обстановку своими способностями — рядом с двумя десятками тусклых отметок нашелся ярко пылающий шар. Я подумал, что одаренный скрывается за стеной, исподтишка наблюдая за кандидатами — не просто же так всех собрали в одном месте.



27

Широкие створки с эмблемой корпорации убрались в стены, выпуская очередную партию пушечного мяса. За час вербовщики успели обработать шестерых человек — наконец я дождался своей очереди, заняв место перед консолью, где расположилась парочка.
Один — поджарый мужчина лет сорока на вид, с коротким ежиком стальных волос — напоминал голодного шакала. Напарник выглядел полной его противоположностью, рыхлый и бледный с маленькими блестящими глазками — его пухлые губы изобразили улыбку.
— Так, — начал разговор толстячок. — Трое суток на станции и уже успел прикончить девять человек.
— Ну, — я пожал плечами. — Они сами напросились…
— Больше никакой информации, — заметил толстячок. — Боевой опыт?
— Присутствует, — скромно ответил я.
— Движущий? — поинтересовался поджарый.
Наверняка с записью моих похождений уже успели ознакомиться все желающие, так что отпираться бесполезно. Поэтому я сосредоточился и медленно поднял в воздух две острые железяки, перевязь с которыми последнее время таскал на поясе. Сделав полный оборот вокруг себя, убрал ножички обратно в гнезда. Заодно я понял, что толстячок — одаренный, он воспринимался как яркий шар.
Вербовщики переглянулись, а затем рыхлый ткнул пальцем, похожим на сосиску, в сторону моего контейнера со снайперским модулем и боеприпасами.
— Для начала контракт штурмовика со своим снаряжением. Группа для особых задач, — кивнул вояка, отправляя мне пакет. — Затем возможны варианты…
Я пролистал документ, стараясь не показать своих чувств — вояки предложили больше, чем рассчитывал. За основу был взят шестимесячный контракт наемного бойца, с некоторыми дополнительными пунктами. В качестве снаряжения тут фигурировали скаф, обозначенный как «Таль
«и штурмовой комплекс «Корза
105Т». В случае потери или повреждения в бою работодатель гарантировал возмещение или равноценную замену.
Каждый стандартный месяц наемнику обещали тридцать две тысячи — на мой взгляд, это было очень круто. Ну и бонусы и трофейные, которые как я знал, иногда превышают основную выплату.
Заодно предлагалось членство в отдельном подразделении и серьезная компенсация наследникам в случае смерти — тут указывалась сумма: двести двадцать тысяч. Подход к делу радовал — маловероятно, что такого ценного кадра будут использовать в качестве пушечного мяса.
В случае досрочного прекращения контракта по моей инициативе требовалось выплатить корпорации сумму в размере ста тысяч кредитов. Остальные пункты не вызывали вопросов. Радовало, что бойцу спецподразделения предоставлялись отдельные апартаменты, именуемые малым жилым модулем. В общем, предложенный контракт головореза со своим снаряжением отличался в лучшую сторону от того, который заключал новичок.
— Мы не экономим на специалистах, — с кривой улыбкой констатировал толстячок, судя по всему, оказавшийся эмпатом. Мою реакцию он каким-то образом уловил.
— Интересно, — кивнул я. — Интересует вакансия пилота малого корабля. Возможен ли переход в эту категорию в рамках действующего контракта?
— Нет, — быстро ответил поджарый. — Только после завершения предыдущего. Но там условия будут не такие интересные. Доплата за… скажем так… особые способности… не предусмотрена.
— Понятно, а чем именно будет заниматься этот спецотряд?
— Главным образом операции на поверхности, — сообщил вояка. — Больше никаких данных до заключения контракта.
Парочка изобразила удивление, когда я изъявил желание получить комплект баз пилота малого корабля в счет выплаты. Однако решение быстро нашлось — дополнительное соглашение, по которому ценный специалист требовал аванс за два месяца вперед, а сами пластинки с базами можно было получить по льготной цене у координатора. Правда, получить эти шестьдесят четыре тысячи смогу только после того, как эскадра покинет систему. «Разумно — а то наберут кредитов, а потом ищи их, гастарбайтеров недоделанных!» — подумал я, вспомнив хитрые морды узкоглазых.
Заодно узнал, что члены корпорации могут воспользоваться услугами имеющегося на флагмане медотсека для установки и замены имплантов. В связи с чем появилась мысль все имеющиеся средства вложить именно в них для ускорения загрузки баз.
— Устраивает, — я принял решение, заверив своим идентификатором два документа, указав имеющийся счет в банке «Анцер» — именно туда перечислят компенсацию в случае смерти бойца.
После чего получил пару сообщений — от Биржи, получившей копию контракта и офицера, который поздравлял со знаменательным событием — вступлением в ряды сотрудников корпорации. Мне предлагалось прибыть в течение шести часов на борт ударного носителя под названием «Иркуф» и указывался куратор, который займется размещением персонала.



28

— Да, и вот еще что, — офицер ткнул пальцем в консоль. — Советую не посещать нижних уровней. В твоих интересах побыстрее покинуть станцию! В двенадцатом доке четыре наших челнока. Если поторопишься, у тебя есть шанс попасть на борт одного из них…
Я бросил взгляд на голопанель, где с удивлением узнал свою физиономию рядом с короткой справкой, где указывался идентификатор нейросети и последнее известное местонахождение. Как оказалось организация «Тхагин» выставила час назад награду за голову — сорок тысяч кредитов.
— Так точно, — кивнул я, покидая офис. Можно было вызвать такси через сеть, однако я решил перестраховаться и лично посетить ближайшую стоянку. Шесть минут и я уже подхожу к одной из небольших одноместных капсул темно-зеленого цвета. Овальная створка скользнула вбок, впустив клиента в салон сигарообразного аппарата.
Активировав консоль, задал место назначения — торговый сектор, представительство корпорации «Тил
Сесар». Аппарат бесшумно взлетел и, развернувшись, направился к транспортным туннелям. Аренда транспорта на минимальный срок — полчаса, обошлась в три сотни кредитов, но экономить я не собирался. Сейчас скорость была важнее — меня не оставляло чувство уходящего сквозь пальцы времени.
Аппарат с негромким шелестом опустился на посадочную площадку. Подхватив свою поклажу, направился к лифту — через две минуты я уже стоял перед конторкой и общался к менеджером.
— Базу «Медицина» второго ранга, — принял решение я. Стоила эта база двенадцать тысяч триста кредитов и позволяла использовать различные полезные устройства. Вроде небольших медицинских модулей — они могли поддерживать жизнь в течение нескольких суток. К тому же я хотел разобраться в стимуляторах и походных наборах, позволяющих штопать раненых бойцов.
К сожалению, мне были недоступны аппараты вроде операционных комплексов — они требовали специализированной нейросети и дорогих баз. Однако взаимодействовать с медицинскими капсулами я мог. Отдельные государства даже производили модели с простым управлением, не требующим нейросети. В технологически отсталых мирах такие устройства неизменно пользовались спросом у дикарей, которые за возможность отрастить отрубленную руку или ногу были готовы отдать последнее или годами вкалывать на новых хозяев.
— Да, еще хочу увеличить свой индекс интеллекта, — продолжил я. — У меня есть тридцать семь тысяч и возможность установить три импланта. Что можете посоветовать?
— Три «Ментор
6А» с установкой — тридцать пять тысяч. Увеличение индекса на тридцать четыре единицы. Использование одинаковых модификантов этой серии позволяет получить незначительный прирост…
— Нет, установка не нужна.
— Тогда один «Ментор
10А» и пара «Сетус
5В» добавят тридцать восемь единиц к индексу интеллекта. Компания сделает скидку в три сотни кредитов и три импланта обойдутся вам в тридцать семь тысяч! — сотрудник изобразил дежурную улыбку.
— Нормально, — махнул рукой я, изучив спецификацию. Конечно, ставить пару старых имплантов не хотелось, но пока что средства были ограничены.
Спрятав пластинку базы и три прозрачных контейнера с невзрачными горошинками, я покинул отделение корпорации. Я откинулся на сиденье такси и скомандовал аппарату доставить клиента в двенадцатый док — пора покинуть это негостеприимное место.



29

А вот и пара кораблей корпорации «Слини» — я сразу же зашагал к изящному сигарообразному аппарату с прозрачным блистером в носовой части. Однако при попытке попасть на борт нарвался на девицу-пилота — она контролировала погрузку десятка плоских контейнеров. На боковине одного из них красовалось изображение пушистой зверюги с большими обвислыми ушами.
— «Мясо», — ухмыльнулась та, показав изящной рукой в сторону уродливого грузовика. — Тебе туда!
— Вовсе нет, — возразил я. — Элитный боец отряда специального назначения…
Девица отвернулась, сразу потеряв интерес к новичку, а я направился к кораблю — этот выглядел как кирпич, слегка заостренный к носу. На корме бугрились утопленные в корпус двигатели, а на корпусе просматривались навесные панели и ящики с рядами круглых створок. Заметил пару башенок с торчащими стволами — похоже, челнок предназначался не только для визитов на станции.
Поднявшись по откинутой аппарели в носовой части, попал внутрь — там уже находились два десятка новобранцев. Я кивнул громиле, который таскал на руке двуствольный пулемет и боец махнул рукой в приветствии — его я уже видел.
Я занял свободное место на неудобной лавке, разделенной потертыми дугообразными поручнями. Треть внутреннего объема отсека была заставлена разнокалиберными контейнерами. Среди груза обнаружился массивный боевой робот-краб с шестью лапами. Уродец таскал на продолговатом корпусе в виде сплющенного яйца кучу вооружения — целых четыре пусковых установки и две неопознанные пушки. Боевые машины вроде танков местными практически не использовались — боец с тяжелым оружием мог жечь такие неповоротливые коробки десятками.
— Отправляемся через сорок минут, — услышал хриплый голос откуда-то сверху. Я поднял голову — из открытого люка торчала растрепанная голова. Плюнув прямо на макушку замершего дроида, пилот победно хрюкнул и спрятался в своей кабине.
Вскоре все свободные места оказались заполнены — я разглядывал контингент, который, честно говоря, не впечатлял. Желтокожие оборванцы и типы откровенно бандитской наружности с татуировками на побитых рожах. Узкоглазый подросток закашлялся и упал на колени, борясь с приступами рвоты. Один из бойцов, похожий своей лысой головой на загорелого колобка, подскочил и ногой пнул ногой недомерка в бок, отчего тот пришел в себя, сев на место.
— Торчок, — усмехнулся наемник. — Этот еще ничего, уважаю. Наверняка заключил контракт, чтобы залезть в медкапсулу и снять зависимость…
Бойцы, прибывшие со своим оружием, презрительно косились на доходяг, перебрасываясь короткими фразами.
— …высокие потери, — негромко сообщил головорез. — Компания приняла двухлетний контракт. Защита землероек…
— Нунза? — хмыкнул сосед.
— Скорее всего, — согласился тот. — Ничего серьезного…
— Это где? — я повернулся к бойцам. Успел подключиться к сети и запустить поиск в реестре — совпадений не нашлось.
— Фронтир, — охотно пояснил лысый. — Вообще-то этот мир обозначен по-другому, но мы называем его по имени корпорации — первого хозяина… Я там год провел, но наниматель был другой…
Мне пришло в голову, что стоит держаться поближе к бывалому бойцу — во всяком случае, его снаряжение выглядело круто. Энергетическое оружие, которое местные называли импульсником, стоило примерно так же, как и мой штурмовой комплекс. Боеприпасов такой пушке не требовалось, зато обладатель носил с собой энергоблоки, которые мог подзаряжать. «Колобок» таскал на поясе целых шесть таких ячеек — а каждый такой кирпичик весил пару килограммов.
— Гарт, — я поднял ладонь в приветствии.
— Хассош, — степенно кивнул лысый, хлопнул себя по груди левой рукой.
— И как там, на этой Нунзе?
— Жуткая дыра. Джунгли, дикари и остатки армии старых хозяев. Но тому, кто не хлопает ушами, там устроиться можно… — ощерился вояка.
— Ну а зачем на поверхность лезть? Можно же всех зачистить с орбиты… — осторожно поинтересовался я.
— Не в этом случае, — вмешалась в разговор худощавая женщина, у ног которой стоял ребристый чемодан типа моего. — Хозяева планируют сохранить экосистему — использование боевых вирусов и химического оружия исключено…
— И что, никакой поддержки с орбиты?
— Только точечные удары, — подтвердил Хассош. — У врага есть авиация и беспилотные аппараты. Во всяком случае, были два года назад — не думаю, что с тех пор что-то изменилось…
Противный крякающий звук сирены заставил меня вздрогнуть — пандус с хрустом начал подниматься. Корабль вздрогнул и с нарастающим гулом оторвался от посадочной площадки, втянув три массивные лапы.
Никаких иллюминаторов или экранов в грузовом отсеке почему-то не предусматривалось. Поэтому так и не смог увидеть флагман корпорации — ударный носитель «Иркуф». Когда двигатели замолкли, а кораблик несколько раз сильно тряхнуло, я сообразил, что экспресс по доставке «мяса» прибыл в конечную точку маршрута.
— Добро пожаловать на нашу баржу! — спрыгнул откуда-то сверху довольный пилот. — Хватайте чемоданы — приехали!



30

Док большого корабля размерами не уступал тому, что я видел на станции — ячейки, расположенные на двух уровнях, занимали уродливые аппараты, ощетинившиеся навесными пусковыми установками и многоствольными пушками.
Одну такую ячейку и занял наш челнок, нос которого стиснули потертые захваты. Дроиды, похожие на здоровых пауков, сразу же приступили к разгрузке, а пассажирами занялись офицеры в черных скафах с яркими эмблемами. На плече вояки я разглядел стилизованное изображение зверюги, похожей на земного медведя.
Я получил инфопакет с объемной схемой корабля, где были цветом отмечены разрешенные к посещению зоны. Личный идентификатор теперь позволял открывать двери и пользоваться лифтами. Правда, не всеми — мне были доступны только шесть жилых палуб из двенадцати.
Два десятка документов — устав корпорации, список запрещенного на борту имущества и прочую полезную информацию я собирался изучить в свободное время. Вспомнив о кураторе, отправил сообщение, кратко доложив о прибытии. Сразу же пришло указание ожидать — за бойцами спецгруппы прибудет транспорт.
Вскоре рядом со мной стояли пять человек — тройка бойцов, среди которых оказался разговорчивый Хассош, худощавая женщина и громила со своей тяжелой пушкой. Как я понял, им тоже повезло (или же не повезло) попасть в пресловутое спецподразделение. Соседи затихли, неприязненно косясь на обыск, который устроили офицеры новичкам — сначала тех проверили приборчиками, а затем заставили вывернуть котомки и баулы.
Я времени не терял, открыв схему корабля — судя по всему, он был огромен. Восемь доков располагались по бортам корпуса, похожего на слегка заостренный брусок. А в кормовой части имелись еще четыре стыковочных узла — я уже знал, что большие корабли обычно таскают на себе несколько вспомогательных средних. Медотсек нашелся на палубе, куда доступ мне закрыт — я подумал, что следует озадачить куратора этой проблемой.
— Координатор Шинкль, — представился пухлый тип с бегающими глазками и коротким ежиком рыжих волос на приплюснутой голове. Он спрыгнул с большой гравиплатформы и махнул рукой, приглашая воспользоваться транспортным средством.
— Сейчас займемся размещением, — бубнил куратор, пока платформа с гудением ползла по широким коридорам. — Наша эскадра покинет систему через сорок два часа. После этого вас введут в курс дела и распределят по группам. Контакты с гражданским персоналом нежелательны. Часть жилых палуб изолирована от остальных. По всем вопросам обращаться ко мне и офицерам, список которых вы уже получили.
Размеры флагмана корпорации «Слини» впечатляли — транспорт прошел через несколько больших ангаров, где техники и дроиды загоняли в контейнеры разнообразные аппараты. Я увидел несколько угловатых четырехколесных машин, напоминающих земные броневики и нечто, похожее на бронированного жука на шести суставчатых лапах. Только этот необычный агрегат был размером с автобус.
Мы добралась до жилого сектора — массивные створки бесшумно сомкнулись за закругленной кормой транспортного средства и куратор наконец замолк. Все это время он непрерывно молол языком, донося до бойцов основные положения устава корпорации. Я отстраненно слушал, разглядывая обстановку.
Наконец платформа замерла посреди широкого коридора с рядами одинаковых дверей. Куратор дождался, пока вызванный погрузчик вытащит пару кубиков малых жилых модулей, а второй задвинет в ячейку коробку вдвое большего размера. Этот модуль заняла троица бойцов, в числе которых был Хассош. Я запомнил номер апартаментов, где разместилась троица — планировал хорошо расспросить этого бывалого «колобка» по поводу места, где мне придется провести ближайшие полгода, а то и больше…
— Когда я могу посетить медотсек? — напоследок поинтересовался у куратора.
— Я отправил заявку, — кивнул Шинкль, — Запрос поставлен в очередь. В течение суток будет выслано подтверждение. Сейчас специалисты загружены установкой сетей «мясу»…
Предоставленная мне каюта мало чем отличалась от того номера, за который я платил сто кредитов в сутки. Как оказалось, моими соседями стал здоровяк, который пока что не проронил ни слова и молчаливая женщина. У нее на костюме имелась табличка с именем — Дита.
Я критически окинул взглядом комнатку с низким светящимся потолком, найдя консоль управления. Сложив имущество в одну из двух ячеек, я выдвинул из стены кровать, где и растянулся, выскользнув из скафа. «Пока все идет неплохо! Я на один шаг дальше от Таджа, старших, наркоторговцев и всех тех, кто желает добраться до моей нежной шкуры…» — подумал я, закрывая глаза.



31

Первым делом я проверил статус загрузки базы — через пятьдесят семь часов придется сделать выбор, что изучить в первую очередь. Посетив душевую кабинку, я начал день с тренировки способностей — десяток разноцветных шариков, зависших над головой, быстро опустошил резерв. Я сразу же занялся восстановлением запаса, подключившись к ближайшей силовой линии — она находилась рядом. С удивлением обнаружил неподалеку отметки соседей и энергетический сгусток заметно ярче других — похоже, кто-то из бойцов спецотряда оказался одаренным.
Подумав, что наладить контакты с коллегами еще успею, я терпеливо восстановил резерв и приступил к изучению пакета документов, предоставленных офицером. С уставом справился быстро — основные положения были продублированы в контракте. Я хмыкнул, наткнувшись на пункт, запрещающий проводить религиозные обряды в общественных местах.
Зато в своей каюте боец мог делать все, что угодно — даже держать мелких зверюшек. Список разрешенных питомцев содержал тридцать два пункта с поясняющими изображениями — среди похожих на земных кошечек, собачек, традиционных хомячков и бесхвостых крыс обнаружились и совсем неожиданные экземпляры. Например, пятнистая тварь, похожая на крокодила, нечто, смахивающее на безволосую мартышку, и на закуску свиноподобная зверюга под названием пурко.
— Эх, шашлычка бы… — пробормотал я, перейдя к списку штрафов и взысканий за различные проступки. Большая часть пунктов была рассчитана на дикарей — нормальному человеку вряд ли пришло бы в голову выращивать в своей каюте дурь или гадить в коридоре. Самые серьезные штрафы грозили за невыполнение приказа, порчу или утрату имущества корпорации, и особенно за конфликты с другими сотрудниками. Для тупых пояснялось, что запрещены драки, изнасилования и дуэли.

Я навестил столовую — заведение общепита представляло собой квадратное помещение с зелеными стенами, центре которого размещались шесть агрегатов размером с большой холодильник. Все остальное пространство было густо утыкано круглыми столами на высокой ножке. Лавок не предусматривалось — видимо, для того, чтобы посетители быстро набивали животы и освобождали места для следующих.
Трое невысоких мужчин и одна узкоглазая женщина деловито ковыряли содержимое своих подносов. Я решил последовать их примеру, активировав контрольную панель одного из агрегатов. Перечень блюд не впечатлял — всего три сотни наименований с картинками. Названия мне ничего не говорили, поэтому я выбрал первые четыре позиции в списке.
Аппарат утробно заурчал, через минуту выдав квадратный поднос, разделенный перегородками на четыре части. Я осторожно попробовал первое блюдо — густую кашу, чем-то похожую на острый плов. Отщипнув кусочек розовой котлеты, я признал — желудок бойца спецподразделения переваривал и не такое. Зато сплющенный шар размером с кулак из вонючих водорослей и невкусный напиток желтого цвета, напоминающий вкусом прокисшее молоко я сразу переправил в ящик утилизатора. Заказал следующие четыре пункта, отложив первый поднос. Мелко порубленные хрящики в белом желе есть не стал. Мясные тефтели и лепешку из чего-то, похожего на сою, я быстро умял, утрамбовав соком с кусочками фруктов.
— Нормально, — буркнул я, отправляя в ненасытную утробу утилизатора опустевшую тару. Я уже успел узнать, что все блюда синтезируются на месте из органического сырья, запас которого хранится в картриджах — технологии Содружества значительно обогнали земные.

Вернувшись в каюту, я приступил к первому документу, который я сохранил в своем хранилище. Это оказался труд некоего Кейкры, который занимался анализом наземных конфликтов корпораций за последние два десятка лет. Этот деятель рекомендовал изучить базу «Тактика соединений», однако для меня пока этот способ не подходил — на моем счету осталось всего триста кредитов.
В пространном вступлении автор нелицеприятно отзывался об оширских корпорациях, которые используют нечто вроде призывной системы, заваливая противника трупами своих бойцов и устаревшей техникой. Подобным занимались и чернокожие — эти использовали дешевых рабов.
Времена танковых армад и толп солдат с автоматами, браво бегущих на противника с криком “Ура!” давно прошли. Такую толпу можно было накрыть одной мощной боеголовкой с беспилотного аппарата. Боеприпасы с активным веществом — гаксием по своим потребительским свойствам значительно превосходили грязные ядерные заряды. Не говоря уже прочих негуманных средствах убиения разумных — таких как боевые вирусы.
Корпорации воюют небольшими мобильными группами, состоящими из бойцов-профессионалов. Также активно используются дроиды, беспилотники и прочие дорогие и хитрые устройства — ими рулят высокооплачиваемые специалисты, которые тоже обычно входят в состав мобильных групп.



32

Я пролистал информацию о “погонщиках” — так автор называл операторов боевых роботов. Такой специалист мог одновременно командовать двумя десятками дроидов, подбирая их состав в зависимости от поставленных задач. Например, разведчики размером с хомяка или платформы с тяжелым вооружением. Однако без оператора они резко тупели — производитель ограничивал самостоятельность таких боевых единиц.
Про бунт машин я уже успел узнать — две сотни лет назад взбесившиеся искины покрошили своих создателей, объявив себя Центром. Люди так и не смогли окончательно решить проблему чокнутых роботов — планету выжгли дотла, но часть хитрых железяк успела сбежать. Сейчас они успешно плодились где-то на окраинах сектора, но людям до них не было никакого дела — местонахождение пресловутого Центра пока оставалось тайной.
Возможность рулить могучими роботами точно не будет лишней — моя нейросеть позволяла прямое управление механизмами. Правда, низкий индекс интеллекта не позволял одновременно управлять стадом железных бойцов. Да и цены на них кусались — дроид-штурмовик с пулеметом или импульсником стоил около двухсот пятидесяти тысяч кредитов. За эту цену покупатель получал дроида третьего поколения, а относительно современные модели четвертого стоили вдвое дороже. Хотя военные ведущих государств уже использовали роботов пятого и даже шестого поколений, широкого распространения они не получили.
Мобильные разведкомплексы были вполне доступны по цене — например, широко распространенные серии «Барус» или «Адзай». Наборчик из десятка летающих дроидов размером с кулак мог контролировать площадь порядка десяти квадратных километров — а боец мог использовать данные этих малышей для стрельбы по удаленным целям.

Автор документа не рассматривал вопросы снабжения — обычно оружие, боеприпасы, мелких дроидов и прочие расходники штамповали на месте. Например, малый промышленный синтезатор мог потреблять как мусор, так и чистые металлы и концентрат руды. Естественно, что наибольшая производительность достигалась только в последних случаях. Все упиралось в лицензии и материалы — производитель обычно требовал за свои разработки серьезные деньги. Поэтому убогий автомат «Корза
74», который недалеко ушел от земных аналогов, продавался за полторы тысячи кредитов, а новейший штурмовой комплекс «Урш
205», нафаршированный умной электроникой, в комплекте с дополнительными модулями стоил пятьдесят тысяч.
Я пролистал нудное описание десятка корпоративных разборок, сделав выводы — боевые действия обычно велись с четко определенными целями и небольшими орядами. В отдельных случаях группам, имеющим подавляющее технологическое преимущество, удавалось без потерь разбить многократно превосходящие силы противника.
Например, арварцы воевали с помощью рабов, набранных в слаборазвитых мирах — такому дикарю даже не ставили нейросеть. Обучающим устройством загоняли в голову простых несколько баз и вручали примитивное оружие. Оширцы использовали подростков и женщин — бойцы из такого континента были аховые. Неудивительно, что хорошо оснащенные специалисты на голову превосходили таких вояк.
Автор мельком отметил, что иногда компании просто бросали своих бойцов и снаряжение после проигранной схватки. Поскольку дешевле было выплатить компенсацию, чем посылать дополнительные силы на эвакуацию остатков разбитого подразделения. В общем, жизнь отдельного бойца оценивалась в сумму, указанную в контракте.
С другой стороны воюющие стороны обычно ценили человеческий ресурс — часто остатки подразделения вливались в состав армии победителей. Естественно, заключая долгосрочные контракты на невыгодных условиях.
Поблагодарив автора за ценную информацию, я занес базу «Боевые дроиды» третьего ранга в свой список «хотелок». Подумав, передвинул этот навык, необходимый для использования железных бойцов, на первое место. Все-таки пилотирование малых кораблей пока могло подождать — похоже, следующие полгода мне предстоит провести на поверхности, а там любые полезные навыки повышали шансы выжить.



32

Следующие сутки я посвятил изучению десятка документов, касающихся кораблей, сопутствующих технологий, а также тактики сражений в космосе. Авторы настоятельно советовали приобрести базу под названием "Тактика соединений", где был систематизирован опыт всех серьезных вооруженных столкновений последнего времени.
Особенно полезен оказался труд антранского адмирала Бонгила. Как впоследствии оказалось, автор не являлся человеком — с изображения скалился прямоходящий ящер с толстыми трехпалыми конечностями и коротким хвостом. Крокодил носил блестящую шапочку и сложное устройство типа монокля, вживленное в чешуйчатую морду.
Ящер описывал различия в корабельном вооружении ведущих членов
Содружества и негуманоидных цивилизаций. Федерация Нивэй и республика Хакдан использовали преимущественно энергетическое оружие
— эти два государства являлись наиболее развитыми в научном плане. В конфедерации Делус делали ставку на продвинутые ракеты. Империя
Антран тоже пыталась развивать это направление наряду с энергетическим оружием. Чернокожие арварцы предпочитали большие пушки, главным образом в связи с отсталостью технологий. Директорат
Ошир последнее время строил носители с множеством малых кораблей.
Автор кратко прошелся по технологиям нелюдей — высокоразвитые
Иадси и Иль-Сни применяли продвинутые гравитационные излучатели и могли тонко манипулировать силовыми полями. Гигантские тараканы
Аланнариани использовали в качестве оружия плазменные двигатели. У коротышек Хиш, похожих на плюшевых медвежат, имелись нейродеструкторы — мощные и дальнобойные пушки, действующие исключительно на органику. Остальные нечеловеческие цивилизации с переменным успехом пытались копировать лучшие образцы вооружения Содружества.

Перелопачивая объемные массивы данных с поясняющими схемами и таблицами, я заметил, что после установки имплантов, усвоение нового шло заметно быстрее. Возросший индекс интеллекта серьезно повлиял на способности обрабатывать поступающую информацию. Неудивительно, что местные тратят серьезные деньги на новейшие импланты.
Я получил представление о классификации космических боевых единиц. Малые суда обычно управлялись одним пилотом и не имели прыжкового двигателя. Челноки, истребители, а также специализированные корабли типа торпедоносцев и разведчиков использовались в пределах одной системы.
Корабли среднего класса имели собственный гипердвигатель и экипаж как минимум из нескольких человек. Эта категория оказалась самой многочисленной: в нее укладывались различные транспортные корабли, легкие носители и несколько типов крейсеров — от крошечных легких до тяжелых.
Большой класс был представлен линейными кораблями и тяжелыми носителями. К этому классу причисляли боевые единицы вроде крейсеров прорыва и линейных. Как правило, эти корабли имели мощное вооружение и многочисленную команду.
Особняком стоял сверхбольшой класс — так обозначались мобильные базы с тяжелым оружием. Они обладали колоссальной огневой мощью, сравнимой с потенциалом целой эскадры, огромной живучестью и могли нести на себе приличное количество средних и малых кораблей.
Стоимость постройки и содержания таких гигантов была по карману только крупным государствам. Инопланетяне тоже использовали подобные конструкции — у цивилизации Иадси предположительно имелось несколько сотен огромных кораблей-городов, а агрессивные насекомые Роя обитали в астероидах-ульях.

Прыжковые двигатели позволяли передвигаться по неким каналам, соединяющим звездные системы между собой. Однако осуществить синхронные перемещения флотов было невозможно из-за эффекта рассеивания — каждый корабль проходил туннель самостоятельно. Боевые единицы группы выходили из прыжка на значительном расстоянии друг от друга и с приличным разбросом по времени.
Существовали еще некие аномалии — межпространственные дыры, соединяющие удаленные системы. Они обычно существовали короткое время, но иногда этого хватало для переброски целого флота. Люди и негуманоиды искали такие червоточины и охотно их использовали.
Тактика космического боя строилась на ограничениях эффекта рассеивания. Атакующей стороне сложно организовать численный перевес
— небольшая группа защитников могла успешно бить многократно превосходящие силы, входящие в систему разрозненно. Так люди пришли к концепции больших кораблей-баз, несущих на себе мелкие суда, обычно только с внутрисистемными двигателями.
Основной ударной силой флота являлись линейные корабли с тяжелым вооружением и высокой живучестью. Современные экземпляры значительно отличались от тех, что коптили космос несколько веков назад.
Энергетическое оружие и умные ракеты пришли на смену кинетическим пушкам, а вместо тяжелой брони появились силовые экраны. Но концепция их применения таких гигантов практически не изменилась.
Бедные и технологически отсталые государства шли по другому пути и компенсировали качество количеством, делая упор на носители с множеством истребителей. Шустрые малыши не имели серьезной брони, рассчитывая на скорость.
Для противодействия такой угрозе создавались специализированные корабли, которые могли жечь мелочь пачками. Поэтому воюющие стороны старались иметь сбалансированные флоты из боевых единиц разных типов.



33

Раздел, касающийся применения малых кораблей, я изучил досконально — все-таки я планировал развитие в качестве пилота такого аппарата.
Разведчики несли продвинутые сенсоры, системы связи и маскировки
— обычно в ущерб всем остальным функциям. Имелись и особенности — арварцы традиционно старались впихнуть на свои аппараты побольше пушек. Федерация Нивэй использовала свое ноу-хау — поглощающее покрытие и умные системы противодействия. Директорат и республика делали упор на скорость, а разведчики остальных государств не представляли собой ничего особенного в техническом плане.
Среди истребителей выделяли легкие (они же перехватчики) — эти корабли отличались исключительными динамическими характеристиками.
Одной малокалиберной пушки или лазера, как правило, хватало для охоты за разведчиками.
Тяжелые истребители (или штурмовики) обычно несли броню и приличное вооружение — крупнокалиберные роторные пушки или мощные импульсные орудия, а также ракетные установки. Корабли последних поколений позволяли быстро заменять модули с вооружением или специальным оборудованием в зависимости от поставленной задачи.
Под средними истребителями обычно подразумевали компактные аппараты с достаточно универсальным применением. Являясь компромиссом между перехватчиком и штурмовиком, они не могли похвастаться серьезной броней. Их скорость и маневренность позволяла успешно бороться с тяжелыми машинами.
Корветы — специализированные истребители-переростки. Среди них выделялись снайперские аппараты с одной дальнобойной, но медленной пушкой, модификации с кучей быстрых турелей или торпедоносцы.
Эсминцы были самыми большими конструкциями малого класса и по своим размерам приближались к компактным кораблям среднего. Имея серьезное вооружение вроде пары торпед или крупнокалиберной пушки, несколько таких корабликов способны вывести из строя легкий крейсер.
Массированная атака нескольких десятков торпедоносцев могла при удаче повредить линкор или тяжелый носитель. Практиковали обстрел главным калибром, а затем удар авиагруппой — гигант с выбитым оборонительным вооружением не мог ничего противопоставить шустрой мелочи.
Атакующие несли серьезные потери при атаке полностью боеспособной цели, но за успех приходилось платить максимальную цену — человеческими жизнями. С точки зрения экономики такой подход был оправдан — построить полсотни дешевых торпедоносцев дешевле и быстрее, чем один линкор. Такой тактики придерживались некоторые кланы арварцев и директорат Ошир. За чернокожих воевали рабы, а узкоглазые быстро плодились — клан администраторов располагал практически неограниченным человеческим ресурсом.
Обычно на малые суда возлагались задачи разведки, преследования, а также противодействия вражеской авиагруппе. Средний корабль с хорошими динамическими характеристиками мог уклониться от боя, покинув систему раньше, чем до него доберутся враги. Но группа истребителей имела хорошие шансы догнать и повредить двигатели беглеца.



34

— "Боевые операции", третий ранг. Начата загрузка данных, расчетное время проведения — 74 часа 20 минут, — я повесил коробочку коммуникационного устройства на пояс, выкинув почерневшую пластинку в утилизатор. К сожалению, местные достигли определенных высот в создании одноразовых хранилищ информации. Поэтому о копировании ценных баз пришлось забыть.
Вытащив штурмовой комплекс, проверил полученные навыки — как оказалось, смена зарядного модуля занимала мгновения. От прикосновения к овальному пятну на боковине оружия прозрачный брусок падал на пол. Сорвать с поясного крепления новый магазин, защелкнув на место, у меня получалось за две секунды.
Осуществив быструю замену модуля на снайперский, привычно воткнул брусок со спецбоеприпасами — вытянутыми иглами длиной с ладонь.
Засек время — четырнадцать секунд. Обратный процесс занял двенадцать
— эффект от изученной базы данных был налицо. Теперь оставалось провести практические стрельбы — куратор упоминал о тренировочной площадке и симуляторах. Я полагал, что все это великолепие будет доступно после отбытия из системы.

Момент прыжка я встретил в столовой — это помещение стало местом сбора наемников. Совместные трапезы с тройкой бывалых головорезов дали мне огромное количество полезной информации — главным образом насчет мира, где мне вскоре предстоит провести ближайший год.
— Эти дикари — потомки первых колонистов, — сообщил "колобок".
— Не знаю, зачем Сеятели решили заселить эту дыру, но ученые обнаружили останки спускаемых модулей — когда-то давно ковчег вышел на орбиту и разделился части. Один такой кусок нашли и даже определили время, когда это случилось.
— Говоришь, что там раньше была цивилизация… — задумчиво протянул я.
— Ну да, — подтвердил Хасс. — В джунглях встречаются разрушенные города и какие-то старые сооружения. Ничего ценного — просто груды камней. Большая часть поверхности покрыта густой растительностью и болотами. Там прячутся дикари и люди, которые с ними возятся…
— Партизаны значит, — хмыкнул я.
— Так вот, все эти гады заодно. И зверье тоже — твари кусают только нас, дикари невкусные… — продолжил наемник, уткнувшись в свой поднос.
— Мы зарабатываем деньги. Будем стрелять в дикарей, людей и зверей… Нам ведь за это платят, — флегматично сказала женщина.
— Странно, что их не вытравили боевыми вирусами, — прохрипел
Дэба, он все еще не отошел от операции.
— Там все сложно, — махнул рукой Хасс. — Дикари уже не похожи на людей — они приспособились жить в джунглях. Кожа у них покрыта такой дрянью, как у зверей… В общем, химией уничтожить этих гадов можно только вместе с растительностью. Планета, где можно дышать без скафа — ценна сама по себе, так что такое исключено.
Я покачнулся от накатившего головокружения — перед глазами запрыгали яркие точки, но вскоре самочувствие пришло в норму.
— Что это было?
— Прыжок, — ухмыльнулась Лита. — Первое время всегда так, потом ты даже не будешь их замечать…
— Откуда ты такой взялся? — хмуро спросил Дэба. — Не похож на бойца. Снаряжение вроде неплохое, а вопросы задаешь, как глупое
"мясо"…
— Земля, — ответил я.
— И чем ты там занимался? — никак не мог успокоиться боец.
— Последние три года — воевал, — честно ответил я.
— Не слышала о таком мире, — фыркнула женщина. — И как там жизнь?
— У нас там развалилась империя, — подумав, ответил я. — Ну и разные гады подняли головы… сначала эти, бородатые — у вас тоже они есть… Галифат…
— Серьезный противник, — уважительно кивнул Хасс.
— Да, — кивнул я. — потом узкоглазые зашевелились. В общем, последнее время к нам лезли все, кому не лень…
— Желтомордые не бойцы. И как, хорошо платили?
— Практически ничего. Мы воевали не ради денег, — вздохнул я.
— Глупость, — закашлялся Дэба. — Вы что, идиоты — воевать за идею?
— Ну, есть такие понятия — честь, патриотизм… и потом, если не я, то кто? — я замолчал — прошлая жизнь казалась бессмысленной — то, что для меня когда-то имело значение, здесь не стоило ничего.
— Действительно, — засмеялась Лита. — Только глупцы воюют и умирают бесплатно!
— Угу, — нахмурился я, обратив внимание на сразу несколько замигавших значков. Я сразу приступил к разбору входящих посланий — первое было от офицера Шинкля. Тот прислал небольшой инфопакет с тремя десятками документов, касающихся системы Нис-12.
Второе сообщение оказалось уведомлением от финансового отдела — только что мне перечислили шестьдесят четыре тысячи кредитов в счет будущих выплат.
Последняя весточка представляла собой некое расписание на все время перехода. Я выделил главное — целых четыре часа в сутки мне разрешалось проводить в виртуальной капсуле, а заодно посещать тренировочную площадку. Правда получить допуск и согласовать время всех этих мероприятий предлагалось позже. Координатор Шинкль назначил через два часа некое собрание, на котором доведет до личного состава план подготовительных мероприятий и специфику предстоящей работы.
— Наконец-то, — облегченно вздохнул я. — А я уж думал, что на курорт попал…
— Нунза! — прохрипел Дэба, поочередно хлопнув соседей по плечу
— мне тоже досталось.
— Я же говорил, — ощерился "колобок" и, понизив голос, добавил:
— Скоро мы все немножко разбогатеем!



35

Время до назначенной планерки я провел, изучая документы из полученного пакета — сухие данные по системе с незамысловатым названием Нис-12. Интерес представляла только покрытая зарослями четвертая планета от местного светила. Параметры орбиты, период обращения — эти данные я пролистал, отметив, что тяготение на поверхности — чуть меньше стандартного.
Я с интересом просмотрел четкие снимки и короткие ролики — заросли в различных вариациях. Гигантские древовидные образования в экваториальной области и сравнительно низкорослые переплетения губчатых растений, оседлавшие частые цепи горных массивов в средних широтах. В воздухе носились облака спор и тучи мелких крылатых тварей, а на поверхности, большую часть которой покрывала мутная жижа или ковер из тонких побегов, похожих на лианы, шастала живность покрупнее.
Разглядывая все эти красоты, я думал, как же повезло первым колонистам попасть в столь интересное место. Предполагалось, что один из ковчегов Сеятелей высадил около восьмидесяти тысяч человек.
Ученые смогли обнаружить останки одного спускаемого модуля — сейчас от него остался только остов, торчащий из болота.
Отдельный документ знакомил "туриста" с богатым животным миром
Нунзы — перечень из восьми сотен названий с картинками впечатлял.
Опасные для человека виды выделены в отдельную группу. Хищные растения, змеи, пятнистые динозаврики, большие ящеры, ядовитые насекомые и нечто, похожее на осьминога. Просмотрев краткое описание, сделал вывод — мой скаф мелкие твари не прокусят, а крупных всегда можно пристрелить.
Дикарям уделялось особое внимание — выглядели они как невысокие обезьяны, покрытые зеленоватой шерстью. Имелось пояснение: это нечто вроде мха — благодаря такому симбиозу местные могли без опаски находиться в джунглях. С изображений скалились аборигены, некоторые
— с примитивными тесаками и рогатинами, зато остальные сжимали в лапах современного вида оружие. Вроде винтовок внушительного калибра и угловатых автоматов, напоминающих земные образцы второй мировой.
Как оказалось, таким оружием снабжают дикарей прогрессоры — корпорация, которую не до конца выбили с планеты.
У этих уже имелось серьезное вооружение, боевые дроиды и даже авиация — недобитки предпочитали тактику неожиданных ударов.
Использовали они разное старье, однако такая партизанская война сильно мешала колонистам развернуться по-полной. Враги гадили как могли: сбивали челноки, отстреливали людей и взрывали мобильные добывающие заводы — основной источник дохода хозяев.
Новые хозяева планеты успели обжить захваченное крупное поселение и даже основали несколько меньших, окружив их сетью опорных пунктов.
В контролируемой области они добывали ресурсы, отражая вялые атаки дикарей и недобитых прогрессоров. Указывалось, что первое время с дикарями удалось наладить продуктивное сотрудничество, но затем что-то пошло не так — сейчас там шла война на уничтожение.
Я полюбовался на панорамы самого крупного города — разноцветные коробки жилищ были окружены высокой стеной и накрыты мерцающей пленкой силового купола. Посмотрел на мобильные добывающие комплексы
— приземистые гусеничные машины размерами с пятиэтажку ползали по джунглям, оставляя за собой широкие просеки, которые быстро заполняла вода и растительность.

Обитатели палубы стекались в столовую, пока я насчитал пятьдесят восемь мужчин и женщин. Половина жилых модулей пустовала — по словам куратора, еще одна партия желающих заработать присоединиться в одном из промежуточных пунктов маршрута. Я с нетерпением ждал подробностей
— в полученном пакете не объяснялась, зачем нужно тащить в это болото огромное количество головорезов и тяжелое вооружение.
Наемник задумчиво грыз свои хрящики, рассматривая физиономии собравшихся — до начала собрания оставалась пара минут, а офицер еще не появился.
— Посмотрел пакет. Вроде бы все просто, — сообщил я Хассу.
— Там нет самого главного…
— Чего именно? — осторожно поинтересовался я.
— В некоторые места даже местные предпочитают не соваться, — глаза наемника сощурились. — Пятна. Техника там отказывает…
— Там указано, что посещение некоторых областей нежелательно.
— Да. К тому же дикари научились как-то воздействовать на нас…
— И охота тебе снова туда лезть? — я удивленно посмотрел на лысого.
— Риск есть, — тот криво усмехнулся, отодвинув пустой поднос.
— Но с другой стороны, можно взять хороший куш. Кто же от такого откажется?
В помещении столовой незаметно появился координатор. Шинкль небрежно махнул пухлой ладошкой и одна из стен превратилась в большой экран. Кадры высотной съемки сменялись тактическими схемами.
Наконец, панель отобразила раскрашенную разными цветами и отметками карту.



36

— Надеюсь, все уже успели ознакомиться с пакетом… — начал
Шинкль. — Первая задача — сформировать группы. Наш тактический кластер предложил оптимальный состав каждой — не менее десяти единиц.
Коротышка щелкнул пухлыми пальцами, выведя на панель схему — окна с обозначениями соединялись тонкими линиями. Координатор кратко пояснил структуру создаваемого подразделения — четырнадцать групп.
Шинкль сразу же выделил лидеров, добавив идентификаторы бойцов в соответствующие окна. Затем внес по паре имен в списки каждого отряда — я с удивлением обнаружил себя в одной из групп, отмеченных особым значком. Командиром этого взвода (пока состоящего из трех человек) был назначен некий Вохлик, также там имелся идентификатор моей соседки — женщины по имени Шата.
— Ядро группы меняться не будет. Подбор остальных — на усмотрение лидера. После того, как группы будут сформированы, участники получат допуск на тренировочную площадку и в зал погружения.
Головорезы негромким шушуканьем поприветствовали предложение офицера, а я подумал, что здешние порядки по сравнению с земной армией — весьма либеральные.
— Ваши задачи — скрытное проникновение и разведка, а не участие в открытых боевых действиях. Для этого у нас есть другой контингент… — продолжил координатор.
— Что там насчет премий? — выкрикнул один из желтокожих. К нарушению субординации координатор Шинкль отнесся с иронией, погрозив выскочке толстым пальцем, похожим на недоваренную сосиску.
— У вас появится возможность заработать, — усмехнулся коротышка. — Помимо трофейных, премии будут выплачиваться за уничтожение опорных пунктов и тяжелой техники корпорации "Нунза".
Это, если кто не понял, первый хозяин этой дыры — именно они наш главный враг. Дикари не представляют особой угрозы. Наниматель также обещал десятую часть от оценочной стоимости захваченного оборудования. Перечень будет предоставлен по прибытии на место.
Шинкль доходчиво разъяснил план действий на первое время. Сначала корпорация "Слини" принимает дела у предшественника, что займет около месяца, затем начнутся активные действия.
— Задача — разгромить их базы и в итоге лишить части противника боеспособности. У дикарей — численное преимущество, но без специалистов корпорации они просто "мясо". Наши предшественники уже пытались провернуть нечто подобное, но силенок у них не хватило…
Координатор замолк, отметив на схеме границы области, контролируемой заказчиком, выделив неровные овалы вокруг поселений и десятки меньших отметок. В пакете указывалось, что там расположены стационарные добывающие комплексы.
— Враг противопоставит нам такие же мобильные отряды — наш тактический искин полагает, что для успешного противодействия сил у корпорации "Нунза" не хватит. Группы направятся в джунгли и вскроют местоположение опорных пунктов противника. После чего по ним будет нанесен удар с орбиты, — бубнил офицер, выделяя отдельные квадраты на карте поверхности.
Я прокручивал план операции в мозгу — что-то мешало сложиться цельной картине. Размах действий корпорации поражал — разведгруппам предстояло прочесать приличный кусок территории. Малочисленность этих отрядов была вполне оправдана — большое скопление живой силы противник мог уничтожить авиацией или тактическим ядерным зарядом. У противника такое оружие имелось — в местных джунглях можно спрятать все, что угодно.



37

Смуглый и подтянутый Вохлик задумчиво морщил высокий лоб.
Физиономия командира резкими чертами напоминала застывшую маску, а прищуренные темные глаза изучали кандидатов пристально и неприветливо. Я выдержал давящий взгляд бывалого вояки, слегка улыбнувшись — тот удивленно покачал коротко остриженной головой и что-то недовольно пробурчал.
Двигался Вохлик вкрадчиво и неторопливо, напоминая ленивого медведя. Я не сомневался — при необходимости он может распрямиться, как туго сжатая пружина. Пока он разглядывал подошедшую троицу
Хасса, я изучал костюм лидера — явно высокотехнологичный скаф черного цвета, практически полностью покрытый мелкими шестиугольными пластинками и наростами непонятного назначения.
— Подходят. Пока у нас есть шесть человек. Нужно еще четверо, сейчас этим и займусь, — бросил лидер.
— А почему это он тут главный? — удивилась незаметно появившаяся Шата, миловидная девушка в обтягивающем зеленом костюме с множеством припухлостей на спине. Ее короткие волосы переливались десятком неожиданных оттенков, а идеальный овал лица с разноцветными глазами и выкрашенными в синий цвет бровями выглядел на удивление гармонично.
— Восемнадцать стандартных месяцев там! — Вохлик ткнул рукой в сторону экрана, все еще демонстрирующего панорамы Нунзы. — Боевые модификации и специальность оператора тяжелых платформ. Еще вопросы?
— Есть же беспилотные разведчики. Зачем нам вообще туда лезть?
— надула пухлые губки капризная особа.
— Уже пробовали, — ответил мужчина. — Сначала их широко применяли против дикарей. Дорого и неэффективно. У противника есть дешевые ракеты, которые легко ломают эти игрушки. Высотные аппараты они тоже научились сбивать — даже малозаметные разведчики четвертого поколения. Тактика небольших разведгрупп пока оказалась самой эффективной — люди решат задачу лучше, чем технические средства.

Вохлик быстро нашел трех желающих вступить в ряды взвода — пару узкоглазых и коренастого коротышку. С четвертым кандидатом возникла заминка — гигант в тяжелом костюме, не расстающийся со своим оружием даже в столовой, недовольно качал головой на предложение лидера.
Командир начал что-то негромко объяснять несговорчивому верзиле — и тот, повернув приплюснутую голову, внимал. О чем они говорили, я не слышал. Но через некоторое время здоровяк улыбнулся так, словно он выиграл миллион в лотерею.
— Странный выбор, — негромко заметил Хасс, покосившись на замерших около командира "китайцев". Когда они подошли поближе, я сразу отметил сходство — одинаковые скуластые лица, раскосые глаза и татуировка маленькой бесхвостой крысы. У одного — на виске, а другой носил точно такую же отметину на щеке.
Тощие желтокожие носили устаревшие легкие скафы зеленого цвета, усиленные пластинами на груди — именно такой костюм я первое время планировал покупать из-за недостатка средств. За спиной болтались нестандартные шлемы с боковым прицельным модулем и матовым забралом.
Я подумал, что оширцы сильно переживают за свое имущество, раз расхаживают по кораблю в полной экипировке.
Похожий на гнома коротышка неуклюже топтался на месте, держа в одной могучей ручище ополовиненный поднос. Боец не прекращал жевать
— его могучие челюсти работали, подобно мясорубке.
— Оширцы, — разочарованно протянула Шата, брезгливо отвернувшись.
— Вохлик — наш человек, — усмехнулся Хасс. — Знаю, он неплохо заработал, да и среди местных у него есть связи…
— Интересно, где этот тип достал свой скаф, — сказала девушка.
— Такой, наверное, стоит как все наше барахло…
— Не выглядит особо круто, — удивился я.
— Модули на груди — генераторы силового щита, — пояснил Дэба.
— За спиной — реактор. Оружие тоже отличное — навесные модули с управляемыми ракетами и сдвоенная плазменная пушка на руке. В общем, это — серьезный тип…
— В таком случае, очень хорошо, что он теперь в нашей группе, — заметил я. Командир все-таки уломал гиганта — эта разношерстная компания направлялась к нам. В просторном помещении столовой уже образовались несколько групп, а остальные видимо, еще не определились.
Вспомнил, что в функциях нейросети имеется режим отображения подробной информации и сразу же активировал его. Рядом с контуром каждого бойца появилась небольшая табличка — имя, личный идентификатор, а также индекс социальной полезности. Я ухмыльнулся — две трети наемников в мирах Содружества считались преступниками.
Особенно низкий индекс оказался у нашего командира, верзилы в тяжелом скафе, и у оширцев — в приличном месте им лучше не появляться. У остальных с этим делом все было в порядке, впрочем, как и у меня — предыдущий обладатель тела всю свою недолгую жизнь провел среди псионов.
— Группа сформирована. В нашем распоряжении капсулы погружения,
— сообщил Вохлик. — Настаиваю на отработке командного взаимодействия. Сейчас свяжусь с координатором и получу допуск…
Лидер на десяток секунд замер, закрыв глаза — я уже понял, что он отправляет отчет.

— Готово, допуск получен и время согласовано. Четыре часа в сутки — неплохо. Медицинские карты получил, но этого мало.
Командир замолчал, бросив взгляд на стенную панель — значки четырех сформированных групп (и наша в том числе) горели ровным зеленым цветом.
— Пока что имеем следующее. Шата занимается роботами. Поддержка
— два боевых дроида, — продолжил Вохлик. — Нам повезло получить одного из двух полноценных псионов из первого потока. Так что Гарт — наша защита от особо хитрых дикарей…
— Это еще что такое? — удивленно переспросил я.
— Противник может использовать псионов, — ответил лидер. — Поэтому в группы входят люди с высоким пси-индексом — на них воздействовать сложно. Первое время мы оказались не готовы к такому
— потеряли четыре опорных пункта. "Мясо" впадает в ступор и дикари добивают оставшихся. В каждом случае по-разному — бойцы спокойно засыпали или бросали оружие и уходили в джунгли. Поймали тех, кто этим занимается — в общем, действуют они только на коротком расстоянии. Вероятность столкновения с таким противником мала, но надо быть готовыми ко всему…
— В контракте этого не было, — недовольно пробурчал низкорослый и коренастый боец по имени Нибур, прекратив жевать.
— У вас двойная ставка, а у некоторых — тройная с надбавками, — усмехнулся командир, многозначительно посмотрев на меня. — Не просто "мясо", а специалисты с боевым опытом…
— Это точно, — согласился коротышка.
— Теперь все остальные. Нибур — оператор разведкомплекса. Еще один есть у меня, но похуже. Мы сможем контролировать приличный участок местности. У нас даже нашелся специалист с хорошей защитой и тяжелым оружием, — Вохлик кивнул в сторону верзилы, который спокойно разглядывал бойцов. — Сорм Четвертый, ты не возражаешь, если мы будем к тебе обращаться просто Сорм?
— Да будет так, — ответил верзила неприятным рычащим голосом.
— Все остальные — Хасс, Дэба, Лита, Чань и Шунь — бойцы широкой специализации. Мне нужна информация о снаряжении каждого — в ближайшее время я постараюсь выбить из координатора побольше всего про запас, — сообщил лидер. — Пока все свободны. Жду вас в зале погружения через два с половиной часа!



38

Все прозрачные капсулы были заняты людьми — к их головам прижимались блестящие манипуляторы, а тела еле заметно подергивались. Я пришел за сорок минут до назначенного времени, намереваясь ознакомиться с оборудованием поближе. У стоящей в углу полукруглой консоли заметил двух офицеров.
— Первый раз? — усмехнулся молодой вояка, глядя на мое выражение лица.
— Так точно! — ответил я, брезгливо посмотрев на ближайший яйцевидный саркофаг — из раскрытого рта седого мужчины свисала ниточка слюны. Почему-то мне резко расхотелось лезть в такую капсулу.
— Вам в Галифате, наверное, запрещают такие штуки… — хмыкнул офицер.
— Кто сказал, что я оттуда? — удивился я.
— Странно, такое носят только там, — вояка показал пальцем на мою грудь, где располагались две бронепластины с непонятными каракулями.
— И что там написано?
— "Муталиб, пролей на порочных огненный дождь!" — с усмешкой процитировал офицер. — Там еще что-то про Зияддина, но этих закорючек я не знаю…

— Хм… Я не оттуда — просто такой костюм попался, — ответил я, и сразу же постарался перевести разговор на другую тему, показав на капсулу погружения. — А что это за модель?
— "Бран-С". Третье поколение. Используем их для тренировок бойцов и пилотов. Старье, но нам пока хватает. Кластер искинов управляет сетью из восьми десятков устройств, — пояснил разговорчивый офицер.
— Как-нибудь возможно посмотреть, что там происходит? — спросил, кивнув на ближайшую капсулу.
— Смотри-ка, какой любопытный дикарь попался, — засмеялся второй вояка, ткнув соседа в бок.
— А почему бы и нет, — неожиданно согласился молодой. — Брось ему канал, пусть посмотрит!
— Я не дикарь. Мы даже в космос летаем… — хмыкнул я, читая всплывшее сообщение.
Интерфейс нейросети высветил табличку с предложением прямого соединения и использования внешнего источника данных. Я согласился, получив доступ к трехмерной схеме с множеством окошек. Активировав первую, получил вид из кабины космического корабля. Пространство усеивали сотни непонятных значков и разноцветных линий — некоторые из них гасли, а другие — появлялись. Стайки быстрых аппаратов сходились, атакуя друг друга разным оружием. Я некоторое время наблюдал за боем, но так ничего не понял.
Перебрав десяток окошек, нашел то, что меня заинтересовало — теперь я смотрел на мир глазами бойца, который топал по джунглям в составе группы из пяти человек. Через минуту наемник уже косил короткими очередями накатывающие волны каких-то пятнистых тварей, похожих на пятнистых динозавриков. Каждая цель отмечалась тонкой рамкой, а по сторонам появлялись отметки от соседей со стрелочками и пояснениями.
Выстрелы из чего-то крупнокалиберного разносили тела уродцев, однако тех было много. Звук отсутствовал, но выглядело все на редкость реалистично — когда одна из тварюг подскочила и вцепилась бойцу в ногу, тот упал на спину, выронив оружие. Сильный пинок соседа отбросил зверюшку, та забилась в конвульсиях с переломленной хребтиной.
Я перебрал еще два десятка картинок, посмотрев другие сюжеты — бой в каменистой пустоши, работу снайперов и расстрел из плазменного оружия неповоротливого дроида. Прекратив трансляцию, уважительно кивнул — оборудование создавало полную иллюзию настоящего боя.
— А что, если там меня убьют, больно будет? — осторожно поинтересовался я.
— Нет, конечно, — рассмеялся офицер. — У нас оборудование частичного погружения. Максимум — легкий травматический шок, но сейчас эта опция отключена. Ее обычно активируют, если попадется особо тупое "мясо"…



39

Все мышцы болели, словно я не провел четыре часа в виртуальной капсуле, а работал грузчиком. Спину ломило, а в голове стучали маленькие молоточки. Подумал, что те, кто сутками проводят время в таких устройствах — мазохисты.
Я разместился на ложе, а мою голову обхватили гибкие щупальца с множеством присосок. Почувствовал, как реальность расплывается и после беззвучной вспышки уже стоял посреди помещения, похожего на склад. Покрутив головой, я обнаружил стеллажи с оружием, стойки с костюмами и раскрытые ящики с разнообразным имуществом военного назначения.
Перед моими глазами появилась табличка, призывающая воспользоваться интерфейсом подбора экипировки. Согласившись с предложением, я выбрал из обширного перечня близкое к моему снаряжение — скаф "Таль-3" и штурмовой комплекс "Корза-105".
Вспомнив про гадких ящеров, которые водятся в местных виртуальных джунглях, повесил на пояс нечто вроде мачете полуметровой длины.
Многие наемники носили холодное оружие и я решил в ближайшее время обзавестись подобным.
Подтвердив выбор, я сразу же оказался на поляне под развесистыми кронами непривычно желтоватого цвета. Между стволами исполинских деревьев можно было разместить по многоэтажному дому, а переплетения лиан полностью закрывали небо. Над головой с писком носились пестрые насекомые, смахивающие на жирных стрекоз.

— Рилат. Это самое близкое, что есть в программе, — пояснил неожиданно появившийся Вохлик. Его костюм медленно менял цвет, превращаясь из темно-зеленого в желтый. Я подумал, что такая одежка будет очень полезна в джунглях — к сожалению, у моего костюма функция маскировки не действовала.
В руках командир сжимал громоздкий штурмовой комплекс "Урш-202", похожий на пулемет с двумя стволами. В свое время я рассматривал такой для покупки, но вес этого точного и скорострельного оружия меня не устроил. Хотя вместительный магазин на четыре сотни безгильзовых патронов и возможность установить любые навесные модули выглядели очень заманчиво.
— Впечатляет, — кивнул я, разглядев еще нескольких бойцов — парочка "китайцев" и коротышка устроились на торчащих корнях и сейчас обменивались короткими репликами.
— Дождемся остальных и отработаем передвижение, — сообщил лидер. — Сейчас принимай схему!
Пока что я успел изучить только первый ранг базы "Тактика малых групп", но там уже рассматривался вопрос взаимодействия с участниками соединения. Тактический комп сразу же задействовал полученную схему, высветив полупрозрачную панель перед глазами — теперь бойцы группы отображались отметками с указанием расстояния.
Затем я опробовал другие функции — подсветка двигающихся объектов, коммуникационный интефейс и привязку штурмового комплекса. Последний режим оказался особенно ценным — теперь точка перед глазами указывала место, куда попадет выпущенная из ствола игла. Подумал, что обзавестись тактическим компом стало жизненно необходимо — без такого устройства мои возможности падают ниже плинтуса.
Дождавшись появления остальных бойцов, лидер повторил процедуру и двинул речь.
— Джунгли Нунзы имеют свою специфику, — начал Вохлик. — Большинство местных форм жизни не представляют угрозы для нас, но есть и опасные экземпляры. Все это есть в инфопакете, поэтому настоятельно рекомендую изучить его. Встречаются и новые виды — местная живность постоянно изменяется. Ученые считают, что экосистема — один живой организм, реагирующий на нас как на угрозу.
— Эта схема блокирует функции дальней связи, — фыркнула стервозная девица, которая заявилась на тренировку в обтягивающем комбинезоне ярко-синего цвета. Ее голову украшал обруч с утолщениями на висках — такое устройство использовали операторы для увеличения дальности действия нейросети. Никакого оружия заметно не было, однако за спиной Шаты замерли два дроида-краба на суставчатых лапах.
— Именно так. На орбите полно всякого мусора и там точно есть спутники противника. Мы пользуемся резервной линией — действует на коротком расстоянии. Поэтому далеко не расходимся, держимся парами. Основной порядок движения — цепь. Расстояние между звеньями зависит от ситуации. Это чтобы не накрыло всех одним попаданием, — ухмыльнулся лидер.
Настроив интерфейс тактического компа каждого из бойцов группы,
Вохлик продолжил инструктаж.
— Первое, на что следует обратить внимание — ограниченная видимость, поэтому без спецсредств там делать нечего. Дикари для нас не представляют угрозы — они умеют прятаться, но дроиды легко засекают их.
— Разведка — роботы? — поинтересовался я.
— Да. У нас в группе два таких комплекса, — кивнул лидер и из плоского контейнера, висящего на его спине коротышки, выскочили несколько аппаратов размером с яйцо. С негромким шелестом они разлетелись по поляне, а тактическая схема отобразила зеленые отметки разведчиков.
— Сейчас отработаем порядок движения, а в следующий раз займемся боевыми действиями, — пообещал командир.
Следующие пару часов мы нарезали круги по окрестностям, неизменно возвращаясь на поляну. По команде лидера отряд растягивался, не прекращая движения — пара дроидов шустро перебирала тонкими лапами, а крошечные яйцевидные аппараты заблаговременно засекали местную живность, отмечая силуэты разноцветными рамками. Роботы-крабы меткими одиночными выстрелами разносили зверюг, похожих на пятнистых шакалов, а бойцы развлекались уничтожением мелких летающих созданий.
Рядом со мной громко сопел коренастый наемник — Нибур тащил на спине угловатый контейнер переносного разведкомплекса с гнездами для четырех десятков дроидов. В воздухе постоянно висели полтора десятка таких крошечных шпионов, иногда возвращаясь на подзарядку. Перед моими глазами появилась уведомление системы о завершении тренировки
— четыре часа в виртуальных джунглях закончились.



40

Когда я отправил лидеру группы инфопакет, где указал имеющиеся базы (не упомянув о том, что изучены только половина) и перечислил снаряжение, тот неожиданно предложил помочь. Я не стал скрывать то, что большая часть функционала скафа не задействована — командир обещал решить этот вопрос.
Каюта Вохлика оказалась копией моей, только в углу стояла курильница на витой ножке, источающая сладковатый аромат. Стенная голопанель отображала панорамы бескрайней водной глади — на узкую полоску каменистого берега лениво накатывались темные волны.
Вохлик кивнул, усевшись на полу и сразу же перешел к делу.
Вытащив из скафа невзрачную пластину, он некоторое время изучал маркировку. Как оказалось, именно так и выглядел тактический комп — неисправный модуль прятался в нашлепке на бедре.
— Без него ты для группы бесполезен, — жестко сказал командир.
— Согласен, — кивнул я.
— "Р-120". Все понятно, — сообщил лидер. — Самая дешевая модификация без защиты — такие изделия поставляют в слаборазвитые миры. Твой костюм раньше принадлежал офицеру Галифата…
— Почему ты так решил?
— Из-за этого, — наемник ткнул пальцем в закорючки на одной из бронепластин. — Не знаю, что там написано, но это их язык.
— Возможно заменить неисправный блок? — спросил я.
— Конечно, это же костюм третьего поколения, — ответил специалист. — Модуль отдельно — около семи кусков. Но лучше взять экранированный — "Р-200Т", он обойдется примерно в двенадцать тысяч.
— И как это устроить?
— Очень просто — заявка координатору, которую тот перенаправит в отдел снабжения — они решат вопрос. Стоимость просто вычтут из твоей следующей выплаты. Хотя нет, ты уже должен корпорации приличную сумму — средства должны быть. Советую все необходимое покупать именно здесь, у местных — гораздо дороже.
— А система маскировки?
— Ее ремонт обойдется слишком дорого, да и в джунглях от нее толку нет.
— Может проще новый скаф взять вместо этого?
— Нет, этот хорош, — покачал головой Вохлик. — Советую лучше потратить средства на снаряжение. Пару медицинских модулей и несколько походных наборов, список я тебе пришлю. Хотя нет, их я попробую выбить из снабженцев.
— Собираюсь купить базу по дроидам и носимый разведкомплекс, — сообщил я.
— Разумно. В группе уже есть бойцы с подобной специализацией, но такие навыки лишними не будут. Если появятся деньги на боевого дроида, бери его…
— В пакете координатора есть пункт, что нас будут снабжать всем необходимым.
— Это так. Боеприпасы и минимальный комплект. Обычно этого хватает, но я предпочитаю иметь запас, — пояснил лидер.
— Ясно, так и сделаю, — кивнул я, вытащив коробочку, найденную на теле убийцы. — Есть какие-нибудь мысли, что это такое?
Наемник невозмутимо открыл крышку и повертел в руках блестящий цилиндрик, затем перебрал разноцветные капсулы — похоже, надписи ему оказались знакомы.
— Откуда у тебя это? — наконец спросил Вохлик.
— Трофей, — пожал плечами я.
— Это инжектор и набор из двух препаратов из Треугольника. Вот эти, с тремя точками — мощное средство для допросов. Обычно, после использования такой дури клиенты долго не живут. Второе средство — психотропный стимулятор. Советую побыстрее избавиться от этого. Но не думаю, что здесь тебе дадут нормальную цену — товар специфический и дорогой. В мирах Содружества подобные вещества под запретом…



41

— Буду иметь в виду, — буркнул я.
— Хотя вот эти, желтенькие, можешь оставить. Если мы поймаем кого-нибудь из командного персонала противника живьем, эта дрянь пригодиться, — подумав, предложил лидер. — У меня есть аналог, но твоя дурь тоже пригодится.
— Разумно, — согласился я.
— Да, и вот еще что. Избавься от этой игрушки! — сказал Вохлик, ткнув пальцем в пистолет, висящий у меня на поясе.
— Почему?
— Гражданское оружие. В серьезной схватке от него толку не будет. Слишком медленный и тяжелый.
— Так и сделаю, — я согласился с авторитетным мнением.
— И никаких больших ножей и прочего острого хлама. Конечно, это твое дело, но тащить на себе бесполезное барахло — глупо.
— Ясно. Теперь насчет трофеев. В пакете я ничего конкретного по этому поводу не нашел. Как в корпорации с добычей?
— Как всегда, — оживился командир. — Боевые трофеи принадлежат отряду, их добывшему. Если повезет захватить тяжелую технику или специализированное оборудование, заказчик выплачивает часть оценочной стоимости в качестве премии. Вывезти и реализовать такое имущество мы не можем, поэтому придется сдавать корпорации.
— Так, а что значит "боевые"?
— Можешь не забивать себе этим голову. На Нунзе все трофеи идут по категории боевых. Аборигены нас сильно не любят, поэтому мы всегда стреляем первыми, — усмехнулся лидер. — Запомни, мы — охотники, а они — дичь!

Две недели пролетели быстро — четыре часа в день я проводил в виртуальной капсуле, отрабатывая боевые задачи. Заодно пострелял из разнообразного оружия, признав, что сделал правильный выбор — оширский штурмовой комплекс "Корза-105" оказался на высоте. Я потратил четыре десятка зарядных модулей с имитационными боеприпасами на полигоне — одна из нижних палуб была превращена в большой лабиринт. Каждому бойцу спецотряда выдавался подобный набор, но из всей нашей группы воспользовался возможностью пострелять только я — остальные ограничились виртуальными тренировками. Я пару часов подряд палил по голографическим мишеням, почему-то операторы предпочитали использовать только образы чернокожих арварцев.
Закончив загрузку базы "Тактика малых групп", следующими изучил
"Боевые операции" и "Медицину". Мне удалось договориться с куратором и тот выделил дополнительное время, которое я потратил на отработку индивидуальной программы — знакомство с медицинским оборудованием.

Я успел навестить отдел снабжения, где потратил практически все имеющиеся средства на покупку тактического компа и базу "Боевые дроиды" третьего ранга — загрузка ее растянулась на двенадцать дней.
Вполне вероятно, что испробовать железных помощников получится только на поверхности. На носимый разведкомплекс денег хватило впритык: взял одну из самых дешевых моделей — "Адзай-6" оширского производства. Шесть яйцеобразных аппаратов размером чуть больше моего кулака прятались в компактном контейнере — его оператор таскал на спине. После всех покупок осталось всего две с половиной тысячи кредитов, однако я не расстраивался — по словам наемников, в ближайшее время появится возможность поправить материальное положение.
Все свободное время я тратил на изучение инфопакетов, ими успел забить все свободные хранилища данных. С многофункциональным компьютером, доставшимся мне в качестве трофея, разобраться было несложно. Структура организации данных имела много общего с уже знакомым мне интерфейсом нейросети.
Четыре программных пакета с непонятными мне цифровыми обозначениями при запуске не делали ровным счетом ничего, кроме вывода на панель значков-иероглифов и графиков. Меня не оставляло ощущение, что это все необходимо для взлома, но как все это работает, пока было неясно. Вероятно, для понимания принципов действия подобных вещей требовались специализированные базы, но посмотрев на их цены, я сделал вывод — высокотехнологичную игрушку придется оставить на потом.
Я использовал устройство как большое хранилище информации, синхронизировав его с нейросетью. Туда поместил десяток полезных справочников: по космическим кораблям, вооружению, дроидам, боевым костюмам, населенным мирам и негуманоидам. При случае я собирался изучить необходимые навыки, а пока пришлось довольствоваться устаревшими на десяток лет данными — они распространялись свободно.
За пакеты с актуальной информацией производитель хотел серьезных денег, которых у меня последнее время хронически не хватало. К сожалению, пиратских версий местные не предлагали — в Содружестве проблема нелегального копирования была давно решена. Правда, встречались упоминания о райкерах, занимающихся всякими темными делишками, но их услуги стоили дорого.



42

Звезда, обозначенная в реестре как Нис-12, являлась желтым гигантом — внешние камеры отображали ее как крошечное огненное пятнышко. Расплывчатый диск окутывала яркая туманность, мерцающая в отраженных лучах светила.
Ударный носитель корпорации "Слини" вышел из прыжка неподалеку от оранжевого газового гиганта, в толще атмосферы которого бушевали непрекращающиеся бури.
Трое мужчин стояли перед голографическим экраном, занимающим всю переборку — от жирной отметки большого корабля отходили зеленые точки истребителей. Командный центр флагмана жил своей жизнью — пилоты и операторы орудийных систем замерли в капсулах погружения, обмениваясь короткими репликами.
Ульм ан Ноксон, будучи главой корпорации, определял общую стратегию развития — этот пожилой человек с жестким лицом мог послать в бой три с половиной тысячи бойцов. Толстячок Ветцель являлся одним из пяти директоров — он осуществлял командование наземными операциями. Узкоглазый и субтильный капитан Озаки отвечал за то, чтобы ударный носитель и его экипаж были готовы выполнить любую задачу.

Из доков выскочили шесть десятков штурмовиков "Ар-Сох" и истребителей "Вассер", окруживших неповоротливый флагман.
Шестнадцать торпедоносцев "Каннут" оставались в полной боевой готовности — хотя капитан предполагал, что в системе уже есть силы союзников, он предпочитал быть готовым к любому развитию событий.
Ударный носитель начал маневры, покинув тень гигантской газовой планеты, и через четыре часа движения пилот доложил о попытке установить связь. Капитан негромко скомандовал открыть канал и через минуту глава корпорации хмуро смотрел на молодого мужчину с блестящим имплантом на виске, который беззвучно открывал и закрывал рот.
— …Закрытая система. Назовите цель визита! — диспетчер коснулся рукой своего устройства.
— Соединение корпорации "Слини". Двухгодовой контракт.
— Принято. Двигайтесь прямо к Нунзе!
— Мы уже давно тут, а вы сообразили только сейчас. У вас что, нет никаких патрулей? — удивленно спросил Ульм.
— После ухода ваших коллег мы контролируем только околопланетную область. Часть автоматических станций все еще действует, но покрытие недостаточно. Я выдам вам доступ, — неохотно ответил диспетчер, разорвав связь.
— Да что у них тут творится, — раздраженно пробурчал глава корпорации.
— По данным отдела разведки, наши предшественники должны были задержаться как минимум на два месяца, — негромко ответил Ветцель.
— Вряд ли они выплатят неустойку, разорвав контракт раньше…
По мере движения флагмана вглубь системы, операторы получали информацию о состоянии дел нанимателя. Объемная схема отображала зоны контроля и точки действующих разведстанций.
Нунза имела вид буро-зеленого шара, испятнанного неровными кляксами океанов, больше похожих на неглубокие лужи. Неприятный цвет растительности, практически целиком покрывающей поверхность, был слегка смягчен мутной пеленой атмосферы.
Рядом с планетой обнаружились отметки боевых станций и нескольких платформ неустановленного назначения. Глава корпорации недовольно морщился, разглядывая обозначения разнотипных кораблей и грузовиков, находящихся на орбите. На его взгляд, разумнее было обозначить присутствие, контролируя известные зоны перехода.
— Занимаем стационарную орбиту, — принял решение Ульм ан
Ноксон, высветив отметку над самым крупным поселением. — Два наших корабля еще не прибыли — их ждать не будем. Сначала я свяжусь с нанимателем и узнаю, что именно здесь твориться. А пока начинаем подготовку к высадке!



43

Оповещение о двадцатиминутной готовности не застало меня врасплох
— сборы заняли минуту. От лидера группы я уже знал, что в планах что-то поменялось и первое время нам предстоит базироваться на планете. Поэтому захватил с собой все имущество — на спине располагался изрядно распухший рюкзак с пристегнутым рядом компактным чехлом снайперского модуля. Рядом крепился кирпичик с шестью разведчиками-дроидами. На шее висел штурмовой комплекс в десантной модификации.
Ребристый чемодан с пустыми гнездами под оружейные модули, я, поразмыслив, решил захватить с собой. Подумав, что буду складывать туда трофеи, подхватил удобную ручку и с натянутой улыбкой направился к платформе лифта.
В доке остались только четыре угловатых челнока, подобные тому, что доставил меня на флагман. Теперь-то я знал, что это грузовая модификация арварского эсминца третьего поколения, которая называется "Ариф". Нескладные кораблики несли броню и внушительный набор вооружения — две роторные пушки и навесные блоки с ракетами или бомбами. Правда, в справочнике указывалось, что эти корабли устарели и чернокожие их уже не используют.

— Грузитесь в этот, — буркнул офицер, ткнув рукой в сторону кораблика с открытым люком. Половину отсека занимали уродливый аппарат в виде паука габаритами с микроавтобус, гравиплатформа и штабеля каких-то ящиков. А в другой половине размещались двадцать ложементов со сложными креплениями по бокам.
— Вперед! — лидер группы одобрительно кивнул, мазнув взглядом по девяти бойцам. Наемники сосредоточенно засопели под грузом имущества, один за другим исчезая в утробе челнока.
Больше всего барахла обнаружилось у нашего специалиста по дроидам
— на небольшой прямоугольной гравиплатформе располагались два робота-краба и десяток продолговатых контейнеров. Шата довольно улыбалась, поглядывая на своих железных бойцов, обвешанных исключительно энергетическим оружием. Я узнал широко распространенных в Содружестве дроидов "Цвика", которые не требовали боеприпасов — их импульсники работали от мощного реактора в брюхе.
Я осторожно занял свободное кресло, слегка просевшее под моим весом, воткнув штурмовой комплекс в зажим сбоку, а затем закрепив пустой кофр. Позади разместился молчаливый верзила Сорм, а рядом сел
Хасс, хлопнув меня по плечу — за время полета я общался главным образом с его тройкой, остальные избегали общения с псионом.
— Повезло! Этот рейс проведем с комфортом, — подмигнул наемник, откидывая панель на подлокотнике ложемента.
— Что это?
— Интерфейс подключения к внешним камерам и бортовому оружию,
— пояснил коротышка Нибур.
— Ну, это другое дело! — обрадовался я, повторяя действия соседа. Задействовав консоль, получил доступ к десятку экранов — правда, пока смотреть там пока было не на что.



44

Под противное кряканье сирены аппарель закрылась и челнок вместе с тремя другими подхватили манипуляторы, выбросив из дока. Я почувствовал легкое головокружение, когда аппарат покинул поле гравитации носителя.
Угловатую тушу флагмана окружали стайки сверкающих в отраженном свете звезды истребителей. На фоне темно-зеленого шара планеты виднелись какие-то освещенные конструкции и яркие черточки других больших кораблей.
Челнок несколько раз крутанулся вдоль оси — к нашему конвою присоединились шесть сопровождающих — истребители "Вассер" своими стремительными силуэтами напоминали хищных рыбин. На одном из экранов мелькнула темная туша флагмана и эскадрилья начала долгое падение в атмосферу Нунзы, расчерчивая яркими выхлопами облачную пелену. Я разглядывал растущий диск планеты под еле слышный визг компенсационного генератора — вскоре он заполнил весь экран.
Клиновидные истребители легко маневрировали, изредка корректируя спуск яркими факелами, а угловатые челноки, напротив, проламывались через разряженный воздух подобно пылающим метеорам. Камеры ненадолго погасли, и вот уже наш транспорт мелко задрожал, входя в плотные слои атмосферы. Наконец пронзительный визг перешел в ровное гудение и облачная муть сменилась бескрайними джунглями. Море темно-зеленой растительности простиралось до самого горизонта и я понял, что в этих зарослях можно спрятать все, что угодно.
Под брюхом челнока изредка проносились какие-то быстрые аппараты с короткими крыльями, после которых в воздухе оставались тающие трассы выхлопов.
Темно зеленые заросли сменились стеклянистой черной поверхностью и наш аппарат накренился на вираже, по широкой дуге обходя поселение. Истребители сопровождения сделали пару кругов и на ярких факелах выхлопов потянулись в зенит, выбираясь из гравитационного колодца Нунзы.
Тускло мерцающий силовой купол накрывал ровные ряды высоких зданий, окруженных высокой стеной грязно-серого цвета. Я заметил темные шлюзы и орудийные башни, густо натыканные на защитных сооружениях. Планировка столицы напоминала гигантскую ромашку — вокруг купола тянулись ряды приземистых ангаров и разноцветные квадратики посадочных площадок, к одной из которых и направился наш транспорт. Там же наблюдались округлые туши средних кораблей — рядом с крошечными челноками они смотрелись выброшенными на берег китами.
Рядом высилось огромное кубическое здание, украшенное лесом решетчатых антенн и орудийными башнями. Угловатые механизмы, с высоты похожие на блестящих жуков, ползали между стоящими на поле грузовиками, а из скрытых под землей шахт стартовали истребители с короткими крылышками. Над городом носились десятки таких аппаратов.
— Добро пожаловать на Нунзу! — пробормотал Хасс с ехидной улыбкой. Один из узкоглазых стиснул в кулаке фигурку крысоподобного зверька, что-то еле слышно бормоча. Я уже успел узнать о культе священного урша — официальная религия директората больше напоминала бизнес-проект. Жрецы усердно впаривали последователям статуэтки, амулеты и прочие бесполезные в хозяйстве, но дорогие вещи.
Наконец наш транспорт плюхнулся на площадку и замер, потрескивая раскаленным корпусом. Аппарель откинулась и я вдохнул разряженный воздух Нунзы. Легкие обожгло мельчайшими раскаленными иголочками, но через мгновение неприятные ощущения пропали — имплант действовал.
Пара бойцов хрипло закашлялась, проклиная вонь, на мой взгляд, вполне терпимую — теплый воздух нес ароматы гнили и сладковатой пыльцы.




Часть 2



45

По орбите красноватого шарика плыли боевые станции и разнообразные боевые корабли — среди них встречались как развалюхи, коптящие космос пять сотен лет, так и современные военные суда.
Система Нум-Рияд оказалась совсем не тем, что я ожидал увидеть — здесь даже работала инфосеть, доступная всем желающим, и имелись ретрансляторы Содружества.
Пока наш корабль ожидал разрешения на стыковку, я ознакомился с данными по двум населенным планетам системы. Пустынный мир Рияд, населенный выходцами из Галифата, не представлял для меня интереса.
Зато Нум, управляемый советом кланов, являлся центром деловой активности кластера из двух десятков звездных систем. Мне стало понятно, на чем держится благосостояние местных — проходящие через
Нум-Рияд корабли платили за свою безопасность. Ну а поскольку в соседних системах орудовали боевые эскадры местных кланов, то есть наемников и пиратов, гостям было проще заплатить вымогателям, чем прокладывать маршрут в обход. Тем более, суммы были не особо серьезными — хозяину корыта среднего класса предстояло лишиться ста двадцати тысяч кредитов, а владелец корабля покрупнее платил вдвое больше.
— Терминал "Гумзат". Ну и названьице! — бормотал я, разглядывая тушу самой большой станции независимой системы Нум-Рияд. Поверхность вытянутого в длину планетоида густо покрывали купола, причальные мачты для крупных кораблей, посадочные площадки и створки ячеек, благодаря которым объект местами походил на пчелиные соты.
— Выдали разрешение на сближение. Я арендовал малую ячейку… — отозвался Вохлик, командир нашего подразделения. — Цены здесь кусаются — три тысячи кредитов за стандартные сутки. Просто грабеж!
— Ну а что ты хотел? Мы заявились сюда на корабле конфедерации
Делус. А Вождя здесь не сильно любят… — бросил Хасс, наемник, похожий своей лысой головой на колобка.
— Хорошо, что в системе нет чокнутых Высших. А то им было бы интересно, откуда у нас их абордажный бот, — заметил Вохлик. — После регистрации получим новый идентификатор. Надо закрасить этот герб…
— И избавится от голов предыдущих владельцев! — добавила Шата, миловидная девушка и наш специалист по боевым дроидам.
Я повернулся и посмотрел на прозрачный контейнер, который буравил тяжелым взглядом гигант Сорм. Замороженные головы Высших выглядели совершенно одинаково — похоже, элитные бойцы были братьями или клонами: квадратные челюсти, выпученные глаза и короткий ежик серебристого цвета. Только у одного из покойных имелась крошечная татуировка за ухом в виде герба конфедерации Делус — черная закорючка в красном кружке.
Искин отмечал зелеными рамками далекие суда, которые двигались на безопасном от нашего маршрута расстоянии. В системе их было много — вокруг станции кишели челноки и боевые платформы кланов. Некоторое время я рассматривал конструкции негуманоидов, приближая изображение с внешних камер.
Уродливые конструкции крысоподобных Печембу, раскрашенные в красно-коричневые пятна, шарообразные корабли мзинов, нелепые коряги ящериц Скаржи и пузатые аппараты обезьянок Ашанти… на окраине системы находилась целая эскадра из десятка таких кораблей-бутылок.
А высоко над плоскостью эклиптики двигался инопланетный корабль в виде огромного цветка — вокруг крошечной ножки в отраженном свете звезды блестели паруса, растянутые на сотни километров.
Транспортный луч втянул абордажный бот в открывшуюся ячейку, и вскоре тот замер посредине прямоугольного ангара. Люк открылся, а наемники покинули десантный отсек. Несмотря внушительные размеры кораблика, места внутри было не особо много — значительную часть внутреннего объема занимали мощные двигатели и топливные баки.



46

Полгода прошло с момента моего появления в этом мире. После проигранного боя с боевиками на Земле я получил шанс начать вторую жизнь в новом мире. Ошибка ритуала переноса сознания — и вот уже вместо старика, пожелавшего продлить свое существование, оно досталось мне.
И надо сказать, тело неплохое — слабые способности к телекинезу пришлись весьма кстати, да и продолжительность жизни местных значительно отличалась от земных стандартов. Имея средства на регулярное медобслуживание, гражданин высокоразвитого мира мог протянуть три сотни лет. А местные олигархи могли воспользоваться довольно дорогими артефактами, позволяющими сменить тело.
Покинув планету, населенную псионами и негуманоидами, я обзавелся нейросетью "Пилот-3М", что сразу же позволило загружать напрямую в мозг полезные навыки — технологии обучения здесь намного опережали земные.
Оставалось пойти по пути наемника — я не умел ничего, кроме как нажимать на курок автомата. Первый заключенный контракт с частной армией закончился досрочно — сейчас я полагал, что от корпорации
"Слини" остался только небольшой отряд. Мне повезло уцелеть на Нунзе
— окраинном мире, полностью покрытом джунглями, когда конфедерация
Делус захотела захватить эту дыру. Благодаря случайному знакомству с прятавшимся там кораблем Ушедших — давно исчезнувшей расы ящеров, я сильно продвинулся в управлении своим даром и теперь мог назвать себя слабеньким "нюхачом".
Возможность почувствовать рядом разумных и источники энергии оказалась весьма полезной. Сильные нюхачи могли действовать на огромном расстоянии, однако мне до них было далеко. Мой предел — сфера диаметром чуть меньше километра. К тому же следовало разобраться с тем, что вложила в мою голову искусственная личность, чьи создатели пропали пару тысяч лет назад, а то и более.
Я уже давно понял, что одиночке в этом мире не выжить, поэтому принял предложение командира войти в состав формирующегося отряда.
Конечно, организовать собственное подразделение было бы перспективней, однако до конца понять местных и их мотивацию у меня пока не получалось. Среди наемников встречались не вполне адекватные личности — честно говоря, поворачиваться спиной в бою к таким я бы не рискнул. Даже в центральных мирах Содружества хватало таких типов, а системы фронтира просто кишели различными маргиналами, фанатиками и психопатами. Теперь я — Гарт, наемник — просто один из многих, кто продает свои таланты за деньги.
Вохлик — лидер нашей компании, наемник с огромным опытом. Шата — миловидная девушка-инженер с разноцветными глазами и нездоровой тягой к боевым дроидам. Сорм — немногословный верзила, похожий на неандертальца. Лумис — низкорослый пилот, присоединившийся к отряду, и двое наемников — Хасс и Абу. Во всяком случае, с ними я сражался вместе и в их адекватности был уверен.

— Не похоже, что тут безопасно… — хмуро пробормотал Хасс, проведя рукой по стене ангара. Оплывший металл, сколы от попаданий пуль — серая поверхность носила следы недавнего боя.
— Я же говорил! Здесь надо всегда быть начеку. Полно желающих наложить лапы на чужое добро. Но на станциях кланов — еще хуже, — понизив голос, высказался Абу.
— А как же служба безопасности? — удивился я.
— За деньги они на многое могут закрыть глаза, — пояснил наемник.
— Именно поэтому размещаемся здесь, — кивнул Вохлик. — Скоро доставят жилой модуль. Десятиместный, меньше не нашлось. Оплатил аренду на минимальный срок — пять суток. Вряд ли мы здесь задержимся дольше…
Вскоре в ангар вкатился приземистый колесный агрегат, в захватах которого висел заказанный модуль. После того, как погрузчик аккуратно поставил у стены огромную коробку, техник подсоединил свисающий кабель к выходу энергосистемы станции. Неприязненно покосившись на стоящий в центре помещения корабль с гербом Делуса, лохматый мужчина демонстративно сплюнул на поцарапанный пол, после чего растер зеленую плюху ботинком, запрыгнул в кабину и укатил.
Закинув рюкзак на одну из коек, я присоединился к бойцам, разгружающим трофеи. Ящик с научным оборудованием, контейнеры со скафами погибших и барахлом десантников конфедерации, поврежденные дроиды… Отряд успел обзавестись ценным имуществом, которое еще предстояло реализовать.
— Вроде неплохая вещь, — заметил я, покрутив в руках трофейный штурмовой комплекс "Халле" с массивной рукояткой и торчащим снизу прозрачным зарядным модулем. Имеющие модификации организма бойцы
Делуса легко управлялись с этим мощным оружием, однако для меня пушка оказалась тяжеловата.
— Один оставлю себе, — кивнул Вохлик. — Второй и ракетницу — на продажу! Но это для особо крутых противников. Боеприпасы стоят хороших денег и не везде есть в продаже.
— А почему десантники конфедерации не используют энергетическое оружие? Ну, вроде плазменных пушек. Они же мощные и стреляют практически бесплатно…
— Медленное. К тому же против плазмы и лазеров есть эффективные меры противодействия. К примеру, на боевых кораблях помещения могут заполнить газом или пылью. А это оружие будет стрелять в любом случае, — пояснил командир, отсоединяя прозрачный магазин. -
Дорогое удовольствие. Каждый такой — четыре тысячи кредитов.
— Неслабо! — согласился я. Остроносые патрончики размером с палец имели маркировку, поясняющие их высокую цену. Начинка из очищенного гаксия и бронебойный сердечник — неудивительно, что такие спецбоеприпасы прошивали насквозь скафы и панцири дроидов.
* * *
Идею обзавестись генератором силового экрана и носимым реактором давно обдумывал — после недавнего боя с дроидами и элитными бойцами конфедерации отряд понес ощутимые потери. А хорошая защита — вопрос выживания, и экономить на себе я не собирался. Так что пришлось немного изменить приоритеты, поставив на первое место в моем списке запланированных покупок снаряжение и необходимые базы. Да и возможность прикупить с существенной скидкой трофеи упускать не хотелось.
Комплект абордажника конфедерации весил прилично, но по совету специалистки, я скомпоновал несколько более громоздкую систему — генератор щита "Уфиш-4Д" производства Делуса и мощный реактор
"Орм-24" из распотрошенного дроида. Такой комплект позволял выдержать несколько плазменных зарядов, приличное количество лазерных импульсов или продолжительный обстрел из кинетического оружия.
Носить на себе лишних двадцать килограммов не очень хотелось, однако в эффективности силовых экранов я уже успел убедиться. Заодно планировал установить на плечо скафа турель с легкой плазменной пушкой, что резко расширяло боевые возможности. Хотя я избегал лезть в первые ряды, не использовать избыточные мощности реактора было глупо.
— Как, ты не будешь ремонтировать этого? — удивился я, кивнув на вскрытый корпус железного бойца.
— Нет, — покачала головой девушка. — Трофейные превосходят то, что у меня было. Тем более что запасных модулей для них теперь избыток.

Командир был постоянно начеку — наемники покидали арендованную ячейку как минимум парами, а коротышка Лумис постоянно торчал в рубке абордажного бота, две роторные турели которого оставались весомым аргументом в любой схватке.
После того, как Вохлик разместил в местной торговой системе предложения о продаже трофеев, потянулись первые покупатели.
Высокотехнологичная продукция конфедерации здесь пользовалась спросом — все оружие и снаряжение Высших забрал первый посетитель, видимо перекупщик.
Я времени не терял, копаясь в инфосети — упоминаний о Земле ожидаемо не встретилось. Можно было осуществить поиск в реестре по заданным параметрам, но я просто не знал, как сформулировать запрос
— уроки астрономии в школе благополучно проспал. Правда, поисковая система предложила подключиться к банкам данных специализированных исследовательских учреждений — федерации Нивэй или же империи
Антран. Однако стоимость подобной процедуры оказалась запредельной: компании — владельцы ретрансляторов почему-то не собирались оказывать услуги бесплатно.
Наш корабль двигался быстрее, чем распространяются новости — мне так и не удалось узнать, чем закончилось побоище на планете Нунза, молниеносно захваченной конфедерацией Делус.
Глобальный конфликт мегакорпорации "Шонта" с объединением
"Хейди", идущий в системах фронтира, атаки небольших групп агрессивной цивилизации Рой на пограничные миры. Захват никому не нужной системы кланами мусорщиков, очередная война в Окраинных Мирах
— в общем, ничего любопытного.
Зато сюжет о визите техноразумных в хакданскую систему Йола я просмотрел с интересом. Одинокий корабль попытался выйти на связь, используя модулированное излучение. Необычное поведение чокнутых роботов Центра так и осталось загадкой — военные среагировали быстро, уничтожив незваного гостя сразу же, как тот появился в пространстве республики.
Вспомнив о заблокированном трофее, доставшемся от покойного ученого, я нашел в сети полную спецификацию. Устройство "Вэш-К" являлось многофункциональным комплектом связи и управления. Один из плоских модулей с цифровой маркировкой являлся большим хранилищем данных, второй — дополнительным блоком шифрования. А устройство размером с небольшую книгу — компактным химическим реактором для питания всего этого добра.
Никаких упоминаний о стоимости комплекта не нашел — в местной торговой сети таких не продавали и не покупали. Ну а, судя по тому, покойный ученый не расставался с этим набором, я сделал вывод: мне досталась серьезная вещь.
Найдя координаты мастерских, занимающихся ремонтом и модернизацией специализированного оборудования, с третьей попытки вышел на того, кто согласился разблокировать изделие. Правда, цену сотрудник заломил нереальную — тридцать тысяч кредитов. Пообещав подумать, я связался с конкурентами — однако у тех запросы оказались и вовсе неприличными. Покопавшись в местном аналоге доски объявлений, я нашел специалиста, согласившегося решить проблему всего за пятнадцать тысяч кредитов.
Такой разброс цен меня не удивил — на Земле сотрудники крупных фирм тоже занимались халтурой, так что я решил навестить хитрюгу и воспользоваться его услугами.
* * *
Бронированная створка скользнула в стену, выпустив гравиплатформу. Это устройство двигалось в метре над поверхностью, издавая еле слышное гудение. Это было самое распространенное средство передвижения в Содружестве, а в продаже имелись одноместные модификации и гиганты размером с баржу. Но специалистка ограничилась сравнительно компактной моделью, проходящей в люк абордажного бота.
На прямоугольной площадке с закругленным носом не было видно никаких консолей и выступающих частей — вся начинка располагалась внутри, а управление осуществлялось посредством нейросети. Хотя размеры позволяли поставить туда земной микроавтобус, сейчас гравиплатформа несла всего двух пассажиров и целую кучу неисправных дроидов.
На этот раз намечался визит в одну из крупных компаний, занимающихся исключительно роботами. Именно там Шата собиралась реализовать останки захваченных уродцев и снять привязку управляющего модуля к покойному хозяину. Я расположился рядом двумя неподвижными роботами, похожими на больших черных жуков с шестью суставчатыми лапами — из дюжины поврежденных железяк удалось восстановить только их. Потроха их не столь везучих собратьев покоились в контейнерах.
За последнее время я многое узнал об изделиях конфедерации — каждой четверкой роботов "Нибель-М" управлял командир — "Нибель-К", имеющий на борту аппаратуру связи и помехопостановщик. Ну а чтобы задействовать пару восстановленных железных бойцов требовалось разблокировать управляющий блок, извлеченный из робота-командира. На станции имелись несколько мастерских, занимающихся ремонтом дроидов, снаряжения и оружия, поэтому я не сомневался, что скоро два железных бойца встанут в строй.
Гравиплатформа с ровным гудением двигалась по проплавленным в каменной толще астероида туннелям, а я разглядывал встречных.
Прозрачные пассажирские капсулы, люди в боевых скафах…
Когда наш агрегат оказался на платформе лифта, с нее сползал неуклюжий колесный транспортер с низкорослыми инопланетянами, которых сопровождал человек. Машинка напоминала треугольный мотоцикл, где пассажиры располагались на перекладинах-насестах.
Обязьянец-водитель энергично дергал рычаги, заставляя нелепый агрегат двигаться.
Зеленокожие обезьянки громко чирикали, размахивая конечностями и хвостами. Один из недомерков громко заверещал и, вытянув в нашу сторону шестипалую лапу, изобразив неприличный жест. Я поперхнулся от такого хамства и, поприветствовав мартышку подобным образом, добавил несколько цветистых выражений на языке своего родного мира.
— Квики, старейший народа Ашанти, приветствует вас, незнакомцы!
Мир, единство, согласие! — дружелюбно улыбнулся переводчик.
— И вам того же, обезьяны! — буркнул я вслед неуклюжему транспорту нелюдей. Из компактного устройства, висящего на шее сопровождающего, раздалось противное чириканье. А обезьянки пронзительно запищали, выражая радость от знакомства.
— Я смотрю, ты знаком с традициями этого вида, — уважительно заметила Шата.
— Есть немного, — смущенно ответил я. — А что значит этот жест?
— Сжатая в кулак рука с вытянутыми средними пальцами обозначает дружелюбие. Так им сложно ухватить копье. Ашанти давно не воюют.
Паршивые бойцы, да и их технологии — мусор.
— На моей родной планете тоже много подобных ритуалов, — засмеялся я. — А откуда ты все это знаешь?
— Близкое знакомство с одним типом, который торговал с нелюдями.
Довелось в свое время сделать один рейс в компании этих недомерков,
— ответила Шата.
Вскоре наша гравиплатформа добралась до большого ангара, уставленного разнообразными механическими уродцами. Шата сразу же принялась торговаться с сотрудником, а я — рассматривать ассортимент.
Большая часть имеющихся в продаже роботов представляла собой боевые модели, увешанные пушками и пусковыми установками.
Человекоподобных механизмов было мало, среди дроидов преобладали конструкции в виде крабов и пауков. Найдя в списке изделия конфедерации, я присвистнул — "Нибель-М" продавался за пятьсот двадцать тысяч кредитов. Аналоги четвертого поколения производства республики Хакдан и федерации Нивэй стоили ненамного дороже. Дешевле всего стоили оширские дроиды и примитивные механизмы чернокожих арварцев, но их боевая эффективность у меня вызывала сомнения.
К процессу торгов присоединились двое сотрудников, имеющих сложные блестящие протезы вместо рук и ног. Один принялся тыкать тонкими щупами, выпущенными из манипулятора, в трофейные блоки, откладывая их в отдельный контейнер. Другой в это время возился с управляющим модулем — небольшим "кирпичиком" с гербом конфедерации, подключая к устройству многочисленные кабели.
— Нет, он не райкер, — ответила на мой вопрос девушка. — Они не занимаются такой ерундой.
— Если это так просто, почему у тебя не получилось? — поинтересовался я.
— Требуется дорогое оборудование и базы данных, — сообщила
Шата. — В свободной продаже их нет.
— Производитель закладывает в свои изделия множество недокументированных функций, — скрипучим голосом пояснял специалист.
— Так что — вся техника Делуса рассчитана на Высших? — спросил я..
— Большей частью да. Специализированная нейросеть… несовместимые с нашими стандартами интерфейсы… в конфедерации умеют хранить секреты. Этих роботов Делус поставляет союзникам, и тут все понятно, — сказал сотрудник, изобразив подобие улыбки. — Не составляет труда снять блокировку. Любой каприз за ваши кредиты.
Два черных жука синхронно вздрогнули и поднялись на своих лапах, а специалист удовлетворенно кивнул, отсоединив управляющий модуль.
После удачно проведенной сделки на гравиплатформе остались только пара восстановленных роботов Шаты и контейнер с крошечными дроидами-паучками, доставшийся от ученого — их торгаши брать не захотели.
Транспортное средство покинуло заведение, пройдя через сектор негуманоидов — настало время навестить специалиста по хитрой электронике.
— Механисты, — презрительно бросила девушка. — Немного чокнутые, но свое дело знают…
— Это что, секта какая-то? — спросил я.
— Вроде того. Культ Чирчоби-Муло. Отказ от слабой плоти и постепенное превращение в машину. Глупо отказываться от простых удовольствий ради сомнительной возможности протянуть лишнюю сотню лет, — Шата ухмыльнулась.
— Да, действительно чокнутые, — согласился я.
— По слухам, их главный еще жив, а ему как минимум пять сотен лет. От него остался только мозг, все остальное — металл…
Я разглядывал местных. Бородатые риядцы и их наложницы в мешковатых накидках. Женщины с ног до головы закутанные в цветастые балахоны, оставляющими открытыми только глаза. Бойцы кланов, наемники в навороченных скафах, желтокожие и обросшие шерстью большеголовые карлики — кого тут только не было…
К моему удивлению, в коридорах станции было полно нелюдей — они кричали, шипели и жутко воняли. Кроме некультурных обезьянок Ашанти, встречались ящеры нескольких видов, группы крысоподобных Печембу и вовсе незнакомые уродцы. В воздухе витали отвратительные запахи выделений инопланетян и горелой изоляции. Проводив взглядом упитанную розовую тушу, передвигающуюся на антигравитационной платформе с поблескивающими маячками, я закрыл забрало скафа.
Как пояснила Шата, в независимых мирах нелюди частые гости — в
Содружестве сделки с нечеловеческими расами облагаются повышенными налогами, а особо мощное оружие и продвинутую технику им просто не продают. Не говоря уже об откровенно дискриминационных законах, существующих в отдельных государствах — неудивительно, что посещать их нелюди не горят желанием.



47

Конторка с громким названием "Чао-Инг: неограниченные услуги" располагалась в крошечной парковочной ячейке на противоположной стороне станции. Шата со своими дроидами осталась снаружи, а я протиснулся через диафрагму, открывшуюся при моем приближении. В квадратном помещении, заваленном распотрошенными устройствами и стеллажами с хламом, обнаружился небольшой челнок с короткими крыльями, из которого выскочил подросток с желтоватым цветом кожи.
— Я — Чао-Инг. Что угодно уважаемому? — поинтересовался хозяин, несколько раз моргнув раскосыми глазами.
— Снять блокировку, как договаривались… — я вручил специалисту управляющий модуль.
— Нестандартная комплектация, — пробормотал недомерок, бросив взгляд на маркировку.
— Сделаешь? — нахмурился я, подумав, что оширец будет набивать цену.
— Конечно, — заверил Чао-Инг. — Когда получу оговоренную плату.
— Слушай, а почему у этих, — я неопределенно махнул рукой, — запросы несколько хм… выше?
— У меня нет денег на аренду приличного помещения в деловом секторе, как у этих. У них есть все лицензии и сертификаты, а у меня
— нет. Поверь, ты даже не заметишь разницы!
Специалисту потребовалось десять минут для того, чтобы расколоть капризное устройство. Небрежно воткнув в один из разъемов блестящий штырь, желтокожий подключил трофей к терминалу. Голографические панели показывали непонятные графики, коды и прочую тарабарщину, но подростка это не смущало — закрыв глаза, он еле заметно покачивался, сидя на корточках перед кубиком терминала.
Наконец узкоглазый довольно хрюкнул, протянув управляющий блок, который сразу же обнаружился нейросетью. Согласившись выполнить синхронизацию, я повесил плоский модуль на грудь, подключив остальные компоненты.
Интерфейс нейросети отобразил панельку с дюжиной разноцветных пиктограмм — задействована оказалась только одна. Оказывается, в устройстве имелось нечто вроде сканера, позволяющего подключаться к коммуникационным каналам. Раньше управляющий модуль активировал эту функцию самостоятельно. Теперь я получил доступ к настройкам и банку данных внушительного объема.
Я удостоверился, что хранилище не пустует. Полторы сотни объемных инфопакетов и множество мелких документов занимали половину объема.
Правда, некоторые были отмечены значками запрета доступа, о чем я и сообщил специалисту, надеясь, что тот решит и эту проблему.
— Тот, с кого ты это снял, жив? — неожиданно спросил тот.
— Увы… — я смущенно пожал плечами.
— Тогда забудь! — посоветовал Чао-Инг, пощелкав тонкими пальцами по блоку шифрования. — Слышал о таких — это спецзаказ.
Здесь привязка к параметрам мозговой активности владельца. И снять ее невозможно — во всяком случае, я не имею представления, как это сделать и не знаю того, кто возьмется.
Уважительно кивнув оширцу, я подумал, что пятнадцать тысяч кредитов потрачены не зря — объем невзрачного модуля с цифровым кодом в сотни раз превышал банк данных многофункционального компа, что я носил на руке. Более того, подозревал, что доставшийся мне со скафом комплект стоит серьезных денег. Не говоря уже о возможности покопаться в личном хранилище ученого — наверняка там найдется что-нибудь интересное.



48

Когда бронированная створка ушла в стену, я вздрогнул, увидев в ангаре Высшего. Шата заливисто захохотала, наблюдая за моими действиями — я успел скатиться с гравиплатформы и выхватить штурмовой комплекс. И только потом сообразил — тактический комп обвел силуэт зеленым цветом, высветив идентификатор наемника.
Сорм — гигант с уродливой физиономией, облачился в красно-черный бронекостюм десантника конфедерации. Покрытие высокотехнологичного скафа блестело в рассеянном свете потолочных панелей. Боец с хрустом крутил толстой шеей, негромко бормоча на неизвестном мне языке.
Кроме двуствольной плазменной пушки на левой руке он обзавелся наплечной пусковой установкой. Вероятно, после столкновения с тяжеловооруженными абордажниками Делуса гигант всерьез озаботился своей защитой, потратив заработанное на дорогой костюм.
— А он хорош, — прорычал верзила, закрепляя на груди вогнутую конструкцию коричневого цвета с оплавленными краями. Выпирающим горбом реактора на спине и дополнительной бронепластиной боец напоминал огромную двуногую черепаху.
— Но как? — удивился я. — Этот костюм вроде бы рассчитан только на Высших…
— В мастерской подлатали наши скафы и заодно поставили какой-то модуль-переходник в трофейный. Лучше не спрашивай, сколько это стоило… — негромко пояснил Хасс. — Сорм выразил желание забрать
"Берт-5М" в качестве своей доли. Учитывая то, как долго мы ковыряли предыдущего хозяина этой скорлупы это — хорошее вложение средств.
— Ну, еще бы! — хмыкнул я. — Пятое поколение, все-таки. Только удивляюсь, как он все это барахло таскает на себе. Мне даже реактор этот не поднять было…
— В этом костюме есть встроенные усилители, — ответил наемник.
— Да и у нового хозяина полно боевых имплантов. Насколько я знаю,
Сорм все заработанное тратит на это…
— Что с дроидами? — Вохлик выбрался из открытого люка абордажного бота.
— Миллион двести сорок тысяч за потроха, — ответила Шата. — Этих двух я оставляю себе. Кто-то обещал справедливую компенсацию.
— Принимается, — кивнул командир. — Часть добычи мы уже реализовали. Скоро избавимся от остального. На корабль пока покупателей не нашлось, я выставил его за полтора миллиона.
Я развалился на своей кровати в жилом модуле, занявшись банком данных покойного ученого. Потратить средства на нужные базы с навыками еще успею — до окончания "распродажи" заикаться о доле бессмысленно.
Время летело незаметно — я открывал инфопакеты, пытаясь разобраться в содержимом. Покойный ученый занимался изучением артефактов старших цивилизаций — именно под таким обозначением предметы фигурировали в документации. Покопавшись в инфосети, я узнал, что так называют негуманоидов, которые вели войну за наследство Древних несколько тысяч лет назад и благополучно истребили друг друга.
Из двух десятков видов до настоящего времени сохранились только три — гигантские тараканы Аланнариани, похожие на пушистых медвежат
Хиш и ящеры Аш-Камази. Четырехрукие обезьяны Храл'Си, ощипанные курицы шуриги, насекомоподобные эролги и загадочная цивилизация
Ирсль, строившая свои аппараты из редких и дорогих материалов — все они исчезли, однако артефакты и корабли иногда попадали в руки ученых.
Судя по документам, у корпорации "Ифтихар" имелась база где-то глубоко под поверхностью Нунзы, где научные группы занимались рухлядью нелюдей. Я просматривал отчеты о погибших после заражения какой-то инопланетной дрянью. Попытки вживления в организмы людей непонятных устройств — изуверские эксперименты, часто заканчивающиеся гибелью участников… Недостатка в человеческом материале ученые не испытывали — хозяева планеты целыми грузовиками завозили колонистов из слаборазвитых миров. После поверхностного знакомства с документацией мне стало совсем не жаль живодеров.
Заслуженное возмездие все-таки настигло тех, кто ставил бесчеловечные опыты и уничтожал людей тысячами.
Пролистав полсотни таких отчетов, я наткнулся на интересный документ — в руки исследователей попали вещички Ушедших, с искусственным созданием которых я успел познакомиться. Целый контейнер с инопланетным барахлом был выкуплен у обезьянок Ашанти, не сообразивших, что это такое.
Просматривая изображения реликтов, я обнаружил, что исследователи расшифровали значение отдельных пиктограмм в виде паучков — такие имелись на предметах. И некоторые показались мне смутно знакомыми.
Например, пупырчатый шар метрового диаметра носил глубокомысленную надпись: "Личинка большого летуна", а черная вещь, похожая на семечко, оказалась помечена как "Пожиратель всего". Ушедшие специализировались на биотехнологиях — большая часть их артефактов являлась живыми организмами. Ученые корпорации смогли расшевелить несколько предметов, запустив механизм активации зародышей. Парочка костюмов, предназначенных для ящеров, одноместный летательный аппарат, а также мощный источник энергии, быстро нашли новых владельцев. Зато назначение остальных артефактов пока оставалось неясным.
К сожалению, поковырять эти ценные находки не представлялось возможным. Хотя было бы интересно посмотреть на летуна, что вылупится из личинки, и этого "Пожирателя всего". Ученые корпорации так и не смогли разобраться, как активировать эти штуковины.
Насмотревшись на изображения, я подумал, что неплохо бы было узнать побольше об этих древних ящерах. Мне еще пришло в голову, что я могу добиться успеха там, где застряли специалисты.
Ведь я лично имел дело с искусственной личностью, созданной теми, кто успешно пользовался всеми этими загадочными артефактами. Чужак не только оптимизировал мою энергетическую структуру, но еще и вложил в голову знание языка Ушедших.



49

Артефакты других цивилизаций выглядели совсем непонятно — гибкие стеклянистые трубочки, разнокалиберные загогулины, живые кристаллы и нечто вроде комков разноцветной плоти. Тем не менее, ученые тратили серьезные ресурсы на возню с этим барахлом — счета за заказанное оборудование и выплаты наемным специалистам впечатляли. Оставив двенадцать инфопакетов, касающихся изделий Ушедших, я очистил банк данных, посчитав все остальное для меня бесполезным.
Подумав, добавил в свой список запланированных покупок пару баз.
"Ксенология" — в ней содержались сведения о нечеловеческих расах.
Первый ранг ограничивался физиологией инопланетных созданий — вероятно для тех, кто предпочитает общаться с нелюдями через прорезь прицела. Второго ранга будет достаточно, чтобы получить общее представление о культуре и технологиях, поэтому я решил приобрести именно его.
"Археология" систематизировала данные о вымерших видах, к которым как раз и относились пресловутые Ушедшие. Здесь решил остановиться на четвертом ранге — там давалась основная информация о предметах, представляющих ценность. Стоимость этой базы оказалась на мой взгляд непомерной — двести шестьдесят восемь тысяч кредитов. Монополисты сильно загнули цены — тому, кто хотел приобрести восьмой ранг, предстояло потратить три с половиной миллиона. Вероятно, загрузка такого огромного массива данных могла растянуться на пару лет.
К сожалению, отдельной базы по цивилизации древних ящеров не существовало, поэтому оставалось одно — получить информацию сразу по всем исчезнувшим видам. Подумал, что покопаться в наследии Ушедших крайне перспективно — хотя сохранившиеся вещички были предназначены исключительно для рептилоидов, некоторые артефакты люди научились адаптировать для собственного использования. А те, кто этим занимался, брали за свои услуги неприличные суммы.

Разобрался с функционалом модуля связи — устройство позволяло подключаться к спутникам и специализированному оборудованию вроде зондов и автоматических станций. Правда, сейчас эта функция оказалась недоступна — местные не собирались давать доступ к своим объектам кому попало. Перебрав значки на панели нейросети, обнаружил три десятка неактивированных мобильных устройств "Хаст-118". Поиск в инфосети по новому названию не дал особых результатов, кроме отсылки на нивэйскую корпорацию с одноименным названием. Ее специализация — производство различных биомеханических созданий. Я сделал вывод, что где-то рядом есть продукция этой компании, отдав команду задействовать одну из находок.
Через мгновение интерфейс отобразил небольшое окошко — я смотрел на мир глазами одного из маленьких дроидов-паучков. В имуществе ученого оказался ящик, заполненный прозрачными коконами со спящими роботами непонятного назначения. Шата, как главный специалист по разным механическим гадам, так и не смогла активировать находку.
Никаких контрольных панелей и дополнительных модулей в комплекте не имелось, но теперь я знал — все необходимое для управления паучками ученый носил на себе.
Добравшись до контейнера с крошечным роботом, я вытащил ожившего паучка. Остальные тварюшки спали в своих коконах, а этот вяло шевелился. Приглядевшись, я сделал вывод, что это скорее животное, нежели механизм — из мягкого брюха размером с кулак вырастали четыре гибкие лапы, а на носовой части блестели несколько разнокалиберных бусинок-глаз, покрытых слизью. Прямого управления не предусматривалось, но я быстро разобрался, как заставить недомерка двигаться. После того, как отметил участок пола на окошке, паучок неторопливо посеменил по направлению к цели.
— Биотехнологии, — вынесла вердикт Шата, покрутив дроида.
— Это я уже понял. Ну и зачем такое нужно?
— Без понятия. Может быть как разведчик, — отмахнулась девушка.
— Или для действий там, где вся техника отключается. Вроде пятен или аномалий.
— Вполне возможно, — согласился я.
— Торгаши отказались их брать. А один делец посоветовал отправить их в утилизатор. Посчитал, что это носители биологического оружия. Так что можешь развлекаться, пока не сдохнут…
— А что, должны?
— Не вижу разъемов и устройств питания. Обычно встраивают конвертеры, перерабатывающие органику. Но тут размеры не позволяют,
— пояснила Шата. — После активации протянет несколько суток.
Фактически они одноразовые,
— Хм… тогда оставлю их себе. Забавные зверюги, — кивнул я, глядя на ковыляющего уродца.
— Оружия нет, и прикрутить его некуда. Бесполезное создание… — бросила специалистка, повернувшись к своим дроидам. Черные жуки
"Нибель-М", вооруженные парой мощных импульсников, выглядели гораздо серьезнее крошечных паучков.
Загнав тварюшку в угол ангара, я деактивировал управляющий интерфейс, однако паучок не собирался впадать в спячку, а неловко закрутился на месте, напоминая брошенную собаку.
— Ладно, найдем тебе занятие. Будешь отвлекать врагов. Думаю, они помрут от смеха, как только тебя увидят! — пообещал я маленькому шпиону.



50

— Остался только корабль, — объявил Вохлик. — Даже со скидкой пока желающих купить его не нашлось. Предложения от перекупщиков всерьез не рассматривал.
— Сейчас выставлен за полтора миллиона, — заметил Лумис. — Многовато за это корыто. В продаже есть дешевые аналоги — оширские боты "Кугда" и хакданские катера "Асквиг". А арварские штурмовые корабли вообще по цене металлолома, чем они и являются. Местные скорее удавятся, чем будут переплачивать.
— Да, а почему так дорого? — спросил Абу. — Просто большой челнок с парой пушек. Думал, такие четыреста тысяч должны стоить…
— Нет, — возразил пилот-коротышка. — Это "Кнакер". Четвертое поколение — современный корабль со специализированным оборудованием.
Здесь новейшие двигатели. Установленный модуль с парой излучателей в носовой части — такой стоит хороших денег. Вместо него можно установить пусковые установки, но это нечто особенное. Вроде резака, только превращает любой материал в пыль. В общем, эта штука вскроет любую броню.
— Именно, — кивнул Вохлик. — Отдавать за бесценок торгашам глупо. Пока что самое лучшее предложение за бот — восемьсот тысяч кредитов. Но это смешно. У нас еще есть время, пока что разберемся с остальным.
— Что по деньгам? — деловито поинтересовался Хасс.
— Итоговая сумма — четыре миллиона шестьсот двадцать четыре тысячи, — вынес вердикт командир. — Отправил всем пакет с отчетом.
Из них двести пятьдесят — уйдут Бирже за регистрацию наемного отряда.
Я бегло просмотрел документ, отметив, что новейший скаф "Берт-5М" ушел Сорму с существенной скидкой — за восемьсот тысяч кредитов.
Вохлик забрал пушку "Халле" за тридцать пять кусков. Мне достался один из трех носимых генераторов щита "Уфиш-4Д", точно такой же зарезервировал Хасс — его оценили в сто восемьдесят тысяч кредитов, хотя покупатель забрал третий за двести пятьдесят кусков. Кроме того, наемник, как и я, забрал реактор с разбитого робота, тоже довольно дешево — за пятьдесят тысяч. Абу и Лумис прибарахлились трофейными импульсниками с комплектом энергоблоков.
Командир традиционно подождал вопросов и предложений, после чего перечислил присутствующим положенные средства. Моргнул значок, и мой счет вырос на четыреста сорок две тысячи кредитов. Затем получил контракт долевого участия, где регламентировалось участие в намечающемся предприятии. Заверив договор личным идентификатором, я стал счастливым обладателем части имущества отряда, то есть двух тринадцатых абордажного бота типа "Кнакер". Указывалось, что я мог свободно распоряжаться своей долей — например, продать кому-нибудь из участников предприятия.
— Стандартный контракт, — пояснил Хасс специально для коротышки. — Ставь свою метку и не трясись. Захочешь выйти из дела и получить кредиты — на твою долю желающие найдутся…
— Два часа назад в сети появились новости о нашем нанимателе, — сообщил командир. — Корпорация "Слини" выбыла из списков Биржи и реестра наемных подразделений.
— Так что, нам не заплатят? — заикнулся Лумис.
— Забудь! — Шата одарила коротышку презрительной улыбкой. — Все мы досрочно разорвали контракт, сбежав с Нунзы. Если бы кто-нибудь из руководства выжил, нам бы еще и предъявили претензии.
После того, что мы там наворотили, глупо требовать компенсацию.
— Теперь мы — сами по себе, — кивнул лидер. — Регистрация займет сутки. После чего отряду будут доступны выгодные предложения.
— Зачем вообще отдавать деньги посредникам? — пилот озадаченно поскреб затылок. — В инфосети полно предложений для желающих заработать…
— Приняв такой заказ, ты, скорее всего, быстро закончишь карьеру наемника. Замороженной тушкой, болтающейся в космосе, — засмеялся
Абу, явно довольный собой. — Кланы раньше таким занимались. В лучшем случае тебе просто не заплатят за сделанную работу. Рияд — мой родной мир, так что я знаю, что говорю. Для кланов ты — чужой.
Это значит, что тебя можно ограбить и продать черным. Наивные идиоты, желающие избавиться от своего имущества и пополнить ряды рабов никогда не переведутся.
— Да откуда ты такой выполз, раз не знаешь простых вещей? — поинтересовался Хасс.
— С Тулуса, — невозмутимо ответил коротышка. — У нас там очень холодно.
— Оно и видно. Все мозги отморозил! — фыркнула Шата.
— Серьезные люди работают только через Биржу, — кивнул Вохлик.
— Полагаю, имеет смысл регистрироваться как подразделение со своим внутрисистемным кораблем.



51

Хотя я теперь оказался довольно состоятельным человеком по меркам
Содружества, все полученные средства планировал потратить на нужные навыки. Полмиллиона кредитов для местных — приличная сумма, на нее уже можно было купить пару устаревших челноков или потрепанный шахтерский корабль. Но наемники предпочитали вкладывать деньги в более весомые активы, то есть в снаряжение и мощное оружие.
На этот раз компанию мне составил Абу — наемник с придурковатой внешностью. Глупо оттопыренные уши, нос-картошка и козлиная бородка красного цвета создавали впечатление безобидного увальня, однако тот показал себя хитрым и расчетливым бойцом.
Я экипировался по полной: на груди располагались восемь последних магазинов, а за спиной — изрядно распухший рюкзак и громоздкий реактор. Кожаная перевязь с метательными клинками из красноватого металла смотрелась анахронизмом рядом с генератором силового щита, однако эффективность этого нехитрого оружия не вызывала сомнений. В руке я сжимал штурмовой комплекс "Корза-105", стреляющий крошечными иглами.
Плотно облегающий тело костюм с высоким воротником, закрывающим голову в задней части, являлся вполне современным скафом четвертого поколения "Ихев-Т". Модификация для командного персонала отличалось хорошей защитой и легким весом, а также наличием маскировочной системы — крошечные чешуйки меняли цвет, подстраиваясь под окружающую обстановку.
На груди и спине имелись гнезда для навесных элементов брони, но предыдущий хозяин предпочитал научное оборудование. Но я собирался заполнить их композитными пластинами — защиты мало не бывает.
Прозрачная капсула двигалась к торговому сектору, а Абу в это время с неприкрытой завистью рассматривал мое снаряжение. Я сидел на мягком диване напротив и пытался понять причину, по которой уроженец пустынного мира заделался наемным головорезом.
— Ты же с Рияда… Ну и как там жизнь? — поинтересовался я, когда транспортное средство медленно пролетело над головами группы людей, закутанных в разноцветные мешковатые халаты. Их хмурые лица разительно отличались жизнерадостной физиономии бойца.
— Дерьмо, — подумав, сформулировал Абу, подергав свою козлиную бородку. — Сбежал оттуда два года назад и ни разу не пожалел об этом. Песок, чокнутые гуфии, вонючее зверье и подземные биофермы…
— А как же традиции и заветы мудрых старцев? — удивился я.
— Ну, для тех, кто всю жизнь хочет убирать дерьмо грязных пурко
— они подходят. Абу Зуль Сайкулла таким не был и никогда не будет. Я достоин большего! — боец хлопнул себя по груди. — Здесь, по крайней мере, все честно: сделал работу — получил кредиты.
— У вас что — не так?
— Нет, конечно! Треть положено отдавать гуфиям, — прищурился наемник. — Да мне плевать на этих мертвых стариков! Почему я должен слушать тех, кто повторяет их бредни?
— Да, действительно, — кивнул я.
— Как разберусь с делами, навещу Рияд! Надо раздать долги и открутить головы парочке недоумков, — поделился планами Абу.
— Угу. Месть — это блюдо, которое надо подавать холодным…
— Отрезать голову и заморозить? Хорошая идея… Мне надо было сразу догадаться! Ты последователь Хадеша, — с уважением протянул наемник. — Сильный джалым!
— Нет. Я не из этих… — возразил я, но головорез не поверил, забормотав про удачу и богатство, которое ждет его и всех остальных.
Капсула замерла на посадочной площадке, высадив пассажиров — Абу легко выпрыгнул из овального люка. Я под тяжестью снаряжения и распухшего рюкзака тяжело потопал к вывеске заведения, занимающего целый квартал торгового сектора.
Компания "Уркула" предоставляла возможность наемникам обзавестись различными орудиями убийства и сопутствующим снаряжением. Что немаловажно, старое принимали в зачет покупки. Абу вприпрыжку направился в секцию костюмов, а я подошел к свободной стойке, кивнув седоволосому менеджеру. Тот рассеянно уставился на меня водянистыми глазами и замер, получив заказ.
— Хакданская универсальная турель. Легкая плазменная пушка
"Дил-20Т". Комплект силовых кабелей для сопряжения с реактором. Сто тридцать две тысячи кредитов. Могу порекомендовать "Дил-28Т" — улучшенную модель с внешним модулем целеуказания. Ее сдали недавно — всего на двадцать восемь с половиной тысяч дороже.
— Минутку, — я нашел в инфосети спецификацию новинки.
Компактная пушка выпускала сгусток плазмы, который частично рассеивался уже после сотни метров. Скорострельность не впечатляла — один выстрел каждые шесть секунд, однако имелась возможность подождать полминуты и выпустить усиленный заряд. Изделие умело отслеживать до трех десятков целей и стрелять в автоматическом режиме, что, на мой взгляд, было довольно удобно. Для питания использовались стандартные энергоблоки, но я собирался задействовать громоздкий реактор. Его мощности хватало на поддержание энергетического щита и одновременную работу вспомогательного оружия.
— Беру "Дил-28Т"! — согласился я.
— Все остальное: набор композитных бронепластин для скафов серии
"Ихев", пара медицинских устройств "М-20" и три десятка зарядных модулей с иглами. Это на тридцать шесть тысяч кредитов.
Расставаться с хорошо себя зарекомендовавшим штурмовым комплексом
"Корза-105" не планировал — это легкое и скорострельное оружие отлично дополняло медленную, но мощную плазменную пушку. Да и командир упоминал, что энергетическое оружие не всегда уместно.
Наемники советовали прикупить что-нибудь посерьезней, вроде большого плазменного орудия "АГ-42" хакданского производства. Такая пушка стреляла гораздо быстрей, однако таскать здоровенную дуру с меня ростом желания не было. Тем более я не собирался лезть в первые ряды и рисковать своей драгоценной шкурой.
— Именно так. А это — сдать в качестве части оплаты! — кивнул я, вытащив из рюкзака свой старый костюм, недавно заштопанный в мастерской. Большая часть его подсистем не действовала, однако свою задачу скаф выполнил, сохранив шкуру хозяина. Сверху положил наручный комп, который ранее таскал в качестве внешнего хранилища — сейчас необходимость в нем отпала, поскольку появилась отличная замена. Техникам хватило десяти минут для проверки, после чего менеджер вынес вердикт.
— Двадцать восемь с половиной тысяч. Устраивает?
— Еще бы. Подарки и бонусы будут?
— Четыре упаковки хакданского пищевого рациона, — обрадовал сотрудник. — Хватит на пару стандартных месяцев.
— Ладно, пойдет, — кивнул я, заверив своим идентификатором контракт поставки и реализации имущества. В договоре имелся пункт о бесплатной установке покупок, чем я и поспешил воспользоваться.
Техник прилепил на плечо замысловатую конструкцию — универсальную турель, после чего закрепил пушку в зажимах, напоминающих клешни.
Подсоединив устройство гибким кабелем к реактору, сотрудник запустил последовательность тестов. Второй специалист в это время устанавливал чешуйчатые бронепластины на грудь и спину скафа, подключая генератор силового щита. Я заплатил еще пять сотен кредитов за установку креплений, с помощью которых можно было быстро сбросить громоздкий реактор. Заодно техники провели обслуживание, заменив топливные стержни — теперь ресурса должно хватить на несколько лет. Затем покрыли устройство хитрым композитом, способным в определенных пределах менять цвет.
Интерфейс высветил неактивную панельку из пяти значков, а турель зашевелилась, после чего нейросеть выдала предупреждение — для использования плазменной пушки требуется база данных третьего ранга
"Тяжелое оружие". Следом появились несколько значков для управления генератором энергетического поля и уведомление — без изученной базы
"Силовые щиты" четвертого ранга это устройство задействовать не получится. Управлять реактором пока я тоже не мог — необходима база
"Энергосистемы" третьего ранга.
Засунув в рюкзак зарядные модули и четыре упаковки с изображением лысого старикашки, задумчиво черпающего коричневую жижу из миски, направился к выходу — теперь следовало потратить оставшиеся деньги на полезные навыки. Я всерьез задумался о модификациях тела — постоянно таскать громоздкий реактор на горбу оказалось тяжеловато.



52

Физиономия Абу излучала неподдельную радость — он потратил средства на штурмовой скаф оширского производства и успел обзавестись пухлым рюкзачком. А на поясе бойца появился слегка изогнутый клинок с потертой рукоятью. Я терпеливо ждал, пока тот выбирал эту железяку из полусотни похожих. Особо впечатлила цена — сабля обошлась покупателю в две тысячи кредитов. По моему мнению, это несколько дороговато за заточенную полоску сероватого металла, однако хозяин был доволен покупкой.
Костюм наемника был раскрашен в попугайские цвета директората
Ошир и я сделал вывод, что очередной вояка повысил свое благосостояние посредством реализации подотчетного имущества. Однако мне этот скаф не понравился — серьезная защита в виде навесных пластин имелась только на груди. Зато присутствовало место для турели на левом плече и гнездо под генератор щита, прямо как у дорогих моделей. Ну а когда я увидел эмблему производителя, доверие к продукции узкоглазых упало еще больше.
Девиз "Сделано для оширцев!" предполагал, что костюм изготовлен на автоматических заводах Гольятты. В слухи, что тамошние роботы специально гонят брак, чтобы вредить человечеству я не верил. Но кривоватые швы и чешуйки разного размера намекали на общее качество продукции.
— Ну а что, ничего лучше не нашлось? — понтересовался я.
— С деньгами у меня не очень, — неохотно ответил Абу.
— Потратил почти все. А тут еще и нелегальные торгаши цены подняли.
Теперь чтобы попасть на Рияд придется отвалить сотню тысяч.
— Ух… а может как все нормальные люди — орбитальный лифт и ты там?
— Не пойдет, — покачал головой наемник. — Старики все еще обижены на меня и могут случайно пристрелить…
— Ну как знаешь, — замолчал я.
Представительство компании "Нео-Урхнот" располагалось неподалеку
— я решил добраться до него своим ходом, не прибегая к услугам такси. Вообще-то на станции имелось целых три подобных конторки, однако Абу посоветовал закупаться именно в этой. Дескать, последнее время дельцы активно заманивают клиентов накопительными скидками и индивидуальными бонусами за крупные покупки, чем следует воспользоваться.
— Даже и не думай! — бросил наемник, когда я замер перед забегаловкой, где доходяги уплетали что-то похожее на шашлык. В клетках пищали тварюшки, смахивающие на жирных хомяков — вероятно, именно они являлись главным блюдом. А смуглый усач умело потрошил большую ящерицу, сплевывая на пол хрящики.
— А что, — хмыкнул я. — Вроде бы выглядит аппетитно…
— Могут отравить. Если повезет, твой медблок справится с ядом. А если нет — придешь в себя где-нибудь на нижних уровнях. Без скафа, оружия и имплантов… — ухмыльнулся Абу.
— Угу. Вон, похоже, одного такого понесли… — я кивнул в сторону бородача, который непринужденно тащил на плече подростка с раззявленным ртом, из которого капала слюна.
Патрулю службы безопасности не было никакого дела до творящегося на их глазах беспредела — двое бойцов спокойно проследовали мимо.
Когда к Абу подскочил доходяга с протянутой рукой, наемник со всей силы пнул того в живот. Что сразу же отвадило от нашей компании других попрошаек, наркодилеров, проповедников и прочих темных личностей, пристающих к прохожим.
А вот и полукруглая арка, украшенная мерцающими голограммами — по дороге я успел узнать, что "Нео-Урхнот" имеет разветвленную сеть сбыта, являясь одним из шести монополистов — производителей симбионтов.
Зайдя внутрь, я закрутил головой — интерьер заведения впечатлял.
В центре овального зала располагался фонтанчик, струи которого силовые поля закручивали в замысловатые спирали и геометрические фигуры. А через прозрачный потолок я увидел подсвеченную толщу воды с грациозно скользящими рыбинами и морскими гадами. Наемник презрительно фыркнул, подойдя к одной из свободных конторок.
Последовал его примеру, и через минуту ожидания прибыла сотрудница — девушка с крошечной грудью и дежурной улыбкой. Правда, впечатление портила лысая голова с цветными татушками, но меня уже ничего не удивляло — я знал, что местные стандарты красоты несколько отличаются от земных.
— Я — Шериль. Что желает одаренный? — большие глаза сотрудницы вдохновенно смотрели на покупателя.
— Хм… — опешил я. — А кто сказал, что я одаренный?
— Искин охранной системы постоянно ведет наблюдение за посетителями. Проявления пси-активности обнаружить нетрудно,
— мягко улыбнулась Шериль. — Могу сообщить, что сейчас все защитные системы приведены в полную готовность.
— Ну ладно, — я махнул рукой. — Для начала все по этому списку!
— "Тяжелое оружие" и "Энергосистемы" третьего ранга. "Силовые щиты" четвертого ранга. Двести двадцать две тысячи триста кредитов.
— Пойдет, — кивнул я. — Еще думаю обзавестись набором имплантов "Гихль" или "Шатсуль-6". Почему такая разница в цене?
— Первый — хакданская модель для бойцов вооруженных сил республики. Производитель гарантирует увеличение базового показателя на треть без существенного прироста мышечной массы. Допустимо незначительное снижение индекса нейроактивности — до шести единиц.
Установка займет восемнадцать часов и обойдется в восемьдесят шесть тысяч, — ответила девушка. — Для выхода на режим комплекту потребуется сорок восемь стандартных суток.
— С этим понятно — самый дешевый из таких. А второй почему в четыре раза дороже стоит?
— "Шатсуль-6" — новейшая разработка федерации Нивэй. Увеличение базового показателя в полтора раза. Установка занимает восемь стандартных суток и обойдется в триста сорок тысяч кредитов.
— После установки модификант будет полностью функционален.
Простая операция, в ходе которой в мышцы и кости скелета вживлялись некие волокна, для местных являлась вполне обычной процедурой. Обладатель такого модификанта значительно увеличивал свою силу, что было особенно полезно для бойцов-штурмовиков. К примеру, Вохлик упоминал, что потратил около полумиллиона на полезные модификации — вроде укрепления кожного покрова, усиления регенерации и скорости реакции.
— Заманчиво. Полезный имплант или десяток не менее полезных навыков… — задумался я. — Так, возьму тогда этот "Гихль" и еще несколько баз — "Содружество", "Юрист" и "Тактика соединений". Все второго ранга.
— Сто девять тысяч кредитов.
— Подарки и скидки будут?
— Непременно! — уверенно заявила сотрудница. — Первое посещение нашей компании и покупки на сумму свыше трехсот тысяч кредитов. Это статус постоянного клиента и бонус в размере пяти тысяч двухсот кредитов!
— Это радует, — согласился я.
— Но и это еще не все! — Шериль радостно хлопнула в ладошки.
— Еще неделю продлятся празднества на планете Рияд. Это значит, что все покупатели, изъявившие желание пойти по пути воина, получают в подарок базу — "Контактное оружие" второго ранга!
— Просто замечательно! Всегда мечтал нашинковать саблей порочных во славу мудрых старцев планеты Рияд! — улыбнулся я, посмотрев на стоимость этой базы. Все-таки девять тысяч кредитов на дороге не валяются. Второй ранг давал общее представление о предмете и стоил недорого.
— А возможно ли получить деньгами этот, несомненно, полезный бонус? Или взять что-нибудь вроде "Ксенологии"?
— К сожалению — нет, — покачала головой девушка.
— Ладно, и так неплохо, — я решительно заверил предложенный контракт, перечислив указанную сумму. После всех покупок у меня осталось чуть больше трех тысяч кредитов, однако я не сомневался — вложения в полезные навыки и защиту быстро окупятся. Никаких денег ни жалко, чтобы повысить собственные шансы на выживание.
Сообщив командиру, что я присоединюсь к остальным позже, дождался доставки заказа и подготовки операционного комплекса. Абу посоветовал оставить базу себе и пояснил по поводу праздника — риядцы отмечали день, когда могучий Гаксуд жестоко расправился со своими обидчиками.
После чего наемник вызвал транспортную капсулу, а я вытащил первую пластинку из маленького контейнера с логотипом корпорации.
— "Энергосистемы" третий ранг. Начата загрузка данных, расчетное время проведения — 48 стандартных часов 36 минут, — я прикрепил коробочку коммуникационного устройства на грудь.
Комплект имплантов "Гихль" представлял собой шесть десятков шариков размером с ноготь. Покрутив в пальцах такой, я увидел несколько белесых сгустков — именно так выглядели колонии наноботов, которые за сорок восемь суток вырастят органические нити в мышечной ткани и сформируют усиленный скелет.
Дождавшись вызова, я оказался в помещении операционной, где с трудом выскользнул из перегруженного броней и вооружением скафа.
Крышка саркофага поднялась, и я замер на бугристом ложе медицинского агрегата. В воздухе замерцала объемная голограмма — на ней специалист размещал точки внедрения наноботов. На полупрозрачном контуре моего тела отмечались уже установленные улучшения — схематичная сеточка нейросети, три импланта в области мозга и модифицированные легкие. Два красных пятнышка с цифровыми обозначениями располагались в области плеча — метки корпорации.
— А, вот еще что. Хочу убрать эти штуки! — похлопал себя по плечу, вспомнив об устройствах, поставленных предыдущим нанимателем.
— Временный идентификатор и устройство слежения, — сотрудник с блестящей лысиной уверенно кивнул, и прозрачная крышка начала медленно закрываться. После этого кассеты с горошинками скользнули в приемный лоток агрегата.
— Да, именно их… — прошептал я, заметив несколько гибких манипуляторов, мелькнувших перед лицом. Затем провалился в темноту, почувствовав сладковатый запах усыпляющего газа.



53

Яркая вспышка и я, не испытывая никаких эмоций, смотрю на себя со стороны — через прозрачный материал саркофага отлично видны восемь щупов, поочередно входящих в тело. Сотрудник одновременно контролировал несколько операций, подходя к соседним агрегатам.
Я наблюдал за действиями манипуляторов, легко вскрывающих плоть.
Мерцающие силовые поля перевернули тело, а тонкие щупы занялись позвоночником — после них остались разрезы, в которых закопошились крошечные дроиды, покрывая покрасневшую кожу биогелем.
Я парил где-то под потолком зала, рассматривая свое тело с отстраненным интересом ученого, потрошащего очередную лягушку.
Заинтересовавшись тем, что творится в соседних саркофагах, я сконцентрировался на общей картине помещения. Неожиданно пространство раскрылось сверкающей паутиной силовых линий и энергетических полей.
На месте моего тела оказался ярко пылающий шар, от которого к потолку тянулась пульсирующая нить. Это образование в определенных пределах меняло цвет, разбрасывая во все стороны огненные искры.
Обретенным зрением я разглядывал все это, пытаясь понять смысл происходящего — других разумных воспринимал как тускло мерцающие коконы, заполненные сложными объемными структурами. Внезапно все закончилось — я снова наблюдал свое тело со стороны, но сейчас перед саркофагом беззвучно открывали рты посетители. Высокий мужчина с блестящим обручем-имплантом на лысине размахивал руками, показывая остальным какие-то графики и схемы. А женщина с красноватым оттенком кожи и коротким ежиком серебристых волос на голове удивленно таращилась на них. Третий сотрудник в это время плавно водил ладонью по поверхности саркофага.
Когда открыл глаза, вся эта компания беззастенчиво разглядывала меня. Прозрачная крышка операционного комплекса с шипением поднялась, а я первым делом сел, невозмутимо ощупывая свои конечности — как и ожидалось, никаких следов вмешательства не заметил.
— Док, какие-то проблемы? — первым делом спросил у специалиста.
— Все прошло штатно, — степенно кивнул высокий мужчина.
— Угу. Это вы каждого так встречаете?
— Кратковременное увеличение пси-индекса, — сообщила женщина.
— Сейчас все показатели в пределах нормы, но два часа назад мы зафиксировали аномальную активность.
— Ерунда, — я махнул рукой, выбираясь из саркофага.
— Наверное, купили по дешевке старые капсулы, вот они и показывают ерунду!
— Исключено. Эти операционные комплексы не поступают в свободную продажу, — возразила краснокожая.
— Мы хотели бы разобраться в случившемся. Компания предлагает участие в научной программе, — сказал третий сотрудник. — Полагаю, условия вас устроят…
— Ладно, потом посмотрю и приму решение, — кивнул я, принимая два инфопакета, один с рекомендациями по использованию и рекламной мутью от компании-производителя модификанта, а другой — предложение стать подопытным кроликом, естественно — не бесплатно.
Облачившись в скаф, не заметил никакой разницы — горб реактора и распухший рюкзак сильно ограничивали подвижность. О чем я и поспешил пожаловаться специалисту.
— Полный функционал будет достигнут через сорок семь стандартных суток, — ответил тот.
— Хорошо бы, — вздохнул я, потопав к выходу.
Покинув заведение компании "Нео-Урхнот", я оказался на небольшой площади, заставленной торговыми лотками. Под подошвами скафа хрустел мусор и рекламные пластинки с голограммами. Подключившись к инфосети станции, потратил пятьдесят кредитов и вызвал такси. Хотя можно было сэкономить и воспользоваться бесплатными лифтами, передвигаться в одиночку среди местных отморозков мне совсем не улыбалось.
Пока транспортная капсула везла пассажира к арендованной ячейке, я знакомился с рекламным пакетом и предложением яйцеголовых. Советы на ближайший месяц не отличались разнообразием — наноботам требовался строительный материал, поэтому счастливому обладателю комплекта имплантов "Гихль" рекомендовалось обильное питание.
Хакданская компания производила огромное количество разнообразных имплантов, от дешевых военных моделей до штучных изделий для состоятельных клиентов. Рекламные изображения впечатления не произвели — мускулистые лысые мужчины и тощие женщины, больше похожие на голодающих подростков, смотрелись отталкивающе.
Неудивительно — в республике прижились свои представления о прекрасном.
Контракт мне сразу не понравился — никакой конкретики, кроме месячного пребывания на станции корпорации в хакданской системе
Гакс. Хотя ученые и предлагали двести тысяч и бесплатную доставку спецтранспортом, принимать участие в экспериментах в любом случае не собирался. С методами научных работников я уже успел познакомиться.
Покойникам деньги ни к чему — ученым вполне может придти в головы мысль разобрать объект исследования на запчасти или же умертвить другим не менее заковыристым способом.

— А где все остальные? — поинтересовался я, добравшись до стартовой ячейки, ставшей временным пристанищем отряда. Сейчас в ангаре находился только командир и коротышка-пилот, дежуривший в рубке абордажного бота.
— Развлекаются. Тратят заработанное, — пожал плечами Вохлик.
— Смотрю, ты тоже успел вложиться в вооружение…
— Так точно, — я ткнул пальцем в турель на плече. — Сто шестьдесят с половиной тысяч за нее отдал.
— Переплатил как минимум двадцатку, — сказал командир. — В центральных мирах все это гораздо дешевле. Вспомогательное вооружение. Слишком медленное. Но как дополнение к твоему штурмовому комплексу неплохо. Хотя я бы в первую очередь взял боевого дроида.
— Успею, — махнул рукой я. — Как там с регистрацией на Бирже?
— Все в порядке. Два часа назад внесли в реестр. Уже есть первые предложения.

Я улыбнулся, когда увидел название нашего отряда — подразделение
"Семья Вохлика" в данный момент занимало последние строчки в рейтингах. Биржа отслеживала активность подразделений и составляла списки, которыми руководствовались клиенты. Успешно выполненный контракт повышал рейтинг, провал и жалобы заказчика снижали этот показатель.
Командир выдал допуск, позволяющий задействовать раздел инфосети, контролируемый Биржей — теперь я мог просматривать информацию о других отрядах и запросах тех, кто желал воспользоваться услугами специалистов по решению проблем.
Я изучил всю информацию, касающуюся работы Биржи — эта организация работала не бесплатно, получая процент со всех заказов.
Да и за регистрацию в своей системе посредники тоже брали вступительные взносы. Подумал, что система с рейтингами устроена грамотно — так наниматель сразу мог выбрать достойных кандидатов на выполнение своего заказа. Клиент мог обратиться напрямую к потенциальному исполнителю, либо выставить заявку и ждать предложений от желающих заработать.
Нашему подразделению оказались доступны только два типа заказов — для боевых групп и отрядов с внутрисистемными кораблями. Наемники, располагающие собственным транспортом с прыжковым двигателем, имели доступ ко всем имеющимся контрактам. Но для того чтобы попасть в эту категорию, требовалось заплатить самый большой вступительный взнос — миллион кредитов. После этого сумма в четверть миллиона, потраченная на регистрацию лидером, уже не казалась мне чрезмерной. Открыв образцы контрактов, я столкнулся с множеством незнакомых концепций — вероятно для их понимания требовалась база "Юрист", которую я успел купить.



54

Изучив информационную карточку нашего подразделения, я расшифровал условные изображения — Вохлик указал вооруженный корабль-внутрисистемник, восемь бойцов-штурмовиков и двух дроидов.
Командир ограничился изображением абордажного бота с наспех закрашенным гербом конфедерации. Просмотрев десяток карточек конкурентов, я сделал вывод, что наш отряд неплохо выглядит на их фоне.
К примеру, новообразованное подразделение под громким названием
"Клан Аль-Суфри" заявляло десантный бот и три десятка головорезов с боевым опытом. Открыв прилагающиеся изображения, я увидел примитивный челнок с треугольными крыльями и ораву побитых жизнью мужичков в легких костюмах. Плазменная пушка имелась только у одного бойца, все остальные могли похвастаться древними штурмовыми комплексами оширского производства.
Отряд "Ашрам Чочанги" наоборот, делал ставку на боевые платформы
— у этих имелся большой челнок с ракетной установкой и дюжина аппаратов, напоминающих одноместные мотоциклы на гравитяге. Я просмотрел рекламный ролик, где головорезы летали над деревней и расстреливали бегающих дикарей с копьями. А старикан с безумными глазами (видимо, это был сам Чочанга) размахивал руками и гордо заявлял, что его отряд успешно выполнил два контракта.
Отдельные подразделения указывали область применения своих талантов — только наземные операции, сопровождение или охранные услуги. Кое-кто занимался исключительно темными делишками — акциями устрашения, похищениями людей и заказными убийствами. Видимо, некоторые отряды состояли из преступников, поскольку действовали только в мирах фронтира. Другие указывали минимальную оплату и сроки контракта, но большинство групп рассматривало любые предложения.
— Хм… а почему заявлено восемь бойцов, нас же вроде только семеро? — поинтересовался я у командира.
— Возьмем "мясо". Наш Абу собирался навестить Рияд и вытащить кого-то из родни.
— Да, что-то слышал от него такое. Смотрю, у конкурентов ролики и много картинок. Может и нам такое изобразить? — предложил я.
— Не стоит, — усмехнулся Вохлик. — Наш корабль — лучшая реклама. Серьезные люди сразу сообразят, что к чему. А с идиотами мы и сами работать не будем. Вот вроде этих…
Я просмотрел поступившие за последние сутки предложения. Одному из местных кланов требовались наемники для разборок с конкурентами.
Чем конкретно предстоит заниматься на поверхности планеты Нум указывалось только в общих чертах: зачистка поселений и ликвидация главарей конкурентов. Оплата за каждую акцию оговаривалась отдельно, а в отдельных случаях шла оплата ресурсами или товарами.
— Изъятие материальных ценностей, — улыбнулся я. — Нет, чтобы прямо указать — грабеж…
— Ну что ты, — возразил командир. — Это совсем разные вещи.
Исполнители не всегда имеют права на трофеи. В случае боевых действий совместно с армией нанимателя поживиться не получится.
Вояки тоже хотят заработать — может выйти так, что тебе заплатят премиальные за захваченный металлолом. А исправная техника уйдет прямиком к противникам. Обычное дело. Война — крайне выгодное дело для всех участников заварухи…
Тип по имени Шаббан предлагал взаимовыгодное сотрудничество.
Деятель прислал контракт, регламентирующий участие в боевых действиях и размещение на его корабле — переделанном грузовике.
"Свободная охота" обозначала банальное пиратство, а атаковать предполагалось корабли шахтеров и нелюдей в пограничных системах.
Отряду обещалась пятая часть от захваченной добычи.
— Какие-то мутные типы. Хотя одна пятая — это вообще нормально?
— спросил я.
— Более-менее. Но заявка — бессмысленная трата времени,
— ответил Вохлик. — Ищут глупцов, которые сделают всю грязную работу или сдохнут в процессе. Да и велика вероятность просто потратить пару месяцев впустую.
— А вот вроде неплохое предложение… — высказался я, просмотрев заявку от народно-освободительной армии Треугольника.
Наниматель готов был выложить полтора миллиона за разовую работу.
— Забудь! Чокнутые революционеры не любят платить. Опять акции устрашения — то есть обычный террор. Взрывать станции и пассажирские корабли. С этими деятелями лучше не связываться. Воевать они не умеют, зато с особой жестокостью устраняют конкурентов.
— Да уж. Несерьезно, — расстроено протянул я.
— Каждые сутки на станции обходятся нам в три тысячи кредитов, но время еще есть. Двух суток людям хватит для того, чтобы закончить дела и потратить заработанное, затем будем выбирать из адекватных предложений.



55

Я занимался заполнением банка данных полезной информацией, когда тактический интерфейс выдал сигнал общей тревоги. Командиру потребовалось несколько секунд, чтобы занять позицию перед закрытой дверью жилого блока. Вохлик опустился на колено с штурмовым комплексом наперевес, готовясь открыть огонь.
— Кажется, у нас гости! — через секунду я услышал обеспокоенный голос Лумиса. — Только что искин доложил о незначительном изменении состава атмосферы в ангаре. Сюда закачивают какую-то дрянь…
— Жди! Сколько их? — командир повернулся ко мне, а его костюм закрыл головную часть. Я поспешил перевести скаф в режим полной защиты и перед лицом сомкнулись прозрачные половинки прозрачной пластины.
Мир послушно преобразился, когда я потянулся к дару — мне не составило труда обнаружить разумных поблизости. Одинокая отметка являлась наемником, засевшим в рубке абордажного бота, а группа — четыре тускловатых пятнышка, довольно шустро приближалась откуда-то снизу. Еще двое находились рядом, а остальные россыпи огоньков и ярких сгустков находились слишком далеко. Я сделал вывод — незваных гостей всего шестеро, о чем и сообщил командиру.
— Сами справимся, — махнул рукой Вохлик, метнувшись к своему рюкзаку за парализатором. — Надо узнать, что им тут надо — одного оставим для вдумчивой беседы!
— Да, действительно, — кивнул я, вспомнив о забытом крошечном дроиде-паучке. Задействовав интерфейс управления, немного огорчился
— система сообщала, что уродец выработал ресурс и протянул лапки.
Командир организовал подключение к внешним камерам, согласовав порядок действий. Предстояло встретить гостей и выкосить их роторными пушками абордажного бота, оставив одного для допроса.
Наемники терпеливо ждали — только через полчаса враги начали действовать. Ребристое покрытие пола в углу ангара почернело и осыпалось, а из пробитого отверстия появились четыре яйцевидных робота-разведчика. Крошечные шпионы несколько раз облетели помещение, один из них завис над дохлым паучком. Затем я увидел первого гостя — из дыры ловко выбрался низкорослый диверсант в черном комбинезоне.
В руке он держал массивный резак, гибким кабелем соединенный с энергоблоком на поясе. Уткнувшись в голографический экран, развернувшийся перед лицом, диверсант замер, вызывая остальных.
Цепляясь суставчатыми лапами за края дыры, следом выскочил дроид-паук с закрепленным на корпусе снаряжением. Я еще подумал, что слишком много барахла враги прихватили с собой — дроид с трудом передвигался из-за навьюченных свертков и контейнеров. Пока незваный гость снимал и распаковывал свои игрушки, к нему присоединились четверо боевиков с короткоствольными трещотками. Один из гостей был обвешан оружием с ног до головы — у него имелся штурмовой комплекс в наспинном креплении, а в руках боец сжимал массивный парализатор.
Однако шестой гость остался где-то неподалеку — его отметка не двигалась.
Головорезы разбежались, заняв позиции перед дверью жилого модуля, а диверсант установил две треноги со скорострельными пулеметами напротив бронированной створки, ведущей в коридоры станции. И только когда тот пристроился с резаком, а боевики подняли свои трещотки и парализаторы, Вохлик жестом отдал приказ — прижаться к противоположной стене.
— Жалко, до заказчика не добраться, — недовольно буркнул командир. — Ладно, зачищаем "мясо" и пушки, что они наставили!
Этого, с резаком я сам сделаю!
Я представляю, как башенка приходит в движение — блок из двух стволов за секунду раскручивается, отслеживая близкие цели. Для скорострельной роторной турели, способной перерубить легкий истребитель напополам, не составляет труда нашинковать таких хрупких двуногих, покрытых тонкой оболочкой легких костюмов.
— Заходите еще, ублюдки! — успел азартно выкрикнуть Лумис.
В следующую секунду часть жилого модуля сносит огненным ливнем — рой снарядов дырявит стены, за мгновения превращая боевиков в окровавленные брызги. Успеваю заметить кувыркающийся обрубок — все, что осталось от живого человека. Помещение заволакивает серой взвесью из пробитых коммуникаций — гигиенического блока, пары пустых кроватей и части стены больше нет. Следующая короткая очередь разносит установленные гостями пушки.
— Чисто! Этого, кажется, тоже задел, — четко доложил стрелок.
Дверь почему-то открываться не хочет и Вохлик отгибает рукой изогнутые прутья арматуры. Он аккуратно переступает через разбросанные вокруг обломки и окровавленные лохмотья — все, что осталось от незваных гостей. Командир замирает перед корчащимся в пыли диверсантом. Жизнь вытекает из него вместе с лопающимися пузырями аварийной пены. Ноги раненого судорожно дергаются, а скрюченные пальцы крепко сжимают рукоятку инструмента. Вохлик наклоняется, пытаясь раскрыть костюм.
— Не жилец, — выносит вердикт он. — Тратить на эту дохлятину медицинский модуль не собираюсь!
Обшариваю окрестности — отметка последнего гостя поспешно удаляется. Лезть за ним в дыру желания у меня нет, о чем я и сообщаю командиру. Тот в это время озадаченно разглядывает замершего дроида и раскрытые ящики со снаряжением. Вохлик отдает команду на откачку воздуха и открывает внешние створки, деактивируя силовое поле.
Сменив атмосферу, он лезет в пробитую дыру и вытаскивает пару шарообразных баллонов, покрашенных в ярко-красный цвет. Маркировки на них нет, так что непонятно, чем именно гости собирались травить обитателей ангара.
Затем мы занимаемся разбором имущества, которого на удивление мало — уцелевшая трещотка с длинным магазином и компактный штурмовой комплекс арварского производства. Дроид-ремонтник с парой небольших контейнеров, заполненных кабелями и блоками неустановленного назначения. Разжав пальцы, командир забирает резак, отстегнув с пояса покойника энергоблок. Затем вскрывает скаф, срезав крепления — в широко раскрытых глазах мертвеца отражается удивленная физиономия наемника. Пухлые щеки гостя густо разукрашены клановыми татуировками. Сняв с его шеи блестящую коробочку коммуникатора,
Вохлик вызывает представителей службы безопасности.
Те не спешат — группа быстрого реагирования с парой дроидов появляется только через десять минут. Думаю, что нападающие успели озаботиться вопросом, сунув взятку блюстителям порядка. Офицер равнодушно рассматривает то, что осталось от незваных гостей, а двое бойцов исчезают в проделанной дыре.
— Пробились через технические уровни, — говорит один из них.
— Вызвал бригаду, сейчас все заделают…
— Смотрю, не торопились… — Вохлик смотрит на безопасников оценивающим взглядом. — Ну и за что плачу такие деньги?
— У нас тут полно дел, — брезгливо морщится офицер. — Да вы и сами справились. На все вызовы не успеваем вовремя реагировать — на нижних уровнях бойцы кланов вырезали риядских торгашей. Полсотни безголовых покойников…
— Весело у вас тут, — соглашаюсь я.



56

Техники оперативно заделали дыру, после чего бойцы сил правопорядка убрались, пожелав наемникам удачного дня. Напоследок офицер посоветовал снять ячейку в секторах кланов — дескать, там дороже, но намного безопасней.
Получив сигнал общего сбора, к ангару потянулись наемники. Первым появился Сорм, огорченно прорычавший что-то по поводу слишком быстрой расправы над гостями. Гигант не терял времени зря — плечо его бронекостюма и грудная пластина украсились аляповатыми узорами.
Такую роспись я уже видел в святилище Хадеша — вероятно, служители сильно зауважали того, кто притащил целых три головы Высших, отметив героя почетными значками.
Через полчаса в помещении появились дроиды, а следом вплыла прямоугольная гравиплатформа с восседающей на ящиках Шатой. Там же заметил саркофаг медицинской капсулы и упаковки картриджей-расходников. Устаревшая, но надежная модель "Гахзар-3С" предназначалась для военных и слаборазвитых миров. Активировать агрегат мог любой, кто мог ткнуть пальцем в круглый сенсор с надписью "сделать хорошо" на боковой панели.
— Кто это и что они хотели? — поинтересовалась специалистка, перевернув изящной ножкой тело.
— Пограбить конечно же, — недовольно ответил Вохлик. — Но немного не рассчитали силы. Остальные не отвечают. Есть мысли, где их искать?
— Хасс ставит себе импланты, он в медцентре. Абу последний раз выходил на связь из доков — собирался вниз.
— Что по спискам?
— У меня все. Мы готовы к серьезной работе, — доложила девушка, после чего занялась имуществом гостей. Дроид-паук зашевелился, погрузив плоские контейнеры на платформу, а на лице новой хозяйки появилась мечтательная улыбка.
— Ну, что скажешь? — спросил я.
— Дроид пригодится — это старый ремонтник второго поколения
"Харанис-М", я могу им управлять, — вынесла вердикт Шата. — Вот эти два блока — для взлома систем безопасности, их возьмут по хорошей цене. Все остальное — барахло. Даже сканер жизненных форм притащили. Хорошо, что у идиотов не хватило мозгов понять, что броня нашего корабля ему не по зубам.
Специалистка оказалась права — устройство, которое носил на руке покойный диверсант, уверенно просвечивало переборки и стены ангара.
Голографический экранчик показывал вместо людей размытые пятна и столбики цифр — примерное расстояние до объектов. Пси-способности оказались намного эффективнее — высокотехнологичная обшивка не являлась помехой для моего дара. О чем я с гордостью сообщил командиру, после чего тот отправил трофей в ящик в кучу остального барахла, подлежащего реализации.
— Абу будет через четыре часа. Застрял на поверхности Рияда. — сообщил Вохлик. — Планируется пополнение — два бойца на минимальную ставку. Они так рады убраться с Рияда, что готовы на все. Ждем здесь, пока все развлечения отменяются!



57

Я периодически задействовал свой дар, обшаривая окрестности, но пока ничего угрожающего не происходит. Прокручиваю в голове тактику нападающих — вероятно, отработанная схема имела шансы на успех.
Однако головорезы явно не ожидали, что наш лидер будет постоянно ожидать нападения и в кабине окажется пилот.
Снаряжение гостей подводит меня к другой мысли — задействую поиск в инфосети по ключевым словам. Есть первые результаты — упоминание о компании "Слини", последнее — пять с половиной часов назад. Челнок с идентификатором корпорации уничтожен в доке орбитального терминала, пилот и еще несколько неустановленных типов погибли. Вспомнил девицу, вытащившую нашу компанию из серьезных неприятностей — похоже, до нее кто-то успел добраться.
Отправил еще несколько десятков запросов и снова успех — оказывается, за ученого, которого мы утащили с Нунзы, заинтересованные лица готовы выплатить целых восемь миллионов кредитов. Все точно — голограмма с физиономией лысого типа с желтой кожей и нездоровым интересом к вещичкам старших рас прилагается.
Хиот Ракхам, один из директоров корпорации "Ифтихар", оказался ценным товаром.
Все-таки сумма приличная: за восемь миллионов вполне можно купить корабль с прыжковым двигателем — вроде легкого крейсера или разваливающегося грузовика не первой свежести. Заявка внесена в реестр, которым руководствуются охотники за головами и прочие темные личности. Естественно, деньги платят за живого, мертвый ученый никому не нужен.
Похоже, специалистам не составило труда отследить, кто именно причастен к похищению яйцеголового. И теперь кое-кто считает, что
Хиот Ракхам прячется на нашем корабле, пока наемники охраняют его бесценную тушку. Так что в ближайшем времени стоит ждать новых желающих срубить легких денег. И они могут подготовиться гораздо лучше первой группы.
— Кажется, у нас неприятности, — глубоко вздохнув, излагаю свои мысли.
— Пусть приходят! Убьем их всех! — прорычал Сорм, погладив рукоятку своего топорика.
— Нужно быстро убраться отсюда, — не согласился командир. — Ищем подходящий корабль-перевозчик или достойный контракт! Самое время ускорить подготовку к отбытию.
— Джейцер, Грашнипура и Тохай. Туда попасть проще всего. Можем зарезервировать место на борту — полтора, два и четыре часа соответственно, — доложила девушка.
— Нет, не так быстро, — ухмыльнулся Вохлик. — Сначала подождем остальных. Думаю, тогда появятся другие варианты.
— А если забрать их прямо сейчас? — предложил я.
— Нет, нам не разрешат сесть, — возразил командир. — Риядцы немного двинутые на традициях и кого попало на свой шарик не пускают.

Получив уведомление нейросети об изучении базы "Энергосистемы" третьего ранга, я вставил в коммуникационный модуль новую пластинку
— "Силовые щиты" четвертого ранга. Время загрузки огорчало — двенадцать с половиной суток, но я был готов подождать. Все-таки с этой базой я мог задействовать любые устройства четвертого поколения, создающие энергетические экраны — как портативные, так и те, что устанавливаются на боевые платформы и космические корабли.
Я забросил в грузовой отсек абордажного бота свое имущество — ящик с роботами-паучками и небольшой контейнер со снаряжением. Затем открыл крайне полезный инфопакет, занимающий десятую часть внутреннего объема модуля-хранилища.
Это был реестр — актуальный массив информации, применяемый корабельными искинами для навигации. Но я его использовал в качестве справочника — здесь имелись данные по всем звездным системам сектора. Подключив несколько дополнительных пакетов, я получил удобный интерфейс и множество полезных функций. Я даже удивился, что все это великолепие мог скопировать любой желающий, причем совершенно бесплатно.
Отобразив на объемной схеме все населенные миры, я получил неровную сферу, образованную разноцветными светлячками. Самые яркие являлись системами Содружества, а красные пятнышки обозначали миры, где велись боевые действия с Роем — агрессивной цивилизацией насекомых. Сейчас шесть звездных систем выглядели такими алыми кляксами, а еще два десятка помечались маленьким значком — там велика вероятность повстречаться с астероидами-ульями гадких тараканов.
По системам Содружества давалась исчерпывающая информация — в том числе карты поверхности и трехмерные модели с указанием всех космических объектов. Относительно миров инопланетян и независимых систем указана только короткая справка: примерная численность населения и технологический уровень. Ну и заодно были отмечены три тысячи исследованных звезд — там как минимум один раз побывал корабль-разведчик. Некоторые носили собственные имена, другие — только короткое обозначение.
Запустив поиск по цифровому коду, обнаружил скопление из двадцати четырех систем, находящихся на приличном расстоянии от пограничных миров фронтира. Именно его указывала антранская корпорация "Рутледж" в качестве цели экспедиции. Вохлик рассматривал эту заявку найма как один из вариантов. Наниматель имел довольно высокий рейтинг и предлагал достойную оплату — два миллиона за шестимесячный контракт.
В требованиях указывалось наличие собственного челнока, тяжелого вооружения и как минимум десятка бойцов. И таких групп корпорации требовалось аж двенадцать штук — семь вакансий были свободны. Пока я изучал предложение, осталось всего шесть вакансий — вероятно, кто-то только что выразил желание поучаствовать в экспедиции.
— Далековато. Но зато там не будет конфедерации Делус и Роя, — заметил Вохлик.
— И зачем им столько головорезов? — поинтересовался я.
— Здесь указано — обеспечение безопасности научных групп. И еще
— предполагаются боевые действия. За них обещают бонусы. В любом случае основную сумму получим, даже если не придется стрелять.
— Но там же нет ничего интересного… — удивился я.
— Только для того, чтобы туда добраться потребуется два или три месяца, — ответил командир, помолчав. — Вероятно, у нанимателей есть причины лезть так далеко. За эти шесть месяцев желающих заполучить этого ученого станет намного меньше.
— Это почему?
— Я знаю, о чем говорю. Пройдет время, и охотники займутся чем-нибудь другим. За мной тоже одно время носились, но через год заявку сняли. Такое тоже бывает, — командир скривился и я подумал, что вспоминать о прошлом ему неприятно.



58

Я покрутил схему, выделив населенные звездные системы — поблизости от скопления их оказалось всего три. Домашний мир слаборазвитой цивилизации Дхэба — небольших ящериц, а также два мира образования под названием Гармония. Изучив информацию по этим субъектам, я пришел к выводу, что боевые действия с ними маловероятны — ящерицы давно не покидали свой мир, а население
Гармонии состояло из людей и негуманоидов. Это государство последние две сотни лет придерживалось политики самоизоляции.
Данных по этому образованию нашлось немного. Достоверно было известно то, что во время первой войны с Роем одна из человеческих систем успела отправить часть населения подальше. Так несколько больших грузовиков, набитых замороженными тушками беглецов, добрались до отдаленного мира, где в океанах уже обитали разумные.
Они походили на земных дельфинов, только с парой хватательных конечностей.
По этому виду, получившему название Лиири, имелась короткая справка — считалось, что до контакта с людьми они не пользовались техническими средствами. С неуклюжими плавниками вместо пальцев сложно сделать каменный топор для того, чтобы убивать соплеменников и строить цивилизацию. Зато когда рядом появились люди, водоплавающие быстро оценили все преимущества совместного существования.
Я полюбовался на изображения тварюг, радостно шевелящих своими плавниками-хваталками. Некоторые носили костюмы и оружие, а одного неведомый оператор запечатлел в кабине летательного аппарата.
Ученые так и не пришли к однозначному выводу относительно происхождения этих созданий. Возможно, Лиири эволюционировали от рыб, или же являлись искусственно выведенным видом. Упоминалось, что колонисты не сразу сообразили, что водоплавающие разумны — одежда и инструменты им не требовались, и Лиири ничем не отличались от прочей фауны. Нелюди с пониманием отнеслись к тому факту, что двуногие успели изловить и употребить в пищу несколько тысяч своих собратьев.
Так или иначе, аборигены не возражали против новых соседей, и те быстро заселили сушу.
Два вида образовали причудливое сообщество, развивая биотехнологии, и даже успели колонизировать соседнюю систему. Чем там они занимались, было неясно, но через три сотни лет государство, называвшее себя Гармония, уже торговало с Содружеством технологиями и ресурсами. Однако затем все контакты неожиданно были свернуты.
— Слишком далеко, — пробурчал Лумис. — Какая-то подозрительная научная экспедиция…
— Думаю, предложение неплохое, — заметила Шата, ознакомившись с десятком выбранных командиром контрактов. — Остальное — разборки корпораций, охрана торгашей и боевые операции кланов. Денег больше, но и риск выше…
— Дхэба давно не было видно. Гармония — не противник, — подытожил Вохлик, когда я изложил ему свои соображения. — Индекс развития цивилизации — восемь плюс. Это значит, что нейросетей и серьезного оружия у них нет.
— Легкие деньги, — рыкнул Сорм, похлопав себя растопыренной пятерней по грудной пластине.
— Итак, другие предложения будут? — поинтересовался командир, и, не дождавшись возражений, отправил заявку контактному лицу корпорации "Рутледж". Дескать, наемное подразделение "Семья Вохлика" готово взяться за работу. Вскоре пришел ответ — окончательное решение будет принято на борту корабля, куда отряду предстоит прибыть для заключения контракта.
Хасс флегматично пожал плечами, увидев следы недавнего боя. Узнав о намечающемся деле, тот кивнул, заняв место в кабине абордажного бота.
Небольшой сигарообразный челнок доставил бойца и новичков прямо в ангар — как оказалось, Абу притащил девицу и подростка. Наемник стоил из себя бывалого головореза, что выглядело довольно забавно в сочетании с его придурковатой внешностью. Хмурый взгляд командира означал, что он ожидал увидеть совсем других кандидатов.
— Айша, — высокая женщина гордо вздернула подбородок, положив руку на рукоять кинжала, висящего на поясе. Я пристально осмотрел обтягивающий комбинезон с заметными контурами бронепластин, и вспомнил — его раньше видел у Абу. Видимо, тот отдал его подружке, а себе прикупил новый. Мой взгляд задержался на внушительных выпуклостях и амулете в ложбинке между ними. Смуглое лицо с довольно резкими чертами, прищуренные глаза, десяток аккуратно заплетенных желтых косичек и пухлые губы черного цвета больше подходили торговке семечками, нежели суровой воительнице.
— Я купил ей комплект необходимых баз, — добавил Абу. — Из оружия тоже что-нибудь подберем.
— Принимается, — кивнул командир. — Минимальная ставка — три тысячи кредитов. А этот даже на "мясо" не тянет. Ну и зачем ты его притащил?
— Пришлось быстро убираться оттуда, а этот с нами увязался.
Место на челноке было, так что я не возражал. Вообще-то он сбежал,
— пояснил Абу, ухмыляясь. — Это Дэйн, техник систем переработки отходов.
— Возьмите меня, я уже пролил первую кровь! — поджарый подросток в потертом костюме оранжевого цвета учтиво поклонился.
Принюхавшись, я уловил слабый аромат отходов биологического происхождения, а может быть, мне просто показалось. Вероятно, юный ассенизатор сбежал прямо с рабочего места, поскольку на его поясе висела целая гирлянда инструментов, похожих на гаечные глючи, щупы и маленькие клизмы. Кандидат прибыл с небольшим рюкзачком кислотно-зеленого цвета, украшенном буквами-закорючками галифатской письменности.
— Да? — удивился Абу. — И когда это ты успел?
— Я толкнул старого Рушаля в канаву с дерьмом пурко. Он барахтался там целых десять минут, пока не захлебнулся, — гордо ответил недомерок. — Он был плохим человеком. Называл меня сыном шлюхи.
— Хм… — Абу задумался. — А разве это не так?
— Все равно, ему нельзя было так говорить! — выпрямился подросток.
— Так вот куда пропал старик, — задумчиво протянула Айша, подозрительно посмотрев на подростка. — А ты получил его место и базовую сеть… хитрец, ничего не скажешь…
— Достойный поступок, — рассмеялся Вохлик, не оценив заслуг кандидата. — Но нет.
— Но почему? — расстроено спросил Дэйн, и я увидел, как подрагивают пальцы подростка. Он тут же спрятал руки за спину, пристально рассматривая командира маленькими умными глазками. Судя по сплюснутому носу и сильно оттопыренным ушам, недоросль являлась родственником Абу.
— Для того чтобы ты стал полезным, в тебя нужно вложить средства. Костюм — барахло, у тебя нет нужных навыков и оружия! — жестко сказал Вохлик. — Ты — обуза, будешь только путаться под ногами.
— А я тебе что говорил! — ухмульнулся Абу. — Лучше бы ты сидел там внизу и копался в дерьме. Попробуй сунуться к кланам, они берут всех…
— Я не хочу в клан! Они живут в пороке! — насупился подросток.
— В "Шак-Нури" десятники пользуют воинов как женщин! А чтобы попасть в "Гармач" нужно убить в поединке трех кандидатов. "Згути" накачивают бойцов дурманом, и они даже не помнят свои имена!
— Ух! — удивился я. — Они и правда все это проделывают с новичками?
— Ну да, — кивнул наемник. — Там либо ты своих жрешь, либо они тебя. Здесь каждый сам за себя.
Дэйн молча отвернулся, но я успел заметить упрямо сжатые губы и одинокую слезинку, покатившуюся по щеке — похоже, отказ сильно огорчил недомерка. Хасс ухмыльнулся, скорчив жалостливую гримасу, а командир показал не прошедшему отбор кандидату на дверь.
Мне неожиданно пришла в голову мысль обзавестись кем-то вроде оруженосца — и недомерок вполне мог подойти. С порядками, принятыми в Галифате, я уже успел ознакомиться и полагал, что проблем с кандидатом не будет. Главным образом потому, что гуфии внушали обывателям страх и уважение (еще неизвестно, чего больше).
К тому же я считал, что промыть мозги подростку будет проще, чем сформировавшейся личности. Тем более, в будущем я планировал обзавестись собственной командой, а тут как раз появился первый кандидат. Да и минимальную ставку — три тысячи кредитов каждые тридцать пять дней я вполне мог потянуть.
— А мне кажется, из него выйдет отличный боец! — я подошел к хмурому кандидату, и похлопал того по плечу. — Мне как раз нужен помощник, и он подходит!
— В таком случае, возись с ним сам! — отвернулся командир, а я заметил на его лице неудовольствие. Зато юный ассенизатор заметно приободрился, изобразив готовность прямо сейчас убивать порочных и повышать свое благосостояние грабежом и мародерством.
— Не вопрос! Ведь мы в ответе за тех, кому платим кредиты, — я повернулся к новичку. — Ну что, готов послужить могучему гуфию?
— Кому? — Дэйн округлил глаза.
— Это мне, — уточнил я. — Первые три месяца — за половину минимальной ставки. А потом — посмотрим.
— Конечно, — не раздумывая, ответил недомерок.
— Сделаю из тебя человека! Ты станешь богатым и уважаемым воином! — заверил я новобранца. Хотел добавить "или протянешь ноги в процессе" но подумал, что это перебор.
— Достойнейший не пожалеет! — почтительно поклонился будущий головорез и я подумал, что тот имеет представление о дисциплине, что уже неплохо.
Наемники безразлично разглядывали пополнение, а Вохлик махнул рукой в сторону открытого люка. Не дожидаясь остальных, я занял место рядом с пилотом, покосившись на контейнер — там я заранее сложил все свое имущество. Боеприпасы, пищевые рационы и капсулы с дроидами-паучками. Плазменной пушкой и генератором энергощита пока пользоваться не могу, поэтому и громоздкий реактор носить незачем.
— Задохлики какие-то, — сокрушенно покачал головой коротышка-пилот. — Говорю тебе, долго не протянут!
— Ну, это ты зря. Вон у дамочки кинжал, наверное умеет пользоваться. Не просто же так таскает. Так что руки не распускай, а то отрубит что-нибудь лишнее… — улыбнулся я. — Они там все немного двинутые на традициях…
— Вот еще! — презрительно фыркнул Лумис. — У нее даже ухватиться не за что. Тощая больно!
Наконец бойцы один за другим заняли кресла в десантном отсеке, где сейчас хватало пространства контейнерам и дроидам. Я знал, что командир планировал в ближайшее время переоборудовать корабль, раз уж продать его за нормальную цену не удалось. Проем моргнул силовым экраном и бронированная пластина бесшумно встала на место.
У женщины появился штурмовой комплекс с коротким стволом и изогнутым магазином. По совету Абу я не стал вручать новичку оружие
— на Рияде существовал ритуал посвящения. Его-то я и собирался провести позже. Для этого я зарезервировал трофейную трещотку под названием "Гарзук" с десятком магазинов. Я аккуратно скатал легкий скаф диверсанта, подумав, что дыры на животе получится заделать ремонтной пеной и заодно прилепить парочку уцелевших пластин. Этим делом обещала заняться Шата — с имеющимся роботом такую операцию вполне можно проделать. Хотя девушка проворчала, что с таким старьем возиться ей не особо хочется.
— Убираемся отсюда! — раздался за моей спиной голос командира.
Вохлик занял свой ложемент и пилот аккуратно вывел корабль из ячейки. Я подумал, что наемники оставили новым арендаторам сюрприз — распотрошенный жилой модуль и одного мертвеца, не считая других покойников разной степени комплектности.
— Все нормально, — махнул рукой Хасс, когда я поинтересовался этим вопросом. — Хозяева закладывают возможные потери в стоимость аренды. Поэтому все так дорого. Неспокойное место, тут всего можно ожидать…
— Пора навестить корыто заказчика, — Вохлик нашел идентификатор одного из сотен кораблей, находящихся на парковочной орбите Нума.
— Курс получен, — пробормотал коротышка, а на одной из панелей появилась траектория сближения, разрешенная местным транспортным контролем. С остальным вполне мог справится искин — достаточно было сформулировать задачу. После чего за кормой абордажного бота выросли два небольших факела, а маневровые сопла прыснули струйками газа, направляя кораблик прочь от гигантской станции.



59

Я рассматривал флагман корпорации "Рутледж" — выглядел он довольно необычно. Корпус практически полностью закрывал панцирь коричневатого цвета с наплывами бронеколпаков. Вероятно, в орудийных ячейках прятались скорострельные лазерные установки — пульсары, которые так любили антранцы. Носовая часть бугрилась округлыми заглушками пусковых ячеек, а по бортам выступали открытые створки доков малых кораблей. Блок из шести двигателей немного выпирал в кормовой части, из-за чего конструкция напоминала большую черепаху с обрубленным хвостом.
Искин определил размеры этого гиганта, которые я перевел в привычные земные — полтора в длину и чуть меньше километра в самой широкой части панциря. Просмотрев изображения больших кораблей, так и не выяснил тип. Хотя все антранские проекты были похожи, этот значительно отличался, главным образом торчащей надстройкой на панцире. Ничего подобного я в справочнике не нашел, поэтому сделал вывод, что корабль последних поколений, либо построен на заказ.
— Раньше не видел такого. Вооружение серьезное. Похоже, какая-то модификация большого носителя. Вот эта башенка — разведстанция, — пояснил Вохлик.
Неподалеку находился танкер, состоящий из множества шаров, соединенных решетчатыми фермами, и легкий носитель, похожий на сильно уменьшенную копию флагмана — они тоже принадлежали корпорации
"Рутледж". Вокруг кораблей экспедиции крутились несколько звеньев истребителей и медленно вращались крупногабаритные грузы — связки контейнеров и агрегаты нясного назначения, похожие на большие цилиндры.
Пока наш кораблик ожидал разрешение на стыковку, один из доков занял небольшой крейсер-разведчик, после чего бронированные створки сомкнулась. Силовые поля подхватили абордажный бот, втянув его в просторный ангар, где уже находились четыре разнотипных челнока и легкий крейсер. Док выглядел огромным — особенно впечатляли закрытые диафрагмами ячейки истребителей, расположенные на двух уровнях подобно пчелиным сотам. Я заметил несколько суставчатых манипуляторов, предназначенных для их обслуживания.
Мерцающая завеса силового экрана отделяла помещение дока от безвоздушного пространства — пройдя через нее, корабль опустился на свободную площадку. Наш корабль оказался самым современным — пузатый оширский челнок и угловатые аппараты черных рабовладельцев выглядели совсем бледно рядом с изделием конфедерации Делус. А его размеры немногим уступали легкому крейсеру, на зеркальной броне которого бугрились лазерные установки и навесные контейнеры с пусковыми установками.
Нас уже встречали — группа людей в одинаковых скафах коричневатого цвета с эмблемой корпорации на спинах. Рядом замерли три боевых дроида, похожие на муравьев-переростков. Среди людей я заметил двух негуманоидов, напоминающих варанов, вставших на задние лапы — представители цивилизации Аш-Камази, которых в империи Антран было особенно много. Морду одного ящера украшали блестящие импланты, а его сосед щеголял круглой шапочкой с цветными камешками и висюльками.
Рептилоид показал трехпалой конечностью на закрашенный герб конфедерации, махнув коротким хвостом. Второй прикоснулся к одной из многочисленных коробочек, висящих на поясе, и быстро засвистел. Один из сопровождающих произнес короткую фразу на шипящем языке, и ящеры неуклюже переваливаясь, пошлепали к прибывшему яйцевидному аппарату.
Затем вояка мазнул взглядом по наемникам, задержавшись на внушительной фигуре Сорма, после чего сразу же перешел к делу, небрежно махнув ладонью.
— Координатор Липперс, — представился офицер. — Хозяин Шимшон одобрил договор найма, так что уладим все формальности…
— Когда отправляемся? — поинтересовался Вохлик.
— Через шесть часов, — сообщил офицер.
— Так, что с боеприпасами и расходниками?
— За свой счет. Корпорация предоставляет только жилой модуль и медицинское обслуживание в случае необходимости. Если требуется дополнительное снаряжение, могу выдать часть средств прямо сейчас.
Двести тысяч — не больше. Все заказанное доставят сюда… — четко ответил вояка.
— Устраивает, — кивнул командир.
— В свое время получите всю необходимую информацию по предстоящей работе, — закончил офицер. — Размещением займутся технические службы.



60

Отряду выделили один из жилых модулей в соседнем с доком помещении — как я понял, там раньше располагалась тяжелая техника.
Высокий потолок ангара скрывал в себе ниши механизмов и суставчатый манипулятор, а в переборках выделялись цветом закрытые створки.
Рядом с коробками жилых модулей располагались штабеля нестандартных контейнеров и закрытое консервационными коконами оборудование неясного назначения.
Я подумал, что антранский подход к размещению десантников мне нравится — в приличных размеров казарме имелось все необходимое для жизни. Вохлик занял единственную каюту, предназначенную для офицера, а всем остальным места хватало с избытком — модуль вмещал два десятка бойцов, присутствовала возможность поднять перегородки, разграничив личное пространство.
Создатели предусмотрели даже зону отдыха — за прозрачной переборкой разместились мягкие диваны и две изогнутых консоли.
Нейросеть высветила скрытые в стенах устройства — пищевой синтезатор и развлекательную систему, в банках данных которой хранилось огромное количество записей и игр.
Наемникам бродить по кораблю не разрешалось — допуск ограничивался доком и неким центром досуга персонала, находящимся неподалеку. Сотрудник корпорации упомянул о возможности приобрести там легкие наркотики, выпивку и стимуляторы. Причем возможно было это сделать в счет будущих выплат отряда.
Забросив имущество в свой шкафчик, занялся заполнением внешнего банка данных полезной информацией по вооружению, кораблям и инопланетянам. Раз уж предстояло провести полгода в отрыве от цивилизации, следовало запастись всем необходимым. До отбытия из системы Нум-Рияд оставалось всего несколько часов, которые я собирался с толком потратить.
— Мерзость, — брезгливо сморщившись, пробурчал верзила. — Сорм
Четвертый будет убивать для народа Аш-Камази! Предки плюются, глядя на меня!
— Крокодилов тут всего пять или шесть, — сообщил я. — Остальные вроде бы люди… хотя в некоторых не уверен…
С помощью дара я просканировал большую часть корабля, обнаружив сущности ящеров. Их сгустки по цвету и форме сильно отличались от человеческих. К моему удивлению, здесь присутствовали также и несколько сильных псионов. Заодно почувствовал поблизости что-то, создающее сильные помехи — вероятно, особо мощный источник энергии либо артефакт. Ауры ближайших разумных и присутствующие повсюду силовые линии причудливо искажались, из-за чего точное количество живых существ на борту определить оказалось сложно.
Новички занимались делом: Дэйн с глупой улыбкой прилип к терминалу, а Абу выяснял отношения со своей подругой. Оказывается, та собиралась зарезать какого-то бедолагу из местных, который ей не понравился. Наемник мягко объяснял, почему этого пока не стоит делать. Когда я подошел к их закутку, Айша выслушивала объяснения о порядках, сложившихся в отряде.
— Старцы учили, что нелюдей нужно убивать, — с брезгливым выражением лица произнесла женщина. — И что я вижу — ты, и эти воины… все они служат нечистым!
— Ты же хочешь оставаться такой же красивой, как и сейчас?
Получить боевые модификации и мощное оружие? — спросил Абу.
— Конечно! — сказала Айша.
— Тогда забудь эти бредни! — повысил голос Абу. — Или отправляйся вниз, работать на биоферме! Как твоя глупая сестра, забыл, как ее имя. Нет денег на посещение медицинского центра — она выглядит, как старуха. Или как твой брат, который убирает дерьмо грязных пурко — скоро Гуфим сам будет визжать, как эти звери…
— Нет, конечно, я не хочу быть, как они! Сделаю, как ты скажешь,
— поспешно согласилась женщина.
— Поучения глупых стариков не помогут тебе разбогатеть, — продолжил наемник.
— Зато ящеры помогут! — засмеялся я. — У избранного народа
Аш-Камази есть поговорка: умный живет за счет дураков. Ваши старики именно у них и учились. Никого не хотят выпускать с Рияда. Никаких инфосетей и дроидов — только сказочки от Зияддина…
— Почему этот порочный так непочтительно говорит о мудром старце? — Айша нахмурилась, а ее рука дернулась к кинжалу на поясе.
Дэйн удивленно посмотрел на меня, отвернувшись от терминала.
— Гарт — гуфий. Ему можно… — ответил Абу, скорчив умильную гримасу.
— Да? Совсем не похож… — женщина оценивающе посмотрела на меня.
Я улыбнулся и поднял в воздух пару метательных ножей из красноватого металла — перевязь с четырьмя такими железками постоянно висела на груди моего скафа. Висящие без всякой поддержки предметы еле заметно подергивались — такое было доступно даже слабому движущему — то есть псиону с даром телекинеза. Правда, нехитрый фокус отнял большую часть моего резерва, но женщине этого хватило. Я со второго раза задвинул ножички обратно в гнезда — женщина потрясенно покачала головой, а глаза Дейна округлились.
— Тебе даже не нужно жевать ринни! — прошептал он.
— Нет. Это только ваши старики употребляют разную дрянь, — сообщил я и, подумав, добавил: — Их способности так слабы, что без наркотиков не работают.
— Это благословенный дар Зияддина, — восхищенно прошептала женщина.
— Возможно, эту сказочку придумали ваши гуфии, чтобы пудрить мозги всем остальным, — предположил я. — Может, их и не было никогда, этих мифических стариков.
— Не говори так, — вздрогнула Айша. — Гуфии жестоко накажут тех, кто отрицает существование мудрых старцев!
— Ну а что им еще остается? — усмехнулся я. — Сегодня кто-нибудь говорит, что Зияддина нет, а завтра пойдет еще дальше, и скажет, что гуфии тоже не нужны. И что тогда делать вашим старикашкам? Работать они не приучены, но зато могут показывать фокусы. Ну и собирать деньги и давать умные советы тоже не дураки…

Я обратил внимание на моргнувший значок поступления средств и принятый инфопакет — мой счет пополнился скромной суммой. Имущество неудачников, сунувшихся под роторную пушку абордажного бота, ушло компании-посреднику за сто тридцать шесть тысяч кредитов, а мне из этой суммы причиталась треть. Поскольку отряд принял бой не в полном составе, командир попросту разделил трофейные среди участников скоротечной разборки.
За простенькую трещотку "Гарзук" c боекомплектом и продырявленный старый скаф из моей доли сняли три с половиной тысячи кредитов.
Учитывая, что такой костюм, только целый, здесь продавали за шесть кусков, снаряжение новичка мне обошлось с серьезной скидкой.
Подмигнув удивленной Айше, я покинул жилой модуль и направился на причальную палубу — настало время тратить заработанное. Топая по широкому коридору, разделенному множеством открытых сейчас створок, я думал о невезучих гражданах Галифата, которым с детства промывают мозги хитрые старики. Обитатели Рияда более-менее терпимо относились ко всем остальным, не сойдясь в этом вопросе с Галифатом, частью которого этот мир когда-то был.
Галифатцы же были готовы убивать всех, кто не разделяет их желания жить по заветам предков. Неудивительно, что с этим радикальным государством вели дела только хакданцы, нашедшие общий язык с фанатиками на почве ненависти к негуманоидам. Все остальные старались держаться от галифатцев подальше.
А все началось с появления технологий клонирования и инкубаторов
— в развитых мирах Содружества женщины давно уже не вынашивают детей естественным путем. Незачем терять несколько лет своей жизни, когда с этим делом отлично справляется искусственная матка, созданная из образца ткани матери. Для специализированного аппарата не составляло труда поддерживать оптимальный кровоток и гормональный обмен все необходимое для развития плода время. Будущие граждане развитых миров проводили первые три года своей жизни в инкубаторе, а затем получали все необходимые навыки загрузкой напрямую в мозг. Некоторые шли еще дальше, внося модификации в генотип ребенка.
Нашлись и те, кто считал выращивание младенцев отдельно от тела женщины неправильным, называя таких людей "порочными". Некоторые даже возражали против использования медкапсул и потребления пищи, изготовленной из генетически модифицированных культур. Первое время фанатики выражали свое неудовольствие с помощью оружия — взрывали инкубаторы, медицинские центры и убивали ученых, однако потом даже до самых упертых дошло, что бороться с прогрессом бессмысленно.
Недовольные решили строить свое общество, перебравшись на
Сах-Мудин — мир, в свое время заселенный Сеятелями, но застывший в развитии на уровне средневековья. Заодно фанатики оприходовали несколько ближайших систем, вырезав под корень аборигенов. Галифат не входил в Содружество и не участвовал в единой финансовой системе, опутавшей большую часть населенных людьми миров. Несмотря на большое количество залежей ценных ресурсов вроде тяжёлых металлов, галифатцы не развивали промышленность, занимаясь исключительно добычей. Поставки из республики Хакдан оружия и кораблей позволили этому радикальному государству сохраниться, успешно отражая все
"наезды" соседей.
* * *
Я прижался к стене, пропустив несколько гравиплатформ с малыми кораблями. Сплющенные корпуса разведчиков "Эхрат" усеивали навесные блоки с активными антеннами и пусковые установки зондов.
Широкие проемы коридоров и огромные шахты гравитационных лифтов позволяли перемещать такие негабаритные грузы, экипаж же пользовался собственным транспортом. Яйцевидные аппараты проносились над моей головой, а по выступающим направляющим потолка ползали контейнеры.
Добравшись до помещения дока, я отметил, что все посадочные площадки оказались заполнены, однако прибывающие челноки выгружали пассажиров прямо на раскрытую створку. Офицер, оторвавшись от планшета, хмуро покосился на меня — никаких заявок я не делал, поэтому интерес сотрудника резко угас.

Рядом с нашим корабликом обнаружилась Шата, которая устанавливала переборки и внутри десантного отсека. Робот суетился, приваривая балки и закрепляя решетчатые перегородки. Командир потратил выданный координатором аванс на переоборудование абордажного бота, которое двигалось полным ходом.
— И что это будет? — поинтересовался я.
— Внутреннее пространство используется нерационально, — сообщила специалистка. — Скоро здесь появится вторая палуба — так у нас получится утащить гораздо больше всего полезного. Там будет груз и дроиды — в общем, все, как на больших кораблях!
— Да, а в этом закутке неплохо бы поставить бассейн и шикарное ложе с генератором гравитации! — улыбнулся я.
— Нет, здесь будет медкапсула, — не оценила юмора девушка.

— Долго мы еще пробудем на орбите? — я поинтересовался у техника с эмблемой корпорации на спине, который крутился неподалеку.
Тот уплетал булочку, запивая напитком зеленого цвета из фигурного сосуда и пожирал глазами попку специалистки по боевым дроидам.
— Где-то час, может два… — ответил сотрудник и добавил: — Мне тоже не терпится убраться из этой дыры. Тут они все чокнутые какие-то. Помахал рукой одной бабе, а она в меня кинжалом тычет… и ругается разными словами. Ну какой из меня порочный?
— А, так это был ты, — понимающе кивнул я. — Можешь расслабиться. Она хотела по-тихому тебя зарезать, но уже передумала.
У нас все такие, так что все нормально…
Техник изобразил сожаление и на всякий случай отодвинулся от меня подальше, а я подключился к инфосети, найдя портал корпорации
"Нео-Урхнот". Сделал заказ — базу данных "Ксенология" второго ранга и комплект из трех пластинок с навыками для новичка. Вспомнив, что у
Дэйна не имеется коммуникатора для загрузки баз, добавил и его — самый дешевый. Специально для жителей Рияда в продаже имелись компактные модели в виде амулетов, а для требовательных клиентов — многофункциональные компы с этой функцией, но тратить деньги на ерунду я не собирался.
Срочная доставка курьером компании обошлась в триста кредитов, а сам заказ потянул на сорок четыре с половиной тысячи. После оплаты счета посетовал на быстро тающие средства — на оставшиеся полтора куска ничего полезного больше купить не мог, поэтому пришлось отложить все запланированные траты до лучших времен.
Через полчаса, потраченные на осмотр малых кораблей, имеющихся в доке, получил заказанное. Крошечный одноместный аппарат высадил курьера, вручившего пакет — я распотрошил упаковку и спрятал пластинки, отмахнувшись от пачки рекламных материалов и назойливого желания впарить клиенту еще что-нибудь.
— Ну вот, другое дело! — удовлетворенно кивнул, провожая взглядом отходящий челнок курьера. — Не хочется терять время впустую. Пора становиться специалистом по нелюдям и инопланетным гадам!
Когда бронированные створки, дрогнув, стали медленно закрываться, я отправился на экскурсию в центр досуга персонала. Один из складов на жилой палубе был серьезно переделан и сейчас представлял собой нечто вроде клуба по интересам. Здесь даже имелась арена, а на трех ярусах размещались лавки, бары и двадцать виртуальных капсул, где коротали время пилоты и все желающие, но по записи и за деньги.
Помещение наполнялось наемниками и антранцами — последние носили однообразную форму и знаки отличия. Из чего я сделал вывод, что основную работу будут выполнять именно они. Некоторые вояки щеголяли квадратиком внешнего нейроинтерфейса на виске — видимо они управляли боевыми роботами. Антранцы предпочитали воевать с комфортом, а внутри кабины тяжелобронированного агрегата с кучей пушек можно было не опасаться, что враги поцарапают нежную шкуру пилота.
Зато наемники представляли собой пеструю толпу с разнообразным вооружением — даже в баре некоторые не расставались со своими игрушками. Достаточно было глянуть на физиономии некоторых, чтобы понять — этим место только в тюряге.
Уродливые рожи с разноцветными клановыми татуировками, продырявленные ноздри и уши. А один тип таскал в мясистом носу выбеленную косточку. Я еще подумал, что среди этих головорезов вряд ли попадутся законопослушные граждане и носители высокой культуры.
С удивлением заметил нелюдей — тройка ящеров Скаржи в чешуйчатых костюмах держалась обособленно. Еще одна странная компания — похожий на здоровенного кота мзин рядом с низкорослым наемником. За другим типом таскалась синекожая обезьянка с пухлым рюкзаком. Увидел одного гиганта — видимо, земляк нашего Сорма. Правда, мне так и не удалось узнать, из какого мира тот родом. Этот носил плотно облегающий могучее тело серебристый костюм и пару длинноствольных пистолетов на бедрах. Я еще подумал, что наемник обрадуется, встретив своего коллегу.

По очереди посетил все лавки, оставив напоследок самую крупную.
Здесь перед входом мерцали голограммы — вращающийся бублик, пирамида с глазом, бородатый мужчина с глупым лицом, какой-то непонятный уродец с крылышками зеленого цвета, змея, кусающая себя за хвост, а также еще целая куча таких же непонятных символов.
Протиснувшись через силовое поле, я увидел хозяев — тучного человека и рептилоида. Эта парочка была занята сложной игрой, напоминающей шахматы. Молодой ящер с желтым брюшком и человечек в белоснежном балахоне, щедро украшенном блестящими висюльками и символами, по очереди передвигали фигурки.
Увидев посетителя, толстяк неожиданно ловко вскочил с монументального кресла, а опухшая физиономия изобразила радость.
Ящер махнул трехпалой конечностью — видимо, тоже поприветствовал гостя.
— Ты пришел сюда за пищей духовной! — констатировал толстяк и провел пальцем по своему необъятному животу, изобразив круг. — Илгус? Древние? Неназываемый? Кого уважаемый чтит больше других?
— Вообще-то я ожидал обнаружить здесь нечто другое, — честно ответил я, поворачиваясь к выходу.
— Ищущий всегда найдет! — сказал мужчина, а ящер блаженно зажмурился и негромко засвистел. — У нас самые лучшие цены!
— Почем опиум для народа? — с улыбкой поинтересовался я.
— Такого не держим. Но если уважаемый уточнит, возможно, наш синтезатор сможет изготовить и это. Могу посоветовать трясун и джобаш. Синт и чифарь тоже есть, — оживился толстяк.
— Эм… — опешил я. Теперь до меня дошло, что это заведение — многопрофильное святилище, осуществляющее полный спектр ритуальных услуг. Ну и по совместительству — наркопритон.
— Для тех, кто предпочитает лучшее, есть новинки из
Треугольника! — поспешно добавил барыга. — Итак?
Я пообещал, что обязательно вернусь, как только почувствую необходимость расширить сознание или пообщаться кем-нибудь из
Древних. А сейчас настало время посетить местную арену.
Изюминкой заведения являлся ринг, накрытый силовым куполом — сейчас там двое мускулистых мужичков увлеченно колотили палками третьего, чье тело покрывали разноцветные татушки. Тот лениво отмахивался, пиная противников ногами. Зрители громко выражали восхищение таким времяпровождением, а большой экран показывал столбцы цифр — здесь работал тотализатор. В соседних комнатках разминались другие бойцы, кое-кто махал саблями. Стена, отделяющая тренировочный сектор от зала с ареной была прозрачной — специально для желающих поглазеть на будущих чемпионов. В некоторых камерах находились нелюди — видимо, они тоже принимали участие в поединках.
Зная отношение антранцев к негуманоидам я не удивился.
Заметил существо вроде большой гориллы, покрытой крупной чешуей.
Подойдя к стене, я показал обезьянцу знак мира, вытянув средний палец. Однако зверюга не отреагировала на мои попытки наладить общение — смачный плевок расплющился о прозрачную стену, а некультурный обитатель повернулся к гостю задом и оглушительно испортил воздух.
— Уважаемый желает поставить свои кредиты? Или может быть, принять участие? — поинтересовался толстяк в цветастом комбинезоне, расшитом логотипами компаний.
— Хм… даже не думал. А какие правила? — на всякий случай полюбопытствовал я.
— Никаких, — расплылся в улыбке зазывала. — У нас новейшее оборудование. Смертельные случаи крайне редки. Уважаемый может выбрать себе соперника из кандидатов или выйти против списанных…
— Кого-кого?
— У нас на борту две сотни замороженных преступников — есть даже арварцы. На эти бои самые высокие ставки, — толстяк патетически растопырил руки. — Это шанс разбогатеть! Черные будут сражаться насмерть!
— Спасибо, подумаю. Кажется, я знаю того, кто с удовольствием открутит парочку голов. Особенно таких уродливых. А кстати, кто это?
— я кивнул в сторону обезьянца с зубастой пастью.
— Гуцул. Псеводразумный абориген мира Р-14. Уровень развития не дотягивает до трех единиц по шкале Хевора-Сафария. Копья, примитивные инструменты, поклонение мертвым собратьям. К сожалению, мясо гуцулов несъедобно. Вполне вероятно, что это один из последних представителей вида… — охотно пояснил зазывала, понизив голос до шепота. — За определенную плату мы можем предоставить и другие услуги. У нас есть широкий выбор псевдоразумных на самый взыскательный вкус…
— Нет, я не из таких, — поморщился я, посмотрев на мерзкое выражение лица толстяка. Сообразив, что здесь ему ничего не обломится, зазывала направился к следующему посетителю,
Пронзительный писк сирены и несколько фраз от информационной службы довели до сведения всех пассажиров новости — флагман сошел с орбиты Нума и начал разгон. А через семь с половиной стандартных часов корабль покинет систему. Подумал, что антранская техника заслуживает уважения — предыдущим корытам, где я успел побывать, для перехода требовалось в разы больше времени.
Посетители центра досуга шушуканьем и пьяными воплями отреагировали на сообщение, и только чешуйчатый абориген мира Р-14 не выразил радости — гуцул подозрительно посмотрел на меня и почесал чешуйчатое брюхо.



61

— О, могучий, это мне? — восхищенно захлопал глазами новичок.
Абу стоял неподалеку — его я пригласил для создания необходимого антуража. В Галифате мальчик становился мужчиной, получая оружие из рук воина — нечто похожее я и собирался проделать, резко повысив статус Дэйна.
— Ты что, забыл? Обращайся ко мне просто Гарт или учитель, — пробурчал я, подумав о том, что тараканов из головы соратника будет вывести сложно. Но я собирался хотя бы попытаться это сделать.
— Да, могуч… Гарт, — поправился Дэйн. — Это значит, что я больше не техник?
— Именно так, — важно кивнул Абу, — Запомни этот день. Теперь ты — воин, в твоих руках оружие. Отныне сам решаешь — кому жить, а кому нет!
— Владей! — я сделал шаг вперед и торжественно вручил новоиспеченному воину трофейную трещотку. Тот проникся и со слезами радости на глазах прикоснулся губами к прозрачному пластику магазина.
Это короткоствольное оружие под названием "Гарзук" производили автоматические заводы Гольятты. Потребительские свойства оширского изделия находились где-то на уровне плинтуса — подобным барахлом обычно вооружались гражданские и наемники, у которых с финансами было совсем плохо. В системе Нум-Рияд такую пушку мог купить любой, потратив всего девятьсот кредитов. Ну а в центральных мирах — наверняка еще дешевле.
Трещотка использовала стандартные безгильзовые патрончики калибра четыре миллиметра, широко распространенного в Содружестве — магазин вмещал полторы сотни таких боеприпасов. Кроме встроенного компенсатора отдачи и высокого темпа стрельбы, ничего хорошего
"Гарзук" владельцу предложить не мог — даже на пятидесяти метрах пули летели куда угодно, только не в цель. Оружие отлично подходило тому, кто собирается наделать дырок в противнике, не имеющем защиты, и достаточно глупом, чтобы подойти вплотную. По классификации планеты Земля изделие относилось бы к классу пистолетов-пулеметов, но здесь их называли трещотками — вероятно, по характерному звуку, что оружие издавало при стрельбе.
— Я не подведу, учитель! — быстро закивал юный воин, осторожно закрепляя личное оружие на поясе.
— Даже не думай! — я сделал строгое лицо. — Ты теперь боец могучего гуфия. А ты сам знаешь, что их лучше не расстраивать.
Представь себе — проснешься, а у тебя вместо носа — розовое рыло, а на ногах — копыта. И все кто тебя увидят, будут смеяться и говорить: вот идет Дейн, он похож на грязного пурко…
— Гуфий Шахназ такое делал со своими врагами перед тем, как их убить. Мерзкое зрелище, — кивнул Абу, а подросток побледнел. — Отступники визжали и гнили заживо!
Я не представлял, как можно провернуть подобное — вероятно, фокусник и зрители перебрали с наркотой. Такого не умели даже псионы
Кольца, а они сильно продвинулись в развитии способностей. Однако упоминания о показательных казнях и пытках часто встречались в просмотренном инфопакете по Рияду.
— Пока магазин пустой, но скоро мы займемся идеологической работой, после чего ты получишь боеприпасы.
— Займемся чем? — лицо новичка изобразило мыслительную работу, и он на всякий случай отодвинулся на шаг назад.
— Я укреплю твой дух! Ты же хочешь стать воином и убивать врагов? Без этого — никак! — я изо всех сил старался не засмеяться, изрекая эти банальности. Однако именно так выражались гуфии, что придавало особый смысл любому сказанному ими бреду. Даже Абу проняло
— тот больше не улыбался.
— А начнем прямо сейчас! — с воодушевлением продолжил я.
— Сначала ты пройдешь обследование в медкапсуле!
Вскоре я изучал результаты, которые могли быть и лучше — индекс интеллекта подростка замер на уровне семидесяти двух пунктов, чуть лучше обстояло дело с нейроактивностью. Загрузка баз в этом случае должна занимать приличное время и, даже имея деньги, ускорить процесс было невозможно — базовая нейросеть не поддерживала импланты.
Состояние здоровья новичка тоже вызывало вопросы — особенно наличие в организме следов давних травм и легкое отравление какой-то химией. В общем, компьютер медицинского агрегата рекомендовал процедуру восстановления, на что требовалось четыре часа.
— Хмм. Попозже снова залезешь в капсулу! — сообщил я. — Дурь употреблял?
— Ринни не дурь! — возмущенно пропищал Дэйн. — Знаю, что после посещения свалки требуется пройти очищение. Посещение обители целителя стоит шестьдесят хумалей, а на мне уже висит долг…
— Скажи наркотикам — нет! — сделал строгое лицо я. — Отныне больше никакой дури!
— Угу, — расстроено кивнул новичок.
— Конечно, две изученные базы — это серьезно, — заметил я. — "Cистемы переработки биологических отходов" первого ранга и
"Обслуживание гидропонных установок" второго ранга. Звучит довольно круто. Долго загружал их?
— Сто двадцать шесть дней, — гордо ответил Дэйн.
— Сейчас получишь действительно нужные и полезные навыки,
— пообещал я и торжественно вручил коммуникатор и три пластинки.
Комплект начинающего головореза включал в себя базы: "Боевые операции", "Тактика малых групп" и "Легкое ручное оружие" — все второго ранга. Дэйн поспешно вставил пластинку в устройство — видимо, он до сих пор не верил в свой быстрый карьерный рост и боялся, что могучий гуфий может передумать.
— "Боевые операции". Тридцать шесть дней, — сообщил будущий головорез, а я подумал, что низкий показатель интеллекта и базовая нейросеть ставят большой крест на быстром изучении баз.
— Пойдет, — махнул рукой я. — Время еще есть. Пока Шата занимается твоим новым скафом, расскажешь, как ты дошел до такой жизни.
— Э-э-э… С чего начать? — опешил Дэйн.
— С самого начала! — кивнул я, и добавил: — И говори правду, а то кое-кто может расстроиться.
Новичок послушно присел на мягкий диванчик в зоне отдыха и начал излагать. Я задал несколько уточняющих вопросов, после которых темных пятен в прошлом бойца не осталось.
Жизнь на Рияде совсем тоскливая — особенно для тех, кто вырос в приюте и никогда не видел своих родителей. Подняться таким сложно — однако Дэйн изо всех сил пытался. Получив базовую сеть и несколько баз по устаревшим технологиям, тот сразу влез в долги перед общиной
— за пару лет он выплатил треть, но ему оставалось отдать еще около трехсот пятидесяти хумалей, чтобы закрыть займ.
Риядцы использовали собственный эквивалент стоимости — произведя нехитрые расчеты, я сообразил, что речь идет о шести тысячах кредитов. Прозябание на поверхности и грязная работа, весьма низко оплачиваемая, а также постоянные насмешки окружающих быстро надоели технику, и тот успешно сделал ноги, когда подвернулась возможность.
Обычным путем покинуть Рияд у должника вряд ли получилось бы. Но визит могучего воина Абу, который прибыл навалять обидчикам и вытащить свою подругу, был воспринял как шанс сбежать и забыть про долг.
— Так что, ты действительно прикончил своего брата и еще пару человек только для того, чтобы увести эту женщину? — поинтересовался я у Абу.
— Да, — криво улыбнулся тот. — Пристрелил как животных, не дав вытащить оружие. Теперь они все мертвы, а Айша — моя! Заплатил сто тысяч за то, чтобы по-тихому все это провернуть — найм челнока контрабандистов недешевое дело.
— Тоже решение, — хмыкнул я, повернувшись к подростку: — Тащи сюда свое имущество — будем разбираться!
В рюкзаке Дейна обнаружилась потрепанная книжка на тарабарском языке Галифата — я полюбовался картинками суровых бородачей и под возмущенный писк хозяина отправил раритет прямиком в утилизатор.
Следом избавился от слегка пованивающего халата и широких штанов. Не забыл и маленький мешочек ринни — слабый стимулятор с наркотическим эффектом. Этот дурман пользовался спросом только у галифатцев, и стоил дешево — возиться с его продажей было нерационально. Зато символическое уничтожение всего, что связывало юного воина с прошлым, могло настроить того на нужный лад.
— Так, а это зачем? — я задумчиво разглядывал инструменты.
Кое-что я узнал — маска с длинным шлангом, похожая на земной противогаз. Замысловатый гаечный ключ с головкой треугольной формы тоже выглядел знакомо. Гибкие щупы и набор клизм с длинными носиками. Бруски быстротвердеющей замазки, какие-то прокладки — в общем, барахло.
— Это должен иметь при себе младший техник, — пояснил Дейн.
— Так, это тебе больше тоже не понадобится! — я брезгливо сгреб хлам и отправил в утилизатор. Новичок нахмурился, но промолчал.
Когда Шата вручила ему залатанный костюм, с которым возилась по моей просьбе последние три часа, я поблагодарил специалистку и критическим взглядом окинул обновку. Легкий арварский скаф второго поколения "Назози" с вплавленными в материал грубыми заплатками являлся жутким старьем. Однако это было лучше, чем наряд, предназначенный для путешествий по канализационным коллекторам и ныряния в их дурно пахнущее содержимое.
Костюм техника-ассенизатора даже не был герметичным и по конструкции смахивал на земной акваланг. Тонкий материал, похожий на резину, вряд ли смог бы остановить пулю. А в скопированном из банка данных Нум-Рияда каталоге рыночных предложений таких и вовсе не продавали. Поэтому потрепанный наряд оранжевого цвета отправился в утилизатор вслед за всем остальным имуществом юного бойца.
— Ну, вот — другое дело! — я критическим взглядом оглядел
Дэйна, которого теперь больше ничего не связывало с прошлым. — Теперь хоть на человека стал похож!
— Мудрейший, а какой у тебя джеддах? — неожиданно поинтересовался юный головорез.
— Хм… не точно не измерял, но, наверное, большой, — на всякий случай ответил я, запустив поиск в инфопакете по традициям Галифата.
К сожалению, нашлось целых четыре толкования этого слова и все — отличающиеся по смыслу. Например, так называли мелкого зверька типа земного тушканчика, горшок для приготовления пищи, знамя, а также — личную вещь. Вспомнив, что рядом есть тот, кто точно разбирается в вопросе, я переадресовал вопрос наемнику.
— Гуфии Рияда носят особый символ, — засмеялся Абу. — Называется джеддах. Раз ты взял его на службу, Дэйну он теперь тоже положен. Так все будут знать, что он — твой человек.
— Хмм… Что-то типа знака отличия. Понятно, — задумался я. — Ну, что же, будет тебе джеддах!
Я навестил рабочее место Шаты, которая ковырялась с абордажным ботом — девушка пожала плечами, изготовив предмет размером чуть больше ладони. Дроиду потребовалась минута для того, справиться с поставленной задачей.
— Ну как тебе? — поинтересовался я, прилепив эмблему.
Ярко-красная пятиконечная звезда смотрелась довольно круто на черном покрытии скафа новичка. Тот несколько минут рассматривал символ, намертво приклеенный ремонтной пеной к плечу.
— Похоже на пятно, оставленное созревшей девой на ложе, — задумчиво прошептал Дэйн. — Это значит, что ее врата Фаджры разверзлись и готовы принять жезл мужественности достойного…
— Избавь меня от подробностей! — отмахнулся я. — Но это нечто другое. Сильный джеддах моего рода. Запомни — могучие воины с таким знаком всегда побеждают врагов!



62

За три недели корабль совершил несколько длинных переходов, и вскоре я уже их не замечал. Легкое головокружение больше не беспокоило — организм привык к временной дезориентации.
Я знал, что некоторые негуманоиды крайне плохо переносят прыжки — поэтому их цивилизации оказались заперты в домашних системах. К счастью, люди оказались крайне живучим и быстро размножающимся видом, поэтому экспансия человечества фактически ничем не ограничивалась. До появления Роя, который заметно сократил популяцию двуногих без перьев шесть сотен лет назад. И сейчас агрессивные насекомые снова намеревались проделать нечто подобное.
Никаких изменений, кроме резко возросшего аппетита, я пока не ощущал. После посещения Нунзы я и так потреблял двойную норму, но после установки импланта заметил, что организм требует еще и еще. Но с питанием здесь проблемы не было — синтезатор без ограничений выдавал простые блюда. Национальная имперская еда — хребургеры, мне совсем не понравилась — после того, как попробовал десяток различных вариантов этих булочек, я пришел к выводу, что продукт рассчитан исключительно на антранцев.
Изучив навык "Силовые щиты", я закончил с "Тяжелым оружием" и уже скоро смогу задействовать снаряжение, на которое потратил приличные деньги. Закрыв уведомление нейросети о загрузке столь необходимой базы, я поместил в приемное гнездо коммуникационного модуля новую пластинку.
— "Ксенология" второго ранга, начата загрузка данных, расчетное время проведения — 144 стандартных часа 40 минут" — я подтвердил выбор, выбросив почерневший прямоугольник в утилизатор. Приличным срокам я не удивлялся — установленная нейросеть давала бонус при загрузке только практических навыков. А теоретические базы изучались со скрипом.
И мне еще повезло — достаточно высокий индекс интеллекта позволил значительно повысить эффективность обучения. С учетом установленных имплантов, этот показатель у меня достигал ста пятидесяти двух единиц. Я знал, что в центральных мирах Содружества на тысячу разумных приходится только полторы сотни тех, у кого базовый индекс интеллекта превышал сотню. Что резко ограничивало возможность установки специализированной нейросети и развития в качестве специалиста.
Как сложилась такая система, я до конца не выяснил — вполне вероятно, к этому приложили руки корпорации-производители симбионтов и правители технологически развитых государств.

Наемники убивали время как могли — Шата занималась переоборудованием абордажного бота, который получил крепления для навесных модулей, а также разделенный на две палубы десантный отсек.
Командир последнюю неделю не вылезал из купленной медкапсулы, загружая базы под разгоном. Удовольствие оказалось дорогим — порция спецпрепарата стоила пять тысяч кредитов, и ее можно было растянуть на десять дней. Ну, или употребить за один раз, но такое не рекомендовалось — слишком велика нагрузка на мозг.
Я, как и остальные, регулярно посещал центр досуга, где бойцы употребляли разнообразные вещества и развлекались тотализатором. К сожалению, наш верзила плохо воспринял идею поколотить кого-нибудь на ринге — дескать, его убеждения не позволяют развлекать публику.
Поэтому с мечтами разбогатеть на ставках пришлось распрощаться.
Зато заведение оказалось ценным источником информации — из подслушанных разговоров я узнал много интересного. Техники и пилоты в открытую обсуждали экспедицию. Однако кроме слухов о научной группе и ящерах, щедро тратящих деньги на подготовку, ничего конкретного узнать не удалось — представители народа Аш-Камази не спешили делиться своими планами.
Фактически, корпорацией рулил один старый крокодил по кличке
Шимшон, которому тут принадлежало все. Этого чешуйчатого деятеля народ сильно уважал, поскольку тот средств на специалистов не жалел и вел дела более-менее честно. Ящеру служили несколько сильных псионов, которые редко покидали свою часть корабля.
На этот раз рядом со мной сидел Дэйн — новичок, широко раскрыв глаза, пялился на окружающих. Все-таки в приличное общество его пускать было рановато — стоило мне отвернуться, как юный боец у кого-то стащил планшет и сейчас с удивлением разглядывал изображения совсем неодетых женщин и синемордых обезьянок, судя по первичным половым признакам — самок. А также гражданина империи, который запечатлел себя в их компании.
— Так, у кого ты это спер? — строго поинтересовался я.
— У того порочного, — подросток махнул рукой в сторону осоловевшего от дури толстяка, пускающего слюни.
— Верни где взял! — отрезал я. — Брать чужое — нехорошо.
— А гуфий Шахназ говорил, что обчистить порочного — дело, угодное старцам… — буркнул юный воришка, но послушно положил предмет на столик перед торчком.
— Здесь тебе не там! Учитель запрещает воровать, в том числе и у порочных. Путь могучего воина несовместим с жизнью мелкого жулика!
Дэйн только расстроено вздохнул, повернувшись к арене, где очередная парочка готовилась выпустить друг дружке кишки на радость зрителям.
— Мудрейший, а почему этот мужчина машет руками и подмигивает мне? — спросил подросток. Он показал на типа с лицом, похожим на крысиную мордочку — тот сразу же пересел за другой столик.
— Хм, — усмехнулся я. — Это антранец, а у них там всякие гадости — обычное дело. Извращенец это, в общем…
— Тогда надо его убить! — рука новичка дернулась к поясу, где висела трещотка.
— Вот поэтому я и не выдаю тебе пока боеприпасов. Местные могут обидеться, когда ты начнешь их отстреливать прямо здесь. Думаю, у тебя в ближайшее время появится возможность прикончить кого-нибудь.
Мы все-таки не на курорт направляемся…
— Я буду ждать этого момента с нетерпением! — кивнул Дэйн.
— Так, думаю на сегодня хватит — знакомство с миром порочных может быть вредно для неокрепшей психики. И ты уже сожрал два хребургера. А от употребления этой дряни ты рискуешь стать похожим на этого… — кивнул в сторону пускающего слюни толстяка.
Дэйн поперхнулся и выплюнул недожеванную булочку прямо на пол — к ней тут же ринулся крошечный робот-уборщик. Отправив побледневшего новичка в жилой модуль, я вернулся в центр досуга, собираясь посмотреть на выступление Абу, который собирался принять участие в поединке. Новичку же предстояло довольствоваться записью — терминал развлекательной системы в жилом модуле мог подключаться к камерам арены.

Я разглядывал соседей — ближайший столик занимали пятеро бойцов, облаченных в одинаковые темно-зеленые скафы. Принятые в империи
Антран знаки отличия и пухлые физиономии головорезов с коробочками нейроинтерфейсов на висках намекали — это бывалые вояки. Один из головорезов надрался и начал горланить гимн во славу императора
Харбака Второго.
— Небо, усыпанное звездами, — презрительно процитировал Хасс.
— Как всегда. Высокая миссия, традиции, служба империи и прочее дерьмо…
— Хмм… Патриотизм — это же хорошо? — покосился я на бойцов, которые с серьезными лицами стали подпевать выступающему.
— Когда тебе начинают говорить о патриотизме, значит, собираются обмануть! Хорошо, что у меня хватило мозгов не подписывать контракт с военными, — засмеялся наемник и добавил: — Здесь за пару месяцев я заработал больше, чем за три последних года!
— Не всем так повезло, — отозвался я, отпив из фигурной емкости с голограммой неприятного типа, похожего на пьяного клоуна. Такие бутылочки сегодня раздавали бесплатно — в честь какого-то антранского праздника. Сладковатая жидкость приятно защекотала язык, а через мгновение лопающиеся пузырьки обожгли горло. Сделав глоток, я ощутил, как в моем желудке распускается маленький взрыв.
— Это да, — согласился наемник. — Но многовато здесь военных.
Полторы сотни людей. Вроде как охрана ящеров. Этот Шимшон — крутой тип. Ему здесь принадлежит все…
— Зачем тогда брать нас? — спросил я, брезгливо отодвинув термоядерный напиток.
— Терять наемников дешевле, чем этих, — пояснил Хасс, пожав плечами.

Я покосился на большой голоэкран — там пронзительно вопил звероподобный громила в шлеме, полностью закрывающем лицо. Боец потрясал своим необычным оружием — посохом с серповидными лезвиями на концах. Дроиды утаскивали тело проигравшего в медпункт.
— Победитель — Котар Железноголовый. Двести кредитов мои, — констатировал Хасс. — Сейчас на него два к одному… Жалко, что здесь лимит по ставкам…
— Похоже, опасный тип, — заметил я, когда победитель снял свой головной убор. На покатом лбу красовалась реалистичная татуировка паука, а выпученные глазки злобно смотрели на зрителей, ожидая следующую жертву.
— За двадцать дней — три покойника, одного уделал этот Котар.
Когда такой штукой разрубают голову напополам, капсула бессильна, — боец сделал глоток из стакана с шипящей жидкостью. — И желающих выйти в круг еще полно. Через сорок минут появится Абу, он тоже выставил свою кандидатуру. Не хочешь поставить на него?
— Нет, уж! Хватит с меня, — отмахнулся я. — В его талантах фехтовальщика я не уверен… хоть и таскает саблю.
— Ты же первое время ставил на каждый бой! — удивился Хасс.
— После того, как таким образом просадил две тысячи, мною было принято волевое решение — больше никаких игр. К тому же я просто проверял одну теорию…
— Предвиденье?
— Угу. Раз уж у меня есть дар движущего и нюхача, значит, вполне может быть что-нибудь еще. — Но это не знание будущего, а возможность видеть варианты возможного развития событий. Ну, или интуиция. В общем, даже серьезная угроза моим финансам не заставила проснуться такую полезную способность.
— А если помочь ему? Разными штучками… — предложил наемник.
— Ну, там сердце остановить врагу или там мозги прожарить…
— Такое могут только сильные псионы, — усмехнулся я. — Но даже у них здесь ничего не выйдет. Рядом работает что-то непонятное.
Аппаратура подавления или артефакты — не знаю. В общем, забудь…
— Ну, как знаешь. Пойду, проведаю нашего чемпиона, — добродушно пробурчал наемник, направляясь к комнатам, где готовились бойцы.
Поднос с антранской национальной едой — хребургерами, он так из рук и не выпустил. Я знал, что Хасс недавно установил себе комплект имплантов — на скорость реакции, силу и даже довольно дорогой, ускоряющий регенерацию организма.

Увидев одинокую женщину с коротким ежиком белоснежных волос на голове, я подсел за ее столик. Видимо, та уже употребила чего-то веселящего — большой голоэкран с трансляцией очередного мордобоя совсем ее не интересовал.
— Гарт, — я церемонно приложил ладонь к груди, изобразив обаятельную улыбку. Однако мои ужимки не произвели впечатления на блондинку — она брезгливо оттопырила губу, повернувшись к экрану.
Там двое бородачей умело махали саблями, пытаясь нашинковать несчастного гуцула.
— Не по адресу, — процедила женщина, кивнув в сторону фигуристых работниц древнейшей профессии, которые занимались агрессивным маркетингом. То есть крутили своими прелестями перед потенциальными клиентами.
У блондинки имелась эмблема корпорации на спине комбинезона и пара цветных полосок, что означало — она инженер или из группы ученых. Вообще-то у командного персонала имелся свой центр досуга — на корабле находилось восемь сотен людей и местные шишки предпочитали отдыхать подальше от простых людей. Мне в голову пришла мысль попытаться раскрутить блондинку на ценную информацию, а подход к гражданам империи Антран я уже отработал.
— Нет-нет. Я не по этой части, — ответил я, добавив немного лести. — Корабль — нечто особенное. Меня восхищает антранская техника!
— Империя всегда была и будет на вершине. Мы лучше всех, — вполне предсказуемо ответила та, слегка наклонившись вперед. — Я -
Сайви, инженер шестого сектора. Кому, как не мне это знать!
— Ого! Шестой сектор… — потрясенно протянул я, не имея понятия, о чем речь.
— Отвечаю за управляющие кластеры и системы активного поиска.
— А что это за тип? Я не нашел такого проекта в справочнике.
— Это заказ Йотама ан Грока. Того самого… — Сайви поспешила пояснить, не увидев на моем лице восхищения. — Главы великого дома и хозяина концерна "Грок"…
— А, которые импульсники делают. Да, знаю, — кивнул я.
— Да, потом корабль выкупила корпорация, когда старика прикончили. Наследник поспешил избавиться от всех игрушек предыдущего владельца. Хоть корабль и выглядит, как обычный носитель третьего поколения, сейчас это совершенно другая конструкция, — гордо сказала специалистка. — Корпус остался прежним, но все модули и подсистемы — лучшее, что можно купить за деньги. Здесь нет ни одного реактора — только источники Древних. Военный гипердвигатель, новейшие щиты — лучшее или прототипы, не пошедшие в серию.
Фактически, это дальний разведчик с небольшим флотом на борту. Нет системы добычи топлива, как у военных, но автономности хватает на четыре стандартных года.
— Ух, круто! — оценил я.
— Шимшон редко покидает корабль — врагов у него хватает. Зато здесь хозяин чувствует себя в безопасности, — продолжила Сайви. — Спецификация проекта есть в инфосети, таких в свое время было построено всего два. Те, у кого есть средства, должны тратить их на дорогие игрушки…
— Это точно. Инвестируешь в корабли и оружие, а получаешь трофеи, преданных людей и активы, которые приносят еще больше средств, — согласился я, заказав порцию харшатины. Кулинарные изыски империи не произвели на меня впечатления, хотя наемники и члены экипажа тратили серьезные деньги на дегустацию свежеприготовленных блюд и дурманящих напитков.
Женщина в свою очередь получила мегахребургер — пухлую булочку размером буханку хлеба. На ней красовалось изображение головы какого-то слаборазвитого нелюдя, который проиграл схватку на арене, а теперь стал деликатесом в желудках граждан империи.
Однако насладиться пищей так и не успел, а мои планы продолжить знакомство оказались разбиты противным звуком сирены. Собеседница оставила недоеденное лакомство (которое обошлось ей в полсотни кредитов), а затем поспешно удалилась, даже не попрощавшись.
— Раннее предупреждение. Желтая готовность, — бросила она, — Вышли в системе, где обнаружены корабли нелюдей. Новейшие зонды.
Видим врага раньше, чем он нас.
— Эй, а номер коммуникатора? — я огорченно покачал головой, получив уведомление от координатора Липперса. Тот настоятельно рекомендовал всем бойцам приготовиться к боевым действиям, и ждать дальнейших указаний от командиров.
Но, несмотря на общее оповещение, только несколько наемников покинули свои столики. Я поспешил связаться с командиром группы, уточнив диспозицию.
— Расслабься, — успокоил меня Вохлик. — Только что получил информацию от координатора. Там обойдутся без нас.
— Да? А эта желтая готовность? — спросил я.
— В ближайшие шесть часов никаких активных действий не ожидается. Вот когда объявят красную, тогда стоит готовиться к бою,
— пояснил командир, отключаясь.
Я лениво посматривал на большой голоэкран, где рубились два воина в цветастых трико и смешных шапочках, похожих на буденовки.
Скуластые и бородатые головорезы были похожи друг на друга как братья, отличаясь только цветами нарядов. Оба бойца отменно владели своими изогнутыми клинками, которыми крутили с изяществом танцоров.
Сталкивающиеся сабли высекали целые снопы цветных искр, а мелодичный звон стали превращал поединок в цирковое представление.
Схватка закончилась, когда с головы одного участника слетела шапочка, сбитая точным ударом.
Как я знал, жители слаборазвитых миров питали нездоровую привязанность к холодному оружию. У меня же мысль обзавестись острой железякой вызывала только смех, хотя соответствующая база в закромах имелась и ожидала своей очереди на изучение.

— Каяма из рода Мгоно, — задумчиво сказал Хасс, буравя глазами щуплого мужичка с неестественно бледной кожей. Одетый только в цветастые шаровары и с прямым клинком на простой перевязи, он совсем не выглядел могучим бойцом.
— Наш его сделает. Абу Зуль Сайкулла не пальцем деланный! И у него железяка гораздо длиннее, — привел я, последний аргумент, покосившись на второго участника. Коренастый и загорелый, наемник уверенно улыбался — в оранжевой безрукавке с мелким рисунком и обтягивающих икры лосинах кислотного цвета он походил на расфуфыренного петуха.
Когда прозвучал сигнал к началу схватки, Абу картинно выхватил саблю, сделав несколько плавных взмахов перед собой, после чего двинулся навстречу противнику. А тот невозмутимо переступил с ноги на ногу, опустив ладонь на рукоять клинка. Я удивился — доходяга даже не удосужился вытащить свою железку.
Наемник гортанно крикнул и ринулся в атаку — обозначив удар в плечо, он неожиданно рубанул противника по ногам. Во всяком случае, попытался это сделать — но щуплый Каяма опередил удар — стремительной тенью он ускользнул от удара и молниеносно сорвал свой меч с пояса, без замаха прочертив кончиком по груди наемника. Все это заняло меньше секунды — настолько быстр был его противник.
Абу замер, и я увидел косой разрез на его безрукавке, стремительно пропитывающийся кровью. Доходяга коротким движением вдвинул меч в ножны и еле заметно кивнул — по губам победителя проскользнула ехидная улыбка.
— Победитель — Каяма из рода Мгоно! — объявил тучный распорядитель.
— Как-то быстро наш сдулся, — констатировал я, глядя на огорченную физиономию Абу. Тот терпеливо ждал, пока медик закроет неглубокий порез биогелем.
— Да уж, это был самый быстрый поединок, что я видел сегодня, — согласился Хасс. — Если не считать гуцула, который откусил одному неудачнику ногу…
Я отвернулся от арены и глубоко вздохнул. Зрители недовольно бурчали, обсуждая скоротечную схватку, а толстяк-зазывала довольно хихикал — на Абу поставили многие.



63

Ракджак'хат, военный вождь клана, стоял в центре огромной голограммы, занимающей половину рубки флагмана — линейного корабля
"Хорак-Кхар". Чуткое обоняние старого мзина уловило острый запах самки, появившейся на нижнем уровне.
Там работали диспетчеры и офицеры — через прозрачный пол
Ракджак'хат видел их мундиры, украшенные знаками отличия, и грациозный силуэт гостьи, направляющейся к лифту мимо рядов терминалов и консолей. К счастью, у всех воинов клана стояли специальные импланты — ведь рядом с готовой к случке самкой даже командующему было сложно контролировать себя.
Вот и сейчас мзин протяжно мурлыкнул — шерсть золотистого оттенка с редкими коричневыми пятнами встала дыбом на затылке, когда перед главой глана предстала Хакхаи. Самка грациозно скользнула сквозь висящие в воздухе отметки добывающих кораблей и крупную кляксу перерабатывающего завода. Когда гибкое тело прижалось к потертым пластинам боевого скафа вождя, тот не выдержал, овладев самкой прямо на прозрачном полу командного уровня. Внизу офицеры, задрав головы, с завистью смотрели за возней сплетающихся тел и брызнувшую кровь, когда вождь кольнул острым когтем шею свой самки, подтверждая право быть первым.
Хакхаи хрипло дышала после случки, а ее потемневшая от пота шерсть наполняла зал терпким ароматом победы. За все время короткой схватки высокорожденная не произнесла ни слова, но сейчас настало время доклада.
— Вождь, — почтительно прошептала самка, прижав к голове уши, в которых поблескивали блестящие колечки. — Сестра Картха готова отправить очередную партию груза — карго-бункеры полностью заполнены. Мы начинаем погрузку!
— Скажи, Хакхаи, кому ты служишь? — спросил вождь, почесывая загривок самки.
— Клану Ракджак, — поспешно ответила самка, склонив голову.
— Никогда не забывай об этом. Сейчас мы сильны как никогда! — начал мзин и его тихое мурлыканье перешло в хриплый вой, когда широко раскрытые глаза с вертикальными зрачками сфокусировались на пульсирующей красной отметке. Только что один из зондов обнаружил врага. Появившийся доклад уточнял, что такое сильное возмущение метрики мог произвести только большой корабль — точно такого же класса, как и флагман. А это означало, что враги обнаружили силы клана и готовы нанести удар.
За несколько ударов сердца вождь оценил обстановку — зона перехода находилась слишком далеко от платформы, поднявшей тревогу.
Поэтому точно определить тип и принадлежность гостя не удалось. Хотя по системе были разбросаны четыре десятка крошечных автоматических платформ, контролировать все пространство не представлялось возможным. Тем не менее, Ракджак'хат был готов встретить врагов всеми имеющимися силами и в очередной раз одержать победу.
— Прочь! Сейчас время войны! — прорычал мзин, сильно оттолкнув самку. Та, безвольно поджав хвост, на четырех лапах бросилась к лифту.
Вождь прорычал короткую команду, каскадом раскрыв голографические панели. Изображение еле заметно подергивалось и временами пропадало
— адресат находился на борту добывающего завода, а его старое оборудование не отличалось надежностью. Мзин нервно расчесывал лапой мех на груди — грубый коричневый цвет обозначал низкое происхождение капитана неповоротливого корабля, в свое время захваченного у людей и ставшего базой клана.
— Повинуюсь, сильнейший! — мзин поклонился.
— Ускорить подготовку к отбытию! — приказал вождь. — Отозвать всех добытчиков!
— Но нам нужно еще сутки, чтобы собрать карго-бункеры с удаленных точек… — огорченно прошипел капитан и растерянно замолчал, увидев вставшую дыбом шерсть высокорожденного.
— Бросить их! Выполнять! — рявкнул Ракджак'хат, требовательно махнув лапой.
Дождавшись подтверждения, командующий вызвал офицера, ответственного за системы связи. "Никто не знает, что мы здесь! Что же в таком случае им нужно? — снова и снова задавал себе вопрос вождь, ожидая, пока подчиненные активируют рассредоточенные рядом с добывающим заводом оборонительные платформы. Ситуация настораживала старого мзина — вряд ли враги клана послали большой корабль на переговоры.
Переключившись на внешние камеры, глава клана увидел, как подчиненные выполняют приказ — огромный корабль-база, превосходящий размерами флагман, готовился покинуть систему.
Причальные мачты складывались, а добывающие корабли занимали места в нишах цилиндрического корпуса. Один из легких грузовиков закрывал погрузочные створки, отходя от неповоротливого судна.
Второй втягивал длинную кишку переходного коридора, принимая на борт гроздья контейнеров с добытыми ресурсами.

Офицер виновато сгорбился, промямлив о сильных помехах, а затем поспешил заверить вождя, что разведчик уже вышел на курс сближения.
Глава клана выделил отметку быстрого корабля и смотрел, как неумолимо сокращается расстояние до врага. Один за другим сыпались доклады — реакторы выходили на рабочий режим — линкор, прячущийся в кольцах газового гиганта, готовился к схватке. Рядом просыпалась вторая боевая единица клана — тяжелый крейсер, похожий на аляповато раскрашенный шар, втрое меньший по размерам, чем могучий флагман.
Стартовые ячейки и доки мобильного завода выпускали "Харкары" — малые корабли огневой поддержки, они вились вокруг флагмана, ожидая приказов.
— Могучий, "Тиртах" готов к войне! Моя жизнь — служить клану! — капитан поднес к лицу лапу с блестящим имплантом. Высунув язык, старый мзин чиркнул по нему выпущенным когтем, утробно заурчав.
Вождь несколько секунд помедлил — он не сомневался, что появившийся корабль принадлежит врагу. Ранее он собирался принять бой рядом с шестью малыми боевыми платформами, расположенными рядом с добывающим заводом. Сейчас командующий изменил свое решение — виной всему старый ритуал посвящения победы Шрак-Хату, которому поклонялся ветеран. Капитан крейсера молчал, но в его глазах вождь видел немой упрек.
— Мы не будем прятаться! Бежать от схватки — позор!
— непреклонно рявкнул Ракджак'хат, ухватив рукоять клинка.
Привычное чувство превосходства и уверенности в победе охватило вождя — он быстрым движением выдернул "длинный коготь" из ножен.
Четкая красная линия соединила флагман и отметку врага — не дожидаясь отчета посланного разведчика, "Хорак-Кхар" и малые корабли синхронно включили ходовые двигатели, покидая убежище.

Единственным источником света в командном зале являлась голограмма с россыпями огоньков — глаза вождя с вертикальным зрачком, не мигая, гипнотизировали приближающуюся отметку врага.
— "Харкары" — вперед! — приказал Ракджак'хат, вспомнив о ракетах, которые так любят использовать некоторые враги. Он не думал, что управляемые снаряды могут создать угрозу для закованного в массивную броню линкора, однако рядом все еще находились практически невооруженные суда — добывающий завод и грузовики. У них не имелось высокоточных лазеров и систем целеуказания, позволяющих сбивать ракеты на дальних подступах.
Тридцать два малых корабля выстраивались перед линкором, создавая подобие сети. Бросив взгляд на изображение, транслируемое внешними камерами флагмана, командующий увидел "Тиртах", и подумал о его капитане — старый мзин ненавидел людей. Он лично разрывал когтями пленных, принося их в жертву Шрак-Хату, жестокому богу -
Разрушителю. Вероятно, именно его вмешательство позволило мзину протянуть так долго — ветеран являлся самым старым разумным клана.
Конечно, не считая рабов-людей, что трудились на мобильном заводе и добывающих кораблях. Когда-то они принадлежали людишкам, но сейчас всем этим владел клан Ракджак. Вождь давно уже смирился с изгнанием
— многие покинули родной мир, после того, как тот присоединился к
Содружеству.
На голограмме символ тяжелого крейсера терялся на фоне жирного пятна флагмана — вождь еще не принял решение относительно места этого корабля в предстоящем сражении, которое, несомненно, скоро наступит. Огневой мощи флагмана хватит для того, чтобы справиться с любой целью и, скорее всего, "Тиртаху" предстоит прикрыть добывающий завод, на борту которого находились практически все самки и детеныши
— будущее клана.
Огромный и могучий, линкор " Хорак-Кхар" уже три сотни лет служил клану — за это время его вооружение и системы неоднократно модернизировались и сейчас корабль представлял собой серьезного противника.
На нижнем уровне негромко порыкивали офицеры, готовясь к схватке
— Ракджак'хат скалился, обнажив клыки. В воздухе витали ароматы крови и разрушения — за спиной вождя был не один десяток сражений и он не сомневался в победе.
* * *
— Там что-то есть, — доложил энсин Карсворт, отвечающий за системы обнаружения. Замерев перед своими консолями, молодой специалист беззвучно шевелил губами, отдавая команды на запуск двух зондов.
— Что там? — капитан Хукага вытер жирные пальцы о мундир, отложив недоеденный хребургер на консоль. Погрозив пухлым пальцем сервисному дроиду, который безуспешно попытался навести чистоту и порядок в командном центре, имперец нахмурился, ожидая неприятностей. Только что корабль вышел из прыжка над плоскостью эклиптики системы, где по данным реестра не было ничего заслуживающего внимания.
— Зешт-9, — протянул капитан, запросив подробную информацию из реестра. — Система не представляет интереса. Четырнадцать больших кусков камня. Два пояса астероидов: преимущественно металлы и силикаты — освоение признано нерентабельным. Ничего ценного…
— Вот здесь, — специалист выделил на голограмме шарик, окруженный кольцами. — Сенсоры зафиксировали сильный энергетический всплеск. — Оправил туда пару наших новых "глаз". Как только они выйдут на позиции, сможем запустить активное сканирование.
— Так и сделаем. Дорогие игрушки, но не мне оспаривать приказы старика, — согласился капитан, обозначив траекторию подхода. — Треть мощности двигателей. Новый курс!
— Принято, — откликнулся старший пилот. — Начинаю сближение.
Сброшенные зонды ушли далеко вперед, мелькнув растянутыми факелами выхлопов — двигатели сигарообразных аппаратов работали в режиме форсажа, но скоро им предстоит отключится. Остаток пути беспилотник пройдет по инерции, передавая собранные пассивными сенсорами данные на корабль-базу.
Неповоротливая туша флагмана закончила разворот, устремив закругленный нос к яркой звездочке — сердцу никому не нужной системы. Долгих четыре часа корабль набирал скорость, а выпущенные аппараты обшаривали подозрительные места своими продвинутыми устройствами.
— Есть! — выкрикнул энсин, не скрывая улыбки, когда один из зондов обнаружил потенциальную угрозу. — Два корабля — только что они запустили реакторы. Второй "Глаз" нащупал их лучом — фонят на всю систему. Один из них начал движение. Похоже, совсем старье.
Скоро узнаем точно, что там такое…
— Очень хорошо, — кивнул капитан, спокойно отметив местоположение обнаруженных целей. Пока что слишком большое расстояние разделяло флагман и два неизвестных корабля — определить их тип и принадлежность было невозможно.
— Это не арварцы, — негромко сказал один из офицеров. — Они бы давно уже открыли огонь из своих пушек.
— Черным тут делать нечего, — согласился капитан. — Ашанти или
Печембу. Возможно мусорщики…
— Желтая тревога! — объявил Хукага и принялся ждать указаний хозяев. Согласно регламенту экспедиции, целесообразность боевых действий определялась советом директоров корпорации, а по факту слово старого ящера являлось решающим.
На свой насест забрался Шимшон, и офицеры поспешили развернуть все экраны командной рубки для рептилоидов, которые не могли использовать нейросети. В зал один за другим входили другие директора — вскоре здесь собрались все представители народа Аш-Камази.
Они крутили мордами, разглядывая мельтешение значков на голограммах и панелях — отблески света играли на головном уборе молодого ящера красочным калейдоскопом.
Хукага мысленно усмехнулся — продолжительное общение с народом
Аш-Камази сильно повлияло на его мировоззрение. Теперь он понимал, почему ящеры крепко держат в своих лапах все финансовые потоки империи — рептилоиды руководствовались исключительно холодным расчетом, идя на все для достижения своих целей. Теперь Хукага воспринимал людей как фигурки, которыми мог распоряжаться и жертвовать по своему усмотрению. И такой подход капитану нравился, а особенно — внушительные суммы на счетах. Выполнение деликатных поручений главы корпорации регулярно приносило дивиденды.
Шимшон еле слышно посвистывал, подслеповато разглядывая висящие в воздухе экраны. Он помахал короткой лапой, и посреди зала появилась большая голограмма, поясняющая состояние дел в звездной системе.
Россыпь красных отметок медленно смещалась, выходя из тени газового гиганта, окруженного кольцами. От одного из кораблей отлепилась точка — искин тут же отобразил вектор сближения.
— Что там происходит, тсой? — прошипел ящер, закрыв кожистыми перепонками слезящиеся глаза.
— Отправили разведчика. Динамические характеристики совпадают с аппаратом мзинов. Собираются определить тип нашего корабля, — пояснил Хукага. — То же самое делаем мы. Если желаете знать мое мнение — это не противник. Большой корабль — неповоротливое корыто.
Судя по тому, как он ускоряются — у нас преимущество по скорости и маневренности.
Капитан успел съесть два хребургера, пока ящеры посвистывали и размахивали лапами, обсуждая ситуацию. А на голограмме появилась расплывчатая отметка — только что чуткие датчики беспилотника обнаружили еще один выброс энергии.
— Похоже, у них там база, — удивленно покачал головой Хукага.
— Искин выдал прогноз — нелюди или мусорщики. Похоже, мы наткнулись на их убежище.
— Выпустить наши малые корабли? — предложила молодая женщина с вытянутым лицом и выпученными глазами. Физиономия офицера Фэрис напоминала капитану глупое выражение морды иквиса, четвероногого животного. Капитан любил ездить верхом, поэтому держал при себе туповатую, но исполнительную подчиненную.
— Нет, — подумав, ответил Хукага. — Пусть это будет для них сюрпризом. Скоро первый "Глаз" подойдет поближе и прозондирует подозрительное место узким лучом. Если там что-то есть, его сенсорная система гарантированно это обнаружит.
— Прибыль, — оживился ящер, довольно потерев лапы. — Тсой! Мы должны использовать это к всеобщей выгоде!
— Прячут там награбленное, — прошипел второй, коснувшись трехпалой конечностью шапочки. — Это должно стать наш-ш-шим…
— Это вполне могут быть мзины — во время войны Разделения родной мир покинули сотни мелких кланов. Среди них есть те, что атакуют всех, кто не принадлежит их виду, — услужливо доложил энсин. — Но эти устаревшие аппараты используют не только мзины. Наши истребители превосходят их по боевой эффективности в несколько раз.
Губы капитана искривились в презрительной усмешке — он был согласен с выводами офицера. Хотя тяжелый носитель мог выпустить из своих доков восемь десятков малых кораблей и четыре легких крейсера-разведчика, сейчас бронированные створки оставались закрытыми. Капитан не обращал внимания на советы рептилоидов, все зависело от решения главы корпорации — Шимшона. И тот, наконец, определился с дальнейшими действиями.
— Они могут сообразить, что мы их видим? — спросил рептилоид.
— Определенно нет, — ответил Хукага. — Разведывательный аппарат типа "Шолт" возможно обнаружить только на начальном участке траектории. После набора скорости, он двигается по инерции, кратковременно активируя газовые сопла. Новейшие системы маскировки и пассивные сенсоры. А система коммуникации по узкому лучу не позволяет засечь сигнал.
— Посмотрим, что там у них! — наконец прошипел старый ящер, сложив на впалой груди лапы.
На одном из экранов крутился малый корабль мзинов, похожий на вытянутую булочку-хребургер — это изображение офицер вытащил из справочника. Шимшон покачивался на своем насесте, вытаращившись на голограмму — расстояние между флагманом и неизвестными кораблями неуклонно сокращалось.
* * *
Верзила Сорм держал на вытянутых лапищах новичка, периодически сильно встряхивая. Дэйн испуганно вжимал голову в плечи, его ноги болтались в метре от пола. Рядом валялся раскрытый деревянный ящичек с какими-то мелкими предметами типа бус и амулетов.
— Я не хотел! — голос новичка дрожал от испуга.
— Никогда не трогай! — наемник с размаху впечатал его в стену жилого модуля. — Мои вещи! — Отойдя на шаг, Сорм всадил тяжелый ботинок в грудь корчащегося новичка. Тот закашлялся, пытаясь вздохнуть и, встав на четвереньки, с усилием поднялся. Недомерка качало, как пьяного — но он все же добрался до двери в санблок.
Гигант опустился на колени и с недовольным бормотанием поднял шкатулку, аккуратно убрав в свой шкафчик.
— Что случилось? — я поинтересовался у бойцов, молчаливо наблюдающих за разборкой.
— Хотел посмотреть, что громила прячет в коробке, — захихикал
Лумис.
— Я просто шкафчик перепутал! Они же не закрываются… — заныл новичок, ковыляя в свой угол.
— Ну, он же ничего не спер, — пожал плечами я.
— Здесь как и везде. Те, кто соображает — повышают свое благосостояние, а тупые — собирают на свою шею проблемы, — меланхолично заметил Хасс, размещая на поясе энергоблоки. Глядя на готовящихся к бою наемников, я тоже последовал их примеру.

Скаф я последнее время не снимал, оценив удобство высокотехнологичной оболочки — "Ихев-Т" относился к четвертому поколению, что означало легкий вес и приличные защитные свойства.
Обтягивающий тело костюм с припухлостями на груди, спине и бедрах не выглядел серьезно, однако материал чешуек выдерживал лазерные импульсы и мог менять цвет, подстраиваясь под окружение. Маскировку я отключил — на корабле от нее толку не было.
Модификация для командного персонала имела систему жизнеобеспечения закрытого цикла и огромное количество креплений с интерфейсными разъемами, позволяющие подключить разнообразное оборудование. Я использовал только многофункциональный модуль связи с дополнительным банком данных и продвинутый детектор на руке.
Приборчик, кстати, даже сейчас фиксировал повышенную напряженность энропийного поля — где-то поблизости имелись артефакты или псионы.
Устройство практически ничего не весило, поэтому решил оставить его при себе.
Я установил на плечо турель с плазменной пушкой. Закрепив громоздкий реактор, защелкнул питающие кабели — теперь энергощит, все навесное оборудование и вооружение работало от него. Забросив за спину рюкзачок, где имелись два десятка магазинов к штурмовому комплексу, медицинский модуль и пара аптечек, я сделал несколько шагов — тяжеловато, но терпимо. Все остальное свое имущество я хранил на корабле.
Недавнее обследование в медкапсуле показало, что комплект модификаций тела еще не вышел на рабочий режим — сейчас его функционал примерно оценивался в семьдесят два процента, но эффект я уже ощущал. Теперь со всем этим грузом можно было перемещаться на своих двоих.
Активировав генератор, я окутался искрящейся вуалью силового поля
— подумал, что с такой защитой и плазменной пушкой спокойно могу выйти против танкового взвода. Правда, для того, чтобы это проверить, предстояло еще обнаружить Землю — в Содружестве не использовали архаичные машины на гусеницах. Да и в реестре из трех сотен населенных людьми и негуманоидами миров не нашлось никаких упоминаний о родной планете.
Отключив экран, я проверил управление плазменной пушкой — ее короткий ствол сопровождал направление моего взгляда. Но я планировал использовать автоматический режим, разрешив оружию стрелять во все, что не отмечено зеленой рамкой тактического компа.
Новичок, раскрыв рот, разглядывал мое снаряжение — для него такая сумма была неподъемной. Даже приличный боевой скаф для "мяса", являлся роскошью — Дэйну предстояло идти в бой в легком костюме второго поколения, который вряд ли выдержит несколько лазерных импульсов, не говоря уже о плазме.
— Ничего, у тебя тоже такой будет, — улыбнулся я.
— Правда? — не поверил новобранец.
— Угу, — подтвердил я. — Вот познакомишься с плохими людьми и убьешь их. А у них иногда разные интересные штуки попадаются. Тут, главное, не зевать…
— Гуфии говорят, что всех, кто не чтит мудрых старцев, надо убивать! Это плохой народ, они забыли предков и проводят свои дни в пороке, — сказал подросток.
— Нет плохих народов. Есть плохие люди, — возразил я. Но, припомнив чокнутых последователей Вождя, чернокожих рабовладельцев и ящеров-людоедов, добавил: — Хотя есть народы, целиком состоящие из плохих людей. Без них жизнь остальных станет намного проще — тут я с гуфиями согласен.



64

— Зонды выполнили задачу. Они действительно стоят своих денег.
Получены данные для анализа, — доложил офицер. — Идет поиск в банках данных сигнатур…
— Ну, еще бы! Удивился, если бы они облажались, — грубо перебил его стратег Шамаэль, отвечающий за авиагруппу флагмана. — Каждая такая штучка обошлась нам в триста тысяч кредитов. За такие деньги любой из моих ребят лично дернул бы туда и плюнул в морды этих засранцев!
— Ну конечно, — с иронией ответил капитан. — И поставил бы потенциального противника на уши. А эти аппараты засечь невозможно — последняя нивэйская разработка. Пассивные сенсоры и направленная передача — они стоят своих денег, хотя и одноразовые.
Лицо антранца было похоже на пожеванный фрукт — стратега выдернули прямо из медкапсулы. Плотный мужчина с блестящим квадратиком устаревшего импланта на виске недовольно косился на ящеров. Шамаэль так и не завершил восстановление после обильных возлияний во славу императора Харбака Второго.
— Все цели опознаны. Корабли цивилизации мзин. Линейный корабль и тяжелый крейсер, — молодой энсин, чье имя капитан так и не удосужился запомнить, пригладил блестящие волосы. — У них там мобильный завод или добывающая платформа, а также несколько десятков малых кораблей. Линии переработки все еще активны.
— Тсой, плохо выполняешь свою работу, — недовольно прошипел ящер. — За что я плачу тебе такие деньги?
— Все конструкции мзинов выглядят одинаково, — заступился за подчиненного капитан Хукага, выведя на экран два размытых пятнышка.
— Так что достоверно определить тип сложно. Но тактический искин с вероятностью больше семидесяти процентов определил тип линкора — в наших базах данных он проходит под обозначением "Марк-два".
Устаревшая конструкция эпохи Разделения. Ему как минимум четыре сотни лет, а то и больше… Возможно, он даже участвовал в первой войне с Роем.
— Сможем рас-с-справиться с ними? — нетерпеливо просвистел молодой ящер с брюшком желтоватого оттенка. Шимшон сполз со своего насеста и сейчас расхаживал по залу управления, сложив лапы на морщинистой груди. Из пасти старого рептилоида капала желтая слюна, оставляя пятна на покрытии пола.
Стратег Шамаэль, прищурившись, разглядывал голограмму — изображение линкора, обнаруженное в справочнике. Как и все конструкции мзинов, корабль имел вид сферы, на обшивке которой выделялись створки орудийных ячеек и порты, где прятались вспомогательные боевые единицы. Линкор был пестро раскрашен полосами и геометрическими узорами — хвостатые воспринимали цвета несколько иначе, чем люди. Подобные художества давали понять знающим, кто именно владеет кораблем, а заодно намекали на заслуги клана перед другими представителями вида.
Мзины достигли определенных успехов в создании лазерных систем, а также мощных реакторов и накопителей для их питания. Из-за чего хвостатые специализировались именно на этом точном вооружении. Ну а укутывающая корабль многослойная броня позволяла гиганту выдерживать значительные повреждения. По мнению вояки, связываться с линкором не имело смысла — потери при атаке такого чудовища будут ощутимые.
— Несомненно, — капитан позволил себе уверенную улыбку. — Мы знаем, какой удар способен выдержать этот линкор. Наших сил хватит, чтобы проломить его защиту.
— Продолжай! — махнул лапой глава корпорации.
— Линкор — медленное, но очень прочное корыто, — сказал Хукага, добавив: — И очень зубастое к тому же. Обычно на борту шесть десятков лазерных установок. Около двадцати — больших, остальные — оборонительные пульсары. Конечно, не такие совершенные, как те, что производят в империи, но их много…
— Есть результаты симуляции, — прервала объяснение подтянутая блондинка, занимающая консоль оператора тактического кластера. -
Исходя из полученных данных, искин обновил прогноз — атака будет стоить нам трети авиагруппы и половины имеющегося запаса противокорабельных ракет.
— У нас преимущество в скорости. Мзины даже не представляют нашей мощи, — веско сказал капитан.
— Что ты предлагаешь, тсой? — ящер вытащил из мешочка на поясе капсулу стимулятора и с хлюпаньем проглотил ее.
— Вступать в прямое столкновение… нежелательно. Пусть мзины оттянутся от своей базы, или что там у них! А мы нанесем удар прямо туда! Если у них есть ценности, мы возьмем их и уберемся из системы быстрей, чем они сообразят, что случилось, — высказался Хукага, повернувшись к голограмме.
Тактическая схема украсилась россыпью цветных точек и траекторий, а офицеры энергично закивали. Рептилоиду потребовалось целых три минуты для того, чтобы осознать предложенный план.
— Даже не будем сбивать их разведчик, — продолжил капитан, повернувшись к ящеру. — Пускай увидят то, что мы им покажем!
Неповоротливое корыто, которое они вполне могут догнать и распотрошить своими лазерами…
— Корабль обеспечения и его эскорт еще не вышли из прыжка, — прошипел представитель народа Аш-Камази. Этот ящер являлся владельцем танкера "Шахул". Капитан знал, что он вложил часть своих средств в экспедицию — неудивительно, что рептилоид переживал за сохранность имущества, оставленного без прикрытия.
— В любом случае, мзины не представляют угрозы для танкера, — заверил капитан. — На внешней подвеске десять истребителей
"Анвал-2", которых хватит для отражения атаки, если мзины решат бросить на него свои малые корабли. А эскортный носитель тем более им не по зубам…
— Так и сделаем! — прошипел ящер, поковыряв когтем отслоившуюся чешуйку на груди. Схватив с подноса хребургер, он принялся грызть лакомство. Отложив половинку обслюнявленной лепешки, Шимшон повернулся к молодому рептилоиду с желтым брюшком.
— Я понял, — прошипел тот.
— Чтобы обмануть, следует внушить иллюзию, — ящер взгромоздился на свой насест, — Это самый простой метод перевести глупца из привычного состояния на путь, нужный тебе! Шамуталь, внимай мудрости прородителя!
— Все, как написано в Книге, — прошепелявил молодой ящер. — Великий Гулгра познал все тайны прошлого и будущего. Избранный народ возвысится, а враги — умрут!
— Именно так, — старый Шимшон закрыл глаза, приготовившись ждать. Он не сомневался, что все будет так, как задумано. Все-таки глава корпорации собрал на борту флагмана признанных специалистов в своем деле — затраты на найм лучших всегда окупались и благосостояние корпорации росло.
— А они точно поведутся на это? — открыла ротик Фэрис, расстегнув застежку мундира.
— Когда мзины видят перед собой легкую цель, они не в состоянии удержать даже собственный хвост. Проблема мзинов в том, что эти зверюги просто любят драться, — с усмешкой ответил капитан. — Так решают все проблемы и это их слабость. До войны с жуками пушистые были серьезной угрозой для людей. Тогда у них имелось все — корабли, боевой дух…
— А сейчас Мзин — просто один из миров Содружества. Они еще цепляются за старое, но возврата к прошлому больше не будет. Мы просто уничтожили их. Ресурсы в обмен на технологии — им больше никогда не подняться, — повернул голову офицер связи и добавил: — Контакт с малым кораблем через тридцать шесть стандарт-минут.
— Выпускай звено истребителей! Пускай отгонят этого, — капитан брезгливо ткнул пальцем в красную точку на голограмме. — Только аккуратно, не размажьте его ненароком…
— Мои ребята знают свое дело, — ворчливо отозвался антранец, потерев виски. — Сказано, напугать, значит так и будет — любой каприз за ваши деньги!



65

Разглядывая отметку приближающегося корабля, мзин испытывал предвкушение битвы — его мокрая шерсть топорщилась, а выпущенные когти царапали консоль. Хотя на разведчике имелось только несколько оборонительных турелей, основным оружием юркого кораблика была скорость.
Все время полета Г'Халгха провел с закрытыми глазами. Запертый в тесном коконе кабины, молодой мзин хрипло мурлыкал в такт пульсации компенсационного генератора. Сейчас его визг больше не терзал уши пилота: пилот наслаждался мгновениями невесомости — крошечный кораблик двигался, погасив факел выхлопа. В коконе царили духота и еле уловимый запах гнили — работали системы жизнеобеспечения, выделяя пригодный для дыхания воздух.
Услышав короткий звуковой сигнал, пилот задействовал систему датчиков, находящуюся в носу разведчика. Сейчас из раскрывшихся диафрагм торчали двузубые пики активных антенн и гроздья окуляров оптической системы обнаружения, а бортовой искин анализировал поступающие данные.
Г'Халгха дождался подтверждения искина, приступившего к сравнению полученной сигнатуры с теми образцами, что находились в его банке данных. Совсем неожиданно пришло оповещение об облучении чужими системами. Пилот не раздумывая, закрутил размашистую спираль, сбивая врагам прицел и готовясь к бегству.
Экраны показывали размытое пятнышко вражеского корабля и две брызнувшие от него яркие точки — выпущенные на перехват истребители.
Пилот встряхнулся, получив сообщение — искин справился с задачей, идентифицировав все цели.
Через мгновение из дюз юркого корабля выросли яркие факелы и
Г'Халгха затряс головой, смеясь над противником. Набранная скорость разведчика не позволяла перехватить его истребителям глупых бледнокожих, которые запоздало рванулись навстречу.
Сработавшая система активных помех выполнила свою задачу, и четыре выпущенные врагами ракеты бестолково заметались, потеряв цель. Пика системы связи выплюнула сжатое сообщение, и только после этого пилот позволил импланту впрыснуть дозу стимуляторов, погасивших охватившую его ярость.
Г'Халгха счастливо заурчал — он выполнил свою задачу, и вождь наверняка отметит того, кто принес радостную весть. Скоро враги познают всю ярость клана Ракджак — быть может, пилоту даже позволят лично расправиться с одним из пленников. Мзин облизнулся, представив свои когти, полосующие мягкое брюхо гладкокожего. Показательная расправа благотворно влияла на продуктивность труда рабов. Ведь некоторым пленникам предстояло пополнить ряды персонала старого добывающего завода, который давно уже выработал свой ресурс.

Ракджак'хат хрипло завыл — полученный доклад разведчика принес радость в сердце вождя. Офицеры и диспетчеры не скрывали своих чувств — сейчас парочка самых нетерпеливых выпускала и втягивала когти, вызывая врага на бой.
Теперь он не опасался нападения враждебного клана — судя по всему, корабль один. И это гладкокожие, которых глава клана ненавидел. Кто же виноват, что людей стало слишком много — именно они отняли у гордых мзинов будущее. Нейросети, технологии… — коварные люди и сейчас крепко держат всех за горло. Хотя предатели из его народа согласились стать частью Содружества, Ракджак'хат никогда не примет решение тех, кто оказался недостаточно силен для открытой схватки.
Мзин изучал всю информацию, что имелась по обнаруженному кораблю людей. Искин предполагал, что на его борту может быть до восьми десятков истребителей и оборонительное вооружение. Всего этого явно недостаточно, чтобы противостоять могучему флагману. Искин полагал, что "Хорак-Кхар" способен уничтожить треть выпущенных малых кораблей еще на дальних подступах. Конечно, с тяжелым крейсером людишки еще могут справиться, но четырнадцать тяжелых лазерных установок линкора являлись серьезным аргументом в любой схватке. Ну а пяти десятков средних пульсаров обычно хватало для обороны от истребителей.
— Достойный противник! Они удостоятся чести погибнуть в бою с кланом Ракджак. Мы сильны, как никогда! — оглушительно проревел вождь. — "Хорак-Кхар", вперед! Смерть человекам!
— Смерть! — отозвались офицеры, когда Ракджак'хат включил запись боевого гимна клана. По коридорам и боевым постам кораблей клана катились скрежещущие звуки, а воины выли, мяукали и рычали, готовясь к предстоящей резне. И только самки испуганно вжимали головы в плечи, успокаивающе поглаживая детенышей — когда те подрастут, у них тоже появится возможность пустить ненавистным людям кровь.



66

— Кажется, твои ребята перестарались! — обеспокоенно пробурчал капитан, повернувшись к антранцу.
— Не думаю, — ощерился стратег, — Они запустили старье. Мы специально держим разное барахло для таких случаев. Списанные оширские ракеты — прямо с военных складов директората.
Шимшон довольно посвистывал, глядя на удаляющуюся отметку разведчика мзинов. К этой цивилизации старый ящер испытывал только презрение — когда корабли Аш-Камази расползались по сектору, обгоняя свет, эти четвероногие копошились на своей жалкой планете. Рано или поздно, все остальные расы будут служить избранному народу. Или исчезнут, как многие другие — так говорил верховный жрец Шойхет и так написано в Книге.
Рептилоид покинул командный центр флагмана, за ним посеменили остальные директора корпорации. Космический бой — дело не быстрое.
Маневры могут растянутся на сутки, а то и более. Это тсои должны оставаться на своих постах, готовясь к любому развитию событий, а хозяева могут себе позволить отдых.

— Честно говоря, не хочется мне к мзинам лезть, — проворчал стратег. — Вот, помню, заломали мы рейдер хвостатых. Долго гонялись за ними, да…
— И что? — заинтересованно повернулся к бывалому вояке энсин
Карсворт.
— Да ничего, — фыркнул антранец и его лицо перекосилось. — Мзины пакостили по мелочи — один корабль полгода отвлекал несколько наших эскадр. Рейдер появлялся там, где его совсем не ждали. А когда его все-таки отловили и принялись потрошить, они взорвали реакторы.
Забрали с собой много наших — мы-то туда полезли взять их главного живьем.
— Зачем? — удивился связист, а капитан поморщился — он знал эту историю.
— Показательная казнь и все такое — пытки… все, как любит император. Ну и верховный жрец хотел его сожрать лично. Насколько я помню, даже награду объявил тому, кто этого Харт'жака притащит, — неохотно пояснил антранец, криво усмехнувшись. — А этот хвостатый взял и показал нам свой тощий зад! Как ниххонец вонючий! Сдох сам и забрал три сотни наших десантников, вот так!
— Мзины, они такие… — согласился энсин.
— Ненавижу нелюдей! — отозвался стратег. — А все потому, что мы — потомки Сеятелей, а все остальные — просто твари, созданные, чтобы нам мешать. Если бы наш чешуйчатый друг не платил хорошие деньги, меня и ребят бы здесь не было…
— Ну не скажи, — возразил капитан. — Старик Шимшон толковый, хоть и не нашей породы. Иногда он говорит умные вещи…
— Бредни, чтобы казаться мудрыми и загадочными созданиями, разумеется! — засмеялся антранец. — Аш-Камази — то еще дерьмо!
Избранный народ, тсои — да они окончательно спятили!
— Э-э-э… — протянул связист, выплюнув кусок недоеденного хребургера на пол. — Похоже, мзины купились — линкор и все малые корабли выдвинулись нам навстречу. Крейсер остался на месте.
— Если мы не изменим курс, они выйдут на дистанцию эффективного огня через четырнадцать часов, — получил отчет от искина Хукага. — А мы курс менять не будем, во всяком случае, пока. А потом мзины пожалеют…
— А если они, как тогда, взорвут себя вместе с нашими абордажниками? — спросил связист.
— Так для этого у нас на борту есть наемники, — улыбнулся капитан. — Мы им платим, чтобы они шли вперед и умирали, когда потребуется. Стандартная ставка — пятая часть от захваченной добычи.
Вообще-то этого нет в контракте, но уверен, никто не откажется…



67

"Хорак-Кхар" медленно вращался вокруг своей оси, а за кормой гиганта тянулись коптящие факелы — работали все четыре двигателя, спрятанные под толщей брони. Погоня длилась уже десять больших циклов — все это время линкор сокращал расстояние с кораблем людей, которому предстояло стать добычей клана.
Тяжелый крейсер остался в резерве, держась рядом с грузовиками и мобильным заводом, где находились самки и детеныши. Вождь не собирался оставлять клан без защиты — хотя старый капитан "Тиртаха" лично собирался принять участие в схватке, решение было принято.
Ракджак'хат гордо стоял в центре голограммы, растопырив лапы с выпущенными когтями. Вождь нетерпеливо порыкивал, провожая взглядом проносящиеся рядом с флагманом стремительные силуэты "харкаров" — малых кораблей огневой поддержки.
— Бесполезно! — выкрикнул вождь. — Вы обречены, человеки!
— Сильнейший, мы начинаем зарядку накопителей главного калибра,
— почтительно сообщил молодой мзин, отвечающий за энергосистемы линкора. Его голос походил на низкое рычание — воин был готов к битве.
Приблизив изображение убегающей цели, Ракджак'хат хрипло засмеялся, обнажив при этом свои желтоватые клыки. Людишки начали маневр уклонения — их нелепый корабль обнаружил угрозу и теперь закладывал широкую дугу, пытаясь ускользнуть. Однако набранная флагманом скорость не оставляла гладкокожим шансов избежать боя.
Сейчас экраны показывали крошечную точку, на которой скрестились символы захвата цели семи орудий. Остальные находились в боковых ячейках и не могли стрелять, но скоро могучий линкор ускорит вращение и каждая из четырнадцати больших лазерных установок выпустит импульс по двигателям убегающей цели. Снова и снова, пока враг не прекратит ускоряться — после чего расправиться с двигающимся по инерции кораблем не составит труда.
Вождь издал довольное мурлыканье, когда индикаторы на панели показали полный заряд накопителей. После чего носовая часть корабля расцвела серией ярких вспышек — флагман разрядил половину своих лазерных установок главного калибра. Следующие десять малых оборотов
"Хорак-Кхар" продолжал преследование, насыщая свои накопители и опустошая их сокрушительными залпами.
— У них щиты, — услышал Ракджак'хат доклад одного из операторов поста целеуказания.
— Продолжать сближение! — приказал вождь и выхватил "длинный коготь" из стойки рядом с управляющей консолью. Мзин взмахнул оружием, изготовленным лучшими мастерами клана, и торжествующе завыл, предвкушая расправу над ненавистным врагом.
— Могучий, позволь мне пустить им кровь! — вышел на связь командир эскадрильи малых кораблей. Воин обнажил клыки, проурчав положенное приветствие — через прозрачный пузырь шлема вождь видел довольную морду молодого мзина с кисточками ушей красного цвета.
— Нет! Ваше время скоро придет! — приказал вождь. Пилот, недовольно мяукнув, отключился. Его "харкар", вырвавшийся вперед, занял место в построении. Этот корабль, похожий на наконечник ритуального копья, был окрашен алыми и черными полосами — знаками высокорожденного.
Глава клана подпрыгивал, размахивая лапами. Он представлял себе, как импульсы вгрызаются в обшивку корабля людишек, а ненавистные гладкокожие вспыхивают и сгорают в страшных муках. Расстояние между противниками было еще слишком велико, и только чувствительные сенсоры позволяли увидеть мерцающую точку — след выхлопа убегающего корабля. Огонь по такой далекой цели не особо эффективен, однако вождь рассчитывал на то, что трусливые людишки могут сдаться, устрашившись мощи линкора.
Конечно, бросить три десятка "харкаров" на не отвечающую цель заманчиво, но вождь не собирался терять пилотов. Гораздо предпочтительнее тактика обстрела с дальней дистанции, не предусматривающая возможность ответного удара.



68

— А старичок-то больно царапается! — засмеялся стратег, покосившись на панель состояния защитных систем флагмана.
— Пока мы получили тридцать шесть прямых попаданий в кормовую полусферу, — откликнулся один из пилотов. — С такой дистанции это неплохой результат…
— Да уж, такими темпами они скоро просадят щиты, — кивнул капитан.
— Обычное корыто мзины бы давно распотрошили, но у нас активные силовые экраны шестого класса и приличный резерв по мощности.
— Эскадрилья готова нанести удар, — улыбка пропала с лица имперского вояки. — Тактическая схема "Обер" — массированная атака управляемыми снарядами с максимальной дистанции.
— Хозяин дал добро на расход трети тяжелых ракет, — помолчав, сообщил капитан. — Шимшон полагает, что у них там есть, чем поживится. Чистые металлы — все-таки это добывающий завод полного цикла, хоть и очень старый. Маловероятно, что мзины сидят здесь ради никчемных камней.
Хукага некоторое время наблюдал за возней техников в двух больших доках, где располагались многофункциональные истребители "Лифэй". Он подумал, что эти корабли четвертого поколения окупают себя — возможность быстро переоборудовать вооружение под любые задачи стоит дорого.
Модульная конструкция позволяла быстро заменять навесное вооружение — сейчас треть машин несла в боковых контейнерах тяжелые торпеды, а остальные — кассеты с сотнями ракет. Шесть аппаратов несли только один боковой оружейный контейнер, а вместо второго бугрились бугристые обтекатели помехопостановщиков. Из-за чего машины звена активного противодействия выглядели несимметрично и уродливо. В раскрытых створках ячеек располагались навесные модули с лазерным вооружением — по возвращении на базовый корабль манипуляторы оперативно произведут замену.
Тактическая схема предусматривала применение шестерки торпедоносцев "Хестрел", которые несли самые мощные и разрушительные изделия. Стратег полагал, что у тяжелых торпед "Линген-Т" и "А-4" самые высокие шансы прорваться через оборону противника. Шамаэль не имел понятия, где рептилоиды достали столь эксклюзивный товар производства конфедерации Делус. Однако вояка собирался использовать все имеющиеся ресурсы.
У этих кораблей были самые низкие шансы пережить атаку, поэтому трое пилотов получали за вылет повышенную оплату. Каждой двойкой
"Хестрелов" командовал только один пилот — ведомый торпедоносец не имел кабины, вместо нее инженеры установили модуль постановки активных помех.
— Достаточно будет нанести мзинам серьезные повреждения, — добавил капитан. — Выбить им часть двигателей. Пусть сидят в своей коробке и смотрят, как мы потрошим их имущество!
— Это я уже понял, — ухмыльнулся стратег. — Вроде бы мы уже прошли отметку, пора угостить этих хвостатых!
— Дождемся появления хозяина и начнем, — рассеянно ответил капитан, наблюдая за значком транспортной капсулы рептилоида, приближающейся к командному центру. Все-таки размеры флагмана корпорации впечатляли и перемещаться по нему без технических средств было затруднительно. Особенно из сектора, занимаемого ящерами и их челядью — хозяева расположились в самом защищенном месте корабля.

Старый Шимшон занял насест и лениво махнул лапой, отдавая приказ о начале операции. С ним прибыл только молодой ящер с желтым брюшком
— капитан подозревал, что глава корпорации готовит его на свое место. Неудивительно, что низкорослый рептилоид постоянно таскался за хозяином.
Когда силовой экран ярко вспыхнул, поглощая импульсы, флагман отключил двигатели. Повинуясь командам пилотов, маневровые сопла ювелирно развернули массивную тушу. Специалисты-оружейники перебрасывались короткими фразами, активируя ракетные установки и системы наведения — бронированные створки носовой части открывались
— в ячейках замерли истребители и тяжелые ракеты, готовые покинуть борт корабля-базы.
Силовое поле погасло, и из доков брызнули звенья малых кораблей, расходясь веером. Но еще раньше заработали пусковые установки — за две минуты флагман выпустил полторы сотни тяжелых ракет. За ними рванулись истребители и торпедоносцы, хаотично маневрируя — капитан отметил две погасшие отметки, по которым успел отработать линкор мзинов. После попадания лазера главного калибра выживших не было — ящер огорченно закряхтел, подсчитывая убытки. Несколько импульсов успели оставить глубокие шрамы на панцире флагмана — во время сброса малых кораблей силовые экраны были отключены.
— Пока потери в пределах расчетных, — невозмутимо доложил молодой энсин.
— Дерьмо! Двоих моих превратили в пыль. Лучше бы на их месте был ты, — неприязненно покосился на него стратег. — Я всегда говорил, что мзинов надо вырезать всех — в империи им не место!



69

— Они потеряли щиты! Смерть человекам! — торжествующе провыл молодой мзин. Полосатый хвост офицера яростно хлестал по мощным лапам, когда офицер от избытка чувств стал царапать когтями консоль управления.
— Ракетная атака! Сброс малых кораблей! — заверещал его сосед, а остальные воины замерли на своих местах, координируя маневры
"харкаров" и огонь лазерных установок.
Ракджак'хат с негромким мурлыканьем наблюдал за действиями подчиненных — двигатели отключились, а короткие импульсы маневровых блоков ускорили вращение флагмана. Все орудийные ячейки сейчас были открыты, а главный калибр приступил к стрельбе по быстро приближающимся объектам, подсвеченным постами целеуказания.
Искин выдал доклад: как минимум половина приближающихся истребителей — ложные цели. А некоторые кораблики еще и имеют на борту системы постановки активных помех. Искин пометил отметками высшего приоритета приближающиеся ракеты — лазерные установки вели огонь только по ним, добившись определенного успеха. Их количество быстро сокращалось.
— Полторы сотни. Подлетное время ракет — восемнадцать малых оборотов! — доложил офицер и удивленно захрипел.
Только что отметки половины ракет погасли. Это значило, что умные снаряды отключили двигатели, согласуя атаку с идущими за ними истребителями. А их становилось все больше — отметки малых кораблей периодически пропадали и возникали целыми группами, так что точно определить их количество было невозможно. Но ясно одно — их оказалось больше, чем ожидал глава клана.
— Готовьтесь познать ярость высокорожденных! "Харкары" — вперед!
— выкрикнул Ракджак'хат, указав кончиком клинка на вырвавшуюся вперед группу из шести вражеских истребителей.
Один за другим, стремительные силуэты малых кораблей вздрагивали, и на форсаже уходили к выбранным целям. Вождь, нетерпеливо порыкивая, следил за сходящимися малыми кораблями, но вражеские истребители не приняли ближнего боя — аппараты людей выпустили целую тучу ракет, после чего потянулись на перезарядку.
— Люди не хотят сражаться как положено воинам! И у них истребителей втрое больше, чем у нас — "Харкаров"! — выкрикнул вождь.
— Жалкие человеки, каждый наш пилот стоит десятка таких, как они! — запоздало отозвался капитан "Тиртаха", наблюдающий за ходом схватки.
Выделив одну из отметок, вождь увеличил изображение — сбросив опустевшие контейнеры с пусковыми установками, человеческий истребитель стал похож на обкусанный коготь. Шустрый кораблик маневрировал, но по нему никто не стрелял — главный калибр линкора выбивал приближающиеся ракеты, а расстояние пока не позволяло эффективно атаковать пульсарами.
— Аргх! Убивайте их! Рвите на куски, могучие воины! — взвыл вождь, увидев три погасших отметки. Это заработали лазерные установки "Харкаров", мгновенно испарив звено отходящих истребителей.
Затем группу малых кораблей мзинов захлестнула волна ракет, принявшихся рвать пятнистые корпуса. Шедший первым истребитель высокорожденного и аппарат его ведомого скрылись в облаках разрывов, а остальные "Харкары" сломали строй, бросившись врассыпную. Вождь успел заметить расползающееся облако огненных искр, в которое превратился один из стремительных истребителей. Один за другим, корабли клана превращались в двигающиеся по инерции куски измочаленного металла — поражающие элементы прошивали легкую броню.
Вождь запоздало развернул экран входящего вызова и увидел только лопнувшие глаза командира эскадрильи и его замерзший в вакууме всклокоченный мех. По кабине плавали клочья аварийной пены и кровавые шарики. Пересчитав отметки малых кораблей, Ракджак'хат яростно завыл — только девять из тридцати двух машин пережили ракетный обстрел. Да и то, оставшиеся высвечивали символы повреждений.
— Назад, под защиту пульсаров флагмана! — приказал вождь, отзывая остатки эскадрильи. Рев негодования пронесся по залу управления — офицеры яростно трясли головами и выли, отдавая последние почести павшим.
— Этого не может быть! — убежденно говорил старый мзин. — Как такое могло произойти? Наши воины готовы сражаться и умереть во имя клана, но это просто бесчестно! Клянусь Шрак-Хатом, я лично поведу
"Тиртах" и возглавлю атаку! Мы превосходим этих жалких бесхвостых во всем!
Яркие вспышки полыхнули совсем рядом, выводя из строя сенсорные блоки — пол командного центра еле заметно вздрогнул, когда первые боеголовки разорвались, осыпав броню линкора жалящим облаком осколков.
Визг генераторов накачки не стихал, а Ракджак'хат негромко подвывал в такт разряжающимся накопителям пульсаров. Прорвавшиеся ракеты и выпущенные истребителями торпеды лопались, разделяясь на сотни маломощных зарядов — они обрушились на линкор как рой жалящих насекомых.
"Хорак-Кхар" задрожал, получив попадание тяжелой торпедой, после которого в массивных шестигранных пластинах носовой части линкора появился обширный кратер. Вождь оскалился, бросив взгляд на панель повреждений — значки подсистем и орудийных постов горели ровным зеленым цветом. Целостность корпуса не нарушена — жалким людишкам не удалось повредить флагман. Однако это была только первая волна — окружающее пространство пестрело искорками ложных целей и подлетающих боеголовок.
Схема с мельтешащими светлячками замерла на несколько ударов сердца. Затем изображение задергалось, и вождь с досадой увидел появляющиеся отметки — пульсары переносили огонь на новые цели, повинуясь указаниям операторов.
Голографические панели отображали символ перезагрузки двух компьютеров постов наведения — врагу удалось каким-то образом вывести их из строя, уполовинив возможности корабля по отслеживанию целей. Серия сильных ударов снова заставила флагман содрогнуться, но теперь ущерб от обстрела оказался существенней — символы двух двигателей моргнули и замерцали оранжевым цветом. Следом запищали сирены, сигнализируя о частичной разгерметизации — одна из орудийных ячеек главного калибра оказалась уничтожена вместе с парой соседних пульсаров. Бросив взгляд на схему повреждений, глава клана понял, что враг целенаправленно атаковал кормовую часть флагмана.
Пульсары спрятались за закрытыми створками — для них больше целей не было. А лазерные установки главного калибра разряжали свои накопители по истребителям людей. Отметки уходящих корабликов гасли, но недостаточно быстро — маневры серьезно мешали системам наведения.
— Могучий, у нас повреждения двух маршевых двигателей. Ремонтные партии приступают к работе! — склонившись, доложил молодой мзин, — Прогноз — сорок шесть малых оборотов.
— Мы неуязвимы! Жалким людишкам не пробить нашу несокрушимую броню! — прорычал разъяренный Ракджак'хат. — Прикончить их!
Уничтожить большой корабль!
*2**6*
— Ну что там у вас? — поинтересовался старый ящер, заняв насест в центре рубки. Свисающий хвост Шимшона еле заметно подергивался, что означало крайнюю степень нетерпения.
— Четыре "Хестрела" и одинадцать истребителей "Лифей" потеряно.
Мы зафиксировали сброс спасательных капсул, но подобрать их нет возможности… — начал доклад энсин Карсворт.
— Это меня не интересует! — прошипел рептилоид. — Вы хоть поцарапали его?
— Противник получил как минимум два десятка прямых попаданий в кормовую часть, — вмешался капитан, выделив изображение цели. — Искин с вероятностью семьдесят четыре процента прогнозирует серьезные повреждения. Сорокапроцентная вероятность полного разрушения двух двигателей. Здесь они спрятаны глубоко внутри, так что поразить их достаточно сложно…
На таком расстоянии сенсоры позволяли получить достаточное увеличение, чтобы во всех деталях рассмотреть шарообразный корабль мзинов. Шимшон впился блестящими глазками в голографическую панель, где враг продолжал беспокоящий огонь по флагману.
Энергетические экраны расцветали яркими всполохами, поглощая лазерные импульсы. Блондинка Фэрис с глупым выражением лица пялилась на фейерверк, но у всех остальных присутствующих в рубке зрелище не вызывало особых эмоций — обычная рабочая ситуация.
Среди ярких вспышек на обшивке линкора искин зафиксировал перемещения ремонтных аппаратов, а также облака моментально застывающего в холоде космоса газа. Рядом с тушей поврежденного гиганта вились оставшиеся "харкары", и пара выпущенных яйцевидных аппаратов — ремонтников. Один из пестро раскрашенных истребителей отправился за капсулами, где ожидали спасения пилоты людей. Линкор вяло ускорялся, но выданный искином прогноз был однозначен — действуют только половина его двигателей.
— Задача выполнена, — пробурчал стратег, недовольный высокими потерями.
Антранский вояка отмечал в списках погибших пилотов, распределяя компенсации и назначая бонусы отличившимся. Подумав, Шамаэль вычеркнул и тех, кто сейчас болтался в капсулах. В лапах мзинов их не ожидало ничего хорошего: быстрая смерть от когтей или ритуальный поединок — в любом случае пилоты обречены.
— Очень хорошо, — довольно прошипел глава корпорации, потерев лапы. — Теперь уже прятаться нет смысла!
— Полная мощность, — кивнул капитан, поворачиваясь к пилотам.
— Курс прямо в их логово. Крейсер и грузовики не представляют проблемы.
— Скоро займемся мзинами всерьез, — высказался стратег, потерев лысину. — Они скоро пожалеют, что связались с нами. Мы легко расправимся с этими уродами!
За кормой тяжелого носителя выросли ровные факелы, а корректирующие импульсы развернули корабль. Неподалеку держались стайки истребителей, ожидая команды приблизиться для стыковки.
Траектория сближения с логовом мзинов проходила рядом с безжизненным каменным шаром, а затем флагману предстояло навестить газовый гигант, в кольцах которого прятались нелюди.
Связисты зафиксировали попытки передачи, а станция активных помех попыталась их заглушить. Капитан печально покачал головой, представив выражение морды главного хвостатого — вероятно, до вождя только сейчас дошло, что ожидает его сородичей.
— Есть прогноз. У нас будет четырнадцать с половиной стандарт-часов, если они не залатают свое корыто раньше, — высказался капитан. — Я скинул координаторам всю информацию по целям. По добывающему заводу у нас есть подробные планы. С грузовиками проблем не возникнет — это арварские конструкции второго поколения. На каждом экипаж около десяти этих хвостатых, вряд ли больше. А крейсер мы просто уничтожим — брать там нечего.
Стратег мрачно ухмылялся — на транспортах и добывающем заводе скорее всего окажутся только самки, детеныши и дряхлые старики-наставники. На боевых кораблях мзинов обычно присутствовали только воины, хотя встречались и редкие исключения. А нелюдей антранец жалеть не собирался — за каждого погибшего пилота мзины скоро заплатят, уж он лично позаботится об этом.



70

Ракджак'хат не понимал, почему враги не бегут — маневры людей были бессмысленны, ведь с флагманом им не справиться. Покинув зону эффективного огня, большой корабль людей направился к одной из безжизненных планет-гигантов. Вероятно, бесхвостые собирались использовать ее гравитационное поле для набора и без того большой скорости.
С каждым малым оборотом их корабль все дальше углублялся в систему, а непобедимый "Хорак-Кхар" тщетно пытался догнать ускользающую цель. По обшивке гиганта ползали роботы-пауки и инженерные группы, монтируя сопла и восстанавливая рабочие камеры гигантских двигателей.

Вождь презрительно осмотрел трех захваченных пилотов — на взгляд мзина, только один пленник выглядел как боец. Его бочкообразная грудь была покрыта густой шерстью, а выпученные глаза с ненавистью смотрели на обступивших пленников мзинов.
Тощая самка с отвратительным лысым черепом и низкорослый детеныш вызывали только омерзение у главы клана. Глядя на розовую кожу вождь морщился, не понимая как эти слабые существа смогли драться на равных с сильнейшими воинами мзинов.
Бойцы не церемонились, вытаскивая пилотов из комбинезонов — на коже людей были заметны глубокие царапины и кровоподтеки. Когда в зале появились молодые мзины, старый наставник Гаш'хат показал на первого пленника лапой и того вытолкнули на арену. Один из служителей в церемониальных доспехах бросил под ноги человека кривоватый нож с потемневшей от крови рукояткой.
— Умри, как воин! — проревел наставник под возбужденное повизгивание молодняка. — Вождь дарует тебе великую честь!
— Да вы тут совсем двинулись башкой! — выкрикнул пилот, с кряхтением поднимая древнее оружие.
— Запомни, Торшак! Лучше смерть с выпущенными когтями, чем бесчестье! — рыкнул наставник, выбрав одного из молодых мзинов. Его грудь перетягивали ремешки перевязи с коротким клинком, а правое плечо защищала изогнутая пластина со знаком клана.
— Я готов стать воином, наставник! — произнес ритуальную фразу претендент.
Схватка заняла несколько ударов сердца — мзин даже не вытаскивал оружия, нанеся несколько ударов выпущенными когтями. Человек бестолково размахивал ножом, а его бок и бедро быстро темнели от хлынувшей из глубоких разрезов красной жидкости. Мощным ударом мзин разорвал горло подранка, закончив бой. Победитель с урчанием вылизал лапу, встав в строй.
Следующий поединок закончился быстро — мзин презрительно разглядывал слабого человечка, который опустился на колени посреди арены. Пилот молился Илгусу, не собираясь брать в руки оружие.
Будущий воин одним росчерком клинка снес голову недомерка, сунув морду под струю хлынувшей крови.
— В этом нет чести, наставник! Почему мне достался этот детеныш?
— обиженно пробурчал победитель.
— Нет бесчестной битвы, есть схватка с бесчестным врагом, — многозначительно сказал старый мзин. — Этот детеныш недавно подло убил двух сильных воинов. Дахкас Быстрое Крыло и Раш-Хазрук погибли от его руки.
— Благодарю тебя, наставник! — довольно рыкнул молодой мзин, поклонившись. — Раз я покарал их убийцу, вся сила павших перешла ко мне!
Воины вытолкнули в круг женщину — та невозмутимо схватила нож, бросая быстрые взгляды на окружающих арену воинов.
— Я не буду драться с самкой! — претендент брезгливо скривился, и вытолкнув вперед соседа, издевательски захохотал: — Уступаю эту честь выродку!
Наблюдающий за ритуалом Ракджак'хат сплюнул на пол, когда вперед вышел самый слабый из молодняка — белоснежная шесть и глаза разного цвета означали мутацию. Вождь вспомнил, как держал в руках мокрый комочек, прикоснувшись выпущенным когтем к шее этого никчемного существа — только просьба самки заставила главу клана оставить жизнь выродку. Что же, раз тот дотянул до посвящения, значит, клану пригодиться и такой боец…
— Вам конец, уроды! — хрипло выкрикнула самка, увидев своего противника. — Скоро ребята отомстят за меня! Они вырежут вас всех, а вы будете кусать свои облезлые хвосты… глядя на их мучения!
— Слова не помогут тебе выжить! — оборвал ее наставник. — Умри как воин, с оружием в лапах!
— Сдохни, урод! — взвизгнула самка, метнув нож в старого мзина.
Наставник Гаш'хат умер раньше, чем его тело рухнуло на пол — из глазницы торчала рукоятка ритуального оружия. Воины поспешили зарубить подлую самку, нарушившую ритуал. Молодняк бросился к телу старого воина, однако спасти наставника не удалось — медицинский модуль высветил гроздь красных точек, что означало необратимое повреждение мозга.
— Новым наставником будет Шаркат Одноухий, а теперь… — сказал вождь и замолчал. Только что до него дошло, что именно задумали враги. Сейчас все действия людей обрели смысл — глава клана не представлял, как они могли обнаружить убежище клана но собирался сделать все возможное, чтобы защитить тех, кто не может сражаться.
— Что случилось, могучий? — осторожно поинтересовался один из воинов.
— Они играли с нами, как детеныш с глупым гаршаком! — оглушительно проревел Ракджак'хат. — Подлые человеки обманули нас!
Они хотят лишить клан будущего — наших самок и детенышей! Запускайте все, что у нас есть — пусть воины умрут, сражаясь!



71

До наемников информацию о происходящем за бортом флагмана никто доводить не собирался, только координатор отправил командирам групп короткое сообщение. Мол, вероятно, скоро появится работа по профилю.
А может и не появится, но все желающие заработать в любом случае должны быть готовы.
Я решил самостоятельно выяснить, что происходит и направился в центр досуга, где начали появляться техники и пилоты. А вот и компания из трех суровых вояк — двое мужчин и одна молодая женщина накачивались булькающей жидкостью подозрительно-синего цвета и закусывали чем-то похожим на зеленые сосиски.
Похоже, пилоты прибыли с мира под названием Грашнипура, входящего в Содружество. Это я понял по блестящей статуэтке, изображающей уродца с хоботом и растопыренными лапками, коих насчитывалось целых четыре. Фигурку пилоты поставили в центре столика и иногда подкидывали идолу объедки. Видимо, тот изготовлен из биопластика, поскольку инопланетный слоник забавно шевелил хоботом и размахивал лапками.
Жители Грашнипуры чтили Гонешу — тварь, клонированную из найденных на планете костей. Колонисты в свое время обнаружили огромное количество усыпальниц, оставленных какой-то из исчезнувших рас. Одно время грашнипурцы поклонялись этим костям, полагая, что это останки Древних. Потом специалисты вырастили из генетического материала живую тварюгу. Правда, она оказалась несколько не тем, что ожидали люди — инопланетный слоненок оказался глупым животным, мог только потреблять пищу в огромных количествах и гадить. Что, впрочем, не помешало жителям аграрного мира объявить его живым богом, воплощением Древних и эгрегором вселенского знания.
Неизвестно, помогло ли покровительство слоника или мудрость правителей, но грашнипурцы жили неплохо, устроив большой колхоз в масштабах планеты. Там у них сложилось нечто вроде социализма — нищих и голодающих нет, все довольны и счастливы. Правда, иммигрантов этот рай не принимал — правители утверждали, что благодать Гонеши не распространяется на жителей других планет.
После присоединения к Содружеству этот мир стал поставлять соседям сырье для пищевых синтезаторов и расходники к медкапсулам.
Во всяком случае, так утверждала короткая справка в реестре.
— Слава Гонеше, приносящему радость! — брякнул я, присаживаясь к фанатикам.
— Так ты тоже из этих чокнутых? — криво улыбнулась женщина.
— А вы разве нет? — я покосился на статуэтку.
— Нет, это чучело одного из наших. Сейчас он отправился на перерождение или что там у них, не знаю… — махнул рукой пилот. — Он эту штуку постоянно таскал с собой, поэтому мы решили сделать ему приятное. Тем более, у Сурендры не было родни, и он завещал все свое имущество отряду.
Мужчина протяжно рыгнул и заработал челюстями, запихнув в рот сразу две сосиски. Я почувствовал легкий запах спирта — похоже, теперь получить интересующие сведения будет проще.
— Ну, вы хоть вломили врагам? — осторожно поинтересовался я.
— А то! — засмеялась женщина, хлопнув соседа по плечу. — Надрали мзинам задницы и накрутили хвосты. "Марк-два" — ох, и здоровенная штука. Скоро разберемся с их дружками, пока они ремонтируются. Правда, заниматься этим будут уже другие — наши корабли немного пострадали.
— Хмм… и много этих мзинов там еще осталось?
— Совсем ерунда, — пьяно икнул мужчина. — Старый крейсер, большая баржа и два грузовика. Мы их легко сомнем!
— Выпьем же за Гонешу, отца мудрости… ну и за пилотов, которые наваляли нелюдям! — пробормотал я, делая глоток из витого сосуда.
Напиток обошелся мне в десять кредитов, но полученная информация стоила того. К сожалению, жидкость оказалась банальным соком, вроде гранатового на вкус. Видимо, алкоголь содержался в сосисках, но пробовать их у меня желания не возникло.
Оставив изрядно набравшихся пилотов, я принялся копаться в имеющихся инфопакетах. Корабль под названием "Марк-два" оказался шарообразным линкором цивилизации больших кошек. Справочник утверждал, что корыто очень старое, но довольно крепкое.
Бронированная сфера диаметром полтора километра нафарширована дальнобойными лазерами и скорострельными пульсарами. А экипаж такого корабля мог состоять из четырех сотен хвостатых. Недостатками такой конструкции являлась огромная масса и несовершенный гипердвигатель, позволяющий только относительно короткие прыжки. В то время мзины предпочитали делать всю начинку исполинов в своем родном мире, не доверяя человеческой технике.
Я ознакомился с довольно остроумным методом создания подобных кораблей — мзины искали тугоплавкие астероиды в ближайших системах, где буксирами разгоняли их, готовя к прыжку в родной мир. За несколько месяцев инженеры успевали пробурить каменюку и смонтировать внутри гиперпривод. После срабатывания которого в домашнюю систему кошек прибывал аккуратно вырезанный шарик, на поверхности которого затем монтировалось оружие и двигатели.
Цивилизация мзинов не вызывала у меня симпатии — изученный первый ранг базы "Ксенология" давал некоторую информацию для размышления.
Кошки отличались крайне поганым характером и не особо любили людей.
Эпоха Разделения обозначала период, когда мзины сообразили, что люди сильнее, поскольку плодятся гораздо быстрей и успели заселить огромное количество систем. Тогда же у человечества появилась технология нейросетей, что сразу сводило на нет все преимущества расы потомственных воинов, повернутых на чести и традициях.
Тогда половина кланов кошек изъявила желание стать частью
Содружества, а другая половина в знак протеста покинула родной мир.
Мзины предпочитали заниматься войной и грабежом, поэтому отщепенцы стали пиратами и наемниками. Значительную часть маргиналов успели уничтожить, однако нам повезло наткнуться на целый клан этих хвостатых отморозков.



72

— Все-таки они тупые, — констатировал стратег, наблюдая за маневрами поврежденного корабля мзинов.
Линкор прекратил преследование, направившись прямо к своим соплеменникам. Оставшиеся истребители мзинов на форсаже возвращались, готовясь защищать неповоротливые грузовики и корабль-базу.
— У нас даже больше времени, чем предполагалось! — кивнул капитан. — Слишком поздно сообразили, что их ждет.
— Почему они не бегут? — просвистел старый ящер.
— Бесполезно, — усмехнулся имперец. — Наши истребители нагонят их в любом случае. А так они рассчитывают на оборонительные платформы — видимо, захватили их у арварцев вместе с мобильным заводом. Готовятся к последней драке — выставили все, что у них есть.
— Истребители займутся их мелочью, а мы разберемся с крейсером и платформами, — высказал капитан. — Подойдем вплотную и поработаем пульсарами — наши щиты выдержат огонь этого корыта.
Хукага с улыбкой следил за перевооружением малых кораблей — манипуляторы устанавливали оружейные модули с пульсарами, а дроиды отсоединяли заправочные шланги. Один за другим загорались символы готовности на панелях, а силовые поля выстраивали аппараты перед закрытыми створками доков.
Вскоре первая волна из тридцати шести многофункциональных истребителей "Лифэй" была готова покинуть борт флагмана. Техники подготовили группу поддержки — двенадцать машин с ракетным вооружением и дальнобойными, но медленными лазерными установками.
Два торпедоносца "Хестрел" получили на подвески контейнеры с мощными бомбами. Этим кораблям предстоит разнести крейсер на куски, когда его оборонительные системы будут подавлены.
— Нет, все-таки они ничему не учатся! — ухмыльнулся стратег, увидев отметки маневрирующих кораблей.
Впереди шел тяжелый крейсер, похожий на ярко раскрашенный мячик — его обшивку украшали цветные полосы и сложные узоры. Добывающий завод подтягивал транспортными лучами шесть артиллерийских платформ с дальнобойными орудиями. А пара грузовиков двигалась в окружении разнотипных малых кораблей — стремительные "Харкары", несколько пузатых разведчиков "Коргас" и два десятка то ли челноков, то ли легких истребителей. Среди них двигался шарообразный буксир с ворохом сложенных захватов — мзины собирались погибнуть в бою, как и положено воинам.
— Они пытаются связаться с нами по направленному лучу, — доложил связист, когда тройка истребителей мзинов вырвалась вперед, отключив двигатели.
— Вызывают наших на бой! — пояснил капитан. — Это у них развлечение такое — самые сильные воины устраивают поединок перед сражением.
Ящер вытаращился на развернувшуюся панель, где, появился украшенный проплешинами и шрамами старый мзин с блестящим имплантом вместо руки.
— Моя говорить! Человеки! — рычал и размахивал лапами пушистый переговорщик, коверкая слова интера — общепринятого языка. — Древний ритуал "Куруг-Таг"! Пусть победит сильнейший!
— Пусть победит тот, у кого есть ракеты! — передразнил старого мзина капитан, щелкнув пальцами. — Уничтожить!
Пусковые установки флагмана выплюнули девять ракет "Ноах". Они распределили цели и на каждый истребитель мзинов нацелились три имперских изделия.
— У вас нет чести, человеки! — рявкнул старый мзин, отключаясь.
— Кха-кха! — зашипел ящер, корчась от смеха. — Глупые создания!
— Вот идиоты, они действительно думают, что мы будем играть с ними в игры! — фыркнул стратег, когда первый истребитель вспух огненным шаром, безуспешно пытаясь увернуться от роя поражающих элементов, выброшенного близким разрывом боеголовки.
Рядом с закручивающими замысловатые фигуры стремительными кораблями лопнули другие ракеты — вскоре прошитый крошечными осколками последний уцелевший истребитель понесся к основным силам.
Дальнобойные орудия малых платформ начали стрельбу, и энергетический щит флагмана украсился радужными всплесками — рассчитанные на противодействие истребителям пушки не могли даже поцарапать большой корабль, прикрытый многослойными силовыми экранами.



73

Ракджак'хат тяжело хрипел — воины клана бесславно гибли, а их вождь ничего не мог сделать. Большой корабль ненавистных людей играючи уничтожил все оборонительные платформы и сейчас сцепился с тяжелым крейсером. Тот вращался, разряжая свои многочисленные пульсары, однако вражеские силовые щиты ему пробить так и не удалось.
— Сражайся, старый воин! — вскричал вождь, взмахнув лапой. — Ты выжил в многих безнадежных битвах — неужели ты погибнешь сейчас?
Ответный огонь калечил "Тиртах", не имеющий защитных экранов.
Панцирь корабля ненавистных человеков сверкал фейерверком вспышек, а тактическая схема отображала нарастающие повреждения тяжелого крейсера. В то время как гиганты обменивались ударами, вокруг грузовиков и мобильного завода крутились последние "Харкары" и все малые корабли, что смог выставить клан.
В командном зале неслышно появился Шаркат Одноухий — фигура наставника сгорбилась, а хвост безвольно обвис. Старый мзин потрясенно смотрел за расправой, а по его морде катились слезы.
— Мы скоро потеряем все! — тихо прошипел вождь, когда отметка, моргнув, окрасилась в желтый цвет. Только что враги вырвали последние клыки у тяжелого крейсера. Его капитан хрипло завыл, когда в оплавленную обшивку "Тиртаха" врезались первые бомбы, после чего экран свернулся и трансляция прекратилась. Пара пузатых аппаратов кружила вокруг обездвиженной цели, терзая ее снова и снова — силуэт атакованного судна дрожал от множества попаданий.
Ракджак'хат закрыл глаза, чтобы не видеть агонию. Наставник издал невнятное рычание, когда одна из бомб добралась до реакторных отсеков и на месте некогда могучего корабля, одержавшего множество побед, зажглась маленькая звездочка.
Видя вспыхивающие "Харкары", вождь дрожал от гнева — враги не принимали благородного боя, набрасываясь на каждый корабль стаей.
Сейчас гибли разнотипные аппараты, пилотируемых молодняком, но и здесь преимущество людей было многократным.
Вождь одобрительно рыкнул, когда один из "Харкаров" ворвавшись в строй атакующих, смог вывести из строя целых два истребителя. Ему на помощь ринулись юркие разведчики — они чертили сложные фигуры, пользуясь своей исключительной скоростью и маневренностью, однако люди расстреляли воинов ракетами.
— Темные времена, — сказал Шаркат Одноухий, когда последний
"Харкар" разлетелся обломками, а истребители людей принялись выжигать оборонительные турели грузовиков. — Все изменилось. Честь ничего не стоит. Только клан Ракджак остался прежним!
— Мне нет прощения! — глава клана яростно сжал свое предплечье лапой с выпущенными когтями. По золотистой шерсти вождя потекли струйки крови, и Ракджак'хат покачнулся — большой корабль людей выпустил десяток абордажных ботов, распределивших цели. К мобильному заводу — базе клана, направились восемь аппаратов, а остальные потянулись к грузовикам.
— Может быть, человеки пощадят самок и детенышей? — в тишине командного зала раздался несмелый рык одного из офицеров.
— Не отвечают на вызовы, — медленно покачал головой наставник.
— И нам нечего им предложить! Они и так возьмут все!
— Мы никогда не сдадимся! — прорычал Ракджак'хат, размахивая окровавленными лапами. — Наши самки и детеныши умрут как воины, а я, клянусь Шрак-Хатом, страшно отомщу человекам! Отправимся в ближайший мир, населенный этим подлым народом! Будем убивать всех!



74

Пройдя мимо оплавленных кусков металла, некогда бывшими малыми оборонительными платформами, наш абордажный бот начал сближение с мобильным заводом. Его огромный цилиндрический корпус серого цвета, иссеченный глубокими шрамами и неаккуратными заплатками, выглядел внушительно и мрачно. Подавленные истребителями точки обороны выделялись обугленными кратерами — у защитников не осталось вооружения, способного вывести аппараты наемников из строя. А сам корабль двигался по инерции вместе с облаком мусора из распотрошенной кормовой части — его двигателям досталось в первую очередь.
Я изучал полученные схемы, которым было несколько сотен лет.
Такие гиганты предназначались для разработки удаленных месторождений
— фактически завод являлся базой для космических шахтеров и мог действовать автономно долгое время. В нишах корпуса имелись посадочные места для добывающих кораблей и доки для вспомогательных кораблей и больших шахтерских дроидов. Значительный внутренний объем неповоротливого гиганта занимало промышленное оборудование и топливо. Указывалось, что система жизнеобеспечения имеет трехкратное дублирование, а рубки здесь две — основная и резервная. Все, как на боевых кораблях — конструкторы озаботились надежностью конструкции.
Как оказалось, в этой модификации присутствовали две независимо работающие линии переработки полного цикла, то есть завод выдавал готовый продукт — чистые металлы и сплавы. Это означало, что где-то на борту имелись хранилища с ценными ресурсами — подобный товар занимал мало места и стоил дорого. Неудивительно, что ящеры так возбудились — их желание заполучить плоды чужого труда вполне можно понять.
— Я долго ждал этого момента! Наконец-то достойное воина дело!
— нетерпеливо ерзая, прошептал подросток.
— Так и есть, — засмеялся Хасс. — Грабить и убивать — ведь это именно то, зачем ты здесь, не так ли?
— Угу, — серьезно кивнул Дэйн. Он в очередной раз ощупал висящие на груди магазины для трещотки, а затем красную звезду на плече. Пальцы юного воина задержались на знаке отличия, а губы непроизвольно растянулись в радостной улыбке.
Разнотипные корабли наемников кружили вокруг мобильного завода, выбирая места для проникновения. Похоже, корабль многократно перестраивался, — схема, которую выстроил искин, имела мало общего с той, что выдал координатор операции. Центральную часть гиганта опоясывали конструкции, которых не было в плане — среди множества прямоугольных и кубических модулей я видел несколько куполов-оранжерей и замысловатых конструкций, похожих на строительные леса.

— Гарт, проверь! — бросил мне Вохлик, когда наш аппарат замер в десяти метрах от оплавленной обшивки с неровными рядами квадратных люков, помеченных красными иероглифами-закорючками. У меня появились серьезные подозрения, что там написано что-то вроде "не влезай — убьет". Однако на схеме в этом месте располагались резервуары с газом для маневровых двигателей и модули одной из резервных систем жизнеобеспечения.
Рядом держался большой челнок грашнипурцев с изображением божка-слоника на обшивке. Поскольку только у нас имелись эффективные средства проникновения через четырехметровый композит обшивки, а грашнипурцы носили серьезные боевые скафы с силовыми экзоскелетами и тяжелым оружием, координатор поставил двум отрядам общую задачу — добраться до резервного поста управления и заглушить реакторы.
Согласно плану операции, мы собирались проникнуть на борт завода в кормовой части — там находились двигатели и реакторные отсеки.
Остальным головорезам предстояло вломиться через погрузочные доки и палубы экипажа — сейчас два корабля, имеющие навесные контейнеры с оружием, дырявили закрытые створки неуправляемыми ракетами.
Почему-то хозяева не спешили пускать на борт незваных гостей.
У координатора имелись основания полагать, что кошки могут приготовить подлянку и уйти красиво — то есть устроить коллективное самоубийство, забрав с собой побольше врагов. Сам Липперс рулил операцией с борта флагмана, который благоразумно держался подальше.
К нашему отряду прикрепили женщину-специалиста — ей предстояло разобраться со старой техникой. Инженерный скаф Ивэйн был увешан разнообразными контейнерами и инструментами, а за спиной выпирали части манипуляторов, похожие на сложенные крылья.
Миловидное личико и обаятельная улыбка делали женщину похожей на ангела — после выполнения основной задачи именно Ивэйн предстояло окончательно решить "кошачий вопрос". На поясе специалистки висел контейнер с отравой, вызывающей у мзинов паралич дыхательных путей и мучительную смерть. Эту дрянь по-быстрому синтезировали в корабельной лаборатории. На людей отрава тоже действовала, поэтому снимать скафы штурмовикам было противопоказано. После того, как яд попадет в систему жизнеобеспечения корабля всем хвостатым и пушистым, кто не успел натянуть костюм, будет очень плохо.
Пока наш абордажный бот маневрировал, подходя к кормовой части гиганта, разговорчивая женщина успела сообщить, что подписалась на такую работу из-за денег — других желающих рискнуть жизнью среди инженерного персонала не нашлось. А ее контракт не предусматривал подобных рейдов, но серьезный бонус в виде части добычи оказался весомым аргументом.
Собственно ящеры умели считать деньги, поэтому к двум грузовикам направились бойцы-антранцы из личной охраны хозяина. Там риск нарваться на неприятности был минимальным, а захваченной добычей ни с кем делиться не требовалось.
Захватить мобильный завод предстояло наемникам — поскольку всем участникам операции хотелось получить трофеи, никто не остался в стороне. К тому же, головорезам обещалась часть от захваченных ресурсов, которые на борту точно должны быть. Координатор Липперс обещал выплату после реализации чистых металлов, находящихся в отделяемых отсеках — карго-бункерах. Все остальное имущество хозяев не интересовало — здесь головорезам предоставлялась полная свобода.
Я потянулся к своему дару — следовало понять, не приготовили ли кошки неприятных сюрпризов гостям. Мир послушно преобразился и через мгновение я отстраненно рассматривал скопления тусклых огоньков.
Корабль оказался просто переполнен разумными — примерно в сотне метров обнаружились три десятка отметок, а остальные сгрудились в центральной части гиганта.
Но тут все оказалось в порядке — поблизости встречающих не обнаружилось, о чем я и сообщил ожидающим радостных известий наемникам.
— Странно, — задумался командир. — Должно быть не больше сотни, а ты говоришь, что здесь их как минимум в три раза больше.
— Угу, — кивнул я. — Это если учесть то, что половину корабля я видеть не могу — может быть их там тоже полно. И мне показалось, что среди них есть люди…
— Какая разница, сколько их! — махнул рукой Сорм. — Мы все равно убьем всех!
— Действуем по плану, — решительно кивнул Вохлик, принимая управление.
Носовая часть абордажного бота мягко коснулась изъеденной космической пылью обшивки. Затем излучатели заработали, превращая металл в облака мельчайших частиц — операция началась.



75

Серый борт сменился черной бездной с тусклыми искорками звезд, когда из проделанной дыры хлынул гейзер газа и мелких обломков, заставивший абордажный бот беспорядочно кувыркаться. Маневровые двигатели запоздало выровняли положение и вывели корабль на прежнюю позицию. Дождавшись, когда ураган стихнет, пилот протиснул аппарат в пробоину, где снова заработали выдвинувшиеся на гибких манипуляторах излучатели.
Вскоре показался обросший оборванными коммуникациями и фонтанирующими трубами круглый коридор — его пробил нос нашего корабля, когда командир не стал дожидаться полной перезарядки накопителей, питающих излучатели. Воздуха и гравитации здесь не имелось — эта часть гиганта была необитаемой.
— Начинайте! — скомандовал Вохлик и от приблизившегося челнока отделились фигурки наемников. Легковооруженные грашнипурцы ловко отталкивались от торчащих балок, исчезая в коридоре, а за ними величаво поплыли их старшие товарищи, неповоротливые в тяжелых скафах, обвешанных броней и мощным оружием.
— Да пребудет с вами мудрый Гонеша и его длинный хобот! — пробурчал я ритуальную фразу в общий канал. Слонопоклонники встретили напутствие одобрительным ревом. Их командир, облаченный в ярко-красный костюм с изображением кумира на груди, радостно замахал массивным гранатометом с барабанным магазином.
После того, как шесть тяжеловооруженных наемников и десяток бойцов поддержки разделились, перекрывая коридор, настала наша очередь. Первым покинул десантный отсек Сорм — окутанный дымкой силового поля, он покинул поле гравитации бота. Сдвоенная плазменная пушка в вытянутой руке гиганта и ракетная установка на плече обещала врагам серьезные неприятности.
Дроиды синхронно оттолкнулись манипуляторами от обшивки корабля — железяки ловко цеплялись за стены, а их хозяйка в соблазнительно обтягивающем выпуклости костюме с усмешкой наблюдала за возней новичков. Отсутствие гравитации создавало им серьезные проблемы: Абу мягко подхватил за локоть свою боевую подругу с побелевшим лицом. А
Дэйн решительно сжимал свою трещотку, кувыркаясь среди плавающего мелкого мусора.
В рубке кораблика остался только Лумис — коротышка-пилот был готов задействовать две роторные турели и прикрыть высадку. Когда мои ноги коснулись металла одной из стен, я почувствовал серию сильных толчков — системы корабля все еще работали. Освещения здесь не было и наплечные прожекторы грашнипурцев разрезали густую взвесь из замерзших шариков жидкости и пыли, которой здесь оказалось огромное количество. Похоже, эту часть корабля давно не посещали ремонтники.
— Вот так, — заметил Вохлик. — Энергетическое оружие и экраны здесь бесполезны. Слишком много всякой дряни вокруг. Так что наш выбор — разрывные пули и осколочные гранаты.
Раздвигая руками крупные обломки, бойцы отряда двинулись по направлению к цели. Цепляясь суставчатыми конечностями за стены, шустро двигались дроиды, похожие в полумраке на огромных жуков. Я периодически останавливался, указывая направление — похоже, кое-кто из экипажа находился прямо там, куда мы двигались.
Ивэйн непринужденно парила среди неловко кувыркающихся наемников, а маневровые блоки ее скафа выпускали тонкие струйки газа — мне стало ясно, что у специалистки большой опыт работы в невесомости.
Оружия у инженера не имелось, но манипуляторы с резаками оперативно расправлялись с преградами на пути.
Когда из открывшегося бокового люка выметнулись три фигурки, один из дроидов Шаты среагировал молниеносно — костюмы больших кошек лопнули, а тела задергались в облаках мгновенно вскипевшей в пустоте крови. Запоздало заработал штурмовой комплекс командира, оказавшегося рядом — но живых врагов больше не осталось.
Взломав две запертые диафрагмы, авангард прошел через завесу силового поля и уперся в массивную створку ярко-оранжевого цвета, которой сразу же занялась женщина. Здесь уже имелась гравитация и воздух — за запертой дверью располагался резервный пост управления.
Специалистка с закрытыми глазами замерла перед преградой — резаки оставляли в броне глубокие раскаленные шрамы, а пучок тонких манипуляторов копошился в контрольной панели. Бойцы нашего отряда и четверо тяжеловооруженных грашнипурцев расположились в полной готовности к штурму.
— Там их полтора десятка. И, кажется, среди них есть люди, — нарушил молчание я, прозондировав окружающее пространство. — А там и там — еще столько же!
Командир еле заметно кивнул, приняв информацию к сведению, а союзники разбежались по соседним помещениям — крошечным каморкам с тряпьем и ящиками, после чего тактическая схема отобразила гаснущие красные отметки. Я заглянул в один из узких коридоров и обнаружил тело чернокожего мужчины с простреленной грудью.
— Это — враги, — пояснил голос наемника. — Бросился на меня и хотел ткнуть железякой. Значит, они на стороне хвостатых.
Я покачал головой, подумав, что увидев на пороге своего жилища таких страшилищ, тоже бы не выдержал. Костюмы грашнипурцев с ядовито-красными узорами и грозди болтающихся амулетов делали их похожих на сбежавших из ада чертенят.
— Открываю! — наконец известила специалистка, прячась за спину нашего гиганта, фигуру которого окутывало мерцающее силовое поле.
Сорм довольно зарычал, направив руку с плазменной пушкой в сторону створки. Похожие на массивных двуногих роботов в боевых скафах, четверо союзников раскручивали блоки стволов роторных пушек и бормотали молитвы своему богу-слоненку. Я поспешил активировать щит, подняв штурмовой комплекс.
Через несколько мгновений дверь дрогнула и втянулась в стену. В нашу сторону полетели очереди и пара гранат, заставившие силовые экраны бойцов первой линии вспыхнуть и погаснуть.
Я успел надавить на спуск и, не целясь, выпустить весь магазин игл по ближайшим врагам. Турель на плече кашлянула — плазменная пушка успела сделать только один выстрел, самостоятельно выбрав цель. Ответный огонь смел жидкую цепочку прячущихся за консолями кошек — вычурная броня мзинов насквозь прошивалась оружием наемников. Кот, ринувшийся в самоубийственную атаку с двумя блестящими пушками в лапах, споткнулся, поймав грудью очередь, а затем рухнул на тела своих собратьев.
Больше живых врагов не осталось — четыре роторных пушки выкосили всех в помещении резервного поста управления. Тактический интерфейс помечал тела серыми контурами, как не представляющие угрозы.
— Объект зачистили, — невозмутимо доложил Вохлик, переступив через окровавленную тушу старого мзина — Потерь нет, продолжаем выполнение задания!
Круглый зал постепенно затягивало гарью — продырявленные консоли искрили и дымились. Допотопные плоские экраны из прозрачного пластика тоже пострадали — их блестящие обломки ковром устилали пол.
Наемники разбежались по залу, проверяя тела — но то, что живых здесь больше нет, я понял раньше. Среди мертвых кошек лежал седой чернокожий, нашпигованный пулями. Оружия у него не оказалось. Да и мзины были какими-то тощими и облезлыми — совсем не такими, как в инфопакетах. Подойдя поближе, я сообразил, что это самки — в цивилизации хвостатых они занимались всеми делами, недостойными воинов. А бойцов-котов оказалось только трое — да и то, их легкие костюмы не были предназначены для серьезной схватки.
По моему мнению, репутация хвостатых как умелых и безжалостных убийц оказалась сильно преувеличена — наемники справились с ними без труда. Грашнипурцы принялись переворачивать тела, снимая амулеты и блестящие бляшки, тут же примеряя украшения на себя. Я заметил, как
Дэйн ухватил перевязь с небольшим клинком из темного металла, который носил один из нелюдей. Пристроив кривой кинжал длиной с локоть на пояс, боец бросился к валяющимся пушкам. Однако на лице начинающего мародера отобразилось разочарование — толстая рукоять импульсника была рассчитана на лапу мзина. Неудивительно, что наемники побрезговали такими находками.
— Оставь это, — бросил Хасс новичку. — Бесполезное барахло…
— Старая техника, но это даже и лучше, — сообщила специалистка, вскрыв несколько панелей, за которыми обнаружились ряды серых блоков. — Здесь должен быть режим сброса энергомодулей. Это барахло положено иногда отключать для обслуживания — в современных агрегатах такого давно уже нет. Поэтому я сейчас запущу процедуру аварийного сброса. Без реакторов подорвать корабль у них не выйдет!
Покачав головой, инженер высыпала из контейнера крошечных роботов-паучков. Они исчезли в открытых проемах технических люков, а их хозяйка брезгливо рассматривала мертвецов.
Наконец лицо Ивэйн изобразило натужную улыбку — металлические тварюшки нашли искомое. За незаметной панелью прятались ряды рукояток желтого цвета. Из-за спины женщины выметнулись гибкие манипуляторы — они выдергивали рукоятки сразу по четыре и отбрасывали в стороны.
— Запущена процедура аварийного отключения, — сообщил приятный женский голос корабельного искина. — Компания "Чомус" благодарит вас за то, что выбрали ее продукцию. Запуск системы резервного энергоснабжения…
Через секунду пол несколько раз сильно вздрогнул — корабль отстреливал бронированные капсулы реакторов, готовясь заснуть вечным сном. Потолочные панели потускнели и погасли, но вскоре снова засветились.
— Система резервного энергоснабжения активна, — хрюкнув, объявил искин и в его голосе проскользнули нотки обиды. — Рекомендация провести немедленное подключение внешних источников. Ресурса накопителей хватит на шесть стандарт-часов.
— Пусть наши друзья собирают побрякушки, — сказал командир в канале отряда. — А мы навестим склад готовой продукции — постараемся прихватить что-нибудь действительно ценное. По пути постараемся прижать кого-нибудь из экипажа и узнаем, что тут вообще происходит!

Инженер огорченно развела руками, одновременно сворачивая гибкие манипуляторы — системы жизнеобеспечения на месте не оказалось.
Соседнее с управляющим залом помещение занимали ряды раскуроченных механизмов, похожих на огромных металлических тараканов — дроиды-добытчики. Правда, все они были давно мертвы — видимо, техники разбирали железяк на запчасти и сейчас склад напоминал свалку мусора.
— Все, с меня хватит! — категорично заявила Ивэйн, когда трое грашнипурцев на ее глазах отправились прямиком на небеса к своему богу-слоненку. Впереди распустился беззвучный огненный шар и отметки бойцов авангарда погасли. Как оказалось, хозяева успели подготовить ловушку — мощный заряд обрушил часть коридора, заодно изрешетив всех, кому не повезло оказаться поблизости.
Сорм яростно зарычал — вспыхнувший силовой экран верзилы погас, приняв значительную часть обломков. Я же со своим оруженосцем благоразумно держался в хвосте процессии, предоставив остальным собирать все "подарки", оставленные хозяевами корабля.
Дэйн уважительно посмотрел на меня и пробормотал о всезнающих гуфиях, которые предвидят опасность. Совсем недавно юный головорез сильно переживал — ведь шустрым слонопоклонникам первым доставалось найденное барахло. Ну а сейчас неудачники заплатили за него своими жизнями. Я подумал, что размен явно неравноценный.
— Хорошо, возвращаемся! — кивнул командир, а женщина поспешно сделала доклад. Дескать, корабль сильно перестроен, посему добраться до системы жизнеобеспечения не выйдет, и вытравить всех кошек тоже не получится. Координатор Липперс тут же дал отмашку — присоединится к зачистке, идущей на жилых палубах. Заодно пришло уточнение схемы — оказывается, центральную часть гиганта переоборудовали под жилые помещения и все хвостатые сейчас скопились именно там.

Вохлик махнул рукой, отозвав командира грашнипурцев — высокий мужчина сделал зеркальное забрало прозрачным и я увидел его лицо.
Добродушная физиономия с обвислыми щеками и выпученными глазами выразила заинтересованность, когда наемник выслушал предложение по закрытому каналу.
А оно заключалось в следующем — вместо того, чтобы лезть в жилые отсеки, Вохлик собирался навестить склады, где землеройки собирали готовый продукт. И если получится, прихватить контейнер-другой с ценными ресурсами, пока все остальные занимаются истреблением пушистых и хвостатых. Как я понял из перехваченных переговоров, дела у наемников там шли не очень хорошо — мзинов оказалось больше, чем ожидалось, и у них имелись старые дроиды.
Слонопоклонник размышлял несколько секунд, после чего энергично кивнул, принимая план к исполнению. Как я понял, Вохлик не спешил доводить до руководства ценную информацию по количеству кошек на борту, собираясь использовать ее в своих целях.
Абордажный бот стабилизировал свое положение над замершим в нише шахтерским кораблем — "Вакдер" напоминал брусок с расположенными по обеим сторонам корпуса рядами контейнеров и прозрачным пузырем кабины в носовой части. Несколько таких корыт были пришвартованы на обшивке, но наемников невооруженные кораблики не заинтересовали.
Излучатели без труда пробили дыру рядом со стыковочным узлом, и нос нашего аппарата протиснулся в ангар, заполненный разноцветными ящиками и заправочными цистернами.
— Двигай внутрь! — скомандовал Вохлик коротышке-пилоту и абордажный бот плюхнулся на свободное место. Здесь работали генераторы гравитации, но не было воздуха — снабжать им технические помещения и склады никто не собирался.
Пузатый челнок слонопоклонников не рискнул повторить маневр и прилепился рядом с прорезанным отверстием. После чего наемники полезли внутрь, контролируя заблокированные створки и потроша контейнеры, в которых ничего интересного не обнаружилось.
— Вообще-то жилые палубы в другой стороне… — недовольно пробормотала женщина-инженер.
— Доктрина маневренного боя предусматривает фланговые удары и неожиданные рейды по тылам, — усмехнулся Вохлик, а специалистка заткнулась. На этот раз Шата разместилась со своими роботами на прямоугольной гравиплатформе, размеры которой позволяли передвигаться по местным коридорам. Я подумал, что в наш кораблик вполне может поместиться контейнер с чем-нибудь ценным.
У грашнипурцев имелись взрывпакеты, которыми они вскрыли створки, организовав местным разгерметизацию сразу нескольких соседних отсеков. Проемы сразу же затянули силовые поля, препятствуя утечке воздуха, а недовольные мзины поспешили посмотреть на незваных гостей. Лучше бы они этого не делали — грашнипурцы не стали продвигаться дальше, дав защитникам втянуться в ангар.
Четверо наемников с роторными пушками залили кошек ливнем металла, сметя целый отряд, самонадеянно бросившийся в атаку.
Крупнокалиберные пули насквозь пробивали костюмы низкорослых воинов, а подоспевшие бойцы и дроиды присоединились к избиению. Недомерками командовал серьезный боец — его так просто было не взять.
Выдержавший обстрел мзин в тяжелом скафе с двумя импульсниками в лапах успел вырубить двух грашнипурцев, прежде чем его силовой экран погас, получив несколько плазменных шариков. Даже с обугленной дырой в брюхе пушистый воин продолжал стрелять, но вскоре затих, после того, как им занялись подоспевшие роботы Шаты.
Наемники заняли оборону, сдерживая кошек, самоубийственно бросающихся прямо на лазерные импульсы и трассы штурмовых комплексов. Роторные пушки грашнипурцев замолчали, израсходовав боезапас, и к двуногим терминаторам метнулись заряжающие, поспешно сменив патронные короба на спинах.
Воспользовавшись короткой передышкой, слонопоклонники утащили своих раненых в тыл. Их костюмы не выдержали ураганного огня — навесные пластины напоминали лунную поверхность множеством кратеров и окалин.
— Еще много гадов на подходе! — сообщил я. — Наверно, тут что-то ценное, раз они так засуетились.
— Отличные новости! — обрадовался грашнипурец, — Гонеша, прими этих еретиков!
— Вы убиваете только еретиков? — удивился я.
— Нет, конечно! — засмеялся наемник, перезаряжая гранатомет. — Мы стреляем во всех, за кого заплатят. Даже соплеменников прикончим, если будет нужно. Бог сам разберется, кого отправить на перерождение, а кого раздавить, как глупого харша!

Мзины скапливались неподалеку от проема, ведущего в глубины корабля-базы. Теперь я сообразил, что это детеныши — среди них мелькали воины в блестящей броне, чьи фигуры окутывали защитные поля.
Наемник захохотал, когда его крупнокалиберный гранатомет зашвырнул в раскрытые створки серию боеприпасов, начиненных чем-то, похожим на напалм. Недомерки вспыхивали и сгорали за секунды как мотыльки, попавшие в костер. Раскаленные брызги заляпывали стены, калеча воющих кошек. Те даже не успевали поднять оружие — снаряды роторных пушек выкашивали врагов десятками, разрывая буквально в клочья.
Тактическая сеть захлебнулась от такого количества целей и враги больше не отмечались символами приоритета. Наемники атаковали все, что было отмечено красными контурами. Кошки стреляли в ответ, вокруг метались рубиновые искорки их лазерных прицелов, а импульсы гасли, поглощенные энергетическими экранами. Несмотря на многократное преимущество в живой силе, оружие хвостатых оказалось слабовато против силовых щитов.
Коммуникационная система моего скафа вклинилась в канал, используемый кошками, но я ничего не понял — мзины предпочитали общаться на своем языке. Эфир разрывался хриплого рычанья и визга — хвостатые тупо перли в атаку и умирали, не успевая даже выстрелить в противника. Плазменная пушка на моем плече выкашливала яркие шарики, прожигающие мзинов насквозь — турель действовала в автоматическом режиме, самостоятельно выбирая цели.
Я стрелял длинными очередями, привычно меняя магазины — иглы разрывали некоторых недомерков пополам, а упавшие прятались за телами собратьев, упорно поднимая оружие. Кодекс чести мзинов не поощрял отступление, а смерть в бою считалась почетной.
Появилась группа воинов, толкающих перед собой платформу, оборудованную силовым щитом. На вспыхивающим от попаданий экране скрестились очереди роторных пушек, а я поспешил указать плазменной пушке новую цель. Пока кошки палили из своих тяжелых импульсников, один из хвостатых воинов вскинул массивную пусковую установку, произведя сокрушительный залп двумя десятками ракет. Дымные следы протянулись к позициям отряда и разрывы сбили с ног грашнипурцев, разнеся на куски подносчиков боеприпасов.
Получив серию лазерных импульсов и попадание ракетой, мой силовой экран погас. Я поспешил отступить, спрятавшись за посеченным осколками агрегатом неясного назначения. Панель состояния бойцов тревожно мигала — Абу получил серьезные ранения, с которыми не могла справиться автоматическая аптечка. Похоже, наемник пожадничал, купив устаревший штурмовой скаф третьего поколения — некогда блестящий панцирь украсился уродливыми наплывами аварийной пены, затянувшей пробоины.
Упавшего заслонили двое наших — Сорм и Хасс прикрыли раненого силовыми экранами, а подскочившие новички утащили раненого бойца подальше от вражеского огня. Перезарядить ракетницу мзину не дали — ураганный огонь перегрузил генераторы платформы и энергощит погас.
Теперь на месте платформы дымился изуродованный кусок металла.
Выскочившие вперед дроиды и гранатомет наемника быстро разобрались с бойцами. Последний мзин успел длинным прыжком избежать участи остальных, бросившись с длинным мечом прямо на трассы заработавших роторных пушек. Два плазменных шарика ударили тощую кошку в грудь, погасив щит и испарив несколько слоев брони. Затем крупнокалиберные снаряды вскрыли золотистый панцирь как картон, отбросив смельчака на тела, разорванные осколками. Тот зашевелился и я поспешил добить неожиданно живучего противника, выпустив оставшиеся в магазине иглы.
После этого атака захлебнулась — вероятно, врагов просто больше не осталось. Я повернулся к раненому, но им уже занимались другие.
Просканировав окружение, я заметил удаляющиеся отметки, коих насчитал всего восемь. Вохлик устало кивнул, перезарядив штурмовой комплекс, приняв к сведению информацию. Я заметил полтора десятка пустых магазинов, валяющихся под ногами командира.
Наемники осторожно двинулись вперед, добивая шевелящихся кошек.
Дэйн вопросительно посмотрел на меня. Новичкам пострелять так и не удалось — их легкие костюмы были не предназначены для серьезной заварухи. Я кивнул — Дэйн тут же выпустил в ползущего мзина, пытающегося запихнуть внутренности в свое распотрошенное брюхо, длинную очередь.
У низкорослых детенышей кроме легких импульсников-пистолетов и костюмов из прозрачного материала с крошечным горбом системы жизнеобеспечения на спине ничего не имелось. Среди молодняка не все носили скафы, а некоторые рвались в бой только с кривыми ножами.
Один так и не выпустил из лап нечто, похожее на кривую алебарду — я подумал, что холодное оружие против плазмы и разрывных игл совсем не катит, поэтому идиоты погибли первыми.
Воины носили панцири с многослойной зеркальной чешуей и внешним экзоскелетом. На груди выступала нашлепка генератора щита, а одна из самок в костюме золотистого цвета носила их целых два. Блестящее противолазерное покрытие успешно сопротивлялось импульсам и иглам, однако крупнокалиберные снаряды роторных пушек его пробивали.
Я разглядывал павших бойцов группы прорыва — все они оказались самками, а потемневшая от крови золотистая шерсть одной из них намекала на принадлежность к правящей аристократии. Все-таки ее костюм оказался довольно прочным, а может быть сработала аптечка, накачав хозяйку отборной дурью. Несмотря на многочисленные повреждения скафа, самка все еще была жива.
Кошка зашевелилась, и я поспешил отбросить ее оружие подальше. На всякий случай наступил на валяющийся клинок, сделав знак наемникам не стрелять. Прозрачный пузырь, закрывающий головную часть золотистого костюма, раскрылся на части, спрятавшись в воротник.
— Моя — Хакаи, последняя из рода! — тихо прорычала самка, коверкая слова интера. — Клан Ракджак — больше нет. Мы — сдаваться!
Пощады, человек!
— Э-э-э, — замешкался Вохлик, обдумывая слова кошки, но грашнипурец среагировал первым.
— Говорить! — наемник подскочил к самке и энергично встряхнул ее. — Ценности, оружие, ресурсы?
Из оскаленной пасти кошки хлынула струйка темной крови, ее шерсть встала дыбом, а уши прижались к черепу. Хакаи тихо заскулила, протягивая лапу к висящему на поясе коммуникатору.
— Бесполезно, — рявкнул Сорм, отодвигая грашнипурца в сторону.
— Нелюди понимают только силу!
Гигант выхватил свой топорик и одним взмахом снес голову самки.
Подняв за роскошную гриву окровавленный трофей, боец сорвал с подергивающегося тела коммуникатор, на котором засветился символ общей трансляции.
— Воины клана Ракджак! — оглушительно прорычал верзила. — Ваши самки мертвы! Теперь смерть ждет вас! Всех вас!



76

— Не уверен, что это была отличная идея, — заметил я, поднимая клинок.
Прямое золотистое лезвие украшали узоры и значки, но оружие не предназначалось для использования человеком. Обмотанная цветными ремешками толстая рукоять и непривычный баланс меча мне совсем не понравились.
Заметив, с какой завистью Дэйн посмотрел на трофей, я подмигнул ему и повесил перевязь на пояс. Грашнипурцы игнорировали холодное оружие, собирая снятые с тел дорогие вещицы вроде генераторов энергетических экранов и компактных реакторов для их питания. Мзины так и не освоили технологию силовых щитов, поэтому использовали системы, купленные или захваченные у людей.
— Да вы там совсем чокнулись! — засмеялся координатор. — Пустили широкополосную передачу по всем каналам. Хвостатые совсем озверели!
Сорм безразлично пожал плечами, пряча трофей в прозрачный мешок — уродливое лицо гиганта выражало удовлетворение. Вероятно, наемник собирался пожертвовать голову святилищу — верзила чтил Хадеша, а эти сектанты коллекционировали части тела сильных врагов. Я подумал, что у верзилы и кошек много общего — мзины тоже поклонялись воплощению
Разрушителя, называя его Шрак-Хатом.
Вохлик кивнул, когда лидер грашнипурцев разделил имущество на две части — нашему отряду достались четыре комплекта силовой защиты и два десятка довольно приличных тяжелых энергоблоков. Упаковав добычу, наемники двинулись вперед, переступая через тела кошек и их разбросанное оружие — в основном импульсники. Хасс задержался, забросив за спину массивную ракетную установку и два сменных картриджа с зарядами.
Возиться с остальными трофеями остались двое грашнипурцев — но, по моему мнению, брать там больше нечего — оружие и костюмы кошек для людей не подходили. Пока шел процесс сбора добычи, Шата успела доставить раненного бойца к абордажному боту, засунув в медицинскую капсулу, заодно выгрузив собранное барахло.
Я периодически останавливался и обшаривал окрестности — нарваться на засаду разъяренных хвостатых совсем не хотелось. Кошки спешили убраться с нашего пути, однако я заметил одинокую отметку, которая не двигалась. Странное поведение мзина не выходило у меня из головы.
Остальные кошки ощущались где-то на периферии восприятия, а этот мзин находился совсем рядом и не собирался бежать.
— Предлагаю отловить этого и хорошо расспросить на предмет ценностей и обстановки, — заявил я, остановившись рядом с заблокированным люком. Именно там прятался одинокий хвостатый, почему-то не рвавшийся умереть как воин.
— Я займусь им! — ощерился верзила, нашаривая свой топорик.
— Ну конечно! Выйдет, как в прошлый раз, то есть переговоры с нулевым результатом. Поэтому на этот раз будет действовать могучий псион и опытный боец Гарт! — усмехнулся я и добавил специально для новичка: — Это я, если кто не понял. К тому же у меня изучен первый ранг базы "Ксенология", что должно способствовать общению.
— "Ксенология"… — тупо повторил слонопоклонник. — Это как сдирать с нелюдей шкуру что ли?
— Что-то типа того, — буркнул я, отбирая у Шаты резак. Срубив запорный механизм, я осторожно протиснулся в проем, обнаружив узкую шахту с идущими по стенам кабелями и скобами. Вохлик безразлично кивнул, наблюдая за грашнипурцами — они деловито вскрывали ящики в соседних помещениях, но ничего интересного там не оказалось. Зато арварских пищевых рационов, изготовленных две сотни лет назад, обнаружилось огромное количество — видимо, нам повезло добраться до складов провизии.
Дэйн сунулся следом и я, поворчав, приказал ему держаться за спиной и не рыпаться — дескать, учитель сам планирует разобраться с мзином. Подумал, что у наемников какая-то иррациональная ненависть к нелюдям, однако я придерживался более широких взглядов — с теми, кто не собирается стрелять, следовало хотя бы поговорить.
Добравшись до технического помещения с рядами распределительных устройств и силовых кабелей, я обнаружил спрятавшегося. Мне подумалось, что детеныш уселся на деактивированного дроида. Этот мзин имел радикально черный цвет шерсти — он не шевелился, и я осторожно потыкал нелюдя стволом штурмового комплекса.
— Э-э-э… — опешил я, когда мзин рывком поднялся. Оказалось, что ниже пояса тот похож на робота. То есть вместо нижних лап кот имеет две массивные ходули с коленками, сгибающимися назад. А хвоста у него и вовсе не оказалось — в общем, странное зрелище. Я уже встречался с механистами — людьми, целенаправленно заменяющими части своего тела имплантами. Но увидеть мзина, повернутого на этой религии, не ожидал.
— Человека? — муркнул кот, но даже не попытался воспользоваться импульсником, что висел в креплениях на металлическом бедре. Я посчитал это хорошим знаком — во всяком случае, до этого момента все встреченные на корабле мзины начинали знакомство со стрельбы.
— Так точно! — подтвердил я, сделав забрало шлема прозрачным и деактивируя силовой экран.
— Твоя не черная! Не юши! — удивленно прошипел кот, тыкая мне в грудь непонятно откуда вытащенным ножичком. Однако кривое лезвие бессильно скользнуло по чешуйкам моего скафа а мзин обиженно заскулил.
— Хорошая попытка, но глупая, — дружелюбно улыбнулся я, показав зубы. — Ты смешной, поэтому я убью тебя последним!
Изученный первый ранг базы "Ксенология" рекомендовал именно такой подход к представителям расы мзинов. Показать клыки и унизить оппонента во время первого знакомства у хвостатых считалось обычным делом. Что я только что и проделал.
— Уходить! Моя — жем-cат! Служить старшей! — рыкнул мзин, убирая свою железку.
— Моя хотеть ценности, оружие и ресурсы! — обозначил я приоритеты, махнув рукой в сторону выхода.
Кот вздрогнул и зашипел, когда его большие желтые глазищи сфокусировались на мече. Он несколько секунд тупо разглядывал трофей, висящий на моем поясе, после чего съежился, опустившись на колени. При этом ходули хитро сложились, а морда мзина уткнулась в ребристый пол прямо перед моими ногами.
— Время! — поторопил меня Вохлик, наблюдая мои попытки наладить общение через интерфейс тактической сети. — Прикончи его, найдем кого-нибудь другого!
Я же открыл инфопакет по цивилизации мзинов, запустив поиск по понятиям "юши" и "жем-сат". Результат не заставил долго ждать.
Юши — общее обозначение рабов и не-мзинов, выполняющих функции слуг, а в некоторых кланах и воинов. Теперь стало понятно, почему чернокожие стреляли в наемников. Черные считали себя частью клана и воспринимали всех остальных как врагов.
Пленники, захваченные в бою, назывались жем-сат. То есть этот кот принес клятву служить победителю, получив жизнь и относительную свободу. Я запросил дополнительную информацию по ритуалу и усмехнулся.
Я знал, что состоятельные люди покупают детенышей-мзинов и воспитывают их как убийц или телохранителей. Хозяин мог не опасаться предательства и того, что хвостатых перекупят конкуренты. Мзины придерживались некоего кодекса чести, который регламентировал все аспекты жизни этих нелюдей. Нечто похожее имелось и у ниххонцев, с которыми хвостатых часто сравнивали.
— Могучий! — открыл рот Дэйн, все это время державший мзина на мушке своей трещотки. — Позволь мне пролить кровь этого нелюдя! Я хочу отрубить ему голову, как воин!
— Нет, — покачал головой я, вытаскивая трофейный меч. — У меня есть идея получше…
Я одной рукой приподнял массивную морду кота — тот, закрыв глаза, ждал своей участи. После чего провел клинком по лбу мзина, оставив глубокую царапину.
— Ахшуки ршат жем-сат! — я медленно проговорил фразу из инфопакета. Это означало что-то вроде: "Теперь я твой новый хозяин!
А если не согласен — сейчас снесу тебе башку!" Такая штука не прокатила бы с воинами и самками, однако этот представитель расы мзинов не подпадал ни под одну из этих категорий. Котяра тут же прижал лапу к кровоточащей морде, и негромко заурчал, выпучившись на меня здоровенными желтыми глазищами с вертикальным зрачком.
— Тсави жем-сат, — наконец произнес мзин ответную фразу и только тогда я повесил трофейный меч на место.
— Значит, тебя зовут Тсави. А я — Гарт, но ты можешь называть меня просто хозяин!
— Мррр… — кот смешно прижал уши к голове и я с трудом сдержал желание погладить черную шерсть. Все-таки сходство с земными зверюшками меня не обманывало — вполне вероятно, что этот мзин успел прикончить несколько десятков, а то и сотен разумных.
— Ну вот, другое дело, хозяин доволен! — одобрительно кивнул я, услышав в общем канале смех специалистки по дроидам. Затем Шата пробормотала что-то по поводу привычек арварца, которые кое-кто тщательно скрывал. Она предположила, что я сбежавший из империи чернокожий, который прошел процедуру осветления. Девушка также напомнила о необходимости срочно прикупить двух рабынь, а также набор плеток и ошейников, которые так любят черные.
— У тебя "длинный коготь" старшей! Приказывай, человека! — старательно выговорил кот слова интера.
— Ты можешь нормально говорить, — хмыкнул я, передразнивая: — А то заладил… Моя, твоя, человека…
— Черные понимают только простой язык, — мурлыкнул мзин вылизывая окровавленную лапу. — Кроме сестер и меня больше никто здесь не говорит на языке человеков.
— Тогда вперед! Показывай, чем здесь поблизости можно поживиться! А эту штуку я пока заберу… — скомандовал я, отобрав компактный импульсник-пистолет. Кривой нож решил оставить — все равно проткнуть материал скафа таким невозможно.
Котяра послушно потопал к выходу под конвоем. Юный боец подозрительно косился на ставшего покладистым нелюдя, однако тот вел себя прилично и не спешил бросаться на окружающих.



77

— Ну и урод! — прицелился в кота грашнипурец, который не был в курсе последних событий. Я погрозил наемнику пальцем, заслонив собой мзина от некультурных людей.
— Эту проблему сейчас решим, — командир вручил мне квадратик временного идентификатора.
Я прилепил пластинку на механический протез, заменяющий котяре нижнюю пару конечностей. Теперь тактический модуль не воспринимал
Тсави как цель, обводя силуэт мзина синим цветом. Что сразу давало понять остальным наемникам — это добыча отряда "Семья Вохлика".
— Карго-бункеры, — мзин старательно выговорил сложное слово, а затем прикоснулся лапой к одной из коробочек на поясе. Устройство высветило метровую голограмму корабля с помеченными модулями. Эти грузовые ячейки могли отделяться целиком для удобства разгрузки и там могли найтись ценные ресурсы.
— Хранилища добычи. Арсенал… — кот засопел, отмечая помещения, примыкающие к жилому сектору.
— Ух, — удивился грашнипурец. — Этот еще и говорит по-нашему.
Я-то думал, они — совсем животные! Расскажу своим — не поверят!
Я открыл схему, поясняющую ход действия зачистки и огорченно вздохнул — хранилища и арсеналы сейчас как раз потрошили специалисты корпорации. За прошедшие с начала операции два часа наемники очистили от хозяев часть жилых палуб, добравшись до карго-бункеров.
К остальным хранилищам подбирались отметки челноков корпорации. В общем, цели операции по большему счету были достигнуты — зачищать целиком корабль координатор Липперс не планировал.
Вохлик нахмурился — похоже, здесь больше ловить нечего. Командир союзников тоже сделал выводы, отдав своим подчиненным команду пробиваться к жилым палубам, где еще оставались живые хозяева.
— Вы как хотите, а мы — туда! — попрощался слонопоклонник, помахав на прощанье пятерней. — Может быть, ухватим что-нибудь напоследок, пока ящеры тут не разворотили все…

Вохлик морщил лоб, разглядывая схему — наемник тыкал пальцем в модули, опоясывающие центральную часть корабля-базы, а мзин по мере сил пояснял их назначение.
— Общины младших, — прорычал Тсави. — Залы игр… святилища… жилища наставников…
— Стоп. Здесь что? — хмуро поинтересовался командир, обнаружив несколько помещений, помеченных одинаковым символом — серебристой закорючкой. Они находились рядом с осевым коридором, пронизывающим тушу корабля-базы.
— Обитель высокорожденных, — замялся кот, показав желтые клыки.
— Я никогда там не был.
— Самое время исправить это упущение, — решил Вохлик. — Туда мы можем добраться раньше остальных! Веди!
Присутствие мзина сильно ускорило процесс перемещения по кораблю
— у проводника имелся идентификатор, позволяющий открывать большинство закрытых створок. Прикончив нескольких вооруженных кинжалами котов и одного чернокожего, оказавшихся на пути крошечного отряда, мы добрались до цели. Я-то полагал, что внутри спрятались всего шестеро мзинов, но четверо оказались наемниками, которые успели опередить нашу компанию. Они почему-то отключились от командной сети операции, поэтому встреча стала неожиданностью.
Значит, только двое кошек прятались за запертой дверью.
Узкий и длинный коридор заканчивался залом, где уже ковырялись конкуренты — высокий боец в тяжелом скафе черного цвета наставил на нас оружие, а две женщины отложили резаки, ухватив свои автоматы с изогнутыми рожками. Техник даже не повернул голову, поглощенный взломом контрольной панели. Пухлые рюкзаки наемников намекали, что те уже успели неплохо прибарахлиться. Тела мертвых защитников были аккуратно сложены у стеночки.
Бронированная диафрагма, которую ковыряли конкуренты, успешно сопротивлялась резакам — глубокие шрамы от резаков намекали, что высокорожденные не собираются пускать в свое логово кого попало.
— Уходите! — выкрикнул мужчина с сеточкой шрамов на лице, активировав силовой экран. — Мы первые сюда заявились!
— Как раз наоборот, — покачал головой Вохлик. — У вас есть минута, чтобы убраться.
Тактический интерфейс раскрасил силуэты конкурентов в оранжевые цвета, а над головой мужчины появился глиф приоритетной цели — командир готовился к драке.
Сорм с ухмылкой взял на прицел наемника, вытянув лапищу со сдвоенной плазменной пушкой. Хасс повернулся к девицам, а я направил короткий ствол штурмового комплекса на разъяренного мародера. Когда тот увидел дроида, его желание спорить куда-то испарилось. Всем стало ясно, что силы неравны, хотя конкуренты еще не видели всех наших — гравиплатформа, новички и второй дроид двигались замыкающими.
Мародер сделал знак остальным, пятясь к выходу. Бойцы нашего отряда сдержанно хихикали, выслушивая ругательства и обещания отомстить обидчикам. Услышав особо заковыристый оборот, касающийся половых сношений с какими-то перепончатыми тварями наш верзила Сорм не выдержал, выстрелив в брюхо обидчика.
Тот успел выпустить очередь из своего тяжелого пулемета, но без особого эффекта — наши силовые экраны выдержали обстрел. Затем мародера смел вал огня. Я, не раздумывая, придавил спусковой сенсор и оружие зашелестело, отправляя сотни разрывных и бронебойных игл к цели.

Я успел заметить метнувшиеся плазменные шарики из пушки гиганта, погасившие щит противника. Затем сработала моя турель, выпустив заряд, расплескавшийся по грудной пластине врага. Через мгновение блестящий скаф не выдержал, прошитый пулями и импульсами дроидов.
Девицы не успели принять участие в быстротечной разборке — оширские дешевые автоматы валялись рядом с телами. А технику командир прострелил грудь, когда тот потянулся за пистолетом.
Коротышка упал и задергал ногами — видимо, ему сейчас стало совсем нехорошо. Щелкнул одиночный выстрел и раненый затих, расплескав мозги по стене. Я привычно втолкнул новый магазин, но больше целей не осталось.
— Ну что же, так тоже неплохо вышло, — удовлетворенно кивнул
Вохлик, заглянув в рюкзаки покойников.
— Мы прикончили своих, — заметил я.
— Они не свои, — буркнул Хасс.
— Бывает, — кивнул командир. — Хотели немножко подзаработать, пока остальные заняты. Ящеры как всегда обманут при дележке, так что здесь каждый сам за себя…
— Да, а что такое "гучо"? — мне стало интересно, кого упоминал покойник.
— Так арварцы называют белых людей и заодно больших обезьян, — пояснил Хасс.
— Да уж, совсем идиот. Называть обезяной того, у кого двойная плазменная пушка на руке — не самая лучшая идея, — заметил я.
Пока наемники переворачивали тела и собирали трофеи, появилась наша группа поддержки и продолжила дело, начатое покойниками. Теперь уже три резака плавили толстую дверь — я подумал, что кошки там спрятали что-то ценное, иначе — зачем такие сложности?
Мзин порыкивал, орудуя мощным инструментом, рядом пыхтел Дэйн, успевший забросить за спину оширский автомат "Корза-74". Пока взломщики занимались дверью, я осмотрел добычу.
Тяжелый костюм некультурного мародера получил сильные повреждения, но Вохлик погрузил его первым, вытряхнув то, что осталось от покойного владельца. Два рюкзака оказались наполнены мелким, но полезным барахлом. Кубики с записями, голопроекторы, планшеты, коммуникаторы и совсем непонятные устройства в виде разноцветных палочек. Покачав в руках тяжелый пулемет "Шклот" арварского производства с ленточным питанием, я положил добычу на место. Покойник легко таскал это трехствольное чудовище и короб с боезапасом, но даже с модификациями организма для меня такое оружие оказалось неподъемным.
— А у нас не будет проблем из-за разборок с этими? — поинтересовался я.
— Не думаю, — отрезал Хасс, собирая разбросанное снаряжение техника. — Они отключили свои идентификаторы. Обычное дело — пока их товарищи воюют, они по-тихому собирают барахло.
Первым в проделанную дыру протиснулся Сорм — гигант огорченно опустил оружие и погасил силовой экран.
Вытянутое в длину помещение разительно отличалось от захламленных коридоров и пыльных ангаров. Над головой тускло светились ряды круглых плафонов. По стенам тянулись красноватые лианы, вырастая из лотков с отвратительным на вид содержимым. Я заметил как мзин ухватил что-то вроде большого червяка и с урчанием схрумкал деликатес. В соседнем зале обнаружились ящики и сундучки — глаза просто разбегались от кислотных цветов коробок. Тсави довольно порыкивал, вдыхая местные ароматы, но наемники не собирались разгерметизировать костюмы — не каждый мог выдержать вонь, испускаемую хвостатыми. Во всяком случае, это утверждала база
"Ксенология", но проверять достоверность сведений у меня желания не было.
На круглой циновке, раскрашенной в безумные цвета, обнаружились две кошки. У одной — взлохмаченная серебристая грива, что обозначало принадлежность к аристократии, а другая самка покрыта полинялой коричневой шерстью. Вытянутые лапы хвостатых судорожно подергивались
— открытый контейнер с чем-то похожим на белые кубики намекал, что нелюди употребили дурь.
— Что это? — я протянул образец мзину. Тот лизнул кубик и довольно заурчал.
— Са-аджо. — зажмурился Тсави, баюкая в лапах наркоту. — Лунная пыль. На вас она не действует, человеки! Отдай мне!
— Ладно, потом разберемся… — буркнул я, собирая дурман в коробку. — А это кто?
Тсави неожиданно присел рядом с самкой и чиркнул выпущенным когтем по шее серебристой. Прежде чем я успел возмутиться, он перевернул вторую кошку и располосовал ее брюхо. Кот спокойно смотрел, как жизнь покидает тела наркоманок.
— Легкая смерть. Картха, видящая. Она — старшая над добытчиками,
— пояснил кот, мазнув лапой по луже крови. — Тсави всегда хотел это сделать…
— Хм… — задумался я, рассматривая обстановку кошачьего логова. — Они же твои сородичи?
— Нет. Тебе не понять, человека. Клан Ракджак сильный. Был сильный… взял самок и молодняк двух родов.
— Видящая… это что — она может просчитать будущее? — сообразил я. Похоже кот только что прикончил псиона, ведь именно так мзины называли своих одаренных.
— Наверное, — Тсави лизнул испачканную в крови лапу и заурчал.
— Но ее бредни никто не слушал…
Я уже успел узнать о жизни хвостатых из базы "Ксенология".
Несмотря на довольно высокий технологический уровень, цивилизация мзинов так и не выбралась из феодализма. Хотя после вступления в
Содружество кошки были вынуждены отказаться от рабства, в изгнанных кланах все осталось по-прежнему. Вождь беззастенчиво эксплуатировал всех остальных, а ценности фактически принадлежали только ему.
Самки, детеныши и рабы тоже считались имуществом, и в разборках между мзинами участия не принимали. Неудивительно, что имущество побежденных переходило к победителю.
Наемники разбежались по двум залам, стаскивая в кучу находки — кубический сундук из тускловатого металла черного цвета с трудом закинули на гравиплатформу. Сейф выглядел многообещающе и я подумал, что хозяева хранили там особо ценные вещи. С ходу открыть его не вышло, но специалистка собиралась заняться им в спокойной обстановке.
— Только ради этого стоило сюда лезть, — я услышал голос командира и возбужденный шепот Шаты.
Девушка засмеялась, обнаружив небольшой контейнер, в ячейках которого скрывались сотни блестящих кристаллов. В соседнем ящике нашлись четыре увесистых слитка размером с кирпич.
— Что это? — поинтересовался я, взвесив в руке неожиданно тяжелый слиток.
— Бирот, — рассеянно ответила девушка. — Думаю, все это потянет на полтора миллиона. Видимо, хвостатые из-за него сюда забрались — ходовой товар и его купят быстро.
Остальные сундучки оказались заполнены различным хламом — бусами и амулетами. Мзины использовали их как знаки отличия — на трупах я видел похожие. Трофейщики, не церемонясь, вываливали все на пол и ботинки наемников с хрустом давили бесполезное барахло. Айша повесила на шею целую гроздь блестящих побрякушек и повалила полутораметровую статую, изображающую жирного кота. Женщина ковыряла кинжалом глаза зверюги, пытаясь достать блестящие камешки.
За полчаса рядом с гравиплатформой выросла куча трофеев. Коробки, сундуки и ящики кислотых цветов. Блоки с непонятной маркировкой, кристаллы, части от какой-то техники… Я не сомневался, что головорезы бы вынесли все, а затем вернулись, чтобы забрать то, что осталось.
Я даже отдаленно не мог представить назначение найденных штуковин, но у наемников имелось свое мнение по поводу ценности трофеев.
— А мы точно все это заберем? — поинтересовался я.
— Будет нужно — потащим на себе, — бросила Шата, отсоединяя саркофаг медицинской капсулы, украшенный завитушками, и компактный реактор для ее питания.
— Время! — поторопил бойцов командир, отслеживающий ход зачистки. Я сканировал окружающее пространство, но кроме одиночек и групп прячущихся мзинов никого поблизости не появлялось. Сейчас хвостатые стремились убраться подальше от людей, не желая вступать в безнадежный бой.
Шата заняла место на ящиках, после чего перегруженная гравиплатформа с натужным гудением поползла к развороченной створке.
Наемники забрали все, что представляло хоть какую-либо ценность — среди контейнеров и сундуков располагались три устройства непонятного назначения в виде метровой высоты цилиндров золотистого цвета.
Специалистка полагала, что это терминалы либо хранилища данных, но находки отказывались общаться с новыми владельцами. Тем не менее, командир решил забрать их все. Много места занимала медицинская капсула хакданского производства, способная работать с нечеловеческими расами. Заодно наемники забрали пищевой синтезатор и навороченную развлекательную систему с ящиком кубиков-записей. Это устройство позволяло принимать участие в интерактивных постановках, а при наличии специализированных имплантов зритель получал полный эффект присутствия.
Корабль умирал — освещение коридоров тускнело, а в некоторых помещениях гравитации и воздуха уже не было. Однако мзину это не мешало — среди модулей и устройств, размещенных на поясе, имелся генератор силового поля, успешно заменяющий скаф.
Видимо, кому-то тоже пришла в голову идея пошарить в закромах кошачьей аристократии, поскольку на обратном пути нам попались несколько небольших групп, вооруженных намного основательней, чем покойные мародеры. Однако наемники только завистливо косились на забитую барахлом платформу — простой принцип "кто раньше встал, того и тапки" признавали все. Ну, кроме нашего командира, который весьма сурово обошелся с конкурентами.
— Пристрели его, — бросил Вохлик, кивнув на мзина. — Он больше не нужен!
— Нет уж, — возразил я. — Теперь это мой личный слуга и телохранитель.
— Ты собираешься тащить нелюдя на корабль? — лицо командира изобразило легкое беспокойство.
— Ну да, а что тут такого? У наших соседей целых три ящера и одна маленькая синяя обезьянка. Вот это действительно бесполезные твари. А мой подопечный разбирается в технике, если не врет, конечно.
— У тебя с головой не все в порядке! — заявил Хасс, услышавший разговор в канале отряда.
Тсави к нему доступа не имел и спокойно топал за гравиплатформой, не подозревая, что люди сейчас решают его судьбу. Блестящие ходули выглядели непривычно — я подумал, что конструктор этого уродства точно не был человеком. Сгибающиеся назад "коленки" смотрелись чужеродно, но отлично выполняли свою задачу — кот довольно шустро передвигался на своих протезах. Я еще подумал, что раньше это была часть какого-то дроида, вероятно производства мзинов.
У кошек имелись свои медкапсулы, да и продвинутые агрегаты
Содружества могли работать не только с людьми. Я подумал, что следует в ближайшее время поинтересоваться у мзина, что заставило его изуродовать свое тело, отказавшись от радостей общения с самками.
— У тебя уже есть один недомерок, который только путается под ногами. Куда еще? — недовольно проворчал Вохлик.
— Неправда. Он таскает мой рюкзак и собирает трофеи, — с улыбкой возразил я, бросив взгляд на Дэйна. — Негоже могучему псиону и великому бойцу заниматься всякой ерундой! Для этого есть специально обученные люди! И нелюди…
— Пойми, им нельзя доверять, — сказал Хасс. — У них мозги работают по-другому. Сейчас этот урод тебя слушается, а потом воткнет свою железку в спину кому-нибудь из нас. Я слышал, что хвостатые во время гона вообще разум теряют…
— Ну, Тсави это не грозит. У него и хвоста-то нет. И всего того, что положено воину и самцу тоже не наблюдается, — усмехнулся я, разглядывая металлический торс мзина. — Зато ходули и какие-то блоки есть, даже реактор вроде… но на это самочки вряд ли поведутся…
— Рядом со мной этого урода не будет! — жестко сказал командир.
— Ладно-ладно. Этот вопрос я решу, — буркнул я. — В крайнем случае, куплю большой ящик и запру его там.
Добравшись до места временной стоянки, мы обнаружили, что проделанный проход нашел горячее одобрение у наемников. Рядом с нашим кораблем располагался пузатый челнок с раскрытым люком — головорезы загоняли внутрь группу чернокожих мужчин и женщин.
— Рабов освободили, — заметил я. — И куда их теперь?
— Мужчин — на арену, женщин — сам понимаешь, а потом — в расход,
— засмеялся Хасс. — Это же арварцы, они хуже животных!
Абордажный бот приветливо открыл люк, едва наша компания появилась в большом ангаре. Кот удивленно зарычал, увидев транспортное средство, замершее среди металолома.
— Туда? — спросил Тсави, протяжно зевнув.
После того, как гравиплатформа с имуществом хвостатых заняла половину десантного отсека, командир некоторое время разглядывал объемную карту, поясняющую ход операции. Теперь уже все жилые помещения были помечены темно-зеленым цветом, что означало — больше мзинов там нет, а их ценности нашли новых хозяев.
Верзила недобро косился на нелюдя, а его рука то и дело тянулась к топорику. Мзин тоже немного нервничал — вероятно, из-за прозрачного мешка с отрубленной головой, что таскал на поясе боец.
Тсави забился в уголок и с опаской посматривал на людей.
— Нет уж! — заявил я, заметив нездоровый интерес Сорма к моему подопечному. — У тебя уже есть трофей, а этот — мой!
— Совсем двинулся, — покачал уродливой головой верзила. — Сначала недомерка подобрал, а теперь еще и нелюдя. Тьфу!
Ивэйн тоже с сочувствием посмотрела на меня, как на идиота, пробормотав что-то насчет общества либеральных гнидогадоидов.
Дескать, те тоже возились с разными уродами, которые заслуживают только одного — стать начинкой хребургеров. Впрочем, от жителя империи Антран, я другого и не ожидал.
Затем специалистка осмотрела модификации кота, презрительно отозвавшись об осталости технологий нелюдей. По ее мнению, в качестве основы хвостатые конструкторы использовали робота одной из негуманодных рас, предположительно Печембу — эти крысоподобные негуманоиды активно торговали с мзинами. Вроде бы у этого вида тоже конечности сгибались коленками назад.
— Тсави не знает, кто сделал эту штуку, — ответил кот. — Очень старая. Ее взял в бою воин клана.
— Ну и зачем делать из себя дроида? — поинтересовался я.
— Ты не поймешь, — негромко прорычал мзин. — Т'Саави значит слабый. Для выродка подходящее имя. Но теперь никто не назовет меня слабым!
— А какже общение с самочками? И хвост — вроде бы для вас он имеет особое значение…
— Раньше маас'си управлял мной. Теперь — нет. Мне это нравится,
— ответил мзин. — Наши головы не для долгих размышлений. Мы просто делаем то, что делаем. Тсави не хочет быть прежним.
— Ну, своя логика в этом есть. Есть же импланты… — согласился я, вспомнив о нестабильной гормональной системе этого вида. Во время гона у мзинов сносило крышу и они превращались в похотливых животных. Видимо, этот мзин решил проблему кардинально, заодно избавившись от мерзкого запаха, что выделяли железы в основании хвоста.
— Не воин. Поэтому Тсави жив, а все остальные из клана — нет. — рыкнул кот.
— И чем ты там занимался?
— Тсави черный, значит быть с черными, — неохотно ответил кот.
— Учить этих тупиц. Чинить их вещи, убивать тех, кто не хочет работать…
— Ясно, — улыбнулся я. — Наставник, техник, да еще и надсмотрщик над рабами, значит. И как, много прикончил арварцев?
— Нет, — мзин махнул перед собой лапой с выпущенными когтями.
— Почти сотню… может больше…
— Зверюга! — уважительно присвистнул я. — Но почему ты не сражался, как остальные?
— Глупо, — фыркнул кот. — они мертвы, а Тсави — нет. Жизнь коротка. Многие узнали это, когда человеки убили их…
— Мзин — философ, — удивленно покачал головой я. — Но ты счастливчик! После того, как ящеры выгребут все ценное, ваше корыто просто перестанет существовать. Так что тебе одному повезло убраться отсюда целым куском, а не по частям.
— Моя понимать! — муркнул кот, зажмурившись.
— Ваши оказались паршивыми бойцами! — подколол его я.
— Самки и дряхлые наставники. На главном корабле четыре сотни сильных воинов клана, — муркнул кот и мне показалось, что он засмеялся. Во всяком случае, торчащие из пасти желтые клыки несколько раз дернулись.
— Эти воины сейчас яростно грызут свои хвосты, глядя на то, что мы тут устроили, — заметил Хасс. — Не так уж вы и круты, мзины!
— Человеки. Не сражаетесь как воины, — обиженно прорычал кот.
— Бесчестный, подлый народ!
Наемник засмеялся, услышав такую нелестную характеристику. Мзин тоже оскалился, а при взгляде на внушительные "зубки" идея держать кота рядом уже не казалась такой удачной.
— Убираемся отсюда! Больше тут делать нечего, — наконец скомандовал Вохлик. Пилот радостно ухмыльнулся, выводя абордажный бот из чрева корабля-базы.
Вскоре я наблюдал отдаляющуюся тушу мобильного завода, рядом с которым крутились корабли инженерных групп.
Флагман принимал в свои доки добычу — добывающие корабли и гроздья разноцветных контейнеров. Один из гигантских прямоугольных модулей подтягивали транспортные лучи, а остальные все еще скрывались в корпусе умирающего гиганта. То и дело серый корпус сотрясали взрывы — специалисты не церемонились, добираясь до хранилищ ресурсов.
Я заметил пришвартованный к панцирю корабля-черепахи легкий грузовик — вероятно, его планировалось распотрошить во время разгона. Как сообщил Вохлик, второй транспорт взорвался вместе с челноком антранцев. Командир с усмешкой добавил, что на мзинов так подействовала трансляция. После демонстративной расправы, что устроил в прямом эфире наемник, некоторые хвостатые решились на героическое самоубийство.



78

— Так зачем тебе этот урод? — поинтересовался антранец, увидевший моего подопечного в доке, куда прибыл абордажный бот. Его сосед ухмыльнулся, сделав жест, обозначающий усекновение головы.
— Нет-нет, — ответил я. — На моей планете подобные, только чуток поменьше, греют ноги женщин и суровых воинов холодными вечерами. Но этот не такой — лично зарезал много чернокожих. К тому же он еще и наполовину робот, что означает — слабым человечишкам пощады не будет!
— Выглядит не очень, — засмеялся вояка. — У одного нашего был хвостатый. Только вонял сильно, так что придется брать фильтры.
В этом смысле ящеры лучше.
— Надо будет посмотреть, как он будет рвать черных на арене,
— добавил второй, потеряв к мзину интерес.
— А это что такое? — я ткнул пальцем в сильно изуродованный корабль, размером чуть меньше нашего абордажного бота. Рядом находились четыре спасательных капсулы непривычных очертаний — у аппаратов мзинов кабина отстреливалась целиком.
— "Харкар". Неудачная конструкция, — сообщил антранец.
— Почему? Вроде здоровая штука. Наверняка и пушек много…
— Старье. Только что размолотил таких парочку, — охотно пояснил вояка. — Вроде тяжелого истребителя. Только пара лазерных установок
— похож на хакданский "Эриш", только тот не такой хлипкий.
— Это командирская машина, — проявил информированность я.
— Корпус полосатый — значит внутри сидит большая шишка.
— Знаю. Но, к сожалению, пилот подох. Зато других вытащили. Там не такие задохлики, как твой. Настоящие зверюги! — сообщил антранец.
— И что с ними будет?
— Известно что. Наши вояки их порубят на кусочки. Нелюди вроде и не прочь сдохнуть на арене. Давненько этих уродов у нас не было!
— хихикнул вояка.
Прибывший челнок выгрузил группу черных, которых наемники принялись сортировать. Я покачал головой, глядя на вялых арварцев — они невнятно мычали и заторможенно передвигали ногами. Вероятно, бойцы накачали их какой-нибудь дрянью.

Медицинскую капсулу с бойцом выгрузили первой — подключившись к ее консоли, я узнал, что Абу придется провести в саркофаге еще двое суток. Трофейный саркофаг и вся добыча остались на корабле, а Шата занялась сейфом. Робот водил по поверхности ящика манипуляторами, а командир стоял рядом, ожидая результатов вскрытия.
— Ну, такими темпами расковырять его получится только через пару дней, — заметил я, глядя на дроида. Материал оказался покруче корабельной брони — за пять минут работы резаком удалось только проплавить небольшой шрам на одной из граней кубика.
— Да что это за дерьмо такое! — огорченно буркнул Лумис, покинувший пилотское место. Коротышка некоторое время рассматривал трофей, а потом задумчиво поковырял ногтем тусклый металл сейфа.
— Только не говори мне, что твоя железяка не справится!
— Может, корабельными резаками его, — предложил я, вспомнив о мощных излучателях, что расщепляли на частицы любой материал.
— Нет, — подумав, ответил пилот. — Для тонкой работы не годятся. Мощность потока не регулируется — так вся начинка превратится в пыль.
— Непонятный сплав, — ответила специалистка. — Отковырять кусок для анализа не удалось.
— Хозяйка этого ящика была видящей, — сообщил я. — У мзинов тоже есть свои псионы, но встречаются они очень редко. Наверняка, там внутри что-то особо ценное!
— Вот сейчас и узнаем. Да, а что там с нашей долей? — поинтересовался Хасс.
— Инженерные группы еще копаются, — ответил командир.
— Координатор пообещал довести итоги операции до всех участников после завершения.



79

Я не стал дожидаться вскрытия ящика, а занялся размещением нового подопечного. Договорился с техником корпорации и тот доставил погрузчиком пустой контейнер. Специалист не удивился необычному запросу — некоторые наемники таким образом держали слуг-нелюдей.
Попутно я узнал, что один тип притащил с корабля целую дюжину детенышей.
После того, как техник проделал несколько аккуратных отверстий и установил осветительную панель с коробкой утилизатора, я вручил оговоренную плату — трофейный коммуникатор и планшет с логотипом погрызенного фрукта. Видимо, он раньше принадлежал черным, поскольку в хранилище обнаружилась обширная коллекция записей.
Правда, все они являлись музыкальными клипами — там странно одетые и вовсе неодетые исполнители с диким акцентом бормотали бред под ритмичную музыку. Пока техник готовил временное жилище для мзина, я успел прослушать композицию под названием "Бремя черного человека". Ее исполнял здоровенный арварец, одетый в нелепую сбрую из кожаных ремешков и головной убор вроде фуражки. Планшет содержал еще три сотни подобных шедевров, но на этом мое знакомство с культурой арварцев закончилось.
— Са-аджо! — негромко прорычал мзин. — Лунная пыль. Для вас она бесполезна, человеки.
— Так ты наркоман, что ли? — поинтересовался я.
— Нет! — муркнул мзин. — Дай!
Я открыл инфопакет по цивилизации хвостатых и запустил поиск по ключевому слову. Как оказалось, это вещество — не вызывающий привыкания сильный стимулятор растительного происхождения. Заодно узнал, что коту средней упитанности хватит одного кубика, а для того, чтобы совсем протянуть лапы, требуется восемь.
Так уходили те, кто не являлся воинами. Самки предпочитали заснуть и больше никогда не проснуться, а для дряхлых воинов в этом случае устраивался ритуальный поединок. Жизненный цикл мзинов составлял около шестидесяти стандартных лет, а с помощью медицинского оборудования его можно было растянуть вдвое. Но среди кошек до такого возраста доживали единицы — исключительно вожди, наставники и ценные специалисты. На простых самок и слуг тратить ценные ресурсы мзины считали нерациональным.
В скопированном каталоге рыночных предложений системы Нум-Рияд эту дрянь никто не покупал и не продавал, поэтому я решил порадовать кота. Сунув в лапы довольному мзину коробку с оставшимися кубиками, я заблокировал створку. Хотя база "Ксенология" утверждала, что люди плохо переносят соседство с мзинами из-за их отвратительного запаха, тут вонь оказалась вполне терпимой.



Чижовский Алексей Константинович

Одаренный - 2

Аннотация:

Продолжение похождений попаданца, который с новыми силами продолжит нести добро и справедливость гражданам Содружества и прочей космической мрази. Алиены и двуногие без перьев будут страдать!


1


Система Нум-Рияд оказалась совсем не тем, что я ожидал увидеть - здесь даже работала инфосеть, доступная всем желающим, и имелись ретрансляторы Содружества. Отставив за кормой желтый шарик Рияда, наш корабль направился к соседней планете, носящей имя Нум.
Ее поверхность имела неприятный красный оттенок. Издалека Нум смахивал на залежавшееся яблоко, увядшее и морщинистое. То здесь, то там сквозь дымку атмосферы проглядывали россыпи ярких огней мегаполисов и черные проплешины выжженных растительных массивов. По орбите красноватого шарика плыли боевые станции и разнообразные боевые корабли - среди них встречались как развалюхи, коптящие космос пять сотен лет, так и современные военные суда.
Пока наш корабль ожидал разрешения на стыковку, я ознакомился с данными по двум населенным планетам системы. Пустынный мир Рияд, населенный выходцами из Галифата, представлял интерес только для своих жителей - всем остальным делать там было нечего. Зато Нум, управляемый советом кланов, являлся центром деловой активности кластера из двух десятков звездных систем.
Мне стало понятно, на чем держится благосостояние местных - проходящие через Нум-Рияд корабли платили за свою безопасность. Ну а поскольку в соседних системах орудовали боевые эскадры местных кланов, то есть наемников и пиратов, гостям было проще заплатить вымогателям, чем прокладывать маршрут в обход. Тем более, суммы были не особо серьезными - хозяину корыта среднего класса предстояло лишиться ста двадцати тысяч кредитов, а владелец корабля покрупнее платил вдвое больше.
-- Терминал "Гумзат". Ну и названьице! -- бормотал я, разглядывая тушу самой большой станции независимой системы Нум-Рияд. Поверхность вытянутого в длину планетоида густо покрывали купола, причальные мачты для крупных кораблей, посадочные площадки и створки ячеек, благодаря которым объект местами походил на пчелиные соты.
-- Выдали разрешение на сближение. Я арендовал малую ячейку... -- отозвался Вохлик, командир нашего подразделения. -- Цены здесь кусаются - три тысячи кредитов за стандартные сутки. Просто грабеж!
-- Ну а что ты хотел? Мы заявились сюда на корабле конфедерации Делус. А Вождя здесь не сильно любят... -- бросил Хасс, наемник, похожий своей лысой головой на колобка.
-- Хорошо, что в системе нет чокнутых Высших. Этим точно было бы интересно, откуда мы взяли их абордажный бот, -- заметил Вохлик. -- После регистрации получим новый идентификатор. Надо закрасить этот герб...
-- И избавится от голов предыдущих владельцев! -- добавила Шата, миловидная девушка и специалист по боевым дроидам.
Я повернулся и посмотрел на прозрачный контейнер, который буравил тяжелым взглядом гигант Сорм. Замороженные головы Высших выглядели одинаково отвратительно - похоже, элитные бойцы были братьями или клонами: квадратные челюсти, выпученные глаза и короткий ежик серебристого цвета. Только у одного из покойных имелась крошечная татуировка за ухом в виде герба конфедерации Делус - черная закорючка в красном кружке.
Искин отмечал зелеными рамками далекие суда, которые двигались на безопасном от нашего маршрута расстоянии. Около станции оказалось неожиданно много истребителей и боевых платформ кланов. Корабли нелюдей тоже присутствовали - некоторое время я рассматривал их конструкции, приближая изображение с внешних камер.
Уродливые аппараты крысоподобных Печембу, раскрашенные в красно-коричневые пятна, шарообразные корабли мзинов, нелепые коряги ящериц Скаржи и пузатые конструкции обезьянок Ашанти... на окраине системы находилась целая эскадра из десятка таких кораблей-бутылок. А высоко над плоскостью эклиптики дрейфовал инопланетный корабль в виде огромного цветка - вокруг крошечной ножки в отраженном свете звезды сверкали паруса, растянутые на сотни километров.
Транспортный луч втянул абордажный бот в ячейку, и вскоре тот замер посредине прямоугольного ангара. Люк открылся, а наемники покинули десантный отсек, в данный момент забитый трофеями - все это предстояло реализовать.

2


Полгода прошло с момента моего появления в этом мире. После проигранного боя с боевиками на Земле я получил шанс на вторую жизнь в новом мире. Тогда Игорь Антонов умер, а на свет появился Гарт. Ошибка ритуала переноса сознания - и вот уже вместо старика, пожелавшего продлить свое существование, оно досталось мне.
И надо сказать, тело неплохое - слабые способности к телекинезу пришлись весьма кстати, да и продолжительность жизни местных значительно отличалась от земных стандартов. Имея средства на регулярное медобслуживание, гражданин высокоразвитого мира мог протянуть три сотни лет. А местные олигархи могли воспользоваться довольно дорогими артефактами, позволяющими сменить тело.
Покинув планету, населенную псионами и негуманоидами, я обзавелся нейросетью "Пилот-3М", что сразу же позволило загружать напрямую в мозг полезные навыки - технологии обучения здесь намного опережали земные.
Оставалось пойти по пути наемника - ведь я не умел ничего, кроме как нажимать на курок автомата. Первый заключенный контракт с частной армией закончился досрочно - сейчас я полагал, что от корпорации "Слини" остался только небольшой отряд. Мне повезло уцелеть на Нунзе - полностью покрытом джунглями окраинном мире, когда конфедерация Делус захотела захватить эту дыру. Благодаря случайному знакомству с прятавшимся там кораблем Ушедших - давно исчезнувшей высокоразвитой цивилизации, я сильно продвинулся в управлении своим даром и теперь мог назвать себя слабеньким "нюхачом".
Возможность почувствовать рядом разумных и источники энергии оказалась весьма полезной. Сильные нюхачи могли действовать на огромном расстоянии, однако мне до них было далеко. Мой предел - сфера диаметром чуть меньше километра. К тому же следовало разобраться с тем, что вложила в мою голову искусственная личность, чьи создатели пропали пару тысяч лет назад, а то и более.
Я уже давно понял, что одиночке в этом мире не выжить, поэтому принял предложение командира войти в состав формирующегося отряда. Конечно, организовать собственное подразделение было бы перспективней, однако до конца понять местных и их мотивацию у меня пока не получалось. Среди наемников встречались не вполне адекватные личности - честно говоря, поворачиваться спиной в бою к таким я бы не рискнул. Даже в центральных мирах Содружества хватало таких типов, а системы фронтира просто кишели различными маргиналами, фанатиками и психопатами. Теперь я - Гарт, наемник - просто один из многих, кто продает свои таланты за деньги.
Вохлик - лидер нашей компании, наемник с огромным опытом. Шата - миловидная девушка-инженер с разноцветными глазами и нездоровой тягой к боевым дроидам. Сорм - немногословный верзила, похожий на неандертальца. Лумис - низкорослый пилот, присоединившийся к отряду, и двое наемников - Хасс и Абу. Во всяком случае, с ними я сражался вместе и в их адекватности был уверен.


3-0



Атлетически сложенный мужчина вальяжно развалился на полукруглом диване в своих апартаментах, занимающих целых два яруса самой большой экобашни планеты Нум. Широкое окно, закрытое многослойными силовыми полями, демонстрировало зеркальные шпили соседних строений, пронзающие низкие облака, и стайки летательных аппаратов всевозможных форм и размеров.
Хоуль с безразличным выражением лица наблюдал за привычной суетой мегаполиса. Для местных этот человек был успешным лидером маленькой наемной армии, однако мало кто знал, чем он занимается на самом деле. Те, кто интересовался выскочкой, быстро подмявшим под себя один из мелких кланов, куда-то исчезали. Хоуль являлся высшим и заодно региональным координатором, представляющим интересы конфедерации Делус в системе Нум-Рияд.
Панорама медленно потускнела, когда искин уведомил хозяина о поступившем вызове. Полученный код обозначал наивысший приоритет, что означало одно - особо секретные переговоры по зашифрованному каналу. Координатор разрешил начать подключение, задействовав соответствующий интерфейс нейросети.
Удовольствие использовать ретрансляторы Содружества для организации подобного канала связи обходилось недешево. Сеть коммуникационных станций, связывающих населенные миры, имела своих хозяев, а они не собирались терять прибыль. Координатор мог себе позволить потратить несколько миллионов кредитов на короткий разговор с хозяевами.
-- Я говорю голосом Вождя, -- официально произнес старик с бледным лицом.
-- Служу конфедерации! -- откликнулся Хоуль. По сторонам изображения мерцали строки кодов, подтверждающих совпадение идентификатора с эталоном из банка данных, но координатор не сомневался в полномочиях собеседника. Нильшера нельзя было спутать ни с кем другим - в конфедерации он являлся вторым человеком после правителя. Последние две сотни лет этот деятель возглавлял "Наследие Предков" - организацию, курирующую научные разработки и контакты с высокоразвитыми нечеловеческими цивилизациями.
-- Директива "Ахен"! -- бросил старик, что означало приказ использовать все возможные ресурсы для выполнения задачи. Координатор уже сталкивался с подобным пару раз - в одном случае все закончилось применением спецсредств, выкосивших персонал большой станции, а в другом - небольшим ядерным конфликтом на поверхности планеты. Тогда огромное количество неполноценных прекратило свое никчемное существование, однако Хоуль совсем не переживал по этому поводу. Он был готов уничтожить все население Нума и соседнего Рияда - к сожалению, пока такой команды не поступало.
-- Конфедерация или Вознесение! -- привычно ответил координатор, хлопнув себя кулаком по могучей груди.
-- Вождю нужен этот неполноценный, -- продолжил глава "Наследия Предков", закрыв водянистые глаза. -- Мы проследили его путь - с высокой вероятностью он недавно прибыл в систему. Последнее известное местонахождение - грузовик "Аль-Хушари".
-- Хиот Ракхам. Ученый. Корыто сейчас на орбите Рияда, -- сообщил Хоуль, просмотрев принятый инфопакет. Получив ответ от транспортного контроля системы, координатор незамедлительно отдал приказ боевым группам о начале операции.
-- Очень хорошо! Может быть опасен, -- лицо Нильшера оживилось. -- Наш специалист полагает, что он больше не является человеком.
-- Вот как. И кто же это теперь? -- поинтересовался координатор, получив подтверждение от группы разведки.
-- Измененный, -- помолчав, добавил старик. -- Ильза полагает, что неполноценный получил зародыш - активатор, начавший перестройку организма. Такие оставила после себя одна из так называемых старших рас - Ушедшие. Возможно, он завладел ценным артефактом Предков. Рекомендация - захватить всех, с кем он контактировал...
-- Попробую сначала вытащить его по-тихому, -- сказал Хоуль, -- В противном случае придется спровоцировать небольшой конфликт. Пусть неполноценные убивают друг друга. Эту дыру давно пора встряхнуть!
Глава "Наследия Предков" кивнул, разорвав связь. Координатор погрузился в планирование предстоящей операции. Специалисты продолжали сбор информации, корабли клана меняли орбиты, а боевые группы готовились нанести неожиданный удар.
Система Нум-Рияд с двумя населенными планетами являлась центром деловой активности скопления и хорошим местом, чтобы спрятаться. Однако Хоуль не сомневался в успехе: если неполноценный все еще здесь, найти его - только вопрос времени и средств.


3-1


Челнок начал сближение с "Аль-Хушари" - старым грузовиком, зависшим на стационарной орбите планеты Рияд. Хоуль лично возглавил абордажную группу. Он спокойно разглядывал надвигающийся борт корабля, отмеченный следами недавнего боя. На обшивке суетились роботы с яркими эмблемами. Точно такая же красовалась на борту большого челнока, только вместо металлоконструкций в его грузовом отсеке оказались бойцы и боевые механизмы. Трех абордажников и двадцати дроидов должно хватить для выполнения задачи.
Координатор бросил взгляд на своих подчиненных. Псион Бремсер невнятно бормотал, вцепившись в золотистый кристалл. Этот деятель не расставался с артефактом Предков - именно с помощью него специалист мог залезть в чужой мозг.
Райкер по кличке Никса крутил массивной головой с блестящими имплантами на лысом черепе - он собирался вломиться в управляющие магистрали грузовика. В случае необходимости райкер был способен осуществить частичное слияние с корабельным искином.
Хоуль полагал, что со стороны хозяина развалюхи было глупостью воспользоваться услугами сторонних компаний - теперь ему предстояло заплатить за свою ошибку. Как уже заплатили двое из ремонтного персонала - на лицах мертвых техников застыло удивление.
Силовое поле втянуло челнок в трюм грузовика, а координатор внес последние изменения в план операции - перед его лицом находилась объемная схема помещений со значками всех, кому не повезло оказаться на борту. К сожалению, нужный идентификатор нейросети обнаружить не удалось. Но следы пребывания измененного на борту должны были остаться.
-- Этих - живыми! -- Высший пометил двух человек на схеме. Хозяина корыта и встречающего ремотников с кисточкой в руках верзилы в нелепом балахоне. Эти протянут на пару часов дольше остальных.
-- Активных систем наблюдения на этой палубе не обнаружено, -- пробормотал райкер, двигая руками перед висящим в воздухе экраном. -- Запускаю помехопостановщики!
А координатор кивнул, приняв информацию к сведению - все оказалось гораздо проще, чем он ожидал. Когда нейросети высших отобразили символ потери связи, из распахнувшегося люка челнока хлынула стая дроидов.
Первым умер охранник в ярко-красном бронекостюме - очередь из крупнокалиберного пулемета угодила прямо в открытое забрало. Безголовое тело тяжело шлепнулось на палубу, а дроиды уже занимались вторым встречающим.
Бородач выронил кисточку и взмахнул руками, получив две иглы парализатора. Еще несколько секунд он пытался сопротивляться, но это оказалось бесполезно: активное вещество блокировало нервные узлы и мышцы. Но открывать рот и хрипеть он был способен. Зачистив помещение, матово-черные металлические жуки сгруппировались перед закрытым створками, ведущими внутрь обреченного грузовика.
-- Твоя никчемная жизнь близится к завершению, неполноценный! Но перед этим ты послужишь высшим! -- пробормотал абордажник, затаскивая тело в люк.
Координатор знал, что для получения необходимой информации специалисту требуется около десяти стандарт-минут. Зрительные образы, обрывки фраз - в этом хаосе псиону предстояло обнаружить то, что поможет быстро найти измененного.
Дроиды занимались истреблением ничего не подозревающего экипажа и ремонтников, а координатор наблюдал за работой псиона. Наконец тот покачал головой, свернув шею поскуливающему пленнику - тот ничего не знал об измененном, зато краем уха слышал о наемниках, отбивших атаку на корабль.
Райкер уже взял под контроль все системы грузовика, поэтому бронированная створка ушла в стену, как только Хоуль и псион в компании двух дроидов прибыли в командный центр. Роботы быстро разобрались с пилотом и техниками, не оказавшими сопротивления.
Капитан оказался настоящим воином - завидев на пороге гостей, он завопил, выхватив кривую саблю. Координатор остановил боевых роботов взмахом ладони и сделал шаг вперед, собираясь развлечься.
-- Кто вы, отродья Угилькафара? -- закричал старик, умело размахивая перед собой архаичным оружием. За его спиной скорчился тучный горбоносый мужчина с импульсным пистолетом в руках. Сабля, богато украшенная кристаллами, выглядела несерьезно - координатор презрительно усмехнулся.
-- Недочеловек! Где Хиот Ракхам, измененный? -- спросил Хоуль.
-- Здесь нет никого с таким именем, порочный! Что вы сделали с моим кораблем? -- завизжал хозяин грузовика.
Координатор не ответил, схватив клинок рукой, затянутой в перчатку боевого скафа. Высший отбросил примитивное оружие, быстрым движением свернув тщедушную шею капитана. Хрустнули позвонки и изломанное тело опустилось на ковер, устилающий пол рубки.
-- Милосердный Зияддин, - прошептал бородач, выронив пистолет.
-- Грядет вознесение! -- сказал псион, облизнувшись.
Координатор, не делая ни единого лишнего движения, переломал ноги неполноценного, превратив того в воющий кусок мяса. Псион сделал шаг вперед и приложил ко лбу дергающегося бородача артефакт - кристалл задрожал, выпустив гроздь крошечных щупов, проросших через кости черепа. Несколько мгновений потребовалось артефакту Предков для подключения к нужной области мозга.
Глаза псиона закатились, а неполноценный тонко завыл, когда из его оскаленного рта выступила пена. Обычно быстрое сканирование превращало людей в безмозглых животных, но высшим не было никакого дела до недочеловеков - все они подлежали зачистке.
-- Есть след, -- сообщил псион, открыв покрасневшие глаза. -- Он был здесь. Наемники. Уничтожили две штурмовых группы.
-- Вот даже как, -- удивился координатор, получив серию мыслеобразов. На одном из них присутствовал и измененный. Правда, он скрывал лицо за зеркальным забралом скафа, но все остальное полностью совпадало с ориентировкой. Тощий и нескладный, он сильно выделялся среди рослых бойцов.
Райкер уже работал, приступив к поиску - в банках данных искина нашлись идентификаторы наемников и их челнока. Через полторы минуты все цели были найдены - они даже не прятались, заняв ячейку на орбитальной станции.
-- Тридцать две стандарт-минуты назад появился заказ на этого неполноценного, -- сообщил Никса. -- Заказчик находится на территории республики...
-- Измененный нужен не только нам, -- констатировал Хоуль. -- Где они?
-- Орбитальная станция "Гумзат". Нам потребуется три часа, чтобы добраться до нее.
-- Очень хорошо, -- кивнул координатор. -- Выдвигаемся!

Челнок отошел от борта старого грузовика, на борту которого не осталось никого живого. Дроиды все еще продолжали бессмысленную возню на обшивке, когда искин задействовал ходовые двигатели. Для выхода на полную мощность им требовалось несколько минут, и все это время координатор Хоуль с усмешкой слушал лопотанье диспетчеров и отрывистые команды офицеров боевых станций.
Грузовик начал долгое падение в атмосферу Рияда и вскоре носовую часть начали лизать языки пламени - конструкция не предусматривала подобные маневры. Военные посчитали, что корабль захватили боевики клана "Згути", от имени которых райкер недавно поместил в местную сеть несколько посланий. Неудивительно, что получить на головы такой "подарок" риядцы не захотели. После двух предупреждений заработали пушки защитных платформ и боевых станций.
Вояки не позволили кораблю огненным метеором промчаться по ночному небу Рияда - обломки расстрелянного "Аль-Хушари" сгорели в верхних слоях атмосферы.


3-2


-- Не похоже, что тут безопасно... -- хмуро пробормотал Хасс, проведя рукой по стене ангара. Оплывший металл, сколы от попаданий пуль - серая поверхность носила следы недавнего боя.
-- Я же говорил! Здесь надо всегда быть начеку. Полно желающих наложить лапы на чужое добро. Но на станциях кланов - еще хуже, -- понизив голос, высказался Абу.
-- А как же служба безопасности? -- удивился я.
-- За деньги они на многое могут закрыть глаза, -- пояснил наемник.
-- Именно поэтому размещаемся здесь, -- кивнул Вохлик. -- Скоро доставят жилой модуль. Десятиместный, меньше не нашлось. Оплатил аренду на минимальный срок - пять суток. Вряд ли мы здесь задержимся дольше...
Вскоре в ангар вкатился приземистый колесный агрегат, в захватах которого висел заказанный модуль. После того, как погрузчик аккуратно поставил у стены огромную коробку, техник подсоединил свисающий кабель к выходу энергосистемы станции. Неприязненно покосившись на стоящий в центре помещения корабль с гербом Делуса, лохматый мужчина демонстративно сплюнул на поцарапанный пол, после чего растер зеленую плюху ботинком, запрыгнул в кабину и укатил.
Видимо, ему не понравился символ принадлежности к государству, имеющему неоднозначную репутацию. Трофейный абордажный бот являлся современным кораблем с отличной броней, вооружением и динамическими характеристиками. Несмотря внушительные размеры, места внутри было не особо много - значительную часть внутреннего объема занимали мощные двигатели и топливные баки. В общем, корабль мне нравился.
Закинув рюкзак на одну из коек, я присоединился к бойцам, разгружающим трофеи. Ящик с научным оборудованием, контейнеры со скафами погибших и барахлом десантников конфедерации, поврежденные дроиды... Отряд успел обзавестись ценным имуществом, значительная часть которого в ближайшее время превратится в деньги.
-- Вроде неплохая вещь, -- заметил я, покрутив в руках трофейный штурмовой комплекс "Халле" с массивной рукояткой и торчащим снизу прозрачным зарядным модулем. Имеющие модификации организма бойцы Делуса легко управлялись с этим мощным оружием, однако для меня пушка оказалась тяжеловата.
-- Один оставлю себе, -- кивнул Вохлик. -- Второй и ракетницу - на продажу! Но это для особо крутых противников. Боеприпасы стоят хороших денег и не везде есть в продаже.
-- А почему бойцы конфедерации не используют энергетическое оружие? Ну, вроде плазменных пушек. Они же мощные и стреляют практически бесплатно...
-- Медленное. К тому же против плазмы и лазеров есть эффективные меры противодействия. К примеру, на военных кораблях помещения могут заполнить газом или пылью - арварцы любят так делать. А это оружие будет стрелять в любом случае, -- пояснил командир, отсоединяя прозрачный магазин. -- Дорогое удовольствие. Каждый такой зарядный модуль - четыре тысячи кредитов.
-- Неслабо! -- согласился я. Остроносые патрончики размером с маленький огурец имели маркировку, поясняющие высокую цену. Начинка из очищенного гаксия и бронебойный сердечник - неудивительно, что такие спецбоеприпасы прошивали насквозь скафы и панцири дроидов.


3-3


Идею обзавестись генератором силового экрана и носимым реактором давно обдумывал - после недавнего боя с дроидами и элитными бойцами конфедерации отряд понес ощутимые потери. А хорошая защита - вопрос выживания, и экономить на себе я не собирался. Так что пришлось немного изменить приоритеты, поставив на первое место в моем списке запланированных покупок снаряжение и необходимые базы. Да и возможность прикупить с существенной скидкой трофеи упускать не хотелось. Раньше я собирался освоить специальность пилота малых кораблей, но два таких специалиста в отряде уже имелись. А вот бойцов с хорошей защитой и тяжелым вооружением оказалось маловато.
Комплект абордажника конфедерации весил прилично, но по совету специалистки, я скомпоновал несколько более громоздкую систему - генератор щита "Уфиш-4Д" производства Делуса и мощный реактор "Орм-24" из распотрошенного дроида. Такой комплект позволял выдержать несколько плазменных зарядов, приличное количество лазерных импульсов или продолжительный обстрел из кинетического оружия.
Носить на себе лишних двадцать килограммов не очень хотелось, однако в эффективности силовых экранов я уже успел убедиться. Заодно планировал установить на плечо скафа турель с легкой плазменной пушкой, что резко расширяло боевые возможности. Хотя я избегал лезть в первые ряды, не использовать избыточные мощности реактора было глупо.
-- Как, ты не будешь ремонтировать этого? -- удивился я, кивнув на вскрытый корпус железного бойца.
-- Нет, -- покачала головой девушка. -- Трофейные превосходят то, что у меня было. Тем более что запасных модулей для них теперь избыток.

Командир был постоянно начеку - наемники покидали арендованную ячейку как минимум парами, а коротышка Лумис постоянно торчал в рубке абордажного бота, две роторные турели которого оставались весомым аргументом в любой схватке.
После того, как Вохлик разместил в местной торговой системе предложения о продаже трофеев, потянулись первые покупатели. Высокотехнологичная продукция конфедерации здесь пользовалась спросом - все выставленное оружие и снаряжение Высших забрал первый же посетитель, видимо перекупщик.
Я времени не терял, копаясь в инфосети - упоминаний о Земле ожидаемо не встретилось. Можно было осуществить поиск в реестре по заданным параметрам, но я просто не знал, как сформулировать запрос - уроки астрономии в школе благополучно проспал. Правда, поисковая система предложила подключиться к банкам данных специализированных исследовательских учреждений - федерации Нивэй или же империи Антран. Однако стоимость подобной процедуры оказалась запредельной: компании - владельцы ретрансляторов почему-то не собирались оказывать услуги бесплатно.
Наш корабль двигался быстрее, чем распространяются новости - мне так и не удалось узнать, чем закончилось побоище на планете Нунза, молниеносно захваченной конфедерацией Делус.
Глобальный конфликт мегакорпорации "Шонта" с объединением "Хейди", идущий в системах фронтира, атаки небольших групп агрессивной цивилизации Рой на пограничные миры. Захват никому не нужной системы кланами мусорщиков, очередная война в Окраинных Мирах - в общем, ничего любопытного.
Зато сюжет о визите техноразумных в хакданскую систему Йола я просмотрел с интересом. Одинокий корабль попытался выйти на связь, используя модулированное излучение. Необычное поведение чокнутых роботов Центра так и осталось загадкой - военные среагировали быстро, уничтожив незваного гостя сразу же, как тот появился в пространстве республики.
Вспомнив о заблокированном трофее, доставшемся от покойного ученого, я нашел в сети полную спецификацию. Устройство "Вэш-К" являлось многофункциональным комплектом связи и управления. Один из плоских модулей с цифровой маркировкой являлся большим хранилищем данных, второй - дополнительным блоком шифрования. А устройство размером с небольшую книгу - компактным химическим реактором для питания всего этого добра.
Никаких упоминаний о стоимости комплекта не нашел - в местной торговой сети таких не продавали и не покупали. Ну а, судя по тому, покойный ученый не расставался с этим набором, я сделал вывод: мне досталась серьезная вещь.
Найдя координаты мастерских, занимающихся ремонтом и модернизацией специализированного оборудования, с третьей попытки вышел на того, кто согласился разблокировать изделие. Правда, цену сотрудник заломил нереальную - тридцать тысяч кредитов. Пообещав подумать, я связался с конкурентами - однако у тех запросы оказались и вовсе неприличными. Покопавшись в местном аналоге доски объявлений, я нашел специалиста, согласившегося решить проблему всего за пятнадцать тысяч кредитов.
Такой разброс цен меня не удивил - на Земле сотрудники крупных фирм тоже занимались халтурой, так что я решил навестить хитрюгу и воспользоваться его услугами.

3-4


Бронированная створка скользнула в стену, выпустив перегруженную гравиплатформу. Она двигалось в метре над поверхностью, издавая еле слышное гудение. Это было самое распространенное средство передвижения в Содружестве, а в продаже имелись одноместные модификации и гиганты размером с баржу. Но специалистка ограничилась сравнительно компактной моделью, проходящей в люк абордажного бота. Такое транспортное средство обошлось ей в сорок тысяч кредитов, что, на мой взгляд, являлось справедливой платой за возможность передвигаться с комфортом.
На прямоугольной площадке с закругленным носом не было видно никаких консолей и выступающих частей - вся начинка располагалась внутри, а управление осуществлялось посредством нейросети. Хотя размеры позволяли поставить туда земной микроавтобус, и еще осталось бы место, сейчас гравиплатформа несла всего двух пассажиров, а также целую кучу ящиков и дроидов. Правда, комплектными оказались только те два, что специалистке удалось восстановить из дюжины поврежденных железяк.
Я расположился рядом с этими роботами, похожими на больших черных жуков с шестью суставчатыми лапами. Потроха их не столь везучих собратьев покоились в контейнерах, а выпотрошенные панцири кучей навалены рядом.
На этот раз намечался визит в одну из крупных компаний, занимающихся исключительно роботами. Именно там Шата собиралась реализовать останки захваченных уродцев и снять привязку управляющего модуля к покойному хозяину.
За последнее время я многое узнал об изделиях конфедерации - каждой четверкой роботов "Нибель-М" управлял командир - "Нибель-К", имеющий на борту аппаратуру связи и помехопостановщик. Ну а чтобы задействовать пару восстановленных железных бойцов требовалось разблокировать управляющий блок, извлеченный из робота-командира. На станции имелись несколько мастерских, занимающихся ремонтом дроидов, снаряжения и оружия, поэтому я не сомневался, что скоро два железных бойца встанут в строй.
Гравиплатформа с ровным гудением двигалась по проплавленным в каменной толще астероида туннелям, а я разглядывал встречных. Разноцветные пассажирские капсулы, люди в боевых скафах, дроиды...
Когда наш агрегат оказался на платформе лифта, с нее сползал неуклюжий колесный транспортер с низкорослыми инопланетянами, которых сопровождал человек. Машинка напоминала треугольный мотоцикл, где пассажиры располагались на перекладинах-насестах. Обязьянец-водитель энергично дергал рычаги, заставляя нелепый агрегат двигаться.
Зеленокожие обезьянки громко чирикали, размахивая конечностями и хвостами. Один из недомерков громко заверещал и, вытянув в нашу сторону шестипалую лапу, изобразив неприличный жест. Я поперхнулся от такого хамства и, поприветствовав мартышку подобным образом, добавил несколько цветистых выражений на языке своего родного мира.
-- Квики, старейший народа Ашанти, приветствует вас, незнакомцы! Мир, единство, согласие! -- дружелюбно улыбнулся переводчик.
-- И вам того же, обезьяны! -- буркнул я вслед неуклюжему транспорту нелюдей. Из компактного устройства, висящего на шее сопровождающего, раздалось противное чириканье. А обезьянки пронзительно запищали, выражая радость от знакомства.
-- Я смотрю, ты знаком с традициями этого вида, -- уважительно заметила Шата.
-- Есть немного, -- смущенно ответил я. -- А что значит этот жест?
-- Сжатая в кулак рука с вытянутыми средними пальцами обозначает дружелюбие. Так им сложно ухватить копье. Ашанти давно не воюют. Паршивые бойцы, да и их технологии - мусор.
-- На моей родной планете тоже много подобных ритуалов, -- засмеялся я. -- А откуда ты все это знаешь?
-- Близкое знакомство с одним типом, который торговал с нелюдями. Довелось в свое время сделать один рейс в компании этих недомерков, -- ответила Шата.
Вскоре наша гравиплатформа добралась до большого ангара, уставленного разнообразными механическими уродцами. Шата сразу же принялась торговаться с сотрудником, а я - рассматривать ассортимент.
Большая часть имеющихся в продаже роботов представляла собой боевые модели, увешанные пушками и пусковыми установками. Человекоподобных механизмов было мало, среди дроидов преобладали конструкции в виде крабов и пауков. Найдя в списке изделия конфедерации, я присвистнул - "Нибель-М" продавался за пятьсот двадцать тысяч кредитов. Аналоги четвертого поколения производства республики Хакдан и федерации Нивэй стоили ненамного дороже. Дешевле всего стоили оширские дроиды и примитивные механизмы чернокожих арварцев, но их боевая эффективность у меня вызывала сомнения.
К процессу торгов присоединились двое сотрудников, имеющих сложные блестящие протезы вместо рук и ног. Один принялся тыкать тонкими щупами, выпущенными из манипулятора, в трофейные блоки, откладывая их в отдельный контейнер. Другой в это время возился с управляющим модулем - небольшим "кирпичиком" с гербом конфедерации, подключая к устройству многочисленные кабели.
-- Нет, он не райкер, -- ответила на мой вопрос девушка. -- Они не занимаются такой ерундой.
-- Если это так просто, почему у тебя не получилось? -- поинтересовался я.
-- Требуется дорогое оборудование и базы данных, -- сообщила Шата. -- В свободной продаже их нет.
-- Производитель закладывает в свои изделия множество недокументированных функций, -- скрипучим голосом пояснял специалист.
-- Так что - вся техника Делуса рассчитана на Высших? -- спросил я..
-- Большей частью да. Специализированная нейросеть... несовместимые с нашими стандартами интерфейсы... в конфедерации умеют хранить секреты. Этих роботов Делус поставляет союзникам, и тут все понятно, -- сказал сотрудник, изобразив подобие улыбки. -- Не составляет труда снять блокировку. Любой каприз за ваши кредиты.
Два черных жука синхронно вздрогнули и поднялись на своих лапах, а специалист удовлетворенно кивнул, отсоединив управляющий модуль. После удачно проведенной сделки на гравиплатформе остались только пара восстановленных роботов Шаты и контейнер с крошечными дроидами-паучками, доставшийся от ученого - их торгаши брать не захотели.
Транспортное средство покинуло заведение, пройдя через сектор негуманоидов - настало время навестить специалиста по хитрой электронике.
-- Механисты, -- презрительно бросила девушка. -- Немного чокнутые, но свое дело знают...
-- Это что, секта какая-то? -- спросил я.
-- Вроде того. Культ Чирчоби-Муло. Отказ от слабой плоти и постепенное превращение в машину. Глупо лишаться простых удовольствий ради сомнительной возможности протянуть лишнюю сотню лет, -- Шата ухмыльнулась.
-- Да, действительно чокнутые, -- согласился я.
-- По слухам, их главный еще жив, а ему как минимум пять сотен лет. От него остался только мозг, все остальное - металл...
Я разглядывал местных. Бородатые риядцы и их наложницы в мешковатых накидках. Женщины с ног до головы закутанные в цветастые балахоны, оставляющими открытыми только глаза. Бойцы кланов, наемники в навороченных скафах, желтокожие и обросшие шерстью большеголовые карлики - кого тут только не было...
К моему удивлению, в коридорах станции было полно нелюдей - они кричали, шипели и жутко воняли. Кроме некультурных обезьянок Ашанти, встречались ящеры нескольких видов, группы крысоподобных Печембу и вовсе незнакомые уродцы. В воздухе витали отвратительные запахи выделений инопланетян и горелой изоляции. Проводив взглядом упитанную розовую тушу, передвигающуюся на антигравитационной платформе с поблескивающими маячками, я закрыл забрало скафа.
Как пояснила Шата, в независимых мирах нелюди частые гости - в Содружестве сделки с нечеловеческими расами облагаются повышенными налогами, а особо мощное оружие и продвинутую технику им просто не продают. Не говоря уже об откровенно дискриминационных законах, существующих в отдельных государствах - неудивительно, что посещать их нелюди не горели желанием.


4


Конторка с громким названием "Чао-Инг: неограниченные услуги" располагалась в крошечной парковочной ячейке на противоположной стороне станции. Наше транспортное средство неторопливо двигалась по извилистым туннелям, усыпанным грязью и мусором.
Когда группа бритоголовых молодых мужчин и женщин, вооруженные шокерами и пистолетами, высыпала из незаметных ответвлений, перекрыв путь. Я поспешил взять на прицел вожака в облезлом легком скафе - его трещотка с изогнутым магазином выглядела внушительно, но вряд ли поцарапает мой костюм. Для боевых роботов, которые зашевелились, распределяя цели, такое оружие вряд ли сможет представлять угрозу.
Как только оборванцы разглядели пассажиров и груз медленно ползущей гравиплатформы, банда поспешила рассеяться. Шата презрительно фыркнула, а дроиды замерли, поджав суставчатые лапы.
Наше транспортное средство добралось до сектора с ремонтными доками и ячейками малых кораблей, где я быстро нашел нужное заведение. Платформа со скучающей хозяйкой осталась снаружи, а я протиснулся через диафрагму, открывшуюся при моем приближении. В квадратном помещении, заваленном распотрошенными устройствами и стеллажами с хламом, обнаружился небольшой челнок с короткими крыльями, из которого выскочил подросток с желтоватым цветом кожи.
-- Я - Чао-Инг. Что угодно уважаемому? -- поинтересовался хозяин, несколько раз моргнув раскосыми глазами.
-- Снять блокировку, как договаривались... -- я вручил специалисту управляющий модуль.
-- Нестандартная комплектация, -- пробормотал недомерок, бросив взгляд на маркировку.
-- Сделаешь? -- нахмурился я, подумав, что оширец будет набивать цену.
-- Конечно, -- заверил Чао-Инг. -- Когда получу оговоренную плату.
-- Слушай, а почему у этих, -- я неопределенно махнул рукой, -- запросы несколько хм... выше?
-- У меня нет денег на аренду приличного помещения в деловом секторе, как у этих. У них есть все лицензии и сертификаты, а у меня - нет. Поверь, ты даже не заметишь разницы!
Специалисту потребовалось десять минут для того, чтобы расколоть капризное устройство. Небрежно воткнув в один из разъемов блестящий штырь, желтокожий подключил трофей к терминалу. Голографические панели показывали непонятные графики, коды и прочую тарабарщину, но подростка это не смущало - закрыв глаза, он еле заметно покачивался, сидя на корточках перед кубиком терминала.
Наконец узкоглазый довольно хрюкнул, протянув управляющий блок, который сразу же обнаружился нейросетью. Согласившись выполнить синхронизацию, я повесил плоский модуль на грудь, подключив остальные компоненты.
Интерфейс нейросети отобразил панельку с дюжиной разноцветных пиктограмм - задействована оказалась только одна. Оказывается, в устройстве имелось нечто вроде сканера, позволяющего подключаться к коммуникационным каналам. Раньше управляющий модуль активировал эту функцию самостоятельно. Теперь я получил доступ к настройкам и банку данных внушительного объема.
Я удостоверился, что хранилище не пустует. Полторы сотни объемных инфопакетов и множество мелких документов занимали половину объема. Правда, некоторые были отмечены значками запрета доступа, о чем я и сообщил специалисту, надеясь, что тот решит и эту проблему.
-- Тот, с кого ты это снял, жив? -- неожиданно спросил тот.
-- Увы... -- я смущенно пожал плечами.
-- Тогда забудь! -- посоветовал Чао-Инг, пощелкав тонкими пальцами по блоку шифрования. -- Слышал о таких - это спецзаказ. Здесь привязка к параметрам мозговой активности владельца. И снять ее невозможно - во всяком случае, я не имею представления, как это сделать и не знаю того, кто возьмется.
Уважительно кивнув оширцу, я подумал, что пятнадцать тысяч кредитов потрачены не зря - объем невзрачного модуля с цифровым кодом в сотни раз превышал банк данных многофункционального компа, что я носил на руке. Более того, подозревал, что доставшийся мне со скафом комплект стоит серьезных денег. Не говоря уже о возможности покопаться в личном хранилище ученого - наверняка там найдется что-нибудь интересное.


5


Когда бронированная створка ушла в стену, я вздрогнул, увидев в ангаре Высшего. Шата заливисто захохотала, наблюдая за моими действиями - я успел скатиться с гравиплатформы и выхватить штурмовой комплекс. И только потом сообразил - тактический комп обвел силуэт зеленым цветом, высветив идентификатор наемника.
Сорм - гигант с уродливой физиономией, облачился в красно-черный бронекостюм десантника конфедерации. Покрытие высокотехнологичного скафа блестело в рассеянном свете потолочных панелей. Боец с хрустом крутил толстой шеей, негромко бормоча на неизвестном мне языке. Кроме двуствольной плазменной пушки на левой руке он обзавелся наплечной пусковой установкой. Вероятно, после столкновения с тяжеловооруженными абордажниками Делуса гигант всерьез озаботился своей защитой, потратив заработанное на дорогой костюм.
-- А он хорош! -- прорычал верзила, закрепляя на груди вогнутую конструкцию коричневого цвета с оплавленными краями. Выпирающим горбом реактора на спине и дополнительной бронепластиной боец напоминал огромную двуногую черепаху.
-- Но как? -- удивился я. -- Этот костюм вроде бы рассчитан только на Высших...
-- В мастерской подлатали наши скафы и заодно поставили какой-то модуль-переходник в трофейный. Лучше не спрашивай, сколько это стоило... -- негромко пояснил Хасс. -- Сорм выразил желание забрать "Берт-5М" в качестве своей доли. Учитывая то, как долго мы ковыряли предыдущего хозяина этой скорлупы это - хорошее вложение средств.
-- Ну, еще бы! -- хмыкнул я. -- Пятое поколение, все-таки. Только удивляюсь, как он все это барахло таскает на себе. Мне даже реактор этот не поднять было...
-- В этом костюме есть встроенные усилители, -- ответил наемник. -- Да и у нового хозяина полно боевых имплантов. Насколько я знаю, Сорм все заработанное тратит только на них...
-- Что с дроидами? -- Вохлик выбрался из открытого люка абордажного бота.
-- Миллион двести сорок тысяч за потроха, -- ответила Шата. -- Этих двух я оставляю себе. Кто-то обещал справедливую компенсацию.
-- Принимается, -- кивнул командир. -- Часть добычи мы уже реализовали. Скоро избавимся от остального. На корабль пока покупателей не нашлось, я выставил его за полтора миллиона.
Я развалился на своей кровати в жилом модуле, занявшись банком данных покойного ученого. Потратить средства на нужные базы с навыками еще успею - до окончания "распродажи" заикаться о доле бессмысленно.
Время летело незаметно - я открывал инфопакеты, пытаясь разобраться в содержимом. Покойный ученый занимался изучением артефактов старших цивилизаций - именно под таким обозначением предметы фигурировали в документации. Покопавшись в инфосети, я узнал, что так называют негуманоидов, которые вели войну за наследство Древних несколько тысяч лет назад и благополучно истребили друг друга.
Из двух десятков видов до настоящего времени сохранились только три - гигантские тараканы Аланнариани, похожие на пушистых медвежат Хиш и ящеры Аш-Камази. Четырехрукие обезьяны Храл'Си, ощипанные курицы шуриги, насекомоподобные эролги и загадочная цивилизация Ирсль, строившая свои аппараты из редких и дорогих материалов - все они исчезли, однако артефакты и корабли иногда попадали в руки ученых.
Судя по документам, у корпорации "Ифтихар" имелась база где-то глубоко под поверхностью Нунзы, где научные группы занимались рухлядью нелюдей. Я просматривал отчеты о погибших после заражения какой-то инопланетной дрянью. Попытки вживления в организмы людей непонятных устройств - изуверские эксперименты, часто заканчивающиеся гибелью участников... Недостатка в человеческом материале ученые не испытывали - хозяева планеты целыми грузовиками завозили колонистов из слаборазвитых миров. После поверхностного знакомства с документацией мне стало совсем не жаль живодеров. Заслуженное возмездие все-таки настигло тех, кто ставил бесчеловечные опыты и уничтожал людей тысячами.
Пролистав полсотни таких отчетов, я наткнулся на интересный документ - в руки исследователей попали вещички Ушедших, с искусственным созданием которых я успел познакомиться. Целый контейнер с инопланетным барахлом был выкуплен у обезьянок Ашанти, не сообразивших, что это такое.
Просматривая изображения реликтов, я обнаружил, что исследователи расшифровали значение отдельных пиктограмм в виде паучков - такие имелись на предметах. И некоторые показались мне смутно знакомыми. Например, пупырчатый шар метрового диаметра носил глубокомысленную надпись: "Личинка большого летуна", а черная вещь, похожая на семечко, оказалась помечена как "Пожиратель всего". Ушедшие специализировались на биотехнологиях - большая часть их артефактов являлась живыми организмами. Ученые корпорации смогли расшевелить несколько предметов, запустив механизм активации зародышей. Парочка костюмов, предназначенных для ящеров, одноместный летательный аппарат, а также мощный источник энергии, быстро нашли новых владельцев. Зато назначение остальных артефактов пока оставалось неясным.
К сожалению, поковырять эти ценные находки не представлялось возможным. Хотя было бы интересно посмотреть на летуна, что вылупится из личинки, и этого "Пожирателя всего". Ученые корпорации так и не смогли разобраться, как активировать эти штуковины. Насмотревшись на изображения, я подумал, что неплохо бы было узнать побольше об этих древних ящерах. Мне еще пришло в голову, что я могу добиться успеха там, где застряли специалисты.
Ведь я лично имел дело с искусственной личностью, созданной теми, кто успешно пользовался всеми этими загадочными артефактами. Чужак не только оптимизировал мою энергетическую структуру, но еще и вложил в голову знание языка Ушедших.

6


Артефакты других цивилизаций выглядели совсем непонятно - гибкие стеклянистые трубочки, разнокалиберные загогулины, живые кристаллы и нечто вроде комков разноцветной плоти. Тем не менее, ученые тратили серьезные ресурсы на возню с этим барахлом - счета за заказанное оборудование и выплаты наемным специалистам впечатляли. Оставив двенадцать инфопакетов, касающихся изделий Ушедших, я очистил банк данных, посчитав все остальное для меня бесполезным.
Подумав, добавил в свой список запланированных покупок пару баз. "Ксенология" - в ней содержались сведения о нечеловеческих расах. Первый ранг ограничивался физиологией инопланетных созданий - исключительно для тех, кто предпочитает общаться с нелюдями через прорезь прицела. Второй ранг включал краткие сведения обо всех известных инопланетных видах, коих насчитывалось чуть меньше сотни.
В продаже имелись специализированные базы по двадцати двум цивилизациям, с которыми человечество поддерживало тесные связи, главным образом торговые. Вероятно, такие массивы данных предназначались дельцам, ученым и прочим узкоспециализированным специалистам. Однако цены на эти базы кусались, поэтому я решил ограничиться общей базой второго ранга по принципу "всего - понемножку".
"Археология" систематизировала данные о вымерших инопланетянах, к которым как раз и относились пресловутые Ушедшие. Здесь планировал остановиться на четвертом ранге - там давалась основная информация о предметах, представляющих ценность. Стоимость этой базы оказалась, на мой взгляд, непомерной - двести шестьдесят восемь тысяч кредитов. Монополисты сильно загнули цены - тому, кто хотел приобрести восьмой ранг, предстояло потратить три с половиной миллиона. Вероятно, загрузка такого огромного массива данных могла растянуться на пару лет.
К сожалению, отдельной базы по цивилизации древних ящеров не существовало, поэтому оставалось одно - получить информацию сразу по всем исчезнувшим видам. Хотя сохранившиеся вещички были предназначены исключительно для рептилоидов, некоторые артефакты люди научились адаптировать для собственного использования. А те, кто этим занимался, брали за свои услуги неприличные суммы. Подумал, что покопаться в наследии Ушедших крайне перспективно.

Разобрался с функционалом модуля связи - устройство позволяло подключаться к спутникам и специализированному оборудованию вроде зондов и автоматических станций. Правда, сейчас эта функция оказалась недоступна - местные не собирались давать доступ к своим объектам кому попало. Перебрав значки на панели нейросети, обнаружил три десятка неактивированных мобильных устройств "Хаст-118". Поиск в инфосети по новому названию не дал особых результатов, кроме отсылки на нивэйскую корпорацию с одноименным названием. Ее специализация - биомеханические создания. Я сделал вывод, что где-то рядом есть продукция этой компании. Отдал команду задействовать одну из находок.
Через мгновение интерфейс отобразил небольшое окошко - теперь я смотрел на мир глазами одного из маленьких дроидов-паучков. В имуществе ученого оказался ящик, заполненный прозрачными коконами со спящими роботами непонятного назначения. Шата, как главный специалист по разным механическим гадам, так и не смогла активировать находку. Никаких контрольных панелей и дополнительных модулей в комплекте не имелось, но теперь я знал - все необходимое для управления паучками ученый носил на себе.
Добравшись до контейнера с крошечным роботом, я вытащил ожившего паучка. Остальные тварюшки спали в своих коконах, а этот вяло шевелился. Приглядевшись, я сделал вывод, что это скорее животное, нежели механизм - из мягкого брюха размером с кулак вырастали четыре гибкие лапы, а на носовой части блестели несколько разнокалиберных бусинок-глаз, покрытых слизью. Прямого управления не предусматривалось, но я быстро разобрался, как заставить недомерка двигаться. После того, как отметил участок пола на окошке, паучок неторопливо посеменил по направлению к цели.
-- Биотехнологии, -- вынесла вердикт Шата, покрутив дроида.
-- Это я уже понял. Ну и зачем такое нужно?
-- Без понятия. Может быть как разведчик, -- отмахнулась девушка. -- Или для действий там, где вся техника отключается. Вроде пятен или аномалий.
-- Вполне возможно, -- согласился я.
-- Торгаши отказались их брать. А один делец посоветовал отправить их в утилизатор. Посчитал, что это носители биологического оружия. Так что можешь развлекаться, пока не сдохнут...
-- А что, должны?
-- Не вижу разъемов и устройств питания. Обычно встраивают конвертеры, перерабатывающие органику. Но тут размеры не позволяют, -- пояснила Шата. -- После активации протянет несколько суток. Фактически они одноразовые,
-- Хм... тогда оставлю их себе. Забавные зверюги, -- кивнул я, глядя на ковыляющего уродца.
-- Оружия нет, и прикрутить его некуда. Бесполезное создание...-- бросила специалистка, повернувшись к своим дроидам. Черные жуки "Нибель-М", вооруженные парой мощных импульсников, выглядели гораздо серьезнее крошечных паучков.
Загнав тварюшку в угол ангара, я деактивировал управляющий интерфейс, однако паучок не собирался впадать в спячку, а неловко закрутился на месте, напоминая брошенную собаку.
-- Ладно, найдем тебе занятие. Будешь отвлекать врагов. Думаю, они помрут от смеха, как только тебя увидят! -- пообещал я маленькому шпиону.

7-1


-- Остался только корабль, -- объявил Вохлик. -- Даже со скидкой пока желающих купить его не нашлось. Предложения от перекупщиков всерьез не рассматривал.
-- Сейчас выставлен за полтора миллиона, -- заметил Лумис. -- Многовато за это корыто. В продаже есть дешевые аналоги - оширские боты "Кугда" и хакданские катера "Асквиг". А арварские штурмовые корабли вообще по цене металлолома, чем они и являются. Местные скорее удавятся, чем будут переплачивать.
-- Да, а почему так дорого? -- спросил Абу. -- Просто большой челнок с парой пушек. Думал, такие четыреста тысяч должны стоить...
-- Нет, -- возразил пилот-коротышка. -- Это "Кнакер". Четвертое поколение - современный корабль со специализированным оборудованием. Здесь новейшие двигатели. Установленный модуль с парой излучателей в носовой части - такой стоит хороших денег. Вместо него можно установить пусковые установки, но это нечто особенное. Вроде резака, только превращает любой материал в пыль. В общем, эта штука вскроет любую броню.
-- Именно, -- кивнул Вохлик. -- Отдавать за бесценок торгашам глупо. Пока что самое лучшее предложение за бот - восемьсот тысяч кредитов. Но это смешно. У нас еще есть время, пока что разберемся с остальным.
-- Что по деньгам? -- деловито поинтересовался Хасс.
-- Итоговая сумма - четыре миллиона шестьсот двадцать четыре тысячи, -- вынес вердикт командир. -- Отправил всем пакет с отчетом. Из них двести пятьдесят - уйдут Бирже за регистрацию наемного отряда.
Я бегло просмотрел документ, отметив, что новейший скаф "Берт-5М" ушел Сорму с существенной скидкой - за восемьсот тысяч кредитов. Вохлик забрал пушку "Халле" за тридцать пять кусков. Мне достался один из трех носимых генераторов щита "Уфиш-4Д", точно такой же зарезервировал Хасс - его оценили в сто восемьдесят тысяч кредитов, хотя покупатель забрал третий за двести пятьдесят кусков. Кроме того, наемник, как и я, забрал реактор с разбитого робота, тоже довольно дешево - за пятьдесят тысяч. Абу и Лумис прибарахлились трофейными импульсниками с комплектом энергоблоков.
Командир традиционно подождал вопросов и предложений, после чего перечислил присутствующим доли. Моргнул значок, и мой счет вырос на четыреста сорок две тысячи кредитов. Затем получил контракт участия, где регламентировалось участие в намечающемся предприятии. Заверив договор личным идентификатором, я стал счастливым обладателем части имущества отряда, то есть двух тринадцатых абордажного бота типа "Кнакер". Указывалось, что я мог свободно распоряжаться своей долей - например, продать кому-нибудь из участников предприятия.
-- Стандартный контракт, -- пояснил Хасс специально для коротышки. -- Ставь свою метку и не трясись. Захочешь выйти из дела и получить кредиты - на твою долю желающие найдутся...
-- Два часа назад в сети появились новости о нашем нанимателе, -- сообщил командир. -- Корпорация "Слини" выбыла из списков Биржи и реестра наемных подразделений.
-- Так что, нам не заплатят? -- заикнулся Лумис.
-- Забудь! -- Шата одарила коротышку презрительной улыбкой. -- Все мы досрочно разорвали контракт, сбежав с Нунзы. Если бы кто-нибудь из руководства выжил, нам бы еще и предъявили претензии. После того, что мы там наворотили, глупо требовать компенсацию.
-- Теперь мы - сами по себе, -- кивнул лидер. -- Регистрация займет сутки. После чего отряду будут доступны выгодные предложения.
-- Зачем вообще отдавать деньги посредникам? -- пилот озадаченно поскреб затылок. -- В инфосети полно предложений для желающих заработать...
-- Приняв такой заказ, ты, скорее всего, быстро закончишь карьеру наемника. Замороженной тушкой, болтающейся в космосе, -- засмеялся Абу, явно довольный собой. -- Кланы раньше таким занимались. В лучшем случае тебе просто не заплатят за сделанную работу. Рияд - мой родной мир, так что я знаю, что говорю. Для кланов ты - чужой. Это значит, что тебя можно ограбить и продать черным. Наивные идиоты, желающие избавиться от своего имущества и пополнить ряды рабов никогда не переведутся.
-- Да откуда ты такой выполз, раз не знаешь простых вещей? -- поинтересовался Хасс.
-- С Тулуса, -- невозмутимо ответил коротышка. -- У нас там очень холодно.
-- Оно и видно. Все мозги отморозил! -- фыркнула Шата.
-- Серьезные люди работают только через Биржу, -- кивнул Вохлик. -- Полагаю, имеет смысл регистрироваться как подразделение со своим внутрисистемным кораблем.

7-2


Хотя я теперь оказался довольно состоятельным человеком по меркам Содружества, все полученные средства планировал потратить на нужные навыки. Полмиллиона кредитов для местных - приличная сумма, на нее уже можно было купить пару устаревших челноков или потрепанный шахтерский корабль. Но наемники предпочитали вкладывать деньги в более весомые активы, то есть в снаряжение и мощное оружие.
На этот раз компанию мне составил Абу - наемник с придурковатой внешностью. Глупо оттопыренные уши, нос-картошка и козлиная бородка красного цвета создавали впечатление безобидного увальня, однако тот показал себя хитрым и расчетливым бойцом.
Я экипировался по полной: на груди располагались восемь последних магазинов, а за спиной - изрядно распухший рюкзак и громоздкий реактор. Кожаная перевязь с метательными клинками из красноватого металла смотрелась анахронизмом рядом с генератором силового щита, однако эффективность этого нехитрого оружия не вызывала сомнений. В руке я сжимал штурмовой комплекс "Корза-105", стреляющий крошечными иглами.
Плотно облегающий тело костюм с высоким воротником, закрывающим голову в задней части, являлся вполне современным скафом четвертого поколения "Ихев-Т". Модификация для командного персонала отличалось хорошей защитой и легким весом, а также наличием маскировочной системы - крошечные чешуйки меняли цвет, подстраиваясь под окружающую обстановку.
На груди и спине имелись гнезда для навесных элементов брони, но предыдущий хозяин предпочитал научное оборудование. Но я собирался заполнить их композитными пластинами - защиты мало не бывает.
Прозрачная капсула двигалась к торговому сектору, а Абу в это время с неприкрытой завистью рассматривал мое снаряжение. Я сидел на мягком диване напротив и пытался понять причину, по которой уроженец пустынного мира заделался наемным головорезом.
-- Ты же с Рияда... Ну и как там жизнь? -- поинтересовался я, когда транспортное средство медленно пролетело над головами группы людей, закутанных в разноцветные мешковатые халаты. Их хмурые лица разительно отличались жизнерадостной физиономии бойца.
-- Дерьмо, -- подумав, сформулировал Абу, подергав свою козлиную бородку. -- Сбежал оттуда два года назад и ни разу не пожалел об этом. Песок, чокнутые гуфии, вонючее зверье и подземные биофермы...
-- А как же традиции и заветы мудрых старцев? -- удивился я.
-- Ну, для тех, кто всю жизнь хочет убирать дерьмо грязных пурко - они подходят. Абу Зуль Сайкулла таким не был и никогда не будет. Я достоин большего! -- боец хлопнул себя по груди. -- Здесь, по крайней мере, все честно: сделал работу - получил кредиты.
-- У вас что - не так?
-- Нет, конечно! Треть положено отдавать гуфиям, -- прищурился наемник. -- Да мне плевать на этих мертвых стариков! Почему я должен слушать тех, кто повторяет их бредни?
-- Да, действительно, -- кивнул я.
-- Как разберусь с делами, навещу Рияд! Надо раздать долги и открутить головы парочке недоумков, -- поделился планами Абу.
-- Угу. Месть - это блюдо, которое надо подавать холодным...
-- Отрезать голову и заморозить? Хорошая идея... Мне надо было сразу догадаться! Ты последователь Хадеша, -- с уважением протянул наемник. -- Сильный джалым!
-- Нет. Я не из этих... -- возразил я, но головорез не поверил, забормотав про удачу и богатство, которое ждет его и всех остальных.
Капсула замерла на посадочной площадке, высадив пассажиров - Абу легко выпрыгнул из овального люка. Я под тяжестью снаряжения и распухшего рюкзака тяжело потопал к вывеске заведения, занимающего целый квартал торгового сектора.
Компания "Уркула" предоставляла возможность наемникам обзавестись различными орудиями убийства и сопутствующим снаряжением. Что немаловажно, старое принимали в зачет покупки. Абу вприпрыжку направился в секцию костюмов, а я подошел к свободной стойке, кивнув седоволосому менеджеру. Тот рассеянно уставился на меня водянистыми глазами и замер, получив заказ.
-- Хакданская универсальная турель. Легкая плазменная пушка "Дил-20Т". Комплект силовых кабелей для сопряжения с реактором. Сто тридцать две тысячи кредитов. Могу порекомендовать "Дил-28Т" - улучшенную модель с внешним модулем целеуказания. Ее сдали недавно - всего на двадцать восемь с половиной тысяч дороже.
-- Минутку, -- я нашел в инфосети спецификацию новинки.
Компактная пушка выпускала сгусток плазмы, который частично рассеивался уже после сотни метров. Скорострельность не впечатляла - один выстрел каждые шесть секунд, однако имелась возможность подождать полминуты и выпустить усиленный заряд. Изделие умело отслеживать до трех десятков целей и стрелять в автоматическом режиме, что, на мой взгляд, было довольно удобно. Для питания использовались стандартные энергоблоки, но я собирался задействовать громоздкий реактор. Его мощности хватало на поддержание энергетического щита и одновременную работу вспомогательного оружия.
-- Беру "Дил-28Т"! -- согласился я.
-- Все остальное: набор композитных бронепластин для скафов серии "Ихев", пара медицинских устройств "М-20" и три десятка зарядных модулей с иглами. Это на тридцать шесть тысяч кредитов.
Расставаться с хорошо себя зарекомендовавшим штурмовым комплексом "Корза-105" не планировал - это легкое и скорострельное оружие отлично дополняло медленную, но мощную плазменную пушку. Да и командир упоминал, что энергетическое оружие не всегда уместно.
Наемники советовали прикупить что-нибудь посерьезней, вроде большого плазменного орудия "АГ-42" хакданского производства. Такая пушка стреляла гораздо быстрей, однако таскать здоровенную дуру с меня ростом желания не было. Тем более я не собирался лезть в первые ряды и рисковать своей драгоценной шкурой.
-- Именно так. А это - сдать в качестве части оплаты! -- кивнул я, вытащив из рюкзака свой старый костюм, недавно заштопанный в мастерской. Большая часть его подсистем не действовала, однако свою задачу скаф выполнил, сохранив шкуру хозяина. Сверху положил наручный комп, который ранее таскал в качестве внешнего хранилища - сейчас необходимость в нем отпала, поскольку появилась отличная замена. Техникам хватило десяти минут для проверки, после чего менеджер вынес вердикт.
-- Двадцать восемь с половиной тысяч. Устраивает?
-- Еще бы. Подарки и бонусы будут?
-- Четыре упаковки хакданского пищевого рациона, -- обрадовал сотрудник. -- Хватит на пару стандартных месяцев.
-- Ладно, пойдет, -- кивнул я, заверив своим идентификатором контракт поставки и реализации имущества. В договоре имелся пункт о бесплатной установке покупок, чем я и поспешил воспользоваться.
Техник прилепил на плечо замысловатую конструкцию - универсальную турель, после чего закрепил пушку в зажимах, напоминающих клешни. Подсоединив устройство гибким кабелем к реактору, сотрудник запустил последовательность тестов. Второй специалист в это время устанавливал чешуйчатые бронепластины на грудь и спину скафа, подключая генератор силового щита. Я заплатил еще пять сотен кредитов за установку креплений, с помощью которых можно было быстро сбросить громоздкий реактор. Заодно техники провели обслуживание, заменив топливные стержни - теперь ресурса должно хватить на несколько лет. Затем покрыли устройство хитрым композитом, способным в определенных пределах менять цвет.
Интерфейс высветил неактивную панельку из пяти значков, а турель зашевелилась, после чего нейросеть выдала предупреждение - для использования плазменной пушки требуется база данных третьего ранга "Тяжелое оружие". Следом появились несколько значков для управления генератором энергетического поля и уведомление - без изученной базы "Силовые щиты" четвертого ранга это устройство задействовать не получится. Управлять реактором пока я тоже не мог - необходима база "Энергосистемы" третьего ранга.
Засунув в рюкзак зарядные модули и четыре упаковки с изображением лысого старикашки, задумчиво черпающего коричневую жижу из миски, направился к выходу - теперь следовало потратить оставшиеся деньги на полезные навыки. Я всерьез задумался о модификациях тела - постоянно таскать громоздкий реактор на горбу оказалось тяжеловато.

8


Физиономия Абу излучала неподдельную радость - он потратил средства на штурмовой скаф оширского производства и успел обзавестись пухлым рюкзачком. А на поясе бойца появился слегка изогнутый клинок с потертой рукоятью. Я терпеливо ждал, пока тот выбирал эту железяку из полусотни похожих. Особо впечатлила цена - сабля обошлась покупателю в две тысячи кредитов. По моему мнению, это несколько дороговато за заточенную полоску сероватого металла, однако хозяин был доволен покупкой.
Костюм наемника был раскрашен в попугайские цвета директората Ошир и я сделал вывод, что очередной вояка повысил свое благосостояние посредством реализации подотчетного имущества. Однако мне этот скаф не понравился - серьезная защита в виде навесных пластин имелась только на груди. Зато присутствовало место для турели на левом плече и гнездо под генератор щита, прямо как у дорогих моделей. Ну а когда я увидел эмблему производителя, доверие к продукции узкоглазых упало еще больше.
Девиз "Сделано для оширцев!" предполагал, что костюм изготовлен на автоматических заводах Гольятты. В слухи, что тамошние роботы специально гонят брак, чтобы вредить человечеству я не верил. Но кривоватые швы и чешуйки разного размера намекали на общее качество продукции.
-- Ну а что, ничего лучше не нашлось? -- понтересовался я.
-- С деньгами у меня не очень, -- неохотно ответил Абу. -- Потратил почти все. А тут еще и нелегальные торгаши цены подняли. Теперь чтобы попасть на Рияд придется отвалить сотню тысяч.
-- Ух... а может как все нормальные люди - орбитальный лифт и ты там?
-- Не пойдет, -- покачал головой наемник. -- Старики все еще обижены на меня и могут случайно пристрелить...
-- Ну как знаешь, -- замолчал я.
Представительство компании "Нео-Урхнот" располагалось неподалеку - я решил добраться до него своим ходом, не прибегая к услугам такси. Вообще-то на станции имелось целых три подобных конторки, занимающиеся нейросерями, базами и имплантами, однако Абу посоветовал закупаться именно в этой. Дескать, последнее время дельцы активно заманивают клиентов накопительными скидками и индивидуальными бонусами за крупные покупки, чем следует воспользоваться.
-- Даже и не думай! -- бросил наемник, когда я замер перед забегаловкой, где доходяги уплетали что-то похожее на шашлык. В клетках пищали тварюшки, смахивающие на жирных хомяков - вероятно, именно они являлись главным блюдом. А смуглый усач умело потрошил большую ящерицу, сплевывая на пол хрящики.
-- А что, -- хмыкнул я. -- Вроде бы выглядит аппетитно...
-- Могут отравить. Если повезет, твой медблок справится с ядом. А если нет - придешь в себя где-нибудь на нижних уровнях. Без скафа, оружия и имплантов... -- ухмыльнулся Абу.
-- Угу. Вон, похоже, одного такого понесли... -- я кивнул в сторону бородача, который непринужденно тащил на плече подростка с раззявленным ртом, из которого капала слюна. Широкие коридоры орбитального терминала кишели всякими темными личностями - торгаши, наркодилеры и проповедники перекрикивали друг друга, предлагая свой товар.
Патрулю службы безопасности не было никакого дела до творящегося на их глазах беспредела - двое бойцов спокойно проследовали мимо. Когда к наемнику подскочил лопочущий оборванец, размахивающий руками, Абу со всей силы пнул того в живот. Что сразу же отвадило от нашей компании других попрошаек.
А вот и полукруглая арка, украшенная мерцающими голограммами - по дороге я успел узнать, что "Нео-Урхнот" имеет разветвленную сеть сбыта, являясь одним из шести монополистов - производителей симбионтов.
Зайдя внутрь, я закрутил головой - интерьер заведения впечатлял. В центре овального зала располагался фонтанчик, струи которого силовые поля закручивали в замысловатые спирали и геометрические фигуры. А через прозрачный потолок я увидел подсвеченную толщу воды с грациозно скользящими рыбинами и морскими гадами. Наемник презрительно фыркнул, подойдя к одной из свободных конторок.
Последовал е