Ростунов И. И. — История Северной войны 1700-1721

Ростунов Иван Иванович
История Северной войны 1700-1721 гг.

Сайт «Военная литература»: [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]
Издание: Ростунов И. И. История Северной войны 1700-1721 гг. М.: Наука, 1987
Книга в сети: [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]
Иллюстрации: нет
Дополнительная обработка: [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] ([email protected])

Ростунов И. И. История Северной войны 1700-1721 гг. М.: Наука, 1987. Тираж 14700 экз.

Аннотация издательства: В монографии освещаются причины а характер Северной войны, ход военных действий на суши и па море. История войны рассматривается в тесной связи с социальпо-экономаческима и политическими условиями того времени. Показывается объективно справедливый характер войны со стороны России, прослеживается развитие русского военного искусства.

ВВЕДЕНИЕ

«Северная война 1700–1721 гг. была выдающимся событием первой четверти XVIII столетия. Она сыграла огромную роль в исторических судьбах народов России, Швеции и ряда стран Западной Европы, во многом определила их последующее развитие. Вооруженная борьба отличалась большим размахом и продолжительностью. Война явплась важным этапом в эволюции военного искусства. Она обогатила теорию п практику военного дела.

История Северной воины 1700–1721 гг. привлекала внимание многих исследователей. Создана обширная литература. Наибольшее количество трудов было выпущено в нашей стране1. Первая печатная работа о Северной войне вышла в свет в 1713 г. Она носила название «Книга Марсова илн Воинских дел...»2 Это был сборник реляций и гравюр о победах русских войск в войне со Швецией. Петр I лично редактировал эту книгу.

В конце Северной войны было начато составление «Гистораи Свейской войны». Петр I принимал непосредственное участие в подготовке труда, выступая в качестве его автора и редактора. С 1721 г. каждое утро по субботам он работал над этой книгой. Труд вышел уже после смертп Петра I, в 1770–1772 гг., под названием «Журнал или Поденная записка блаженныя и вечнодостойпыя памяти государя императора Петра Великого о 1698 года даже до заключения Ноиттадтского мира». В нем подробно рассмотрен ход войны, показаны ее результаты.

Большой вклад в изучение причин Северной войны внес П. П. Шафпров. Этому вопросу он посвятил труд, послесловие к которому написал Петр Iэ. В этом сочинении проявилось достаточно отчетливое для современника понимание значения происходящих событий, в первую очередь создания армии и флота, военных побед, а затем культурных реформ, развития промышленности, административных преобразований. К труду П. П. Щафирова примыкают работы другого современника Петра I Феофана Прокоповича '. Он также подчеркивал важность военных реформ, высоко оценивал победы русской регулярной армии и военно-морского флота в Северной войне.

В конце XVIII в. вышел в свет капитальный труд И. И. Голикова. Вместе с дополнениями к нему он насчитывал 30 томов5. В этом труде было собрано большое количество материалов, отображавших экономическую, политическую и военную историю конца XVII первой четверти XVIII в. Автор, сын курского купца, особо подчеркивал роль Петра I в развитии тор [123] говлн п промышленности. Немало места к труде было отведено описанию военных событий. Произведение И. И. Голикова сохраняет свое значение как один из источников по истории петровского времени, в том числе и истории Северной войны 1700–1721 гг.

Особенно крупные успехи в изучении Северной воины были достигнуты в XIX начале XX в. Тогда вышли в свет фундаментальные, основаппые на глубоком изучении первоисточников труды Д. П. Бутурлина, А. П. Карпова. В. И. Баскакова, А. 3. Мышлаевского и других видных воепных историков России6. Лучшие представители русской дореволюционной историографии всесторонне обосновали национальный характер петровских преобразовапии, решительно отвергли версию о том, будто Боепное искусство в России развивалось путем заимствования иноземных образцов. Так, А. 3. Мышлаевскнй признавал, что русская армия начала изменяться еще до Петра. Петр I в своей деятельности опирался на опыт прошлого. «В атом случае, писал он, многое, кажущееся позаимствованным с Запада, является в действительности старорусской формою, лишь прикрытою и нолем ческой номенклатурою» '. К такому же выводу приходили и авторы многотомного труда по военной, истории России: «Все лица, которых захватило преобразовательное движение, считали полезным брать на западе только суть, дабы воплощать ее по особенностям родной обстановки» «.

Русские военные историки считали «исторической несообразностью» искать в иноземных порядках оспову орган из а иди русской армии. Значительпос влияние на характер военно-организаторской деятельности Петра I оказывала Северная война 1/00–172 [ гг. Борьба с сильным и решительным внешним врагом давала Петру огромный боевой практический опыт как основу для мероприятий в системе устройства вооруженных сил и первых военно-административных реформ.

Уже в первые годы XVIII ст. военная система России во многом отличалась от того, что было в других странах. «Россия дает образцы, признаваемые поучительными и для западноевропейских стран»а, писал А. К. Пузыревский о реформах Петра I в армии. Весьма интересна мысль Д. Ф. Масловского об иноземных командирах в русской армии. Несмотря на то что Петр I ценил познания иностранцев в военном деле, он вместе со сиоими выдающимися сподвижниками оставался полным хозяипом армии, составлял планы с их помощью н проводил свои стратегические идеи10.

А. К. Пузыревский, обращаясь к истории Северной войны, отметил, что как стратег Петр I превзошел во всех отношениях Карла XII. Петр I, писал А. К. Пузыревский, тщательно подготовился к борьбе с сильпейшпм в Европе противником. Он удачно разрешил вопрос о воинской повинности «па столь широких и верных началах, как ни в одном из западных государств» «. В отличие от Карла XII Петр I всесторонне подготовил тылы п [123] ги же время» постарался лишить противника возможности получать подкрепления и провиант.

Таким образом, в противовес легенде о Петре как поклоннике западноевропейских военных порядков русские военные историки указывали на национальную оспову его военного творчества. Армия Петра комплектовалась но принципу обязательной воинской повинности, широкое применение которого па Западе имело место дашь с конца XVIII в. Обширные военные знания, кипучая деятельность, глубокая вера в могучие силы русского народа все зто характеризует Петра как великого полководца, много сделавшего для развития русского воеппого искусства. Петр 1 создав замечательную школу военного искусства, из которой вышел ряд талантливых военачальников его учеников и сподвижников Основпые принципы петровского военного искусства были восприняты л развиты выдающимися русскими полководцами XVIJI начала XIX в.

Маого сдеяали русские военные историки и в области публикации документов по истории Северной воины 1700–1721 гг. Особенно велика заслуга в этом Русского военно-исторического общества, которое в течение 1909–1912 гг. выпустило в свет семь томов «Трудов». Первый и третий тома представляли собой сборники документов. Всего было опубликовано 465 документов. в том числе подлинные письма Петра I и Б. И. Шереметева, «Дневник военных действий Полтавской битвы» и др. На основании этих документов продолжалось дальнейшее изучение истории Северной войны 1700–1721 гг. В частности, действительным членом общества Н. Л. Юпаковым было создало историческое исследование «Северпая война: Кампания 1708–1709 гг.: Военные действия па левом берегу Дпепра», составившее второй и четвертый тома «Трудов»

Опыт Северной войны 1700–1721 гг. внимательно изучалп зарубежной историографией. За пределами пашей страны ышло огромное множество работ, посвященных этой проблеме |а. Работы эти не равноценны но своему научному уровню. Одни авторы стремились к объективному освещению событий. Другие, наоборот, преднамеренно искажали историю в угоду господствующим классам своих государств. Рассмотрим в этой связи работы английских историков Дж. Чэнеа, С. Грахэма и Е. МалколмаСмита «, пр#мо или косвепно освещавших политику России в период Северной войны 1700–1721 гг. Анализируя политику Англии по отношению к России в последпем периоде войны, Дж. Чэпс и С. Грахэм указывали на полный провал британской дипломатии, пытавшейся оказать давление на Русское государство. Главным виновником этого они считали короля Георга IОни утверждали, что Георг I не выражал интересы Великобритании, а отстаивал свои дипастическне притязания как курфюрст Ганноверский, На самом деле антирусская политика Великобритании была плодом английского правительства, поддержавшего Георга I в его стремлении максимально ослабить пози [123] цни России в регионе Балтийского моря. Об этом наглядно свидетельствуют изданпые в Англии в 1922 г. документы по внешней политике '*.

Совершенно иную позицию занял Е. Малколм-Смит. Вопреки исторической правде он попытался реабилитировать английских дипломатов. Е. Малколм-Смит восхищался дипломатической деятельностью лорда Д. Картрета, стремившегося всеми способами сколотить антирусский блок на Балтике. Английский историк называет лорда «самым блестящим дипломатом пека», который создал «союз буферных государств» и сумел остановить продвижение России на Запад. Устрашенная Россия, по мнению Е. Малколма-Смита, была вынуждена подписать мирный договор со Швецией «.

Английский историк сознательно игнорировал документальные источники, свидетельствующие о провале планов английской дипломатии в последипй период войны, и старательно протаскивал концепцию превентивной войны «свободного Запада» против наступления «варварской славянской расы». Собственно говоря, многие зарубежные псторики так и трактуют возникновение Северной войны, указывая, что причиной войн в первой четверти XVIII в. являлись либо этнические, либо религиозные антагонизмы !6.

Более серьезный подход к освещению событий Северной войн ны 1700–1721 гг. обнаруживают те английские историки, которые обратились к первоисточникам по русской истории, к работам советских авторов,т. Например, Яп Грен весьма внимательно проанализировал допетровскую эпоху и справедливо отметил, что Московская Русь уже в XVII в. имела связи с европейскими странами и являлась участницей европейской цивилизации. В представлении Я. Грея русский царь Петр I как политик и полководец превосходил своего противника Карла XII. Благодаря энергии п дальновидной политике Петра I Россия стала великой державой»'. В солидной монографии Грея обнаруживаются п недостатки, свойственные всем буржуазным историкам, п прежде всего преувеличение ролп личности в истории. Поступательное двпжеппе России он приписывает исключительно энергии Петра, «разбудившего» русский народ от летаргического сна. Этот тезис автор обосновывает отрицательными характеристиками русских людей, которые находит в высказываниях иностранных путешественников 19. Я. Грей указывал и причины отсталости страны как следствия иностранных вторжений, но он не увязал факты многовековой всенародной борьбы с активностью русского народа в деле защиты своей родины. Народные массы остались вне поля зрения английского историка. Поэтому, признавая значение Полтаискон победы J 709 г., Я. Грей пытался объяснить причину поражения шведской армии тем, что Карл XII устранился от командования накануне битвы20. Но не самоустранение Карла XII, а мужество воинов русской армии, их возросшая боеспособность, помноженная на всенародную под [123] держку, явились решающими факторами победы под Полтавой.

Более объективно подошел к этому вопросу Б. Самнер. В своей небольшой по объему работе он писал, что Петр I разработал план борьбы с захватчиками, использовал народное движение против интервентов. Автор отметил высокую военную подготовку русской армии и указал на значение Полтавской победы для России «. Но Б. Самнер умолчал о возросшей мощи русского флота на Балтике. Наоборот, он отрицал его значение в войне против Швеции ввиду якобы отсутствия национальных офицерских кадров, ошибочно утверждал, что офицеры в русском флоте были иностранного происхождения23. Автор не понял исторических прогрессивных задач России по возвращению отторгнутых у нее земель, ошибочно заявлял, что Петр I и его преемники будто бы всегда стремились пе только вмешаться в дела европейских государств, но расширить территорию Русского государства за счет завоевания сопредельных стран .

Заслуживают внимания работы профессора Лондонского университета М. Андерсона, посвященные петровской эпохег4. В 1978 г. вышла в свет его очередная работа «Петр Великий» «. Основным достоинством монографии является то, что ее автор использовал обширный круг исследований известных советских историков Л. Г. Бескровного, П. П. Епифанова, Н. И. Павленко, В. Е. Шутого. М. Андерсон справедливо указывал, что Россия допетровской эпохи прошла трудный и сложный путь в своем развитии. Страна практически была вынуждена защищаться от агрессивных соседей, пытавшихся захватить ее территории. Тем не менее в конце XVII в., утверждает автор, Россия по своему экономическому развитию не отличалась от стран Западной Европы, и только остатки традиционных феодальных отношений, как то всесилие бояр, а также отсутствие прямых контактов с Европой, являлись барьером, мешавшим росту экономического и политического могущества России3fi. Возникновение Северной войны 1700–1721 гг. М. Андерсон объясняет не только агрессивностью Швеции по отношению к своим соседям, но и тем, что Дания ц Саксония желали упрочить свое положение в Центральной Европе, а Россия воспользовалась этой ситуацией п решила возвратить исконные земли в Прибалтике. Кроме того, Петр I был против государственного устройства Швеции. Он желал разрушить агрессивный мопархнческин строй в шведском государстве и заменить его республиканским, который был менее опасен для соседей». Конечно, такая трактовка хотя и необычна, но она искажает истинные причины войны России со Швецией.

В целом монография М. Андерсона отражает попытку некоторых зарубежных историков объективно разобраться и оценить события петровской эпохига. К достоинствам ыонографпн можно отнести довольно обширную библиографию п неплохо подобранный иллюстративный материал.

Совершенно иной характер л назначение пмеет книга английского филолога Алекса Джонга о Петре Великом33. Очернив всю [123] историю Древней Руси, автор заявляет, что страна, где родился Петр, находилась более 200 лет под управлением завоевателей татар, которые оставили России образец правления: всеобщую покорность и беспрекословное повиновение верховной власти. Со времен татарского ига Россия, по его словам, пребывала во мраке. В стране процветал шовинизм. Каждый иностранец сштался глупцом. И только Петр I со свойственной ему энергией смог направить страну вперед к западноевропейской культуре. Но в России, как утверждает автор, этого поворота мо;кпо было добиться только силой и жестокостью.

А. Джонг пишет, что все новшества как в литературе, так и в воэпном деле пришли в Россию из Немецкой слободы. В ходе Северной лойны успехи русской армии достигались якобы благодаря бесчисленным жертвам, а Полтавская битва 170!) г. была выиграна Петром I потому, что Карл XII передоверил командование шведскими войсками фельдмаршалу Реншильду й°. После Полтавы, вполне серьезно заявляет автор, война затянулась лпшь потому, что «русским всегда казалось легче воевать, нежели добиваться успехов в дипломатии» 3i. Характеризуя состояние русской армии и флота, А. Джонг не преминул заметить, что в вооруженных силах России боеспособными были только офицеры-иностранцы. Русский флот не имел подготовленных матросов. По этой причине экипажи не могли управлять кораблями при сильном ветре И в течение всей войны русский флот не сражался в открытом морезг. После окончания Северной войны 1700–1721 гг. Россия, но словам А. Джонга, встала на путь будущего территориального расширения по всем направлениям 3J. Книга Джонга не научное исследование, а попытка в литературной форме фальсифицировать историю России, доказать западноевропейскому читателю, что внешняя и внутренняя политика СССР являются продолжением политики царской России.

Подобные «исследования» не новы в западноевропейской историографии. Особый всплеск такого рода литературы наблюдался в 50-х годах, когда проводники империалистической политики объявили Советскому Союзу «холодную войну». Первыми, кто бросился фальсифицировать историю России, были американские буржуазные историки. Они всячески стремились провести параллели между политикой царской России и СССР. Фальсифицируя историю и не утруждая себя проведением скрупулезного анализа исторических фактов, они утверждали, что и царская Россия, и СССР стремились и стремятся к территориальной экспапепп.

Некоторые западные историки признают победопоспое завершепие кампании 1708 L709 гг., историческое значение Полтавской победы34, хотя п со многими оговорками. Так, например, американский профессор Дж. Вольф, обращаясь к событиям 1708–1709 гг., утверждает, что шведская армия понесла гораздо более жестокий урон от холодной зимы, пежели от русских пул!,35. Он предпочитает объяснять поражение Карла XII небла [123] гопрпятпыми климатическими условиями и умалчивает о всенародной борьбе с интервентами.

Слабой стороной почти всех зарубежных исследований является отсутствие детального исследования военного искусства воюющих сторон. В них прослеживается тенденция принизить заслуги русской армии и флота, полководческие способности руководителей вооруженными силами России, фальсифицировать ход Северной войны. Характерными для трудов западных историков являются также попытки бросить тень на миролюбивую внешнюю политику Страны Советов. С этой целью фальсифицируется история и Северной войны.

Таким образом, русские дореволюционные историки, а также представители зарубежной историографии хотя и внесли известный вклад в изучение истории Северной бонны 1700–1721 гг.,. но не смогли создать подлипно научные труды. Этому мешала их классовая ограниченность. Только советская военно-историческая наука сумела всесторонне раскрыть важнейшие вопросы истории Северной войны, объективно показать значение этого события в мировой истории.

Методологическую основу советской историографии Северной войны 1700–1721 гг. составляют труды классиков марксизмаленинизма. В произведениях К. Маркса, Ф. Энгельса и В. И. Ленина дан глубокий анализ военной деятельности Петра I. В 50-е годы XIX в. Карл Маркс тщательно изучал источники по истории дипломатии России и Англии в XVШ в. «При просмотре находящихся в Британском музее дипломатических рукописей, писал он, я нашел ряд английских документов, которые относятся к периоду от эпохи Петра Великого до конца XVIII столетия и обнаруживают постоянное тайное сотрудничество лондонского и петербургского кабинетов, причем эпоха Петра Великого представляется начальным моментом этих отношений» =\ Маркс замыслил создать капитальную работу на эту тему. Ему удалось написать и опубликовать лпшь введение к иен под названием «Разоблачения дипломатической истории XVIII века».

Касаясь войн России первой четверти XVIII в., К. Маркс отмечал их важную роль в обеспечении выхода страны к морям. «... Ни одна великая нация, ппсал он, никогда не существовала в таком отдаленном от моря положении, в каком первоначально находилось государство Петра Великого... ни одна нация не мирилась с тем, чтобы все ее морские побережья и устья рек были от пее оторваны... Россия не могла оставить устье Невы, этого естественного выхода для продукции Северной России, в руках шведов, так же как устья Дона н Буга и Керченски:'] пролив в руках кочевых татарских разбойников...»зе В свете этого К. Маркс высоко ценил государственную и полководческуюДеятельность Петра I, подчеркивал прогрессивный характер его войп, в том чнеле и Северной войны 1700–1721 гг. Оценивая итоги этой войны, Маркс указывал, что «Петр завладел всем тем, [123] что было абсолютно необходимо для естественного развития его страны» «.

Ф. Энгельс также с большим интересом изучал войны Петра I. Он писал, что Петр был дальновидный монарх», «действительно великий человек» «, который оставил заметный след не только в российской, но и мировой истории. Его огромной заслугой, по словам Энгельса, было то, что он «первый в полной мере оценил исключительно благоприятное для России положение в Европе. Он ясно... разглядел, наметил и начал осуществлять основные принципы русской политики как по отношению к Швеции, Турции, Персии, Польше, так ц по отношению к Германии» ':. Выгодные для России внешнеполитические условия, которые имел в виду Энгельс, были созданы войной за испанское наследство 1702–1714 гг. Б пей участвовали многие страны Западной Европы.

В. II. Ленин, обращаясь к истории России первой четверти XVIII в., отмечал ту решительность, с которой Петр боролся с варварством. Так, в 1918 г. в работе «О „левом» ребячестве н о мелкобуржуазности» он писал: «Пока в Германии революция еще Аасдлыт ,.разродиться», наша задача учиться государственному капитализму немцев, всеми силами перенимать его, не жалеть диктаторских приемов для того, чтобы ускорить это перенимание еще больше, чем Петр ускорял перешшавпе западничества варварской Русью, ие останавливаясь перед варварскими средствами борьбы против варварства»13.

Советские историки, опираясь на труды К. Маркса, Ф. Энгельса п В. И. Ленина, создали ряд исследований об эпохе Петра I. Авторы этих работ подвергли критическому пересмотру концепции буржуазной историографии и с позиций марксистско-ленинской методологии рассмотрели историю Северной войпы 1700–1721 гг., полководческую деятельность Петра I».

Плодотворно велась археографическая работа. Было продолжено начатое еще в дореволюционное время издание такого ценпого источника, как «Письма и бумаги императора Петра Великого». В 1887–1907 гг. было опубликовано шесть томов. В советский период, начиная с 1918 г., вышли в свет еще шесть томов, каждый из которых состоял пз двух выпусков. В них освещение исторических событии доведено до ноября 1712 r.4S

При изучении истории Росснп в первой четверти XVIII в. значительным достпл;ением советских историков явилась глубокая разработка таких проблем, как развитие экономики, классовая борьба. Созданы ценные работы по дипломатической историиiд. Что касается военной истории, включая историю Северной войпы 1700–1721 гг., то литература по этой теме сравнительно немногочисленна. Она представлена преимущественно брошюрами и статьями научно-популярного характера.

Из трудов, специально посвящепных псторпи Северной войны 1700–1721 гг., можно назвать исследования Б. С. Тельпуховского и Е. В. Тарле47. В этих капитальных трудах содержится oxi [123] принципиальных обобщений ц выводов, не утративших своего научного значения. В них показано историческое место Петра I в создании русской регулярной армии и флота, в развитии русского военного искусства. Авторы дали принципиальную опенку роли и значения Северной войны в общем процессе развития военного искусства.

Вопросы военного искусства в Северной войне 1700–1721 гг. рассматривались также в работах, посвященных полководческой деятельности Петра I. В этой области плодотворно трудились В. А. Панов, К. В. Базплевпч, Е. И. Порфпрьев». Они отмечали в своих трудах, что созданные Петром I русская регулярная армия и военно-морской флот явились решающим средством в деле осуществления внешнеполитических задач Российского государства. Подчеркивалась мысль о том, что в лпце Петра I Россия имела выдающегося военного реформатора и великого полководца, сыгравшего большую роль в Северной войне 1700–1721 гг.

Подводя краткий итог сказанному, следует отметить, что в области разработки истории Северной войны 1700–1721 гг. уже проделана немалая работа. Однако степень изученности этой темы нельзя признать достаточной. Многие вопросы не получили должного освещения. Необходимо, опираясь па труды классиков марксизма-ленинизма, вводя в научный оборот новые документальные материалы, продолжать изучение истории Северной войны, показывать современное значение ее опыта п уроков, разоблачать антинаучные концепции буржуазной историографии. Решению указанных задач и призвана содействовать настоящая книга.

1 См.: Шмурла Е. Петр Великий в оценке современников и потомства. СПб., 1912. Вып. 1; Телъггуховский Б. С. Источники п литература о Северной войне // Воеп.-ист. жури., 1940, Л° 1; Бескровный Л. Г. Очерки военной историографии России. М., 1962: и др.

! См.: Мурзапова М, «Книга Марсова...» первая книга С.-Петербургской типографии // Труды Библиотеки АН СССР. Л., Ш4й. Т. I.

3 Шпфщоч U. П. Рассуждение, какио закупные причины о. в. Петр Первый к начатию войны иротпв короля Карла XII Шведгко го 1700 году имел... СПб., 1717; 3-е изд. СПб., 1722.

1 Феофан (Прокопавич) История императора Петра Великого от рождения его до Полтавской баталии и взятия н плен остальных шведских войск при Пере

волочне включительно. 11., 1 788. Ч. 1–3: Он же. Слова и речи. СПб.. 1760–1791. Ч. [ 2.

3 Голиков II. 11. Деяния Петра Великого, мудрого преобразовате. гя России, собранные па достоверных источников и расположенные по годам. Ы., 1788–1789. Т. 1–12. Он же. Дополнение к деяниям Петра Великого. М., 1790–1797. Т. 1–18.

8 Бутурлин Д. П. Военпая история походов россиян в XVIII столетии. СПб., 1819–1823. Ч. 1–4; Корцов А. П. Военно-исторический обзор Северной войны, СПб., 1851; Баскаков В, И. Северная война 1700–1721 гг.: Кампании от Гродиа до Полтавы 1705–1709 гг.: Крцтнко-пст. песдед. СПб., 1890; Мьпилаевский А. 3. Петр Великий: Войпа в Финляндии в 1712–1714 гг. Совместная оператшя сухопутной армии, галерного и корабельного флотов. [123] СПб.. 1896; On же. Сенориая впила, 1708 г.: От р. Уллы ы Беревипы за р. Днепр. СПб., 1901; я др.

' Мышлаевский А. 3. Офицерский вопрос в XVII пике: (Очерки па истории военного дела в России) /.'Военный сб., 1899. № 5. С. 35.

8 История русской армии л флота. М, 1911. Вып. 1. С. (19.

s Пу^ыревский А. К. Начало постоянных регулярных армий и состояние военного искусит na n рек Людовика XIV и Петра Велико! о//Военный сб., 1889. №. 1.С. 7.

10 Масловский Д. Ф. 3-е дополнение к «Заппскам по истории военного искусства в России». СПб.. 1894. С. 30.

11 fli/JbipeecKuu А. К. Указ. соч. С. 23.

« См.: Фейвина С. А. Петровская эпоха в работах историков капиталистических стран // История СССР, 1972. Л» 4; Возгрин В. Е. Петровская эпоха в новейшей скандинавской историографии //' История СССР, 198!. Лг 3; Баггер X. Реформы Петра Великого: Обзор исследовании: Пер, с дат. М., 1985; Павлова-Си,1Ьвак

екая М. П. Л m то тированная библиография иностранпой литературы о Петре I (1947–1970 гг.) // Россия в период реформ Петра I. М., 1973.

11 Chance J. F. George I and the Northern War: A Study of BrilishHanoverian Policy in the North of Europe in the Years 1709–1721. L.. 1909; Graham S. Peter tlie Great.' L.T 1929; Malcolm-Smith E. British Diplomacy in the Eighteenth Century, 1
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·ЛП Russia. N. Y., I960.


« Ibid. P. 16–27.

21 Tbid. P. 273–306.

21 Sumner B. II. Peter the Great and

Emergence of Russia. L.; N. Y., 19U2. P. 67 OS.

n Ibid. P. 82–83.

« Ibid. P. 105–171.

г4 Anderson M. S. English views o
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·!Э Jonge A. Fire and Water: A Life of Peter the Great. L., 1Ц79.

'« Ihid. P. 171.

31 Ibid, V. 215.

& Ibid. P. 218–219.

«3 Ihid. P. 249.

K Florirtsky M. Russia: A History and Interpretation.. N. Y., 1953. Vol. 1; Martin J. S. A Picture History of Russia. N. Y., 1956.

» Wolf J. Op. cit. P. 79.

38 Маркс 1С. Энгельс Ф. Соч. 2-е пзд. Т. 14. С. 486.

37 Впервые было опубликовано в июгго 1850 апреле 1857 г. в газетах «The Sheffield Free Press» и «Free Press». В 1899 г. в Лондоне дочь Маркса Элеонора Эвелин г издала введение отдельной книгой под названием «Secret Diplomatic History of the Eighteenth Century» «Тайная дипломатическая история Will века»).

38 Marx К. Secret Diploaiatic History of the Eighteenth Century. L„ 1899. P. 87,

яа Ibid.

4» См.: Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е пяд. Т. 12, С. 615.

« Там же. Т. 22. С. 20.

12 Там же.

43 Ленин В. И. Поли. собр. соч. Т. 36. С. 301.

*' См.: Показий С. Н. Петр I, 1672–1725: Рекомендательный указ. лит. Л.. 1973; Кафекгауз Б. Б. Эпоха Петра Великого в освещении советской исторической наукн//Петр Великий: Сб. статей. М.; Л., 1947; Клокяан Ю. Р. Вопросы военной истории России XVIII начала XIX в. в советской историографии // Страницы боевого прошлого: Очерк военной истории Россия. М., 1968; Беспятых 10. Н. Северная война на тер [123] ритори»

  • *5 Подъяпольская Е. П. Об истории и научном значении издания «Письма и бумаги императора Петра Великого» Ц Археогр. ежегодник за 1072 г. M., П974; Шапиро А. Л. О фундаментальном падании документов «Письма и бумаги императора Петра Великого //История СССР, 1958. JVs 1.

    19 Тарде Е. В. Русский флот и внешняя политика Петра I. M.. 1949; Никифоров /1. А. Русс-ко-апглийскио отношении при Петре I. М., 1950; Ом же. Внешняя политика России в последние годы Северпаи войны; Ништадтскнй мир.

    М., 1959; Фейгина С. А. Аландский конгресс: Внешняя политика России в конце Северной войны. М., 1959; Молчание Н. И. Дипломатия Петра Первого. М-, 1984.

    47 Тельпуховский Б. С. Северная война 1700–1721 гг.: Полководческая деятельность Петра. I. M.. 194IJ; Тарле Е. В. Северная война и шведское нашествие на Россию. М., 1958.

    '* Панов В. А. Петр I как полководец. М.т 1940: Вашлевич К, В. Петр I государственный деятель, преобразователь, полководец. М., 194Ь: Порфиръев Е. И. Петр I основоположник военного искусства русской регулярной армии и флота. М.. 1952.

    [123]1

    НАКАНУНЕ ВОЙНЫ

    Причины и характер войны. Состояние русской армии. Вооруженные силы Швеции. Военные планы сторон

    В конце XVII начале XVIII в. Россия была феодально-крепостническим государством, в недрах которого происходили важные изменения. В. И. Ленин писал, что до XVII в. страна распадалась «на отдельные „земли», частью даже кпяжества, сохранявшие живые следы прежней автономии, особенности в управлении, иногда свои особые войска (местные бояре ходили на воину со своими полками), особые таможенные границы и т. д.» ' Примерно с XVII в., по словам В. И. Ленина, открывается «новый период русской истории», который отличался «действятельно фактическим слиянием всех таких областей, земель и княжеств в одно целое. Слияние это вызвано было... усиливающимся обменом между областями, постепенно растущим товарным обращением, концентрированием небольших местных рынков в один всероссийский рынок. Так как руководителями и хозяевами этого процесса были капиталисты-купцы, то создание этих национальных связей было не чем пным, как созданием связей буржуазных» г.

    Отмеченный В. И. Лениным процесс складывания всероссийского рынка способствовал развитию экономики. Ремесло приобретало характер мелкого товарного производства: от работы на заказ ремеелдиппкп переходили к работе на рынок. В различных отраслях промышленности появились мануфактуры. Металлодобыча и металлообработка были сосредоточены в подмосковных, верхпеволжских и северных уездах. В большинстве случаев производство было рассчитано па местный весьма ограниченный сбыт. Но к концу XVII в. из Тулы, Серпухова, Павлова, Ярославля, Углича началп вывозить железные изделия на отдаленные рынки. Крупным центром металлообработки была Москва. Предприятия, строившиеся по инициативе государства, представляли собой централизованный мануфактуры, на которых широко использовался труд приписанных к заводам крепостпых крестьяп.

    Важным залогом будущих успехов русской металлургии являлось то обстоятельство, что русские мастера перешли к постройке высокопроизводительных домен. Наличие дешевого леса позволяло России строить более высокие печи, техническое оснащение таких печен также находилось па уровне того времени. Все это вместе свидетельствовало по о слепом копировании иностранного опыта, а об учете особенностей страны. Так, на Урале [123] русские мастера сами меняли конструкуции доменных печей, строившихся по «заморским чертежам», и они оказывались лучшими но сравнению с постройками самих иноземцев2.

    Следует особо отметить, что высота шведских домеи в конце XVII в. не превышала 5–6 м. Они давали'от 36 до 55 пудов (0,58–0,88 т) чугуна в сутки. На Тульском заводе в lb'90 г. домна была высотой 8,5 м и давала от 100 до 120 пудов (1,0–1,9 т) чугуна в сутки. В этой области промышленности, по мнению С. Г. Струмилина, Россия опережала Западную Европу почти на 100 лет4.

    Большие изменения произошли в сельском хозяйстве. Углубление процесса общественного разделения труда, развитие ремесла и торговли, рост городов требовали увеличения производства товарного хлеба. Основным районом производства товарного хлеба являлись территории к югу от Оки, в верховьях Дона, Сейма, Северского Донца, в бассейнах Мокши и Суры. Оттуда хлеб поступал в Москву, Нижний Новгород и другие города центральнон части страны. Другой райоп производства товарного хлеба находился в верховьях Двины н Вятки. Б Сибири сформировались крупные очаги пашенного земледелия: Верхотурско-Тобольский, Нарымскийг Томско-Кузнецкпй, Илимско-Антарский.

    В складывании всероссийского рынка ведущая роль принадлежала Москве крупнейшему производящему, потребляющему н распределительному центру. Столица была связана сухопутными и репными путями со всеми районами страны. На московском рынке обращались огромные по тому времени массы товаров как отечественного, так и иностранного производства.

    Важную роль в экономической жизни Российского государства в конце XVII в. играла внешняя торговля. Но ее развитие сдерживалось тем, что на западе выход к берегам Балтийского моря, искони принадлежавшим русским, был ь руках Швеции. В начале XVII в. во время польско-шведскоп интервенции шведы оккупировали круннейшпе города Новгородской земли Иваигород, Ям. и Копорье. По Столбовскому миру 1617 г. Российское государство потеряло побережье Финского залива. Король Густав-Адольф, выступая в риксдаге, заявил: «Русские опасные соседи... а теперь этот враг без нашего позволения не может ни одного судна спустить на Балтийское море» 5.

    У России оставался только один путь в Западную Европу через Белое и Баренцово моря. Сообщение через северные моря имело для страны большое экономическое и политическое значение. В устье Северной Двины быстро вырос новый порт Архангельск единственный русский порт, через который устанавливались прямые торговые связи с рядом стран Западной Европы. Товарооборот этого порта непрерывно возрастал. В течепие навигации сюда приходило до 100 судов различных государств. По удаленность Архангельска от центра страны и непродолжительность навигации в Белом море из-за льдов являлись существенной помехой для ведения внешней торговли. [123] Не менее трудным было положение it на юге. Все Северное Причерноморье находилось в руках Османской империи и ее вассала Крымского ханства. Отсутствие у России выхода к Черному морю также препятствовало развитию постоянных и прочных связей с другими странами. Серьезную опасность для экономического развития Русского государства представляли систематические набеги крымских феодалов иа его южные окраины.

    Агрессивная политика Османской империи создавала угрозу не только России, но и ряду других государств. В конце XVI [ в. они объединились для борьбы с Турцией, образовав Священную лигу. В пее вошли Австрия, Речь Посполитая и Венеция. России без колебании примкнула к антитурецкому союзу. Важное значение в этой связи имело урегулирование взаимоотношении между Россией и Полыней. В 1686 г. оба государства подписали так называемый вечный мир. Польша подтверждала свои полный отказ от земель Левобережной Украины, Смоленска и Киева. Этот мир наметил перелом в отношениях двух государств и способствовал объединению их усилий в борьбе с Турцией.

    Выполняя сноп обязательства перед членами Священной лиги, Россия организовала два похода в Крым (в 1687 и 1089 гг.). Несмотря иа их неудачу, они тем не менее сковали крупные силы противника. Турки лишились возможности поддержки многочисленной конницы крымских татар. Это позволило союзникам по антитурецкой коалиции вести успешные боевые действия и окончательно приостановить османскую агрессию я европейские страны.

    В 1695 ] 696 гг. были проведены Азовские походы. Они являлись продолжением войны, которую вела Россия в союзе с Австрией, Речью Посполитой и Венецией против Турции, но осуществлялись по новому плану, разработанному Петром I. В отличие от Крымских походов 1687 и 1689 гг., когда наступление велось через безлюдные и безводные стеки непосредственно на Крым, на этот раз перед русской армией ставилась задача овладеть Азовом. Эта турецкая крепость располагалась у устья Дона и закрывала выход в Азовское море. Для овладения ею была сформирована армия численностью около 31 тыс. человек при 114 мортирах, 12 гаубицах и 44 пищалях, в состав которой вошли лучшие войска. Чтобы отвлечь внимание турок и татар от готовящегося удара на Азов, в низовья Днепра была направлена дворянская конница под командованием В. П. Шереметева и украинские казаки.

    Весной 1695 г. русские войска были двинуты к Азову. Авангард армии выступил из Москвы в начале марта п 27 июня стал лагере» у Аз»ва. По дороге к нему присоединились донские казаки. 28 апреля на судах «плавным походом» двниулнсь главные силы. С ними находился Петр. Путь шел по рекам Москве, Оке и Волге. В Царицыне войска высадились на берег и пошли степью к городку Паншину на Дону, где их ожидали заранее подготовленные суда. Отсюда войска продолжали путь вниз по [123] течению Дона. 5 (15) июля вся армия оыла сосредоточена у стеи Азова. Началась осада города. Гарнизон крепости оказывал упорное сопротивление. Турецкие корабли непрерывно подвозили пополнения и запасы в осажденный Азов. Отсутствие у русских флота не позволило заблокировать крепость с моря.

    Было решено штурмом овладеть Адовом. Он состоялся 5 августа, но был отбит. Также неудачным был второй штурм, произведенный 25 сентября. Большие потери и приближавшаяся осень принудили Петра снять осаду Азова и возвратиться назад. Основными причинами неудачи были: отсутствие у русских военно-морского флота, недостаточная подготовка войск к осадным действиям.

    Неудача первого похода на Азов не сломила стремления Петра к достижению поставленной цели. Он энергично взялся за подготовку нового похода, решив действовать против Азова не только сухопутными войсками, но и флотом, который мог бы изолировать крепость со стороны моря. На верфях в Воронеже п подмосковном селе Преображенском началось спешное строительство кораблей. К весне 1696 г. флот был построен. Он насчитывал 2 корабля, А брандера, 23 галеры и большое количество транспортных судов. Наряду со строительством флота шла усиленная подготовка сухопутных войск. Численный состав действующей армии был доведен до 75 тыс. человек. Во главе ее поставили боярина А. С. Шеппа. Фактическое руководство войсками осуществлял Петр.

    В конце марта вся армия была сосредоточена в Воронеже. 23 апреля на транспортных судах выступил в поход авангард под комапдованпеи П. Гордона (три полка). Вскоре отплыли еще пять полков во главе с А. М. Головиным и Шепн со свопм штабом. Остальные войска двигались походным порядком.

    3 мая к Азову дшшулся галерный флот. Он выходил из Воронежа отрядами тго 5–8 судов. Всего было четыре отряда. Во главе первого на галере «Приыципиум» плыл Петр. 27 мая русский флот подошел к Азову, отразил попытку высадки турецкого десанта с моря и в начале июня блокировал крепость. Сухопутные войска осадили ее с суши. Совместными действиями армии и флота 19 июля Азов был взят.

    Запятие Азова обеспечило России выход в Азовское море. Но Керченский лролпв находился в руках Турции. Это обстоятельство не давало Российскому государству доступа в Черное море. Необходимо было продолжать борьбу. Чтобы разрешить черноморскую проблему, Петр I стремился укрепить союз европейских стран против Османской империи. Но достигнуть этой Цели не удалось.

    Правительства западноевропейских страи лихорадочно готовиЯись к войне за испанское наследство. Австрия спешила освободить себе руки заключением мира с Турцией. Усилия России добиться согласия союзников на продолжение войны натолкнулись на ожесточенное противодействие представителей Австрии, [123] а также Англии и Голландии, которые были заинтересованы в привлечении сил Австрии к борьбе за испанский трон. Австрийский император начал мирные переговоры с Турцией, не заботясь оо интересах ни России, ни Польши. Резидент А. Никитин из Лондона доносил Петру I, что «о мпре особенно хлопочет английский король, принявший на себя, по просьбе султана, посредничество, вместе с Голландией)» '.

    В полной мере противоречия между союзниками выявились на Карловицком конгрессе 1698–1699 гг. На нем английские и голландские «посредники» старались поскорее примирпть Австрию и Турцию. Они увещевали П. Б. Возиицына, русского уполномоченного на переговорах, принять невыгодные условия мира с Турцией. Но Возпицын дипломатично отказался от их услуг, объяснив, что «за посредников он их цело без води государя своего признать но может, только признает за приятелей и друзей, от которых всякой приязни надежен» '. В своих донесениях Вознипын неоднократно отмечал, что представители морских держав /на конгрессе действовали в интересах Османской империи. В 1699 г. переговоры продолжил Е. И. Украинцев. Он также указывал, что «послы английский и голландский во всем держат крепко ту реку ю сторону и больше хотят пм всякого добра, неже.ли тепе, великому государю... У тебя, государя, завелось морское ^корабельное строение и плавание под Азов п у Архангельского города, и тому опп завидуют и того ненавидят, чая себе от того в морской своей торговле великой помешки» в.

    Таким образом, морские державы стремились связать России руки на юге. Они также не желали, чтобы она развивала морское судостроение н судоходство на севере. Англия п Голландия, приковывая внимание России к региону Черного моря посредством ущемления ео интересов при заключении мира с Турцией, в то же время старались не допустить развития военпого конфликта на Балтпке. В мае 1698 г. морские державы заключили союз со 'Швецией. Он свидетельствовал о развернувшейся борьбе среди европейских держав за привлечение на свою сторону военноморских сил Швеции в предстоящей войпе па континенте.

    Австрия, Венеция. Речь Посполитая заключили каждая в отдельности мирные договора с Турцией. Русскому послу Е. II. Украинцеву пришлось в 1699 г. подписать перемирие сроком па два года, а затем вести переговоры о мире. Распался антитурецкий и стал зарождаться антишведский сою^. Его пнпцпатором выступил русский царь Петр I. Он правильно оценил расстановку сил в Европе. Морские державы (Англия н Голландия) готовились выступить против Франции. Каждое из противоборствующих государств старалось заполучить в союзники как можно больше держав, и в первую очередь Швецию н ее армпю.

    Швеция как торговый партер и главный поставщик железа в Англию сама была склонна войти в союз морских держав. Она стремилась извлечь выгоду из назревавшего конфликта европейских государств, чтобы окончательно утвердить свое господство [123] ВЗЯТИЕ АЗОВА Гравюра А. Шхонебека. 1699 г.

    на Балтике. Это стремление де укрылось от прибалтийских стран Польши и Данил. Б подобной ситуации у России оказались естественные союзники, и создание антпшведской коалиции стало неизбежным.

    11 ноября 1699 г. в селе Преображенском состоялась встреча представителей России и саксонского курфюрста, польского короля Августа II. Опп подписали договор об обоюдном содействии в войне против Швеции. Следует отметить, что условия договора со сторопы Августа II были продуманы заранее. Они предусматривали довольно осторожное отношение к России как союзнику и отводили ей особое место в войпе. Дело заключалось в том, что в конце 1698 г. и в начале 1699 г. проекты этого договора составлял лифляпдскып дворянин немец И. Паткуль, бежавший от шведов из Ливонип. По его плану, в котором ясно просматривалось отстаивание интересов прибалтийско-немецкого дворянства, при разделе шведских владений в Прибалтике России отводилась довольно пассивная роль. Паткуль желал поражения Швеции, но боялся п усиления России. В меморандуме Августу II от 7 апреля 1699 г. он писал: «Надобно опасаться, чтоб Этот .могущественный союзник де выхватил у пас из-под носа жаркое, которое мы воткнем па вертел: надобно ему доказать историею и географией), что он должеп ограничиться одною Ин [123] германлапдисю л Карелией)» . Далее Паткуль указывал, что «трактатом необходимо... связать руки этому могущественному союзнику», чтобы он не завладел Лифляндней, и не позволять ому овладеть Нарвой. «Если же царь удержит Нарву за собою и таким образом приобретет в Лпфляндгш крепкий пункт, то, переступив естественный рубеж, реку (Нарву), соединяющую Пейпус (Чудское озеро) с Балтийским морем, он легко овладеет Ревелем, потом всею Эстляндией, наконец, со временем п Лифляндпеюа. Паткуль настаивал, что в трактат необходимо внести пункт, обязывающий Петра I «помогать его королевскому высочеству деньгами и войском, в особенности пехотою, очень способною работать в траншеях и гибнуть под выстрелами неприятеля» |0.

    Август II был такого же мнения. 14 августа 1699 г. в договоре с магнатами Польши, он изложил определение будущего политического положения Лифляндии, которая будет присоединена к Речь Посполптой в виде лена «как оплот против Швеции и Москвы» «.

    Таким образом, отлично сознавая, что Россия желает вернуть исторически принадлежавшие ей земли в Прибалтике, саксонский курфюрст и ливонско-немецкое дворянство всячески противились атому законному требованию. Более того, спекулируя на противоречиях польских магнатов, Август II стремился приобрести их благосклонность посредством включения земель Прибалтики Лифляндии вплоть до Нарвы во владения Речи Посполптой. Такая направленность политики союзника не могла дать гарантии твердой и искренпей помощи при борьбе с общим противником.

    Однако русское правительство и дипломаты в переговорах в селе Преображенском заняли вполне определенную позицию. В одном из первых пунктов договора говорилось о желании русского царя иметь твердое основание на Балтийском море. Была обещана помощь Августу II русскими войсками. Особо оговаривалось, что Россия вступит в войну после заключения мирного договора с Турцией. Русские дипломаты обещали поторопиться даже в том случае, если зто будет и «убыточно» для страны ,г.

    Петр I решил не использовать войска Речи Посполптой в предстоящей войне. Оп полагался на силы Саксонии и хотя в восьмом пункте договора не исключал участие войск Речи Посполитоп, но без твердых требований на этот счет».

    Общее выступление было намечено предположительно на апрель 1699 г. При этом со всей ясностью указывалось, что если к этому времени с Турцией мира не будет, а король Август II начнет войну со Швецией, но она будет неудачной и Август «случаем вновь желатн будет с оного мира, то мы, велпкпй государь, наше царское величество, должны веякимп меры Свейскуго сторону к полезному и лутчему состоянию мпра к стороне королевского величества Польского приводить» и.

    В договоре были распределены п театры военных действий. Россия должна была сконцентрировать свои усилия в ижорской

    [123]il карельской землях, но вместе с тем русские дипломаты пе соглашались ограничить себя лишь этими направлениями. Русское правительство и Петр I предполагали дцииуть русские войска на Нарву.

    Русская дипломатия, занимавшая твердую позицию в оказании помощи союзнику, не намеревалась слепо подчиняться всем его требованиям. Она не связывала себе руки обещаниями предоставления каких-либо привилегий магнатам Речи Посполигой и не настаивала на непременном их участии в войне.

    Когда союзники в августе 1700 г. узнали о планах Петра I, они не стали открыто возмущаться, сознавая, что сами намеревались использовать Россию в корыстных долях. В переписке саксонского посланника барона А. Лапгона и И. Паткуля были высказаны лишь сожаления по поводу провала их намерении, «что теперь обнаружилось секретное намерение царя атаковать Нарву. Я сделал все на свете, писал Ланген, вместе с датским посланником, чтобы отклонить его от этого намерения: мы вашли его до такой степени упорным, что опасались долее трогать столь нежную струну, и должны довольствоваться разрывом царя с Швецией в надежде, что Нарва со временем не уйдет от наших рук» '\

    И. Паткуль отвечал, что «благоразумие требует принять все возможные меры, чтобы Ливония не подпала власти могущественного друга и сотрудника нашего государя. С другой же стороны, мы слабы, помощь царя нам необходима, если хотим чтонибудь сделать, и Швеция не мало ослабнет, потеряв Нарву. Следовательно, мы но должны торговаться с царем, чтобы не раздражать его. Я думаю, не надобно спорить с ним об осаде Нарвы и только искусно вручить ему записку в обеспечение прав короля, на основании договора, чтобы действовать впоследствии, когда tie нул;но будет беречь царя с такою осторожностью, как ныне» !,i.

    Приведенная переписка состоялась год спустя после подписания договора, но она ясно показывает, какие цели преследовали союзники воевать чужими руками, причем не считаясь с интересами России. Она также свидетельствует п о другом: русское правительство не дало себя обмануть и твердо отстаивало свои позиции, несмотря на тайные замыслы союзников в любой момент нарушить статьи договора. В отличие от русской стороны союзники за ее спиной плели интриги, а это, естественно, не могло не сказаться па общем состоянии дел.

    Длительными и сложпьши оказались переговоры о взаимопомощи России и Данил. Б результате войн со Швецией в XVII в. Дания вынуждена была отказаться от сбора пошлин со шведских торговых судов, проходящих через Зундскпй пролпв, и тем самым потеряла один из ос по в них источников пополнения казны. В 1697 г. датским владениям на юге балтийского побере;кья был нанесен еще один удар Голштиния, лежащая между Данией н материком, оказалась под полным контролем Швеции. Голштин [123] ский герцог Фридрих IV женился па сестре Карла XII ГедвигеСофии. С этого момента Голштиния стала форпостом шведской великодержавной политики. Карл XII ввел на территорию герцогства 5 тыс. солдат и начал восстанавливать крепости па границе с Данией, отрезая ее от материковой Европы'7.

    Датское правительство не могло спокойно относиться к такому положению дел. Сразу после вступления на престол Карла XII оно направило в Россию в апреле 1697 г. посла П. Гейеса с целью заключения оборонительного союза против агрессивного соседа. В июне 1697 г. он прибыл в Москву и был сочувственно прпнят в правительственных кругах. Однако Петр I находился в отъезде за границей, и датскому послу, желавшему личной аудиенции, пришлось ждать его возвращения.

    В августе 1698 г. Великое посольство вернулось в Москву, и Петр I встретился с Гейнсом. Переговоры затянулись. Петр был занят турецкими делами и спешил их закончить ,а. 21 апреля 1699 г. уже в Воронеже, куда последовал датский посол вслед за царем, состоялась аудиенция, на которой был обсужден и предварительно утвержден договор. Он состоял из одиннадцати основных, открытых статей и двух сепаратных, тайных, приложенных к главиому трактату. Основные статьи сводились к следующему: в случае нападения с чьей-либо стороны на одно из договаривающихся государств другое через три месяца по получении об этом уведомления должно прнйти па помощь и разорвать мир с нападающим. Причем оговаривалось, что помогающая сторона может сделать попытку мирными средствами уладить конфликт. Но если по истечении трехмесячного срока она не даст результатов, то союзная сторона должна оказать безвозмездную военную помощь. В статьях 6–10 указывались обоюдные обязательства договаривающихся сторон: сообщать друг другу обо всем, что будет к пользе каждого; не заключать какихлибо договоров с другими государями, вредных союзу; пригласить к союзу короля польского; впоследствии приступить к заключению торгового договора. Союз не прерывается смертью одного из государей; в мирное время в таком случае договор обновляется, во время войны наследник умершего государя исполняет договор без его обновления. Главный трактат заканчивается обещанием сторон верно соблюдать союз «во всех статьях, пунктах, определениях и содержаниях».

    В двух сепаратных статьях указывалось, что «его царское величество выпе никакого пристанища па Балтийском море не имеет», а посему помогающая сторона должна будет действовать оружием против агрессора вблизи своих границ из-за невозможности объединения вооруженных сил союзников ввиду дальнего расстояния, разделяющего государства. Особо отмечалось, что Россия приступит к исполнению статей договора после заключения мира с Турцией «\

    Из статей договора можно сделать вывод, что именно Швеция подразумевалась в качестве агрессора.

    [123]Датский посланник вернулся в Москву. В ноябре он узнал, что Петр I и Август II заключили союз. Гейне поспешил с окончательным утверждением договора и его ратификацией с теми добавлениями, которые пожелает внести царь. При ратификации договора Петр потребовал включения дополнительной статьи, нодтверждающей, что наступление России и Дании на противника ииезт силу для окончания войны н заключения полного мира1а.

    Таким образом, Петр I не ограничивал инициативу союзников, оо в то же время четко определял время вступления России в воину только после заключения мирного договора с Турцией. Вместе с тем он ие отказывался от оказания помощи в случае начала военных действий.

    * * *

    Накануне Северной войны состояние русской армии определялось новыми явлениями в экономической и политической жизни, которые переживала страна. Во второй половипе XVII в. Российское государство вступило в полосу экономического подъема, который характеризовался ростом производительных сил и образованием единого всероссийского рынка. В стране вызревали предпосылки для всесторонних реформ. Это обстоятельство непосредственно отражалось на процессе строительства вооруженных сил, который в начало XVIII в. завершился полпой их реорганизацией. Была создана регулярная армия одна из лучших по тому времени армий Европы и могучий военно-морской флот. Но накануне решающего военного столкновения со Швецией Россия еще значительно отставала от современных для того времени требований в военном деле.

    Единой военной организации в страпе пе было. В комплектовании, обучении и вооружении армии царил разнобой. Она состояла из н о местной дворянской конницы, стрелецкой пехоты, попкой «иноземного строя» солдатских, рейтарских, драгунских и артиллерии «пушечного паряда». Военно-морской флот отсутствовал.

    Поместная дворянская конница к концу XVII в. переживала упадок. Дворянское конное ополчение созывалось только в военное время, с окончанием военных действий оно распускалось но домам. Никакой военной организации в мирное время дворянское ополчение не имело. Естественно, что ни о каком сколько-нибудь серьезном военном обучении в таких условиях говорить ие приводилось. По свидетельству современника, «ученья у них к бою против рейтарского не бывает и строю пикакого не знают, кто Юд которым знаменем паписап, «и потому едет без строю»20. А. вот как характеризовал дворянскую конницу публицист того времепн И. Т. Посошков: «А естлц на конницу посмотреть, то не го что иностранным, но и самим нам на пих смотреть зазорио, в начале у них клячи худые, сабли тупые, самц нужны и безЭДезкпы, и ружьем владеть никаким неумелые. Истинно, госу [123] дарь, я видал, что иной дворянин и зарядить пищали не умеет, а не то, что ему стрелять по цели хорошенько... Попечения о том не имеют, чтоб неприятеля убпть, о том лиш печетца, как бы домой быть. Л о том еще молятца и богу, чтоб рапа нажить лехкая, чтоб не гораздо от нее поболеть, а от великого государя пожаловану б за нее быть. И на службе того н смотрят, чтоб где' во время бою да кустик притулцтца. И иные такие прокураты (защитники) живут, что и целыми ротами притуляются в лес или в долу, да того и смотрят, как пойдут ратные люди з бою, и они такошде бугто з бою в табор приедут. А то я у многих дворян слыхал: „Дай-до бог великому государю служить, а сабли б из ножен не вынимать». И по таким их словам и по всем их поступкам, не воины они...»21 К этой яркой характеристике остается добавить немногое. Некогда грозная для противника своей многотысячной массой дворянская конница стала утрачивать боевое значение и но другой причине. С повсеместным распространением огнестрельного оружия его роль на поле боя неизмеримо возросла. «Все возрастающая эффективность и скорость огня нехоты весьма отрицательно сказывались на кавалерии»!!, которая яе выдерживала массированного оружейного и артиллерийского огня. Отныне в западноевропейских армиях «начинает обнаруживаться все возрастающее преобладание пехоты над кавалерией» 23.

    Дворяне стремились не отрываться надолго от своего хозяйств» и всячески уклонялись от несения военной службы. «Петство» дворян (т. е. неявка на государеву службу) стало весьма распространенным явлением. От службы уклонялись и знатные дворяне il мелкопоместные. И это также не могло пе повлиять на боеспособность дворянской конницы. Ее низкие боевые качества проявились уже во времена польско-шведской интервенции начала XVII в., а во время русско-польской войны 1656–1667 гг. «детство» дворян явилось одной из причин поражений русских войск под Конотопом (1659 г.) п Чудновым (1660 г.) «.

    Наряду с дворянской поместной конницей значительную часть русского войска составляла стрелецкая пехота. Так же как и дворяне, после походов стрельцы возвращались к мирным занятиям торговлей, ремеслом, огородничеством и землепашеством. Вместе с том условия стрелецкой службы значительно отличались от условий службы дворянского ополчения. Стрельцы находились на постоянной военной службе и проходили некоторое военное обутепие35. В мирное время они несли так называемую городовую службу, заключавшуюся в охране царского двора, сопровождении царя при его «выходах» и разъездах, несении очередных недельных караулов в Москве и других городах, выполнении посыльной службы и т. д.г°

    В отличие от дворянского ополчения стрелецкое войско имело более правильную организацию. Основной военно-адмкнистратинной его единицей был приказ. Во главе всех стрелецких войск стоял Стрелецкий приказ, ведавший назначениями на службу, [123] выдававший жалованье, руководивший военным обучением. По шере того как росло значение пехоты на поле боя, все большее 'значение приобретало строевое обучение стрельцов. Поэтому на 1 про тяже нпп всего XVII в. правительство пыталось привить стрелецкому войску навыки регулярного боя».

    Надо сказать, что боеспособность стрельцов высоко оценивалась современниками, которые считали, что главная сила русской армии заключается в пехоте ге. Действительно, стрелецкая пехота широко использовалась правительством в многочисленных войнах второй половины XVII в. и проявила как в дальних походах, так и при обороне пограничных крепостей высокие боевые качества. Например, участвуя в Чигиринских походах в 1677–1678 гг., стрелецкие формирования вместе с другими разрядами русского войска доблестно сражались против турок и татар a'J.

    Однако со временем боеспособность стрелецкого войска стала падать. Совмещение военной службы с занятиями торговлей и промыслами приводило к тому, что стрельцы все более и более отвлекались от овладения военным делом. Попытки же правительства привлечь стрельцов к «солдатскому учению» встречали с их стороны сильное противодействие3». И здесь следует отметить, что среди всех разрядов старомосковского войска положение стрельцов было наиболее своеобразным. Их социальный состав был неоднороден. Особенно «то относилось к московским стрельцам, среди которых «люди торговые и ремесленные всякие богатые многие». Что касается остальной массы стрелецкого поиска, то его положение приближалось к положению низов посадских людей. В силу этого обстоятельства стрелецкое войско становилось кепадежпым и с политической точки зренпя. К концу XVII в. стрельцы часто выходили из повиновения правительству. Во вромя городских восстании середины и второй половины XVII в. они обнаруживали «татость», а в московских восстаниям 1682 и 11)98 гг. стали основной движущей силой. Все это вместе взятое поставило перед крепнущим абсолютизмом вопрос о ликвидации стрелецкого войска. Первый шаг в этом направлении был сделан правительством царевны Софьи Алексеевны, которое после подавления «хованщины» расформировало 11 (из 19) полков московских стрельцов, разослав по разным городам несколько тысяч человек3'. При Петре I этот процесс завершился. После подавления стрелецкого мятежа 1698 г. полки московских стрельцов подвергают «скасовапию» (роспуску). Однако наиболее боеспособные кадры стрелецкого войска вошли в состав регулярной армии. Городовые же стрельцы пережили время Петра Iзг.

    Русская артиллерия «пушечный наряд» комплектовалась личным составом аналогично стрелецким полкам. За свою службу пушкари получали денежное п хлебное жалованье или земельный вадел. Служба пушкарей была наследственной. Подобно стрельцам, пушкари в свободное от службы время занимались торговлей и ремеслами». В военное время для обслуживания пушечного наряда привлекались дополнительно ратные люди, набран [123] ные от тяглового населения3'. Вся русская артиллерия XVII в. подразделялась на «городовой наряд» (осадные п крепостные орудия) л «полковой наряд» (легкая и тяжелая полевая артиллерия). В составе полевой артиллерии выделяли «полковую», т. е. приданную пехотным стрелецким и солдатским полкам 3\

    В 1621 г. появляется «Устав ратных, пушечных и других дел, касающихся до воинской науки» Лнисима Михайлова Радышевского, знаменовавший собой заролэдение русской артиллерийской науки. Эта книга стала практическим пособием для русских артиллеристов 3S. Прогрессивные идеи этого произведения претворялись в жизнь русскими мастерами при усовершенствовании артиллерийских орудий. «Устав» Радышевского оказал большое влияние и на боевое искусство русских пушкарей. Надо сказать, что русские артиллерийские мастера уже в то время практически решили проблему создания нарезных и казнозарядных артиллерийских орудий, намного опередив уровень развития техники того времени. К 90-м годам XVII в. в связи с развитием мануфактур наметились известные изменения в общем производстве артиллерийских орудий. Здесь прослеживается стремление заменить устаревшие орудия более совершенными по конструкции и одновременно привести в единую систему их типы и калибры. Успехи в артиллерийском деле были палицо. Однако хотя русские вооруженные силы и обладали довольно многочисленным артиллерийским парком, все же русская артиллерия, как, впрочем, и артиллерия Западной Европы, обладала рядом весьма существенных недостатков. В целом она представляла из себя разнотипную и разнокалиберную массу. Орудия были тяжелыми и вследствие этого малоподвижными. Дальность стрельбы и скорострельность русских орудий были незначительны. В войсках находилось большое количество орудий явно устаревших конструкций, некоторые из них были созданы еще в XVI в.

    Таким образом, пи дворянская поместная коиница, ни стрелецкая пехота уже де могли быть основой боевой мощи вооруженных сил Российского государства. Несмотря на известные достижения, пока еще не стояла на высоте требований военного искусства того времени и русская артиллерия. А между тем именно на этот период падают серьезные качественные изменения, происходившие в военном деле. Военное искусство вступило в новый этап своего развития. Повсеместно внедрялись новые виды воорунсения и военной техники, новые способы ведения вооруженной борьбы, новые формы военной организации. Так, на смену мушкетам с фитильным запалом приходят кремневые ружья. Резко возросла роль огня на поле боя. Пехота вооружается фузеей со штыком. Изменения в оружии потребовали и качественно новых войск, потребовалась иная, чем прежде, их выучка. Старые способы комплектования и организации вооруженных сил теперь уже не годились. В большинстве государств Западной Европы создавались постоянные наемные армии. Вводилось единообразное вооружение и обучение войск. Армии Западной Европы становились [123] регулярными, т. е. имевшими постоянную военную организацию, проходившими систематическую военную подготовку и находившимися на полном содержании государства. Главной силой всех европейских армий стала пехота. Значительные изменения произошли п в артиллерии. В конце XVII и начале XVIII столетия в Западиой Европе было покончено с цеховой организацией артиллерии. Она «была окончательно введена в состав армии... признака особым родом войск» «. Открылись широкие возможности для ее развития. Были унифицированы калибры артиллерийских орудии, значительно снижен их вес, улучшена конструкция лафетов. Благодаря этому значительно повысилась подвижность артиллерии. Тогда же получали распространение зарядные пороховые трубки, картузы, картечи. Произошло разделение артиллерии на тяжелую и легкую, чем «были заложены основы тактики полевой артиллерии»as. Начали формироваться научные основы развития данного рода войск. Все эти изменения в значительной мере повысили огневую мощь артиллерии.

    Переворот в развитии артиллерии вызвал серьезные изменения в фортификации и искусстве осады крепостей. Значительное распространение получили полевые укрепления. В Европе гремело имя выдающегося французского военного инженера Вобана, чья школа вобрала в себя лучшие достижения европейского военноинженерного искусства2Э.

    Крупные изменения произошли в организации военно-морского флота. Все ведущие европейские государства создали постоянные военные флоты40, насчитывавшие десятки кораблей различных классов. Новые суда обладали значительной огневой мощью и могли решать в войне стратегические задачи. Обладание сильным военно-морским флотом сделалось отныне непременной принадлежностью военной мощи государства.

    Конечно, в этих условиях дальнейшая военная отсталость России перед лицом такого грозного противника, каким была Швеция, становилась опасной для самого ее существования. В этой связи все же следует заметить, что, хотя русские вооруженные силы значительно отставали от армий Западной Европы, они все же не остались в стороне от новых явлений в области развития военного искусства, организации и боевой подготовки войск. Так, повьте приемы ведения боя воспринимались отдельными русскими военачальниками уже в начале XVII в. Известно, например, что летом 1609 г. молодой русский полководец М. В. Скоппп-Шуйский обучал воинов регулярному бою5'.

    Разумеется, правительство не могло пе считаться с развитием военного дела на Западе. В 30-е годы XVII в. была предпринята первая попытка создания принципиально новой военной системы Российского государства. На это правительство толкала не только неспособность дворянской поместной конницы и стрелецкой пехоты силой оружия защищать внешнеполитические иптересы складывающегося абсолютистского государства. Ему, кроме Того, нужна была послушная сила для сохранения крепостнпче [123] ских порядков в стране. Военной системой, которая надежно обеспечивала бы внешнеполитические интересы дворянского государства и одновременно служила оплотом крепостнических порядков в стране, могла быть только регулярная армия.

    В 30-е годы XVII в. правительство царя Михаила Федоровича попыталось создать армию, организованную и обученную ло западноевропейскому образцу В преддверии войны на возвращение захваченного в начале XVII в. поляками Смоленска были сформированы первые русские солдатские, драгунские и рейтарские полки. Для их вооружения правительство закупило аа границей мушкеты, шпаги и инки. Личный состав утих новых полков, или, как их тогда называли, полков «иноземного строя», набирался частью из добровольцев «вольницы», а частью я принудительно. Вперные в истории Российского государства был объявлен принудительный набор «даточных людей», главным образом крестьян42. Воинская служба, являвшаяся ранее привилегией имущих классов и военного служилого сословия стрельцов, была распространена теперь на широкие массы крестьян и юрожап. Следует подчеркнуть, что эти новые войска в отличие аг наемных армий Западной Европы, набиравшихся из ландскнехтов разных национальностей, были строго национальными по своему составу и в силу этого обладали более высокими моральными качествами.

    Новые полки обучались ратному строга под руководством иноземных офицеров. Свое боевое крещение опк получили в войне с поляками за возвращение Смоленска (1632–1634 гг.) где неплохо себя показали. В этих формированиях уже можно было разглядеть некоторые черты регулярной армии: государственное снабжение оружием, боеприпасами и продовольствием, более или менее регулярное строевое и тактическое обучение личного состава, общегосударственный призыв на военную службу даточных, введение более стройной иерархии офицерских чинов, деление на роты и эскадроны, издание первых официальных руководств для обучения ратному строю. Тем не менее это еще не была регулярная армия. Новые формирования, так же как и дворянское ополчение, с окончанием военных действий большей частью распускались по домам. Лишь часть офицеров, солдат, драгун н рейтаров оставалпсь под знаменами. В этих условиях вполне понятно, что военное обучение не могло быть систематическим. «Система воепного обучения в этот период. подчеркивал Ф. Энгельс. была более сложной, чем когда-либо, и пи у кого, кроме солдата, прослужившего всю жнзнь, не было ни малейшего шанса хотя бы приблизительно овладеть ею» «. Кроме того, для успешного обучения войск армию необходимо было оснастить однотипным вооружением, снаряжением п обмундировапием. Но как раз этого московское правительство обеспечить не могло. Узкая промышленная база страны еще не позволяла снабдить армию в достаточной степени вооружением и снаряжением. Правда, в производстве вооружения наметились определенные сдвиги. Росту отече [123] ственпого производства оружия способствовало появление и распространение в России мануфактур. К концу XVII в. в России насчитывалось 17 предприятий, производивших ручное огнестрельное оружие и артиллерийские орудия. Например, на туль

    ско-капшрсккх железоделательных заводах производилось 15

    20 тыс. мушкетов в течение 300 рабочих дней4''. Русские оружейники вели настойчивые попеки по усовершенствованиюотечественного ручного огнестрельного оружия. Ныли созданы образцы нового оружия «винтованные пищали», усовершенствованы конструкции ружейных замков, которые под названием «замки русского дела» получили широкое распространение «. Однако хотя к концу XVII в. отечественная промышленность, добилась известных успехов в производстве ручного огнестрельного оружия, все же его недостаток приходилось восполнять путем закупок за границей.

    В коппе XVII в. князем В. В. Голицыным были предприняты попытки реорганизовать русские вооруженные силы. Стрелецкие цриказы были переформированы в «полки», в дворянской коннице вместо «сотен» вводились «роты». В вооруженных силах вводились новые офицерские чины полковников, капитанов и ротмистров. В IfiSl г. вся территория страны была поделена на девять «разрядов» (военных округов), к которым были приписаны вес ратные люди государства. Наконец, в 1682 г. было отменено местничество. Тем не менее новые явления в строительстве го ору же иных сил с трудом прокладывали себе дорогу. Даже после отмены местничества на высшие командные должностиназначения производились не по военпым талантам, а по знатности происхождения. Местнические раздоры л накануне петровских реформ были обычным явлением. Крымские походы князя В. В. Голицына 1087 п 1689 гг. наглядно продемонстрировали военную отсталость страны и произвели большое впечатление на современников. Коренная реформа русских вооруженных сил стала насущной потребностью.

    В целом русские вооруженные силы в XVII в. продвинулись вперед по пути превращения в регулярную армию. Дальнейшее их развитие связано уже с именем Петра I, на долю которого выпала миссия создания русской регулярной армии и военноморского флота. Достижения предыдущего периода позволили Петру провести военную реформу русских вооруженных сил в исключительно короткий исторический срок. Впрочем, петровская военная реформа была проведена хотя и быстро, но далеко не сразу. В процессе подготовки и в ходе Северной войны русские вооруженные силы прошли долгий и сложный процесс реорганизации и перевооружения новой по тому времени военной техникой, овладения современным военным искусством, освоения в процессе войны опыта новой линейной тактики.

    Прологом непосредственного начала строительства регулярной армии послужило появление так называемых потепшых полков. Созданные для юношеских забав, они наряду с выборными сол [123] датскими полками Ф. Лефорта и И. Гордона составили ядро новой армии. Впоследствии потешные были развернуты в Преображенский и Семеновский полки одни из самых боеспособных частей русской армии. В отличие от солдатских полков прежних формирований, за исключением выборных, стрельцов и поместной конницы в Преображенском и Семеновском полках проводилось серьезное военное обучение, в котором деятельное участив принимал сам Петр. Вместе с Петром азы военного дела постигали л его ближайшие соратники, будущие полководцы русской регулярной армии: А. М. Головин, М. М. Голицын, А. А. Вейде, Ф. М. Апраксин, А. И. Репнин, Я. В. Брюс, А. Д. Меншиков и др. В Преображенском и Семеновском полках уже тогда фактически готовились офицерские кадры для повои армии. Сам Петр, «натав от барабанщичья чипа, солдатские чины прямыми заслугами своими прошел»10. В 1691 г. он получил чин сержанта, а в 1693 г. бомбардира Преображенского полка. Это была серьезная военная школа, позволившая Петру выработать в себе качества, необходимые военачальнику. Именно в эти годы начали формироваться взгляды будущего создателя русской регулярной армии и военно-морского флота на воепное дело. Петр знакомился с военной литературой того времени, с большим интересом читал военно-исторические произведения. Так, оп внимательно изучал военный устав царя Алексея Михайловича «Учение и хитрость ратного строения пехотных людей», «Книгу о хитростях ратных» римского военачальника Юлия Фронтина, «Комментарии о гэльской войне» Юлия Цезаря, а затем и «Краткое собрание Л(ь)ва Миротворца августейшего греческого кесаря показующее дел воинских обучение» «. Иноземные офицеры, инженеры и мастера знакомили молодого русского царя с основами астрономии, 1еометрии, фортификации, артиллерийского дела, кораблестроения. С помощью генералов П. Менезия, П. Гордопа, Ф. Лефорта Петр овладевал навыками искусства руководства войсками.

    С падением правительства Софьи (1689 г.) и переходом всей власти к Петру его военные «потехи» приобрели значительно больший размах п целеустремленность. После неудачных Крымских походов князя В. В. Голицына стало ясно, что насущной задачей строительства русских вооруженных сил является введение правильного обучения всех войск, изучение ими современного военного искусства. Это обстоятельство и определило направление правительственной политики по строительству новой армии. Уже в первых четырех выборпых солдатских полках, в том чпеле первых гвардейских полках Преображенском и Семеновском, военное обучение не ограничивалось только строевыми вэкзорцициями» (упражнениями). Для Петра и его соратников уже в то время было характерно стремление применить па практике почерпнутые при учении «правила» военной науки. Первые регулярные полки были укомплектованы, вооружены и обучены по западноевропейскому образцу. Во время так называемых потешных [123] походов 1691–1694 гг. на практике проверялись новые формы военной организации и тактики. Самым значительным среди потешных походов был Кожуховский поход 1094 г.18 Это были крупнейшие общевойсковые маневры с участием всех родов войск, организованные и проведенные Петром 27 сентября 17 октября 1694 г. Цель маневров заключалась в том, чтобы обучить войска действиям при осаде и штурме крепостей, форсированию водных преград, а также проверить их полевую выучку. Численность войск, принявших участие в маневрах, достигала 40 тыс. человек. Все войска были разделены на две армии. В одну из них входили Преображенский н Семеновский гвардейские, Бутырский и Лефортовские солдатские и некоторые другие полки, вторую же армию составляли исключительно стрелецкие полки. Б холе маневров войска штурмовали специально для этого построенную крепость «фортецию», по понтонному (лживому») мосту форсировали Москву-реку. На завершающем их этапе «баталия была дана в поле». Маневры протекали в обстановке, максимально приближенной к боевой. Обе стороны использовали холостые заряды и «фальшивые бомбы». Действия войск во время «штурма» были настолько ожесточенными, что «с обеих сторон убито с 24 персоны пыжами» и «ранены с пятьдесят» s°. Кожуховские маневры вновь подтвердили высокие боевые качества новых полков по сравнению со старомосковским войском. С другой стороны,маневры сыграли важную роль в деле подготовки к военным действиям под Азовом против Турции, с которой Россия тогда находилась в состоянии войны. Надо сказать, что сама идея крупных маневров, сочетавших не только строевую, но и полевую выучку войск, принадлежала лично Петру. В истории военного искусства это было новым явлением. В Западной Европе первые двусторонние маневры были проведены во французской армии в 1778 г.51 В то же время Кожуховские маневры стали одпим из шагов на пути к военной реформе. В потешных походах была впервые предпринята попытка обучить войска навыкам новой линейной тактики. Пока еще это обучение совершалось под руководством иноземных офицеров, долгое время находившихся на службе в России, которые «все установляли и рассказывали, как оные экзерщщии отправлять для того, что иа русских никого знающих не было» 5~. Правда, их боевой опыт был ограничен опытом тридцатилетней войны и они могли передать русским лишь то, что было введено в военное искусство Густавом-Адольфом, в то время как в лучших армиях Западной Европы под влиянием появления кремневых ружей и штыка складывались новые строевые и тактические приемы.

    В двух Азовских походах (1695 и 1696 гг.) старомосковская воепная организация окончательно продемонстрировала свою полную непригодность. Наглядно выяснилось, что подготовка стрельцов п дворянской конницы не отвечает более требованиям современного военного искусства. Старомосковские войска сражались «по прадедовским обычъем»вз, и, наоборот, выборные сол [123] датские полки показали себя с самой лучшей стороны, за что удостоились чести вступить в Москву в роли триумфаторов. Были вскрыты п другие крупные недостатки в организации русских войск. Задача коренной реорганизации вооруженных сил России была, таким образом, вполне осозиана. Поэтому сразу же после завершения Азовских походов правительство Петра приняло ряд мер для укрепления русских вооруженных сил и подготовки их реформы. Стрелецкие полки, участвовавшие в походах, были оставлены на юге, где иа них возлагалась гарнизонная служба. В то же время численность выборных солдатских полков (Преображенского, Семеновского, Лефорта, Гордона), дислоцировавшихся в Москве, была значительно увеличена. Накануне своего отъезда за границу Петр оставил A. AI. Головину инструкцию, в которой указывалось, что необходимо продолжать усиленное обучение личного состава этих полков, пополнять запасы их снаряжения, вооружения и боеприпасов, а также увеличить в полках численность лпчного состава54.

    Для Петра было ясно, что успешное строительство новой армии, способной помериться силами со шведами, невозможно без всестороннего и тщательного изучения современной военной науки, без ознакомления и усвоения боевого опыта лучших европейских армий, без подготовки офицерских кадров, без обеспечения ее вооружением, боеприпасами и снаряжением. Эти задачи стали решаться Петром с присущей ему настойчивостью и непреклонностью уже в 1696–1697 гг. В начале 1697 г. для подготовки офицерских кадров в западноевропейские страны было отправлено около 150 стольников, сержантов и солдатS5. Специально с целью ознакомления с достижениями военного искусства в Европе, устройством и организацией лучших европейских армий в январе 1697 г. за границу был послан «Преображенского солдатского выборного полку» майор А. А. Вейде, который основательно изучил французскую, нидерландскую, саксонскую и австрийскую армии, в боях последней из которых принял личное участие. В 1698 г. он представил Петру I подробный отчет о своих наблюдениях, в котором дал критический анализ порядков, существовавших в западноевропейских армиях. Основной вывод, к которому пришел Вейде, заключался в том, что только «прилежное обучение» войск военному искусству может привести к победе58. Это был еще один довод в пользу создания регулярной армии. Впоследствии доклад Вейде был переработан п стал одним из источников для создания уставов, наставлений и инструкций русской регулярной армии. Важную роль в подготовительных мероприятиях Петра по проведению военной реформы сыграла посылка в Западную Европу Великого посольства. В состав посольства входила группа волонтеров сподвижников Петра, основной задачей которых было приобщение к западной военной культуре. Петр и волонтеры изучали морское дело, военную науку, артиллерийское и воепио-ииженерное искусство. Впрочем, .изучением состояния воепного дела на Западе не исчерпывалась [123] подготовка Петра к созданию регулярной армии. Для развертывания большой армии необходимо было иметь в достаточном количестве вооружение и офицерские кадры. Ни того ни другого в России в достатке пока не было. Поэтому, стремясь обеспечить русскую армию национальным офицерским составом, Петр тем не менее нанимал в Европе сотни пехотных офицеров и других военных специалистов. Только в 1698 г. в Москву прибыло около 700 иностранцев57. Тогда же Великим посольством была закуплена большая партия оружия: 10 тыс. мушкетов, 5 тыс. фузей, 3200 багинетов (подобие штыка в виде одностороннего клинка, вставляемого в дуло ружья), 24 палаша, мушкетоны и пистолеты58. Ко времени возвращения Петра из заграничной поездки (август 1698 г.) основные подготовительные мероприятия для коренной реорганизации армия былп завершены. Оныт, приобретенный Петром и его соратниками во время пребывания в Европе, был использован при строительстве русских вооруженных снл. Здесь следует заметить, что у Запада Петр брал только передовое, прогрессивное, что можно было использовать в России, сразу отвергнув, например, реакционную систему наемничества, муштру, принципы «классической» линейной тактики.

    В преддверии уже решенной войны со Швецией необходимо было форсировать создание большой регулярной армии. Стрелецкое восстание 1698 г. в Москве только ускорило начало реорганизации русских вооруженных сил. После подавления восстания было предпринято «скасование» (роспуск) стрелецких полков, а взамен них в конце 1699 г. по приказу Петра стали «набирать прямое регулярное войско»ьз. Так началась военная реформа, превратившая вооруженные силы России и одни из сильпейшнх в Европе.

    К решению задачи коренной реформы армии Петр и его сподвижники подошли весьма основательно. В течение 1698–1699 гг. были [разработаны первые уставные документы, положившие начало образованию регулярной пехоты. Изучив западноевропейский опыт, Петр отобрал для русской армии только то положения, которые были необходимы для непосредственной подготовки солдат к бою. В отличие от западноевропейских первые русские уставные документы характеризовали ясность п простота изложения, столь необходимые при обучении личного состава. Таковы «Воинские артикулы», составленные А. М. Головиным в 1699 г., «Краткое обыкновенное учение», разработанное Петром и напечатанное в ноябре 1700 г. н Москве5».

    В :>тих документах были сформулированы основные строевые и тактические принципы обучения регулярной русской пехоты.

    JпfflfffSi'tо р-ГЛГЛт? j-fl?fy,.rjrpпl'fif(? iTцiTiVW Цl?5'4'c№fir iTiп ЙрТЩ-луЛ'У» tФffо? Г.

    первому строевому положению русской армии. Помимо этих документов, были разработаны и в 1700 г. изданы уставы, регламентирующие внутреннюю жизнь войск: «Статьи воинские как надлежит солдату в житии себя держать и в строю и ко учении как обходиться» и «Ротные пехотпые чины».

    2 История Северний войны [123] Много внимания уделялось Петром подготовке собственных офицерских кадров. К 1699 г. численность офицерского и сержантского состава полков Преображенского, Семеновского, Гордона и Шепелева значительно увеличилась и составила свыше 200 офицеров и сержантов61.

    Весной 1699 г. подготовка офицерского состава пз русских дворян для будущих новых регулярных полков активизировалась. 1 мая в Преображенском был назначен смотр стольникам, находившимся в Москве, одновременно из деревень вызывались остальные. А. М. Головин, который проводил смотр, отдал приказ, «чтобы они учились пехотному строю па житном дворе, у ково есть свое ружье, фузеи или пищали, а у ково нет, те о брали в Преображенском государево ружье» ег. С 6 мая началось регулярное обучепие будущих офицеров по артикулу, составленному Л. М. Головиным и Петром03. Па одном из учении в селе Семеновском присутствовал сам царь. К делу обучения дворян пехотному строю подходили очень строго: нерадивых пли уклонявшихся от военной службы жестоко наказывали, вплоть до ссылки и конфискации поместий и вотчин. Какое значение придавал Петр обучению офицеров, видно из того факта, что он лично проверял годпость дворян к строевой службе.

    После ускоренного обучения новых офицеров в конце пюня распределили «по геперальствам» (дивизиям), формировавшимся под командованием А. М. Головина, А. А. Бейде и А. И. Репнина. В каждую дивизию было направлено по 70 человек. Дворяне, прибывшие в Москву из провинции в июле, после смотра и определения годпости к военной службе были «отдаиы но генеральству в учение», т. е. распределены таким же образом, как и предыдущая группа.

    Примерно в это же время подготовка кадров русских офицеров была развернута непосредственно При регулярных полках. В Семеновском полку была образована учебная команда «сержантов в малых летах», а при Преображенском в 1698 г. первая артиллерийская школа в России °4. Кроме того, в распорнжоние А. М. Головина, руководившего обучением офицеров «по артикулу», из Иноземного приказа было прислано до 300 иностранных офицеров из числа тех 700 иноземцев, которые были набраны на русскую службу Великим посольством в 1098 г. Однако этот контингент не оправдал возлагавшихся на него надел;д. По отзыву Головина, многие из присланных были «гуляки великие», другие оказались просто невеждами. «Трудов к ним много положено, а иные ныне за мушкет не умеют приняться», допоспл царю Головин. В другом письме он сообщал Петру, что «начальные люди, которые ко мне присланы из Иноземного приказа для учения, по многим числам учения не приняли, и апреля 15 я выкинул из них человек с 150, а в остатке в учении столько же» G5– В результате от услуг зтих наемников пришлось отказаться. Закончив подготовку минимума офицерских кадров для развертывания регулярной армии, Петр приступил к пабору солдат [123] в регулярные полки. В течение ноября 1699 г. был объявлен ряд указов о формировании «прямого регулярного войска». При этом широко использовался отечественный опыт комплектования солдатских и рейтарских полков, сложившийся во второй половине XVII в. Начало наборам в новую армию положил указ от 8 ноября 1699 г. о приеме «в службу в солдаты изо всяких воль ных людей» ве. Согласно указу, добровольцам полагалось 11 рублей в год жалованья и «хлебные и кормовые запасы» наравне с солдатами Преображенского и Семеновского полков. Центром формирования и обучения полков из вольных людей была назначена съезжая солдатская изба в Преображенском, а руководство этим делом возложено на А. М. Головина. 17 ноября последовал новый указ, на этот раз уже о наборе даточных людей. Примечательно, что если в прежние времена работа по набору даточных производилась Поместным приказом, то теперь эта миссия возлагалась на специальную комиссию, которая была учреждена на Генеральном дворе в Преображенском во главе с боярином генерал-адмиралом Ф. А. Головиным. Е состав комиссии входили, помимо Головина, генерал А. А. Вейдо, думный дьяк А. И. Иванов, дъякп О. Татаринов, И. Золотухин и др. Кроме того, в помощь комиссии из Поместного приказа был отряжен многочисленный штат подьячих. Кроме Москвы, указ от 17 ноября пунктами сбора даточных предусматривал Новгород, Псков, Смоленск п Белгород. Предписывалось, чтобы в даточные представляли «самых добрых и нестарых людей». Набору не подлежали пашенные крестьяне, отставные московские стрельцы и татары07. Почти одновременно была создана комиссия Л. И. Репнина, на которую возглагался пабор даточных и вольницы в городах Поволжья.

    К 1 мая 1700 г. Генеральным двором было набрано 10 355 человек даточных, комиссией А. И. Репнина 10 720, а комиссией А. М. Головина около 8–9 тыс. человек вольницыва. Всего было набрано во вновь формируемые полки до 32 тыс. человек даточных и вольницы»9. Кроме того, существенно пополнились четыре старых полка. Указом от 18 декабря 1699 г. предписывалось «прибрать в государеву службу в Преображенский и Семеновский и в выборные полки в солдаты из всяких чинов людей* ™,

    Формирование новых регулярных полков шло быстро, и уже череа несколько месяцев после обнародования царских указов о наборе «прямого регулярного йоиска» из вольницы и даточных было сформировано три пехотпые дивизии, состоявшие из девяти - полков во главе с генералами А. М. Головиным, А. А. Вейде, А. И. Репниным». Вновь формируемые полки назывались «новоприборными тысячпыми полками», хотя в действительности их Численность была несколько большей. Пехотный полк по штату имел подполковника, майора, 9 капитанов, капитан-поручика, 11 поручиков, 12 прапорщиков, полкового обозного, полкового писаря, 36 сержантов, 12 каптенармусов, 12 подпрапорщиков,

    35 [123] 48 капралов, 12 ротных писарей. Младший командный состав сержантов, каптенармусов, подпрапорщиков и капралов «полковникам велено выбрать из рядовых солдат» ,3. Всего в таком полку по штату должно было насчитываться 1152 человека. Личный состав полка полностью вооружался и снаряжался за счет государства. Сформированные полки вооружались фузеями _ и багинетами, по Н42 па полк. Как видно из этого факта, пикпнеры в русской регулярной армии отсутствовали с самого момента ее создания.

    Тогда же формировались первые регулярные кавалерийские полки. Было решено формировать копшщу драгунского типа, которая наиболее полно отвечала требованиям ведения войны против шведов. Сначала в драгуны записывали «детей боярских п князей небогатых», а затем и дворянских «недорослей, которые к службе поспели*7Э. Однако к началу Северной войны было сформировано только два драгунских полка. Основную массу русской кавалерии пока еще составляла дворянская конница.

    Новые формирования спешно обучались по первому русскому строевому уставу 1699 г. Его относительная простота способствовала быстрому и успешному обучению нповь набраппых полков. Согласно уставу, солдаты обучались сомкнутому строю, ровному шагу, различным перестроепиям. Помимо строевых правил, устав 1Ь99 г. предусматривал обучение элементам тактики: новейшим приемам стрельбы и приемам рукопашного боя с багннетом.

    Ощущалась нехватка командного состава для укомплектования формирующихся регулярных полков, Иностранные офицеры, не оправдавшие падсжд царя на их профессиональную подготовку, и в первую очередь поляки и шведы, были разжалованы и частью вовсе исключены с военной службы74. В связи с форсированием создания регулярной армии упор был сделап на массовую подготовку национальных офицерских кадров. По предложению А. М. Головина, начипая с мая 1700 г. для подготовки офицеров стали привлекаться московские дворяне из числа «лучших фамилий» 75. После тщательного отбора па офицерские должности было направлено 940 дворни «московского чипа» н. Ото такHte было новым явлспием в истории русских вооруженных сил, так как раньше русские дворяне традиционно служили в коннице, считая ото своей сословной прерогативой, и не очень охотно шли в «учение пехотного строю». Петр решительно сломал эту традицию. Попытки уклониться от службы в пехоте жестоко пресекались. Отныне военная служба для дворян становилась государственной обязанностью.

    Результаты энергичной деятельности Петра и его ближайших сотрудников по созданию напиопалышх офицерских кадров были довольно ощутимы. Если в высшем командном составе (полковники, подполковники, майоры) в начале Северной войпы преобладали иностранцы, то средний и младший командный состаи на две трети составляли русские командиры ,т. [123] * * *

    Накапупе вооруженного столкновения с Россией Швеция являлась одной из сильнейших в военном отношении держав на севере Европы. К началу XVIII в. Швеция переживала хозяйственный подъем. Опа располагала значительным числом мануфактур, среди пих особое место занимали железоделательные, на базе которых выросло производство вооружения для шведской армии. В результате Тридцатилетней войны Швеция завладела всем бассейном Балтийского моря. Ее гарнизоны были разбросаны по всей Прибалтике и Северной Германии. Все Стратегически важные пункты здесь находились под шведским контролем. Для того чтобы успешно осуществлять господство на завоеванных землях и для новых захватов Швеция содержала мощные вооруженные силы. На Балтийском море безраздельно господствовал военно-морской флот Швеции в составе 42 линейных кораблей,^12 фрегатов с 13 тыс. матросами. На борту кораблей трех ;>скадр, в которые был объединен шведский балтийский флот, насчитывалось до 2700 артиллерийских орудий,s. Дополнительно шведы могли использовать в качестве военных кораблей до 800 торговых судов, так как вооружение их артиллерией в те времена не составляло особого труда. Эта армада практически не имела соперников на Балтийском морском театре, за исключением Дании. Шведский флот мог совершенно беспрепятственно поставлять войска и грузы в любую точку Балтийского побережья, в то время как противники (Дания, Россия и Польша) не обладали такой возможностью: Дания из-за того, что ее флот численно уступал шведскому, Польша и Россия из-за его отсутствия. Таким образом, территория собственно Швеции была недосягаема для войск союзников.

    Система стратегического развертывания шведских вооруженных сил предусматривала размещение по границам шведских владений в Северной Германии, Прибалтике и Финляндии линии мощных крепостей с сильными гарнизонами и многочисленной артиллерией, в задачу которых входило задержать противника в случае впезаппого нападения или обеспечить сосредоточение тлавных сил для вторжения па территорию соседних стран. Главные же силы шведской армии располагались на территории метрополии и в случае необходимости перебрасывались через Балтийское море, чтобы атаковать и уничтожить в полевом сражении армию противника.

    Еще со времени Тридцатилетней войны и военных реформ Густава-Адольфа шведская сухопутная армия считалась одной из самых лучших в Европе в вмела репутацию непобедимой. Небольшую постоянную армию Швеция имела уже с конца XVI в. Помимо этого, в случае войны созывалось народное ополчение. Шведская армия, с которой предстояло сразиться молодым регулярным полкам Петра, имела солидный боевой опыт и была самой старой, после нидерландской, постоянной армией в Европе. [123] Она являлась детищем Густава-Адольфа, «великого военного реформатора XVII столетия» lS. Шведские вооруженные силы еще до реформ Густава-Адольфа строились но так, как это являлось обычным для остальной Западной Европы, где господствовала система наемничества. В основу комплектования шведской армии уже с середины XVI в. был положен принцип обязательной воинской повинности на основе выборочного призыва. Каждая сельская община обязывалась выставить определенное число мужчии, из которых уже специальпые комиссии выбирали солдат согласно рекрутским спискам. Благодаря такой системе обеспечивалась однородность национального состава армии. В правление Густава-Адольфа в комплектоваиии и организации шведской армии был осуществлен ряд реформ. Вся страна была поделеиа на девять территороальпых округов. В округе формировался один «большой полк» численностью до 3 тыс. челоиек. В свою очередь, «большие полки» подразделялись на три «полевых полка» по восемь рот в каждом. Полки были расквартированы в строго определенных местах. Рекрутской повинности подлежал каждый десятый крестьянин, пригодный к военной службе. Такая система позволяла Швеции иметь в мирпое время под знаменами многочисленную армию. Ко времени смерти Густава-Адольфа в 1634 г. в шведской армии имелось 23 пехотных и 8 кавалерийских полков.

    Значительные изменения были внесены Густавом-Адольфом в тактику. Его солдаты применяли залповый огонь, а пикинеры использовали свое оружие не только для обороны мушкетеров, по и для наступления. Густав-Адольф заложил также основы линейной тактики. Вместо глубокого построения, принятого в армиях тогдашней Европы, «его пикинеры строились в Я шеренг, а мушкетеры только в 3 шеренги» ео. При нем было установлено деление полевой артиллерии на легкую и тяжелую,

    Позднее в Швеции получила развитие система поселенных войск, значительно усовершенствованная королем Карлом XI в 80-х годах XVII в. Проведенная тогда коренная реформа шведских вооруженных сил еще более повысила их боевую мощь.

    До реформы Карла XI в армию призывался каждый десятый шведский крестьянин. Рекрутские списки, по которым осуществлялся иабор в армию, были краппе непопулярны в стране, поскольку вся тяжесть выборочной воинской повинности ложилась на плечи крестьянства и мелких ремеслепников. К тому же содержание крупной постоянной армии тяжело отражалось на финансах шведского королевства. Для того чтобы не обременять государственный бюджет, по в то же время иметь хорошо обученную и постоянно готовую к действиям национальную армию, п была при Карле XI проведена реформа. Введение поселенной системы комплектования войск в Швеции получило название inаelningscerkt. Суть се заключалась в том, что основные расходы по содержанию вооруженных сил покрывались за счет доходов от земельных владений, как частных, так и государственных. [123] С этой целью уже в середине XVII в. был составлен специальный военный кадастр, который учитывал все частные фермы и владения крестьянских общин, использовавшиеся для содержания солдат и офицеров. В свою очередь, общинные и частные земли подразделялись на одинаковые по доходности участки, с тем чтобы доход от такого участка был достаточен для содержания одного солдата. Один такой участок объединил группу крестьянских хозяйств роту (швед, rotar). Каждая рота должна была содержать одного солдата-пехотинца. За это крестьянские хозяйства освобождались от налогов. Кроме того, каждому солдату выделялся небольшой надел земли, где находилось его жилище. Хозяйство такого солдата-поселепца называлось «торп* (швед. torp). С комплектованием кавалерии дело обстояло несколько иначе. Всадника и его копя обязаны были содержать владельцы одного или нескольких хозяйств, за что им несколько снижались государственные налоги. Офицерам в качестве жалования предоставлялся земельный участок с усадьбой, размеры которого и доходность зависели от чина и должности владельца. По системе indelningsverkt частично комплектовался и личный состав военноморского флота.

    Такой территориально-милиционный порядок комплектования вооруженных сил сохранился в Швеции вплоть до конца XIX в. Он позволял иметь под рукой уже в мирное время многочисленные вооруженные силы. Так, в 1697 г. (год вступления Карла XII на шведский престол) Швеция располагала 60-тысячной постоянной армией е|. Правда, в военное время этого было недостаточно и приходилось прибегать к рекрутским наборам. Помимо войск, комплектовавшихся по системе indelningsverkt, в Швеции имелись и наемные войска. Королевская гвардия (драбанты) и артиллерия комплектовались методом вербовки наемников. Таким образом, в Швеции была создана такая организация армии и военно-морского флота, при которой значительная часть пехоты, кавалерии и матросов в мирное время занимались земледелием. Работая на небольшой ферме, шведский солдат-землепашец в известной степени содержал сам себя. Конь, вооружение и снаряжение, получаемые от государства, паходились тут зке на ферме. Запасы боеприпасов и другого снаряжения располагались на складах близ жилища ротного капитана. Обучение солдат осуществлялось путем привлечения их на ежегодные месячные сборы после уборки урожая.

    Армия, созданная Карлом XI, стала армией Карла XII. По словам шведского историка Ингвара Андерссона, она была для того времени образцовой. Это была «безусловно одна из наиболее совершенных воеипых маштт, которые когда-либо существовали» а2. Для быстрого сбора войск были разработаны тщательно продуманные планы мобилизации, обеспечивавшие быстрое развертывание и сосредоточение главных сил в избранном командованием пупкте для отправки в провинции, расположенные по ту сторону Балтийского моря. Достаточно сказать, что мобилшаци [123] энными планами предусматривалось количество времени, необходимого для переходов и отдыха. Места биваков были известны заранее. Таким образом, Швеция могла опередить своих вероятных противников, и в первую очередь Россию, в мобилизационном развертывании армии, как это и случилось в начале Северной войны.

    К этому надо прибавить, что шведская армия была хорошо обучена и вооружена. Шведы были храбрыми и выносливыми солдатами. Во главе шведской армии стоял выдающийся полководец своего времени, продолжатель в военном искусстве традиций Густава-Адольфа Карл XII.

    В то время как в Западной Европе господствовал методизм в ведении военных действий, большое значение придавалось маневрированию на коммуникациях противника, что приводило подчас к выигрышу без боя целых кампаний, стратегию Карла XII отличала решительность и быстрота действий. Б отличие от методической, кордонной стратегии, господствовавшей в других армиях Западной Европы, шведская армия быстро и свободпо маневрировала на театре военных действий, что позволяло ей появляться неожиданно перед войсками противника и навязывать им сражение в выгодных для себя условиях, а также бить противников поодиночке. Карл XII считал главным средством достижения цели в войне решительность, поэтому в войне с Россией (он настойчиво стремился навязать Петру генеральное сражение аз.

    Свобода маневрирования шведской армии на театре военных действий объяснялась тем, что ее снабжение осуществлялось не путем подвоза из магазинов, а за счет местных ресурсов. Шведы не были привязаны к базам снабжения. Правда, шведская армия не могла оставаться долго на одном месте, так как местные ресурсы быстро истощались и приходилось переходить в другой район, еще не затронутый войной.

    Для шведской армии и ее полководца была характерна беспощадность к противнику и мирному населению. В одном из писем генералу РеншильДу Карл XII писал: *Все, кто медлит доставкой (контрибуции. Авт.) или вообще в чем-нибудь провинится, должны быть наказаны жестоко и без пощады, а дома их сожжены... Местечки, где вы встретите сопротивление, должны быть сожжены, будут ли жители виновны, или нет» а4. В другом письме он наставлял своих генералов: «Если неприятель вас не оставляет в покое, то лучше всего опустошить и выжечь все кругом, одним словом, так разорить страну, чтобы никто не мог к вам подойти. Что касается до нас, то нам нечего сообщить кроме того, что мы стараемся изо всех сил и так же разоряем и выжигаем всякое местечко, где показался неприятель. Недавно я таким образом сжег целый город и повесил бургомистра» 3S.

    В области тактики шведы придерживались линейных боевых порядков. Шведская пехота строилась па поле боя я двух-трех линиях, кавалерия обычно располагалась уступом за флангами [123] пехоты. На поле боя шведские пехотинцы решительно бросались в штыковую атаку, а кавалерия (драгуны и кирасиры) паногала удар холодным оружием. Между обоими родами поиск осуществлялось тесное взаимодействие. Осповным тактическим приемом шведов в бою была решительная атака центра неприятельских Паевых порядков.

    Шведская пехота на две трети состояла из мушкетеров и на одну треть из пикинероЕ. Постепенно все шведские пехотинцы были Сооружены ружьями со штыками. Кавалерия была вооруже на палатами и пистолетами, а драгуны, кроме того, имели мушкеты. Из защитного вооружения кирасиры имели железную кирасу.

    Шиедская полевая артиллерия к 1700 г. была объединена в один цолк с личным составом до 1800 человек. На вооружении она имела 8– и 16-фунтовые гаубицы и 3-фунтовые полковые пушки.

    Хорошо вооруженная и обученная, опиравшаяся па прочные исторические традиции, возглавляемая талаптливым полководцем, шведская регулярная армия представляла серьезную боевую' силу. Кроме того, если русские вооруженпые силы находились еще в стадии становления, то шведская армия по своей органи « зацпп ц вооружению полностью отвечала современным трсбовани-' ям военного искусства. Таким отбразом, Швеция значительно опережала Россию в подготовленности к войне.

    * * *

    Общий «план войны союзников против Швеции сводится к последовательному вторжению в шведские владения на территории Северяой Германии и Прибалтики, овладении ключевыми пунктами шведского господства в Европе. Русский стратегический план целиком вытекал из осуществления главной внешнеполитической задачу России возвращения русских земель, захваченных пгведами й начале XVII в., обеспечения выхода к Балтийскому морю. Отсюда определился и будущий театр военных действий. Им должны были стать Ингрия и Карелия. Конкретный план войны разрабатывался с учетом союзнических договоров, заключенных с Данией и Саксопией. По их смыслу Дания и Саксопия первыми открывали военные действия, а Россия должна была вступить в войну и открыть военные действия в Ингрии и Карелии только после подписания мира с Турцией.

    ^Всч подготовка к войне со Швецией проводилась в глубокой тайне. Когда обеспокоенный военными приготовлениями России пгведский резидент в Москве Кпипер Крон сделал русскому правительству зялрос относительно создания регулярной армии, то ему было сказано, что делается это потому, что «по распущении стрельцов» никакой пехоты Российское государство не имело. Наборы в войско в Москве велись под предлогом приготовлений к турецкой воине. О том, какое значение придавал Петр скрытности своих приготовлений, свидетельствует такой факт, что даже ьое [123] воды пограничных со Швецией Пскова и Новгорода, которые должны были послужить базами для предстоящей лойны, ничего не знали об истинной цели Петра. В одном из писем к своему ближайшему помощнику и соратнику генерал-адмиралу Ф. Л. Головину Петр I указывал: «Во Псков и в Новгород грамоты пошли такие, что будто на сей почте от Емельяна (русского посланника в Константинополе Е. И. Украинцева. Лет.) пришла ведомость, «что турки к миру не склонны и будет война, и для того все б были готовы, также к Ивану отпиши (псковский воевода, родственник Ф. А. Головина. Авт.) от себя, будто для родства остерегая его, чтоб наипаче осмотрел и управлял воинское дело (а паче пушки) для того, что ведаешь, как то надобно» 8в. Эти мероприятия, по мысли Петра, должны были обеспечить внезапность нападения. Объектом первого удара русских войск была выбрана Нарва.

    Стратегическое значение Нарвы было хорошо известно и Петру, и союзникам, которые как раз и опасались, что Петр не ограничится ее занятием и распространит свои действия па Лифляндию. Значение Ингерманландии и расположенных здесь крепостей хорошо попинали и в Швеции. Шведский король Густав-Адольф еще в 1616 г. во время переговоров с русскими в Столбове писал: «Кексгольм, Нотоборг, Яма, Копорье и Ивангород составляют ключи от Финляндии и Лифляндпи и заграждают Балтийское море от России. Если бы мы возвратили Нотоборг, или Ивангород, или оба города вместе и если бы Россия подозревала собственное свое могущество, то близость моря, рек и озер, которых она до сих пор не умела еще оценить, дали бы ей возможность ве только вторгнуться в Финляндию со всех сторон и во всякое время года, по даже, благодаря ее огромным средствам и неизмеримым пределам, покрыть Балтийское море своими кораблями так, что Швеция безпрестанно подвергалась бы опасности»87. Можно было не сомневаться, что шведы предпримут все необходимые меры для удержания этих пупктов. Дальнейшие события подтвердили это.

    Успех русского плана был возмояген при условии одновременного вступления союзников в войну. Однако с самого начала стратегические планы союзников нарушились. Великая Северная война началась не так, как предполагалось союзными договорами. Союзники выступили разновременно.

    Что касается Швеции, то, по словам шведского историка И. Андерссона, «превосходные мобилизационные планы существовали у нее уже давно» ss. Было также известно, что «шведы давно имелп намерение к войне против россиян, и сделан был проект, чтоб Новгород, Псков, Олонец, Каргополь и город Архангельской завладеть, дабы с иностранными областьми веема купечество у России пересечь» 59. Рано или поздно Швеция напала бы на Россию.

    Шведский план войны предусматривал проведение наступательных операций против каждого члена коалиции в отдельности. [123] Наиболее опасным противником считалась Дания, против которой и должны были сосредоточиться первоначально глаииые усилия шведских вооруженных сил. В Прибалтике главной задачей было упорной обороной удерживать крепости. Однако Карлу XII лришлось внести в свои стратегические планы серьезные коррективы.

    1 Ленин. В. И. Поли. собр. соч. Т. 1.

    G. 153. 1 Там же. С. 153–154. 3 Струмилин С. Г. История черпой

    металлургии в СССР. М., 1Й54.

    Т. 1. С. 151.

    * Там же. С. 104–105.

    s Цит. по: Соловьев С. М. История России с древнейших времен. M., 1961, Кн. 5. С. 95–96.

    * Цит. по: Устрялов И, История царетвонания Петра Великого. СПб., 1853. Т. 3. С. 112.

    I Цит. до: Богословский M. M. Петр I: Материалы для биографии. М., 1946. Т. 3. С. 400.

    8 Цит. по: Соловьев С. М, Указ. соч. М., 1962, Кп. 7. С. 611.

    * Там же. С. 613.

    10 Цит. но: УстряАов И. Указ. соч.

    Т. 3. С. 312–313. « Там же. С. 325. 13 Письма и бумаги императора

    Петра Великого. СПб., 1887. Т. 1.

    С. 306–307. 'э Там же, С. 308.

    II Там же. С. 309.

    15 Пиг, по: Усгрялов Н. Указ. соч.

    СПб., 1863. Т. 1\. С. 5. '6 Там же, С. 5–6.

    17 См.: Возгрин В. Е. Травентальский мирный договор и его значение в истории Се в ери ой войлы // Снаядинзвскпй сб. Таллин, 1975. Т. 20. С. 83.

    18 См.: Богословский М. М. Указ. соч. М„ 1948. Т. 4. С. 35–37.

    ,ва См.: Письма и бумаги императора Петра Великого. Т. 1. С. 300–30J.

    « Там же. С. 317–318.

    го Когошахин Г. О России в царствование Алексея Михайловича. М., 1859. С. 107.

    2' Посошков И. Т. О ратном повеЯензп //' Пас&жкж В. Т. Книга <з скудности и богатстве я другие гочппепии. М„ 1951. С. 268.

    12 Маркс К.. Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 14. С. 34.

    13 Там же. С. 33.

    « Епифанов П. П. Войско//Очерки

    русской культуры XVII века. М., 1979. Ч. 1. С. 251.

    « Марго.ши С. Л, К вопросу об организации и социальном составе стрелецкого войска в XVII в. // Учетше зап. Моск. обл. пед. лота, 1953. Т. 27: Труды кафедры истории СССР. Вып. 2. С. 85–87.

    & Там же. С, 85.

    « Епифанов П. Я. Войско. С. 252.

    23 См.: Рейтенфельс Яков. Сказания светлейшему герцогу Тосканскому Козьме Третьему о Московии. М., 1905. С. 125; Посошков И. Т. Указ. соч. С. 243.

    ™ Епифанов П. П. Войско. С. 252.

    30 Чернов А. В. Вооруженные силы Русского государства в XV XVII вв. Ы, 1954. С. 164.

    31 Силг.вестра Медведева созерцание краткое. М., 1896. С. 173.

    Э! Рабинович М. Д. Стрельцы впервой четверга XVIII в. // Ист. зал-, 1956. Т. 58. С. 304.

    33 Епифанов П. П. Войско. С. 254.

    31 История отечественной артиллерии. М., 1959. Т. 1, кн. 1. С. 326.

    35 Епифанов П. Л. Оружие У/Очерки русской культуры XVII века. Ч. 1. С. 276.

    36 Там же. С. 275.

    31 Маркс К.. Энгельс Ф. Соч. 2-е над.

    Т. 14. С. 205. 33 Там же. С. 203.

    39 См.: Там же. С. 338–339.

    40 См.: Там же. С. 382.

    *» Епифанов Л. П. Войско. С. 243. <-г Там же. С. 243–244. 43 Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 14. С. 370.

    14 Епифанов П. П. Россия в Северной войне//Вопр. истории, 1971. № 6. С. 121.

    15 Епифанов П. П. Оружие. С. 271–272.

    49 Архив князя Ф. А. Куракина. СПб., 1890. Кн. I. С. 65.

    17 Епифанов П. П. Россия в Северной войне. С. 122.

    48 См.: Богословский M. M. Указ. соч. М„ 1940. Т. 1. С. 193–206. [123] Архив князя Ф. А. Куракина. Кн. 1. С. 67. Там же.

    Гарегп М. Из истории развития методов проведения тактических учений и маневров в русской армии // Воен.-кст. журн., 1972. № 2. С. 9(3.

    Архив князя Ф. А. Куракинзь Кн. 1. С. 65.

    Письма и бумаги императора Петра Великого. Т. 1. С. 78. Епифанов П. П. К вопросу о военной реформе Петра Великого // Вопр. истории, 1945. № 1. С. 43.

    Богословский И. М. Указ. соч. Т. 1. С. 376–377.

    Устав А. А. Вейде 1098. СПб., 1841, Записки Желябужского с 1082 по 2 июля 1709 г. Ы., 1940. С. 123. Богословский M. M. Указ. соч. М„ 19–41. Т. 2. С. 399. Журнал или Поденная записка блаженные и вечно достойные памяти государя императора Петра Великого с 1698 года даже до заключения Не йшт а тек ого мира. СПб.. 1770. Ч. 1. С. 3. (Далее: Журнал или Поденная записка...). Воепные уставы Петра Великого; CG. документов. М., 1946. С. 24. Епифанов П. П. Начало организации русской регулярной армии Петром I (1699–1705)//Ученые зап. МГУ им. М. В. Ломоносова. История СССР, 1946. Вып. 87. С. 69. Запискп Желябужского. С. 142. Епифанов П. П. Начало организации русской регулярной армии... С. 93.

    Бескровный Л. Г. Русская армия и флот в XVIII в. М., 1958. С. 171. Устрялов Н. Указ. соч. Т. 3. С. 540–541.

    Записки Желябужского... С. 150. Там же. С. 102.

    Рабинович М. Д. Формирование регулярной русской армии накануне Северной войны // Вопросы военной истории России, XVIII и первая половила XIX веков. М,, 1969. С. 223, 238. Устрялов Н. Указ. соч. Т. 3. С. 34Ь.

    Описание документов и бумаг, хранящихся в Московском архиве министерства юстиции. СПб., 1888. Кн. 5. Отд. 2. С. 6. Устрялов Н. Указ. соч. Т. 3. С. 346–347.

    Описание документов и бумаг, храпящихся в Московском архиве министерства юстиции. Кн. 5. Отд. 2. С. 21.

    Записки Желябужского... С. 128. Устрялов II. Указ. соч. T. 3.C.345. Архив князя Ф. А. Куракина. Кн. 1. С. 259.

    Богословский М. М. Указ. соч. Т. 4. С. 185.

    Епифанов П. П. Начало организации русской регулярной армии... С. 71.

    Некрасов Г. А. Военно-морские силы России на Балтике в первой четверти XVIII в.//Вопросы военной истории России, XVIII и первая половипа XIX веков. С. 247.

    Маркс К-, Энгельс Ф. Соч. 2-е нзд. Т. 14. С. 32. Там же.

    История Швеции. М.т 1974, С. 267. Андсрссои И, История Швеции: Пер. со швед. М., 1951. С. 241. Пузыревский А. 1С. Развитие постоянных регулярных армий и состояние военного искусства в век Людовпка XIV и. Петра Великого. СПб., 1889. С. 286. Геръе В. Последний варяг//Древняя н новая Россия, 1876, Т. 2, К 5. С. 28. Там же.

    Письма и бумаги императора Петра Великого. Т. I. С. 335. Ласковский Ф. Материалы для истории инженерного искусства в России. СПб., 1861. Ч. 2. С. 88–89.

    Андерссон Я. Указ. соч. С. 235. Епифанов П. П. я Рассуждение» П. П. Шафирова о войне со Швецией// Проблемы общественнополитической истории России и славянских стран: Сб. статей к 70-летию академика M. H. Тихомирова. М., 1903 С. 300.

    [123]2

    ТРУДНЫЕ ИСПЫТАНИЯ

    Первая военная кампания. Мероприятия русского правительства по укреплению обороны страны. Предвестника славных побед. Гродненский маневр. Сражение под Калашем.

    Военные действия начались в начале 1700 г. 7-тысячное саксонское войско Августа II вступило в Лифляндию, овладело г. Динамюнде и осадило Ригу. Датские войска численностью IG тыс. человек развернули наступление в Голштинии. Карл XII стал готовить экспедицию в Данию, У Карльскруыа было сосредоточено 42 корабля с 20-тысячным десантом. Во главе этих сил король отплыл к о. Зеландия. Шведские корабли оросили якорь у Гумбилека, в 7 милях от столицы Дании Копенгагена. На сторопе Швеции выступили морские державы Англия и Голландия. Они направили к Копенгагену объеДиненую эскадру под командованием адмирала Рука.

    Основные силы шведской армии во главе с датским королем Фредериком IV находились в Голштинии. Близ Копенгагена не было достаточного количества войск для отражения десапта противника. Шведы быстро сломили сопротивление противостоящих датских войск и двинулись к Копенгагену. Карл XII угрожал разрушить город, если не будет заключен мир па предложенных им условиях. Датчане приняли это требование. 7(18) августа 1700 г. в Травендале (Травепталь) между Швецией и Данией был подписан договор, по которому последняя отказывалась от союза с Россией, Саксонией и Польшей, признавала независимость Голштинии и обязалась уплатить Швеции военные издержки.

    Согласно договорам с союзниками, Россия должна была открыть военные действия только после подписания мира с Турцией. 8 (19) августа 1700 г. было получено известие о том, что русский посол Е. И. Украинцев подписал в Копставтипополе перемирие сроком на 30 лет. На следующий же день. 9 (20) августа), Россия объявила войну Швеции. Русские войска были двиггуты из Москвы через Ноягород к Нарве, овладение которой считалось первоочередной задачей.

    Карл XII, добившись победы пад Данией, оставил гам часть своих войск, а с остальными силами отправился в ЛифляпДию морем. Пунктом высадки был избран Пернов (Пернау, Пярну). Отсюда шведы памереаались двипуться пл Ригу, чтобы нанести удар по польским войскам, которые осаждали этот город.

    Август II, узнав о разгроме датчан и движении Карла XII в [123] Лифляндию, немедленно снял осаду Риги и поспешно направился в пределы Польши. Вследствие этого Карл изменил первоначальный план действий, решив нанести удар по русской армии, стоявшей у Нарвы. Шведские войска, благополучно высадившиеся в конце октября в Лсрнов, были паправдены им через Ревель (Таллин) к Нарве

    Высадка войск Карла XII в Перпол и отступление польских войск из-под Риги не изменили решения Петра I овладеть Нарвой. Это была сильная по тому времени крепость. Опа располагалась на левом берегу р. Наровы, в 12 км от ее устья. На правом берегу реки находилось предмостное укреплепие старинный замок Ивангород, построенный в начале XV [I в. Местность вокруг Нарвы была болотистой. После осенних дождей она стала труднопроходима для войск. Крепость имела солидные укрепления и стены, требовавшие для пробития брешей сильной артиллерии. Ее гарнизон во главе с полковником Горном пасчитывал 2 тыс. человек.

    Русские войска численностью в 34 тыс. человек располагались лагерем на левом берегу Наровы в одну липиго, которая в виде полукруга охватывала Нарву и примыкала флангами к реке. Фронт лагеря протяжением около 7 км был обращен не к крепости, а на запад и состоял из укреплений в виде пасыпигсо рвом (апроши), за которыми располагались войска. Для обеспечения осадных работ и ведения разведки к ровельской дороге была выдвинута иррегулярная коппица под командованием Б. П. Шереметева.

    Осада Нарвы пелась под руководством Петра и при участии иностранных советников: герцога де Кроа, инженерного генерала Л.-Н. Аларта, нескольких ишкеперных и артиллерийских офицеров. Ивапгород был обложен одновременно с Нарвой. Осадными работами здесь руководил сержант бомбардирской роты Василий Кор'шин, талантливый русский ипженер. Осенняя пепогода отрицательно сказывалась на ведении осадных работ. Выявилась низ^ кая подготовка иностранных военных специалистов. Осадная артиллерия оказалась несовершенной. Боеприпасов для нее не хватало. Вследствие этих причин осадные работы продвигались очень медленно.

    Русское командование сделало попытку склонить гарнизон крепоети к капитуляции. Однако шведский комендант, хорошо знавший положение дел в русской армии и получивший известие о движении к Нарве армии Карла XII. отвечал на предложение русских «насмешками и превеликой бранью». Между тем 16(27) ноября от Б. П. Шереметева поступили сведения о столкновении его кавалерии с передовыми отрядами армии Карла XII. Шереметев сообщал, что он вынужден был начать отступление.

    Оценив обстановку, Петр I решил отъехать из-под Нарвы в Новгород с тем, чтобы подготовить к обороне располагавшиеся там войска и одновременно ускорить присылку под Нарву подкреплений и боеприпасов. 17(28) ноября он созвал всех генера [123] J .. Uji^inоiffl* э™™Гг iiibcikhi.* «ийск» ПОО!. ^ Вякнгйчжс кривое,

    лов и объявил им о своем решении, а на следующий день на рассвете оставил лагерь, назначив главнокомандующим армией герцога де Кроа. В это время Карл XII стоял уже иа ревельской дороге в деревне Лагены, в 10 ям от русского лагеря. В ого распоряжении находился 21 батальон пехоты (5 тыс. человек), 43 эскадрона кавалерии (3 тыс. человек) и 37 орудий.

    После отъезда Петра I герцог де Кроа созвал воеввый совет для обсуждения вопроса о способе действий против шведской армии. Почти все участники его высказались за то, чтобы обороняться на занимаемой позиции. Лишь один Б. ГГ. Шереметев предложил выйти из укреплений и атаковать птведов, по это предложение было отвергнуто. Инициатива действий оставлялась противнику.

    Русские войска были построены в одну линию. В центре располагалась дивазия И. К). Трубецкого, правое крыло составляла дивизия А. М. Головина и гвардейские полки Семеновский и Преображенский, левое крыло дивизия Л. А. ВеЙде и поместная конница Б. П. Шереметева. Боевой порядок не имел глубины и резерва. В тылу русских войск находилась вражеская крепость. Связь с восточным берегом Наровы поддерживалась через единстве и пьтй мост, располагавшийся на правом фланге.

    План Карла XII заключался в том, чтобы сосредоточенными силами ударить по центру боевого расположения русских, разделить русскую армию на две части, а затем поочередно разбить оба ее крыла. В целях соблюдения внезапности шводские войска 19 (30) ноября перед рассветом выступили аз деревни Лагены и, Двигаясь по тропинкам через лес, скрытно сосредоточились перед Центром русской армии за высотой Германсберг.

    Около 13 часов после небольшого отдыха шведы перешли в Наступление. Одна часть армии (11 батальонов и 22 эскадрона) [123] дод начальством генерала Веллинга наступала правее высоты Германсберг, а другая (10 батальовов, 21 эскадрон и 21 орудие) под начальством генерала К. Г. Ренпгальда левее этой высоты. Атака поддерживалась артиллерией (16 орудий), которая располагалась на гребпе высоты Германсберг.

    Наступление шведов было неожиданным для русских. Дивизия Трубецкого, а также войска правого фланга дивизии Вейде и левого фланга дивизии Головина не выдержали атаки противника и стали отступать. Центр боевого порядка русской армии был прорвав, и она оказалась разрезанной на две части, одну из которых шведы начали теснить к северу, а другую к югу. В самом начале сражения иностранные генералы и офицеры, находившиеся на русской службе, перешли на сторону противника. Подчиненные им войска были брошены на произвол судьбы. Это еще больше осложнило и без того тяжелое положение русской армии.

    Главные усилия противник сосредоточил против русских войск правого крыла и центра, которые отступали в северном направлении к единственной переправе через Нарову. На мосту образовалась давка. Он не выдержал и рухнул. В эту трудную минуту лить два гвардейских полка Семеновский и Преображенский не поддались панике. Они заняли вагенбург, находившийся у моста, и дали сильный отпор противнику. Бон гвардейских полков, к которым присоединились войска, не успевшие переправиться на правый берег реки, продолжался несколько часов. Попытки Реншильда сломить сопротивление русских не увенчались успехом. Карл XII лично водил шведские войска в атаку, по вынужден был отступить, понеся большие потери.

    На левом крыле русских генерал Вейде также сумел привести в порядок полки, расстроенные в начале сражения, и остановить наступление Веллинга. К вечеру русские войска даже потеснили щьедов, но для развития этого успеха не было сил. Стоявшее на левом фланге конное дворянское ополчение Шереметева в самый разгар сражения переправилось вброд на правый берег Народы. С наступлением ночи сражение прекратилось.

    Русская армия, потеряв всю артиллерию, была разделена на две части, но не сломлена. Каждая из этих частей по численности равнялась всей армии Карла XII. Следоиательно, победа еще не была на стороне шведов. Русские генералы, не имея точных сведений об обстановке, приняли решение вступить со шведским командованием в переговоры. Карл XII, не считая свое положение прочным, охотно согласился на предложение. Е ходе переговоров было достигнуто соглашение, но которому Карл XII обязывался беспрепятственно пропустить русские войска на правый берег Наровы с оружием и знаменами. Он отказался только выдать артиллерию.

    Утром 20 поября 1700 г. был починен мост, и русские начали отходить на правый берег. После того как переправились дивизия Головина, Семеновский и Преображенский полки, Карл XII [123] нарушил достигнутое соглашение и потребовал, чтобы русские войска левого крыла (дивизия Вейде) отходили без оружия. Русские вынуждены были это сделать, по словам очевидцев, с «великой бранью» по адресу шведов и своих генералов. По сдаче оружия они были пропущены через мост и двинулись вслед за гвардией и дивизией Головина.

    В сражении под Нарвой русская армия потеряла до 6 тыс. человек и 145 орудий. Потери шведов составили 2 тыс. человек. Поражение русских войск явилось следствием их недостаточной боевой подготовки и отсутствия опыта в борьбе с таким обученным противником, каким являлась тогда шведская армия. Из всех русских полков, принимавших участие в сражении, лишь Лефортовский и два гвардейских Семеновский и Преображенский имели некоторый боевой опыт, полученный во время Азовских походов 1695–1696 гг. Но и он сводился лишь к участию в осаде крепости. В полевых сражениях, особенно с регулярным войском, указанные полки участия не принимали. Остальные части русской армии вообще не имели никакого военного опыта. «Словом сказать, все то дело, яко младенческое играние было, а искусства ниже вида» ', писал Петр. [123] Сражением под Нарвой окончилась кампания 1700 г. первая военная кампания Северной войны. Опа оказалась неудачной для союзников. Шведские войска добились крупных стратегических успехов, поставив своих противников в очень трудное положение.

    * * *

    Поражение под Нарвой осложнило внешнеполитическое положение России. Обострились отношения с Турцией и Крымом. В это трудное время важно было сохранить союз с Августом II, не допустить заключения им сепаратного мира с Карлом XII. Б феврале 1701 г. в местечке Биржи (Литва) состоялось свидание Петра I и Августа II. Между ними был заключеп новый договор, согласно которому обе стороны обязались продолжать войну и не заключать сепаратного мира. Петр I обещал послать Августу II вспомогательный корпус А. И. Репнина в 15–20 тыс. человек с 40 орудиями. Кроме того, он заверил своего союзника в том, что :предостаьнт ему большую денежную субсидию !. Август должен был вести войну со шведами в Эстляндии и Лифляпдии, содействовать русским в возвращении Ижорской земли и Карелии.

    Таким образом, Петру I удалось укрепить русско-саксонский союз и согласовать план военных действий против Швеции на ближайшее время. Успеху переговоров способствовала и международная обстановка. Война за испанское наследство 1701–1713 гг. исключала вмешательство западноевропейских государств в Северную войну. Петр I писал Ф. М. Апраксину: «Война общая началась, дай, боже, чтобы протенуласъ: хуже не будет нам» э.

    Используя благоприятную международную обстановку, Петр I развернул активную деятельность по укреплению обороны страны. Принимались решительные меры по увеличению производства артиллерийских орудий. Был издан указ собрать часть колоколов со всего государства с «знатных городов от церквей и монастырей для делания пушек и мортир» \ К июлю 1701 г. было собрано колокольной меди около 90 тыс. пудов. До конца года удалось отлить 243 пушки, 12 мортир и 13 гаубиц5. В течение П702 г. в Москве на Пушечном дворе было отлито 130 новых орудий в. Всего в Москве за 1700–1708 гг. было отлито 1006 орудий.

    Русское правительство приступило к укреплению северо-западных границ государства. Армия, возвращавшаяся из-под Нарвы, отводилась в район Новгорода, который становится центром сосредоточения сил для обороны северо-западной границы. Сюда :же направлялись и части, не поспевшие к Нарве. Командующим новгородским войском был назначен А. И. Репнин. Ему же поручалось привести в порядок войска, отступавшие от Нарвы. «Б. П. Шереметеву было приказано с полками московского и повтородского поместного ополчения и отрядами украинских казаков (7290 человек) сосредоточиться в районе Пскова, Гдова и Печорского монастыря и о всех неприятельских намерениях вы.-ведывать 7. [123] Проводились работы по укреплению Печорского монастыря. В пем находилось 77 орудий разного калибра, а гарнизон составлял 2,5 тыс. человек а. Копали рвы, ставили палисады с бойницами, была заложена батарея». Большое внимание уделялось укреплению Пскова. В течение лета 1701 г. крепость была приведена в боевую готовность. Вновь возведенные укрепления состояли из земляного вала, прикрывавшего старинные каменные стены, земляных бастионов перед камепными башнями и из отдельных батарей. В крепость было отправлено 40 пушек '«.

    В результате принятых мер на северо-западной границе была сосредоточена русская армия численностью 42 тыс. человек. Кроме того, в Гдове, Ладоге, Олонецке находились значительные гарнизоны. Создавались местные отряды самообороны.

    Большие работы были проведены по укреплению Архангельска. По указу Петра I для защиты города началось строительство крепости па 1 тыс. человек на реке Малой Двинке», Принимались меры по отражению ожидавшегося нападения шведов. Промысловые суда в море не выпускались, с Мудьюжского острова были сняты лоцманы, которые в обычное время выезжали к приходящим в Двину судам, для защиты корабельпого фарватера у вновь строящейся крепости было выделено 400 человек, а на берету Даинки построены четыре новые батареи и расставлены наблюдательные посты.

    Попытка пгведской эскадры из четырех кораблей папасть па Архангельск летом 1701 г. была отбита. Два корабля сели на мель и были захвачены русскими, в руки которых попало 13 пушек, 200 ядер, 850 досок железных, 15 пудов свинца, 5 флагов «. Шведы в течение нескольких недель сжигали и разоряли прибрежные земли Олонецкого уезда, соляные промыслы. Здесь они встретили серьезное сопротивление не только русской армии, но и партизанских отрядов карельских и русских крестьян и горожан. Один из таких отрядов возглавлял священник Иван Окулов. Отряд цасчитынал более 1 тыс. человек'3. Он состоял из людей «всяких чинов», добровольцев из пограничных жителей. Этот отряд пошел за шведский рубеж, разбил неприятельские заставы, побил до 400 шведов, взял рейтарские знамена, барабаны, ружья, провиант «.

    В поле зрения Петра I в этот период были и водные пути, которые имели большое значение при ведении военпых действий. Зимой 1701 г. Новгородскому приказу было велено: «На реках Волхове и Луге, для нынешней свейской службы, под всякие полковые припасы и на дачу ратным людям, сделать 600 стругов... не поспевших к назначенному времени, с виновных в замедлении взыскано было по 100 рублей на достройку и по 15 .рублей штрафа» '5– Кроме постройки новых стругов, па этих реках, а также на Ладожском и Онежском озерах, на реке Свири в в Тихвине было приказано переписать струги всех частных владельцев и приготовить их к веспе 1701 г. От местных жителей и знающих людей собирались подробные сведения о водных [123] л береговых путях от устья Волхова к Орешку и далее по Неве

    до выхода в море.

    Особое значение в системе мероприятий по укреплению обороны страны имело строительство армии и флота. Именно в эти первые годы войны была осуществлена оснонпая часть военных реформ, приведших к созданию в России регулярной армии и военно-морского флота. Отличительной особенностью военных реформ Петра I было то, что они носили поистине всеобъемлющий характер, охватив все области строительства вооруженных сил. Прежде всего подвергся изменению способ их комплектования. В 1705 г. окончательно закрепляется рекрутская система. Набор рекрутов на пожизненную службу производился не ежегодно, а по мере надобности. В армию брались физически здоровые мужчины в возрасте от 17 до 32 лет. Солдаты находились па полном содержании государства. Воинская повинность распространялась на все население, за исключением духовенства, по господствующий класс дворян пользовался большой привилегией: его представители служили в армии на офицерских и генеральских .должностях. В условиях того времени рекрутская система была прогрессивным явлением. Она показала свое превосходство над господствовавшими тогда в странах Западной Европы системами найма и вербовки. Несмотря на всю тяжесть военной службы, ложившейся почти исключительно па плечи крестьянства, она представлялась солдату необходимой обязанностью перед родиной.

    Все рода войск получили стройную организацию. Высшим соединением в пехоте являлась дивизия, или генеральство. Пехотная дивизия обычно имела в своем составе 2–3 бригады, бригада 2–3 полка, полк 2 батальона и полковую артиллерию, батальон 4 фузилерные роты (из S рот в полку одна рота гренадерская), рота А плутонга (взвода), плутонг 2 капральства. Численность полка по штатам 1711 г. была следующей: АО штаб-офицеров и обер-офицеров, 80 унтер-офицеров, 1120 рядовых строевых, 247 рядовых неетроевых. В каждой роте было 4 обер-офицера, 10 унтер-офицеров и 140 строевых рядовых. Всего в пехотном полку насчитывалось 1487 офицеров и солдат. Постоянный состав имели лишь части и подразделения от полка ы ниже. Состав дивизий и бригад менялся в зависимости от обстановки.

    На вооружении пехоты находилось ружье (фузея) с багине-том. В 1706–1708 гг. багинет был заменеп трехграппым штыком, благодаря чему стало возможно одновременно поражать противника огнем и штыком. Введение штыка уничтожило разделение пехоты на мушкетеров и пикииеров, упростило ее организацию и сделало ео более самостоятельной в бою. Ружье имело калибр 0,78 дюйма и вес 14 фунтов. Оно было снабжено ударно-кремневым замком. Прицельная дальность ружья составляла 300 шагов, скорострельность 1–2 выстрела в минуту. Кроме ружья, грядовой пехотинец имел шпагу, офицер протазан, унтер-офищер алебарду. [123] Кавалерия русской армии была драгунского типа. Она, так же как и пехота, имела дивизионную организацию. Кавалерийская дивизия имела в своем составе 2–3 бригады, бригада 2–3 полка, полк 5 эскадронов и артиллерию, эскадрон 2 сЈ>узилерные роты (из 10 рот в полку одна рота гренадерская). Численность полка по штатам 1711 г. было следующей: 38 штабофицеров и обер-офицеров, 80 унтер-офицеров, 920 рядовых строевых, 290 рядовых нестроевых. В роде было 3 обер-офицера, 8 унтер-офицеров, 92 рядовых драгуна. Всего в драгунском полку было 1328 офицеров и солдат. На вооружении драгун имел « облегченное ружье без штыка, налаш и два пистолета.

    Большое значение в деле организации конницы имело создание конного корпуса (корволанта). Корволант был непостоянного состава и насчитывал обычно 6–7 тыс. всадников. В отдельных случаях ему придавалась пехота с артиллерией. Корволант предназначался для самостоятельного решения стратегических задач. Так в России впервые была создана стратегическая конница. В Западной Европе такая конница появилась лишь в начале XIX в.

    Значительные перемены произошли и в области артиллерии, которой уделялось исключительно большое внимание. За первую четверть XVIII в. русская артиллерия значительно Еыросла в количественном отношении. К 1725 г, артиллерийский парк насчитывал от 13 до 16 тыс. различных орудий. Одновременно о этим улучшалось качество артиллерии. В 1706 г. была введена единая шкала калибров (артиллерийская шкала), что устраняло имевшуюся многокалиберность артиллерии.

    Орудия были трех видов пушки, гаубицы и мортиры. Каждый тип орудий имел строго установленные калибры. Пушки отливались 3, 6, 8, 12, 18 в 24-фунтового калибра; гаубицы *Д, 1 и 2-пудового калибра; мортиры 6-фуптового, 1, 2, 3, 5 и 9-пудового калибра. Были разработаны и разосланы на заводы чертел;и для каждого установленного образца орудий. Отливка орудий производилась в точном соответствии с этими чертея!ами.

    Русская артиллерия получила четкое подразделение на полковую, полевую, осадную и крепостную, что обеспечивало более широкие возмояшости ее тактического использования. На вооружении полковой артиллерии состояла 3-фунтопая пушка и 6фунтовая мортирка. В каждом пехотном и драгунском полку имелось по две 3-фунтовые пушки ,3 и четыре 6-фунтовые мортирКи, Последние располагались на боевой оси по обеим сторонам пушки и предназначались для усиления ее картечного огня. В полевую артиллерию входили 6, 8 и 12-фунтовые пушки, 1 и Vs-пудовыс гаубицы, 1 и 2-пудовые мортиры. Осадная артиллерия состояла из орудий наиболее мощных калибров: 18 и 24-фунтовых пушек, 3, 5 и 9-пудовых мортир. Крепостная артиллерия имела орудия различного калибра. Обычно в нее входили 3, 6, 12, 18 и 24-фуитовые пушки. 6-фунтовые, 1, 2 и 5-пудовые мортиры, '/;, 1 и 2-пудовые гаубицы. [123] В целях увеличения подвижности артиллерийских орудии, особенно орудий полковой и полевой артиллерии, они была значительно облегчепы. Так, 3-фунтовая пушка, весиашая ранее около 15 пудов, была облегчспа па (i пудов, вес 6-фунтовой полевой пушки уменьшен с 45 до 36 пудов. Кроме того, было улучшено устройство лафетов. На вооружение поступали новые виды артиллерийских снарядов (чугунная картечь, зажигательные снаряды и др.). Для перевозки боеприпасов впервые вводились двухколесные зарядные ящики.

    __ В 1700 г. был сформирован артиллерийский полк, объединявший полевую артиллерию. По штату 1712 г. полк состоял из бомбардирской роты, четырех канонирских рот, минерной роты, инженерной и понтонной команд. В полку числилось 2323 нижних чина, включая ездовых и обозных, а в роте 6 обер-офицеров, 10 унтер-офицеров, строевых рядовых в канонирской роте 132 и в бомбардирской 93. Инженерные войска не выделялись еще в самостоятельный род войск. Организационно они входили в артиллерийский полк.

    Большим повшеством явилось создание в русской армии конной артиллерии. Этот вид артиллерии появился в 1701 г.. когда на вооружение драгунских полков стали поступать пушки и мортиры. Расчеты полковых пушек были посажепы на лошадей. В деле создания конной артиллерии Россия опередила Западную Европу на полстолетия. На Западе конная артиллерия впервые

    появилась в 1759 г. в прусской армии.

    В русской армии была введена единая военная форма. Обмундирование пехотинца состояло из длинного (до колен) зелепого кафтана с красными обшлагами, камзола одинакового покроя с кафтаном, коротких (несколько ниже колен) краспых титанов, черного галстука, червой треугольной шляпы или картуза. Обувью служили зеленые чулки и башмаки. В холодное и ненастное время пехотинцы носили епапчу одного цвета с кафтаном. При несении караульной службы и во время походов им полагались сапоги. Гренадеры вместо шляп носили кожаные пгапкн. Обмундирование драгун было сходно с обмундированием пехотинцев. Они носили тех же цветов и покроя кафтаны, камзолы, штаны, епанчи, галстуки, шляпы, картузы. В пехотном строю им полагались чулки и башмаки, а в конпом сапоги. Артиллеристы носили кожаные шапки, краспые кафтапы с синими обшлагами, красные камзолы и штапы, синие епанчи, черные галстуки, еппие или синие с белым (полосатые) чулки, башмаки или сапоги.

    При проведении военных реформ большое внимапие было уделено строительству военно-морского флота. О размахе строительства русского флота свидетельствуют следующие данные. В 1693–1700 гг. было открыто 10 судостроительных верфей и на них построено 170 судов, в 1700–1715 гг. открыто 12 верфей и построено 530 судов, в 1715–1725 гг. открыты 3 верфи и построено 195 судов. [123] РУССКАЯ АРМИЯ ПЕТРОВСКОГО ВРЕМЕНИ:

    фузилер гвардейской пехоты, 1700–1721 гг.;

    гренадер армейской пехоты. 1700 г.;

    штаб-офицер гвардейской пехоты. 1700–1732 гг.;

    мушкетер пехотного полка. 1711 г.;

    обер-офицер драгунского полна. 1701 г.;

    фузилер драгунского полка. 1720–1732 гг.;

    бомбардир артиллерийского полка. 1712–1720 гг.

    Основными классами кораблей военно-морского флота были пинейные корабли и фрегаты. Линейный корабль имел водоизмещение 1–2 тыс. т., большое парусное оснащение, 2–3 боевые палубы, на которых устанавливалось 52–90 пушек 24, 12 и 6-фунтового калибра. Личный состав линейного корабля насчитывал 350–900 человек. Фрегат был меньших размеров, чем линейный корабль. Он имел от одной до двух боевых палуб и вооружался 25–44 орудиями.

    Основным типом гребного боевого корабля была скампавея, отличавшаяся от западноевропейских галер большей легкостью в маневренностью. Скампавея имела до 18 пар весел, 3–5 пушек 12, 8 и 3-фундового калибра и до 150 человек личного состава.

    Личный состав флота комплектовался, как и в армии, на основе рекрутской повинности, а офицерский состав из числа русских дворян.

    Воспитание и обучение войск осуществлялось на основе уставов и наставлений. Первым уставом русской регулярной пехоты являлось «Краткое обыкновенное учение» (ноябрь 1700 г.). Около VW/S, т. йнл тпждкн -устнв для регулярной драгунской -кавалерии «Краткое положение при учении (конпого) драгунского строю». Оба эти устава впоследствии подвергались изменениям и дополнялись отдельными инструкциями и наставлениями, среди которых Наибольшее значение имели «Учрсяедение к бою по настоящему -Времени» 1708 г. и «Артикул краткий» 1706 г. [123] Система воспитания русской регулярной армии ставила своей целью выработать ил солдата верного защитника феодально-крепостнического государства. Пожизненная служба и вся система воспитательных мер были направлены на то, чтобы сделать армию надежным орудием в руках дворян-крепостников.

    Уставы и наставления русской армии уделяли много внимания вопросам дисциплины и порядка в войсках. В них четко проводилась мысль, что от дисциплины и должного порядка зависит боеспособность армии. Солдат обязан был под страхом сурового наказания беспрекословно выполнять требования уставов и подчиняться своим командирам. Много внимания уделялось воспитанию воинской чести, храбрости и мужества. За боевые отличия солдаты, офицеры и генералы награждались орденами и медалями. В солдатах воспитывалось чувство взаимной выручки, товарищеского отношения друг к другу.

    Система обучения армии строилась по принципу: «как в бон> поступать». Новобранцы должны были проходить одиночную подготовку и обучаться элементарным правилам строя, старых же солдат обучали действиям в боевом строю по подразделениям и частям. Впервые были введены двусторонние полевые учении войск, в которых участвовала пехота, кавалерия и артиллерия.

    Во время учений отрабатывались элементы полевого боя и приемы осады и штурма крепостей. Двусторонняя подготовка войск была новым явлением в истории военного искусства. В целях полевого обучения войск впервые были установлены ежегодные летние лагерные сборы. Большое внимание уделялось сочетанию огня и удара пттыком. Сначала огонь велся плутонгами поочередно. Затем следовал общий залп и удар в штыки.

    Система воспитания н обучения войск, принятая в русской армии, была для того времени самой передовой. Она полностью позволяла создать хорошо обученные войска, способные решать сложные боевые задачи. Эта система резко отличалась от муштры, которая господствовала в армиях стран Западной Европы. Обучение в русской армии отличалось простотой, от солдат требовались осмысленные, а не механические действия.

    Создание в России регулярной армии и военно-морского флота требовало организации надлежащей подготовки офицерских кадров. В связи с зтим правительство в первой четверти XVIII в. приняло ряд мер, направленных на обеспетение армии и флота офицерами, обладавшими необходимыми знаниями военного дела. Подготовка основной массы офицерского состава (пехоты и кавалерии) осуществлялась через Семеновский и Преображенский гвардейский полки. Для подготовки офицерских кадров артиллерии и инженерных частей были учреждены военные училища. В 1700 г. при бомбардирской роте Преображенского полка была основана школа для подготовки артиллерийских офицеров, а в 1712 г. при артиллерийском полку открылась Артиллерийская школа. В 1712 г. в Москве, а в 1719 г. н Петербурге пачали функционировать инженерные школы. Офицерский состав флота [123] получал необходимую теоретическую подготовку в Павигацкой школе и Морской академии, созданных соответственно в 1701 и 1715 гг.

    Таким образом, в результате успешного осуществления военных реформ в конце XVII начале XVIII в. в России была создана большая регулярная армия и военно-морской флот. Вооруженные силы России получили постоянную организацию, централизовав ное управление и снабжение, единую систему воспитания и обучения. К концу первой четверти XVIII в. русская армия состояла из 105 пехотных и 37 драгунских полков, в которых насчитывалось i 70 тыс. человек, а с нестроевыми 198 5Ь0 человек. Военно-морской флот России насчитывал 48 линейных кораблей, 800 скампавей, галер и других мелких судов с общим экипажем в 28 тыс. человек. Русский флот стал одним из сильвейшах в Европе.

    * * *

    Е то время, когда Петр I энергично готовился к продолжению войны, армия Карла XII расположилась на зимних квартирах в районе Дерпта (Тарту), куда она прибыла из-под Нарвы. Наблюдательные отряды были выставлены у Мариепбурга и Бонненбурга. Шеститысячный отряд оставался в Эстляндии. Для усиления армии по всей Швеции в течение зимы 1700/01 г. набирались новые полки. Карл XII считал, что русская армия не скоро оправится после поражения под Нарвой и очередной задачей ставит разгром польско-саксонского войска Августа II.

    Летом 1701 г. Карл XII с 11-тысячным войском двинулся к Риге, которую осаждали саксонские войска. 9 (20) июля 1701 г. шведы неожиданно переправились через Западную Двипу и разбили армию Августа II. Саксонцы отступили от Риги сначала к Биржам, затеи к Ковно, а оттуда в Курляндию. К концу 1701 г. шведы овладели всеми укрепленными пунктами в Ливонии. Карл XII после победы под Ригой повел свои войска в Литву и Польшу. Война затянулась. По выражению Петра I, шведский король надолго «увяз» в Польше.

    Русские поиска на западной границе были расположены следующим образом: в окрестностях Пскова находилось 30 тыс. человек под начальством Б. П. Шереметева; у Новгорода и Ладоги 10 тыс. человек под начальством П. М. Апраксина; 20-тысячный корпус А. И. Репнина был направлен в Курляндию на помощь саксонцам. Главнокомандующим был назначен Б. П. Шереметев. Петр I приказал ему посылать конные отряды в области, занятые шведами, чтобы частыми пабогами беспокоить неприятеля, уничтожать его продовольегат1 и фураж, приучал, войска к борьбе с сильным врагом. Выполняя волю Петра. Шереметев направлял конные отряды в Лифляндию, где происходили стычки со шведскими войсками. Шведы, в свою очередь, совершали набеги на русские земли. Взаимные набеги продолжались все лето 1701 г. [123] I

    Русское командование поставило войскам задачу овладеть линией реки Невы и укрепиться в Ингерманландии. Необходимо было переходить к более решительным действиям в Прибалтике.

    8 августе 1701 г. Б. П. Шереметев получил указ Петра I о посылке на территорию, занятую неприятелем, отряда войск «для поиску и промыслу» неприятельских войск и «разорению жилищ их» «. 2 (13) сентября Шереметев с большим отрядом конницы и пехоты прибыл в Печерский монастырь. От местных жителей стало известно, что значительные силы противника стоят под Ряпиной мызой. Туда был послан отряд под командованием М. Б. Шереметева. 4 (15) сентября отряд подошел к реке Выбовка, на которой стояла мыза. Переправу через реку охранял шведский отряд (600 человек). Русские войска, разделеппые на две части, напали на шведов с фронта и тыла. Противник был разбит. Русскио захватили 80 пленных, 2 пушки, много мелкого оружия, 3 знамени и весь обоз неприятеля. Их потери составили

    9 человек убитыми и 51 человек ранеными. Это была первая победа над шведами в Лифляндии. 5 {16} сентября М. Б. Шереметев вернулся в Печерский монастырь. Современник И. А. Желябужский так описывает его въезд: «На перед везли знамепы, за знамени пугаки, за пушками ехали полки ратных людей, за полками ехал он, Михаила Борисович. А в то время у Печерского монастыря па всех роскатах и па башнях роспущены были знаменьг, также и во всех полках около Печерского монастыря, и па радости была стрельба пушечная по роскатам и по всем полкам, так же из мелкого ружья» 1S.

    Одновременно с отрядом, посланным к Ряпипой мызе, был выслан и Другой отряд (4397 человек) под командованием Я. П. Римского-Корсакова к мызе Ревке (Рауге, Раух). 4 (15) сентября отряд подошел к мызе, занятой шведами (150 человек пехоты и 50 человек конницы). И здесь противник был разбит. На обратном пути на русских неожиданно напал другой шведский отряд (200 человек пехоты и 300 человек конницы), высланный на помощь первому. Однако он тоже был разбит. Отряд Римского-Корсакова потерял при мызе Ревке 33 человека убытыми и 63 человека ранеными.

    2 (13) октября 1701 г. был объявлен «генеральный поход» в Лифляндию. Шереметев стал готовить войска. Был сформирован отряд численностью около 18 тыс. человек при 16 орудиях. 26 декабря 1701 г. (6 января 1702 г.) он занял урочище Выбовка. Через два дня авангард русских войск разбил разведывательный отряд шведов у Эрестфера, не дожидаясь полного сосредоточения их сил. 29 декабря 1701 г. (9 января 1702 г.) русские войска напали па войска Шлиппенбаха и нанесли им крупное поражение. Шведы потеряли 3 тыс. человек убитыми, 350 пленными и 6 орудий. «Успех русских был торжественно отмечен в Москве. Б. П. Шереметев был произведен в генерал-фельдмаршалы и награжден орденом Андрея Первозванного, все офицеры золотыми медалями, а солдаты серебряными рублями. [123] Б сражении под Эрестфером совместно с русскими войсками героически действовали украинские казачьи полки под командованием миргородского полковники Д. Апостола.

    С лета 1702 г. Петр решил приступить к проведению более крупных операций в Прибалтике. Они начались в конце июля наступлением войск Б. П. Шереметева и Ф. М. Апраксина. Эти действия привели к поражению войск В. А. Шлиппенбаха при мызах Гуимельсгоф (Хуммулл) 18 (29) июля и Я.Крониорта на р. Пжоре 13 (24) августа и флотилий шведов на Чудском в Ладожском озерах. Особенно чувствительное поражение потерпел Шлиппепбах, большая часть его пехоты была уничтожена, а он сам с конницей с большим трудом едва успел уйти в Пернов.

    В то время, когда происходили эти события, Петр находился в Архангельске, где руководил строительством флота. Узнав о победах русских войск в Прибалтике, он решил очередной удар нанести по крепости Нотсбург (прежний Орешек), располагавшейся па острове у входа в Неву со стороны Ладожского озера и являвшейся важным стратегическим пунктом. Гарнизон крепости насчитывал 450 человек со 150 орудиями '«.

    Послав распоряжения о сосредоточении у Нотебурга войск из Новгорода, Л&доти и Пекина, сам Петр w августе 1702 т., посадив гвардию на построенные суда, выступил из Архангельска к Соловецким островам. По достижении Онежской губы войска высадились у деревыи Нюхча. Отсюда до Повенца на Онежском озере гвардия шла сухим путем через леса и болота. Часть судов, в том число две крупные вооруженные яхты, тащили волоком. В Повенце, присоединив часть построенных там судов, Петр I с гвардией спустился по Онежскому озеру и р. Свирь в Ладожское озеро. Объединив Ладожскую флотилию с прибывшими судами, он направил их к устью Невы. В устье Свири войска высадились па берег, сухим путем направились к Ладоге, а затем к крепости Ногебург, где в это время ужо сосредоточились сухопутные силы под командованием Б. П. Шереметева.

    Войска, предназначенные для штурма Нотебурга, были расположены по обеим берегам Невы. Чтобы пресечь сообщение гарнизона крепости, в Неву было волоком перетащено из Ладожского озера 50 судов. Когда все подготовительные работы были завершены, начался артиллерийский обстрел крепости. Он продолжался две педели. На 11 (22) октября был пазначеи штурм. К участию в нем было привлечено около 2 тыс. человек под командованием князя Голицына и майора Карпова. Эти войска были посажены на суда, спабжены лестницами и перед рассветом по сигналу устремились к стенам крепости.

    Гарнизон крепости мужественно встретил нападение русских. Первая атака была отражена. Но русские войска пе отступили. Под сильным огнем противника они продолжали штурмовать крепость. IIa помощь им было послано еще 500 человек под командованием А. Д. Мепшикова. Новая атака увенчалась успехом. Около сотне солдат во главе с Меншиковьш удалось взобраться

    [123]на стены нрепости. Комендант, видя бесполезность дальнейшего сопротивления, приказал вывесить белый флаг.

    Я письме к генерал-фельдцейхмейстеру Л. А. Виниусу Петр I следующим образом оценивал эту победу: «Правда, что зело жесток сей орех был, аднака, слава богу, счастлино разгрызен. Алътиллерия наша зело чюдесно дело свое исправила» -». Взятая крепость была переименована в Шлиссельбург (ныне Петрокрепость), т. с. «ключ-город» в знак того, что она должна служить ключом к дальнейшим успехам русской армии.

    Кампания 1703 г. также началась наступательными действиями русской армии. Главной задачей ставилось овладение крепостью Нисншанц. Эта крепость располагалась при впадении в Неву реки Охты, на ее правом берегу, и закрывала выход из Невы в Финский залив. Она состояла из цитадели с пятью бастионами. Между южными бастионами имелся равелин, окруженный рвом. Сама цитадель находилась на мысу, образуемом слиянием рек Охта и Нева. Гарнизон Ниеышанца состоял из 600 человек. Крепость была вооружена 75 пушками и 3 мортирами.

    В ковце апреля 1703 г. Б. П. Шереметев с 20-тысячным войском двинулся по правому берегу реки Невы к Ниепшанцу. 25 апреля (6 мая) русский разведывательный отряд численностью 2 тыс. человек, высланный на судах, напал на шведский пост из 150 драгун, находившийся у входа в крепость, и разбил его. В тот же день к крепости стали подходить главные сплы русской армии, которые постепенно обложили ее. 26 апреля (7 мая) сюда из Шлиссельбурга на судах прибыл и Петр I с транспортом, доставившим осадную артиллерию (16 мортир 3-пудрвых. 48 пушек от 26 до 12-фуптоиых), 1Ы тыс. бомб и осадный инструмент.

    Русские войска тщательно готовились к штурму: рыли окопы, траншеи, возводили батареи. 30 апреля (11 мая) к коменданту Ниевшанца были посланы парламентеры с предложением сдатьсяПолучив отказ, русские начали артиллерийский обстрел крепости, продолжавшийся всю ночь. 1 (12) мая после ожесточенного и кровопролитного штурма крепость капитулировала. 2 (13) мая русские войска вошли в нее. Была захвачена вся артиллерия, 55 бомб, 195 бочек пороха, много ядер, картечи.

    5(16) мая два шведских судна, отделпвптиеся от эскадры Нумерса, не зная о том, что крепость находится в руках русских, подошли к Ниеншанцу и стали на якорь. Петр решил воспользоваться неосторожностью неприятеля. Отряд русских гвардейцев, посаженный на 30 лодок, под командованием Петра I я Меншикова в ночь па 7(18) мая внезапно атаковал суда шведов и захватил их. На судах находилось 18 пушек. Из 77 человек было пленено 19, убито 58. В честь победы выбита медаль с надписью: «Небываемое бывает». Военный совет наградил Петра I и Меншикова орденами Андрея Первозванного, а офицеров и солдат медалями.

    С овладением Ниеншанцем Россия получала выход в Балтийское море. Открывалась возможность для налаживания торго [123] вых связей с другими странами. Встал вопрос о защите устья Невы. В журнале Петра I есть такая запись: «По взятии Кавец (Ниеншанца. Лет.) отправлен воинский совет, тот ли шанец крепить, или иное место удобнее искать (понеже оный вал, далеко от моря, и место не гораздо крепко от натуры), в котором положено искать новаго места, и по нескольких днях найдено к тому удобпос место остров, который назывался Люст Еланд (то есть Веселый остров), где в 16 день мая... крепость заложена и именована Санктпетербург» «. Так 16(27) мая 1703 г. был оспован город Петербург, ставший поздпее новой столицей Российского госу ПЕТР I дарства. Одновременно с Петербургом заложили Петропавловскую крепость. Ниепшапц был срыт. Весной 1703 г. близ острова Котлнп русские построили крепость, назвав ее Кроншлотом (Кронштадтом). Крепость вооружили 14 орудиями. Она имела назначение надежно прикрыть подступы к устью Невы и Санкт-Петербургу. На о. Котлин установили артиллерийскую батарею в 60 орудий. В инструкции от 3(14) мая 1704 г., данной коменданту Кроншлота, было сказано: «Содержать сию цитадель... аще случится, хотя до последнего человека... Зело надлежит остерегаться неприятельских брандеров». При приближении к крепости нейтральных кораблей давать по ним предупредительный выстрел, чтобы опустили паруса и бросили якорь; в случае неповиновения открывать Огонь и.

    В конце мая начале июня 1703 г. русские войска овладели крепостями Ям, Копорье, Мариенбург. Тем самым враг был изгнан с территории древней Ижорской земли. «И так, при помощи божиеп, Иегрия в руках» «, писал Петр I Ф. М. Апраксину.

    Войска Кронгиорта, занимавшие сильную позицию на р. Сестре, впадающей в Финский залив, постоянными набегами угрожали Петербургу с севера. Чтобы положить этому конец, Петр I 7 (18) июля с 4 драгунскими полками (около 8 тыс. человек), Преображенским и Семеновским гвардейскими полками выступил против войск Кронгиорта (4 тыс. человек пехоты при IS орудиях) и нанес им поражение. Шведы были отброшены до линии Выборг Кексгольм.

    Летом 1704 г. главные силы русской армии были сосредоточены в районе Дерпт Нарва. Шведское командование, желая

    [123]отвлечь часть русских сил от этого райопа, планировало нанести по Петербургу комбинированный удар с суши и моря. Командующий войсками в Петербурге обер-комендант крепости гонералмайор Р. В. Брюс, получив сведения, что на р. Сестре обнаружен 8-тысячный отряд шведов под командованием генерала И. Майделя, принял срочные меры по защите города. У берега Невы, на Березовом острове, были возведены укрепления. На Большой Неве сосредоточили несь имевшийся флот.

    2 (13) июля войска генерала Майделя подошли к Неве и остановились против того места, где были возведены укрепления. Шведы открыли сильный артиллерийский огонь, продолжавшийся четыре часа. Русские мужественно отбили нападение врага. Майдель отступил и занял позицию за р. Сестрой. Одновременно в направлении Петербурга двинулся и шведский флот. 12 (23) июля к Котлину подошла эскадра де Пруа с десантом в 1 тыс. человек. Неприятель попытался высадиться на Котлине. Русские имели здесь небольшой отряд, который оказал шведам упорное сопротивление, после чего оди повернули обратно, не достигнув поставленной цели.

    В первый числах августа Майдель предпринял новое наступление. Его войска расположились недалеко от развалин Ниеншанца и оттуда стали угрожать Петербургу. Майдель отправил Брюсу ультиматум с требованием сдать город, угрожая в противном случае взять его силой. Брюс с достоинством ответил: «Мне очень странно предложение господина генерал-поручика уступить ему вверенную мне всемилостивейшим моим государем и царем крепость: не угодно ли господину генерал-поручику удалиться в свою землю, а меня таким писанием пощадить?* 2i Брюс с частью петербургского гарнизона и пуыгками выступил навстречу противнику. Русские войска расположились на левом берегу Невы, против устья Охты. Шведы по нанедепному мосту сумели переправиться через Ох ту, но закрепиться им не удалось. Майдель был выпужден отступить.

    Летом 1705 г. тнедское комапдование предприняло новую попытку овладеть Петербургом комбинированной атакой с моря и суши. Но и на этот раз замысел противника не осуществился. Сильная неприятельская эскадра в составе 22 вымпелов под командованием адмирала Аыкерштерна безуспешно стремилась овладеть Кроншлотом, уничтожить русский флот, прорваться к Петербургу. Столь же неудачными были дейстиия 10-тысячного отряда гпведов во главе с И. Майделем. Его намерение захватить Шлиссельбург а атаковать Петербург с суши было сорвано активной обороной русских войск. Протикник понес большие потери и был отброшен к Выборгу. Оборона Петербурга выдающееся достижение русского военного искусства.

    Между тем 22-тысячпая армия под комапдованием фельдмаршала Б. П. Шереметева подступила к Дерпту. Ее главные силы расположились на правом берегу реки Эмбах, ниже крепости, около дороги на Псков. Остальные войска заняли левый берег [123] реки, где проходила дорога из Нарвы. Несколько позже отсюда был послан отряд на правый берег, который занял позицию выше крепости. Осадный парк имел 24 пушки (Is, 12 и 6-фунтовых), 15 мортир и 7 гаубиц г'\

    После артиллерийского обстрела был предпринят штурм Дерпта. В ночь на 13 (24) июля 1704 г. крепость капитулировала. Потери русских составили 317 человек убитыми и 400 человек ранеными. Шведы потеряли убитыми 811 человек и пленными 1388 человек. В крепости были взяты 132 орудия.

    После падения Дорпта русские войска были направлены к Нарве и обложили ее. Шведский гарнизон крепости состоял пз 4555 человек с 432 орудиями. В Ивангороде находился небольшой отряд при 128 орудиях.

    Шведское командование пыталось оказать помощь осажденным. Эскадра адмирала де Пруа подошла к Нарве. Она имела задачу высадить десант, но, встреченная сильным огнем русских батарей, была вынуждена отступить и отойти к Ревелю. Вскоре де Вруа с флотом из 52 вымпелов с десантом вновь подошел к Нарве. И па этот раз русские не дали ему возможности высадить десант.

    Крепость подверглась 10-дкевному артиллерийскому обстрелу, в результате которого были пробиты многочисленные бреши и частично выведена из строя крепостная артиллерия. После отказа коменданта Горна сдать крепость 9(20) августа в два часа дня русскио начали штурм. В нем участвовало 1600 человек, разделенных иа три колонны. Из лагеря были выведены остальные войска, готовые в случае необходимости поддержать штурмующих. Осажденные мужественно защищались. Русские после ожесточенного боя, продолжавшегося около часа, захватили главный вал. Нарва капитулировала. Во время штурма с русской стороны было убито 359 человек, ранено 1340 человек. Шведы потеряли 2700 человек, в том числе 1848 человек пленными.

    Взятием 13 (24) июля Дерпта и 9 (20) августа 1704 г. Нарвы закончились боевые действия в Прибалтике. За четыре года, прошедшие после Нарвского сражения, русская армия овладела Ингерманландией, очистила Эстляндию и Лифляндию. В руках шведов оставались лишь Ревель, Пернов и Рпга. Крепости Нарва, Дерпт, Ямбург, Кроншлот, Петропавловская и Шлиссельбург надежно защищали отвоеванную у шведов территорию. Это были первые успехи русских войск, служившие предвестниками грядущих славных побед.

    * * *

    В то время как русская армия вела успешные боевые действия в Прибалтике, войска Карла XII продолжали воевать на территории Полыни. Им удалось оккупировать основные жизненные центры страны.

    В июле 1704 г. Варшавский сейм объявил Августа низложенным. На польский престол был возведен крупный феодал Ста [123] нислав Лещинский ставленник шведских захватчиков. Сторонники Августа II создали Сандомирскую конфедерацию. Опа признала решение Варшавского сейма незаконным и приняла решение о вступлении Польши в войну со Швецией на стороне России.

    Русское правительство направило в помощь Августу II вспомогательный корпус под комапдованием Голицына численностью 17 тыс. человек. Б августе 1704 г. объединенные силы русских, саксонских и польских войск овладели Варшавой. В это время Карл XII находился в Галиции. В начале сентября он с войском численностью до 17 тыс. человек подошел к Львову. Город был укреплен: его окружала высокая степа, усилониая земляным валом и рвом. Польский гарнизон и все население были полны решимости защищаться. Они имели надлежащее снаряжение и много боеприпасов. Каждый был готов точно и безотлагательно выполнять приказы командиров. Жители Львова мужественно обороняли свой город. «Не надеялся шведский король встретить такой отваги в жителях Львова и такого сильного отпора, какой оказывал его войску этот город» 26, писал очевидец. В ночь с 5 (16) на 6 (17) сентября Карлу XII удалось занять город. Против шведских войск украинские казаки и польские войска развернули партизанские действия. Один из партизанских отрядов численностью 200 человек в ночь с 8 (19) на 9 (20) сентября напал на шведский обоз и уничтожил 20 шведов. Другой отряд, состоявший из 300 украинских казаков, захватил в плен 150 солдат.

    Карл XII, разорив Львов, отошел с армией к Замостью. Оттуда правым берегом Вислы он двинулся к Варшаве. Август II, не решаясь вступать с ним в бой, оставил Варшаву и отошел к Кракову, а затем к Дрездену.

    Весной 1705 г. главные силы русской армии находились около Полоцка. Отсюда они были выдвинуты в район Гродно. Русская армия угрожала сообщениям Карла XII в случае его движения в Саксонию. Одновременно она заняла выгодное положение для обороны границ своей страны. Осенью в окрестностях Гродно кроме русских войск сосредоточились саксонские, польские и литовские войска. I

    По распоряжению Петра I вокруг Гродно был устроен лагерь. Его укрепления состояли из высокого бруствера, прикрытого широким рвом и обороняемого многой не лен ной артиллерией. У северо-западной части Гродно было возведено предмостное укрепление. Русское командование приняло меры по обеспечению города запасами продовольствия. Предполагая, что в зимний период Карл XII не предпримет крупных операций, Петр I, передав командование армией Августу II, отбыл в Москву.

    Август II, воспользовавшись удалением шведской армии от Гродно, сдал командование войсками фельдмаршалу Г. Б. Огильви, а сам с саксонскими войсками и четырьмя полками русских драгун покинул Гродно и двипулся через Варшаву в Саксонию, намереваясь вернуться вместе со вспомогательным корпусом. [123] Карл XII решил нарушить принятые тогда обычаи войны и открыть военные действия зимой. В конце декабря 1705 г. его армия, располагавшаяся у Варшавы, двинулась в район Гродно. Замысел противника состоял в том, чтобы блокировать союзную армию и заставить ее капитулировать.

    Получив известие о движении шведов к Гродно, Петр спешно выехал из Москвы к армии. Однако в дороге оп узнал, что проехать в Гродпо уже невозможно; неприятель обложил город и намерен брать его штурмом. В связи с этим было принято решение принять меры для обороны границ страны на случай вторжения врага. В Минске собрали отряд численностью 12 тыс. человек, усиленный рекрутами. Слутгк и Брест превращались в склады продовольствия и служили опорными пунктами. Гетману И. С. Мазепе с 15 тыс. казаков было приказало стать около Слуцка. чтобы создать угрозу левому флангу шведской армии ц одновременно наладить связь с гродненским лагерем. Отряды регулярной конницы н украинских казаков нападали на тылы шведов и на их сообщения. Укреплялись Псков, Смоленск. Ведикие Луки, Москва. Вдоль западной границы от Пскова через Брянск до южных степей строилась засечная линия. На дорогах, пересекавших границу, возводились укрепления с палисадами. К обороне гранпц привлекалось местное население.

    Положение гродненской армии становилось все более тяжелым. Не хватало продовольствия, фуража. Русское командование приняло решение вывести войска нз Гродно в направлении Брест Киев. Петр I приказал Огильви пачать отступательный маневр. Он предписывал воспользоваться ожидаемым ледоходом к половодьем и переправиться на левый берег Немана, а затем отступить, прикрываясь болотами Полесья, к Киеву. Петр I писал, что так как на саксонцев надеяться нечего, то ни о чем другом не заботиться, как только об отступлении из Гродно. Но нужно смотреть куда безопаснее. «Мой совет, писал Петр I, когда Немой вскроется (а до тех мест изготовить мост), тотчас не мешкая перейти Ниыон, и иттить по той стороне; и ежели так скоро учините при пловучем льду, то неприятелю за льдом не возможно будет нигде перейтпть, а вам зело будет в тот час выйтить свободно» «. Огильви было приказано смотреть, чтобы неприятель не отрезал армию от русской границы. 24 марта (4 апреля) русская армия по заранее наведенному мосту благополучно перешла на левый берег Немана и, оторвавшись от противника, двинулась согласно намеченному плану.

    Шведская армия смогла переправиться на противоположный берег только 3 (14) апреля, так как единственный мост через реку был снесен в половодье. Разлившиеся реки и непроходимые Пгшпятские болота затрудняли ее движение. Дойдя до Пинска, шведы вынуждены были остановиться, чтобы дать отдых войскам. 29 марта (Я апреля) русские войска достигли Тикодипа. а 8(19) мая подошли к Киеву. Поставленная задача вывести армию из окружения была блестяще выполнена Действия русского ко

    3 История Северной aoiiim [123] мандования под Гродно являются поучительными. По оценке Д. Ф. Масловского, они служат «классическим образцом петровского военного искусства» ;й.

    * * *

    Не сумев настигнуть русскую армию и навязать ей сражение в невыгодных для нее условиях, шведский король вновь обратил свои силы против Августа II. Из Полоцка он двинулся через Луцк и Люблин к Дрездену. Не ветреная сильного сопротивления, Карл XII в сентябре 1706 г. занял всю Саксонию. Август II, боясь потерять свои наследственные владения, 13 (24) сентября в местечке Альтранштадт под Лейпцигом подписал унизительный мирный договор с Карлом XII. Он отказывался от польской короны в пользу Станислава Лещинского; разрывал союз с Россией; обязывался выдать шведам русские вспомогательные войска, находившиеся в Саксоюнг, а также всех пленных и уплатить большую контрибуцию.

    Русское командование, ничего не зная о переговорах в Альтранштадте, пыталось помочь своему союзнику. Было отдано указание о сосредоточении русской армии в районе Жолкиева. Отряд кошгацы под командованием Л. Д. Меигпинова направлялся в Саксонию на помощь Августу II. В Люблине 20-тысячный отряд русских соединился с 15-тысячной саксонской конницей. Ментиков, получив от разведки сведения, что в районе Калиша сосредоточилось 7 тыс. шведских и 20 тыс. польских войск (сторонников Станислава Лещинского) под командованием А. А. Мардефельда, решил атаковать их.

    18 (29) октября союзники приблизились к Калншу. Неприятель занял за рекой Просной сильную позицию, прикрытую с фронта и флангов малодоступными болотами. «Зело в крепких местах стал, имея круг себя жестокие переправы, реки и болото» га, писал Мешпиков царю. Союзная коннпна под общим командованием Мешпикова построилась в три линии. На правом фланге стояли русские войска, па левом саксонские. Позади располагались польские войска, Мардефельд построил свои войска в две линии, перемешав отряды пехоты и конницы. Шведское войско (4 тыс. конницы и 3 тыс. пехоты) построилось в центре, а 20 тыс. поляков стояли на флангах. Первой пошла в атаку первая линия русской и саксонской кавалерии. Она смяла польские войска и обратила их в бегство. Но саксонская конница, встреченная ожесточенным огнем шведской пехоты, была вынуждена отступить. Неудачу потерпела и первая линия русских, которая была опрокинута шведами.

    Шведы, увлеченные преследованием, были охвачены свежими силами драгун второй линии и истреблены. Шведская нехота, оставшаяся одна, построилась в каре и отбила все атаки русской конницы. Видя упорное сопротивление неприятеля. Мешпиков приказал нескольким эскадронам спешиться, а коннице, стоявшей на правом крыле, ударить во фланг шведов. Затем союзники [123] перешли в общее наступление с фронта и флангов. «И как неприятельская пехота, которой было 3000, на наш корпус наступила, то наши не много пожались, понеже пехоты при себе не имели, однакож ... князь Ментиков вскоре приказал нескольку шквадронаы драгун против шведскон пехоты спешпть, да и с правого крыла коннице на них наступать, п по такому благорасположению жестоко от пашпх на пехоту стрелено, и по том был прежестокий бой, на котором в непрестанном огне 3 часа были ... наши вящшую силу взяли и так жестоко на неприятеля боем наступили, что в конец оного разорили, разве малая часть от коннипы шведской ушла, а пехота вся осталась»30, писал Желябужский. После трехчасового ожесточенного боя шведы были наголову разбиты. Мардефельд сдался в плен. В реляции о битве под Калишем сообщалось: «Наши неприятеля сломилн и полную викторию получили; и только часть конницы неприятельской шведской ушла, а пехота вся побита п взята так, что на месте неприятелей положено с четыре тысячи или более человек шведов, да с тысячу поляков»3'. Б плен было взято 5 тыс. человек. Победителям достались богатые трофеи: 3 полковые пушки, 400 фузей, 85 знамен. Потери русских составили 84 человека убитыми и 324 ранеными32.

    Сражение под Калишем является крупным достижением русского военного искусства. Образцово действовала драгунская конница. Победа имела и большое моральное значение.

    1 Журнал или Поденная записка... СПб., 1770. Ч. 1. С. 23–24.

    i Королюк В. Д. Свидание в Биржах и первые переговоры о польскорусском союзе // Вопр. истории, 1948. № 4. С. 50–52.

    3 Письма и бумаги императора Петра Великого. СПб., 1889. Т. 2. С. 65.

    * Журнал или Поденная записка... Ч. О. С. 26.

    а Епифанов П. П, Россия в Северной войне//Вопр. истории, 1971. № С. С. 125.

    * Гаме.-.ь И. Описание тульского оружейного завода в историческом и техническом отношении. М., 1826. С. 32–35.

    7 Балашова 10. П. Из истории Великой Северной войны: (Начало Малой войны зима 1700–1701 года)//Ученые зап. Моск. осГл. пед. нн-та им. й* й.». й'рупекой, 1958. Т. 74. вып. 5. С. 180. J Захаренко А. Г. Усиление оборонительных сооружений на северозападной границе русского государства в начале Северной войны // Сборник докладов воен.-пст. секции Ленинградского дома уче

    ных ни. А. М. Горького. М.; Л., 1960. № 3. С. 66.

    9 Записки Желябужского с 1682 по 2 июля 1709 г. СПб., 1840. С. 173, 174.

    10 Захаренко А. Г. Указ. соч. С. 70.

    11 Журнал или Поденная записка... Ч. 1. С. 33–34.

    12 Журнал или Поденная записка... Ч. 1. С. 34–35.

    13 Шутой В. Партизан Иван Окулов // На рубеже, 1960, № 6. С. 112.

    11 Журнал или Поденная записка... Ч. 1. С. 61.

    15 Веселого Ф. Очерк русской морской истории. СПб., 1875. Ч. 1. С. 147.

    16 В лейб-гвардии Семеновском полку полагалось иметь шесть 3-фуптовых пушек, а в лейб-гвардии Преображенском пояку имелась специальная бомбардирская рота,

    на вооружении которой было 6 мортир и 4 пушкп.

    17 Военно-походный журнал генералфельдмаршала Б. П. Шереметева // Материалы Военно-ученого архива Главного штаба. СПб., 1871. Т. 1. С. 75–76.

    « Записки Желябужского... С. 176.

    67 3*

    [123]19 Масловский Д. Ф. Записки по истории военного искусства в России. СПб., 1891. Вып. 1. С. 87.

    211 Пиеска и бумаги императора Петра Великого. Т. 2. С. 92.

    21 Журнал или Поденная записка... Ч. 1. С. В9.

    22 Усгрялов II. История царствования Петра Великого. СПб.. 1863. Т. 4, ч. 1. С. 250.

    23 Писима и бумага императора Петра Великого. Т. 2. С. 169.

    21 Устрялов Н. Указ. соч. Т. '\. ч. 1.

    С. 258–259. 25 Журнал или Поденная записка...

    Ч. 1. С. 85. ы Шутой В. Е. Оборона Львова в

    1704 г. // Краткие сообщения Ин-та

    славяноведения. 1955. Ms 17. С-25.

    27 Голиков II. JI. Деяния Петра Великого, мудрого преобразователя России, собранные из достоверных источи ил ов и расположенные по годам. M.. 1788. Ч. 10. С. 382.

    !а Масловский Д. Ф. Указ. соч. Вып. 1. С. (05.

    га Письма и бумаги императора Петра Великого. СПб.. 1900. Т. 4. вып. 2. С. 1195.

    3,1 Записки Желябужского... С. 231–232.

    -1' Журнал плп Поденная записка... Ч. 1. С. 139.

    зг Там же. С. Ш 142.

    [123]3

    КРУШЕНИЕ ШВЕДСКОГО НАШЕСТВИЯ

    Обстановка перед нашествием. Провал наступления армии

    Карла XII на. Москву. Сражение при Лесной. Всенародное

    сопротивление захватчикам. Полтавская битва.

    Первые годы Северпой воины были временем трудных испытаний для России. Поражение ее армии под Нарвой в 1700 г. создало реальную угрозу вражеского нашествия. В этих условиях, как писал академик Е. В. Тарле, нужна была железная воля, громадный государственный ум, огромное дипломатическое умение и прекрасное знание военного искусства, чтобы не согнуться под тяжестью неожиданно свалившихся несчастий и твердо идти к намеченной цели1. Именно такими качествами обладал Петр I. Под его руководством были проведены крупные мероприятия по укреплепию обороны страны. Это позволило перейти к активным боевым действиям против шведов. На Неве и в Прибалтике русская рогулярная армия одержала свои первые победы. Была решена важная стратегическая задача: русские войска освободили от шведских захватчиков Ингрию, прочно закрепились на берегах Балтийского моря.

    По русское правительство понимало, что предстоит еще тяжелая борьба с таким сильным противником, каким была Швеция. Положение осложнялось тем, что из войны вышли союзпики России Дания и Саксония. И потому было крайне важно продолжать укренлепие обороны страны, быть готовым к отражению возможного вторжения армии Карла XII в пределы Российского государства. «...Спя война, писал Петр I Ф. М. Апраксину, над нами одними осталась: того ради ничто так ие надлежит хранить, яко границы, дабы неприятель или силою, а паче лукавым обманом не впал» г.

    В декабре 1706 г. в местечке Жолкиеве (ныне г. Нестеров Львовской обл.) Петр I созвал военный совет. Он должен был решить, «давать ли с неприятелем баталию в Польше или при своих границах». Участники военного совета единодушно высказались за то, «чтоб в Польше не давать: понеже, ежели какое нещастис учинилось, то бы трудно иметь ретираду; и для того положено дать баталию прп своих границах, когда того необходимая нужда требовать будет: а в Польше на переправах, и партиями, так же оголоженьем провианта и фуража, томить неприятеля» 3. Имелось в виду постепенно отводить армию в глубь страны с тем, [123] чтобы измотать, истощить противника в оборонительных боях и создать тем самым условия для перехода в решительное наступление. Важнейшим моментом в стратегическом плане русского командования было развертывание всенародной партизанской борьбы против шведских захватчиков. В своих обращениях (универсалах) к народу Петр I призывал организовать вооруженное сопротивление врагу.

    Одновременно были приняты меры к подготовке всего государства к обороне. Петр I разослал во все города, расположенные в полосе «от границы 200 верст поперек, а в длину от Пскова через Смоленск до Черкасских городов», приказ, чтобы жители этих городов «от прихода неприятельского были во всякой осторожности и опасении*4. На дорогах пограничной полосы устраивались завалы. Усиливались гарнизоны в крепостях и городах западной части России. Особое внимание уделялось укреплению Смоленска и Москвы. «Фортецию московскую, писал Петр I, надлежит, где не сомкнуто, сомкнуть, всем здешним жителям сказать, чтоб s нужном случае готовы были» 5.

    Наряду с проведением мероприятий по подготовке страны к отражению возможного вражеского нашествия Петр I стремился окончить войну со Швецией «добрым миром». Он обратился к ряду западных стран с просьбами о посредничестве в этом деле. Однако просьбы не встретили Поддержки Главную роль играло опасение, что, развязав себе руки на востоке, Карл XII предпримет агрессивные действия в Западной Европе. Англия, например, была заинтересована в затягивании войны между Россией и Швецией, ибо это обеспечивало ей благоприятные условия для достижения своих захватнических целей в войне за испанское наследство Вместе с тем она хотела помешать России утвердиться ва Балтийском море. «Если, однако, интересы Англии, доносил в Лондон британский посол в Петербурге, требуют удаления русских от Балтийского моря, необходимо обдумать, каким путем удобнее и благовиднее достигнуть такого результата» 6.

    Сам Карл XII не был настроен заключать мир. Он открыто заявлял о своих агрессивных намерениях в отношении России. В официальных кругах Стокгольма говорили, что «король помирится с Россией, только когда он приедет в Москву, царя с престола свергнет, государство его разделит на малые княжества, созовет бояр, разделит им царство па воеводства»1. Карл XII тщательно готовился к походу в Россию. Он был уверен в своем успехе. В столицах западноевропейских государств высказывалось мнение, что шведы сумеют легко одержать победу над русскими войсками. Последующие событии показали иное.

    * * *

    Б начале 1708 г. главные силы шведской армии (35 тыс. человек) располагались на зимних квартирах в районе Сморгонь Ошмяны. Затем Карл XII переместил их юго-восточнее к Радошкевичам, где они находились до лета. В Финляндии, у Выборга [123] ХОЛ ВШЭНЫ 11 1701 iTf>4 ГГ

    0 a д к un»

    jз* Поход Карла Xi E в 1701–1702 гг. (в [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]

    Направление действий русских войск в 1701–170*тг.

    Лннжение H район сосредоточения основой сил русских поиска 170S 170бгт.

    ГЬхшКарлаХМа коцце 17Q5–17Ы6 гг.

    Выvrt русских войск нзикружнти в 3 7Ьft г и Последующие действия до нюня ]7ь8rL

    Пиход Карпа Ml a игуете i7Q7 в мае ПОЗ гг, (h Полтаве)

    'уть вспомогательном корпуса швео^кя^. soiicit 1 П|}д кочандовденеч Лсьситачита (август»Сентябрь |70Sr.)

    , .^лщксине t.iaftHUп сил pjccKTOi войск вцщг ^03– мае 1709 гг. (« Полтане)

    ^etia важнейших сражении п 0»в (с vKajjiiir^j ? 1Й0НЫ паролю» но1шы против шведския ^дПск ~&анииы государств h начету войны (в 1740 г.}

    Ш Кексгольма, стоял корпус Либекера (Ц тыс. человек). Под Ригой находился корпус А. Л». «Цевенгаупта (пef тыс. человек/. Яесвой 1708 г. в Финский залив вошла швьдская эскадра и заняла позицию у Березовых островов.

    Замысел Карла XII заключался в том;, чтобы главными силами вести наступление на Москву через Смоленск. Корпусу Либекера ставилась задача овладеть Петербургом. Корпус Левенгаупга должен был идгп ог Рпгн на соединение с главными силами [123] ж принять участие в наступления на московском направлении. Это был авантюристический план. Он основывался па переоценке сил и возможностей шведской армии и явной недооценке способности русской армии и всего населения страны дать отпор агрессору. Как справедливо отмечал шведский историк И. Андерссон, Карл XII «отправился на восток к центру необъятной русской державы в соответствии с планом, аналогичным плану, которым руководствовался более чем сто лет спустя Наполеон» 3.

    Главные силы русской армии (57 тыс. человек) были сосредоточены в районе Чашники Бешенковпчп Улла. У Пскова стоял корпус Р. X. Боура (16 тыс. человек), а в Ингрии корпус Ф. М. Апраксина (24 тыс. человек). Русскому командованию не -было ясно, в каком направлении начнет наступление Карл XII. Возможны были два варианта действий. Ou мог с главными силами двинуться на северо-восток, чтобы затем, присоединив корпуса Левенгаупта и Либекера, наступать па Москву со стороны Новгорода через Тверь. Вероятным считался и удар противника на Москву через Смоленск. Русское командование внимательно следило за действиями Карла XII и было готово оказать противодействие любым его намерениям.

    Б начале июня 1708 г. арашя Карла XII перешла в наступление. 7 (18) июня она выступила из Минска. Б середине июня противник совершил перенраву через р. Березину у местечка Березипо н двинулся на восток. Русская армия, выступив из района своего расположения, заняла позицию у Головчино, чтобы прикрыть путп па Могилев и Шилов. 3 (14) июля шведы внезапло атаковали центр боевого расположения русской армии. Стоявшая здесь дивизия А. И. Репнина понесла потери и вынуя;дена была отступить к Шклову. Туда же отошли остальные войска. 7 (18) июля шведы заняли Могилев.

    6 (17) июля на военном совете в Шклове было решено отвезти армию к Горкам и там «смотреть на неприятельские обороты и куда обратиться к Смоленску или к Украине трудиться его упреждать»9. К H (22) июля русская армия сосредоточилась в районе Горок. Двумя днями ранее сюда прибыл Петр I. Ознакомившись с обстановкой, он приказал переместить корпус Боура из Пскова к Смоленску, чтобы надежнее обеспечить московское направление.

    Карл XII простоял в Могилеве около месяца. Он ожидал подхода корпуса Левенгаупта. Необходимо было также дать войскам отдых и подготовить их к продолжению наступления. В середине .августа Карл XII, не дождавшись Левенгаупта, после переправы через Днепр двинулся па юго-восток. Достигнув Чернигова, он повернул свои войска на север, рассчитывая быстро захватить Смоленск. Русская армия двинулась из Горок к Мстиславлю, преградив путь шведам, 30 августа (10 сентября) у села Доброе произошел бой авангарда русской армии под командованием M. M. Голицына с передовым отрядом шведов во главе с Россом. Противник понес большие потери в живой силе. Успех русских [123] в этом бою очень обрадовал Петра I. «...Как почал служить, писал он, такова огня н порядочного действа от наших солдат не слыхал и не видал (дан боже и впредь так) « i0.

    Неудача у с. Доброе не остановила Карла XII. Он прикачал продолжать наступление, стремясь во что бы то ни стало пробиться к Смоленску. Русская армия медленно отходила, сдерживая натиск врага. 9 (20) сентября у с. Раевки произошел новый бон, в ходе которого шведы потеряли более 2 тыс. человек убитыми. К 10 (21) сентября шведская армия достигла д. Стариши. Ее наступательные возможности были исчерпаны. Карл XII решил отказаться от похода на Москву. 14 (25) сентября он двинул свою армию на Украину. Там он намеревался усилить в» войсками предателя украинского народа гетмана Мазепы и польско-шляхетскими отрядами, вовлечь в войну на своей стороне Турцию и Крымское ханство, а затем возобновить наступательные действия против России.

    Замысел похода Карла XII на Москву потерпел неудачу. Решающую роль в срыве агрессивных планов шведского короля сыграло упорное сопротивление русской армии. Осуществляя стратегический план, принятый на военном совете в Жолкиеве, она уничтожала на пути движения неприятельских войск запасы продовольствия, посевы на корню, сжигала строения. Враг нес потери в арьергардных боях. Огромное значение имела развернувшаяся в стране всенародная борьба против интервентов.

    * * *

    4 (25) сентября, когда Карл XII выступил из Старишей на Украину, корпус Левенгаупта, достигший к этому времени Череи, двинулся на соединение с главными силами шведской армии. Ов включал 16 тыс. человек, 17 орудий, 7 тыс. повозок с боеприпасами и продовольствием. 19–22 сентября (30 сентября 3 октября) Левенгаупт совершил переправу через Днепр у Шилова я пошел в направлении Пропойска. Там он рассчитывал перейти р. Сож и соединиться на Черниговщине с армией Карла XII. Когда были получены сведения о движении корпуса Левенгаупта, Петр I решил разгромить его. Для этой цели он сформировал летучий корпус (корволант). В его состав вошли 6,8 тыс. драгун и 4,9 тыс. пехотинцев, посаженных па коней, 30 полковых орудий. Командование корволантом осуществлял лично Петр L Следуя по пятам за Левенгауптом, русские настигли его у д. Долгий Мох. Шведы успели переправиться на правый берег протекавшей там р. Ресты и уничтожить мосты. На прибрежных высотах они установили батареи, получив возможность с дальнегорасстояния обстреливать сильным артиллерийским оглем все подступы к реке. Это не давало возможности русским форсироватьреку, и они вынуждены были ограничиться ответным огнем пошведским батареям. К вечеру 27 сентября (8 октября) Левенгаупт успел переправить к Пропойску большую часть обоза(4 тыс. повозок) и передовой отряд (3 тыс. человек). После этого [123] шведы прекратили артиллерийский огонь и отошли к д. Лесная, где стали лагерем. В распоряжении Левенгаупга осталось 13 тыс. человек, 17 орудии н 3 тыс. повозок.

    Утром 28 сентября (9 октября) войска Петра I переправились по наведенным за ночь мостам через р. Ресту и двинулись в направлении Лесной. В этот район выдвигался отряд Р. X. Боура численностью 4 тыс. человек (8 драгунских полков). Шведские войска были расположены в линейном боевом порядке на поляне к северу и еелоро-западу от Леспой. В тылу этой позиции противник соорудил временное нолевое укрепление из сцепленных повозок вагенбург. Впереди позиции у перелеска находился авангард (6 батальонов).

    Русские войска двигались двумя колоннами. В первой колонне, которую возглавлял Петр I, находились два гвардейских полка (Семеновский и Преображенский), три драгунских и батальон Астраханского пехотного полка; левую колонну под командованием А. Д. Меншикова составляли семь драгунских полков и один пехотный (Ингерманландский) полк. Около 12 часов обе колонны подошли к перелеску и вступили в бой с авангардом противника. Стремительным ударом русских войск шведы были отброшены.

    После этого русские войска построились в две линии. В центре первой линии располагались 8 батальонов пехоты, а на флангах по 2 драгунских полка. Во второй линии находилось 6 драгунских полков, между которыми было поставлепо 2 пехотных батальона. Между линиями для усиления флангов размещались гренадерские рогы. В таком боевом порядке русские войска начали атаку глазных сил отряда Левенгаупта, оборонявшихся иа основной позиции у деревни Лесной. Противник не выдержал штыкового удара русских войск и укрылся в укрепленном лагере.

    Тем временем на поле боя прибыл отряд Боура. Русские войска направили главный удар на левый фланг противника, стремясь отрезать пути отхода на Пропойск. После ожесточенных атак русские захватили мост через р. Леспянка, лишив противника возможности отступать в юго-восточном направлении. Однако к исходу дня с помощью войск, подошедших из Пропойска, шведам удалось отбить этот мост. Ночью остатки отряда Левепгаупта, бросив обоз и артиллерию, спепшо отступили. Через две недели они соединились па Украине с главными силами шведской армии.

    Сражение при Леспой закончилось блестящей победой русских войск. Противник потерял 8,5 тыс. человек убитыми и ранеными, 45 офицеров и 700 рядовых попалп в плен. Русские захватил» всю артиллерию п почти весь обоз. Их собственные потери составили 1111 человек убитыми п 2856 ранеными.

    В сражении у деревни Лесной русские войска одержали первую крупную победу пад численно превосходящим регулярным войском противника. Эта победа свидетельствовала о возросшей боевой силе русской армии и способствовала укреплению ее мо [123] рального духа. Сражение является ярким примером искусных действий крупного летучего корпуса (корволанта). Русские войска показали умение вести боевые действия в линейном боевом порядке на пересеченной лесистой местности, что было недоступно войскам Западной Европы. Впоследствии Петр I рекомендовал своим генералам учиться на опыте сражения у Лесной и выбирать для сражения закрытую местность.

    Победа при Лесной оказала большое влияние на ход войны. Она подготовила условия для новой, еще более величественной победы русской регулярной армии под Полтавой. Петр I так охарактеризовал победу при Лесной: «Сия у нас победа может первая называться, понеже над регулярным войском никогда такой не бывало, к тому ж еще гораздо меньшим числом будучи пред неприятелем, и поистине оная впною всех благополучных последов аний России, понеже тут первая проба солдатская была. [123] и людей конечно ободрила, и мать Полтавской баталии как ободрением людей, так и временем, ибо по девятимесячном времени оное младенца щастие принесла...» «

    ж * *

    Вторжение шведских захватчиков было огромным бедствием для народов России. Интервенты беспощадно грабили и зверски расправлялись с мирным населением. Русские солдаты, попавшие в нлен, поголовно уничтожались. В одном из приказов Карла XII говорилось: «Жители, которые хоть сколько-нибудь находятся в подозрении, что оказались нам неверны, должны быть повешены тотчас, хотя улики были бы и неполны, для того, чтобы все убедились со страхом и ужасом, что мы не щадим даже ребенка в колыбели...» '«.

    На борьбу с захватчиками поднялся весь народ. Чтобы лишить врага продовольствия, крестьяне зарывали хлеб в ямы, угоняли скот в леса. Создавались отряды партизан. Они нападали на обозы и тыловые частп шведских войск, нанося противнику большой урон.

    9 (20) января 17(18 г. шведская армия тремя колоннами вступила в Мазовецкие леса. Генерал-квартирмейстер А. Гилленкрок предупреждал Карла XII о предстоящих трудностях. По собранным им сведениям, дороги в лесу находились в плохом состоянии. К тому же здесь действовали, как он выразился, «шайки разбойников». Король высокомерно ответил: «Разбойники не могут сделать нам вреда» «. По как только шведский авангард втянулся в лес, он был встречен ружейным огнем партизан. В чаще леса шведских солдат остановила засека из поваленных деревьев. Сам король подвергся опаспости. Пуля партизан свалила драбанта (солдата личной охраны), ехавшего с правой стороны Карла. Шведские солдаты, посланные отыскать нападавших, вернулись ни с чем. Тогда Карл XII приказал полкам жечь все деревни, а людей убивать, что и было исполнепо '\ Карательные меры не устрашили партизан. Народная война разгоралась па огромном пространстве.

    * He только на пути следования главных сил интервенты получали отпор. Они испытывали неудачи и на севере. Жители Архангельска и Холмогор, крестьяне этих райопов несли караулы совместно с немногочисленными гарнизонами, возводили укрепления в городах и в устьях судоходных рек. На взморье постоянно выходили на дозор суда поморов. За границу шведских кордонов добровольно пробирались русские разведчики, рискуя жизнью. ^Соловецкий монастырь благодаря энергичным морам местного павселения превратился в неприступную крепость |5. Шведы, за исключением отдельных случаев нападений, которые носили характер диверсий, так и не решились па серьезные военные действия на северных окраинах России.

    Более серьезные испытапия ожидали новую столицу Петербург. Карл XII приказал в 1708 г. покончить с городом на [123] Неве. Для этой цели из Финляндии двигался корпус генерала Либекера численностью И тыс. человек. Со стороны моря к Петербургу направлялась шведская эскадра в 22 вымпела.

    Корпус Ф. М. Апраксина численностью в 24,5 тыс. человек, прикрывавший Ингерманландскнй театр и Петербург, считался, по мнению иностранцев, недостаточным для зашиты. Посол Ч. Витворт в донесении в Лондоп подчеркивал значение похода шведов на Петербург: «Произвести самую влиятельную диверсию и действительно встревожить царя может только нападение шведов на Ингриго, потому что этой местностью, и особенно своим любимцем Петербургом, царь дорожпт более, чем какой бы то ни было частью своего государства...»15 Далее ou указывал, что город защищает небольшое количество русских войск и при энергичных действиях шведов можно добиться успеха в уничтожении города и цанесешш ущерба русскому флоту.

    В конце августа 1708 г. генерал Лноекер в поисках продовольствия перешел Неву. Но оно было уничтожено русскими, основные же запасы продовольствия и фуража сосредоточены в Петербурге. В сентябре в отряде Либекера уже свирепствовал голод. Шведский генерал сам опасался вести энергичные атаки на Петербург: он не был уверен в своих силах. Шведский флот не смог справиться с Кроншлотской крепостью. Интервенты не зпали, что предпринять. Шведские войска находились в окружении враждебного населения. Достаточно было незначительной части шведских солдат удалиться от лагеря, как они подвергались нападению небольших русских отрядов. В середине октября 1708 г. Либекср решил срочно свернуть экспедицию. Шведы с такой поспешностью стали грузиться на корабли эскадры, подошедшие в Копорский залив, что не смоглп выставить достаточно сильное охрапение. Подошедшие русские войска воспользовались этим и ворвались в лагерь. Было убито 900 и пленено свыше 150 шведских солдат. Многие шведские солдаты, разбежавшиеся по лесам, были перебиты или взяты в плен «. Так провалилась попытка шведского короля отвлечь часть русских сил с направления Смоленск Москва и уничтожить новую столицу России Петербург.

    Все усилия Карла XII теперь были сконцентрированы па главном направлении кратчайшим путем проникнуть в центр России. Но и этот путь оказался закрытым для шведской армии. Чем дальше она продвигалась, тем ожесточеннее разгоралась народная война. С середины 1708 г. аптишводские выступления местного населения, как правило, проводились во взаимодействии с отрядами русской армии.

    Русское командование приступило к созданию летучих отрядов из драгун и нерегулярной конницы. Отрядам предписывалось действовать самостоятельно, в отрыве от основных сил. В их задачу входил сбор сведений о противнике, захват «языков», а по возможности я нанесение урона живой силе врага. В январефеврале 1708 г. такие отряды начали успешно действовать «„ [123] Началось параллельное преследование армин захватчиков. Русские отряды захватывали пленных, проводили разведку. Местное население задерживало продвижение шведских войск.

    Белорусские партизаны у Зеленой Пущи (в районе г. Сморгонь) преградили путь шведскому отряду численностью более 4 тыс. человек. Разгромив его, партизаны захватили обоз с провиантом и фуражом. Из-за действий литовских и белорусских партизан путь от Гродно до Головчина занял у шведских войск около 5 месяцев: они продвигались всего по 4–6 км в день. Шведы, пытаясь отыскать припасы у местного населения, подвергали жителей жестоким карательным мерам. «Мучают, вешают, жгут мужиков... дабы ямы хлебные показывали» отмечалось в документах русского командования |0.

    После Головчина шведская армия направилась к Могилеву. Поход по опустошенной местности, сопротивление местного населения, нападения русских отрядов вынудили Карла XII дать передышку своим войскам. Заняв Могилев, шведы подвергли город ограблению и разрушению, но продовольствия не добыли. 19 (30) августа в Могилеве побывал русский разведчик. Оп доносил, что «во время бытия шведского в Могилеве померло с голоду и от мыту с четыре тысячи» '«.

    Попытка Карла XII пойти на Смоленск не имела успеха. Шведский авангард был разгромлен у с. Доброе. Находиться в этой местности шведам стало невозможно. Партизаны и драгуны практически не позволяли фуражирам противника удаляться от главных сил армии. Отдельные отряды неприятеля также истреблялись местным населением. Шведский король после совещания с генералами решил двинуть войска в Северскую область. «Причину последнего решения... следует искать лишь в трудности добывать провиант на Смоленской дороге...!) Карл XII признавал, что в его армии «есть полки, три педели не имеющие хлеба... и совеем нот фуража для лошадей» 2|. С нетерпением ожадала шведская армия корпус генерала Левенгаупта с огромным обозом. Русское командование уничтожило и эту надежду. Неоценимую услугу русской армии оказал белорусский крестьянин, который провел ее кратчайшим путем к Лесной23.

    О состоянии шведской армии свидетельствует письмо французского полковника Безенвалъда, бывшего при шведекпх войсках: «Положение шведской армии заставляет опасаться за успех предприятия швэдекого короля в тех краях (у границ России. Авт.)... Голод в армии растет с каждым днем; о хлебе больше уже не имеют понятия... В лесах, которые раньше кишели дичью, не встречается ни одной птицы, ни одного зверя: царь приказал, при нашем приближении, сжигать все... Как же мы будем существовать в этой ужаспой пустыне. Ах, как тяжела эта война...»гз

    Карл XII предпринял попытку опередить русские войска п занять город Стародуб. С этой целью 15 (26) сентября 1708 г. он выделил 4-тысячный отряд генерала А. Лагеркрона, который [123] был обязан подойти быстрым маршем п захватить город. Однако проводники местные жители завели шведов в1 непроходимый лес. Проплутав в поисках дороги, они наконец подошли к городу, но в нем уже находились русские войска24. Население и гарнизон Стародуба, воодушевленные прибытием русского отряда, 29 сентября (iЯ октября/ совместно с ним пагвгалж отходивший отряд Лагеркрона и в 3 км от города нанесли шведам поражение. Остаткам шведского отряда пришлось спешно, в большой панике искать путь к главным силам. Узнав о случившемся, Карл XII в сердцах обозвал генерала Лагеркрона глупцом, который просто помешался: «Дойти до Стародуба и не занять его!» гневно воскликнул шведский король «.

    С тар о дуб являлся важным стратегическим пунктом. Через пего проходили пути из России па Украину, Помимо всего, в городе находились продовольственные и военные запасы, приготовленные Мазепой. Они также были необходимы утомленной, голодавшей шведской армии. Население района Стародуба ушло в леса, захватив с собой продовольствие и скот. Часть жителей окрестных сел сосредоточились в городе и приготовились его защищать. Совместно с русскими войсками они активно участвовали а разгроме отряда Лагеркрона.

    Начался важный этап в партизанской борьбе с интервентами. Украинское и русское население активно содействовало русской армии в удержании населенных пунктов, которые шведское командование намеревалось использовать как зимние квартиры. Вторпчнан попытка в октябре 1708 г. основными силами шведской армии овладеть Стародубом также была отбита. Шведы, потеряв более 1 тыс. солдат, отступили.

    Ярким проявлением патриотизма явились действия старообрядческого населения, которое ушло из Центральной России и поселилось в лесах Стародуба. Когда в октябре ноябре 1708 г. шведская армия проходила через их слободы, слобожане, вооружившись чем могли, начали настоящую партизанскую войну. Забыв религиозные притеснения и обиды, старообрядцы организовали крупный отряд в 3 тыс, человекгв. Отряд успешно действовал, партизаны отправляли в ставку Петра I пленных шведов и трофеи. В знак признания заслуг стародубских партизан Петр I закрепил за ними леса, водоемы и земли, на которых они поселились. Управление старообрядческимп слободами было подчинено особой конторе.

    Упорное сопротивление шведам и мазеппнцам оказывали также гарнизоны и паселепие других городов. Например, в Новгороде-Северском Мазепа приготовил для армии Карла XII военные и продовольственные запасы. Б торосе стоял «олк сердюков «, верпы* Мазепе, и две сотни рядовых казаков. Казаки, враждовавшие с мазеппнцамп, послали гонца к Петру I н просили занять город. Совместно с русскими соладатами они обезоружили сердюцкий полк, причем сопротивлявшиеся были 1::т[>еблены казаками. Город стал опорным пунктом русской армии. В конце [123] октября его гарнизон отбил атаку 7-тысячного отряда Левенгаупта, отбросив ere от стен города.

    Земля горела под ногами интервентов. Даже измена Мазепы, обещавшего шведскому королю помощь военной силой и провиантом, не повлияла иа ход партизанской борьбы. Предательство Мазепы хотя и открыло дорогу Карлу XII па Украину, но не вюгло обеспечить зимовку шведской армии. После того как 25 октября (5 ноября) 1708 г. Мазепа перешел в стан врага, русский отряд под командованием А. Д. Меншнкова занял Батурин резиденцию гетмана. Здесь были приготовлены для шведскоп армии продовольственные запасы и вооружение. Украинское население не прельстилось на лживые универсалы предателя. Каждый город, каждое селепие оказывали сопротивление врагу. Шведские войска бесчинствовали на Украине. Они не щадили даже женщин и младенцев. Зверства оккупантов вызывали ожесточенный отпор местного населения п всеобщее презрение к предателям мазепппцам, пособникам интервентов. Армия Карла XII фактически беспомощно топталась в районе Северской Украины. Населенные пункты Ромны и Прилуки, пригодные для зимних квартир, оказались в руках русской армии.

    Обозленный неудачами, оказавшись в кольце русских гарнизоиов, Карл XII в январе 1709 г. решил взять реванш штурмовать город Веприк. Крестьяне окрестных сел и небольшой гарнизон Веприка сдерживали армию шведов около 50 дней. Они героически отражали ожесточенные атаки шведов. Карл XII лично составил плап штурма города. Пять полков 3 тыс. солдат шведской армии, поддержанные артиллерией, предназначались для атаки небольшого городка, в котором находился гарнизон в 1100 русских солдат, несколько сот казаков и местных жителей. Штурм начался с трех сторон. Осажденные отвечали метким огнем, стремясь вывести из строя офицеров противника. 6 (17) января погибло 3 шведских полковника и множество офицеров, участовавших в штурме, был контужен фельдмаршал К. Г. Реншильд. Артиллерия шведов оказалась бессильной. Защитники Веприка поливали валы водой, образовавшийся слой льда отражал удары ядер, которые рикошетом отскакивали от вала и поражали шведских солдат. 7 (18) января 1708 г. комендант крепости В. Ю. Фермор28, не полностью исчерпав возможностей обороны Веприка, сдал его шведам.

    Шведы овладели городом, потеряв около 2 тыс. солдат н большое количество офицеров. Шведский военный историк вполне определенно высказался о значении героической обороны Веприка: «Потери при штурме Веприка можно сравнить с потерями в большом сражении. Особенпо печально дли шведов было, что они потеряли при этом цвет своего офицерства... Все наступление шведов было остановлено. О причинах этого нет никаких свидетельств, но их следует искать в результатах штурма Веприка ы в произведенном им впечатлении» 29. В отместку оккупанты ограбили и сожгли город. Но ситуация не изменилась. Насиль [123] ники везде встречали отпор. Попытка Карла XII продвинуться в Слободскую Украину потерпела провал. Русские отряды и украинское население защищали каждый населенный пункт, В феврале 1709 г. в бою в paiioiie Красного Кута шведская армия потерпела поражение. Украинский народ вместе с русскими войсками стойко защищал свою землю как от вторгшихся захватчиков, так и от предателей-мазепинцев, пытавшихся сделать 'ее разменной монетой в своих корыстных интересах. Ни угрозы, |<ли зверства не остановили освободительной войны населения. i Переход Мазепы и его приверженцев на сторону шведского короля явился фактом саморазоблачения политики двурушничества и эгоистических устремлений как самого Мазепы, так п егопособников высшей казачьей верхушки. Под прикрытием борьбы за «самостийность» украинских земель мазепинцы пошля на прямое предательство интересов украинского парода. Стремясь закрепить свои привилегии и право эксплуатировать трудовое население Украины, мазепинцы искали себе покровителей, которые могли бы в обмен на украинские земли поддерживать их классово-эксплуататорские устремления. В украинской буржуазцо-н а ц и она диетической литературе деятельность Мазепы освещалась в апологетическом свете. В этом отношении особенно усердствовали историк» типа М. Грушевского, которые оправдывали «деятельность» Мазепы и его приверженцев '«. В том же духе выдержана эмигрантская и зарубежная буржуазная историография. Подогревая националистические идеи, пытаясь одурманить, читателей призраком «особого пути» развития украинской нации, зарубежные историки провозглашают Мазепу борцом за «свободу» украинского народа, а его предательство расценивают как «героический акт».

    Всенародная борьба русского и украинского населения сорвала предательские намерения Мазепы. Под ее влиянием войска Мазепы таяли с каждым днем. При нем осталась небольшая часть казацкой старшины и горсть казаков около 700 человек, Карл XII вынужден был даже приставить к Мазепе охрану из 20 шведских солдат. Украинский народ не поддержал Мазепу. Шведские войска и изменники-мазепинцы оказались в кольце всеобщей ненависти и презрения. Попытка Мазепы и Карла XII использовать сепаратистские настроения незначительной части Запорожских казаков во главе с К. Гордиенко не изменила хода событий.

    * * *

    ОП течение зимы 1708/09 русские войска, избегая генерального сражения, продолжали изматывать еллы шведских захватчиков в отдельных столкновениях и боях. Весной 1709 г. противник решил возобновить наступление на Москву через Харьков и Белгород. Шведская армия насчитывала к этому времени до 35 тыс. человек. В целях создания выгодных условий для наступления шведское командование решило овладеть Полтавой. Гарни [123] 1% .-p.;?.» ^QS^f-ь.-ч

    1 :'*>??

    ПОЛТАВСКОЕ

    СРАЖЕНИЕ

    27 Minn 1709 г.


    ·iVo f\V « «
    ·
    ·'
    ·0V
    ·'? °
    ·.*
    ·
    ·
    ·' '*

    >^» ~ц^^&-o..-/».-KAPJl|xM


    ·»пTа? ^ '

    .-» 0..;=':toV^.» '~[123][L»'iп' <ё*^PjOt»uM ffj,-. e

    .о; .о; «.;0шлв... B/ar-fc____\\ |П| укрепленный^' Як»5.

    Руеская нончниа:4' ^г»ь A* ч xJ]H *Л jl лагерь -»- -.-°-B «a

    перед

    екая конница, ^ji ^-^v^vjln

    Русский гарнизон полтавской крепости, осаждЕНной швепамн

    Ф Редуты русских Пекота Конница

    ШЕедспн? войска

    Русские войска

    НаступлЕНИе шведских вэй^к

    Наступление русских вэйск

    р -] Положение сгорон после прскода шведской армии нарез редуту

    рмии марс н Положение шведской и ручкой армий к нача-пу (д бон главных сил Б^гст-д шведскнх ьойск

    [123]A. E. Ноцебу. ПОЛТАВСКАЯ БИТВА.

    зон Полтавы состоял из 4 тыс. солдат и 2,5 тыс. вооруженных; жителей. Командовал гарнизоном полковник А. С. Келин. Карл XII надеялся быстро овладеть городом. Однако шведская армия, предприняв около 20 штурмов, не смогла достичь поставленной цели. Храбрые защитники Полтавы отбили все вражеские нападения. В дни наиболее ожесточенных атак противника жители города вместе с русскими воинами мужественно сражались на городских валах. Героическая оборона Полтавы продолжалась, два месяца: с 30 апреля (11 мая) по 27 июня (8 июля) 1709 г. Она позволила выиграть время и подготовить главные силы русской армии к генеральному сражению.

    В июне Петр I прибыл в армию, которая располагалась на левом берегу р. Ворсила, напротив Полтавы. ОзнакомнвшнсьС обстановкой, он принял решепие дать генеральное сражение. 20 июня (1 июля) русская армия была сосредоточена в укрепленном лагере между деревнями Петровкой и Семеновкой,. а 25 июня (о июля) передвинута в новый укрепленный лагерь севернее деревни Яковцы, в 5 км от Полтавы. Перед лагерем простиралась широкая равнина, ограниченная Будищенскмм и Яковецким лесами, постепенно сужавшаяся в сторону деревни Тгетровка. Јлева от лагеря русских войск между Ъудищенским. а Яковецким лесами находился перелесок шириной около 1,5 км а длиной до 3 км. Через него проходил единственно возможный Путь для наступления шведской армии. В связи с этим Петр I Приказал построить там 10 редутов (шесть в линию и четыре [123] перпендикулярно лишш первых [нести). Редуты представляли собой четырехугольные земляные укрепления со рвами и брустверами и располагались на расстоянии 300 шагов один от другого. Замысел Петра I состоял в том, чтобы, измотав шведские поиска па редутах, нанести им затем сокрушительный удар в решительном нолевом сражении.

    На рассвете 27 июня (8 июля) русские войска (42 тыс. человек) располагались следующим образом. Пехота {.rifi батальопов) находилась в укрепленном лагере. В каждом редуте было поставлено по 2 батальона с полковыми пушками, а вся коппица (17 драгунских полков) под командованием А. Д. Мсншикова располагалась за редутами в две линии. Артиллерия была развернута на переднем фасе укрепленного лагеря. Петр I вызвал к месту предстоящей битвы украинские казацкие полки под командованием гетмана Ияана Скоропадского и разместил их в районе деревпи Малые Будищн с задачей преградить шведам путь па Правобережную Украину и в Польшу.

    Шведская армия (30 тыс. человек) была построена фронтом к перелеску на расстоянии около 3 км от русских редутов. Боевой порядок ее состоял из двух линий. Первую линию составляла пехота, построенная в 4 колонны по fi батальопов каждая, а вторую конница, построенная в 6 колонн, из которых 4 средние состояли из 6 эскадронов, 2 фланговые из 8 эскадропов.

    Ранним утром 27 июня (8 июля) шведы перешли в наступление. Ценой больших потерь им удалось овладеть двумя передними редутами, которые не были еще достроены. Попытки врага взять остальные редуты успеха не имели. Тогда Карл XII решил передвинуть войска влево и обойти редуты. Но шведская армия не могла поместиться между Будищенским лесом и продольными редутами, вследствие чего во время разгоревшегося здесь боя группа шведских войск из 6 батальонов пехоты и 10 эскадронов конницы под командованием генералов Росса и Шлиппенбаха, отрезанная редутами, оторвалась от основной части армии п укрылась в лесу севернее Полтавы.

    Петр I организовал отряд из 5 батальонов пехоты и 5 драгунских полков под командованием А. Д. Меншнкова, который панес поражение оторвавшейся группе шведских войск и взял в плеп генерала Шлиппенбаха. После этого войска Меншнкова натолкнулись в лесу па крупный резервный отряд шведов и разгромили его. Направив к Полтаве часть своих войск для преследования остатков разгромленных сил противника, Меншнков во главе остального отряда прибыл к укрепленному лагерю.

    Тем временем главным силам шведской армии с большими потерями удалось прорваться через линию редутов. Правый фланг вражеских войск оказался под ударом со стороны русского лагеря. Командование русской армии воспользовалось этим и приказало открыть по врагу сильный артиллерийский и ружейный огонь, в результате чего противник понес большие потери и был отброшен к Еудищенскому лесу. [123] Л. Д. МЕНШИКОВ

    После этого Петр I принял решение дать сражение на открытой местности. Он вывел войска п.э лагеря и выстроил пх в две линнп. В целях наилучшей взаимной выручки каждый пехотный полк был построек в следующий боевой порядок: один батальон в первой линии, другой во второй линии. На флангах размещалась конница. В резерв было выделено 9 батальонов, которые оставались в лагере. Артиллерия распола галась по всему фронту вперед» боевого порядка. Шведская пехота была построена в вдпу линию, а кавалерия на флангах в две лппии.

    Построив полки для решительной, атаки, Петр I обратился к войскам с речью: «Воины!

    Вот пришел пас, который решит судьбу отечества. И так не должны Вы помышлять, что сражаетесь за Петра, но за государство Петру врученное, за отечество... Не должна вас также смущать слава неприятеля, будто бы непобедимого, которой ложь вы сами своими победами над ним неоднократно доказывали...

    А о Петре ведайте, что ему жизнь его недорога, только бы -жила Россия в блаженстве н славе для благосостояния вашего!* «

    Русская армия готовилась к сражению как к великому испытанию. Солдаты знали, что враг силен, знали, что, если он победит, Россия окажется под угрозой рабства, и поэтому былп ютовы отдать жизнь во имя победы.

    В девятом часу утра противпик перешел в наступление. Русские войска с близкого расстояния открыли сильны» артиллерийский и ружейный огонь, который наносил врагу большой урон. Однако шведы продолжали атаку, настойчиво стремясь прорвать фронт русских войск. Началась рукопашная схватка. Правое крыло шведов стало теснить передовой порядок Новгородского полка. Первая линия русских войск была прорвана почти в самом центре.

    В это время Петр I лично повел в бой батальон второй линии Новгородского полка. Стремительным ударом русские войска смяли прорвавшегося противника и закрыли прорыв. Ожесточенный рукопашный бой шел по всему фронту. Русская конница охватывала фланги шведов. Конные полки под командованием Моншикова, сосредоточенные на левом фланге, стали угрожать тылу шведской армии. Противник дрогнул, начал отступать и

    [123]вскоре обратился в беспорядочное бегство. К 11 часам знаменитая Полтавская бптва окончилась блестящей победой русской армии.

    Оссатки шнедских войск бежали к Дяепру к направлении Переволочны. Для преследования была выделена конница под командованием Меншикова и украинские казацкие полки под командованием Семена Палия, которые захватили в плен у Переволочны более 15 тыс. шведских войск во главе с Левснтауптом, Карлу XII с изменником Мазепой УДДпоеь бежать в Турцию.

    В результате Полтавской битвы шведская армия была полностью разгромлена. Противник потерял 023–1 солдата и офицера убитыми, 19 тыс. пленными, в том числе почти весь генералитет шведской армии. В плен попали шведский главнокомандующий фельдмаршал Реншильд, первый министр Швеции граф К. Пипер и другие высокопоставленные лица. Русская армия потеряла 1345 человек убитыми и 3290 человек ранеными.

    На Полтавском поле была упидтожсиа большая часть шведской армии. Могущество Швеции оказалось подорванным. Победа русских войск под Полтавой предопределила победоносный для России исход Северной войны. Швеция не смогла уже оправиться от понесенного поражения.

    В битве под Полтавой русская армия показала высокие боевые качества и превосходство своей тактики над тактикой противника. Не придерживаясь шаблонной линейной тактики, Петр I искусно использовал местность и удачно расположил на ней войска. Построенные для боя перед укрепленным лагерем войска имели резерв; вторая линия бового порядка состояла щ вторых батальонов полков и была линией поддержки. Таким образом, в условиях линейной тактики удалось создать глубину боевого порядка, что было крупным шагом вперед в развитии линейной тактики.

    В Полтавской бптве русские войска отказались от общепринятого тогда способа боя за непрерывной линией укреплений п впервые применили систему отдельных редутов, тактически связанны!; друг с другом. Это позволяло им в ходе битвы перейти от обороны к решительному наступлению и завершить его полным разгромом шведской армии.

    Новый тактический прием русской армии был перенят армиями Западной Европы. Так, в сражении при Фонтенуа (май 1745 г.) французская армия под командованием маршала Морица Саксонского успешно применила систему редутов против наступавших англо-голландских войск.

    В ходе Полтавской битвы русское командование обеспечило четкое взаимодействие всех родов войск. Огонь артиллерии строго сочетался с действиями нехоты и конницы. Всего артиллерия выпустила 1171 снаряд.

    Полтавская битва явилась ярким выражением возросшей военной мощи России, превосходства Русского военного искусства над шведским. [123] ' См.: Торле Е. В. Соч.: В 12 т. М., 11Ш T. J0. С. 367–369.

    I Сборник военно-исторических материалов. СПб., 1892. Вып. 1. С. 167.

    3 Hоvpna.i или Поденная записка... СПб., 1770. Ч. 1. С. 144.

    * Письма и бумаги императора Потра Великого. СПб., 1907. Т. 5. С. 5, 195.

    * Там же. С. 237–238.

    ' СПорипк Русского исторического общества. СПб.. 1884. Т. 39. С. 233.

    7 Цит. по: Павленко Н, И. Петр Первый. М., 1975. С. 131.

    * АнВерссои И, История Швеции; Пер. со швед. М.. 1951. С. 242.

    * Письма и бумаги императора Петра Великого. М., 1948. Т. 8, вып. 1. С. 111.

    10 Там же. С. 126–127.

    II Журнал или Поденная записка... Ч. I. С. 169.

    12 Древняя п новая Россия, 1876. Т. 2. С. 38.

    13 Гиллеикрок А. Современное сказание о походе Карла XII в Россию // Воен. журн., 1844. № 6. С 19

    14 Там же. С. 20.

    15 Фруменкое Г. Г. Соловецкий монастырь и оборона Бсломорья в XVI XIX вв. Архангельск. 1975. С. 85.

    ** См.: Сборник Русского исторического общества. СПб., 1856. Т. 50. С. 04–65.

    17 Там же. С. 106–107.

    19 Стилле А. Кард XII как стратег и тактик в 1707–1709 гг.: Пер. со швед. СПб., 1912. С. 12.

    IS Сборник воопно-историчсских материалов. Вып. 1. С. 20.

    20 Труды Русского военно-исторического общества. СПб., 1909. Т. 1. С. 149.

    г! Стилле А. Указ. соч. С. 25.

    ! История Белорусской ССР. Мниск, 1961. Т. 1. С. 196.

    13 Труды Русского военно-исторического общества. Т. 1. С. 227–231.

    -* Гиллеикрок А. Указ. соч. С. 51.

    :д Там же. С. 52–53.

    !В См.: За родную землю. Брянск. 1908. С. 424-П.

    27 Сердюки наемные отряды казаков, содержащиеся за счет гетмапской казны.

    гя В. Ю. Фермор выходец из Шотландии. В ночь с 6 па 7 января под предлогом отсутствия пороха решил сдать крепость при условии сохранения его вичных вещей я обоза гарнизона.

    39 Стилле А. Указ. соч. С. 66–67.

    30 См.: Шутой В. Е. Измена Мазепы // Ист. зап., 1950. Т. 31. С. 154–156.

    31 Письма и бумаги императора Петря Великого. М.; Л., 1952. Т. 9, вып. 1. С. 226–227.

    [123]4

    ОСВОБОЖДЕНИЕ ПРИБАЛТИКИ И ФИНЛЯНДИИ

    Изгнйние шведов из Латвии и Эстонии Военные действия ня Карельском перешейке. Прутский поход 1711. Военные действия в Померании и Голштинии, Поражение шведских войск в Финляндии. Морское сражение при Гангуте.

    После Полтавской победы к ходе Северной войны наступил коренной перелом. На всех театрах воеппых действии Швеция вынуждена была перейти к стратегической обороне. Она уже немогла выставить новую сухопутную армию, способную соперничать с русскими полками. Но на море шведы еще были достаточно сильны. Главной задачей русское командование считало сокрушение морского могущества Швеции. Только это могло заставить шведские правящие круги подписать мир. Карл XII продолжал строить завоевательные планы в отношении России и на все мирные предложения отвечал категорическим отказом. Потребовались еще долгих двенадцать лет кровопролитной войны и новые жертвы со стороны русского и шведского пародов, прежде чем правители Швеции признали наконец себя побежденными.

    В международном положении России произошли существенные изменения. Август II в июле 1709 г. с 14-тысячным войском онона вступил в Польшу. 26 сентября (7 октября) в Т орун с Петр I встретился с Августом П. Переговоры завершились 9 (20) октября подписанием договора, провозгласившего восстановление русско-саксонского оборонительного и наступательного союза. Станислав Лещипский бежал в Померанию вместе со шведским генералом Крассау. Королем Польши был провозглашен Август II.

    Поспешила воспользоваться благоприятной военно-политической обстановкой и Дания, чтобы вернуть потерянные в начале Северпоп войны провинции. И (22) октября русский посол в Дании князь В. Л. Долгорукий подписал в Копенгагене союзный договор с Данией'. В лице Данип Россия приобрела сильного союзника, обладавшего большой сухопутной армией и мощным втляпго-тшргаитя фгплим. Vi llfift т. далжив ^гаот насчитывал. 40 линейных кораблей, 10 фрегатов, 3471 пушку. Численность яичного состава доходила до 24 тыс. человек. Вступление Дании в войну на стороне России в корне меняло общую стратегическую обстаповку. Вскоре были подписаны союзпые договоры [123] с Пруссией и Ганновером. Северный союз был не только полностью восстановлен, по и понолпился новыми членами. Самые тяжелые для России годы борьбы со Швецией один на одни закончились,

    В середине июля 1709 г. в небольшом украинском местечке Решетиловке состоялся военный совет. Обсуждался план дальнейших действий. Было решено центр тяжести военных усилий России перенести в Прибалтику с целью ее освобождения. Главные силы русской армян численностью 40 тыс. человек под командованием фельдмаршала В. П. Шереметева направлялись в Лифляндию для осады Риги1.

    Рига того времени была одной из сильнейших крепостей б Европе. Она располагалась на левом берегу Западной Двины. Ее окружали мощные стены. По внешнему обводу крепости протянулся ров с водой. На противоположном берегу находился отдельный форт Кобершанц, выполнявший роль предмостного укрепления. Гарнизон насчитывал 13,4 тыс. человек. Командовал им генерал Нпльс Штремберг. В крепости находились 563 пушки, 66 ыортпр и 12 гаубиц. Овладение такой крепостью требовало больших сил ц средств. Необходимо было обеспечить переброску туда большого количества артпллсрии, боеприпасов, снаряжения, обмундирования, продовольствия и фуража. В верховьях Западной Двпны готовились речные суда, на которых перевозилось все необходимое для осады Риги. На них же перебрасывалась часть войск.

    Марш русских полков из-под Полтавы в Прибалтику проходил с большими трудностями. Территория Польши, по которой в основном пролегал их путь, была сильно разорена шведами. Снабжение войск продовольствием представляло собой сложную задачу. Начавшиеся дожди, грязь и бездорожье затрудняли движение войск. Сосредоточенно армии Шереметева под Ригой затягивалось. К началу октября она находилась у крепости Дина°Ург (Двинет;) па правом берегу Западной Двины. 5 (16) октября Шереметев приказал генерал-поручику Р. X. Боуру с четырьмя Драгунскими полками и донскими казаками атамана Митрофана Лобанова переправиться через Западную Двину и двигаться по ее правому берегу к Риге. Главные силы продолжали движение по левому берегу. Несколько ранее с целью разведки в Курляндию был послан генерал-майор А. Г. Волконский с тремя драгунскими полками.

    15 (26) октября русские войска вступили на территорию Курляндии п Лифляндии, а к 27 октября (7 ноября) переброска главных сил русской армии с Украины в Прибалтику завершилась. Рига была окружена со всех сторон. Началась ее осада.

    По решению рижского генерал-губернатора предмостное Укрепление было оставлено шведами. Покинутый противником Кобершанц был немедленно занят русской пехотой, и на нем Установлены артиллерийские орудия. Это давало русским возможность держать под огнем Ригу и двинский фарватер. На пра [123] вом берегу, у Юнгфернгофа, примерно в 7 км выше Риги, был наведен мост и построено предмостное укрепление. Чтобы воспрепятствовать сообщению осажденной Риги с Ревелем, в Новом Млыне были расположены два драгунских полка и 300 казаков. Одновременно русские развернула энергичные работы по возведению укреплений и батарей на обоих берегах Западной Двины между крепостью Динамюнде (Усгь-Двинск) и Ригой.

    10 (21) ноября под Ригу прибыл Петр I. После рекогносцировки, 14 (25) ноября, началась бомбардировка крепости. Она продолжалась непрерывно. Наступала зима. Внимательно оценив обстановку, Петр 1 принял решение ограничиться тесной блокадой Риги и «сего города формальною атакою не добывать» 3. Выполнение этой задачи возлагалось на сводный отряд численностью 6 тыс. человек. Командование этим отрядом было вручено генералу А. И. Репнину. Остальные войска отводились на зимние квартиры в Лифляндии, Курляндии и Литве. 15 (2ь) ноября Петр I уехал в Петербург. В декабре отбыл в Москву Б. П. Шереметев.

    Русские войска продолжали укрепляться на обоих берегах Западной Двины. Между Ригой и Динамюнде возводились батареи, которые должны были в случае необходимости пресечь попытки шведского командования оказать помощь рижскому гарнизону морским путем. Бомбардировка Риги продолжалась. Многие здания в городе оказались разрушенными, 12 (23) декабря загорелась башня рижской цитадели, в которой находились лаборатория для снаряжения бомб и пороховой погреб. Произошел взрын. Осажденные лишились значительного количества пороха и боеприпасов. При взрыве погибло свыше 1 тыс. человек.

    С наступлением весны русское командование предприняло ряд мероприятий по усилению блокады Риги. 11 (22) марта 1710 г. к армии вернулся фельдмаршал Б. П. Шереметев. Было завершено строительство батарей на обоих берегах Западной Двины между Ригой и Динамюнде. На их вооружении находились 32 пушки 18, 12 и 8-фунтового калибра. Для охраны батареи и пресечения сообщений Риги с Динамюнде был выделен специальный отряд из 700 гренадер и солдат, а также 300 донских казаков, снабженных лодками.

    Боевые действия активизировались. Б. II. Шереметев принял решение «крепчайше блокировать') Ригу и полностью перекрыть ее сообщения с Динамюнде. Для этого предполагалось построить у урочища Гофемберг в двух километрах ниже по течению Западной Двнны еще одно укрепление. Оно было названо Александршанц в честь А. Д. Меншпкова. Придавая большое значение полной изоляции Риги от внешнего мира и особенно пресечению попыток шведского командования оказать помощь осажденной Риге с моря, Петр I специально прислал сюда А. Д. Меншикова, который имел указ «от прихода неприятельских кораблей к Риге большую обсервацию иметь, и что принадлежит к пресечению неприятельской коммуникации устроить» \ Петр [123] ^ приказал Меншпкову «для препятпя с моря неприятельских судов» перегородить Западцую Двпну «бревнами с цепьми п сделать несколько прамов и на них поставить пушкп»1. Царь подчеркивал, что блокада со стороны моря «первое во отаке рижской, без чего оная благо совершится не может» «. Выполняя приказ, А. Д. Меншиков совместно с Б. II. Шереметевым приняли решение помимо укрепления, начатого у Гофемберга, построить свашшп мост через Западную Двину, а перед ним протянуть связанные цепями бревна. По концам моста предполагалось установить 24, 18 и 12-фунтовые пушки 7. Эти меры русского командования оказались своевременными. Уже 28 апреля (9 мая) девять шведских каперов попытались прорваться со стороны Динамюнде к осажденной Риге, но были отбиты интенсивным огнем русских батарей.

    К 29 апреля (10 мая) все дивизии армии Шереметева, покинув зимние квартиры, сосредоточились непосредственно у Риги. Войска расположились следующим образом. По обеим сторонам реки в районе Александргпанца и нового моста заняла позиции дивизия Меншикова, дивизия Репнина расположилась в нескольких километрах выше Риги по течению Западной Двипы, а дивизия генерала Л.-Н. Аларта непосредственно папротив рижского форштадта (предместья). На левом берегу Западной Двины, несколько ниже Кобершанца, была возведена линия редутов, оборона которых возлагалась на дивизии Репнина и Аларта. Такое расположение войск обусловливалось тем, что русское командование це исключало возможности высадки шведского десанта с подкреплениями у Динамюнде или у Пернова (Пернау). Петр I, находившийся в это время в Петербурге и зорко следивший за ходом борьбы у Риги, неоднократно указывал на эту опасность. Не довольствуясь ранее данными распоряжениями по этому поводу, 6 (17) июня он вновь напоминает Шереметеву о том, чтобы тот сосредоточил основное свое внимание «на перенятие водяного пути и на шанцы, которые для того зделаны». Петр подчеркивал, что высадка 4–5-тысячного шведского десанта у Динамюнде вполне возможна и может свести на нет все усилия и жертвы русских войск8. 16 (27) июня царь опять напоминает Шереметеву: «Все свое смотрение имейте на отбитие сикурса водою и сухим путей, понеже все в том состоит» '.

    27 мая (7 нюня) русское командование получило из Швеции сведения о том, что «генерал Штейнбок учинен генерал-фельтмаршалом и велено ему из Скании под командою его из бывшего корпуса дватцагь тысяч человек транспортом перевести на сикурс к Риге». Для проведения этой операции был мобилизован не только весь шведский военный и торговый флот, но и наняты Иностранные суда. Кроме того, сообщалось, что к этой армии будет присоединено еще 6 тыс. человек из корпуса генерала Крассау «\ В связи с этим 29 июня (10 июля) Петр I в очередной раз обращал внимание Шереметева на необходимость укре [123] пить перновское направление, чтооы «сикурса не пропустить к Риге» «.

    Выполняя указания царя, генералы, руководившие осадой Риги, провели рекогносцировку с целью выбора полиции, на которой можно было бы отразить возможную высадку подкреплений на помощь Риге. На военном совете было принято решение: в том случае, если противник высадится у Динамюнде, встретить его всеми наличными силами в поле, оставив у Риги в укреплениях самое минимальное количество войск. Если же шведы высадятся у Пернова, как это уже имело место в 1700 г., когда здесь появился с армией сам Карл XII, и двинутся к Рте, встретить их у Нового Млына. Вперед планировалось выдвинуть конницу генерала К.-Э. Рснне |2.

    Закончив сосредоточение войск, русское командование ожидало прибытия осадной артиллерии, чтобы приступить к правильной осаде крепости и последующему штурму. Наконец, 10 (21) мая к Рпге прибыла осадная артиллерия во главе с генерал-поручиком Я. В. Брюсом. Тотчас же началось массовое снаряжение бомб для мортир.

    Подготовка к бомбардировке и штурму крепости была в полном разгаре, уже готовили лестницы для преодоления крепостных валов и стен, когда непредвиденные обстоятельства заставили отказаться от этих планов. С 14 (25) мая в русских войсках вспыхнула «моровая язва» эпидемия чумы, занесенная, по-видимому, через Курляндию из Пруссии, В результате русский осадный корпус с мая по декабрь потерял ОI800 человек13. Большой урон эта страншая болезиь нанесла и осаждепным. По некоторым данным, в Риге от голода и эпидемии погибло до 60 тыс. человек».

    Внезапно вспыхнувшая эпидемия чумы вынудила русское командование отложить штурм, по в то же время было принято решение усилить блокаду, чтобы вынудить город к сдаче, пе доводя дело до штурма15. Для этого русское командование поставило перед войсками задачу овладеть предместьем Риги и установить в непосредственной близости к городу мортирные батареи. Выполнение ее было возложено на бригадира Штафа и полковника (за бригадира) П. П. Ласси с отрядом численностью в 2400 человек. В ночь на 30 мая (10 июпя) Штаф, атаковавший правый фланг шведских укреплений, ворвался в предместье. Шведы, бросая пушки, отошли в город. 3t мая (11 июня) Ласси закрепил успех Штафа, войдя в предместье с левого фланга16. Положение осажденных етце более ухудшилось. Русские поиска развернули интенсивные инженерные работы н постепенно приближались к крепостным веркам (укреплениям). В занятом ими предместье были установлены три мортирные батареи (14 орудий).

    С наступлением навигации шведский флот попытался оказать помощь осажденному городу. У Динамюнде сосредоточилась эскадра в количестве 24 вымпелов. Ее появление вызвало «необычную радость» среди осажденных «. Однако высадить десант [123] противник не смог. Все его атаки отбивались ошем русских батарей с обоих берегов Западной Двины. 9 (20) июня трем шведским судам удалось прорваться к Риге, но снова русские артиллеристы заставили их отойти к Динамюнде. В конце концов вся шведская эскадра ушла в' море и более не появлялась у устья Западной Двины. Таким образом, укрепления, построенные по приказу Петра I между Ригой и Динамюнде, успешно выполнили свою роль. Шведскому командованию не удалось доставить подкрепления осажденному городу.

    После тщательной подготовки, к бомбардировке и штурму крепости Б. П. Шереметев, не желая напрасного кровопролития, предложил гарнизону Риги сдаться, однако генерал-губернатор крепости граф И. Штремберг не согласился на предложенные условия. Он все еще надеялся на помощь извне. Тогда Шереметев приказал начать обстрел города. В течение 10 дней, с 14 (25) по 24 июня (5 июля), по городу было выпущено .3389 бомб, которые причинили большие разрушения18.

    Штремберг попросил заключить перемирие на 10 дней. Русский командующий дал ему только двое суток. К переговорам шведского губернатора побуждала не только бомбардировка, но и действия рижского магистрата, духовенства и лифляндского рыцарства, находившегося в городе. Видя неизбежность падения Риги, представители городской верхушки и дворяпства начали оказывать нажим на Штремберга с тем, чтобы побудить его вступить в переговоры с русским командованием. Несколько позже рижский магистрат и представители лифляндского рыцарства завязали прямые сношения с D. П. Шереметевым. Рижские бюргеры и лифляндские дворяне были согласны капитулировать и даже принять русское подданство, лишь бы сохранить или даже расширить свои прежние права и привилегии15. 4(15) июля, после нескольких дней переговоров, русскими и шведскими представителями были подписаны условия сдачи Риги, согласно которым шведский гарнизон мог покинуть город. Победителям достались 561 пушка, 66 мортир, 7 гаубиц. В плен сдались остатки гарнизона 5132 человека, из них 2905 были больныга. Сообщая в Москву о взятии Риги, Б. П. Шереметев писал: «С божьей милостью мне удалось с главным лифляндским городом Ригой, который до сего времени никогда и никакими средствами не был взят и во всей Европе непреступной девственницей считался, обручиться и привести его, как невесту, к честному соглашению» Е1.

    4 (15) пюля в присутствии В. П. Шереметева и всего русского генералитета через Песочные ворота города в Ригу во главе с генералом А. И. Репниным вступили Ингерманландский, Киевский, Астраханский, Сибирский, Казанский и Бутырский пехотные полки. На валу рижской цитадели было водружено русское Корабельное знамя «л. Было решено задержать часть рижского гарнизона в качестве военнопленных для того, чтобы побудить шведское правительство вернуть русских солдат и офицеров, за [123] хваченных в 1700 г. под Нарвой. 12 (23) пюля в город торжественно въехал генерал-фельдмаршал Б. П. Шереметев, который .принял присягу от купечества, духовенства и лифляндского рыцарства.

    Русское правительство придавало большое значение взятию Риги. Петр I писал по поводу этого события Шереметеву, что «оная малым лучше Полтавы», т. е. по своему значению оно рацио Полтаве23.

    С падением Риги участь Дпнамюнде была предрешена. 6 (17) зполя на военном совете у Е. II. Шереметева было решено предпринять операцию с целью овладения пм. Из перехваченного письма коменданта крепости К. А. Штакельберга к рижскому генерал-губернатору стало известно, что почти весь динаиюндскин гарнизон, насчитывавший до 1200 человек, вымер в результате .эпидемии чумы. Та же участь постигла и доставленных сюда морем 700 человек подкрепления. Из них к этому времени половина умерла». К Динамюнде был направлен генерал-майор Бук с 2-тысячныи отрядом нехоты п небольшим количеством конницы. 'Он имел приказ блокировать крепость, установить мортирные батареи, а после этого послать коменданту письмо с предложением о сдаче. Туда же направлялась 2 мортиры и 3 пушки». Несмотря на тяжелое положение, гарнизон крепости встретил русские войска, подошедшие утром 9 (20) июля, пушечной стрель.бой 2е. В ночь с 9 (20) на 10 (21) июля у Динамюнде были установлеиы мортирные батарея, с которых русские предприняли бомбардировку крепости. В устье реки Западной Двины было построено укрепление, имевшее цель отрезать Динамюнде от 3IOря. Кроме того, русские войска расположились и на острове, на котором, собственно, лежала сама дина мюн дека я крепость. 'Таким образом, она оказалась блокированной со всех сторон. Попытки неприятельских кораблей приблизиться к крепости успешно отражались огнем русской артиллерии, установленной в устье Западной Двины. К началу августа положение гарнизона стало -совершенно безнадежным. Штакельберг пошел на переговоры с Буком, которые велись несколько дней. S (19) августа Динамюн.де был. сдан. В крепости было захвачено 198 пушек, 14 мортир и 13 гаубиц.

    После взятия Риги и Динамюнде была предпринята операция по овладению Перновом. 13 (24) июля Петр 1 приказал Шерегметеву отправить всю конницу под командованием генерала Боура, за исключением двух полков, для блокады Пернова. Сюда же направлялось несколько 12-фуптовых орудий, чтобы «от моря ход конечно запять и кругом блаковать» «. Блокада Пернова началась 22 июля (2 августа), а уже 14 (25) августа генерал-поручик Боур принял его капитуляцию. После того как шведский гарнизон покинул город, в крепости было найдено 183 пушки, 14 мортир, 4 гаубицы и много другого военного имуществаss. Вслед за тем русские войска овладели островом Эзель. Расположенная на острове крепость Аренсбург была занята «без всякого [123] I» солротивления от неприятеля!). Б качестве трофеев русским войскам досталось 66 пушек и 4 мортиры :а.

    Теперь наступила очередь Ревеля. Оставив в Пернове гарнизон, генерал Боур двинулся к этому последнему оплоту Швеции на южном побережье Финского залива. Ревель занимал важное стратегическое положение, так как имел непосредственное морское сообщение со Швецией. Это была сильная крепость с гарнизоном около 4500 человек. Овладение им лишало шведов последней возможности перебрасывать свои войска морем изметрополии в Прибалтику.

    Русское командование предприняло ряд мер для нарушепиа коммуникации Ревеля с остальной Эстляндией. В декабре 1709 г. нарвский комендант полковник Б. Н. Зотов, выполняя указflexpa J, вступил с тремя драгунскими полками в Эсгляндню. Сначала полки Зотова дислоцировались у Феллина, затем по приказанию генерала Боура, которому оп был подчинен, перешли к Обер-Палену, а в апреле передислоцировались в непосредственную близость от Ревеля. Вступление русских войск побудило многих жителей Эстляпдии укрыться в Ревеле, несмотря на универсалы русского командования, призывавшие к спокойствию и обещавшие, что разорения им никакого пе будет, если русским войскам будет поставляться продовольствие.

    Подойдя в августе к Ревелю, отряд Зотова расположился лагерем у так называемого Верхнего озера, служившего главным источником снабжения города пресной водой. По приказу Зотова канал, подававший воду из озера в Ревель, был немедленно перекрыт. Город лишился не только пресной воды, но и мельниц, расположенных на капале, на которых мололось зерно. Оченьскоро гарнизон Реьсля и его жители почувствовали тяжесть блокады. Скопление большого числа людей в городе способствовало появлению болезней. 11 (22) августа в городе был зарегистрирован первый случай чумы, свирепствовавший затем в Ревеледо самого конца блокады. 15 (2ti) августа по личному приказу Петра под Ревель прибыли тесть пехотных полков и один пехотный батальон под командованием бригадира Ивапицкого. Они. заняли высоту на берегу моря с тем, чтобы иметь возможность вести огонь по шведским судам, направляющимся к городу. 18 (29) августа к Ревелю подошла конница генерала А. Г. ВолКонского.

    С прибытием генерала Боура блокада города стала еще болеетесной, однако до бомбардировки и штурма дело не дошло. С целью заручиться поддержкой местного населения в осажденаую крепость был послан универсал за подписью Петра I, в коrwpyivY p^eltkw apwirrexBOYBu очищали «сихра-яить в полной неприкосновенности ...евангелическую религию, распространенную сейчас во всей стране и городах, все ее старые привилегии, свободы и права» 30. Известие о падении Риги и Пернова, а такжеНепрекращающаяся эпидемия чумы сильно подорвали моральный. Дух гарнизона и жителей. Полагая, что победа России в войне [123] неизбежна, немецкое дворянство п купечество, так же как и в Риге, решило найти общий язык с русским командованием. Они побудили шведского коменданта вступить в переговоры о капитуляции. 29 сентября (10 октября) 1710 г. Ревель сдался, а его гарнизон получил право эвакуироваться в Швецию. На этом закончилась кампания 1710 г. в Прибалтике. Ее главным итогом явилось изгнание шведских захватчиков из Лифляндии (Латваи) и Эстляндии (Эстонии).

    * * ж

    В районе Петербурга и Кроншлота русская армия и флот готовились к операции против расположенной на Карельском перешейке шведской приморской крепости Выборг. То внимание, которое уделяло русское командование овладению Выборгом, былс не случайным. Оно определялось важным стратегическим положением крепости. Опираясь на нее, шведская армия и флот постоянно угроя.алп безопасности Петербурга и Кроншлота. Взятие Выборга открывало путь в Финляндию и собственно Швецию. Балтийский флот приобретал удобную базу.

    Необходимость осуществления похода на Выборг вытекала также п из международных обязательств России. Согласно союзническому договору с Данией, заключенному 11(22) октября 1709 г., Россия дала согласие, помимо тех операций, которые уже велись в Прибалтике, предпринять наступление в Финляндии и взять «крепкий город». Этим городом и стал Выборг.

    4(15) февраля в письме русскому послу князю В. Л. Долгорукому Петр I предписывал сообщить датчанам: «Блокада Выборху еще по сей зиме и вступление в Фннлант учинено будет, а формальная атака, богу изволишу, при стаянии снега начнется, то есть в последних днях апреля» я'. Россия выполнила свои союзнические обязательства: операции против Выборга начались с середины марта 1710 г.

    Расположенный на Карельском перешейке в глубине залива Выборг был малодоступен для войск противника. Почти со всех сторон он был окружен кодами Выборгского залива и озера Суомен-иеден-селка. На небольшом островке располагался Выборгский замок с каменной башней «Лангерман» высотой 50 метров. Сама крепость состояла из двух частей: Каменного города и Нового города. Каменный город представлял собой старинную крепость, окруженную башнями и стенами, построенными еще в средневековье. Новый, или Земляной, город возводился при Густаве-Лдольфе. Для атаки с суши была доступна только восточная, обращенная к Петербургу часть Нового города. Ее укрепления представляли собой сплошной бастионный фронт с равелином 32. Со стороны моря и с северо-запада Выборг был укреплен слабее. Оборонительные сооружения Выборгской крепости отвечали самым строгим требованиям долговременной фортификации своего времени. Это была одна из сильпейших шведских крепостей. Гарнизон ее насчитывал до 4 тыс, человек при 141 пушке, [123] 8 мортирах и 2 гаубицах. Комендантом крепости являлся полковник Магнус Стиернстроле. G моря Выборгскую крепость поддерживал шведский военно-морской флот. Овладение такой крепостью было чрезвычайно сложной задачей. Это хорошо понимал Петр I и его ближайшие помощники. Именно поэтому походу на Выборг предшествовала тщательная и всесторонняя подготовка.

    В начале декабря 1709 г. Петр I послал Ф. М. Апраксину собственноручно составленный план нохода. Предусматривалось осуществить в марте 1710 г. переход русских войск по льду Финского залива к Выборгской крепости, с тем чтобы внезапно осадить ее. На Балтийский флот возлагалась задача с наступлением навигации доставить осадному корпусу подкрепления, артиллерию ц продовольствие.

    В Петербурге началось формирование осадного корпуса, сосредоточивалась артиллерия, накапливались продовольственные запасы. Прибыв из Москвы в Петербург в конце февраля, Петр I застал подготовку к походу в полном разгаре. Он с удовлетворением писал А. Д. Меншикову: «И ни в чем остановки нет» 3*. Был составлен отдельный план похода русского Балтийского флота к Выборгу. Основная его идея заключалась в том, чтобы по вскрытии льда со всем флотом идти от Кропшлота до Березовых островов (Веркья-Ейлаят). Важно было опередить шведский флот, который обычно крейсировал вблизи Бьёрского архипелага «. Таким образом, Выборгский поход замышлялся как комбинированная операция сил армии и флота.

    К середине марта осадный корпус был сосредоточен на острове Котлин. Он насчитывал 13 тыс. человек, 24 пушки и 4 мортиры. Во главе корпуса был поставлен генерал-адмирал Ф. М. Апраксин.

    15 {26) марта Петр I лично произвел смотр корпуса, а на следующий день русские войска выступили н поход. По словам Юста Юля. датского посланника при русском дворе, осадный корпус выступил «в самый ужасный мороз, какие бывают только в русские зимы... Всякая другая европейская армия, наверное, погибла бы при подобном переходе. Но где предводителем является само счастье, там все удается. И то сказать, русские так выносливы, что с ними можно совершить то, что для солдат всех прочих наций казалось бы невыполнимым» !i.

    Пройдя по льду Финского залива свыше 150 верст, русские полки утром 21 марта (1 апреля) внезапно появились под Выборгом. Апраксин решял нанести удар с сеиеро-залада, где его меньше всего ожидали шведы. Первым к Выборгу подошел авангард под командованием бригадира Г. П. Чернышева. 22 марта (2 апреля) здесь сосредоточились остальные части под командованием генерал-майоров Р, В. Брюса и В. Веркгольца. Используя фактор внезапности, русский авангард с ходу атаковал предместье Хиетала (Сихогпиемя). Находившиеся там два шведских полка не выдержали натиска и отступили в крепость. В ходе этого боя были захвачены три зимовавших здесь судна.

    4 История Северной войны [123] Захват предместья Хиетала позволил войскам осадного корпуса приблизиться вплотную к городу со стороны пролива и островного замка. Б ходе рекогносцировки, проведенной Ф. М. Апраксиным, были определены места для расположения войск и производства инженерных работ. В 12 верстах от Выборга, в самом узком месте пролива Тронгзунд, предполагалось соорудить два шанца, разместить батальон солдат, а затем соорудить береговые батареи, которые должны были воспрепятствовать подходу шведского флота на помощь осажденной крепости. Русские войска расположились на всем протяжении западного берега пролива напротив крепостных стен и приступили к осадным работам. Сильные морозы и каменистый грунт создавали немалые трудности при сооружении траншей и апрошей. Для возведения брустверов приходилось использовать даже мешки с шерстью. На этом участке осады командование было возложено иа генерала Брюса. G восточной стороны Выборг должны были осаждать войска под командовапием генерала Беркгольца. Таким образом, сообщение Выборга с Финляндией было прервано и его гарнизон оказался отрезанным от группировки генерала Либекера, зимовавшей в Финляндии. Первый этап операции зимний переход осадного корпуса по льду Финского залива и обложение Выборгской крепости закончился успешно.

    Осадные работы со стороны пролива велись в высоком темпе, несмотря на усиленное противодействие противника, особенно обстрел с «Лангермана». К концу марта строительство шанцев было завершено и начато возведение батарей, а 30 марта (10 апреля) первые русские бомбы полетели в крепость. Главным направлением будущей атаки была избрана западная городская стена аб.

    Положение осадного корпуса было достаточно сложным. Недостаток артиллерии крупного калибра оказывал отрицательное влияние на ход осады. 5 (16) апреля Апраксин докладывал Петру I: «Шанцами к неприятельским крепостям приближались ближе фузейной стрельбы и трудим бомбами, сколько можем, а пушки наши нам мало помогают, понеже зело мало п легки; когда мы начнем стрелять, то неприятель протпву одной из десяти стреляет» «. Еще сложнее обстояло дело со снабжением осадного корпуса продовольствием и фуражом. На местные ресурсы рассчитывать не приходилось. Запасы, взятые войсками с собой, были уже на исходе.

    Балтийский флот уже завершал подготовку к походу на Выборг. На суда грузилась осадная артиллерия, боеприпасы, провиант, фураж и людские пополпения. Всего в походе должно было участвовать до 250 судов различных классовse. В Петербурге лишь ожидали ледохода на Неве, который начался 13 (2–4) апреля.

    25 апреля (6 мая) Балтийский флот под флагом вице-адмирала К. Kproirca п при двух контр-адмиралах «дворянине Петре Михайлове» (Петр I) и И. Ф. Боцисе вышел из Петербурга и [123] взял курс на Кроншлот. Из-за тяжелой ледовой обстановки путь занял четыре дня. По прибытии туда для разведки к Березовым островам «сухим путем» были посланы два офицера, а к вечеру того же дня шнявы «Дегас» и «Феникс». Не дожидаясь возвращения разведчиков, царь приказал утром 30 апреля (11 мая) I выйти в море всему флоту. Отойдя от Кроншлота около 20 верст, флот встретил разведывательные корабли «Дегас» и «Феникс», Командиры их доложили, что «к Березовым островам за великим льдом пройтить невозможно» а9. Получив эти сведения, Петр I па шнявв «Лизет» в сопровождении «Дегаса» и «Феникса» в течение суток лично производил ледовую разведку. Выяснилось, что между Березовыми островами и материком лед еще не вскрылся. Во второй половине дня 1 (12) мая Петр I с большим трудом достиг урочища Куромы близ северного берега Финского залива в 6 милях от Березовых островов. Сюда же подошел с галерами и провиантскими судами шаутбенахт (контр-адмирал) И. Ф: Бо' цис, которому было приказано стоять здесь на якоре, цока не лройдет лед*0.

    Корабельный флот достиг к этому времени Красной Горки и встал здесь на якорь, ожидая улучшения ледовой обстановки. Вскоре фарватер очистился ото льда, я флот смог подойти к урочищу Курома. В ночь на 6 (17) мая началась подвижка льда. Галеры и провиантские суда «разделило от кораблей льдом» и начало относить в море. На этих судах находилось свыше 5 тыс. человек пополнения, в том часле два батальона Преображенского и Семеновского полков, а также все продовольствие. Нужно было принимать экстренные меры для спасения уносимых льдом и ветром судов. На совещании, созванном на вице-адмяральском корабле «Олифант», по предложению Петра I было решено «кораблями лед разбить, а разбив, чтоб стать на якорь; а галерам а провиантским судам первому за корабль, а другим друг за друга цепляться». Эта задача была успешно выполнена самыми крупными судами Балтийского флота фрегатом «Думкрахтом» и бомбардирским галиотом «Ивангород», которые действовали как ледоколы, разбивая лед своими корпусами. Потери составили всего несколько провиантских судов, которые были раздавлены льдом, а остальные суда «все дошли в целости до Березовых островов» «.

    S (19) мая часть провиантских судов и галер под командой Петра I двинулась к Выборгу. Вечером того же дпя они подошли к укреплениям, сооруженным по приказу Апраксина в 12 верстах от Выборга в самом узком месте пролива Тронгзунд. По приказанию Петра I здесь было установлено несколько корабельных орудий. На следующий день подошли остальные провиантские суда с гвардией и продовольствием. Вице-адмирал К. Крюйс с корабельным флотом остался на якоре у Березовых островов.

    Прибытие флота к Выборгу было весьма своевременно. 7 (18) мая Апраксин сообщал Петру I: «Провианту, государь, у нас остаетца почитай за нет, от девятого числа разве с нуждою будет

    99 [123] дпя на четыре» «, Численность осадного корпуса возросла до 18 тыс. человек. С транспортных судов было выгружено 80 пушок, 28 мортир и 190 ручных мортирок1а, продовольствие п амуниция. Теперь имелись достаточные силы и средства для овладения Выборгской крепостью.

    Пока шла высадка войск и выгрузка различного военного имущества, Петр I произвел тщательную рекогносцировку крепости со стороны суши. В ходе обсуждения с генерал-адмиралом Ф. М. Апраксиным обстановки была составлена подробная инструкция «о добывании. Выборга», предусматривавшая нанесение главного удара с западной стороны, вспомогательного с восточной. На галерный флот И. Ф. Боциса возлагалась задача совместно с осадным корпусом принять участие в штурме крепости. 14 (25) мая Петр I с транспортным и корабельным флотом отбыл в Кроншлот, куда благополучно прибыл 1о(27) мая.

    Итак, Балтийский флот успешно осуществил доставку осадному корпусу Ф. М. Апраксина всего необходимого. Личный состав продемонстрировал высокий уровень морской выучки, умение действовать в тяжелой обстановке. Шведское командование не смогло использовать превосходство своего флота, чтобы пе допустить прорыва русского флота в Выборгский залпв. Шнедские военные корабли в количестве 19 вымпелов понпились в районе Березовых островов только 18 (29) мая, когда русский флот уже выполнил спою задачу. Но и теперь они не смогли оказать существенной помощи оеа;кденпому гарнизону. Осадка шведских кораблей не позволяла им пройти к Выборгу шхерами, а фарватер через Тронгзундский пролив оказался для них закрыт, так как в самом узком его месте но приказу Петра I было затоплено несколько транспортных судов. Не имея возможности атаковать укрепленную позицию русских у Тронгзунда, шведский адмирал Г. Ватранг вынужден был ограничиться крейсированием в Финском залнве между Тронгзундом и островом Котлип.

    Ф.М. Апраксин энергично готовился к штурму Выборга. Для осадной артиллерии сооружались батареи. На главном направлении атаки было сосредоточено более половины всех войск. 72 пушки, 18 мортир и 140 малых мортирок. К концу мая все было готово к бомбардировке п последующелгу штурму7. В крепость послали парламентера с предложением гарнизону сдаться, «не дожидаясь жестокова штурма н кровопролития». Однако шведы ответили категорическим отказом. Тогда 1 (12) июня в 6 часов вечера с обоих направлений, главного и вспомогательного, начался интенсивный обстрел крепости, длившийся до 6 (17) июня. Б городе начались пожары. Много зданий было разрушено, на главном направлении, со стороны пролива, в крепостной стене пробита брешь. И хотя шведы пытались заделать ее, но огонь русских мортир не позволял этого сделать.

    fi (17) июня на «генеральном консилиуме» (военном совете) у Ф. М. Апраксина было решено «оную крепость доставать пгтур [123] мом». По требованию Петра I штурм был отложен до его прибытия. Вечером 9 (20) июня комендант Выборга прислал к русскому главнокомандующему двух штаб-офицеров с предложением начать переговоры об условиях сдачи крепости. 12 (23) топя соглашение было подписано. 13 (24) июня Выборг капитулировал, а утром следующего дня в город пошел гвардейский Преображенский полк во главе с Петром I. Победителям досталась богатая военная добыча. В числе трофеев оказалось S мортир, 2 гаубицы и 141 пушка, а также много военного имущества. Выборгский гарнизон (всего 3380 человек) по решению Петра I был временно задержан в качестве военнопленных.

    После взятия Выборга часть сил под командованием генерала Р. В. Брюса была переброшена под Кексгольм (Корелу). Овладение этой крепостью на противоположной стороне Карельского перешейка должно было закрепить победу под Выборгом. После более чем двухмесячной осады 8 (19) сентября 1710 г. гарнизон Кексгольма капитулировал.

    Ни обычаям того времени взятые Выборга было широко отпраздновано. Участники обоих ледовых походов п осады крепости были щедро награждены. Генерал-адмирал Ф. М. Апраксин получил ордеи Андрея Первозванного, генерал-майоры Беркгольц и Р. Брюс нагрудные царские портреты, усыпанные драгоценностями, офицеры и солдаты денежные награды. R честь взятия Выборга была выбита памятная медаль с изображением плана осады.

    Петр О придавал взятию Выборга исключительно большое зпачоние. Во многих своих письмах царь подчеркивал: «И тако чрез взятие сего города Сапкт-Питербуряу конечное безопаеепие получено» и. Л в письме к Екатерине Алексеевне, определяя стратегическое значение одержанной победы, он укапывал, что «уже крепкая падушка Санкт-Питербурху устроена»45. Действительно, взятие Выборга имело важное стратегическое значение. Наряду с овладением Кексгольмом оно обеспечивало безопасность новой русской столицы. Шведы лишались важной военно-морской базы, откуда их флот мог угрожать Кропшлоту и Петербургу. Создавались условия для ведения наступательных операций в Финляндии.

    * * *

    Проведение наступательных операций по изгнанию швецов из Прибалтики и Финляндии требовало от русского командования надежной защиты южных границ государства. По словам А. 3. Мыптлаевского, необходимо было «получить ту свободу в оперативных расчетах, которая возможна лишь при уверенности, что крупная, все ниспровергающая случайность не ворвется неожиданным диссонансом в тщательно обдуманный план» «. Такой «случайпостыо» могло быть нарушение Турцией условий Константинопольского договора 1700 г. и вступление ее в войну на стороне Швеции. Поэтому поддержание мирных отношений с [123] Османской империей имело важное значение для успеха борьбы против Швеции. Еще до Полтавской битвы по желанию турецкого султана Ахмеда III 26 июня (7 июля) в Турцию была отправлена грамота за подписью Петра о подтверждении Россией мирного договора 1700 г. Кроме того, Петр I распорядился отдать на слом 10 кораблей из Азовской и Воронежской флотилий, что было встречено с большим удовлетворением в Турции1'. Рус ск о-турецкие отношения в течение девяти лет после подписания мирного договора в Константинополе оставались более или мепее нормальными, хотя их и нельзя назвать вполне добрососедскими. Условия мира о ненападении на русские земли не выполнялись ни Турцией, ни Крымским ханством.

    Карл XII пытался втянуть Турцию в войну против России в 1708–1709 гг. Но это не принесло ему успеха. После Полтавы положение изменилось. Опасаясь усиления могущества России, отдельные представители турецких правящих кругов начали вести себя по отношению к ней все более и более воинственноБ августе 1709 г. русский посол при дворе султана П. А. Толстой доноспл канцлеру Г. И. Головкину: «Не изволь удивляться, что я прежде, когда король шведский был в великой силе, доносил о миролюбии Порты, а теперь, когда шведы разбиты, сомневаюсь ... Турки видят, что царское величество теперь победитель сильного народа шведского и желает устроить все по своему желанию в Польше, а потом, не имея уже никакого препятствий, может начать войну и с ними, турками» *8.

    Карл XII, бежавший после разгрома под Полтавой в Турцию, во мпогом способствовал обострению русско-турецких отношений. По прибытии в Бепдеры с остатками своей армии оп тотчас направил к султану посланца с письмом, в котором предлагал Порте заключить с ним союз. Карл XII пугал турок усилением Россип и доказывал, что Петр теперь непременно нападет на Турцию. Однако турки заняли уклончивую позицию. В Константинополе в это время верх одержала партия сторонников мирных отношений с Россией. Усилия русской дипломатии также не пропали даром. 3 (14) января 1710 г. Турция подтвердила свою верность мирному трактату, заключенному с Россией 3 (14) июля 1700 г. на 30 лет, и даже заявила, что отпускает Карла XII в сопровождении небольшой охраны. Это сообщение вызвало большую радость у Петра I. Оно было отмечено в Москве и Кракове большими празднествами. 7 (18) февраля Петр писал А. В. Кпкину: «Вчерашнего дни от давнего времени с великою жаждою ожидаемого куриера из Константинополя получили, которой на одчаяние наше полезною ведомость привез, что турки не только что прежний мир весьма крепко поттвердили, что и караля шведского без обороны своей высылают... И теперь уже в одну сторону очи и мысль имеем» iB.

    Весть о подтверждении Турцией мпрного договора с Россией была немедленно сообщена Августу II и находившимся в Варшаве послам иностранных дворов, а также датскому королю [123] Реляция о возобновлении мира с Турцией была напечатана в польских газетах. И все же, несмотря на официальное подтверждение мира, в Россию продолжали поступать неутешительные известия о политике Турции. Так, М. Кантакузин сообщал, что хотя турки сами в данный момент не желают войны с Россией, то «везирь и хан крымский зело склонны к войне»50. Русский посол в Константинополе допосил о желании турок отправить Карла XII из своих пределов таким образом, чтобы он мог продолжить свою войну с Россией, в то время как Турция оставалась бы в стороне м.

    Не сидел сложа руки и Карл XII. Он не торопился покидать Бендеры, продолжая свои попытки склонить Турцию к совместной войне против России и Речи Посполитой. Его эмиссары генерал Ст. Понятовский и киевский воевода И. Потоцкий вели интенсивные переговоры с турецким правительством. Крымский хап обещал ему военную помощь. Было известно, что располагавшийся в Померании и Бремене шведский корпус генерала Крассау численностью до 18 тыс. человек получил приказ от Карла XII подготовиться к вторжению в Польшу и Саксонию. Замысел шведского короля состоял в том, чтобы одновременным ударом из Померании корпусом Крассау и из района Бендеры Очаков турецкими войсками окружить и разгромить и армию Августа II, и русский вспомогательный корпус, находившийся в Польше, восстановить на польском престоле Станислава Лещинского, а затем развернуть наступление на Россию.

    Вскоре настроения при султанском дворе приняли ярко выраженный антирусский характер. Визирь Апи-Чорли-паша, сторонник дружественных отношений с Россией, был смещен с поста. Новый визирь Нуман-Кепрюлю-паша открыто встал на сторону Швеции. Он заявил русскому послу, что «Порта намерена отпустить короля швецкого из Бендеря вскоре и с ним послать ратей доволно ко охранению его через Полшу до Померании, и может де быть, что будет оных ратей с королем швецким тысяч с сорок» s-. Русскому вспомогательному корпусу предлагалось не вмешиваться п покинуть Польшу.

    Русская разведка в середине августа доносила Петру, что Турция усиленно готовит агрессию против Польши. Русское правительство было вынуждено принять ряд мер как военного, так и дипломатического характера. В Польшу отправили M. M. Голицына. Ему предписывалось песколько вариантов действий в зависимости от складывающейся обстановки. Но в любом случае он должен был стараться пе дать туркам повод для обвинения русских в нарушении мира, а склонять их на путь переговоров. Сохранение мира в это время было крайне важно для России. Источники свидетельствуют, что русские дииломаты делали все возможное, чтобы не допустить военного столкновения России с Турцией. 17 (28) июля 1710 г. Петр I отправил личную грамоту султану Ахмеду III, в которой предупреждал ого, что намерение послать для сопровождения Карла XII через Польщу 40-тысяч [123] иое войско «за явный разрыв мира принято будет»*3. Русское правительство соглашалось на доведение конвоя для сопровождения шведского короля до 3 тыс. турецких войск, но отнюдь не татар, «к разрушению мира весьма склонных» «. Одновременно русскому послу в Константинополе было дано указание соглашаться на увеличение численности конвоя до 5 тыс. человек.

    Стремление России к миру было расценено в придворных кругах Турции как признак ее слабости. Турецкие власти пели себя все более и более враждебно. Стало известно, что курьеры, везшие царские грамоты, были задержаны на границе, а затем посажены в тюрьму. Сношения с Турцией были прерваны. Русская разведка доносила, что военные приготовления турок идут полным ходом. К Бендерам уже было стянуто 10 тыс. войск. Туда же направлялась сильная артиллерия, специалисты но осадным работам и т. д. Новым визирем стал Балтаджв-Мегмет-паша, который был настроен еще более враждебно по отношению к России.

    18 (29) октября 1710 г. царь отправил вторую грамоту Ахмеду III, в которой запрашивал о намерениях турецкого правительства относительно Карла XII и требовал его немедленного удаления из турецких пределов. Б противном случае, говорилось в грамоте, «принуждены будем и мы в свое безопаствие войска наши к границам приолижить и всякое воинское предуготовление чинить»'''5. Однако па эту грамоту, как и па предыдущую, ответа не последовало. Тучи в русско-турецких отношениях сгущались.

    20 (31) декабря 1710 г. в Петербурге наконец было получено последнее донесение от П. Л. Толстого, которое оп сумел отправить, обманув бдительность турецкой охраны. Это было известие о начале войны. «Наскоро доношу, писал Толстой, что турки по многим советам утвердили короля швецкого ныне отпустить вскоре со мпогими татары чрез Польшу... и войну с нами начать ныне чрез татар, а весною всеми турецкими силами, понеже во все свое государство указы резослали вчерась, чтобы рати все конные и пешие вбирались в Сендерь так азиатские, как и румелские в апреле» 5е. Далее сообщались данные о растановке командного состава, о сроках мобилизации турецкой армии. Итак, Оттоманская империя решилась наконец разорвать мирные отношения с Россией. Формальное объявление войны последовало 20 ноября (1 декабря) 1710 г.

    Получив письмо П. А. Толстою, русское правительство сразу переключило внимание на новый театр военных действий. Фельдмаршал Б. П. Шереметев получил приказ организовать немедленную переброску 22 пехотных полков под командованием генералов А. И. Репнина п Л.-Н. Аларта в район Минска и Слуцка, куда должно было через Смоленск подойти рекрутское пополнение и где должна была быть сосредоточена нея русская полевая артиллерия под командованием геперал-лейтенапта il. В. Брюса. Командующему русскими войсками н Польше генерал-лейтенанту M. M. Голицыну предписывалось немедленно подтянуть силы [123] I

    к молдавской границе, в райоп Каменец-Подольского, куда на помощь ему срочно перебрасывались из Прибалтики Ингермаиландский и Астраханский полки. Голицыну ставилась задача в случае, если «турки и татары станут провожать короля шведцкого чрез Полшу ... учинить над ними поиск и пх разбить». Если же турки попытаются овладеть Каменец-Подольским, то «пх до того не допускать и с ними битца по крайней возможности, разве что усмотришь гораздо чрезмерную ту реку ю силу, против которой.

    «стоять вам будет невозможно» «. Русскому послу в Польше было приказано находиться при войске и решать все вопросы совместпо с M. M. Голицыным. В частности, им обоим было дано указание следить за настроением польской шляхты п не допустить ее «склонности к турской и шведцкой стороне» а8. На Киевского губернатора Д. М. Голицына п гетмана И. И. Скоропадского возлагалась оборона Украины и Приазовья. Адмиралу Ф. М. Апраксину надлежало вместе с калмыцкими отрядами защищать юго-восточные границы государства. Для перебрасываемых из Прибалтики войск предусматривалось развернуть продовольственные магазины в райопоКиева п молдавской границы. .

    Вступление Турции в Северную войну на стороне Карла XII в корне меняло военно-полптическую обстановку ж вынуждало русское комапдовапие пересмотреть свои стратегические планы. Приходилось временно отказаться от активных действий против Швеции и, закрепившись в Прибалтике, главные усилия направить на борьбу с Турцией. С пелью прикрытия главных сил русской армии, направлявшихся на юг, от возможного удара корпуса Крассау из Померании в Польше создавалась специальная группировка русских войск. Сюда направлялись драгунские полки бригадира П. И. Яковлева числеппостыо до б тыс. человек. Из Лифляндии перебрасывалось еще 8–10 тыс. драгун под командованием генерал-лейтепанта Боура. Вместо Б. П. Шереметева командование войсками в Лифляндии принял ближайший соратник Петра I А. Д. Меншпков. Сюда были передвинуты войска из Эстляндпп. Рижский гарнизон должны были пополнить 10 тыс. солдат из внутренних гарнизонов и рекрутов нового набора.

    Распоряжения Пет$а I свидетельствовали о намерении пе допустить прорыва турок п крымских татар па Украину и в Польшу. Можно предположить, что русское правительство все еще надеялось разрешить конфликт дипломатическим путем. 6 (17) января 1711 г. Петр I посылает турецкому султану Ахмеду III третью по счету личную грамоту, в которой предлагалось воздержаться от военпых действий и уладить отношения между обеими странами мирными средствами 5Э. Однако и это предложение осталось без ответа. Тем временем энергичная подготовка к воине с новым противником продолжалась. Учитывая, что осповную массу турецкой армии составляла коппица, Петр I отдал ряд указаний, касавшихся боевой подготовки войск. Так, 23 декабря [123] 1710 г. (3 января 1711 г.) M. M. Голицыну предписывалось сделать упор на огневую подготовку драгун: «понеже с сими варварами огнем, а не палашами действовать» в0. В дальнейшем, развивая эту мысль, он подчеркивал, что с турками воевать нужно не так, как со шведами. Их конным массам необходимо противопоставить огонь пехоты, защищенной рогатками61.

    В феврале 1711 г. стало известно, что для ведения войны с Россией Турция подготовила сухопутную армию численностью в 118400 человек62. Всего же вместе с войсками крымского хана против России могло быть выставлено до 200 тыс. человеквз. Основная идея стратегического плана турок заключалась в том, чтобы, сосредоточив главные силы в районе Бендер и Нижнего Дуная, развернуть наступление в направлении Бендеры Яссы Каменец-Подольский и далее в глубь Польши. Вместе с турками на соединение с корпусом Крассау, расположенным в Померании, должен был следовать Карл XII. С целью отвлечения русских сил из Польши силами крымского хана предусматривалось нанести вспомогательный удар на Правобережной и Левобережной Украине, имея в виду дальнейшее наступление в направлении Харькова и Воронежа. Намечалось также нападение на Азов и Таганрог «'.

    Русское командование, в свою очередь, разрабатывало план ведения войны против Порты. Перед ним неизбежно вставал вопрос: какому плану отдать предпочтение, оборонительному или наступательному? Иными словами, следовало ли пассивно ждать вторжения противника в пределы Польши и Украины или же, упредив турок в развертывании армии, перенести военные действия на их территорию. В общих чертах русский стратегический план определился к концу 1710 г. Так, в письме к датскому королю Фредерику IV Петр I писал, что он лично возглавит русскую армию на турецкой границе и пойдет в наступление. А в письме к Августу, посланному одновременно, он подчеркивал, что русские «все надлежащие приуготовления учинили» для того, чтобы сорвать намерения турок и Карла XIIю. Окончательный вариант стратегического плана был принят на военном совете 1(12) января 1711 г. Намечалось, прикрывшись обсервационным корпусом со стороны крымских границ, развернуть наступление главных сил на Дунай с тем, чтобы воспрепятствовать туркам занять Молдавию как исходный плацдарм для вторжения в ПольшуС6. Русское командование рассчитывало на сочувствие и прямую поддержку со стороны пародов Балкан, находившихся под османским игом.

    В январе 1711 г. крымский хан Девлет-Гирей двинулся на Украину. Первоначально часть его армии под командованием Калги-Султана, брата хана Девлет-Гирея, была брошена на Умань, но здесь потерпела поражение. Сам Девлет-Гирей вторгся в Слободскую Украину. Не встречая серьезного сопротивления, татары разорили Бахмут, Змиев, Водолаги, Мерефу. К концу февраля они достигли района Харькова, где остановились, поджи [123] дан Кубанскую орду, чтобы продолжить поход на Воронен;. Противник намеревался разорить воронежскую верфь п уничтожить Воронежский флот. Однако, получив известия, что русские готовятся дать отпор, а Кубанская орда задержана союзными России калмыками, Девлет-Гарей начал отход в Крым. Вторжение крымских татар па Украину окончательно убедило русское правительство в нежелании турок урегулировать отношения с Россией мирным путем. 22 февраля (5 марта) 1711 г. в Москве был обнародован царский манифест о начале войны с Турцией. Тем временем главные силы русской армии под командованием фельдмаршала Б. П. Шереметева двигались из Прибалтики на юг. У крепости Каменный Затон происходило сосредоточение войск под командованием украинского гетмана И. И. Скоропадского и генерал-майора И. И. Бутурлина. Оборона Азова возлагалась на азовского губернатора адмирала Ф. М. Апраксина. 12–13 (23–24) апреля в Луцке состоялся военный совет. Па нем основное внимание было уделено определению сроков и мест сосредоточения главных сил русской армии для наступления в Молдавию. Обсуждались также вопросы, связанные с обеспечением армии продовольствием, распределением рекрутов по дивизиям, заготовкой судов для переправы через Днестр. Было решено не позднее 20 (31) мая сосредоточить армии в районе города Брацлав. Фельдмаршал Б. П. Шереметев должен был, передав командование пехотными полками генералу А. А. Вейде, возможно быстрее двигаться с конницей к Брацлаву, где устроить продовольственный магазин на три месяца и подготовить переправу через Днестр. В письменном приказе ему Петр I подчеркивал важность своевременного сосредоточения армии, «ибо ежели умедлим, то все потеряем» «7. Однако сосредоточение главных сил русской армии у молдавской границы шло медленно из-за плохих погодных условий и недостатка в продовольствии. Они вышли в указанный район только 30 мая (10 июня), т. е. па 10 дней позже установленного срока.

    Появление русского авангарда в Молдавии было радостно встречено местным населением. В сводке русского командования от 31 мая (И июпя) сообщалось, что «волохи к нашим беспрестанно приходят и с великим доброжелательством и желанием и последние мужики служить желают» вЕ. Молдавский господарь Дмитрий Кантемир перешел па сторону России и призвал народ к вооруженному восстанию против турок. На освободительную борьбу с турками поднималось население многих уездов Молдавии. «Тотчас после прибытия русских, писал очевидец событий Молдавский гетман Ион Некулче, молдаване, верпые своему обычаю ... начали ... убивать турок: одни по приказу, другие без приказа, как в Яссах, так и по остальным городам страны» 6Э. Русская армия благополучно переправилась через Днестр. Поздравляя Шереметева с этим событием, Петр I предписывал ему делать все, чтобы «времени не потерять, а наипаче чтоб к Цунаю прежде турков поспеть, ежели возможно» 70. Однако ре [123] шить ату задачу не удалось. Были получены сведения, что турки находились от Дупая па расстоянии семи переходов. Русским предстояло преодолеть пе менее десяти переходов. Обнаружилось также, что провианта в Молдавии «готового пет и вскоре взять негде» «. Надежды на существенную военную помощь со стороны Дмитрия Кантемира пе оправдались. Численность молдавских войск, присоединившихся к авангарду Б. П. Шереметева, составляла 5–6 тыс. человек. В начале июня па Дунае сосредоточилось до 40 тыс, турецкого войска, в то время как у Шереметева было не более 15 тыс. человек. Дальнейшее продвижение было рискованно. На военном совете 8 (19) июня было решено «без знатного числа пехоты к Дунаю не ходить» 1 г.

    Главные силы русской армии во главе с Петром I в июне вышли в район города Сороки. 9 (20} июня они выступили к Яссам и, соьершив трудный марш, достигли урочища Цецор при реке Прут, где соединились с авангардом Шереметева. Теперь вся русская армия была в сборе. К этому времени ухудшилось положение с обеспечением войск провиантом и фуражом. Поля Молдавии в то Лето были опустошены саранчой. 28 июня (9 июля) Петр I созвал военный совет. Было решепо направить в район Браилова 7-тысячпьгп конный отряд генерала К.-Э. Ренне с задачей захватить собранные там турками запасы продовольствия. Одновременно имелось в виду побудить валашского господаря К. Брынковяну к переходу па сторону России. Петр I йисал: «Сей марш зело отчаяние учинен для обнадеживаная господаря мултянского» ;3– Главные силы должны были двигаться ндоль правого берега Прута до урочища Фальчи, а оттуда к реке Сирот, где соединиться у Галаца с кавалерией генерала 1'еппе.

    На основе решения воеяпого совета русские войска начали движение и указанных направлениях. Спустя несколько дней были получены сведения, что главные силы турецкой армии во главе с визирем находятся у местечка Траян близ устья Прута. По приказанию Петра навстречу туркам направили отряд генерала Януса фон Эбернгтедта с задачей воспрепятствовать переходу противника через Прут. Утром 7 (18) июля отряд обнаружил авангард турецкой армии, который готовился к перенраве. Однако генерал Янус но выполнил своего воинского долга. Вместо тото чтобы атаковать турок, он позволил им спокойно навести мосты и переправиться череп Прут. Сам Янус отступил, преследуемый легкой турецкой конпипей. «Малодушие его, замечает по поводу этого эпизода А. С. Пушкин, доставило туркам безопасную переправу» 7*. Янус не только не выполнил приказ Петра, но н ввел в заблуждение русское командование, сообщив, что турки якобы уже форсировали Прут. Между тем основные силы турецкой армии подошли к Пруту только к вечеру 7 (18) июля, а приказ о переправе всей турецкой армии был дан лишь 8(19) июля'5. Все это Вмело серьезные последствия. Турки, преследуя Януса, отрезали главные силы русской армии от [123] ПРУТСКИЯ ПОХОД 1711 г.

    Направления дьнж^ннч и >
    · да-рин. войск сторон; Мг.стЗ « паты сражений

    у 2 Ґ11 I7>i\ Заключение Пруте ко го мирного договора «-* Bwflozi рус с и ил войся иэ Мола гни л

    _ Гранины княжеств зависимых от Османсной имги*иИи н 17IK , h

    [123]корпуса генерала Ренне, с которым в райопе Галаца они должны были соединиться.

    Главные силы русской армии находились в это время в районе местечка Станилешти. Петр I созвал военный совет. На нем было принято решение в виду большого численного превосходства противника отходить на север вдоль Прута и «в удобном месте.,, дать баталию» ,в. Уничтожив липшее имущество и часть громоздких повозок, русская армия начала организованный отход. Турки обнаружили отступленио русской армии и начали преследование. Шедшие в арьергарде гвардейский Преображенский полк и бомбардирская рота в течение шести часов стойко отбивали атаки коппицы противника. Отход русской армии продолжался недолго. Пройдя немногим более 7 км от Станилешти, русская армия вынуждена была остановиться близ урочища Новыо Станилешти. Утомленные нестерпимой жарой и непрекращающимися атаками турецкой и татарской конницы русские солдаты нуждались в отдыхе Поэтому немедленно было начато сооружение укрепленного лагеря.

    Местность, где остановилась Для отдыха русская армия, представляла собой широкую долину. На левом берегу Прута были высоты. Русские войска построили свой боевой порядок в виде неправильного треугольника, вершина которого была обращена к противнику, а основанием служила река Прут. По обеим сторонам этого треугольника русские войска были развернуты в линию. Внутри этого боевого порядка располагались артиллерия и конница. Ближе к реке был сооружен вагенбург. Правый фас боевого порядка русской армии прикрывало болото. Поэтому с этой стороны русское командование ограничилось защитой рогатками. Левый я-te фас успели укрепить пе только рогатками, но и сплошной линией окопов.

    Едва русская армия построилась в боевом порядке, как с юга показались главные силы турок. Они окружили русский лагерь, а часть расположилась на господствующих высотах противоположного берега Прута, Примерно за три часа до захода солнца 9 (20) июля турки, не дожидаясь подхода всей своей армии и артиллерии, атаковали русский лагерь. В атаке приняли участие 20 тыс. янычар. Построившись в боевой порядок в форме клина, они нанесли главный удар по дивизии  "&(68HJXZ^`vx‚Ћђ”њћЄ®ґ¶ДЖОРФЦЮавдмо
    ·
    ·
    ·
    ·
    ·
    ·
    ·
    ·
    ·
    ·
    ·
    ·
    ·
    ·
    ·
    ·
    ·
    ·
    ·
    ·
    ·
    ·
    ·
    ·
    ·
    ·
    ·
    ·
    ·
    ·
    ·
    ·
    ·
    ·
    ·
    ·
    ·
    ·
    ·
    ·
    ·
    ·
    ·
    ·
    ·
    ·
    ·
    ·
    ·
    ·
    ·
    ·
    ·
    ·
    ·
    ·
    ·
    ·
    ·
    ·
    ·
    ·
    ·
    ·
    ·
    ·
    ·
    ·
    ·
    ·
    ·
    ·
    ·
    ·
    ·
    ·
    ·
    ·
    ·
    ·
    ·
    ·
    ·
    ·
    ·
    ·Ѓ
    ·
    ·
    ·
    ·
    ·
    ·
    ·
    ·
    ·Ѓ
    ·
    ·
    ·
    ·
    ·
    ·Ѓ
    ·
    ·
    ·
    ·
    ·
    ·генерала Аларта. Турецкая конница в атаке участия пе приняла, а поддерживала свою пехоту криками. Натиск янычар был очень сплен. Однако мощный огонь русских почти в упор не только охладил их пыл, но привел в замешательство и принудил поспешному отступлению. Дело дошло до того, что турецкио военачальники рубили саблями беглецов, пытаясь остановить и привести в порядок свои войска «.

    Сражение продемонстрировало высокое военное искусство русского командования и отличную подготовку пехоты и артиллерии. Залповый огонь пехоты и плотный огопь артиллерии производили опустошение в рядах янычар. Воспользовавшись тем, [123] что янычары вели наступление на одном направлении, русское командование снимало войска с неатакованных участков в смело вводило их в сражение. Атаки турок, продолжались вплоть до наступления темноты. Все они были отбиты. Потери противника составили 7–8 тыс. человек.

    Энергичный отпор русской армии оказал на янычар большое моральное воздействие. «Уже после провала второй атаки кегая помощник великого визиря, фактический командующий турецкой армией, заявил военному советнику турецкой армии генералу Станиславу Понятовскому: «Мой друг, мы рискуем быть разбитыми, и это неизбежно случится» ,е.

    Однако Петр не стал рисковать и отказался от контратаки. Он писал: «Сие не могли учинить для того, что обоза окопать не было время, а ежели б не окопав итить на них, то б конница их ворватца могла, и все б могли потерять пропитание, которого и так мала было» '*,

    К ночи сражение стало затихать. Начальник янычар и великий везирь Балтаджи-Мехмет-паша приказали устроить окопы и закрепляться. Тем временем подошла турецкая артиллерия. Началась орудийная дуэль, продолжавшаяся вплоть до рассвета. Русские стреляли настолько удачно, что заставили великого визиря перевести свою ставку на расстояние, недосягаемое для огня. В течение ночи противник пытался приблизиться к русскому лагерю, но сильною стрельбою был отбит.

    Несмотря на успешное отражение турецких атак, положение русской армии продолжало оставаться тяжелым. «Люди и лошади, отмечал в своем дневнике генерал Аларт, не отдыхали более трех суток кряду. К тому же всюду испытывался недостаток в боевых припасах и провианте» ва. На серьезность положения, в котором очутилась русская армия, указывал сам Петр I: «И правда, никогда как и почал служить, в такой дисперации (отчаянном положении. Лет.) не были (понеже не имели конницы и провианту)»81. Русские полки насчитывала свыше 38 тыс. человек и 122 орудия, турки имели 130–135 тыс. человек и 407 орудийвг. И все Же регулярная армия Петра I продолжала быть грозной силой. Ее солдаты сохраняли высокий моральный дз'х. В ином положении находились турецкие войска. Они были деморализованы понесенными потерями. И когда утром 10 (21) июля великий визирь попытался бросить янычар в новую атаку, то не смог сделать этого из-за их категорического отказа штурмовать русские позиции.

    В ночь па 10 (21) июля в русском лагере проходил очередной военный совет. На нем высказывалось мнение «атаковать ночью неприятеля силами в несколько тысяч человек и прогнать его с занятых им позиций; а также если счастье будет на нашей стороне и представится возможность, то на рассвете атаковать неприятеля всей армией83. Однако из-за большого риска эта идея была отклонена Петром I.

    Утром 10 (21) июля турки начали артиллерийский обстрел [123] русского лагеря, который продолжался беспрерывно до двух часов дня. Он велся и с противоположной стороны Прута, куда переправилась часть турецких войск. Это еще больше осложнило положение, так как затруднило снабжение армии питьевой водой. Под председательством Петра I вновь был созван военный совет. Его участники приняли решепие предложить великому визирю перемирие, а в случае отказа атаковать противника всеми силами. В стан неприятеля был отправлен унтер-офицер Шепелев с письмом за подписью фельдмаршала Б. П. Шереметева, в котором излагалось мирное предложение. Ответа не было. Тем временем русские продолжали укреплять свой лагерь и одповремепно готовиться к прорыву вдоль Прута на северн. Вскоре великому визирю было послано второе письмо. В нем указывалось, что, если турки будут медлить с ответом, русская армия перейдет в наступление. Ответа не последовало и па этот раз. Тогда Петр I отдал приказ выступить из лагеря и атаковать турецкие позиции. Но едва построенные в боевой порядок русские полки прошли несколько десятков сажен, как «от турков тотчас прислали, чтоб не ходили, ибо оне мир приемлют, и для того учинить унятие оружия, и чтоб прислали, с кем об оном мире трактовать» в\

    Решение турецкого командования вступить с русскими в переговоры было отнюдь не случайным. Сражение 9 (20) июля наглядно показало преимущество русской регулярной армии над армией Османской империи. Победа над ней предстанлялась туркам весьма проблематичной. И они сочли более выгодным добиться дипломатическим путем своих целей в войпе, чем идти на риск генерального сражения. Бригадир русской службы Моро-де-Еразе, вспоминая о беседе с турецким пашой из окружения великого визиря, писал: «Твердость наша их изумила... они пе думали найти и нас столь ужасных протинников... судя по положению, в котором мы находились, и по отступлению, нами совершенному, они видели, что жизнь наша дорого будет им стоить, и решились, не упуская времени, принять наше предложение о перемирии, дабы пас удалить. Он объявил, что в первые трп дня артиллерия наша истребила и изувечила множество из их сдипоземцев...»8а Протпв ведения мирных переговоров выступили крымский хан и представитель шведского короля генерал Станислав Понятовский, которые полагали, что из-за недостатка продовольствия русские сами через песколько дней сдадутся. Однако их доводы пе были приняты во внимание.

    Ведение переговоров с турками было возложено на государственного подканцлора барона П. П. Шафирова. Оп получил от Петра I полномочия соглашаться на самые крайние условия турок, кроме капитуляции. По приезде Шафирова в турецкий лагерь ему были предъявлены следующие предварительные условия мира: турки потребовали вернуть им Азов, разорить крепости Таганрог, Каменный Затон и Самару, выдать Дмитрия Кантемира и Савву Рагузинского, возместить не полученную с [123] Молдавии дань, ликвидировать русское посольство в Константинополе, отдать всю артиллерию и снаряжение 9'. Однако им сразу же было заявлено, что па таких условиях «господин фельтмаршал миру отнюдь не учинит* за. В ходе дальнейших переговоров, благодаря дипломатическому искусству П. П. ТПафирова и желанию самого турецкого командования поскорее закончить войну, удалось добиться отказа турок от ряда требовании. Например, они не стали настаивать на передаче им артиллерии, возмещении дани с Молдавии, выдачи Дмитрия Кантемира и Сапны Рагузинского. Но опи потребовали, чтобы II. П. Шафирови сын фельдмаршала Б. П. Шереметева полковник Астраханского полка М. Б. Шереметев отправились в Стамбул в качестве гарантов выполнения Россией условий мирного договора.

    В русском лагере напряженно ожидали известий о ходе переговоров. Первое донесение Шафнрова было не очень обнадеживающим. Подканцлер писал, что «турки не зело в склонности к трактатам состоят», и советовал Петру I быть готовым к любой неожиданностиво. В следующем донесении Шафиров сообщал, что турки пошли на переговоры и в качестве заложника потребовали сына фельдмаршала Б. П. Шереметевам. Ночь на И (22) июля прошла сравнительно спокойно, хотя турки продолжали строить шанцы, а русская армия стояла «во фрупте со всякою готовностию»'« В нерпой половине дня 11 (22) июля» в русском лагере состоялись Два военных совета, на которых было единодушно решено: в случае, если турки не согласятся на мир, а потребуют капитуляции, пробиваться вдоль Прута на север. Готовность к началу марша назначалась на четыре часа пополудни. Однако в полдень приехал П. П. Шафиров с известием, что он согласовал с турками условия мирного договора. Получив санкцию Петра I па подписание мира, оп возвратился в турецкий лагерь. Его тотчас же принял Балтаджи-Мехмет-пагаа. Русский представитель заявил, что хотя условия мира «предосудительны его царского величества высокому интересу», тем не менее, «не желая напрасного человеческой кропи пролития» и не желая войны с Турциею, фельдмаршал «приказал мирный договор на тех пунктах заключить» аз. Вечером в турецкий лагерь отправился М. В. Шереметев, произведенный Петром «для лутшего почтения» из полковников в генерал-майоры.

    В полдень 12 (23) июля между Россией и Турцией был заключен мирный трактат; с русской стороны его подписали государственный подканцлер барон П. П. Шафиров и генерал-майор граф М, Б. Шереметев, с турецкой великий визирь ВалтаджиМехмет-наша. Том временем генерал К.-Э. Ренне продолжал успешное наступление на юг. 14 (25) июля он штурмом захватил Браилов, где находились большие запасы продовольствия. Случись это событие несколькими днями раньше, условия мирного договора были бы, возможно, иными. 10 (27) июля генерал Ренне получил приказ Петра I вернуть Браилов туркам, а самому идти на соединение с главными силами. [123] Русско-туредкие переговоры и заключение мира вызвали рез.кое противодействие со стороны шведов и крымского хана. Еще во время переговоров представитель Карла XII Станислав Понятовский предпринял попытку путем подкупа поднять бунт среди янычар против великого визиря, но не добился успеха. Янычары, но словам самого Понятовского, «взяли деньги и. не двинувшись с места, лишь выразили соболезнование» ПонятовскомуBо. Из Бендер в турецкий лагерь прискакал Карл XII. Он потребовал от великого визиря разорвать только что подписанный мир. Однако Балтаджи-Мехмет-паша отказался сделать это. Тогда Карл XII попросил визиря дать ему турецкое войско для атаки на русских. «Тот резонно заметил: «Ты де их уже отведал, а и мы их виде.ли: и буде хочешь, то атакуй их своими людьми, а он миру, с ними постановленного, не нарушит» «. Шведскому королю не оставалось ничего иного, как вернуться назад в Бендеры. Причина такого поведения великого виаиря заключалась в том, что тлавная цель Турции в войне с Россией уничтожить русские крепости на границах Крымского ханства и вновь запереть русским выход в Черное море была достигнута дипломатическим (путем, а воевать за интересы Швеции турки вовсе не собирались.

    Турецкое командование дружелюбно относилось к представителям России. Так, уже на следующий день после заключения мира П. П. Шафиров доносил Петру I из ставки великого визигря: «Зело турки с нами ласково обоходятся, и, знатво, сей мир мм угоден» 9S. Великий визирь прислал в русский лагерь в качестве личного подарка продовольствие, в том числе 1200 повозок с хлебом и рисом. Таким образом, Турция не меньше России была заинтересована в мире. Война с Россией была не популярна в стране, и в Стамбуле вздохнули с облегчением, когда с берегов Прута была получена весть о заключении мира. В столице Порты по этому случаю несколько дней продолжались празднества. Уже в конце июля Ахмет III ратифицировал Прутский мирный договор.

    После подписания мира вся русская армия с развернутыми знаменами и барабанным боем выступила из своего лагеря на север. Так закончился Прутский поход. Он показал мужество и стойкость русских солдат, офицеров и генералов, их высокую боевую выучку, наглядно продемонстрировал значительные преимущества регулярной армии над многочисленными, храбрыми, но недостаточно дисциплинированными турецкими войсками. В то же время он выявил ряд недочетов, допущенных при планировании похода. В частности, не была произведена тщательпая разведка незнакомого театра военных действий. Отрицательную роль -в исходе Прутского похода сыграли некоторые иностранные офицеры, подчас не выполнявшие боевые приказы. Поэтому после завершения похода Петр I уволил со службы из числа иностранцев 12 генералов, 14 полковников, 22 подполковника и 156 капитанов «.

    Заключение Прутского мирного договора явилось безуслов [123] но большим успехом русской дипломатии. Была не только спасена армия, но и достигнута важная внешнеполитическая цель, ради достижения которой Петр I и предпринял поход. Турция была выведена из воины. Россия теперь смогла вновь сосредоточить все свои силы и ресурсы на продолжении борьбы со Швецией. 15 (2G) июля 1711 г. Петр I отмечал, что «ныне мы со всею армеею празны», и хотя «не без печали есть лишитца сих мест, где столько труда и убытков положено, но, аднакож, чав> сим лишением другой стороне великое укрепление, которая несравнительиою прибылью нам есть» «.

    * * *

    После разгрома армии Карла XII под Полтавой шведский корпус генерала Крассау, находившийся в Польше, отступил в Померанию. Петр I понимал необходимость разгрома зтой крупной, части неприятельских войск. Однако сложная политическая обстановка затрудняла решение указанной задачи. Державы Великого союза Англия, Голландия и Австрия не были заинтересованы в расширении границ театра Северной войны. 20' (31) марта 1710 г. в Гааге был поднисап акт о северном нейтралитете. Участники Северного союза обязывались не отзыватьсвои войска, находившиеся на службе Великого союза, и непредпринимать наступательных действий против корпуса Крассау. Страны, входившие в Великий союз, в свою очередь, давали: гарантию, что шведский корпус не будет увеличиваться количественно и не станет вести атак против войск Северного союза. Текст трактата гласил: «Шведам в Померании сил своих не умножать, а неприятельских действий противу Польши, Саксонии и России не производить, а в противном случае северные союзники предоставили себе право вступить с войсками своими протин них в Померанию» яз. 22 июля (2 августа) 1710 г. в Гааге была подписана конвенция, которая предусматривала создание специального международного корпуса из английских, голландских и1 австрийских войск (15,5 тыс. пехоты и 3 тыс. конницы), предназначенного для наблюдения за сохранением нейтралитетаээ. Карл XII отказался признать северный нейтралитет. Это означало, что 18-тысячпый корпус Крассау мог в любой момент выступить против союзных держав. Такая опасность стала реальной во время Прутского похода 1711 г., когда главные силы русской армии были заняты в войне с Турцией. В мае 1711 г. английской королеве был передан мемориал русского правительства. В нем говорилось, что поскольку Карл XII не намерен сохранять нейтралитет и шведские войска, находящиеся в Померании, ждут лишь сигнала, чтобы вторгнуться в Польшу или Саксонию, то желательно соединить силы членов Великого союза и Северного союза для совместных действий. Если члены Великого' союза не согласны с этим предложением, то, как было сказано в мемориале, пусть они «не за ало примут» действия России и еесоюзников против шведов в этих областях. 3 (14) августа 1711 г. [123] морские державы подписали соглашение, которым обязывались не препятствовать вступлению войск северных союзников в Померанию. Дания и Саксония, в сною очередь, должны были но отзывать свои войска, находившиеся на службе у Великого союза 1И.

    В августе 1711 г. датская армия, состоявшая из 18 тыс. человек пехоты и 9 тыс. человек кавалерии, вступила в Померанию. 5-тысячный отряд кавалерии был направлен для осады Висмара. Остальные датские войска двинулись к Штральзунду. Одновременно в Померанию вступил Август II во главе 10-тысячного

    отряда саксонской кавалерии и ц-тысячного отряда русских драгун. 6 (17) сентября союзники соединились под Штральзундом и обложили его. В течение осени велись осадные работы. Были построены батареи для осадной артиллерии, которую памечалось привезти из Дании. Осада затянулась. Успешному ходу военных действий мешали разногласия между союзниками. Август II и Фредерик IV больше думали о личной выгоде, чем об общем деле. Датчане были заинтересованы в захвате Висмара, саксонцы о. Рюгена. Положение союзных армий становилось тяжелым. Не хватало продовольствия. Особенно в тяжелом положепии оказались русские войска, с которыми саксонцы не хотели делить своих припасов. Петр I писал Августу II о необходимости улучшить снабжение русских солдат и офицеров. «Ежели изволите их -еще иметь, указывал он, то чтоб оным мясо и соль против саксонцев давано было, или их, ежели сего дать им не изволишь, отпустить в службу короля датскаго, или к Штетину, ибо пе сытые солдаты служить не могут» '«'. Положение союзников осложнилось и тем, что датский флот, везший артиллерию, был рассеян поднявшейся бурей и кораблям пришлось вернуться назад. Напротив, шведам удалось па судах перебросить в Померанию дополнительно 6-тысячный корпус. Не имея осадиой артиллерии, союзники йе решились на зиму оставаться под Штральзундом. Было решено снять осаду. Саксонские и датские войска ушли из Померании. Лишь под Висмаром был оставлен 6-тьтсячпый отряд датчан.

    Таким образом, кампании 1711 г. в Померапии существенных результатов пе дала. Действия союзников характеризовались перешит ельно с тыо. Отрицательную роль играло отсутствие единства между ними. Нехватка осадной артиллерии не позволила предпринять штурм Штральзунда.

    Главные силы русской армии были заняты войной с Турцией, в результате чего их вступление в Померанию произошло с запозданием.

    По плану кампании 1.712 г. военные действия против Швеции предполагалось вести одновременно в Померании силами русских, датских и саксонских войск и в Финляндии русскими поисками и флотом. Главный удар предполагалось нанести со стороны Померании, откуда союзники при помощи датского флота должны были высадить десант на территорию Швеции. Русские вой [123] ска в Финляндии должны были произвести диверсию, отвлечь на себя часть шведских сил с целью обеспечить направление главного удара по противнику. Ввиду непрочности отношений с Турцией для безопасности южных границ страны русская армия (79 тыс. человек) под командованием Б. П. Шереметева была оставлена на Украине |ог.

    В Померании шведы имели около 22 тыс. человек 103. Силы союзников составляли около 85 тыс. человек, из них 10 тыс. сак сонцев и 27 тыс. датчан '°\ Командующим нсеми русскими войсками в Померании был назначен А. Д. Менптков.

    С пачала 1712 г. и до начала кампании между союзниками велись переговоры о плане предстоявших военных действий. При этом обнаружились разногласия. Союзпики не могли составить единого плана действий. Было предложено несколько вариантов.

    31 марта (И апреля) в Кольдивге удалось, наконец, согласовать план военных действий, по которому было решено высадить десант на о, Рюген, осадить Штральзунд ,0\ Русское командование, чтобы ве разрывать тыловые коммуникации, было заинтересовано в первую очередь во взятии Штеттина (Щецина). Русское правительство, желавшее привлечь к союзу против Швеции Пруссию, гарантировало, что после захвата Штеттин будет передан ей. Петр I заверял Пруссию, что вступление русских войск в Померанию преследует единственную цель «принудить короля шведского к полезному миру». Далее Штр продолжал: «Мы цекларовать восхотели, что понеже может быть мы вскоре осаду города и крепости Штетипа предвоспринимать будем; и ежели оную вскоре, или по носколъком кремяни, или чрез оружие к сдаче принудим, мы пикакой претензии на нес чинить и наши войска в оную вводить не будем, по отдастся оная ... вечно Его Прусскому Величеству» '°6. В сентябре 1712 г. Петр I заключил договор об уступке Штеттина Пруссии. Тогда же было заключено и соглашение с Августом II о передаче саксонцам Эльбинга, захваченного русскими поисками «".

    Петр попытался изменить принятый план. Он писал своим ъоюялшюм, что «хотя правда есть, что Стри^ьзунт s Ршрп» являются ключом Померании, но Штральзунд хорошо укреплен, его гарнизон насчитывает 11 тыс. человек; десант, высаженный йа о. Рюген, может задержаться там на всю зиму при условии, если летом не удастся захватить Штральзунд. Поэтому, «дабы лутче комупикацию с Полптею иметь», целесообразнее осадить сперва Штеттин, обороняемый 3-тысячным гарпизоном, блокировать Висмар датским флотом, а затем уже. имея свободный тыл и обеспечив войска продовольствием, осадить Штральзунд и с помощью датского флота высадить десапт на о. Рюген ,03.

    В. И. Куракин писал, что Петр I рептцд осаждать сначала Штеттин «для многих причин: впервых, для безопасности своих войск и лучшей коммуникации с Полыпето, по взятье же того, и прусской двор мог бы к лучшему к нам прийти; другое, ар [123] гиллерия на Стральзунд есть недостаточна, а транспорта чинить вевозможио за учиненными на ной крепостьми. Под тот же час шведы господами стали на море и датский флот отогнали, и недостаток судов к тому многий был. А король польский осаживать Штеттин не похотел от желюзии (жалости. Авт.) к прусскому двору, а датский артиллерии не дал для той осады. И того для все те дела продолжилиея аж до прихода Штейнбока с транспортом шведским» «"«.

    Однако союзники не поддержали Петра I, а на военном совете в Вольгасте 17 (28) августа, несмотря на все доводы руских, они не изменили своего плана «°. Решено было осадить Штеттин и в то же время высадить десант на о. Рюген и овладеть им. Затем следовало приступить к бомбардировке Штральзунда. Для усиления союзной армии под Штральзундом русские1 должны были дополнительно прислать еще 6 тыс. человек11'.

    В июне 1712 г. русская армия сосредоточилась в Померании. Расположение союзных войск было следующим. Русские войска под командованием А. Д. Мепшикова (корпуса Р. X. Боура и А. И. Репнина) блокировали Штеттин; русско-польско-саксонские части под командованием Л.-Н. Аларта окружили Штральзунд. Датский корпус генерала Ранцау обложил Висмар, основная же часть датской армия (12 тыс. человек) осаждала Штаде (около Бремена). В этой кампании датчанам удалось захватить Штаде, Бремен и Верден.

    Русские войска, находившиеся в Померании, испытывали острый недостаток продовольствия. Так, в июне 1712 г. Мепшиков писал Петру I: «В провианте какая здесь нужда, о том надеюсь, что вашей милости уже известно. А ныпе опая от часу умножается, а наипаче под Стральзунтом, где уже кореньем нитатца начинают» «г.

    Союзники затягивали ведение активных боевых действий против неприятеля. «Ни единого образа к начинанию действ не являетца», писал Мепшиков Петру и высказывал опасение, «чтоб нам напрасно время не потерять и войска от недостатка провиянта но раззорить» «3.

    Русские войска в Померании ввиду дальности расстояния не имели осадной артиллерии, без которой нельзя было вести осаду Штеттина. Артиллерию под Штеттин должны были прислать датчане. «Артиллерии в Померанию никаким образом за дальностию прислать невозможно. А ежели датцкая прислана не будет, российские войска никаких действ в Померании без артиллерии чинить не могут, разве добывать Штетин артиллерию саксонскою, которую король польской сам мне изволил сказать, что рано весною под Штетин прислать может...» писал русский посол в Дании В. Л. Долгорукий Петру I «*. Однако вскоре выяснилось, что датчане отказываются прислать ее, ссылаясь на то, что саксонцы не прислали им артиллерии к Штаде. Прибыв к .Штеттину в конце июля, Петр не нашел там артиллерии. «Понеже по прибытии вашем сюда, писал царь, великую печаль [123] имеем, что артиллерии нет и бог знает будет ли она за спорами датчан с саксонцами» «5. «Зело жаль, что время проходит в сих cnopax!t> писал Петр Itl*. Так а не получав артиллерии, русские войска, оставив под Штеттином 4-тысячный отряд, отошли к Штральзунду «7.

    Намеченная союзниками высадка десант на о. Рюген нв была осуществлена. Датский флот (17 линейных кораблей и 5 фрегатов), стоявший перед Рюгеном, пропустил шведский флот ^линейных корабля) ш. Петр I писал в сентябре 1712 г. Апраксину: «...датский флот не так действует против шведов, как про него сказывали, ибо ныне транспорт шведский пропустили в 10 000 человек, а шведы только тремя кораблями их сильнее были» «*. 13(24) сентября шведы высадили на о. Рюген войска, состоявшие из 10 тыс. человек пехоты и 1800 кавалерии, под командованием Стенбока. С прибытием этого десантного корпуса силы гарнизона Штральзунда значительно усилились. Это заставило союзников отказаться от атаки Штральзунда и ограничиться его блокадой. Союзники рассчитывали на недостаток продовольственных запасов осажденных, что вскоре оправдалось.

    В конце октября главнокомандующий шведской армией Степбок, оставя в крепости гарнизон в 2 тыс. человек, выступил из Штральзунда и начал продвигаться к Мекленбургу. Главные силы шведской армии (10 600 человек пехоты и 6600 кавалерии) заняла Дамгартен lо0. Стоявшие здесь 4 полка саксонской кавалерии и около 400 человек датской пехоты при приближении шведских войск отступили.

    3(14) ноября войска Стенбока овладели Ростоком. Меншиков сообщал Петру I из Померании, что «Штейнбок со всем войском из Померании марш свой восприял в Мекленбургскую землю чрез зело крепкий пас, который держала саксонцы, которые оставя оным ушли» «\

    При вступлении войск Стенбока в Ыеклевбург датчане сняли осаду Висмара и отступили к Траве. К концу ноября армия Стенбока сосредоточилась в окрестностях Швана. Союзники расположились следующим образом: русские за реками Небель и Реквиц, датчане у Гадебуша, саксонцы у Гюстрова.

    Саксонский главнокомандующий ЯГ. Флемманг (без согласия Петра I) заключил со шведами перемирие на 15 дней. Стенбок надеялся, что за это время придет второе подкрепление из Швеции. Создавшееся положение было чревато большими опасностями для союзников. Что касается морских держав, и в первую очередь Англии, то они старались ослабить совместные действия союзников, расколоть Северный союз. Так, русский посол в Даетта Ь. оi. Долгорукий писал ъ августе М\Ч т., что ему стало известно, что «угрозы королевы английской королю данному не перестают» и что Англия, Швеция и Франция хотят послать соединенную эскадру в Балтийское море, чтобы принудить Данию к сепаратному мируiU.

    Союзники России в свою очередь вели закулисные переговоры

    119 [123] о заключении сепаратного мира со Швецией. Так, Август TI в случае отказа Ст. Лещинского от польской короны обещал порвать союз с Россией.

    Русскому иравитсльстнУ пришлось приложить немало сил, чтобы убедить датского короля Фредерика IV выступить против Стенбока, указывая на возможность иноземного вторжения а Данию. Кроме того, существовала опасность двия;ения Стенбока в Польшу для соединения с Карлом XII.

    Стенбок решил предупредить противников и 4 (15) декабря (как только кончился срок перемирия) с 19 батальонами и 48 эскадронами1гз выступил из Швака а двинулся па Шнерин и Гирсов. Русское командование, получив известие об этом 7 (18) декабря, тотчас же послало войска на помощь датчанам. Саксонцы под командованием фельдмаршала Флемминта (2 батальона и 32 эскадрона) также пошли па помощь датчанам и соединились с нимиiai. Силы датчан достигали теперь 29 батальонов и 79 эскадронов.

    Петр I неодпократно посылал курьеров к Фредерику IV. советуя до подхода русских войск уклоняться от сражения. Однако тот, рассчитывая на превосходство в «игах, решил принять бой, не дожидаясь русских, «ибо хотели одни славу одержать» '«.

    9 (20) декабря шведские и датско-саксопские войска сошлись у Гадебупга. Союзники расположились на возвышенности. Их позиция с фронта и левого фланга была прикрыта болотистой долиной р. Радегаст, с правого густым лесом.

    Утром 9 декабря Стенбок двинулся против правого фланга союзников. Заметив это, они заняли прикрытую болотистым ручьем позицию у деревни Валкенштет. После ожесточенного 2-часового боя датско-саксонские войска были разбиты. Стенбок преследовал противника и захватил всю датскую артиллерию и около 4 тыс. пленных. Кроме того, союзники потеряли 2 тыс. человек убитыми и столько же ранеными. Шведы потеряли около 500 человек ,2в. Остатки разбитой армии датчан и саксонцев отошли к Ольдеслое и Любеку.

    Узнав о поражении союзников. Петр I писал Апраксину: «...господа датчане, имея ревность не по разуму, которых... просили, чтоб не вступать в бой, пока мы будем со всею пехотою к пим, и пришли уже мы за четыре мили: но они не дождався пас в бой вступили и баталию потеряли. Но уже славим бога, что не великой урон, а именно 1500 убито их на месте, где и пеприятелен более легло; только в полон взято более 2000 пехоты, а конница почитан вся цела, понеже левое крыло скоро побежало» ,27.

    Русская армия, спешившая па помощь датчанам, отошла на Силоу и Тистров. Стенбок расположил свои поиска по квартирам между Висмаром и Любеком. 19 декабря русская армия выступи-. ла из Гистрова к р. СтерУ На состоявшемся в конце декабря военном совете было принято решение преследовать Стенбока, двинувшегося к Гамбургу, всеми соединенными силами русскими, саксонскими и датскими ,2fl. [123] Военные действия в Померании в 1712 г_ были закопчены. План кампании не был выполнен. Дважды Готовившийся десант в Швецию из-за несогласованных действий союзников так и не был осуществлен. Успехи союзников ограничились лишь захватом Штаде и Бремена.

    * * #

    В 1713 г. военные действия были перенесены в Голштинию, куда вступили русские войска, преследуя тв6дСКую армию СтенГюка. В начале января они расположились в окрестностях Гамбурга, Степбок находился в Пинпсберге. Имея у себя в тылу сильную датскую крепость Рендсбург, Стенбок не решился вступить в бой и отошел из Пиннеберга к Фридрихштадту. 12 (23) января в Рендсбурге собралась вся союзная ар1ция. Она состояла из 42 русских батальонов и 29 экскадронов, 9 датских батальонов и 31 экскадрона и 3 саксонских батальонов и 23 эскадроновlпU. Б конце января русская армия достигла Гузума и стала напротив неприятеля. Шведская армия стояла в Э^дерштеде.

    Стенбок расположил свои войска следуюцщм образом: 1 тыс. человек в Ульвесбюле, и Фрвдрихштадте 4 полка пехоты и 4 тыс. кавалерии. Другие пехотные отряды защищали проходы, сделанные и плотинах, ведущих' в аг/гераггед.

    Шведская армия занимала сильную позицию. Она находилась вблизи моря, была окружепа непроходимым^ в условиях распутицы болотами и каналами. Подойти к пей можпо было только двумя узкими плотинами, «укрепленными иереКопами и батареями» ,:!». Петр предложил союзникам атаков^ть неприятеля объединенными силами, но те, считая позицию Шведов неприступной, отказались принимать участие в операции. Кроме того, датский король не соглашался оставаться а Гузуме. если не получит в подкрепление несколько русских полкои. В ито^е было принято решение датско-саксонским войскам, подкрепленным четырьмя полками русской пехоты, остаться в Гузумс «дабы, как писал Петр, неприятеля чрез дам лежащий к ГуауМу не пропустить; а достальным российским войскам ити к -Местечку Швабстеду, ет которого лежит другой дам к Фридригг)ггату (укрепленный перекопами и батареями от неприятеля)» ш.

    31 января (11 февраля) русские двинулись по дамбам двумя колоннами: пехотой комапдовал Петр, а кавалерией, следовавшей по другой дамбе, Меншиков. Шведы, обнаружив наступление русских, побросав в воду пушка, отступили. Ц^пастпое время года и плохие дороги затрудпили преследование Чеприятеля, которого «догнать было не возможно; понеже такая бь|Ла вязкая грязь, что не только со всех солдат обувь стащило, nij y многих лошадей подковы выдрало» 13 г. Шведы и этом бою потеряли 300 человек пленными и 13 убитыми, потери русских составили 2 человека убитых и 5 раненых i33.

    Под Фридрнхштадтом русская армия нанесла решающее поражение Стенбоку. От окончательного упичтс|Жешш Шкедов спас [123] л о только то, что гол шти пеки й герцог-администратор, нарушив свой нейтралитет в Северной войне, впустил Степбока в крепость Тоннинген. Укрывшись здесь, Стенбок надеялся па поддержку западных держав, и в первую очередь Англии. Ходили упорные слухи, что шведам на помощь идет английская эскадра, курсировавшая неподалеку. В связи с этим Петр I 13 (24) февраля направил английской королеве грамоту, в которой писал, что «ежели помянутая молва... основание имеет и Ваше Величество себя в пользу шведов против нас объявите оным действительно вспомогать, или прямо против пас, или против кого из наших союзников, что неприятельскаго начинать и тако на вас наступать будете, то... мы тогда принуждены будем в нашей правде со всеми силами, купно с нашими союзниками всем тем, которые на нас таким неправедным образом наступать будут, противиться и борониться искать будем, употребляя к этому все опые способы, которые нам случай подаст» «*.

    Англия не решилась послать свою эскадру в Зунд, так как это вызвало бы разрыв русско-английских торговых отношений. В результате военные действия против Степбока возобновились. 3 (14) марта на военном совете в Гузуме было принято решепие русско-датско-саксонским войскам приготовиться к блокаде и атаке Тоннингена, «к чему повелено изготовить немедленно 60 000 фашин и 1000 туров, и оное приготовление началось... с 6 числа» 13д.

    Союзники с суши и со стороны моря осадили крепость. Петр, поручив осаду Меншикову, отбыл в Россию. Верховное командование союзными войсками принял на себя датский король. Были вырыты траншеи, строились мортирные батареи. Положение осажденных было тяжелым: в городе не хватало продовольствия, пресной воды. Датские корабли стояли в устье реки Эйдера и не давали возможности подвезти в крепость съестные припасы. Так, ими было захвачено 15 шведских судов с продовольствием, обмундированием и дровами, которые шли к Тоннипгену l3fi. В результате лишений в городе разразилась эпидемия, которая унесла более 4 тыс. человек. Видя бесполезность дальнейшего сопротивления, Стенбок вынужден был капитулировать. 4 (15) мая была подписана капитуляция, согласно которой Стенбок сдался в плен со всем своим войском (11485 человек) ,Э7, оружием и знаменами. В донесении русский посол В. Л. Долгорукий так описывал это событие: «По капитуляции, учиненной с фельтмаршалком швепским Штеинбоком, о которой прежними моими письмами я вам доносил, вчера первая и сего дня другая бригады ис Тонинга вышли и положа знамена и ружье перед войски их союзных величеств пошли в путь свой па квартиры, которые им определены от датчан» ,3S.

    Шведская армия Стенбока перестала существовать. После капитуляции Стенбока военные действия в Голштинии были закончены, русские и саксонские войска возвратились в Померанию, датские войска остались в Голштинии. [123] В июне на военном совете в Ванцбеке союзниками было принято решение силами саксонских и русских войск осадить ШтральзунД, захватить о. Рюгеп, русские войска должны были осадить также Штеттин «чтобы оную Штетиискую крепость одними российскими войски доставать». Август II обещал поставить артиллерию |3'\

    4 (15) июля русско-саксонские войска численностью 17 тыс. человек овладели о. Рюген140.

    В июле 24-тысячпая русская армия под командованием Меншикова блокировала Штеттин. В крепости находился 5-тысячный гарппзон и 4 тыс. вооруженных жителей. С прибытием 17 (28) сентября саксонской артиллерии (70 пушек. 2 гаубицы и 30 мортир) *11 началась бомбардировка Штеттина. В городе возникли сильные пожары. На следующий день гарнизон крепости капитулировал. Потери русских при осаде Штеттина составили 184 человека убитыми и 365 человек ранеными '«.

    После взятия Штеттина он был передан в секвестр «э Пруссии. Тем самым она становилась па сторону Северного союза. Позднее, в июне 1714 г., между Россией и Пруссией был подписан договор, по которому Штеттин должен был навсегда остаться во владении Пруссии, а за Россией оставались Ипгрия, Карелия с городами Выборгом и Нарвой, Эстляндия с Ревелем ш.

    С падением Штеттина военные действия в Померании закончились. Меншикову был дан приказ с армией в 26 тыс. человек идти через Польшу к русским границам, «не чиня отнюдь никаких обид и отягощений обывателям польским, а довольствовались бы токмо одним провиантом определенным...» ш. В Померании русских войск было оставлено 6 тыс. человек '«.

    Военные действия в Померании и Голштинии, продолжавшиеся несколько лет, хотя и ые оправдали возлагавшихся на них надежд, однако привела к уничтожению шведской армии Стенбока. Достигнутое на поле Полтавского боя было закреплено в Померании и Голщтинии.

    * * *

    Поскольку военные действия в Померании принимали затяжной характер, русское командование, ввиду того что «войне еще не видать, когда конец будет», решило одновременно предпринять самостоятельное наступление со стороны Финляндии. Овладению Финляндией Петр придавал большое значение. Занятие Финляндии и выход русской армии па побережье Ботнического залива создавали непосредственную угрозу территории Швеции. Через Аландские острова па ее земли мог Пыть высажен десант, что Представляло непосредственную опасность Стокгольму. Кроме того, лишившись Финляндии, Швеция теряла одип из источников снабжения, а Россия получила залог при ведении мирных переговоров.

    О значении Финляндии Петр писал осенью 1712 г.: «Сие глав [123] ное дело, чтоб в будущую компанию как возможно силвыя действа с помощи божиею показат и итить не для разарсния а чтоб овладеть хотя она нам но нужна вовсе удерживать но двух ради причин главнейших первое, былоб что при мире уступить... другое что сия провинция сут теткою Швеции ...: нетолко что мяса и протче но дрова оттол и ежели бог допустит летом до Абова то шведская шея мягче гиуца станет» «7.

    План кампании 1713 г. в Финляндии предусматривал совместные действия сухопутных поиск, галерного и корабельного флотов. Сухопутным войскам (до 5 тыс. человек) ставилась задача наступать вдоль побережья, от Выборга к Гельсингфорсу, освобождая Финляндию от шведских войск. Галерный флот с десантом и продовольствием должен был сразу же при взламывании льда идти от Кроншлота к Гельсингфорсу и, поддерживая наступающую сухопутную армию, овладеть этой крепостью. Затем предполагалось захватить Або'48. Корабельный флот должеп был прикрывать действия галерного флота со стороны Финского залива.

    При ведении военных действий в Финляндии указывалось не разорять страну, а довольствоваться контрибуцией, налагаемой на местных жителей. Предполагалось подготовить прочную продовольственную базу в Выборге. Продовольствие приказывалось запасать «в то место, где шхеры начинаются», п оттуда доставлять на бригантинах по всему берегу, где не могут помешать большие шведские корабли «'. ,,

    Большую роль в проведении кампании 1713 г. должен был играть флот. Кроме гребного флота, способного действовать в финских шхерах, необходим был сильный корабельный флот. Без такого флота шведы продолжали господствовать па Балтике. Кроме того, без него невозможно было перенести военные действия на территорию Швеции.

    Русское командование, понимая важпую роль корабельного флота, принимало моры к его увеличению. Кроме постройки судов на отечественных верфях, пришлось обратиться к покупке их за границей. В итоге в 1713 г. в Финском заливе русские имели 13 кораблей и фрегатов, т. е. в 3 раза больше, чем в 1712 г.'50 Большое внимание уделялось усилению и организации галерного флота. В течение зимы 1712/13 г. было построено УО бригантин, 50 скампавей, 3 прама, которые к началу апреля прибыли в Петербургш. Галерный флот получил строгую организацию. В пего входили 3 дивизии, каждая из которых имела 1 полугалеру, 20 скампавей, 10 бригантин. 20 карбасов и экипаж пехоты в 5400 человек ,S2.

    Б конце апреля русский галерный флот в составе 204 судов с десантом в IЯ 050 человек прибыл из Петербурга в Крошил от, где соединился с корабельным флотом (4 линейных корабля, 2 фрегата, бомбардирский корабль и 2 шнявы) ''«. 2 (13) мая соединенный флот направился к Гельсингфорсу. Корабельный флот, к которому присоединились 3 линейных корабля и 2 фре [123] ПЕРВЫЙ ЛИНЕЙНЫЙ КОРАБЛЬ

    РУССКОГО БАЛТИЙСКОГО ФЛОТА «ПОЛТАВА».

    1712 г.

    гата из Ревели' сопровождал галерный флот до Березовых островов где фло?ы разошлись. Галериый флот отправился шхерами вдоль бет10В Финляндии, а корабельный должен был крейсеровать в раРоне Березовых островои. Последнему приказыва [123] лось в случае появления в море «сильнейшего» противника отступать, равного по силе или более слабого атаковать, к Кроншлоту без необходимости не подходить, а ждать возвращения галерного флота 1S*.

    8 (19) мая галерный флот приблизился к Гельсингфорсу (Хельсинки), расположенному на полуострове, соединяющемся с материком узким перешейком. Его укрепления состояли из брустверов и трех батарей. Они опоясывали весь полуостров, за исключением восточной косы. Перешеек был усилен ретрашементом. Бал, опоясывающий город с восточной стороны, представлял собой непрерывную линию. С западной и северо-западной сторон он имел вид флешей с выступами, между которыми находились проходы. В Гельсингфорсе располагался шведский отряд (2 тыс. человек пехоты и 300 человек конницы) под командованием Армфельда iS5.

    10 (21) мая весь флот двинулся в ГельсингфорсскуЮ гавань. Для предстоящего боя была отдана диспозиция, явившаяся первым письменным распоряжением в русской армии о высадке десанта. Наступление флота сопровождалось сильной артиллерийской перестрелкой с обеих сторон. Главный удар предполагалось нанести юго-западнее города с тылу неприятеля силами центра и арьергарда.

    Артиллерийская перестрелка вызвала пожар в городе, и когда русские высадили десант, то он не встретил сопротивления неприятеля. Генерал Лрмфельд, не дождавшись штурма, отступил по направлению к Борго па соединение с генералом Либекером. Б городе русскими было захвачено 4 пушки и боевые припасы «е. Для преследования неприятеля были выделены незначительные силы, которые не могли нанести ему существенного вреда. Несмотря на численное превосходство русских войск, отряд Армфельда не был уничтожен. Причинами этого явились медленность высадки десанта, неудачный выбор места высадки, потеря времени на перестрелку.

    Апраксин в письме к Крюйсу писал: «Правда происходило лам незнание ситуации того места: ежели б подлинно знали, тоб могли всех тамо поймать без великаго труда? 157.

    Армия Либекера (около 15 тыс. человек), стоявшая у Борго, оказалась в тылу у русского галерного флота и десантных войск и угрожала их коммуникациям. Кроме того, со стороны моря в любой момент мог подойти шведский флот.

    Учитывая сложившуюся обстановку, русское командование приняло решение оставить Гельсингфорс, занять Борго, отбросив от него шведские войска. 11 (22) мая русские войска, погрузивтлись на суда, двинулись к Борго. На другой же день на Гольсингфорсский рейд пришел шведский корабельный флот. Это подтвердило правильность принятого решения.

    К вечеру 11 мая русская галерная эскадра подошла к Борго. Для высадки десапта и атаки войск Либекера была дана диспозпция. В ней указывалось о выделении передового отряда, кото [123] рый должен был обозначить назначенные для высадки места для авангарда, центра и арьергарда. Либекер, не оказав сопротивления высадившемуся 14 мая десанту, отошел к деревне Мензала15Е. Было решено создать временную базу для русских, войск недалеко от Борго на о. Форсе.

    В конце мая армия и галерный флот сосредоточились у Форсе. Сюда же подошел и 7-тысячньщ отряд кавалерии под начальством, генерал-майора А. Г. Волконского. 30 скампавей под командованием Боциса пошли к Гельсингфорсу для наблюдения за шведской эскадрой вице-адмирала Лиллье в составе 8 линейных кораблей, 1 фрегата, 1 шнявы и отряда транспортпых судов, стоявших на Гельслнгфорсском рейде т.

    Русское командование приняло решение совместными действиями сухопутных войск, корабельного и галерного флотов вновь захватить Гельсингфорс и уничтожать эскадру Лиллье. Заняв Гельсингфорс, предполагалось укрепить его. Затем ставилась задача идти к Або и захватить его. В Случае, если неприятель займет сильную позицию и не пропустит сухопутные войска к городу, галерный флот должен был обойти его шхерами и разбить.. После закрепления в Або галерный флот должен был контролировать Ботнический залив и не пропускать подвоз запасов иж Финляндии в Швецию. Войскам предписывалось в случае встречис неприятелем, превосходящим русские силы, в сражение не вступать, а оставаться в крепостях; бой принимать лишь тогда, когда можно рассчитывать на успех. Однако план, задуманный русским командованием, полностью выполнить пе удалось. В частности, не была уничтожена эскадра вице-адмирала Лиллье. На пути в Ревель 11 (22) июля эскадра корабельного флота под командованием адмирала Крюйса в составе 7 линейных кораблей, 4 фрегатов, 2 шняв неожиданно встретила три шведских корабля из эскадры Лиллье, посланных на разведку 19°. Во время погони и завязавшегося боя три русских корабля, в том числе и флагманский корабль Крюйса, сели на мель, а остальные прекратили бой и дали возможность неприятелю уйти. Два корабля были сняты с мели, а третий был оставлен экипажем и сожжен «".

    Этот случай показал слабую подготовку русского корабельного флота, поэтому командование было вынуждено отказаться от его исцользования при взятии Гельсингфорса. Корабельный флот возвратился в Кроншлот.

    12 (23) июля русская армия и гребной флот под командованием Ф. М. Апраксина сосредоточились у Гельсингфорса. Неприятель имел здесь 16 кораблей, несколько судов с провиантом из эскадры Лиллье. Кроме того, недалеко от Гельсингфорса находилось еще 7 шведских судов (5 кораблей, фрегат и цтняна) ,вз. Несмотря на значительные силы, шведские суда без боя оставилиГельсингфорс и заняли позицию у Тверминне, преграждая путь гребному флоту в Або-Аландский район.

    15 (26) июля русские войска вторично заняли Гельсингфорс. Это имело большое стратегическое значение. Неприятель лишил [123] ся своей последней базы в Финском заливе. Взятие Гельсингфорса также было важпо для развития наступательных действии в Финляндии. Петр I так оценивал взятие Гельсипгфорса: «Неприятельская эскадра под командой вице-адмирала Лиллье из Финского моря выбита... и тако неприятелю ныне нет ближе гавани, как Готланд и Эланд» м.

    Захватив Гельсингфорс, русские приступили к его укреплению. Были возведены батареи, построены редуты, проходы между островами, кроме одного «*, завалены камнями, началась постройка новой крепости, в Гельсингфорсе устроен магазин для снабжения армия и флота.

    17 (28) августа русская армия выступила из Гельсингфорса К Або. Сухопутный отряд численностью 10–12 тыс. человек под командованием M. M. Голицына двигался вдоль берега, галерная эскадра под командованием Боциса в составе 29 скамнавей с десантом, всего около 4 тыс. человек, шла к~ Або шхерами. В Гельсингфорсе был оставлен гарнизон в 3 тыс. человек, в Форсби около 1 тыс. человек; команда тыловых транспортов имела около 800 человек 1SS.

    28 августа (8 сентября) русские войска, разбил арьергард противника, заняли Або. Либекер с войском отошел к Тавастгусу. Эскадра Лиллье, стоявшая у Тверминне, преграждала проход к Або русскому галерному отряду. Это лишало русские войска в Або помощи флота, а также возможности получать продовольствие морским путем.

    Невозможность держать крупные силы в Або, затруднения с продовольствием и фуражом, а также опасение быть отрезанными от Гельсипгфорса заставили русское командование принять решение отступить на зиму из Або в Гельсингфорс. Сюда же должен был вернуться и галерпый флот. В Або был оставлен незначительный гарнизон.

    Закончить кампанию 1713 г. планировалось ударом по корпусу Либекера.

    В конце сентября русская армия численностью 14–16 тыс. человек пехоты и конницы под начальством Ф. М. Апраксина подошла к Тавастгусу. Шведы, узнав о приближении русских, «пометав пунши», которые в крепости были, в воду, оставили крепость и отошли от Тавастгуса на расстояние 4 мили ,6U.

    Генерал Армфельд, назначенный вместо Либекера «", с войсками (около 11 тыс. человек) занял сильную позицию у р. Пелкина. Эта позиция прикрывала направление на Racy п угрожала русским сообщениям с Гельсингфорсом. В тактическом отношении позиция шведов, расположенная между озерами МалласБеси и Пе.п.кяне-Веси, была недоступна с фронта и хорошо защищена с флангов. Фронт шведской позиции, усиленный укреплениями и прикрытый рекой Пелкина, тянулся иа 1,5 км. 2 октября русская армия подошла к шведской позиции. Проведенная рекогносцировка показала, что атаковать неприятеля с фронта невозможно и обойти с тыла также нельзя. Апраксин принял [123] регттрпие нанести удар десантом и тылу противнику, построив для этого плоты, а одновременно произвести демонстративную атаку с фронта через р. Пелкипа.

    Для обхода был выделен десантный отряд силой в fi тыс. человек под начальством генерал-лейтенанта M. M. Голицына. Отряду была отдана диспозидия, явившаяся первым в русской воЯunofi истории документом для атаки десантом в озерных условиях.

    На рассвете б (17) октября 1713 г. десантный отряд совершил переправу на плотах чернз озеро Маллас-Веси. Поднявшийся туман способствовал успешной высадке. Шведы, обнаружив русских, направили туда конницу. Завязались перестрелка. Положение головных частей десанта стало еще более тяжелым, когда подошла два пехотных шведских полка. В то время, когда авангард десанта упорпо сражался, высадились остальные силы десанта и ударили во фланг шведов. Одновременно с десантом тремя колоннами начали форсирование р. Пелкииа войска под командованием Апраксина, стоявшие перед фронтом. Конница Волконского перешла реку вброд и ударила с тыла но правому крылу неприятеля. Пехотные полки Головина и Брюса (4 тыс. человек) переправились на плотах и ударили в центр неприятеля. Вов шел по всему фронту и в тылу противника. Разбитые шведы отступили. «И тако ... по трех часпом бою от озера и чрез реку изо всех крепостей неприятеля выбили, и полную викторию получили» ,ее. В этом бою шведы потеряли около 577 человек убитыми, свыше 233 человек пленными, 6 пушек, 2 гаубицы и 8 знамен. Потери русских составили 673 человека убитыми и ранеными ,6Э. В бою при р. Пелкпна русские войска применили новые для того времени способы ведения боя: сочетание фронтального удара с обходом фланга противника путем высадки десанта, решительный штыковой удар, атака колонной.

    Поело поражения на р. Пелкине шведские войска отошли в район Васы. Русские войска (15 тыс. человек) под командованием М. М. Голицына '10 расположились на зимние квартиры в районе Бьёрнеборга, в 120 км к северу от Або.

    В ходе кампании 1713 г. русскими войсками была занята большая часть Финляндии. Русские утвердились на побережье Ботнического залива и могли угрожать Швеции высадкой десанта на ее территорию. Однако хотя русскими войсками и был захвачен Або, но закрепиться там и создать продовольственную базу они не смогли. Этому помешал шведский флот, стоявший в Тверминне, в силу чего было нарушено взаимодействие сухопутной армии и флота.

    К 1714 г. сухопутная мощь Швеции была уничтожена, однако она еще оставалась сильной на море. Решающего успеха в войне можно было добиться, только разгромив военно-морские силы Швеции. После того как Дания отказалась участвовать в кампании 1714 г. и оказать помощь России своим флотом, план кампании был изменен. России пришлось рассчитывать только на

    7оS История Северной войны

    [123]свои силы. Русским командованием было принято решение продолжать наступление в Финляндии.

    В 1714 г. плакировались совместные действия флота и сухопутных сил. Главный удар намечалось нанести в районе Або, куда должен был подойти русский галерный флот с десантом, артиллерией, боеприпасами и продовольствием. После захвата Або необходимо было занять Аландские острова и развернуть военные действия на территории Швеции. Корабельный флот должен был прикрывать галерный флот, двигавшийся в Финляндию, до входа его в шхеры, после чего ему следовало отойти к Ревелю и не допускать неприятеля в Финский залив. В случае необходимости он должен был оказать помощь галерному флоту. Сухопутным войскам под командованием M. M. Голицына была поетавлепа задача развернуть наступление в Финляндии, разбить шведские войска К. Армфельда и, если представится возможность, «оного выгпать с берега через море, то б зело изрядно; буде же с берегу сбить невозможно, то загнать от Вазы к Торну», очистить от шведов Ботническое побережье между Умео и Васой.

    К началу весенней кампании 1714 г. Россия имела большой галерный флот, который состоял из 186 судов с 870 орудиями, а ее корабельный флот состоял из 17 линейных кораблей, 4 фрегатов, 5 шняв и 902 орудий *».

    Шведский флот к началу кампании 1714 г. состоял вз двух эскадр и насчитывал в своем составе до 30 линейцых кораблей. По плану шведского командования, одпа эскадра должна была действовать в южной части Балтийского моря против датского флота. Другая эскадра, под командованием адмирала Ватранга, против русских у берегов Финляндии.

    В конце апреля эскадра под командованием Ватрапга в составе 17 линейных кораблей, 5 фрегатов,2 бомбардирских кораблей, 2 бригантин, 1 брандера и 6 галер |7г заняла позицию у мыса Гангут. Кроме того, шведский галерный отряд в составе одиннадцати галер и нескольких шхерботов под командой шаутбенахта Таубе занял позицию у о. Аланд '«.

    В начало февраля M. M. Голицын с отрядом в 5588 человек пехоты и 2907 человек конницы .выступил к Васе «*, где у деревни Лаппола стояли шведские войска Армфельда (12–14 тыс. человек). Узнав о движении русских войск, Армфельд решил дать сражение. 16 (27) февраля у деревни Лаппола на обоих берегах замерзшей реки Киро шведские войска построились в две линии. В центре стояла пехота, на флангах конница. Позадп второй линии пехоты располагался резерв (финское ополчение). Шведы в этой позиции три дня ждали подхода русских войск. Узнав расположение главных сил неприятеля, Голицын принял решение, прикрывшись частью кавалерии с фронта, основными силами совершить обходный маневр и нанести удар по левому флангу и тылу шведов.

    В ночь на 19 февраля (2 марта) русские войска пошли в обход позиции шведов и вышли во флавг неприятеля. Обнарузкив [123] обход русских, шведы успели перестроить боевой порядок в две растянутые линии фронтом на север: пехота в центре, кавалерия на флангах. Голицын построил свои войска не ио правилам линейного боевого порядка, принятым на Западе. Пехота была выстроена в две линии развернутых батальонов. Позади нее в две линии колоннами стояла кавалерия. Артиллерия была расположена по флангам. Такое построение войск создавало большую глубину боевого порядка, сосредоточение ate артиллерии на флангах обеспечивало их от возможности охвата. Одновременно Голицын направил три драгунских полка в обход по левому берегу озера Кюро.

    Когда шведы пошли на русских, то те, подпустив их на близкое расстояние, открыли сильный огонь. Шведская пехота ударила в штыки. Это заставило русскую пехоту податься назад. Однако шведская кавалерия, не поддержав свою пехоту, отступила к Веро. Голицын воспользовался этим. Русская пехота атаковала противника, охватывая его с обоих флангов, а спетекпые четыре драгунских полка ударили в тыл неприятеля. После 3-часового боя шведы были разгромлены. Потери шведских войск составили 5133 человека убитыми и 534 пленными, 7 пушек, 1 гаубица, 20 знамен. Русские потери составили 421 человек убитыми и 1047 ранеными l7S.

    Успех сражения был достигнут благодаря тщательной разведке, правильному выбору направления атаки, взаимодействию пехоты и кавалерии. Новым моментом в военном искусстве явилось глубокое построение боевого порядка (в четыре линии) вместо двухлинейного, а также сосредоточение артиллерии на флангах вместо равномерного распределения по фронту. Победа при Лаппола имела и большое стратегическое значение. После поражения остатки корпуса Армфельда отступили на север Финляндии. В руках неприятеля оставалась крепость Нейшлот. Русским командованием было принято решение выбить оттуда шведов.

    Нейшлот являлся сильной крепостью. Ее окружала каменная стена неправильной треугольной формы. Западный и северный фронты крепости усиливались казематированными пристройками. Более слабыми укреплениями являлись южные п юго-восточные «'. С южной стороны непосредственно к Нейшлоту подступало Сайминское озеро. Крепость соединялась со страной двумя дорогами; к Кексгольму и Лаппстранду. В пей находился шведский гарнизон силой в 561 человек '«. Артиллерийское вооружение состояло из 31 орудия «*.

    Проверенная русскими рекогносцировка крепости показала, что для ее обложения необходимо было участие сухопутных сил и речного флота.

    Для осады Нейшлота русским командованием был сформирован осадный отряд в 1686 человек с 30 орудиями '« под началом Выборгского комендапта полковника И. Шувалова. В особой инструкции от 21 мая (1 июня) ,я° Шувалову было приказано сдать командование Выборгской крепостью, следовать к Нейшлоту

    131 5»

    [123]и после присоединения к отряду коппицы блокировать крепость. После возведения осадных сооружений Шувалову приказывалось начать артиллерийский обстрел крепости. Штурм разрешался лишь как крайнее средство и прп условии, что оп не будет сопровождаться большими потерями. «Буде ж крепость не в таком слабом состоянии, чтоб ее без урону саонк людей и без великой тягости достать или неприятеля к сдаче на дискрецию принудить, то принуждать на какую возможно капитуляцию, а именпо легче того капитуляции не чинить чтоб, крепость прияв, гарнизон отпустить, куда похотят» «'. Для наблюдения за полевыми войсками неприятеля предписывалось высылать рааъезды.

    Выполняя указания командования, Шувалов 19 (30) июня с отрядом подошел к Нейшлоту. Крепость оказалась блокированной как с суши, так и со стороны Сайминского озера, куда подошли речные суда русских.

    Главная инженерная атака была направлена на западный фронт крепости. Здесь русские провели первую линию траншей и установили на ней Две батареи. Вторая линия траншеи длиной около 150 саженей проходила непосредственно по берегу озера. Она охватывала крепостную стену с севера и была удалена от нее на SO 120 саженей. На ней, как п на первой, также были установлены две батареи. Для обеспечения правого фланга у острова Сталголм было построено сомкнутое укрепление в виде редута. Па речных судах по Сайминскому озеру была доставлена часть отряда для проведения вспомогательной атаки против северного фронта. Здесь осаждающие заложили траншеи и возвели две батареи.

    Около месяца длились окопные работы. После отказа коменданта сдать крепость русские открыли по ней артиллерийский обстрел, продолжавшийся пять суток. 29 июля (9 августа) крепость капитулировала. Гарнизон получил свободный выход и был отпущен в КуоийО. В крепости русские нашли 13 пушекiaо. Оставив в Нейшлоте гарнизон в 515 человек пехоты и 318 человек конницы, русская пехота и речные суда выступили к Выборгу, конница отошла к Кексгольму.

    Осада Нейшлота была единственной инженерной атакой, проведенной русской регулярной армией на территории Финляндии.

    * * *

    В кампании 1714 Г большие задачи стояли перед флотом. 9 (20) мая русский гребпой флот под командованием генерал-адмирала Ф. М. Апраксина (99 судов с 15-тысячпым десантом) вышел из Петербурга к Кроншлоту. В дальнейшем он должен был взаимодействовать с войсками Голицына. В середине мая гребной флот под прикрытием парусного флота (9 линейных кораблем, 5 фрегатов, 3 пшяны п др.) под командованием Петра I направился к Гельсингфорсу. Достигнув Выборга, флоты разошлись: корабельный пошел в Ревель, галерный в Гельсингфорс.

    Из Гельсингфорса галерный флот перешел к Твсрмипне. Далъ [123] нейший путь к Або преграждал шведский флот под командованием адмирала Ватранга (15 линейных кораблей, 3 фрегата и отряд гребных судов). занявший позицию у юго-западной оконечности полуострова Гангут.

    20 июля к Твермияне из Ревеля прибыл Петр I. Не желая рисковать парусным флотом, он принял решение осуществлять прорыв к Або силами одного гребного флота.

    Полуостров Гангут и его мыс, окруженный отмелями и мелкими островами, представляли собой сильную позицию. После проведенной рекогносцировки русское командование принимает решение воспользоваться наиболее узкой частью полуострова (2,5 км) и устроить здесь переволоку (деревянный настил). Через нее решили перетащить несколько легких галер в шхерный район, расположенный севернее полуострова Гангут, чтобы «учинить неприятельскому флоту диверсию», зайти к нему в тыл, вызвать замешательство и расстроить плапы противника '«. Действия этих судов должны была отвлечь его внимание от прорыва главных сил русского флота в Або-Аландский район. Ватранг решил не допустить переброски русских войск через переволоку. К северо-западному ее выходу был направлен отряд шведских судов под командованием контр-адмирала Н. Эреншёльда (1 фрегат, 6 галер и 3 глхербота). Одновременно с ним другой отряд под колгандованкеи вице-адмирала Лвллье (S линейных: кораблей, 2 бомбардирских корабля) вышел на юго-восток с целью атаковать главные силы русского флота, расположенного у Тверминпе. У Гапгутского мыса остались 7 линейных кораблей и 2 фрегата, Оли должны были не допустить прорыва русского гребного флота в Абоскпе шхеры. Здесь шведские суда были расположены в одну лппию от берега поперек плеса.

    Таким образом, силы противника были расчленены. Создалась благоприятная обстановка для разгрома шведской эскадры по частям. Русское командование немедленно этим воспользовалось. Был отдан приказ «всему флоту готовиться выйти из узкого ме-;? ста», где стояли русские суда, чтобы неприятель не смог их там заблокировать.

    Русское командование приняло решение прорваться с галерным флотом мимо Гангутского мыса. Прорыв планировалось осуществить несколькими отрядами. Для первоначального прорыва был выделен авангард в 20 скампавей под командованием капитан-командора М. X. Змаевича. Шведские суда стояли близко у берега (насколько позволяла глубина). Установившийся на море штиль парализовал действия Ватранга. Воспользовавшись тем, что шведские суда из-за отсутствия ветра не могут маневрировать, русское командование отдало приказ обойти шведскую эскадру мористее (т. е. дальше от берега), вне досягаемости артиллерийского огня противника. 26 июля в 8 часов утра начал прорыв авангард русских. Шведские суда, буксируемые шлюпкаМи, очень медленно двинулись к месту прорыва. Сильный огонь с вражеских судов не причинил вреда прорвавшемуся авангарду

    S* История Северной войны [123] ПРОРЫВ РУССКОГО ФЛОТА 26–27 июля

    а о з е f и

    3 Ь И VI В _

    [123]to

    Ol

    ГЛНГУТСКОЕ МОРСКОЕ СРАЖЕНИЕ 26–27 июля 1714 г.

    [123]Змаевича. Вслед за ним осуществил прорыв и сторожевой отряд Лефорта (15 скампавей). После прорыва русских судов надобность в переволоке отпала.

    Отряд Змаевича во время обхода полуострова Гангут встретил шведский отряд шаутбепахта Таубе (1 фрегат, 5 галер, 6 шхерботов), шедший па соединение с главными силами Ватранга. Ошибочно считая, что перед ним весь русский флот, Таубе повернул обратно к Аландским островам. В тот же день прорвавшиеся русские корабли блокировали эскадру Эреншельда. Ватраиг, считая, что следующие отряды русских кораблей будут прорываться таким же образом, приказал Лиллье соединиться с главными силами, что им п было выполнено. Шведский флот, построившись в две линии, отошел от берега и освободил прибрежпый фарватер. Русское командование не замедлило воспользоваться этой ошибкой шведов. Было принято решение остальным судам прорынаться, дг.игаясь ближе к берегу.

    27 июля (7 августа) в 4 часа утра начался прорыв. Русские суда двигались кильватерной колонной тремя отрядами. В авангарде шел генерал Венде, за ним следовала кордебаталия Ф. М. Апраксина, в арьергарде генерал M. M. Голицын.

    Несмотря на сильный артиллерийский огонь пеприятеля, русским судам удалось пройти мимо эскадры Ватранга в Абоские шхеры. В Рилакс-фьерде главные силы галерного флота соединились с отрядом Змаевича. Теперь перед русскими судами стояла задача уничтожить эскадру Эрепшельда.

    Эренгпельд занял позицию в узком заливе Рилакс-фьерд. Он расположил суда полумесяцем по вогнутой линии. Оба его фланга упирались а острова. В первой линии в центре стоял 18-пушечньщ фрегат, по сторонам его по три галеры. Во второй линии стояли 3 шхербота. Численность судовых команд доходила до 941 человека с 116 орудиями. Русские суда развернулись в три линии (авангард, кордебаталия и арьергардия). Авангард состоял из 23 судов с командой в 3450 человек. Он был разделен на три группы: в центре 11 скампавей, на обоих флангах уступом вперед, в две линии, 6 скампавей. За авангардом находились остальные суда, составляв!тпте резерв.

    После отказа Эрепшельда сдаться авангард атаковал противника. Первые две атаки, направленные во фронт, были отражены огнем шведских кораблей. Построение шведских судов затрудняло подход к ппм и их абордаж. Русские оказывались под перекрестным огнем кораблей противника, расположенных в первой и второй линиях.

    Направление атаки пришлось изменить. Третья атака была направлена на фланги противника, чем была снижена эффективность его артиллерииного огня. Теперь огонь шведов стал поражать их собственные суда. Русские открыли сильную ружейпую стрельбу. Русские скампавей, сблизившись с противником, брали его на абордаж. Ожесточенный бой, длившийся около трех часов, закончился победой. «Воистшшу, отмечал Петр I, нельзя [123] Бакуа. ГАНГУТСКОЕ СРАЖЕНИЕ 27 июля 1714 г.

    описать мужество наших, как начальных, так и рядовых, понеже абордированье так жестоко чинено, что от йеириятельских пушек несколько солдат не ядрами и картечами, цо духом пороховым от цушск разорваны» ,8'.

    В нлеп были захвачены Эреншельд и все Ю шведских кораблей. Шведы потеряли убитыми 361 человека, ранеными 350 человек; все оставшиеся в живых были взяты в плен18». Потери русских составили 468 человек «*.

    Это был первый большой успех молодого русского флота над еще не знавшим поражения шведским флотом. Гангутская победа была торжественно отмечена в Петербурге, в ее честь была выбита медаль. Все участники сражения были награждены медалями, а сам Петр I за эту победу произведен в вице-адмиралы.

    Победа при Гангуте имела большое военно-политическое значение. По словам А. 3. Мышлаевского, «Россия по праву стала нанимать место в ряду морских держав. Проводя параллель, можно сказать, что Гангут для флота бил тем же, чем была Лесная для сухопутной армии» ,S7. Эта победа имела и стратегическое значение она открыла галерному флоту вход в Ботнический залив и тем самым путь к Стокгольму. Гангутское сражение имело большое значение для русского военного искусства. В нем получило дальнейшее развитие взаимодействие армии и флота. Их операции были подчинены единой цели и согласованы по месту ц времепи. Как отмечал Мышла^вский, Гангутская победа «соединила внутренней связью две разные категории наших вооруженных сил, связала их узамч боевого крещения и [123] упрочила то единение, отражение которого встречается в дальнейших судьбах русских военных сил» iS8.

    Победа при Гангуте произвела большое впечатление как на Швецию, так и на другие европейские страны. Были приняты срочные меры по защите Стокгольма и шведского побережья: возводились укрепления, стягивались войска. Флоту была поставлена задача прикрывать подступы к Швеции. Эскадры Ватраига и Лиллье отошли к Стокгольму. Отряд шведских судов под командованием Таубе после прорыва русских у Гангута оставил Аландские острова п вернулся в Швецию.

    Русский галерный флот занял Або и Аландские острова. Было принято решение укрепить Аландские острова, а главные силы галерного флота с десантом направить к Васе. Флот должен был действовать совместно с кавалерией, выстудившей из Тавастгуса. Ставилась задача разбить войска генерала Армфельда, находившегося на севере Финляндии (6 тыс. человек в Брагештадте, 600 человек кавалерии в Нью-Карлеби). Отряд гребных судов под командованием генерал-майора Головина долясен был отправиться к берегам Швеции.

    Е сентябре русский галерпый флот прибыл в Басу. ГГрп приближении русских шведы без боя оставили Нью-Карлеби и Гамле-Карлеби. Войска Армфельда отступили в Торпно. Вся Финляндия, кроме северо-восточных районов, была занята русскими.

    К осени 1714 г. все восточное побережье Ботнического залива было захвачено русскими. Стало возможным осуществить высадку десанта на шведское побережье. В сентябре отряд под командованием Головина (9 скампавей, 1 тыс. человек десанта) вышел из Басы и направился к берегам Швеции. Высадка десанта была осуществлена у города Умео. Не приняв боя, шведы отступили из города. Недостаток продовольствия, ненастная погода заставили русских закончить операции 1714 г. В середине октября отряд Головина присоединился к главным силам русского флота.

    И Письма и бумаги императора

    Петра Великого. Т. 10. С. 177. 3 Там же, с 138. '' Там же. С. 213–214. « Там же. С. 215.

    12 Там же. С. 627. ,3 Журпал или Поденная записка...

    Ч. 1. С. 263. 11 Болдырев В. Указ. соч. С. 75. 15 Журнал илж Поденная записка...

    Ч. 1. С. 263. «> Там же. С. 263–286. 17 Сборник материалов и статен по

    истории Прибалтийского края.

    Рига, 1870. Т. 2. С. 435.

    13 Ласковотй Ф. Ф. Материалы для истории инжеверпого искусства в России. СПб., 1861. Ч. 2. С. 314.

    138

    Возгрин В. Е. Заключение русскодатского союзного договора 1709 г.//Ист. зап., 1974. Т. 93. С. 310.

    2 Болдырев В. Осада и взятие Риги Русскими войсками и 1709–10 гг.//Военный cf., 19О0. Ni 7. С. 48.

    а Журнал или Поденная записка... СПб.. 1770. Ч. 1. С. 256.

    4 Там же. С. 260.

    « Там же. С. 241.

    6 Письма и бумаги императора Петра Великого. М., 1956. Т. 10. С. 45.

    1 Журнал или Поденная записка... Ч. 1. С. 260–261.

    [123],в Письма н бумаги императора Петра Великого. Т. 10. С. 646.

    20 Ласковскии Ф. Ф. Увгз. соч. Ч. 2. С. 315.

    51 Болдырев В. Указ. соч. С. 73. -J Сборник материалов и статей по

    истории Прибалтийского края.

    Т. 2. С. 438. 23 Письма и бумаги императора

    Петра Великого. Т. 10. С. 229.

    21 Книга Мареова... СПб., 1766. С. 133. « Журнал или Поденная записка...

    Ч. 1. С. 291.

    26 Киша Марсова... С. Ш 135.

    27 Письма и бумаги императора Петра Великого. Т. 10. С. 229.

    28 Журнал пли Поденная записка... Ч. 1. С. 292–294.

    и Там же. С. 294.

    30 Письма и бумага императора Петра Великого. T. П0. С. 283.

    31 Там же. С. 31.

    32 Васильке М. В. Осада и взятие Выборга русскими войсками н флотом в 1710 г. М., 1953. С. 30.

    15 Письма н бумаги императора

    Петра Великого. Т. 10. С. 57. 41 Там же. С. 56.

    35 Записки Юста Юля, датского послал ника при Петре Великом, 17Ш 17Н гг. М„ 1900. С. (76.

    ,s Васильев М. В. Указ. соч. С. 50. 17 Сборник воепно-псторнческих материалов. СПб., 1Ц93, Выи. 5. С. 89.

    36 Письма и бумаги императора Петра Великою. Т. 10. С. 142.

    39 Журнал и.ш Поденная записка... Ч. 1. С. 244.

    40 Письма и бумаги императора Петра Великого. Т. 10. С. 120.

    41 Журнал или Поденная записка.., Ч. 1. С. 245–246.

    43 Сборник uoeппо-исторических материалов. Выл. .4. С. 10!.

    43 Васильев М. В. Указ. соч. С. 73.

    11 Письма и бумаги императора Петра Великого. Т. 10. С. 190, 191, 192, 193, 19'i.

    « Там же. С. 193.

    1Л Мышлаевский А. 3. Россия а Турция перед Прутским походом//Военный сб., 1901. № 1. С. 15.

    17 Письма и бумагя императора Петра Великого. М., 10Г>2 Т. 3, вып. 2. С. 978.

    ,а Мышляеесхии А. Э. Указ. соч. С. 16.

    '» Письма и бумаги императора Петра Великого. Т. 10. С. 35.

    »' Там же. С. 508.

    51 Орешкова С. Ф. Русско-турецкие отношения в начале XVIII в. М., 1971. С. 70–71.

    52 Письма и бумаги императора Петра Великого. Т. 10. С. №2.

    53 Там же. С. 235. 51 Там же.

    S5 Там же. С. 384.

    йа Там же. С. 769.

    57 Там же. С. 444.

    59 Гам же.

    * Там же. Ы., 1962. Т. 11, вып. 1. С. 24–25.

    «о Там же, Т. 10. С. 445,

    31 Там же. Т. И, вып. 1. С. 19.

    82 Шереметев Б. П. Военнс-походный журнал 1711–1712 гг. СПб., 1S98. С. 9.

    63 Орешком С. Ф. Указ. соч. С. 94.

    «' Мышлаевский, А. 3. Указ. соч.// Военный сб., 1901. Л* 2. С. 39–47.

    65 Письма и бумаги императора Петра Великого. Т. 11, выл. 1. С. 20, 23.

    вз Петр Великий па берегах Прута // Журнал министерства народного просвещения, 1847. Ч. 53, Jtл 1. 0. 47–49.

    67 Письма и бумаги императора Петра Великого. Т. 11, вып. 1. С. 177.

    08 Сборник воепио-исторических мастери а лов. СПб., 1898. Вьш. 12. Бойка с Турцией 1711 года: Прутекая операция. С. 250.

    e'J Кириченко Н. П. К вопросу об участии молдавского народа в Прутском походе русской армии 1711 г. //Учепые зап. Кпщинсв. гос. пед. ин-та. 1957. Т. 8. С. 24.

    70 Письма и бумаги императора Петра Великого. Т. 11, вып. 1. С. 278.

    71 Шереметев Б. П. Указ. соч. С. 40.

    72 Письма и бумаги императора Петра Великого. Т. 11, вып. 1. С. 546,

    73 Масловский Д. Ф. Записки по истории военного искусства в Роо сии. СПб., 1891. Вып. 1. Прил. 1. С. 22.

    71 Пушкин А. С. Поля. собр. соч. М.,

    1977. Т. 8. а 197. « Орешкова С. Ф. Указ. соч. С. 120

    121. 70 Письма и бумаги императора

    Петра Великого Т. 11, вып. ).

    С. 312. 77 Там жо. С. 567. 79 Там же. 79 Там же.

    1,4 9

    [123]80 Там же. С. 569.

    Bi Там же. Т. 11, вып. 2. С. 12. и Орешкова С. Ф. Указ. соч. С. 123

    124. 83 Письма и бумаги императора

    Петра Великого. Т. 11, вып. 1.

    С. 313. 31 Шереметев Б. П. Указ. соч. С. 54. 83 Письма и бумаги императора

    Петра Великого. Т. 11, вьш. 1.

    С. 571. 68 Записки бригадира Моро-де-Бра

    зв Ц Пушкин А. С. Указ. соч. Т. 8.

    С. 391–392.

    81 Водарский Я. Е. По поводу работы турецкого историка о Прутскои походе 1711 г. // История СССР, 1963. Л» 6. С. 210.

    88 Письма и бумаги императора Петра Великого. Т. 11, вьш. 1. С. 580.

    83 Шереметев Б. П. Указ. соч. С. 54.

    90 Шереметев Б. Я. Укаа. соч. С. 55.

    91 Там же.

    31 Письма и бумаги императора Петра Великого. Т. 11, вып. 1. а 581.

    03 Там же. С. 583.

    э' Там же.

    *s Там же. Т. 11, вып. 2. С. 354.

    86 Записки бригадира Моро-де-Бразе. С. 396–397.

    91 Письма и бумаги императора Петра Великого. Т. 11, вьш. 2. С. 11–12.

    88 Голиков И. И. Дополнение к Деяниям Петра Великого. М., 1792. Т. 9. С. 63.

    « Крылова Т. К. Полтавская победа и русская дипломатия//Петр Великий: Сб. статей. М.; Л., 1947. С. 164.

    100 Крылова Т. К. Дипломатическая подготовка вступления русской армии в Померанию в 1711 т.// Ист. зап., 1946. Т. 19. С. 58–59.

    ,01 Голиков И. И. Дополнение к Деяниям Петра Великого. Т. 9. С. 143.

    102 Очерки истории СССР. Период феодализма: Россия в первое четверти XVIII з.: Преобразовании Петра I. M.. 1954. С. 545.

    103 Мышлаевский А. 3. Петр Великий, Война в Финляндии в 1712–1714 годах. Совместная операция сухопутной армии, галерного и корабельного флотов. СПб., 1896. С. 21.

    104 Очерки истории СССР. Период феодализма: Россия в первой четверти XVIII в. С. 545.

    105 Письма и бумаги императора Петра Великого. М-, 1975. Т. 12, вьш. 1. С. 305.

    10е Голиков И. Й. Деяния Петра Великого, мудрого преобразователя России, собранные из достоверных источников и расположенные со годам. 2-е изд. М.. 1838. Т. 4. С. 132.

    107 Журнал или Поденная записка... Ч. 1. С. 343.

    11)8 Письма и бумаги императора Петра Великого. Т. 12, вьш. 2. С. 37–30.

    108 Архив князя Ф. А. Куракина. СПб., 1894. Кн. 5. С. 124–125.

    1,0 Письма и бумаги императора Петра Великого. Т. 12, вып. 2. С. 57–58.

    111 Журнал или Поденная записка... Ч. 1. С. 340.

    1,2 Цит. по: Павленко П. И. Александр Данилович Меншиков. М., 1981. С. 64,

    113 Письма и бумаги императора Петра Великого. М., 1975, Т. 12, вып. 1. С. 529.

    «* Там же. Т. 12, вып. 2. С. 311.

    115 Голиков П. П. Дополнение к Деяниям Петра Великого. Т. 9. С. 244.

    и* Голиков Й. И. Деяния Петра Великого... Т. 4. С. 122.

    1,7 Журнал или Поденная записка... Ч. 1. С. 341.

    118 Письма и бумаги императора Петра Великого. Т. 12, вып. 2. С. 315, 358.

    не Материалы для истории русского флота. СПб., 1865. Ч. 1. С. 323.

    ив Бутурлин Д. Д. Военная история походов россиян в XVIII столетии. СПб., 1820. Ч. 1, т. 2. С. 526–527.

    111 Журнал или Поденная записка... Ч. 1. С. 345.

    133 Никифоров Л. А. Русско-английские отношения при Петре I. M., 1950. С. 99.

    133 Бутурлин Д. П. Указ. соч. Ч. 1, т. 2. С. 536.

    «* Там же. С. 535–536.

    135 Журнал или Поденная записка... Ч. 1. С. 347.

    ,:в Бутурлин Д. П. Указ. соч. Ч. 1, т. 2. С. 537.

    127 Голиков Д. И. Деяния Петра Великого... Т. 4. С. 166–167.

    ,ге Журнал или Поденная записка... Ч. 1. С. 348.

    113 Бутурлин Д. П. Указ. соч. Ч. 1, т. 2. С. 543.

    [123]150 Голиков И. И. Деяния Петра Воликого... Т. 4. С. 182.

    131 Журнал или Поденная записка... Ч. 1. С. 351. v

    131 Таи же. С. 353.

    133 Там же. С. 353–354.

    131 Голиков Ш. И. Деяния Петра Великого. Т. 4. С. 191, 193.

    135 Журнал или Поденная записка... Ч. 1. С. 362.

    ,ав Там же.

    131 Павленко П. Й. Указ. соч. С. 69.

    las Цзт, по: Крылова Т. If. Уузуыские переговоры о Северном мире п капитуляция второй шведской армии Стенбока в мае 1713 г.// Полтавская победа. М., 1959. С. 206.

    1зй Журнал или Поденная записка... Ч. 1. С. 380.

    110 Там же.

    '« Бутурлин Д. П. Указ. соч. Ч. 1, т. 2. G. 586.

    «2 Журнал или Поденная записка... Ч. 1. С. 393.

    иа Т. е. во владение до окончания Северной войны.

    1,4 Журнал или Поденная записка... Ч. 1, С. 396.

    '« Там же. С. 396.

    ,ie Там же. С. 397.

    «7 Сборник воепно-иеторпческих материалов. Вып. 5. С. 175.

    '« Голиков И. И. Дополнение к Деяниям Петра Великого. Т. 9. С. 333.

    ив Материалы для истории русского флота. Ч. 1. С. 303.

    ,s° Мышлаевский А. В. Петр Великий. Война в Финляндии в 1712–1714 годах. С. 155.

    151 Там же. С. 156–157,

    ,д2 Порфирьее Е. И. Петр I основоположник военного искусства русской регулярной армии и флота. М., 1952. С. 236.

    158 Веселаго Ф, Очерк русской морской истории. СПб., 1875. Ч 1. С. 224–225.

    164 Там же. С. 225.

    165 Мъшлаевский А. 3. Петр Великий. Бонна в Фитатявдии в 1712–1714 годах. С. 178.

    1з< Материалы для истории русского флота. Ч. 1. С. 373

    157 Там же.

    156 Там же. С. 373, 375.

    119 Новиков Н. В. Гангут: Кампания 1713 и 1714 гг. иа Финляндском театре: Гангутская операция и бой 27 июля 1714 г. M 1944 С. 12.

    Там же. С. 13.

    За этот случай адмирал Крюйс был отдан под суд и приговорен к смертной казни, которая была заменена ссылкой. Веселаго Ф. Указ. соч. Ч. 1. С. 237–238.

    Цит. по: Новиков II. В. Указ. соч. С. 13–14.

    Этот проход был доступен лишь для небольших судов. Мышлаееский А. 3. Петр Великий. Бонда в Финляндии в 1712–1714 годах. С. 237. Материалы для истории Гангутской операции. Пг., 1914. Вып. 1, ч. 1. С. 70.

    Либекера обвиняли в пассивности действий, потере южной Финляндии.

    Журнал или Поденная записка... Ч. 1. С. 377. Там же. С. 377–379. Ф. М. Апраксин в октябре 1713 г., передав командование войсками M. М. Голицыну, возвратился в Петербург,

    Материалы для истории русского флота, Ч. 1. С. 478–479. Новиков Я. В. Указ. соч. С. 27–28. Там же. С. 28.

    Мышлаееский А. 3. Петр Великий. Воина в Финляндии в 1712–1714 годах. С. 294–295. Там же. С. 311.

    Ласковский Ф. Ф. Материалы для истории инженерного искусства в России, Ч. 2. С. 332. Там же. С. 334.

    Сборник военно-исторических материалов. Вып. 5. С 228. Мышлаееский А. 3. Петр Великий. Война в Финляндии в 1712–1714 годах. С. 361. Сборпик воеппо-исторпческих материалов. Вып. 5. С 289–290. Там же. С. 290.

    Бутурлин Д. П. Указ. соч. Ч. I, т. 2. С. 648.

    Материалы для истории русского флота. Ч. 1. С. 516–517. Материалы для истории Гангутской операции. Пг., 1914. Вып. 3. С. 35.

    Hdsukvs И. В. Унт. соч. С 72. Сборник военно-исторических мэг териалов. Вып. 5. С. 408–409. Мышлаееский А. 3. Петр Великий. Война в Финляндии в 1712–1714 годах. С. 415. Там же. С. 419.

    [123]5

    ПОСЛЕДНИЕ СРАЖЕНИЯ И ЗАВЕРШЕНИЕ ВОЙНЫ

    После Гатута. Аландский, конгресс. Высадка русских десантов на побережье Швеции. Морское сражение при Гренвамс Ништадтский мир.

    После победы под Гангутом русское командование развернуло активные боевые действия на Балтике. В марте 1715 г. произошло столкновение русских кораблей со шведским флотом у Курляндских берегов. Русские захватили 3 капера и 157 человек команды. В конце мая 13 шводских судов подошли к Ревелю и обстреляли город, но были отбиты. В июле к Ревелю подошли корабельный и галерный флоты русских. Отсюда корабельный флот отправился в Рогервик, а галерный в Либаву, где и остался зимовать.

    Тем временем в Померании прусские, саксонские и датские войска (60 тыс. человек) 19 (30) октября, не дожидаясь подхода русских, осадилн Штральзунд, который оборонял 12-тысячный шведский корпус во главе с Карлом XII. Союзпикам, несмотря на отчаянное сопротивление шведов, удалось захватить укрепленпый лагерь перед Штральзундом, овладеть внешними строениями крепости. Видя бесполезность дальнейшего сопротивления, Карл XII на одном из кораблей отплыл к берегам Швеции. 11 (22) декабря 1715 г. Штральзунд нал. Теперь в руках шведов оставался только Висмар.

    Победы русской армии и флота высоко подняли международный авторитет страны. Россия добилась крупных внешнеполитических успехов. Расширилось количество членов Северного союза. В него вошли Пруссия, Ганновер. Северному союзу стали оказывать поддержку Англия' и Голландия. Но при этом они преследовали корыстную цель обеспечение своего торгового судоходства па Балтийском море. В апреле 1716 г. был заключен союзный договор между Россией и Меклснбургом. Швеция оказалась почти в полной изоляции.

    В кампанию 1716 г. союзники ставили задачей овладеть Впсмаром. Русские войска совместно с датскими под прикрытием объединенного флота четырех держав (России, Англии, Голландии и Дании) должны были совершить вторжение в южную Швецию (Скоппю). Для поддержки этой операции русскому галерному флоту с десантом под командованием генерал-адмирала Ф. М. Апраксина при поддержке датского флота надлежало сде [123] лать высадку на территорию Швеции со стороны о. Аланя. Для высадки в южной Швеции предназначались войска под командованием Шереметеву, находившиеся в Мекленбург-Шверине.

    Военные действия в . Померании развивались успешно. 7 (18) апреля г. Вием ар с 4-тысячным шведским гарнизоном, обложенный 15-тысячпой союзной армией, капитулировал.

    Для подготовки операции по высадке десанта в Швеции Петр I в начале июля прибыл в Копенгаген. Здесь же были сосредоточены эскадра русского корабельного флота, отряд галерного флота, суда, купленные за границей. Всего русских кораблей, сосредоточенных у Копенгагена, не считая галер, было 22. 14 (25) июля в Копенгаген прибыла и англо-голландская эскадра. Общее командование союзным флотом (русским, английским, голландским, датским), состоявшим из 83 судов, принял Петр I.

    Однако союзники России не выполнили своих обязательств. Они медлили. Подготовка десанта задерживалась. «Бог ведает, что за мученье с ними, писал Петр I Апраксину, самое надобное время упускают и как будто чужое дело делают» '.

    Задержка позволила пгцедам подготовиться, укрепить берега редутами и батареями. Петр I, проводивший рекогносцировку местности, убедился, что шведские берега сильно укреплены, а в намечавшихся местах высадки сосредоточена 20 тыс. человек во главе с Карлом XII. Кроме того, выяснилось, что датчане не обеспечили десант продовольствием.

    Диверсия галерного флота со стороны о. Аланда также не была осуществлена. Апракслп с галерным флотом согласно плану кампании в июле встал у 0. Аланд. Простояв до конца сентября и так и не дождавшись обещанного датчанами флота, он вынужден был возвратиться в Або. В походном журнале Петра I записано: «Многократно о походе флота говорево... но к скорому походу склонить не могли; такой; представлено, чтоб учинить десант от флота всех соединенных к Алапту для проходу нашпх галер; но датчане своей части дать не хотели» г.

    Все это заставило Петра I отказаться от высадки десанта в Швецию, намеченной на 1716 г. Было принято решение «десанту не быть, попеже время позднее; людей всех не перевезли, диверсия от Аланта ш> учинена» 3. Таким образом, план кампании, кроме взятия Висмара. не был выполнен.

    Рост могущества России, успехи ее оружия, бурное развитие Балтийского флота все зто стало вызывать враждебное отношение к ней со стороны Англии, Ганновера, Данин. Английской дипломатии удалось расколоть Северный союз. В 1717 г. Дания п Ганновер отказались вместе с Россией вести военные действия протпв Швеции. Отказалась от совместных действий с Россией и Англия.

    Учитывая сложпишуюся обстановку. Россия пошла на сближение с Пруссией и Францией. 15 (26) аигуста 1717 г. в Амстердаме был заключен договор между этими странами. Договор .лишил Швецию ее последнего союзника Франции. Правящие [123] круги Швеции понимали, что продолжать войну с Россией одпп иа один им было не под силу. Нужен был союзник. Но когда Англия предложила ей свои условия союза, то проанглппские настроения в Швеции были сильно поколеблены. Слишком амбициозными оказались требования английской дипломатии, не менее настойчив был Карл XII в своем желании вернуть и сохранить завоевания на Европейском континенте и в Скандинавии. Карл XII проводил политику каперства, сильно нарушавшую торговые интересы Англнп и особенно Голландии. Он претендовал па земли гапноверского курфюрста (Вердеп и Бремен), ставшего английским королем Георгом I. Не отказывался шведский король и от завоевательных планов в Дании.

    Накануне намечавшихся русско-шведских переговоров англичане требовали от шведов возмещения убытков от каперства, обеспечения безопасного торгового мореплавания, отказа от завоевания Норвегии и датских островов и, кроме того, прекращения поддержки эмигрантского представительства якобитов, сторонников претендента на английскую корону Якова III Стюарта. До ответа шведского короля английская сторона воздерживалась от оказания помощи Швеции 4.

    Эти требования были отвергнуты Карлом XII. Более того, шведские дипломаты попытались исправить положение своего государства не лучшим способом. Они решили вмешаться во внутренние дела Англии, задумав восстановить на английском престоле эмигранта Якова III Стюарта 5. Главную роль в начавшейся интриге играл барон Георг Генрих Герц, неглупый, но неразборчивый в средствах советник Карла XII. Барон Герц многое сделал для возвращения шведского короля из Турции после поражения под Полтавой. Лишенным дипломатической изворотливости Карл XII восторгался своим помощником. Со свойственной ему прямолинейностью ou говорил о Герце: «С тремя людьми, подобными ему, я обманул бы весь мир» а.

    Герц связывал свержепие ганноверской династии в Англии с получением субсидий для разоренной Швеции от будущего английского короля. Поправив финансы, по мнению Герца, Карл XII смог бы восстановить свои позиции в германских княжествах. В своих замыслах Герц шел еще дальше. Он рассчитывал заключить сепаратный союз с Россией, а оставшейся в одиночестве Данин нанести сокрушающий удар :. Таковы были истоки намечавшихся русско-шведских переговоров и разногласий шведских и английских дипломатов.

    * ж *

    Англичане упорно стремились сорвать русско-пгведские переговоры. В начале 1718 г., когда русские уполномоченные отправились ва Аландские острова, в Стокгольм прибыли представители английского короля для ведения переговоров, но они вернулись ни' с чем. Б. И. Куракину удалось узнать, что английский король обещал шведам «корабли и деньгп и прежние алиансы (союзы),. [123] _^^ Шт1раБ.|ГС11ИГ[Денствя[| русских войск и флота

    1719–1721 гг.

    . Крепости, взятые русскими во&ками К'

    т флотом в 17iЬ г.

    К Мгсгоэактпазвдгя мирного договора 1721 г

    . Землк.прясоеяниитиыекроетнВОИкЩИа тскому договору 1721 г.

    МелаважнсйивксражтвйиПпев^укааннЕм______Тршш гхулюсп яоии Самим* лкбш (я

    м1> 1721 rj

    учиненные с Англией возобновить» «. Взамен Георг I предлагал, чтобы Швеция отказалась от Вердена и Бремена в пользу Ганновера. Карл XII не только не соглашался па уступки, но в свою очередь требовал, чтобы англичане прекратили торговые связи с портами, занятыми врагами Швеции*. Карл XII также выразил свое сомнение в обещаемой помощи англичан. Он просил передать английскому королю, чтобы тот «велел учинить проект, ка [123] ким образом и какою силою» будет оказана помощь Швеции в возвращении ее потерь '°.

    Таким образом, первый раунд переговоров англичан и шведов провалился. Англофильские позицип шведского двора были подорваны. Однако сторонников сближеппя с Англией было гораздо больше, и в этом заключалась потенцпальная опасность для окончательной выработки единой платформы будущего мира двух держав России и Швеции. Карл XII не был последователен в своих решениях, вопреки общепринятому мнению о его солдатском прямодушии. Свидетельством тому является и затягивание открытия конгресса, да и сам ход переговоров, во время которых за спиной русских представителей состоялись встречи с английскими уполномоченными.

    В январе 1718 г. русские уполномоченные А. И. Остерман п Я В. Брюс выехали в Або. Началась долгая переписка со шведским правительством о месте встречи я церемониалах. Она продолжалась до апреля. Наконец, в мае 1718 г. на острове Сундшер Аландского архипелага конгресс представителей двух держав начал свою работу. Затягиванне открытия переговоров еще раз показало, что шведская сторона стремилась выторговать уступки у России и надеялась получить помощь со стороны Англии.

    Русским послам перед их отъездом были вручены «Генеральные кондиции к миру». Они включали следующие условия: Ингрия, Карелия, Лифляндия с городами Ревель п Выборг остаются в вечном владении России. Финляндия будет уступлена Швеции. Граница должна проходить от Выборга по реке Кюмене па город Нейшлот до старой российской границы. Мир должен быть заключен и с союзниками России. Представители союзных держан должны быть допущены на конгресс, а заключение с ними мирных договоров следует осуществить на разумных условиях «. Были оговорены и условия компенсаций Швеции взамен утерянных земель. Защищая интересы Пруссии и Польши, Петр I был готов предоставить шведам свободу действий в отношении Ганновера и Норвегии, которая была захвачепа Данией». Петр I разъяснял причины такого решения: король английский обманул Россию, уверяя ее в своей дружбе, в то же время много обещал шведам, желая сохранить владения в Центральной Европе, но «народ английской не захочет за его партикулярный немецкий интерес с нами дружбы и коммерции потерять, что мы тому народу давно уже объявили» |Э. Дания, оказавшаяся под влиянием англо-ганноверской дипломатии, еще в 1716 г. сорвала намечавшийся десант в Швецию и практически расколола Северный союз '*. По образному высказыванию П. ГПафярова. «оба приятеля нагни (Дания и Ганповер. Авт.) своею студеностию и с противностью заслужили то» ,s.

    Переговоры шли крайне вяло. Г. Герц много раз покидал конгресс и отправлялся за новыми инструкциями к Карлу XIT. Условия шведской стороны неоднократно менялись и уточнялись. В ходе переговоров шведские представители постоянно намекали [123] на выгодные предложения, которые им делали английские дипломаты. ШвециЬ явно набивала себе цену. Из встреч со шведскими представителями только к июлю 1718 г. стали вырисовываться контуры требований Карла XII. Шведское правительство соглашалось оставить за Россией Лифляндию п Эстляндию, но желало получить вознаграждение за счет датских земель, причем русская сторона должна была помочь войсками в войне против Дании. Петр I не принял этот пункт. Он категорически отказался выступить против Дании, но в свою очередь предлагал Швеции оказать помощь в возвращении земель в областях Вердена и Бремена, захваченных Ганновером. Карл XII продолжал изыскивать способы закрепиться в южной Прибалтике и настаивал на включении пункта, который оставлял бы за Швецией Померанию с городом Штеттином. Таким образом, шведский король приобретал коптроль над выходом из Балтики.

    В августе 1718 г. шведское правительство выдвинуло дополнительные пункты. Оно требовало возвращения города Кексгольма и снова продолжало настаивать па оказании военной помощи со стороны России против Дании. Русские уполномоченные ответили решительным отказом. Правительство России, видя затягивание переговоров, издало инструкцию. Она гласила: «Для устрашения неприятеля, дабы тем его скорее склонить к миру», русский галерный флот должен быть готов начать движение от «мыса Гангут к шведским берегам».

    К концу августа 1718 г, проект договора все же был согласован, и Петр I одобрил его. За Россией закреплялась Ингрияг Лифляндия, Эстляндия и часть Карелии с Выборгом. Занятая русскими войсками Финляндия п большая часть Карелии отходили Швеции. Государственный строй Речи Посполитой сохранялся. Россия обещала оказать помощь Швеции в возвращении Вердена и Бремена. Эта часть договора была включена с целью нейтрализации агрессивной политики Англии, опорным пунктом которой на континенте являлся Ганновер ,е.

    Петр I во многом шел навстречу Швеции, но система проволочек, применяемая шведским правительством, продолжала действовать. В ноябре 1718 г. оно снова потребовало прямого участия России в действиях против Дании. Этот пункт, как и раньше, встретил возражения Петра I. Тем не менее 16 (27) ноября 1718 г. Петр I в рескрипте к А. И. Остерману указал на ряд изменений в одобренном им ранее проекте и настаивал па продолжении переговоров. Швеции предоставлялось право заставить Данию вернуть Шлезвиг и Померанию или вознаградить себя за счет земель Норвегии, занятой Данией. Обе стороны пришли к соглашению о помощи с целью возвращения Швеции Вердена и Бремена, но с существенной оговоркой спустя три года после заключения договора «.

    Таким образом, Петр I, даже зная о враждебных действиях английской дипломатии по отношению к России, не желал быть втянутым в новую войну на Европейском континенте. Он не хо [123] тел не войны, ни каких-либо территориальных приобретений в Европе, вопреки утверждениям некоторых буржуазных историков iS. Заключить мир со Швецией вот основная цель политики Петра I в период переговоров на Аландском конгрессе. Россия проявляла самое горячее желание прекратить войну и предлагала мирные инициативы государству, которому мир был необходим как никогда. Достаточно провести далеко не полный сравнительный анализ военных потенциалов России и Швеции, чтобы понять, насколько они различались по своим возможностям.

    Прежде всего, война отразилась на населении Швеции, особенно на мужском. Военные жертвы составили, по подсчетам,

    ___свыше 100 тыс. человек наиболее трудоспособного контингента

    населения. Недостаток рабочих рук отразился как на промышленном, так ц сельскохозяйственном производстве. Наблюдался застой в горной и металлургической промышленности. По сравнению с довоенным уровнем удало производство железа, пороха, столь необходимых для ведения боевых действий. Так, в 1718 г. добыча даже медной руды упала вдвое и составляла 480 т. Ввиду этого работало ограниченное число оружейных и пушечных заводов «. Сельское хозяйство находилось в крайне запущенном состоянии. Рекрутские наборы, принудительная поставка съестных припасов, а также неурожай 1717 г. поставили население Швеции в самое бедственное положение. Прибалтийские провинции, богатые хлебом, были под контролем России. Южная провинция Скония «хлебная корзинка» еле обеспечивала шведские войска, расквартированные там в большом количестве из-за боязни вторжения. Расстройство экономики привело Швецию к огромному государственному долгу. Война нанесла удар и по внешней торговле Швеции в 1718 г. осталось всего 209 судов из 800, имевшихся накануне 1700 г.; вывоз железа в Англию упал до 0,5% от обычного объема20.

    Карл XII предпринимал все усилия для создания многочис

    .___ленной шведской армии. В 1718 г. ему удалось набрать армию

    в 60 тыс. человек «. Однако это было достигнуто за счет ополчений, создаваемых из мужского населения по месту жительства. Всего зке солдат регулярной армии, которыми реально мог располагать шведский король, было не более 36 тыс. человек. Из них па границе с Финляпдией и в Евле находилось 6,5 тыс. солдат, в Скопии 7,5 тыс.22. Несмотря на это, Карл XII планировал вости наступательную кампанию против Дании, стремясь компенсировать потери Швеции в Прибалтике и Померании. Для выполнения этой цели ему с трудом удалось сколотить армию в 20 тыс. солдат, оставив в Швеции небольшие гарнизоны численностью 10 тыс. человек23. Шведский флот хотя и насчитывал в своем составе свыше 27 линейных кораблей, но более половины из них обветшали и требовали «великой починки» «,

    Россия к моменту открытия мирных переговоров находилась в ином положении. Несмотря на то что войиа тормозила разви [123] тие производительных сил страны, ее экономика неуклонно шлана подъем. Сказалось наличие огромных потенциальных возможностей государства, умело использованных русским правительством, внушительные людские резервы, богатые природные ресурсы. В стране действовало около 200 фабрик и заводов из них более чем по 30 в Москве и Петербургег». Металлургическая промышленность в России развивалась быстрыми темианн.. Только на Урале работало 10 крупнейших заводов. Урал давал около трех четвертей общего количества металла. Выпуск тугуна приближался к 13 тыс. т, железа 6 тыс. т, меди 90,7 т :'в. В целом отечественная промышленность обеспечивала потребности армии и флота.

    Происходили заметные изменения и в сельском хозяйстве. Увеличивалась площадь распаханных земель. Запашка производилась как в центральных, так и на окраинных землях: в Среднем и Нижнем Поволжье, на Украине, в Сибири. Росло производство товарного хлеба, что позволило перейти к организации снабжения армии и флота продовольствием посредством государственных закупок, заменив ими систему натуральных поборов.

    Увеличился оборот внешней торговли. Основным портом, связавшим Европу с Россией, стал Петербург. Россия вела активную' торговлю почти со всеми странами Западной Европы Голландией, Англией, Францией, Польшей, Данией, германскими государствами, что положительно отражалось на государствениом. бюджете страны «.

    Русская армия насчитывала в своем составе свыше 100 тыс. человек. Она была вооружена ружьями отечественного производства. Железные шомпола, введенные в русской армии в 1714

    1716 гг., позволяли довести количество выстрелов до 2–3 в минуту. Изготовляемые из отличной стали, ружейные стволы были, долговечными. Ружья обладали большой убойной силой. Улучшилось качество пороха. В 1717 г. отмечалось, что новый порох «гораздо бьет сильнее» против прежнего. Русская артиллерия в. последние годы войны по праву считалась одной из лучших в. Европе. Особенно высокими боевыми качествами обладали длинные гаубицы и легкие полевые пушки, позволявшие маневрировать на поле боя JS.

    Русский парусный флот состоял из 21 линейного корабля, не считая фрегатов и прочих судов. Мощным был и галерный флот около 130 галер и 100 островских лодок. Это была грозная флотилия для ведения боевых действий в условиях акватории. Балтийского моря, изобилующей шхерами и мелями39.

    Силы противоборствующих сторон были явио неравны. Карл XII сознавал, что хотя он и какой-то мере восстановил армию, но долго ее содержать не сможет. Дело шло к заключению мира. Карл XII настолько уверовал в положительный исход переговоров, что в септябре 1718 г. двинул 21 тыс. солдат па гранпцу с Норвегией, сняв даже половину стокгольмского гарнизона ™_ [123] Пользуясь затишьем, он спешил поправить свои дела за счет датских владений.

    Иностранные и шведские дипломаты, которые возлагали надежды на переворот в России, связанный с делом царевича Алексея Петровича ai, после ликвидации его в июле 1718 г. поняли, что только непредвиденный случай может сорвать заключение Л1ира. И такой случай представился.

    30 ноября (И декабря) 1718 г. во время осмотра осадных траншей под крепостью Фредриксхаль Карл XII был убит. В Стокгольме многочисленные сторонники союза с Англией подлили головы. Барон Герц на пути к Карлу XII, о смерти которого он не знал, был задержан, отозван в столицу и впоследствии казнен. Русские уполномоченные А. Остерман и Я. Брюс, узнав о смерти шведского короля, высказались за немедленное возобновление военных действий значительными силами с целью заставить шведское правительство заключить мир3'. Тем не менее Петр I занял выжидательную позицию. Оценивая возможности кампании 1718 г., Петр I впоследствии отмечал, что Россия могла бы вести военные действия против Швеции, где желала бы, поскольку шведский флот и войска были направлены в Норвегию. При этом он подчеркивал, что хотя мирный конгресс работал, перемирие не было подписано, но и военные действия не открывались: «Но не учинили для того, чтобы склонности не помешать короля шведского, которую оп имел к миру» эг.

    В феврале 1719 г. королева Швеции Ульрика-Элеонора, сестра Карла XII, предложила русскому правительству продолжить переговоры. Шведы делали все возможное, чтобы затянуть их открытие Шведский уполномоченный барон И. Лилпенштет только в конце мая 1719 г. прибыл на Аланды. Такое поведение шведского правительства свидетельствовало о том, что оно было намерено, используя противоречия западных держав и России, добиться наиболее выгодного мира.

    Новый раунд переговоров нового шведского правительства весьма обеспокоил английских дипломатов. Среди них нашлись горячие головы, выступившие с авантюрным плавом сорвать Аландский конгресс. Английский посланник в Петербурге Дж. Джефферис в письме от 1С (27) марта 1719 г. предлагал своему правительству послать на Аланды под русским флагом два фрегата с 500–600 солдатами и увезти шведских и русских -послов с целью затягивания переговоров. Для успешного выполнения задуманного Джефферис прилагал сведения о русских -флагах. Верный принципам английской дипломатии Джефферис «любезно» уступал право умыкнуть послов датскому флоту83, перекладывая тем самым всю ответственность за поступок на плечи датского правительства. Рискованный план Джеффериса в Лондоне приняли прохладно. Он мог привести к большим осложнениям и дать весьма мизерные результаты. Кроме того, выяснилось, что шведское правительство, имея в виду английские -обещания, спова стремилось применить тактику проволочек. [123] В Петербурге знали, что Алглия пытается создать антирусский блок я стремит.сч вмешаться и русскошводскио переговоры. Стало известно, что Ь января 1719 г. в Вене был заключен союз между Георгом I, Августом П и австрийским императором, предусматривавший посылку английского флота в Балтику. Договором был оговорен отказ этих правителей пропускать русские войска в. Польшу. Чтобы отнять у английского правительства всякий предлог оказывать помощь Швеции (особенно посылкой английского флота па Балтику), Петр I 17 (28) апреля 1719 г. опубликовал манифест, в котором разрешал торговлю со Швецией всеми товарами, за исключением контрабандных. Русское правительство делало все для успешного завершения мирных переговоров. Швеция не реагировала на предложения России. Наоборот, она разрешила торговое мореплавание в Балтийском море с существенным исключением. Суда, шедшие в русские или союзные с Россией порты, подлежали аресту и конфискации груза незавимо от их принадлежности. В свою очередь, Петр I, зная о маневрах шведской п английской дипломатии, в конце февраля приказал к апрелю подготовить русский флот на Балтике к военной кампании 1719 r.3i В дальнейшем политика проволочек и оттяжек подписания договора со стороны шведского правительства показала, что приготовления русской армии и флота были нелишними.

    * * *

    Русская регулярная армия ц составе 2 гвардейских (Преображенский и Семеновский), 5 гренадерских, 35 пехотных полков общей численностью 62 454 человека и 33 драгунских полков (43824 человека) занимала Эстляндию, Лифляпдию и Финляндию а\ Парусный флот, включавший 21 линейный корабль, базировался в Ревеле (девять 50-пушечиых кораблей, пять 30-пушечных фрегатов, пинк, шнява, два гукора, прам и две почтовые бригантины), Санкт-Петербурге и Крошплоте (двенадцать 48–90-пушечных кораблей, два драма, два бомбардирских судна, гукор, шнява и бригантина). К концу мая 1719 г. русский флот па Балтике состоял (с учетом отремонтированных и вновь спущенных па воду судов) из 23 линейных кораблей, 6 фрегатов и 6 шняв30. Экипаж флота насчитывал 10 711 человек, артиллерия 1672 орудия «.

    Гребной флот базировался на Або и в Петербурге. В его составе находились 132 галеры и более 100 островских лодок. К галерпому флоту был приписан мощный десант регулярные войска численностью более 20 тыс. человек (в том числе Преображенский и Семеновский гвардейские полки).

    Планом кампании 1719 г. намечалось перенести военные действия на территорию Швеции, чтобы подтолкнуть шведское правительство к скорейшему заключению мира. Парусный флот планировалось перебазировать на Аландские острова. Гребному флоту ставилась задача высадить десанты в районах городов Евле и [123] Норчёпиига. Действия парусного п гребного флотов должны были быть согласованы. Парусному флоту вменялось в обязанность производить разведку и прикрывать действия гребного флота. Русские десанты должны были двигаться к Стокгольму с юга и севера, разрушая военные и промышленные объекты, уничтожая запасы боеприпасов. Петр I не ограничился возможностью воздействовать на Швецию только военной силой. Планом предусматривалось и воздействие на общественное мнение страны. Петр I приказал командующему русским флотом генерал-адмиралу Ф. М. Апраксину распространить среди шведского населения манифест, напечатанный на шведском и немецком языках. В манифесте разъяснялись причины возобновления военных действий. Россия, сообщалось в нем, всегда изъявляла готовность к миру, но вынуждена снова начать войну против своего желания. Покойный король (Карл XII) был также согласен прекратить войну, по нынешнее правительство желает ее продолжить. Россия не ищет новых завоевании и согласна даже уступить Швеции занятые русскими территории. Настоящее вторжение в Швецию делается «единственно для того, чтобы желаемого замирения достигнуть можно было». В случае несогласия па мир вина всех бедствий шведского народа возлагалась па шведское правительство. Шведскому народу предлагалось оказать воздействие на правительство с целью предотвращения «приближающегося нападения».

    А. И. Остерман привез в Швецию несколько сот экземпляров манифеста. О манифесте были извещены русские дипломаты, находившиеся в различных странах Западной Европы, чтобы они могли повлиять на общественное мнение этих стран и опровергнуть враждебные России лживые вымыслы38.

    Шведское правительство, затягивая переговоры, не теряло надежды на помощь западных держав Англии или Франции. Вместо с тем оно готовилось к обороне. Основные силы (в том числе и войска, выведенные из Норвегии) были сосредоточены иод Стокгольмом (24 тыс. человек), небольшая часть войск находилась в Сконии и на севере, на восточном побережье страны, ближе к границе с ФинляндиейS9.

    Шведский флот, насчитывающий в своем составе 11 линейных кораблей, 8 фрегатов, А бомбардирских корабля и 2 бригантины, базировался в Карльскруне и Стокгольме. Из этого числа кораблей, реально готовая к боевым действиям одна эскадра в составе ,5 линейпых кораблей и одного фрегата была направлена в про,лив Каттегат40, что не способствовало усилению обороны побережья Швеции. Однако сама посылка эскадры свидетельствовала о недооценке русского парусного флота. Шведы не считали его онаспым для своего опытного и обстрелянного в морских сражениях флота. Совсем иное мнение о русском флоте составили англичане.

    Английский посланник в Петербурге Д;к. Джефферис сообщал в Лондон сведения о русском флоте и просил, чтобы англий [123] ское правительство отозвало своих корабельных мастеров из России с целью нарушения кораблестроения на русских верфях. «Если же ае принять этой... меры, предостерегал Джеффорис, против развития царского флота, нам придется раскаяться... Недавпо царь открыто высказал в обществе, что его флот и флот Великобритании два лучших в мире; если он сейчас ставит свой флот выше флотов Франции и Голландии, отчего же не предположить, что лет через несколько он признает свой флот равный нашему плп даже лучше, чем пат? Короче корабли строят здесь так же хорошо, как и где либо в Европе...», царь принимает всевозможные меры с целью изучить морскую науку и сделать из своих подданных настоящих моряков41.

    В мае 1719 г. произошло событие, которое заставило шведов по-ивому оценить возможности русского флота, а англичан принять меры по нейтрализации его растущей мощи.

    Поскольку перегоьоры откладывались до приезда шведских уполномоченных иа Аланды, а шведский манифест о запрете торговли с Россией от апреля 1719 г. действовал, ревельской эскадре под командованием капитан-командора Я. фон Гофта (Фангофта) трем линейным кораблям, трем фрегатам и пинку было приказано провести поиск и обследование острова Элаида. Во время креиспрования было арестовано 13 шведских торговых судов. От пленного шведского шкипера русское командование узнало, что из Пиллау в Стокгольм направляются шведские военные корабли, предназначенные для охраны купеческого каравапа.

    Адмирал Ф. М. Апраксин приказал эскадре из четырех 52-пушечных кораблей и ПS-пушечной шпявы («Портсмут», «Девоншир», «Ягудиил», «Рафаил» и шнява «Наталия»; корабли «Уриил» и «Вархаил» задержались на рейде) под командованием капитана второго ранга Наума Акимовича Синявина (Сенявина) выйти с ревельского рейда на поиск шведского отряда кораблей.

    24 мая (4 июня) 1719 г. в 3 часа утра на траверзе острова 1'Эзель шедшие впереди капитаны Сипявин (корабль «Портсмут») щ К Н. Зотов (корабль «Девоншир») обнаружили шведские корабли. Не дожидаясь подхода всей русской эскадры, они начали преследование1 г. Заняв подветренную сторону, два русских корабля набрали ход и вскоре подошли, как они и предполагали, к швел.ам на пушечный выстрел. Дав два предупредительных выстрела по шведскому флагману, они заставили его поднять флаги. «Портсмут» решительно вступил с флагманом в артиллерийскую дуэль, стремясь отрезать его от шведского фрегата и бригантины. Дуэль продолжалась с 5 до 9 часов утра. Фрегат и бригантина направили свой огонь на «Портсмуг», стремясь помочь флагману оторваться от русского корабля и выйти из боя. На «Портсмуте» были сбиты штанги и марселя, но он, развернувшись к нападавшим всем лагом, картечными залпами бортовых орудий нижней палубы (дека) заставил фрегат и бригантину спустить флаги.

    6 История Северной войны [123] Капитан Синявип приказал Зотову с кораблем «Девоншир» и шнявой «Наталия» остаться с плепенпыма фрегатом п бригантиной, а капитанам Шапизо (корабль «Рафаила) и Деляпу (корабль «Ягудиил») преследовать уходивший флагман. Исправив повреждения на своем корабле, за ними пошел и сам Синявин. В двенадцатом часу дпя русские настигли шведский флагман. «Рафаил» атаковал неприятельский корабль, по, имея больший ход, начал уходить вперед. «Ягудиил» подошел к шведскому кораблю на такое расстояние, которое позволяло бросать с марсов гранаты. Капитан Делян решил брать неприятеля на абордаж, но шведские матросы изготовились к отражению атаки. Русский корабль изменил курс и произвел всей бортовой артиллерией залп. Развернувшись, «Рафаил» также открыл огонь. Шведский флагман потерял все мачты и опустил боевые флаги.

    Б плен были взяты 52-пушечный корабль «Вахмейстер», 32пушечный фрегат «Карлус-Кронвапен» и 12-пушечная бригантина «Берпгардус», 376 рядовых чинов, 11 офицеров, в том числа капитан-командор А. Врангель. Неприятель потерял 50 человек убитыми и 14 ранеными. Русский флот потерял 3 офицеров и 6 матросов, 9 человек было ранено».

    Эзельское морское сражение 1739 г. показало превосходные боевые качества русского морского флота. Капитаны Спнязин и Зотов решительно вступили в бои с тремя шведскими кораблями. Умелое маневрирование и слаженность действий кораблей, мастерское ведение артиллерийского огня и организованное преследование принесли заслуженную победу русскому флоту. Петр I оценил это сражение как «добрый почия российского флота». В честь победы была учреждена памятная медаль.

    Тем временем галерный флот и десантные войска приготовились к походу на шведское побережье. 26 июня (7 июля) 28 нюня (9 июля) 1719 г. был созван Генеральный совет, на котором были поставлены конкретные задачи для парусного и галерного флотов в предстоящей кампании. Прежде всего предписывалось произвести разведку проходов в шхерах. Парусный флот перемещался к Аландским островам, под его прикрытием галерный флот приступал к военным действиям против побережья Швеции. Он разделялся на «две партии». Одна из них начинала действовать в районе города Евле, чтобы отвлечь от Стокгольма неприятеля». После этого вторая партия галерного флота начинала действовать в окрестностях по обе стороны Стокгольма; если же столица будет не укреплена, то предписывалось «напасть на столичное место». Парусный флот выделял из своего состава два отряда. Один из них обязан был крейсировать от Дагорорта до Готланда и следить за шведской эскалрой в Карльскруне, другой отряд (9 линейных кораблей. 2 фрегата и мелкие суда) наблюдал за эскадрой в Стокгольме, предупреждая соединение шведских эскадр, находящихся в Стокгольме и Карльскруне15. Некоторые коррективы в план кампании были внесены после разведки у берегов Швеции. Стало известно, что шведские [123] эскадры соединились: 19 линейных кораблей встали в шхерных проходах у' крепости Ваксхольм на пути к Стокгольму. Русское командование отметило, что «ежели б так нарочитый флот был в состоянии' в море дать баталию, го почто бы так глубоко внутрь заходить?» Был сделан вывод шведский флот занял оборонительную позицию. Поэтому русскому парусному флоту предписывалось не становиться сразу в гавань у острова Лемланд, а подойти к шхерным проходам и лавировать на виду у неприятеля, чтобы тот «вышел на баталию». Если последний пе выйдет, то, следовательно, он будет стоять в бездействии, охраняя шхерные проходы к Стокгольму '«.

    Русский план кампании был составлен и подготовлен исключительно для активных действий флота и десанта. По этому плану предусматривалось начать кампанию с решительного морского сражения с флотом противника. В случае пассивности последнего предписывалось начать действовать галерным флотом и десантами с нанесением отвлекающего удара на севере и с последующей высадкой десантов в районе столицы Швеции».

    8 конце июня 1719 г. парусный и гребной флоты соединились у полуострова Гангут и паправились к острову Лемланд, входящему в состав Аландского архипелага. 6 (17) июля 132 галеры, 100 лодок, на борту которых находилось 26 тыс. десапта, прибыли к Лемланду. 8 (19) июля парусный флот, в составе которого находился 21 линейным корабль общим вооружением в 1236 пушек, также прибыл к острову. На острове Лемланд была оборудована временная база флотов. К западу и югу от Аландских островов были высланы четыре русские дозорные корабля под командованием II. А. Сииявина, но шведский флот не показывался48. Не зная, где будут действовать русские десанты, шведское правительство было вынуждено держать свой флот для охраны всего побережья. Оно с нетерпением ожидало прихода английского флота.

    Петр I предусмотрел и эту возможную помощь со стороны Апглин. 28 нюня (9 июля) 1719 г. он издал еще одну декларацию, которая разрешала торговлю всеми товарами со странами в регионе Балтики, в том числе и со Швецией. Но в декларации был опубликован список товаров, считавшихся контрабандными. Он был невелик: «порох, свинец, селитра, пенька и все, что ко флоту надлежит; хлеб всякий и соль». С одной стороны, декларация линеала Швецию жизненно важных для ведения войны припасов, с другой Россия вновь выступила инициатором свободной торговли, чего не объявляла Швеция. Кроме того, русское правительство не конфисковывало контрабандные товары, а задерживало их в портах, что не давало Англии повода посылать свой флот на Балтику якобы для защиты своих торговых судов.

    9 (20) июля 1719 г. на о, Лемланд состоялся военный совет, па котором было решено идти «па швецкую сторону для воинских действ*. Перед походом Петр I выдал инструкцию командующему галерным флотом адмиралу Ф. М. Апраксину, в кото

    155 *'

    [123]рой указывалось: уничтожать военно-промышленные объекты, а «людей не токмо не брать, но не грабить с них и ничем не досаждать, но внушать, что мы воюем для того, что сенат их не склонен к миру». Под страхом смертной казни запрещалось касаться церквей. Купеческие суда, кроме английских, голландских и французских, велено было приводить на Аланд, а старыо сжигать. В инструкции предусматривалась атака и самого Стокгольма, но в случае трудностей приказывалось разделиться иа два отряда и совершить набег на берег между Стокгольмом и Норчёпингом. Отрядам предписывалось двигаться навстречу друг другу: одному от Стокгольма, другому от Норчёппнга50.

    Русский соединенный флот 10 (21) июля двинулся к берегам Швеции, но штиль задержал парусный флот, и он вернулся на базу острова Лемланд. Галерному флоту предстояло действовать самостоятельно. Тем не менее 11 (22) июля с Лемланда была выслана в открытое море эскадра Н. Синявина в составе 7 кораблей следить за появлением неприятельского флота. И в дальнейшем постоянно крейсировал дозор из 4–5 кораблей, прикрыцая действия гребного флота5'.

    Вскоре галерный флот приблизился к шведскому побережью, его увидели шведские посты, возвестившие сигнальными огнями о появлении русских.

    Международная обстановка между тем накалялась. В конце июня 1719 г. английская эскадра адмирала Д. Норриса в составе двух 80-пушечных, двух 70-пушечных, трех 60-пушечных, трех 50-пушечных, одного 40-пушечного, одного 20-пушечного и двух легких кораблей прибыла в Зунд '-1.

    Для выяснения намерений англичан 7 (18) июля 1719 г. Петр I послал к Д. Норрису поручика Н. Ф. Головина на фрегате «Самсон» (капитан К. Зотов) в сопровождении корабля «Ягудинл» и пинка «Принц Александр». За ними цепочкой шли несколько фрегатов и корабль «Перл». Таким образом, русский посланец был подстрахован от неожиданного захвата. Петр [ мог своевременно получить информацию о действиях англичан п принять соответствующие обстоятельствам меры. Капитан К. Зотов передал адмиралу Норрису декларацию, в которой объявлялось, что Россия не препятствует коммерческому плаванию по Балтийскому морю, но с условием, чтобы на торговых судах не доставлялось шведам военной контрабанды33. Петр I писал: «И притом принуждены мы вам объявить, что ежели вы нас о том о всем подлинно и через письменный... ответ и декларацию не уведомите, и не обнадежите, но приближитеся без того объявления со своею эскадрою к нашему флоту или землям и местам, то мы принуждены то молчание ваше принять за знак противности и злого на нас умышляемого и вам повеленного намерения против нас и флота и земель наших, и принимать против того в безопасность свои надлежащие меры по воинскому резону» «.

    Английский адмирал принял посланника и не замедлил с от [123] ветом. В письме от 11 (22) июля он сообщал: «Я прибыл для оказания покровительства купечеству нашему п утиерждения согласия с союзниками государя моего (т. е. английского)»Sд. Адмирал двусмысленным ответом пытался скрыть истинные намерения английского правительства. Декларации, опубликованные русским правительством, не запрещали свободной торговли, а защищать английские купеческие суда столь сильным флотом (14 военных кораблей) не было необходимости. Неясно, о каких союзниках английского короля шла речь ни Россия, ни Швеция но были в состоянии войпы с Англией. Такой ответ не обманул русское правительство, и оно, естественно, расцепило прибытие английской эскадры как помощь Швеции. Документы подтверждают враждебные намерения Англии.

    Статс-секретарь Стенгоп в послании от J0 июля 1719 г. писал послу Д. Картрету в Стокгольм, чтобы тот поставил в известность шведское правительство о том, что английский король готов помочь Швеции па море. Секретным приказом Норрису предписывалось соединиться со шведским флотом и действовать совместно «таким образом, какой по вашему мнению является наиболее эффективным, чтобы уничтожить царский флот»5а.

    Современные западные историки вынуждены признать этот факт, который тщательно вуалировался или замалчивался зарубежной историографией. Вместе с тем они отметили всю бесплодность попыток Англии силой помешать России вести войну со Швецией».

    Появление английского флота в Балтийском море не повлияло на действия русского флота. Русское командование решительно приступило к исполнению задуманного плана. Галерный флот адмирала Ф. М. Апраксина 11 (22) июля стал на якоре у о. Капельшер, находившегося па стокгольмском фарватере от моря к материку. На другой день Апраксин направил отряд генерал-майора П. П. Ласси в составе 21 галеры и 12 островских лодок с 3,5 тыс. человек войска для разведки и высадки десанта севернее Стокгольма. По пути следования им были захвачены три шведа, в том числе лоцман. Они срочно были доставлены в отряд Апраксина.

    13 (24) июля главные силы гребного флота в составе 96 галер, 60 островских лодок, свыше 20 тыс. войска направились юговосточнее корабельного фарватера. Этот путь имел свои выгоды. Идя вдоль стокгольмских шхер, русские галеры имели впереди открытый горизонт, а со стороны моря, защищаемые группой островов от попыток нападения шведского флота, могли осуществлять связь с русскими крейсерами. 15 (26) июля флот Апраксина стал на якорь в 3–4 милях от крепости Даларё, расположенной на материке в 30–35 км юго-восточнее столицы Швеции. От крепости и Стокгольму было два пути берегом и водой, узким проливом. На совещании было решено послать берегом небольшой отряд казаков и 500 человек на островских лодках. Отряд на лодках должен был исследовать годный путь. Отрядам [123] приказывалось продвигаться к Стокгольму вплоть до пригородов, но в «азарт себя не давать», т. е. не увлекаться, а посеять панику, настолько это будет возможно59.

    Сухопутный отряд возвратился 16 (27) июля. По пути он встретил шведский заслон и захватил в плен 9 человек.

    Отряд лодок обнаружил, что пролив заблокирован двумя затопленными судами и охраняется тремя галерами. Лодки иступили с ними в перестрелку и затем возвратились к основным силам русского гребного флота.

    Выяснив обстановку, русский галерный флот под командованием Апраксина 19 (30) июля обошел крепость Даларй и между островами Орно и Утэ снова вышел на фарватер, которым дошел до маяка Ландсорт. Во время похода на островах были сожжены медеплавильные и металлургические заводы, взяты в плен купеческие суда. Островские лодки были отправлены в шхеры и к материку. Всего в 25–30 км от Стокгольма действовали поисковые отряды, высаживаемые с лодок. 24 июля (4 августа) 1719 г. галерный флот достиг г. Нечнпонга, а через 6 дней Норчёпинга. В их окрестностях были уничтожены литейные заводы. Немногочисленные шведские отряды разбегались при приближении русских поисковых отрядов.

    У Норчёпинга 12 эскадронов шведской кавалерии поспетпно отступили, затопив 27 купеческих судов. При отступлении шведы сами подожгли город, да так основательно, что русским солдатам, прибывшим к нему четыре часа спустя, «за великим запалением огня приступить было невозможно»s5. Шведы оставили огромное количество цветных металлов, купеческие суда и 300 чугунных пушек различного калибра.

    Русский гребной флот 3 (14) августа снова пошел к мысу Ландсорт. По пути к нему присоединялись отряды русских десантов, производивших поиск по пути следования галерного флота. 5 (16) августа у острова Руней к флоту Апракспна присоединились суда бригадира Левашова (10 галер, 29 островских, 2278 человек десанта) в°, крейсировавшие у Аланда для захвата купеческих судов. Левашов арестовал 8 купеческих судов. Крепость Даларё была снова обойдена, но с нее был снят тщательный план.

    В это время Апраксин получил от Петра I указание идти. к Стокгольму и, выбрав удобное место для стоянки, производить высадку десантов с целью создания угрозы нападения на шведскую столицу, «дабы тем неприятелю отдыха не дать и не почаял» бы, что конец кампании» в1.

    Ф. М. Апраксин предполагал поставить галеры в 30 км от столицы Швеции и, высадив войска, идти на Стокгольм сухопутным путем. Однако совет командиров и сам Петр I нашел этот плаи очень рискованным. Оставленные со слабым прикрытием галеры могли подвергнуться нападению шведского флота. Было решено, что в этом году следует ограничиться разведыванием фарватеров, ведущих к Стокгольму, и защищающих его крепо [123] стей, чтобы в будущем году «уже ни за чем ни стоять». С этой целью к Апраксину были присланы инженеры и сведущие морские офицеры. Бьгю выяснено, что к Стокгольму вели грц пути в шхерах: Стекзунд, севернее крепости Даларе, узкий пролив, в некоторых местах не более 30 м шириной и до 2 м глубиной; два пути северо-восточнее о. Капелыпера и юго-восточнее макка Корее соединялись у крепости Ваксхольм, находившейся в 20 км к северо-востоку от Стокгольма. 13 (24) августа галерный флот Апраксина подошел к фарватеру Стекзунд. ы на оба берега пролива были высажены отряды И. Барятинского и С. Стрекалова по 3 батальона пехоты каждый. На левом берегу отряд Барятинского, пройдя чуть более километра пути, наткнулся на передовой отряд шведов, состоящий из двух полков пехоты и одного полка кавалерии. Эти силы шведов входили в состав армии принца Ф. Гессен-Кассельского, предназначенной для защиты Стокгольма (всего около 17 тыс. солдат). Разгорелось настоящее сражение. Опо длилось полтора часа. Шведы не выдержали и обратились в бегство. Наступавшая темнота избавила их от исследования.

    На другой день для разведки был выслан небольшой отряд русских. Оп обнаружил значительные силы шведов, а фарватер перегороженным затопленными судами карабасами (карбусамп). После разведки было решено обследовать фарватер от о. Капелыпера до Баксхольма. Для рекогносцировки был послан отряд под командой гпаутбенахта М. X. Змаевича и генерал-майора Дюпре па 21 галере и 21 лодке. Основные силы флота Апраксина с 15 (26) по 18 (29) августа стояли у островов Мс-йан, дожидаясь возвращения разведывательного отряда. Змаевит, не дойдя до крепости Ваксхольм 3 км, остановился и, несмотря на пушечную пальбу, обследовал на шлюпках крепость, с которой инженеры сняли план. Под крепостью было обнаружено 5 линейных кораблей и 5 прамов. На одном из кораблей развевался адмиральский флаг. Фарватер к Стокгольму был перегорожен железными цепями. На обратном пути отряд Змаевича, невзирая на присутствие шведской пехоты и кавалерии, при поддержке огня с галер высадился на берег и сжег имение графа Вредена.

    18 (29) августа отряд соединился с флотом Апраксина. На следующий день русский галерный флот двинулся к о. Лемланд, где в 10 часов вечера был встречен самим Петром I у вновь построенной батареи.

    Столь же успешно севернее Стокгольма действовал отряд генерал-майора П. П. Лассп. Ласси шел северным фарватером вдоль берега, высаживая десанты в Эстхаммарв и Эрегрунде, уничтожая литейные заводы. 20 (31) июля 1719 г. у Капеля (в 7–8 км от г. Форсмарка) русский десантный отряд (1,4 тыс. человек) разбил равный по численности шведский отряд, который, оградив себя засеками (завалами), открыл огонь, но, не выдержав наступления русских, ушел с поля боя, бросив три пушки. [123] 25 июля (5 августа) 1719 г. Ласси выездил 2400 человек десанта для уничтожения железоплавильного завода Леста-Брука. Путь им преградил шведский отряд численностью 300 человек регулярного войска и 500 ополченцев. Угрожая с фронта, Ласси вынудил шведов отступить к основным силам (1Ц00 человек), укрепившим своп позиции в поле. Сковав шводекпй отряд с фронта, Ласси послал для обхода с флангов два русских отряда. Удар во фронт и с флангов вынудил шлодов в панике отступить, оставив семь пушек победителям02. 1 (12) августа отряд Лассн подошел к городу Евле, где под начальством генералов Армфельда и Гамильтона было сосредоточено 3 тыс. солдат регулярного войска и 900 вооруженных жителей. Проход на город Евле был защищен 4-пушечпой батареей. Из города Упсала двигалось подкрепление. Не «вдаваясь в азарт», отряд Ласси разрушил военные объекты в окрестностях города и двинулся в обратный путь. 16 (27) августа 1719 г. галерный флот и десантные войска Ласси пришли к о. Лемланд на базу русского наруспого флота.

    Экспедиция русского галерного флота была весьма успешной. Она нанесла шведской военной промышленности значительный урон посредством уничтожения большого количества металлургических заводов. Были обследованы пути в шхерах к столице Швеции. Моральное значение похода также велико. Шведское население было потрясено беззащитностью своей территории. В июле 1719 г. русский посланник па Аландах А. И. Остерман был принят королевой Швеции, которая в резких тонах высказалась о действиях русского галерного флота против шведского побережья. В своем ответе Остерман указал, что эти действия пока носят разведывательный характер, поскольку шведские представители не спешат с заключением мира и практически страны находятся в состоянии войны. Остерман напомнил шведскому правительству о жестокостях шведской армии, проявленных ею в русских пределах, «о чем еще как в землях... так и инде жалостные памяти и ныне явпы».

    Аудиенция показала, что шведы намеренно обостряют переговоры. Королева вручила Остерману новые условия мира, составленные с помощью английских дипломатов. Они носили провокационный характер. А. И. Остерман, ознакомившись с предложениями шведской стороны, заметил, что «они (королева и канцлер. Лег.) тужить будут о том, что нынешние добрые депозпции... к миру пропустили...». Шведы требовали возвращения не только Финляндии, но и Эстляндии и Лифляндпи. D августе 1719 г. Петр I узпал о новых условиях и приказал прервать переговоры, которые были практически сорваны прп содействии английского правительства. Шведское правительство с нетерпением ожидало прибытия английского флота, надеясь с его помощью отвратить угрозу вторжения русских войск и успокоить птведское население, протестовавшее против разорительной войны.

    В конце июля в Стокгольме наблюдались случаи возмущения народа против продолжения войныдS. Королева Ульрика-Элео [123] нора, явно идя вразрез с истинными намерениями, просила русское правительство прекратить военные действия ввиду якобы намечавшегося заключения мира.

    21 августа (1 сентября) русский галерный флот и десантные войска ушли в Або, а парусный в Ревель. Успехам русского галерного флота содействовал парусный флот, находившийся у о. Лемланд. Он следил за безопасностью галерного флота, рассылал крейсера и постоянно поддерживал связь с командующим Ф. М. Апраксиным. Времепная база флота была укреплена артиллерийскими батареями, защищавшими вход в бухту. Петр I из действий галерного флота сделал соответствующие выводы. Легкие русские суда проникали в самые недоступные места. Как выразился А. Д. Меншиков, «напш сторлядп (галеры) везде прошли». Поэтому, готовясь к кампании 1720 г., Петр I решил создать такое количество судов, которое могло взять па борт 30 тыс. человек десанта. Для будущей кампании было приказано построить 10 конпых галер, 12 щхерботов, увеличить количество до 150 островских лодок. Каждой галере придавалась шлюпка 5\ Така я серьезная подготовка русских вооруженных сил диктовалась чрезвычайно усложнившейся международной обстановкой. Англия стремилась поддержать явно клонящуюся к упадку Швецию и нейтрализовать растущую мощь России на Балтике. Английский посланник в Швеции Д. Картрет дал шведам письменное обещание в помощи английского флота, и 11(22) сентября 1719 г. Швеция уступала Бремен и Верден Ганноверу, т. е. английскому королю Георгу I. Английская дипломатия пыталась создать союз «буферных государств» якобы с целью предотвратить «продвижение России на запад»6S, a на самом деле заставить европейские государства Данию, Польшу, Пруссию отойти от союза с Россией и оставить ее в политической йзоляцпп. 6(17) августа Картрет дал указание Норрису соединиться со шведским флотом с целью разгрома и уничтожения русского флота66, 16(27) августа английский флот у о-ва Борнхольм соединился со шведским флотом. Швеция, ободренная помощью, заняла откровенно враждебную позицию на Аландском конгрессе «. 4(15) сентября 1719 г. русские уполномоченные были отозваны с Аландского конгресса. Долгий конгресс прекратил действие, по шведское и английское правительства нв добились желаемого успеха. Россия решительно приступила к подготовке завершения военных действий.

    Остров Котлин и порт Ревель были дополнительно укреплены. Гавани оградили бонамп, в некоторых местах надстроили стены и поставили дополнительные батареи. Дли ускорения стрельбы орудий были приготовлены пергаментные картулы, применяя которые можно было пе банить орудия, Отпущены скорострельные трубки; предписано было стрелять ядрами с картечью и вернее целиться, «дабы действительно былп выстрела, а не гром один» в6. По берегу размещались наблюдательные посты. Для защиты гавани Ревеля было установлено 300 орудий. [123] Галеры и лодки стояли в готовности с целью отражения неприятели, если оп высадит десант на шлюпках или мелких судах в обход фарватера. Русский флот готовился к зимовке и будущей кампании.

    * * *

    Б 17 Ш г. Швеция ощутила всю опасность своего положения. Ее военный потенциал оказался настолько истощенным, что надежда отбиться собственными силами от русских десантов была ничтожна. За прошедшую кампанию было уничтожено свыше 20 заводов (металлургических, кожевенных и т. Д.), увезено огромное количество железа и меди, потоплено и испорчено несколько 1ысяч ружей и пушен. Однако людей, пе подымавших оружия, не трогали59. Но не материальным уроном характеризовалась сложившаяся ситуация, а тем, что Швеция, надеясь па помощь, практически попала в прямую зависимость от другом державы Англии. Под давлением английской дипломатии, обещавшей помощь, шведское правительство отказалось Припять мирные инициативы России. Англия стремилась сколотить антирусский союз в Европе и заставить другие страиы защищать английские интересы на Балтике. По замыслам ее дппломатов против России должны были сражаться не англичане, а шведы и привлеченные к войне новоявленные союзники.

    21 января (1 февраля) 1720 г. Англия окончательно подписала союзный договор со Швецией. Его одиннадцатый параграф гласпл, что король Великобритании пошлет сильную эскадру в распоряжение шведского правительства, чтобы отразить нападение «московитов на Швецию». Кроме посылки эскадры, Англия обязывалась выплачивать Швеции субсидии вплоть до окончания войны с Россией «*. Но, заключая трактат. Англия не считала нужпым связывать себе руки в договоре указывалось, что посылка эскадры не означает, что Англия вступила в войну. В договоре отмечалось, что союз со Швецией не ограничивает торговлю английских подданных с Россией1'.

    Под давлением Англии 21 января (1 февраля) 1720 г. подписала договор со Швецией Пруссия, обязавшись не оказывать помощь России. Тем не менее прусский король Фридрих-Вильгельм не желал ссориться с Россией. В июне этого же года в специальной декларации оп заявил, что не берет на себя никаких обязательств, направленных против русских интересов73.

    Англия всеми мерами стремилась принудить и Данию заключить союз со Швецией. С октября 1719 г. по июль 1720 г. английские дипломаты принуждали датчан к союзу. Только 3(14) июля 1720 г. Дания была выпуждена принять английское посредничество и заключить договор со Швецией, но по настоянию Франции она потеряла земли, завоеванные у Швеции в ходе Северной войны с помощью России. Таким образом, Дания выпадала из числа надежных союзников73. Как писал Б Л. Долгорукий из Копенгагена, «датчане не умолкают нарекают на короля англнй [123] ского за учинение мира, что дружба короля английского королю датскому не правая» 74.

    Попытки английских дипломатов привлечь к антирусской коалиции Австрию, Пруссию, Польшу, Голландию не увенчались успехом. Глубочайшие противоречия, которые существовали со времен борьбы за испанское наследство, и былые отзвуки территориальных притязаний по-прежнему оказывали влияние на взаимоотношения этих стран. Натянутые отношения сохранялись между Францией и Англией. Русское правительство было прекрасно осведомлено о существовавших противоречиях и сумело учесть их при подготовке к кампании 1720 г.

    Заранее были предприняты конкретные меры с целью предотвращения слухов о каких-либо территориальных притязаниях России и устранения трений с правительствами Польши, Австрии и Ганновера, а также с государствами, сопредельными с акваторией Балтийского моря. В 1719 г. русские войска начали уходить из Меклснбурга и Польши. Они отводились в районы, прилегающие к Риге7'.

    С целью нейтрализации возможных попыток военного вмешательства со стороны Апглпи и несмотря на откровенную враждебную политику английских дипломатов, Петр I 8 (19) апреля 1720 г. издал третью декларацию, разрешавшую англичанам торговать в России. Этим актом русское правительство затруднило разжигание враждебной России кампании в Англии70. Тем не менее русское правительство не обольщалось относительно улучшения англо-русских отношений. Если общественное мнение Великобритании склонялось в пользу России, то ее правящие круги упорно продолжали готовиться к враждебным действиям. Русский посланник в Англии Ф. Веселовский сообщал в феврале 1720 г. в Петербург, что Англия вооружает эскадру на помощь Швеции. По его сведениям, она насчитывала 30 кораблей, экипаж которых превышал 9 тыс. человек77.

    Приготовления Англии пе обескуражили Россию. Насколько принципиальной была ее позиция по отношению к другим странам, свидетельствовал следующий факт. Как только прервались цере говоры со Швецией, в Данию направился отряд русских кораблей (две шнявы и пинк) под командой капитана третьего ранга Н. П. Вильбоа. Ё сентябре 1719 г. отряд прибыл в бухту и заблокировал свыше 100 английских и голландских судов, готовившихся перевезти хлеб в Швецию. 19(30) сентября 1719 г. на рейд Данпдгской гавани прибыли 3 шведских корабля (линейный корабль, фрегат и пинк). Вильбоа сделал все приготовления к сражению и просил коменданта крепости Вексельмюнде, охранявшей гавань, содействовать ему. Опасаясь шведов, равно как и русских, комендант предложил Вильбоа посредничество с целью пропуска русского отряда в Ревель или Петербург. Вильбоа твердо ответил, что, пока царь Петр I не прикажет возвращаться, он будет «стоять здесь до последнего человека» «. В октябре 1719 г. Петр I приказал русской эскадре возвра [123] щаться, но четыре шведских корабля заблокировали выход из гавани, и Вильбоа решил остаться, не допуская шведов в гавань. Петр I, понимая, что прекращение ввоза хлеба в Швецию ставит ее в тяжелейшее положение, был не против зимовки русского отряда в Данциге.

    12 (23) апреля 1720 г. сильная шведская эскадра в составе трех линейных кораблей и четырех фрегатов была направлена из Карльскруны в Данциг79, По вскрытии льда эскадра прибыла на рейд гавани, но шведская королева, зная о русской декларации от 8(19) апреля 1720 г. и не желая кровопролитного конфликта, наказала командиру шведской эскадры выпустить отряд Вильбоа из бухты. Шведы предложили русским свободный выход и обещали в течение 24 часов но начинать преследования. Вильбоа согласился уйти с условием разрыва во времени в 48 часов. Получив согласие, русская эскадра благополучно прибыла в Ригу. Этот эпизод подтверждает, что шведское правительство после опубликования русского мемориала не было твердо уверено в посылке английского флота к берегам Швеции. Да и английскому правительству, несмотря на явное желание помочь Швецип военной силой, приходилось исполнять свои обязательства по отношению к ней в завуалированной форме. В начале апреля 1719 г. статс-секретарь Дж. Стенгоп заявил Ф. Веселовскому, что, дабы русское правительство не имело претензий к Англии, оп сообщит русскому посланнику «список с трактату нашего со Швецией и с инструкций, которые мы дали адмиралу Норрису». Тем не менее ни копии англо-шведского договора, ни инструкции русскому послу вручены не были. В письменном виде лишь сообщалось, что английская эскадра идет в Балтийское море для защиты Швеции и содействия в заключении мира с Россией й°. Стенгоп просил довести содержание письма до сведения Петра I. Естественно, такая позиция Англии не могла не повлиять на подготовку вооруженных сил России к предстоящей кампании, которая началась заблаговременно зимой 1720 г.

    С наступлением веспы и по вскрытии льда она активизировалась. Адмиралу Ф. М. Апраксину было предписано подготовить парусный флот81 и морские базы, а командующему сухопутными войсками генералу M. M. Голицыну приказывалось провести смотр войскам в Финляндии. В марте 1720 г. Апраксин дал инструкцию капитап-командору В. фон Гофту провести поиск у берегов Швеции с целью определения мест стоянок для русского флота. В ней было указано не входить в конфликт с иностранными торговыми судами, но с особой строгостью отнестись к осмотру шведских торговых судов. Предписывалось внимательно следить за приходом английских военных кораблей в Балтику. С этой целью из эскадры выделялся корабль для крепсирования в районе Дагерорта. С появлением англичан эскадре Гофта было велено идти к Наргену и послать сообщение об английском флоте в Ревельвг.

    14 (25) апреля 1720 г. эскадра Гофта в составе 7 кораблей [123] и 1 фрегата вышла на поиск к берегам Швеции93. Фрегат «Ландсдоу» под командой капитана П. Бенса был направлен из Ревела с целью перехвата 11 торговых судов, на которых шведы намеревались из Голландии перевезти медные пушки. Фрегат Бенса, не обнаружив судов, прибыл в Копенгаген и остался в распоряжении посла Долгорукого до сентября 1720 г.

    Петр I планировал начать военные действия зимой. Для этой цели выделялась партия казаков, которой предписывалось перейти ио льду Ботнический залив из Басы в Умео и тревожить шведское побережье. Таким образом, несмотря на то что Англия подписала союзный договор со Швецией, русское правительство ие отказалось от активных действий. Теплая зима и слабый ледовый покров залива вынудили русское командование отказаться от выполнения этого плана. Было решено отлояшть операцию до весны и выполнить ее галерным флотом с десаптом. 4 (15) марта был выработан план действий. Им предписывалось послать треть галер к городу Васе, перейти Ботнический залив и действовать в районе шведского города Умео, нанеся отвлекающий удар. Главным силам галерного флота предстояло идти проливами Аландского архипелага к шведскому побережью в район города Гевле, «чтоб какой возможно убыток неприятеля учинить, дабы тем обнадеживание английское опровергнуть», но в «азарт себя не допускать, дабы ежели проиграем... более неприятелей самим на себя не подвигнуть». Ревельской эскадре под командованием Гофта надлежало «прикрыть флот галерный» и иметь надежную связь с командующим русским флотом Ф. М. Апраксиным, который находился в РевелеSi.

    22 апреля (3 мая) 1720 г. в Ревель был послан указ подполковнику П. М. Голицыну подготовить полки гвардии и галеры к походу85. Три полка {Ингерманландекий, Астраханский и Киевский) направлялись в Ревель для защиты от возможного нападения шведского десанта, который при помощи английского флота мог высадиться у Ревеля. Гавань па острове Котлин также была усилена устройством двух дополнительных батарей из ста и восьмидесяти 18–24-фунтовых пушек.

    В конце апреля галерный флот из 105 галер (из них 19 конных), 110 островских лодок, 8 бригантин и десанта численностью в 24119 человек30 вышел из Або но направлению к западным островам Аландского архипелага. Активным действиям русского десанга способствовало сообщение р;г~ских послов Б. Куракана пи Гааги и В. Долгорукого из Копенгагена. В феврале марте 1720 г. они писали русскому правительству о состоянии готовности швецон и англичан к предстоящей кампании. По их сведениям, шведы готовили десант и транспорт на 24 тыс. человек. К кампании на море вооружалось 17 военных кораблей. Шведское правительство ожидало помощи войсками от Ганновера, а аз Англии прихода военного флота. Русские послы также сообщали, что шведам будет трудно собрать войска из-за «малолюдства», английский флот задержится на месяц: англичане ссы [123] дались на трудности перехода пролива Каттегат в темные ночи97. Зти сведения были весьма своеврененаы и повлияли на планы кампании.

    Русское командование решило действовать, опережая противника. Петр I уже 11 (22) апреля 1720 г. дал указание адмиралу Апраксину о подготовке десантов к боевым действиям: «Приход Норисов пе так чается быть скор, как разглашали, и для того писали, мы к господину кн. Голицыну, ежели возможно до его (Норриса. Авт.) прибытия делать, чтоб не опуская времени делали осмотр по тамошним случаям» п. Пока английский флот в составе 21 линейного корабля и 10 фрегатов начал 16 (27) апреля свое двпженио к берегам Швеции, 24 апреля (5 мая) к неприятельскому побережью, как предписывалось плавом, вышел из Або русский отряд под командованием бригадира Менгдена на 35 галерах (из них 9 конных) с 6282 солдатами десанта (в том числе 162 казаками) вэ. Пройдя шхерами до Васы, русский отряд пересек Ботнический залив и приблизился к побережью Швеции в районе городов Старый и Новый Умео. Менгден высадил конных казаков, произвел разведку побережья а, углубившись более чем на 30 км, разорил неприятельские магазины, захватил торговые суда. S (19) мая его отряд благополучно вернулся в Васу.

    Английский флот только 12(23) мая прибыл в Швецию и, соединившись со шведским флотом, двинулся к берегам России, не подозревая, что русские войска хозяйничают за его спиной на побережье Швеции. Результаты экспедиции Менгдена были оценены следующим образом; «Хотя сей поиск над неприятелем не мозкет в велико почтен быть, ежели бы то в иной случай было учинено; но при сем случае, когда английский флот обещал их оборонить, пред которых очьми то учинено, за знатное дело почтен быть может» s°.

    Экспедиция русского отряда показала шведскому правительству, что защита англичан не может избавить Швецию от десантов русского флота. Набег отряда вынудил шведское командование отказаться от активных действий против русских военных портов.

    В конце мая 1720 г. англо-шведский флог появился у Ревеля, где все было готово к защите. Помимо гарнизона, население города вооружилось не только ружьями, выданными губернатором, но и личным оружием. Вскоре англо-шведскйй флот приблизился я стал на якорь в трех милях от города». Английский флот насчитывал в своем составе 18 линейных кораблей (от 50 до 90 пушек на каждом), 3 фрегата, 2 бомбардирских судна и

    1 брандер. Шведский флот состоял из 7 лилейных кораблей (от 64 до 70 душек на каждом), пинка, бомбардирского судна и

    2 брандеров9П.

    Адмиралу Норрису немедленно был дослан запрос от командующего русским флотом Апраксина, с какой целью прибыл английский флот, и указывалось, что «такой выше приближение [123] к оборонам здешних мест принадлежащим, не ипако как на явной знак неприятства от нас принято быть может и мы принуждены будем в подлежащей осторожности того себя содержать» «. Норрис написал ответ на имя Петра I, но Апраксин, не имея полномочии непосредственно принимать письма на имя царя, не взял его. Норрис был вынужден объясняться с русским адмиралом. В письме Апраксину он писал, что приход английского флота на Балтику совершен исключительно с целью посредничества а переговорах России и Швеция'1. АддшралАпраксмнвсвоем ответе напомнил Норрису о дипломатических правилах и указал, что если английский король желает что-либо предложить русскому царю, то он может прислать посланника или самого Норриса с полномочной грамотой, как это принято между государствами. Пока шла длительная переписка между адмиралами, англо-шведский флот занялся промерами глубин между Наргеном и Вульфом с целью выяснения возможности высадки десанта. Были предприняты и практические действия. Высадившись на острове Нарген, союзные силы сожгли «избу да баню, которые сделаны были для работных людей» ej. Совершив этот «подвиг», они не знали, что делать дальше. Адмирал Норрис убедился, что нападение на укрепленное русское побережье без достаточных сухопутных воаск неосуществимо. Положение англо-шведского флота усугублялось и слабым знанием акватории этого района. Насколько неподготовленной оказалась эта экспедиция, свидетельствует и тот факт, что советником англичан был француз барон Севт-Нлер, бывший директор русской Морской академии, уволенный с русской службы по несостоятельности. Сенатор А. А. Матвеев весьма точно определил знапия французского барона. В декабре 1710 г. он писал: «С. Илер, во время пребывания своего в академии, ни одного кадета в дальнейшую науку не произвел, Е успехов в самой меньшой науке свидетельствовать не может, не только не превосходит профессоров, но и навигаторской науки не знает» s*. В свое время один из проектов Сент-Илера заслужил от Петра I следующую резолюцию: «По сему мочно зпать, что не много у.ма, попеже всех глупее себя ставить» Bп. Англичане и сами дивились знаниям барона. «Знаток России» на карте ревельского рейда, составленной им, указал речку Брягитовку (Пириту), якобы протекающую через гавань.

    Пока союзники в течение трех дней маялись под Ревелем, адмирал Норрис 2 (13) июня получил неожиданное известие о нападении русского десанта под командованием Менгдена да шведское побережье. Союзный флот вынужден был спешно идти к Стокгольму*3. Норрис даже не дождался ответа Апраксина на свое второе ппсьмо. Так бесплодно закончился поход англошведского флота.

    Тем временем Петр I продолжал подготовку к действиям на море. Он произвел боевую проверку виовь спущенных судов русского флота. В 5 милях от крепости Кроншлот в течение нескольких дней 5 линейных кораблей проводили учения, которые [123] были признаны успешными89. Присутствие английского флота на Балтике пе повлияло на планы русского командования. Оно по-прежнему стремилось оказать давление на шведское правительство и посредством десантов вынудить его начать мирные переговоры.

    12 (23) июня эскадра под командованием Гофта отошла от острова Котлин и приступила к крейсировацию между Гапгутом и Рогервиком. Галерпып флот под командованием M. M. Голицына переместился из гавани острова Лсмланд к финским берегам залива. Русское командование считало необходимым сосредоточить галерный флот и десантные войска в одном месте под прикрытием парусного флота впредь до выяснения направления дальнейших действий соединенного англо-щведского флота. Но это решение не означало отказа от активных действий. Гренгамское сражение явилось ярким свидетельством наступательного характера кампании 1720 г.

    После ухода русского галерного флота от о-ва Лемланд там появились разведывательные шведские галеры. Петру I донесли, что три шведские галеры захватили одну из семи русских лодок, севшую на мель. Несмотря на то что из русских воинов никто не попал в плен, Петр I выразил недовольство потерей лодки. Он приказал M. M. Голицыну провести разведку и очистить Лемланд от неприятеля.

    24 июля (4 августа) русская флотилия под командованием Голицына в составе 61 галеры, 29 лодок, на которых находилось 10 941 человек десанта «ш, вышла к Або, намереваясь достичь Аландского архипелага. Там недалеко от о-ва Лемланд уже находились две швсдскпе эскадры: под командованием К. Шёблада в составе 1 линейного корабля, 2 фрегатов, 2 галер, галиота и 2 шхерботов; вторая эскадра под командованием К. Вахмейстера насчитывала 3 линейных корабля, 12 фрегатов, 8 галер, 2 бригантины, 3 тхербота, галиот, шняву и брандер101.

    26 июля (6 августа) русские галеры подошли к проливу близ Лемланда и у острова Фрисберг обнаружили эскадру Шёблада. Сильный ветер и большие волны помешали ее атаковать. Русские галеры стали па якорь у берега в затишье и выжидали удобного момента для атаки. Но ветер не стихал. На следующий депъ состоялся консилиум командиров русского флота, на котором было решено: отойти к удобной стоянке у острова Гренгам и, «когда погода будет тихая, а оные суда далече пе отступят, чтоб абордировать». Как только русские галеры стали выходить из-под прикрытия острова Рёдшер с плеса Гренгама по направлению к проливу между островами Бренде и Флисё, эскадра вице-адмирала Шёблада, усиленная кораблями из другой эскадры (всего 14 вымпелов: 1 линейный корабль, 4 фрегата, 3 галеры, шнява, галиот, бригаптина и 3 шхербота), снялась с якоря и устремилась в погоню за русским гребным флотом,02. Русские галеры втянулись в пролив между островами, изобилующий мелями и рифами. Четыре шведских фрегата, шедшие первыми, попав в уз [123] кое место, с трудом лавировали и управлялись. M. M. Голицынприказал галерам остановиться и атаковать шведов. К. Шёблад,. шедший на линейном корабле за фрегатами, дал сигнал своим кораблям построиться в боевой порядок развернуться бортами к галерам, чтобы встретить их залпами бортовой артиллерии. Крупные и глубоко сидящие корабли шведов с большим радиусом циркуляции оказались беспомощными. Фрегаты «Венкерн» и «Шгорфенико, разворачиваясь, сели на мель и были окружены русскими галерами. Закипел упорный абордажный бой. Ни высокие борта, пи абордажные сетки но остановили порыв атакующих. Шведские корабли были взяты в плен. Два других, фрегата, «Кискин» и «Данскерн», пыталпсь вырваться из западни, но им помешал маневр командующего эскадрой вице-адмирала Шёблада. Увидев решительную атаку галерпого флота, не обращавшего внимания на отчаянное сопротивление команд шведских корз&леш, Шёблад попытался сделать фордевинд (поворот по ветру) и, поймав направление ветра, уйти в открытое море. Инерция хода, ограниченное время для переноса парусов до нужного угла неминуемо закончились бы плепенпом корабля. Шеблад приказал бросить якорь, не опуская парусов. Егокорабль совершил поворот на месте, поймал ветер. Обрубив ка [123] пат, Шёблад повел его в открытое море. Этот маневр шведского

    флагмана перекрыл дорогу фрегатам «Кискип» л «Данскерн», которые были взяты на абордаж. По сигналу M. M. Голицына свыше десятка галер под началом полковника Чубарова пустились в погоню за флагманом. Свежий ветер помешал ногоне, хотя выстрелами пушек с галер у флагманского корабля были отбпты

    .доскп кормы '«".

    Русские взяли в плсй четыре фрегата («Шторфеникс»

    34 пушки, «Вепкерн» 30 цушек, «Кискин» 22 пушки, «Данскерн» 18 пушек) и 407 человек экипажа. 103 человека

    шведы потеряли убитымиii*

    Русские потеряли 82 человека убитыми и 246 ранеными. Бой был ожесточенным и решительным. Об атом свидетельствует и тот факт, что более 40 человек были обожжены пушечными газами, 43 галеры получили серьезные повреждения'«.

    Гренгамская победа произвела внушительное впечатление в Евроие. Она показала, что помощь англичан не спасает Швецию пи от набегов на ее побережье, ни от пленения шведских военных кораблей.

    Петр I по поводу победи писал А. Д. Меншикову, что она произошла «при очах английских, которые равно шведов обороняли, как их земли, так и флот» '°й.

    Шведские плененные фрегаты были приведены в Петербург. В честь победы выбили медаль с надписью: «Прилежание к

    .храбрость превосходит силу». Гренгамская победа угнетающе подействовала на иностранных дипломатов, которые надеялись

    е помощью английского флота запугать Россию «".

    Успех Гренгамского сражения был достигнут благодаря тес

    .ному взаимодействию сухопутных войск и флота. Массовое и

    'Организованное применение галер отвечало условиям театра военных действий. Шхерные районы были заблаговременно хорошо изучены. Армейские десантные соединения и части отличались высокой степенью подюто&кн. Парусный флот вел разаедау я

    -охранение галер в открытом море. Победа при Гренгаме оказала большое влияние на ход войны.

    После сражения русский корабельный флот возвратился на

    стоянку в Ревель и Котлпяскую гавань. Галерный флот отошел на финские базы, обеспечшзая безопасность побережья Финляндии. Главные силы сухопутных войск (15 полков) расположились в Або, а 5 полков в Гельсингфорсе. Так завершилась военная кампания 1720 г. Теперь развернулась борьба на дип

    .ломатическом поприще, проходившая в обстановке возраставшей

    .нервозности шведского правительства.

    * * *

    В июне 1720 г. новый король Швеции Фридрих I Гессен-Кассельский '°в заявил, что страна не может продолжать воину, -если, кроме Англии, ей не окажут помощи Франция и Пруссия. Французский дипломат Г. Де-Лавя сообщал: «Король шведский [123] РУССКАЯ ГАЛЕРА XVIII в.

    и королева, супруга его, сильно тронуты горестным положением,до которого дошли, стали, по-видимому, сожалеть, что в начале' первых переговоров о восстановлении мира на севере предпочли' короля Великобритании царю. Они только поэтому согласилисьна все, сделанные ими в пользу этого государя, так и в пользу королей прусского и датского, уступки, что их уверили, будто' за эти уступки им помогут возвратить все провинции, отнятые у Швеции царем; а между тем не только эти уверения не исполнились в действительности, но они увидели себя в необходимости купить мир с этим монархом путем еще новых уступок» |С1й.

    После Гренгама в Швеции наступило отрезвление. Правительство было потрясено поражением своего флота. Вызывала недоуменно пассивность флота английского. Правительство Великобритании много обещало, но ничего не предприняло для спасения: Блвеции. Англия воочию убедилась, что демонстрация силы неь принесла ожидаемого результата, а к серьезному столкновению' с Россией она не стремилась. Население, особенно купечество и парламентарии, осуждало какие-либо военные действия против России. Было ясно, что русское государство не позволит оказывать на себя ни политическое, ни военное давление. Политика1 короля Георга I, пытавшегося сколотить антирусскую коалицию, после Гренгамской битвы оказалась на грани провала. В дальнейшем ло мере развития событий она потерпела полный крах. Как и предполагал Петр I, английский народ не желал воевать [123] за чуждые ему интересы. Англичане понимали, что в случае непосредственного вступления страны в войну против России па ^спех нельзя было рассчитывать110.

    Посланник Де-Лави в письме во Францию от 30 августа (10 сентября) указывал, что Россия становится с каждым днем все могущественнее и опаснее для соседей. Одпако царь показывает «расположение жить в маре... и примириться со Швецией... Англия нисколько не пугает его... Царь пользуется пребывапиом своим в столице для улучшения зданий и каналов в городе, а также s для ускорения постройки кораблей. За лето спустили ужо четыре линейных корабля и рассчитывают до зимы спустить еще два, а в будущем году шесть; здешнему государю постройки их обводятся гораздо дешевле, чем другим нациям...» *».

    8 августе 1720 г. французское правительство, оценив ситуацию, предложило свое посредничество в переговорах между заинтересованными странами: Россией, Швецией и Англией. Оно надеялось нажить политический капитал, а заодно и ослабить влияние Англии в районе Балтийского моря»2. Английская дипломатия оказалась в затруднительном положении. Растущая мощь России и ее авторитет на международной арене могли способствовать образованию коалиции в составе России, Польши и Австрии, к которой могли примкнуть Дания и Пруссия»3. Боясь оказаться в изоляции, английское правительство решило поддержать идею мирных переговоров.

    Англия отклонила просьбу шведского правительства оставить та зимовку несколько кораблей. Английский секретарь Д. Стонгоп в письмо адмиралу Норрису от 1(12) октября 1720 г. указывал, что выполнение просьбы шведского короля об оставлении на зимовку кораблей с целью оказания помощи Швеции в начале 1721 г. не даст желаемого результата, поскольку в период .замерзания моря они будут бесполезны114. Но истинные причины отказа раскрыл сам Георг I. Ои писал Фридриху I: «Я заклинаю ваше величество, как верный друг и союзник, не теряя времени, заключить мир с царем и устранить, поскольку это от вас зависит, неудобства И опасности, каким подвергает вас и ваше королевство теперешнее положение» '*». Английский король советовал шведскому правительству заключить мир без его посреднияеетва. Фактически это означало отказ от тех условии, которые он упорно отстаивал в течение 1719–1720 гг. Это был полный провал английской дипломатии, так много обещавшей Швеции, которая была поставлена па грань военного и экономического краха.

    9 (20) августа 1720 г., когда по существу закончились военные действия, в Стокгольм был послан русский уполномоченный А. И. Румянцев с официальной миссией поздравления Фридриха I со вступлением на престол. Шведское правительство ожидало, что он привез условия мирного договора. Но их не оказалось. Было предложено только заключить временное перемирпе [123] и обмениться пленными. Шведы были крайне разочарованы, поскольку многого ожидали от приезда Румянцева.

    2 (13) мая, когда еще шли военные действия, Фридрнх I отправил в Петербург своего генерал-адъютанта М. Впттенберга для извещения русского правительства о своем вступлении на престол. Петр I оказал исключительное внимание шведскому посланнику. Он показал ему Петербург и остров Котлип русскую базу военного флота, заметив при этом: «Хотя и не обычай между воюющими показывать крепости неприятельскому офицеру, но зато теперь Швеции не надобно терять денег на шпио,пов, понеже посланник все видел» «G. Шведы надеялись, что Петр I возьмет на себя инициативу начала переговоров. Но они ошиблись. Просить о мире русские не собирались, ибо ждали предложений от противника. В последние дин пребывания Румянцева в Стокгольме шведское правительство заявило о своем желании «для общего блага обоих государств и пресечения разлития крови» начать мирпые переговоры.

    12 (23) ноября А. И. Румянцев возвратился в Петербург и поставил в известность царя о том, что шведы желают мпра. Петр I не замедлил с ответом. Оп отправил письмо королю Швеции, в котором советовал «прямо приступить к переговорам о мире», и предложил место переговоров финские города Ништадт или Раумо на выборт. Местом переговоров был выбран Ништадт. Шведский король попросил французского посланника Я. Кампродона встретиться с русским правительством и выяснить его позициют. Он надеялся, что английские и французские дипломаты могут оказать ему помощь и избежать унизительных условий мира. Эта надежда возникла в результате решения английского правительства выслать русского посла М. Бестужева из Лондона, после того как он вручил английскому королю декларацию, в которой в открытой форме осуждались действия Великобритании по отношению к России.

    23 ноября (4 декабря) 1720 г. Бестужев покинул Англию. Петра I это пе удивило, так как он отлично понимал, что английское правительство вынуждено было хотя бы в дипломатической форме высказать свое отношение к России. Но реальной помощи Швеции опо уже не могло оказать. Русское правительство предвидело колебания Швеции и ее ожидание помощи со стороны крупных европейских государств, но этим надеждам не суждено было сбыться. В депеше от 27 декабря 1720 г. (7 января 1721 г.) французский посланник Г. Де-Лави сообщал: «Достоверно одно, что его царское величество отнюдь не намерен провести себя лживыми переговорами и весьма предусмотрительно старается обезопасить себя от всяких нечаянностей». С сожалением отмечалось, что теперь у русских столько агентов при ипостранных дворах, что они знают все, что там делается |1Я. Действительно, русское правительство готовилось во всеоружии встретить предстоящие переговоры. В этом убедился и Я. Кампредон, прибывший в феврале 1721 г. в Петербург. [123] Кампредон, согласно инструкции Фридриха I, попытался навязать России условия шведской стороны: русским предлагалось ограничиться Петербургом, Нарвой, Кексгольмом и землями Ингрии.

    Русское правительство твердо стояло па полициях программы, которую оно выдвигало па Аландском конгрессе: к России должны были отойти Эстляндия с Ревелем, Лифляпдня с Ригой, Ингерыанлапдия, Выборг и Карелия. Как и прежде, Россия отказывалась от присоединения Финляндии. «Мы не хотим больше иметь столкновения со своими соседями, заявил А. Д. Меншиков, а для этого надо, чтобы нас разделяло море. Царь не уступит пи Ливонию, ни Эстонию, а с другой стороны, он не желает из собственного окна видеть землю соседа» ,'1'. Русская сторона была согласна сделать еще некоторые уступки заплатить денежную компенсацию за Лифляндию п пе поддерживать притязаний голштипского герцога Карла-Фридриха на шведский престол12i. На этом предварительные переговоры окончились. Кампредон увидел, что «шведы имеют самое ложпое понятие о состояиип дел царя...». Пребывая в Петербург, он через надежных агентов собрал сведения о военном положении России. Ему сообщили, что русская армия насчитывает 115 тыс. человек регулярного войска и что русская пехота находится в превосходном состоянии. Солдаты и офицеры регулярно получают денежное пособие. Казна полна, открываются залежи железной руды, доходы растут. В Финляндии сосредоточено 25 тыс. солдат, и царь планирует переместить туда еще 15 тыс. человек, намереваясь создать 40-тысячный десант. Для этого готовы 200 галер. Русский флот насчитывает около 48 военных кораблей, не сч1тая фрегатов. Всего же у него имеется в наличии 300 галер и более 1100 грузовых судов. Царю известно о бедственном положении в Швеции 1Eп. Эти сведения еще раз убедили Кампредона, что для спасения Швеции необходимо скорейшее согласие короля, с тем чтобы предотвратить готовящуюся кампанию русских. В конце марта 1721 г. Кампредон вернулся в Стокгольм с твердым намерением убедить короля согласиться заключить мир на условиях, предложеппых русским правительством.

    Петр I деятельно готовился к предстоящей кампании. У шведского правительства необходимо было отпять всякую надежду на затягивание мпрпых переговоров, открытие которых намечалось на апрель 1721 т. В последний год войны русские вооруженные силы находились в блестящем состоянии. Помимо регулярной армии, насчитывавшей свыше 100 тыс. человек пехоты и кавалерии, в России находились гарнизонные войска, состоявшие из 51 полка пехоты и 4 драгунских полков общей численностью в 71339 человек. Иррегулярная конница (донские, украинские казаки, башкирские и калмыцкие конники) составляли контингент в 125 тыс. человек. Русская крепостная артиллерия насчитывала 8100 стволов. Особенно сильно был вооружен Петербург 590 орудий ,аз. [123] Продолжал наращивать свою мощь ж русский флог. Б феврале марте 1721 г. на воду в зимних условиях были спущены еще три корабля. Для этого во льду сделали проруби, заполнив их мелкими кусками льда. Спуск прошел благополучно. Парусный флот приводился в боевую готовность. К кампании 1721 г. готовили 29 линейных кораблей, 6 фрегатов, вооружениях 2128 орудиями. Экипаж флота насчитывал 1С 121 человека '«. Галерным флог включал 171 галеру и 22 87Ь человек десанта'«.

    В ином состоянии находились вооруженные силы Швеции. Страна была доведена почти до полного экономического краха. Войска даже не получали жалования. Но сведениям агентов было выяснено, что к предстоящей кампании в окрестностях Стокгольма готовят лагерь на 20 тыс. человек солдат, по армия не надежпа. Офицеры и солдаты недовольны пи королем, ни сенатом, ибо у них наполовину сокращено жалование. Б войсках отмечалось брожение. В марте взбунтовался кирасирский полк.Он воспротивился нереформированию в пехотный и направлению лешим порядком на защиту Стокгольма. В мае 1721 г. войска открыто заявили, что если им не будут платить жалованья, то при вступлении русских на берег Швеции они не станут обороняться и сложат оружие. Отмечалось, что моральное состояние населения Швеции сильно упало. «Вся Швеция, писал М. Бестужев, и целиной бедыостп и в отчаянии, что больше войны не хотят и что все единогласны в том намерении, наипаче же и войска» ,26.

    Швеция намеревалась иметь к предстоящей кампании 18 линейных кораблей и сильный галерный флот. По сделать это не было ни сил, ни средств. Удалось подготовить только 11 линейных кораблей, 3 фрегата, брандер и немногим более 30 галер 1г'. В целях деяниформащпг относительно своих реальных возможностей продолжать войну правящие круги Швеции стало распространять ложные сведения, будто на помощь к ним отправлено 20 тыс. австрийских, 20 тыс. французских, 10 тыс. датских п IЯ тыс. английских войск iп3.

    Петр I внимательно следил за действиями шведского правительства. В замок Кропборг (близ Копенгагеиа) был послан лейб-гварднп урядник И. Толстой. В случае прибытия английкого флота в Копенгаген ему надлежало пересчитать корабли и, наняв судно, срочно доложить об этом командующему русским Балтийским флотом Ф. М. Апраксину. Подобные же инструкции получили представители России в Голландии (Б. И. Куракин) и Дании (М. П. Бестужев).

    Шведское командование планировало, как и в прежнюю кампанию, вести оборонительные действия. Большие надежды возлагались на помощь Англии. Король Георг I обещал послать английский флот на Балтику, а такн^с содержать 13 тыс. шведского войска за свой счет. Он советовал шведам заключить перемирие до мая 1721 г. Важно было выиграть время для создания коалиции против России. И на этот раз шведское правительство [123] было введено в заблуждение. Оно снова ориентировалось на помощь извне без твердых гарантий ее получить.

    24 апреля (5 мая) 1721 г. в Ништадт прибыли шведские уполномоченные И. Лшшенштет и О. Стремфельд. Через три дня туда приехал и русский уполномоченный Я. В. Брюс, а в мае А. И. Остерман. Представители Швеции начали договариваться о мире и просили именем своего короля, чтобы воинские действия были остановлены. Но это миролюбие явилось результатом выжидательной тактики. Шведская сторона надеялась выяснить, какую позицию займет Англия и насколько действенной будет ее помощь.

    Русское правительство самым пристальным образом следило за развитием событий. В апреле 1721 г. из Гааги от В. И. Куракина пришло сообщение, что английский флот намерен отбыть к берегам Швеции. Его командующему адмиралу Норрпсу было приказапо «токмо оборонять Швецию, а наступательного ничего не чинить» ,гэ. Английское правительство уже не решалось на открытое вмешательство в военные действия па Балтике. Посланнику в Швеции У. Финчу указывалось, что Англия не в состоянии более поддерживать Швецию, ибо нет шансов пожать плоды, на которые шведский король рассчитывал от помощи Англии, и потому необходимо стремиться к миру.

    13(24) апреля 1721 г. английский флот под командованием Д. Норриса отправился на Балтику. Он насчитывал в своем составе 25 линейных кораблей и 4 фрегата ,ао.

    В конце апреля флот прошел мимо Копенгагена и встал у острова Борнхольм. 3(14) мая 1721 г. Петр I писал M. M. Голицыну, что «английский флот ... пошел в море и чаю его быть ныне в Зунде, того имейте осторожность» ,3'. Русское командование приняло решение направить к берегам Швеции десантный отряд П. П. Ласси. Оно считало, что таким образом можно скорее заставить шведов заключить мир. Отряд Ласси состоял из 5 тыс. человек пехоты и около 400 казаков. Он располагался на 30 галерах, 9 лодках, 33 итлклтках и 1 боте. Отряд благополучно прошел мимо мыса Гангут и взял курс па Аландский архипелаг. Затем он пересек Ботнический залив, 17(28) мая приблизился к крепости Евло и произвел высадку в 2 км севернее ее. Небольшие партии, выделенные ну его состава, углублялись на несколько миль. Шведекпе войска серьезного сопротивления не оказывали. 8(19) июня 1721 г. десант Ласси дошел до Умео, где стояли два шведских полка {пехотный и кавалерийский), которые при приближении русских стали уходить в Питео. Отряд Ласси морем переместился в этот район. Оттеснив шведов, русский десант произвел высадку. Здесь Ласси получил приказ прекратить военные действия.

    Выполнив поставленную задачу, отряд Ласси 17(28) июля вернулся в город Баса. Основпой результат похода десанта Лассп состоял в моральном воздействии на противника. П. П. Ласси рапортовал M. M. Голицыну: «В здешней земле великий страх [123] происходит, а войско, кроме двух полков, кои здесь в Вестерботе (район Умоо Пптео. Авт.), пошло все к Стокгольму...» «*

    Швеция оказалась неспособной отразить небольшой русский десант. Прапителъство страны, опасаясь прямого нападения на столицу, стягивало войска к Стокгольму, оставив фактически без защиты все северо-восточное побережье. Шведские уполномоченные в Ништадте от именп короля обратились 30 мая (10 июня) к русским послам с просьбой прекратить военные действия. Брюс il Остермап выразили готовность это сделать. 7 (18) июня 1721 г. шведы предложили заключить прелиминарный договор. Но Петр I справедливо усмотрел в этом попытку затянуть время, чтобы затем отказаться от подписания мирного договора. Русские уполномоченные, следуя указаниям Петра I, отклонида предложение подписать прелиминарный договор. Они настаивали на окончательном решенпи спорпых вопросов. Главным условием мирного договора являлось обеспечение для России выхода и Балтийскому морю, закрепление за Россией ее исконных земель на побережье Финского залива, а также Эстляндии п Лпфляндпн.

    Шведские уполномоченные, видя, что русское правительство выполнило их просьбу прекратить военные действия, спова начали тянуть время. Они вели долгую переписку со своим правительством, объясняя задержку ответов то непогодой, то длительным обсуждением вопросов s шведском сенате (Государственном совете) .

    30 июля (10 августа) M. M. Голицын получил пз Петербурга приказ: со всем галерным флотом и десантом идти к Аландским островам и действовать по указаниям русских уполномоченных в Ништадте. В конце августа 1721 г. соединенный русский флот из 124 галер под командованием M. M. Голицына остановился у одного из островов Аландского архипелага. Затем он произвел разведку, готовясь начать активные военные действия против шведов. Единственным средством избежать вторжения русских десаптов на шведскую территорию было теперь заключение мирного договора. Он был подписан 30 августа (10 сентября) 1721 г.

    Петр I был доволен столь благополучным завершением. Он писал русским уполномоченным: «Скорая ведомость пас всех зело обрадовала и что сия трехвременная жестокая школа такой благой конец получила, понеже трактат так вашими трудами зделан, хотя б написав нам и толко для подписи послать шведам более бы того учинить нечего, за что вам зело благодарствуем. И что славное в свете сие дело ваше никогда забвению дредатися не может, а особливо что няколи наша Россия такого полезного мира не получала...» ,зэ.

    Менаду сторонами устанавливался «вечьгый истинный и ненарушимый мир па земле и на воде» 1М. Швеция уступала России «в совершенное непрекословпое вечпое владение и собственность» Лифляндию, Эстляидпю, Ингерманландиго п часть Карелии с [123] Выборгским округом, города Рига, Пернов, Ревель, Дерпт, Нарва, острова Эзель и Даго и другие прибрежные территории.

    Условия Ништадтского мира отвечали интересам России. Она получала возможность наладить культурное, экономическое и политическое общение со странами Запада, многие из которых, в свою очередь, были жизненно заинтересованы н развитии экономических, особенно торговых, связей с Россией. В результате заключения Ништадтского мира Россия возвратила себе берега Балтийского моря.

    Для Швеции мир был крайне необходим. Война пагубно отразилась на состоянии шведской культуры и экономики. Она унесла тысячи человеческих жизней. Хозяйственная жизнь страны замерла. После окончания Северной войны экономика страны стала восстанавливаться. Для Швеция мир явился и освобождением ее внешнеполитического курса из-под влияния Англии.

    В России заключение мира было отмечено большими празднествами. Петр I лично объявил народу и войскам о подписании мира. Карнавальные шествия сопровождались пальбой из пушек Петропавловской крепости и фейерверком. Такими торжествами было отмечено рождение великой европейской державы России.

    Последний период Северной войны продемонстрировал высокие боевые качества русской армии и флота. Дипломатические усилия русского правительства постоянно поддерживались успехами русского оружия. Стратегическая задача искать ^недруга в его земле» была выполнена. Шведское правительство, не выдержав серии сражений как на море, так и на собственной территории, вынуждено было подписать мир.

    Последние сражения русских вооруженных сил свидетельствовали о продуманной стратегии командования. Активные наступательные действия русского флота и армий отличались большим разнообразием. Они были тщательно спланированы и подготовлены. Русское командование показало образцы стратегического руководства, что во многом способствовало победоносному завершению войны.

    1 Походный журнал 1716 года. СПб.,

    1855. С. 12. * Тая зко. С. 4.

    3 Там же. С. 12.

    4 Фейгина С. А. Аландский конгресс: Внешняя политика России в конце Северной войпьт. M., 1S59. С. 155.

    6 Brilish Diplomatic Instructions. L., 1922. Vol. 1. P. 82–39.

    ' биссеиач Г. Ф. ЗаппскЕ графа Басеевича, служащие к пояснению некоторых событий из вре

    мен царствования Петря Великого (J71H 1725). M., 186S. С. 54.

    « Фейгина С. А. Указ. соч. С. 157, 183.

    8 Цит. по: Сорина X. Аландский конгресс // Вопр. истории, 1947. -№ 6. С. 53.

    « Никифоров Л. А. Русско-английские отношении в 1718–1719 гг. и Аландский конгресс // Ист. зап., 1949. Т. 30. С, 258.

    10 Сорина X. Указ. соч. С. 53. [123] « Фейеииа С. А. Указ. соч. С.200–201.

    12 Никифоров Л. А. Указ. соч. G. 261.

    13 Архив князя Ф. А. Кураюша. СПб., 1892. Кп. 3. С. СО.

    14 См.: Очерки истории СССР. Период феодализма: Россия в первом четверти XVIII в.: Преобразования Петра I. Ы., 1954.

    15 Цит. по; Никифоров Л. А. Указ. соч. С. 262.

    ,а См.: Очерки истории СССР. Период феодализма: Россия л первой четверти XVIII в... С. 579.

    11 Никифоров Л. А. Указ. соч. С. 2ti5–2G6.

    ,s longe A. Fire and Waler: A Lifo ai Peler the Great. L., 1979. P. 215.

    19 История Швеции. M., 1974. С. 256; Heckscher Е. t\ An Economic History of Sweden. Cambridge, 1954. P. 92, 148, 172–179.

    20 Берендтс Э. Государственное хозяйство Швеции. СПб., 1890. 4. t. С. 421; Lindberg G. [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] ekoiiomisk politik under Gцrlzka Perioden. Ltiud, 1M1. S. 353, 361.

    3t Encyclopaedia Brilannica. L., 1063. Vol. 16. P. 629.

    о2 Бутурлин Д. П. Военная история походов россияп в XVIII столе-» тип. СПб., 1820. Ч. 1, т. 2. С. ISO.

    23 Кирхгоф Г. Влияние морской силы в Балтийском море на историю прибалтийских государств в XVII и XVIII столетии. СПб., 1908. С. 389–342.

    24 Там же. С. 367.

    «ъ Ламбин fi. П. История Петра Великого. СПб.. 1843. С. 622.

    2» Морской атлас: Описании к картам. М., 1959. Т. 3. С. 2'iO 211.

    27 Очерки истории СССР. Период феодализма: Россия в первой четверти XVIII в. ...С. 143–144, 149.

    38 Бескровный Л. Г. Русская армия и флот в XVIII веке. М., 1958. С. 93–97.

    пs Веселаго Ф. Очерк русской морской истории. СПб., 1875. Ч. 1. С. 316.

    30 Banks J. A New History of llie Life and Reign of the Czar Peter the Great. L„ 1740. P. 317.

    11 См.: Устрялоа Н. История царствования Петра Великого. СПб., 1859. Т. 6. Приложение. С. 370–372; Сборник Русского исторического общества. СПб.. 1881. Т. 34. С. 289–321. В апреле 1718 г. голландский президент Я. Де Бнэ

    сообщал, что здоровье Петра I «шатко*, и если в случае его кончины на престоле окажется Алексей Петрович, то «Россия будет подвергнута большим волнениям» (См.: Русский арх., 1907. Л? 7. С. 317–318). э|а Журнал или Поденпая запискаСПб., 1772. Ч. 2. С. 64–65.

    32 Там же. С. 65.

    33 См.: Сборник Русского исторического общества. Т. 34. С. 506–509.

    34 Журнал» или Подсчшая записка.. Ч. 2. С. 73.

    я* Масловский Д. Ф. Записки по историк военного искусства в России. СПб., 1891. Вып. 1. С. 152–153.

    л6 Материалы для истории русского флота. СПб., 1865. Ч. 2. С. 355–356, 365–367.

    3' Веселаго Ф. Указ. соч. Ч. 1. С. 316.

    !а Журнал или Поденпая записка... Ч. 2. С. 91. Рескрипт Ф. П. Воселовскому. послу в Лондоне от 17(28) июли 1719 г.

    33 Материалы для истории русского флота. СПб., 1867. Ч. 4. С. 167.

    iu Морской атлас: Описания к картам. Т. 3. С. 225.

    41 Сборник Русского исторического общества. СПб., 1888. Т. 61. С. 536–537.

    « Походный журнал 1711–1720 гг. СПб., 1854. С. 26–27.

    43 Соколов Л. Морские кампании, 1715–1721//Морст;ой сб., 1851. Да 4,

    11 Чтения в Общество истории и древностей российских. М., 1859. Кн. 4. С. 61.

    « Там же. С. 62.

    49 Материалы для истории русского флота. Ч. 2. С. 381.

    47 Там же, С. 381–382.

    18 Журнал или Подепная записка... СПб., 1770. Ч. 1. С. 90.

    15 Мартене Ф. Собрание трактатов и конвенций, заключенных Россией) с иностранными державами, СПб., 1892. Т. 9 (10). G 41–43.

    s» Веселаго Ф. Указ. соч. Ч. 1. С. 320.

    :п История российского флота в царствование Петра Великого: Пер. с англ. СПб., 1897. С. 56.

    52 Собранно собственноручных писем государя императора Петра Великого к Апраксиным. М., 1811. Ч. 2. С. 90.

    53 Веселаго Ф. Указ. соч. Ч. 1. С. 318. S1 Материалы для истории русского

    флота. Ч. 4. С. 169. [123] « Там же. С. 173.

    66 British Diplomatic Instructions. Vol. 1. P. 113.

    57 Sumner B. II. Peter the Great and Emergence of Russia. N. Y., 1982. P. 105; longe A. Op. cit. P. 217.

    ss Материалы для истории русского флота. Ч. 2. С. 396.

    59 Веселаго Ф. Указ. соч. Ч. 1. С. 323.

    00 Материалы для истории русского флота. Ч. 2. С. 39(1.

    51 Веселаго Ф. Указ. соч. Ч. 1. С. 324.

    вг Бумаги императора Петра I. СПб., 1873. С. 390.

    ез Походный журнал 1711–1720гг. С. 74–75.

    64 Веселаго Ф. Указ. соч. Ч. 1. С. 328.

    <« Malcolm-Smith Е. British Diplomacy in the Eighteenth Century, 1700–1790. L-, 1937. P. 67.

    se British Diplomatic Instructions. Vol. 1. P. 119.

    *7 Материалы для истории русского флота. Ч. 4. С. 181.

    *в Веселого Ф. Укал. соч. Ч. 1. С. 333.

    *» Письма Петра Великого, хранящиеся в Публичной библиотеке. СПб., 1872. С. 44–48.

    70 Сборник Русского исторического общества. СПб., 1884. Т. 40. С. XV.

    71 Никифоров Л. А. Русско-английские отношения при Петре I. M., 1950. С. 215.

    « Полиевитое М. Балтийский вопрос в русской политике после Ништацтского мира (1721–1725 гг.). СПб., 1907. С. 91.

    13 Никифоров Л. А. Указ. соч. С. 246.

    71 Материалы для истории русского флота. Ч. 4. С. 177.

    15 Журнал или Поденная записка... Ч. 2. С. 71–74.

    п Никифоров Л. А. Указ. соч. С. 249.

    77 Там же. С. 250.

    78 Веселаго Ф. Указ. соч. Ч. 1. С. 330.

    79 Материалы для истории русского флота. Ч. 4. С. 200.

    80 Там же. С. 197–198.

    в' В Ревеле находились 11 линснпых кораблей, не считая фрегатов и гукоров; в Котлипской гавани зимовало 18 ипнешшх кораблей, фрегаты, прочие корабли и купеческие суда.

    г Собрэтгие собственноручных писем государя императора Петра Вслпкого к Апраксиным. Ч. 2. С. 103–105.

    83 Материалы для истории русского флота. Ч. 2. С. 406–467.

    *» Там же. С. 452.

    « Карцев П. П. История лейб-гвардии Семеновского полка, 1603–1854. СПб., 1852. С. 142.

    ве Материалы для истории русского флота. Ч. 2. С. 478.

    а' Собрание собственноручных писем государя императора Петра Великого к Апраксиным. Ч. 2. С. 113–115.

    88 Копии с писем государя Петра Великого 1700 по 1725 год. М., 1882. С 17.

    89 Материалы для истории русского флота. Ч. 2. С. 478.

    90 Журнал пли Поденная записка... Ч. 2. С. 134.

    01 Материалы для истории русского флота. Ч. 2. С. 500–501.

    52 Веселаго Ф. Указ. соч. Ч. 1.С. 336.

    93 Журнал или Поденная записка... Ч. 2. С. 671.

    « Там же. С. 672.

    а5 Там же. Ч. 1. С. 132.

    вв Цит. по: Соловьев С. М. История России с древнейших времен. М., 1962, Кн. 8. С. 541.

    97 Цит. по: Веселаго Ф. Указ. соч. Ч. 1. С. 337.

    98 Журнал или Поденпая записка...

    4. 1. С. 133.

    99 История российского флота в царствование Петра Великого. С. 62.

    но Материалы для истории русского флота. Ч. 2. С. 506–508.

    ,0' Dreiger S. Aland». Under Storia nordiska Kriget. Mariechamn, 1970.

    5. 118–120.

    102 Ibid. S. 120.

    103 Журнал или Поденная записка... Ч. 1. С. 138.

    «>4 Dreiger S. Op. Cit. S. 120–121.

    105 Материалы для истории русского флота. Ч. 2. С. 510.

    ,лв Там же. С. 512.

    101 Сборник Русского исторического общества. Т. 40. С. 103–105.

    ms Вступил на престол 24 марта (4 апреля) 1720 г.

    109 Сборник Русского исторического общества. Т. 40. С. XXIV.

    « Massie R. К. Peler the Great: Шз Life and World. N. Y., 1981. P. 737.

    '« Сборник Русского исторического общества. Т. 40. С. 105.

    «г Malcolm-Smith E. Op. cit. P. 63.

    1.3 British Diplomatic Instructions. Vol. 1. P. 148.

    1.4 Ibid. P. 147. «5 Ibid. P. 150, [123] ile Журнал ели Поденная записка...

    Ч. 2. С. 129. 117 Сборник Русского исторического

    общества. Т. 40. С. LI.

    119 Там же. С. XLI. 1,0 Там же. С. 130.

    120 Там же. С. 208.

    1!Д Племянник Карпа ХП рос и воспитывался в Стокгольме; поели смерти Карла XII считался основным претендентом на шведскую корону. В феврале 1721 г. он встречался с Петром I в Риге и просил помощи царя в возведения его тга шведский трон.

    112 Сборник Русского исторического общества. Т. 40. С. 183–185, 20а 209, 214.

    ю Ламбии Н. П. Указ. соч. С. 630.

    m Материалы для истории русского флота. Ч. 2. С. 548–549.

    lо5 Там же. С. 544–545.

    ™ Там же. Ч. 4. С. 215. 224.

    127 Веселого Ф. Указ. соч. Ч. 1. С. 344

    iss Материалы для истории русского флота. Ч. 4. С. 213–215.

    '2В Там же. С. 218.

    'зч Там же. С. 218–219.

    «1 там же. Ч. 2. С. 570–571.

    '«> Там же. С. 595.

    *п Журнал или Поденная записка..

    Ч. 1. С. 177. «4 Там же.

    [123]ЗАКЛЮЧЕНИЕ

    Победа России в Северной войне 1700–1721 гг. имела огромное -значение. Она укрепила международный авторитет страны, выдвинув ее в число крупнейших европейских держав. Внешним выражением этого было изменение ее названия: с 1721 г. она официально стала имепо^аться Российской империей. Большая заслуга в успешном завершении длительной борьбы за Балтийское побережье принадлежит Петру I. Это хорошо понимали современники. В дни торжеств по случаю заключения Ништадтского мира Сенат поднес ему титул «Отца отечества, императора Всероссийского, Петра Великого».

    Выражая благодарность, Петр I обращал внимание своих сподвижников на необходимость не почивать ыа лаврах, а продолжать пеустапно укреплять страну. «Надеясь на мир, сказал он, не надлежит ослабевать в воинском деле... надлежит трудитца о пользе и прибытке общем ... от чего облехчеп будет народ» '.

    Северная война 1700–1721 гг. была тяжелым испытанием для России. Она потребовала громадных жертв и лишений, которые целиком легли на плечи трудящихся масс. На военные расходы уходило четыре питых всего государственного бюджета. Население платило различные палоги, несло многочисленные повинности. Бесправное положение и усиление крепостнической .эксплуатации вызывали но оружейные выступления трудящихся масс. В 1705–1706 гг. происходило Астраханское восстание, в 1705–1711 гг. Башкирское восстание. Особенно мощным было крестьянское восстание под руководством К. А. Булавина 1707–1708 гг.

    Война сложное общественное явление. Она является продолжением политики иньШи, а именно насильственными, средствами. Такими средствами служат армия и флот. Их использование для достижения политических целей и приводит к вооруженной борьбе, составляющей главное содержание всякой войны. Исход этой борьбы во меюгом определяется способностью государства выставить достаточно мощные и хорошо подготовленные средства ведения военных действий.

    Но наличия материальных средств еще недостаточно для победы на войне. Крайне важно также умело эти средства использовать. Огромную роль здесь играют полководцы. Их искусство -один из основных факторов достшкепия успеха в вооруженпой борьбе. Наглядным примером тому служит полководческая деятельность Петра I. «Идея исторической необходимости, писал В. И. Ленин, ничуть не подрывает роли личности в истории: [123] история вся слагается именно из действий личностей, представляющих из себя несомненно деятелей» г.

    В Северной войне раскрылись и получили всестороннее развитие замечательные дарования Петра I как политика и военного стратега. Он проявил глубокоо понимание войны, правильно оценивал международную обстановку и ее влияние на вооруженную борьбу. Стратегия Петра I определялась государственной политикой и основывалась на мобилизации всех сил и средств, страны для достижения поставленных задач. Победы русского оружия, связанные с именем Петра I, одна из наиболее славных и героических страниц боевого прошлого нашей страны.

    Стратегия Петра I носила решительный характер и была направлена главным образом на разгром живой силы врага. Основным средством уничтожения противника было сражение, к К07#~ рому Петр I готовился тщательно и осмотрительно, считая его. «зело опасным делом». Широко практиковался метод ликвидации неприятельских группировок по частям, а также действия подвижных летучих отрядов по тылам вражеских войск.

    Петр I был противником кордонной системы ведения войны,, господствовавшей тогда в странах Западной Европы. Оп не разбрасывал свои войска, а умело сосредоточивал их на решающем направлении. В зависимости От обстановки применялись, различные способы стратегических действий. Так, в первые годы Северной войны Петр I искусно осуществлял стратегическую оборону, рассчитанную на изматывание врага и выигрыш времени с целью создания благоприятных условий для перехода в наступление. В дальнейшем, когда были накоплены достаточные силы и получен необходимый боевой опыт, велось стратегическое наступление, которое завершилось блистательпой победой русского оружия. Успешно проводились совместные действия сухопутных войск и военно-морского флота.

    В прямой зависимости от стратегии находилась тактика русской армии. Пехота для боя строилась в две линии, каждая из которых имела четыре шеренги. Между этими линиями, составлявшими основу боевого порядка, иногда располагались дополнительные линии из гренадеров. Полковая артиллерия находилась, в интервалах батальонов, с которыми и продвигалась во времябоя. Полевая артиллерия часто занимала позиции впереди и нафлангах Соевого построения пехоты. Конница обычно выстраивалась на флангах поэскадронно двумя шеренгами в развернутом строю. Резервом служила третья линия. В его состав нередковключалась конница. Линейный боевой порядок, принятый в русской армии при Петре I, имел лишь внешнео сходство с линейныдг боавщ* порядном звтдво&зропейсжшх армия. On имел резерв? и частные линии (линии частных поддержек), что делало его более устойчивым. Полки и батальоны обладали относительной самостоятельностью, могли действовать как на ровной, так и напересеченной местности.

    Большое значение Петр I придавал рукопашному бою. Если [123] в западноевропейских армиях багинст, а потом штык применялись в интересах обороны, то в русской армии штык служил активным наступательным средством борьбы. Для пехоты стало правилом после залпа из ружей наносить штыковой удар. Пехотная атака была основана на умелом сочетании движения, огня п штыковою удара.

    Огромные успехи были достигнуты в области военно-инженерного искусства. Русская армия умело осуществляла осаду крепостей, широко используя инженерные методы а массированный огонь артиллерии для подготовки последующего штурма. Высокое мастерство было проявлено и в организации обороны крепостей. Замечательным примером тому служит героическая оборона Полтавы. Большое развитие получила полевая и крепостная фортификация.

    Боеной опыт, накопленный вооруженными силами России в годы Северной, войны, нашел свое теоретическое обобщение в двух важнейших документах Воинском уставе 1716 г. и Морском уставе 1720 г. 19(30) июля 1716 г. в Петербурге вышел в свет «Устав воинский». Этот документ, а также изданные годом раньалее «Артикул воинский» и «Об экзерциции», объединенные вместе, и составили Воинский устав 1716 г. «Устав воинский» содержит положения об организации армии, легкого корпуса корволанта, корпуса-резерва, дивизии и бригады, артиллерии и ннзкенерного дела, о правах и обязанностях высших чинов полевого управления армии. Подробно рассматриваются вопросы, связанные с проведением походов, устройством лагерей, расквартированием войск и их снабжением, порядком несения гарнизонной н караульпой служб.

    «Артикул воинский» включает положения военного права. Он открывается указом Петра I с объявлением текста присяги, в которой подчеркнута мысль о высоком значении военной службы, призванной обеспечивать государственные интересы страны. Излагаются общие обязанности военнослужащих, виды воинских преступлений и наказаний. Специальный раздел составляют «Главы процессов», посвященные военпому судопроизводству. Заключительный раздел устава, носящий название «Об экзерциции», рассматривает обучение войск, организацию маршей, лрава и обязанности должностных лиц полка.

    Таким образом, Воинский устав 1716 г. охватывал почти все стороны жизни армии и утверждал порядок, основанный на соблюдении строгой ной некой дисциплины. Все военнослужащие должны были хорошо знать свои обязанности и неуклонно выполнять требования устава. За нарушение уставных положений виновные подвергались суровым наказаниям. В то же время Петр I обращал внимание на необходимость проявлять разумную инициативу, действовать, исходя из конкретной обстановки, не 'придерживаться устава «яко слепой стены», «ибо там порядки писаны, а времян и случаев пет». В истории военного искусства ятетровекпп устав сыграл большую роль. Он закрепил организаци [123] онные основы русской регулярной армии, определил систему ее обучения и воспитания.

    Не менее важное значение имел и Морской устав 1720 г. Его созданию предшествовала длительная работа по обобщению опыта строительства и боевой деятельности русского регулярного военно-морского флота. Первый русский военно-морской устав появился в 1668 г. Он состоял из 34 статей. В них излагались правила морской службы, регламентировались права и обязанности капитана и команды в бою. В 1696 г. Петр I написал инструкцию «О норядке морской службы». В ней особое место уделялось сплочению экипажа в одно целое, определялись действия флота при встрече с неприятелем, ведения боя, устанавливались необходимые сигналы. Инструкция предусматривала строгую согласованность в действиях, при быстром и точном исполнении всех приказов командующего флотом, требовала взаимовыручки и решительности действий в бою, мужественного исполнения своих обязанностей. В 1706 г. был издан «Артикул корабельный», который регулировал порядок повседневной службы и быта па корабле. Через четыре года вышла «Инструкция и артикулы военные Российскому флоту». Ее появлению предшествовал ряд побед русской армии и флота. Количественно возросший и все более усиливающийся морской флот на Балтике требовал четкой организации и определения нрав и обязанностей морских чинов. В предисловии к «Инструкции» указывалось, что она издается для правильной организации управления флотом и ведения войны на море. 1714 г., ознаменованный знаменитой Гапгутской победой, был богат указами и постановлениями, совершенствовавшими организацию флота и службу на кораблях. Как и предыдущие, все они послужили основой для создания полного Морского устава, работа над которым началась в 1715 г.

    13(24) апреля 1720 г. вышел из печати Морской устав под названием «Книга Устав морской о всем, что касается доброму управлению, в бытности флота па море». В начале книги был помещен указ Петра I от 13(24) января 1720 г. о значении флота в системе вооруженных сил, где определялось назначение устава. В предисловии в сжатой форме полагались история русского флота п многовековой борьбы русского народа за выходы к морю.

    Помимо уставных положений, инструкций и указов для выработки единого Морского устава было использовано и то полезное для русского флота, что имелось в иностранных уставах. Однако сведения и материалы из иностранных источников не переписывались механически, а творчески перерабатывались в соответствии с темп задачами, которые стояли перед русским флотом. Русский Морской устав 1720 г. коренным образом отличался от заграничных уставов и не являлся механическим соединением иностранных морских уставов, как об этом заявлялось в зарубежных работах, да и в некоторых трудах русских дореволюционных историков флота3.

    7 История Се а ер но и войны [123] Текст устава 1720 г. состоял из пяти книг и прибавления о сигналах для корабельного и галерного флотов, прилагались две таблицы корабельных и сигнальных флагов н формы списков, которые должны вестись на корабле. Б предисловии определялась цель устава: «И понеже сие дело (мореялавание) необходимо нужное есть государству (по оной пословице: что всякий потентат, который едино войско сухопутное имеет, одну руку имеет. А который флот имеет, обе руки имеет), того ради сей воинской морской устав учинили дабы всякий знал свою должность и неведением никто б не отговаривался)) \

    Б статье первой книги первой выражалась основная идея устава вес служащие во флоте, от рядового матроса до адмпрала, обязаны «со всяким тщанием и ревностью» охранять и защищать интересы государства. Особое место отводилось тактике эскадры в бою. Всячески подчеркивались инициативные решения в каждом конкретном случае, но при этом командующий флотом (адмирал-аншеф) не устранялся от руководства боем. Для этой цели выделялись сигнальные фрегаты, которые должны были передавать сигналы командующего по всей боевой линии эскадры или флота. Сам командующий в случае потери или повреждения корабля был обязан перейти па другой боевой корабль.

    Важное значение в уставе придавалось взаимовыручке. При серьезном повреждении предписывалось защищать корабль от неприятеля, а при невозможности оставить его на плаву команда снималась, а корабль сжигался, чтобы он ке был пленен неприятелем. В уставе впервые формулировалась замечательная традиция русских моряков: действовать в сражении с максимальной самоотверженностью. Кораблям категорически запрещалось самовольно выходить из боя, они должны были пи перед кем не опускать флаги, вымпелы и марсели, предписывалось в бою ни в коем случае не отдавать корабль неприятелю. Храбрость в сражении являлась основным правилом поведения экипажа.

    В системе боевого воспитания большое значение придавалось личному мужеству как матросов, так и офицеров всех рангов. В уставе от командующего флотом требовалось не только указами «людей в добрый порядок приводить», но и личным примером показывать образец храбрости. Командующий обязан был сочетать требовательность и справедливость: «Ему надлежит к подчиненным быть яко отцу, пещися о их довольстве, жалобы их слушать и в оный правый суд иметь. Также дела их накрепко смотреть, добрыя похвалить и награждать, а злыя наказывать». Капитан корабля в сражении должен был первым показывать пример: «Капитан или командующий кораблем не токмо сам мужественно против неприятеля бьется, но и людей к тому словами, а паче дая образ собою побуждать, дабы мужественно бились до последней возмоятостн, и не должен корабля неприятелю отдать ни в коем случае, под потерянном живота и чести».

    Русский Морской устав закрепил основы организации флота. Лишенный догматизма, требовавший самостоятельных решений, он [123] выгодно отличался or западноевропейских морских уставов. Это обеспечило ему большую жизнь. Устав действовал до замены парусного флота паровым.

    Деятельность Петра I имела своей целью обеспечение государственных интересов страны. Во имя этого он но жалел ни себя, ни других. Его ум был устремлен в будущее. Он видел Россию великой и процветающей державой. Петр говорил: «Я предчувствую, что россияне когда-нибудь, а может быть и при жизни еще нашей, пристыдят самые просвещенные народы успехами своими в науках, неутомимостью в трудах и величеством твердой и громкой славы»5. Эти слова оказались пророческими.

    Петр I вошел в историю как выдающийся государственный деятель России, преобразователь ее вооруженных сил, талантливый полководец и флотоводец. Он был создателем русской регулярной армии и военно-морского флота, одним из основоположников русского военного искусства. Петр Г теоретически разработал и блестяще применил на практике передовые для своего времени способы ведения вооруженной борьбы, которые оказали огромное влияние на дальнейшее развитие военного дела и обеспечили русскому военному искусству ведущую роль на протяжении всею XVIII столетия.

    1 Воскресенский П. А. Законода * Книга Устав морской о всем, что

    тмьные акты Петра I. М.; Л., касается доброму управлению,

    1945. С. 158. в бытность флота на море. СПб.,

    г Ленин В. И. Полп. собр. соч. Т. 1. 1720. С. 3.

    С. 159. 5 Гошков И, И. Деяния Петра Бе

    ' См.: Зейдель. Очерк истории Мор дикого, мудрого преобразователя

    ского устава Петра Великого// России, собранные пз доетовер

    Морскои сб., 1880, jNlа 3, С, 510 ных источников тт раки сложенные

    529. по годам, М„ 1788. Т. 4. С. 374.

    [123]ОСНОВНЫЕ ИСТОЧНИКИ И ЛИТЕРАТУРА

    ТГУДЫ ОСНОВОПОЛОЖНИКОВ МАРКСИЗМА-ЛЕНИНИЗМА

    Маркс К. Восточная Boi'lla //

    Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е ИЗДТ. 10. С. 17–27.

    Маркс К. Восточный вопрос. Революция R Испании. Мадридская печать Ц Маркс К., Энгельс ф. Соч.

    Марке К. Ретроспективный в^-ляд на Крымскую кампавЕЮ //

    Маркс /Г., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 10. С. 584–589.

    Энгельс Ф. Кронштадтская кре~ дость // Маркс К., Энгельс Ф. ('°ч2-е изд. Т. К). С. 635–641.

    Энгельс Ф. Крымская кампания // Маркс Я., Энгельс Ф. Соч. 2–0 ИЭДТ. 10. С. 564–570.

    Энгельс Ф. Армии Европы// Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2–0 ИЗДТ. 11. С. 433–507.

    Маркс К, Экономический иризис в Европе // Маркс, И., Энгельс & Соч. 2-е изд. Т. 12. С. 50–54–

    Маркс К. Об освобождении кребтъяп в России//Маркс К-, Энгельс *Соч. 2-е изд. Т. 12. С. 692–7™.

    Энгельс Ф. Персия и Kufаи // Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 12. С. 218–224.

    Энгельс Ф. Продвижение Росс*13 в Средней АзжаЦ Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е над. Т. 12. С. 614–619.

    Маркс К, «Господин фоП» // Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 14. С. 395–691.

    Энгельс Ф. Армии // Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е пзл. Т. ** С. 5–50.

    Энгельс Ф. Артиллерия '!МаркС « Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. **- С. 196–221.

    Энгельс Ф. Военно-морской ф:10Т // Маске К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 14. С. 380–394.

    Энгельс Ф. Пехота // Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. **А 352–379.

    Энгельс Ф. Фортификация //

    Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 14. С. 326–351.

    Маркс К. О Прудоне (письмо И. Б. Швейцеру) Ц Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 16. С. ЗА. it.

    Энгельс Ф. Лпти-Дюринг /,' Маркс К., Энгельс. Ф, Соч. 2-е изд. Т. 20. С. 5–338.

    Энгельс Ф. Внешняя политика русского царизма Ц Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 22. С. 11–52.

    Маркс Энгельсу, 12 фовраля 1856 т. Л Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 29. С. 6–10.

    Энгельс Марксу, 21 апреля 1863 г.// Маркс ft'., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 30. С. 281–283.

    Энгельс Иозефу Блоху, 21–22 сентября 1890 т. Ц Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 37. С. 393–397.

    Маркс Л». Хронологические выписки. Северные и восточные государства Европы до середины XIV века// Архив Маркса и Энгельса. Т. 5. С. 32S 352.

    Маркс Я. Хронологические выписки. Тетрадь IV. //Архив Маркса и Энгельса. Т. 8. С. 3–310.

    Ленин В. И. Что такое «друзья парода» и кяк пни воюют против социал-демократов? (Ответ на статьи «Русского богатства» против марксистов) //Поли. собр. соч. Т. 1. С. 125–346.

    Ленин В. И. Воеппая программа пролетарской революции // Поли, собр. соч. Т. 30. С. 131–143.

    Ленин В. И. Война И революция // Поли. собр. соч. Т. 32. С. 77–102.

    Ленин В. И. О «левом» ребячестве и о мелкобуржуазное 1-й // Поли, собр. соч. Т. 36. С. 283–314.

    [123]ПУБЛИКАЦИИ ДОКУМЕНТОВ II МАТЕРИАЛОВ

    Архив князя Ф. А. Куракина//Под ред. М. И. С к невского, В. Н. Смольяшшова. СПб.; М., 1890–1894. Кн. 1–5.

    Архив юго-западиой России. Киев, 1910. Ч. 2, т. 3.

    В[артенев] Л. Дело царевича Алексея Петровича по п л вести ям голландского резидента Де-Биэ // Русский арх., 1907. № 7.

    Бассееич Г. Ф. Записки графа Бассевича, служащие к ни не. нению некоторых событии из времени царствования Петра Великого (1713–1725): Пер. с фр. М., 1865.

    Вер нале щe. Письма. Петр Великий во Франции // Русская старина, 1875. Maii.

    Беркгольц Ф. В. Дневник (1721–1725). 3-е рус. изд. М-, 1902–1903. Ч. 1–4.

    Библиотека Московского архива Государственной коллегии иностранных дел в 1748 г. // Сборник Московского главного архива министерства иностранных дел. М., 1900. Вып. 7.

    Ведомости времени Петра Великою. М-, 1903. Вып. 1. 1703–1707 гг.; М., 1906. Выи. 2. 1708–1719 гг.

    Весела го Ф. Ф. Онисаппе дел Морского архива за время с половины XVII до начала XIX столетня. СПб., 1877–1884. Т. 1–4.

    Вое и ни» уставы Петра Великого: Сб. документов. М„ 194(5.

    Гилленкрок А. Современное сказание о походе Карла XII в Россию // Воен. жури,, 1844. № 6.

    Головин Ф. А. Переписка фельдмаршалов Федора Алексеевича Головина и Бориса Петровича Шереметева в 1705 и 1706 годах. М.. 1850.

    Гордон, Патрик. Дневник // Русская старина, 1916. Яяв. май, дек.; 1917. Февр. сент.; 1918. Март итого., л к 1л I. сент.

    Декларация Петра Великого 1719 г.. 17 апреля // Русские вести., 1842. № 5/6.

    Дипломатические документы, относящиеся к истории Росспи в XVIII столетни: (Донесения саксонского советника посольства при русском дворе И. Лефорта. 1721–1727 гг.) //Сборник русского исторического общества. СПб., 1868. Т. 3.

    Документы, относящиеся к деятель

    ности графа Б. П. Шереметева, 1704–1П22 гг.//Соорппк Русского исторического общества. СПб., 1878. Т. 25.

    Донесение голландца фон дер-Хелъста о Полтавской битве: Из неизданных материалов нидерландских архивов. Б. м., б. г.

    Донесения и другие бумаги чрезвычайного посланника английского при русском дворе Чарльза Витворта с 1704 по 1708 г.,, Сб. Русского исторического общества. СПб., 1884. Т. 39.

    Донесения и другие бумати чрезвычайного посланника английского при русском дворе Чарльза Витворта и секретаря его Венсброда с 1708 по 1711 г.//Сборннк Русского исторического общества. СПб., 1880. Т. 50.

    Шурпал, веденный одним иа чиновников посольства, отправленного императором Петром Великим, к разным европейским государствам. М„ 1830.

    Журнал генерал-фельдмаршала князя И. Ю. Трубецкого. 1717–1763 гг.//Русская старина, 1870. Яив.

    Журнал ежедневный пребывания в Париже государя императора Петра Алексеевича // Русский вестн.. 1841. Л1» 5.

    Журнал или Поденная записка блажепныя и печтодостойныя памяти государя императора Петра Великого с 1698 года даже до заключения Нейштадтского мира. СПб., 1770–1772. Ч. 1–2.

    Журнал путешествия ВО Францию и пребывания в Париже Петра Великого в 1716 г.//Отечественные зап., 1822. Т. 12, .V» 31, 32.

    Записки Желябужского с 1682 по 2 июля 1709 г. СПб., 1840.

    Записки Я. К, Номена о пребывании Петра Великого в Нидерландах в 1697/98 и в 1716/17 гг. Киев, 1904.

    Запискп Юс та Юля, датского посланника при Петре Великом (1709–1711 гг.). М-, 1900.

    Иван Андреевич Толстой. Письма к нему Петра Великого. 1703–1712 гг. // Русская старина, 1879. Май нюнь.

    Книга Марсова или Воинских дел от войск царского величества рос [123] сийскпх но взятии преславпых фортификаций « на разных местах храбрых баталий учиненных над вииски его королевского величества свепского. СПб., 1713; 2-е изд. СПб., 1766. Копии его царского величества указов, публикованных от 1714 года, с марта 17 дня по нынешний

    1719 год. СПб., 1719.

    Копип его царского величества указов, состоявшихся в 1719 и в

    1720 годах. СПб., 1721.

    Копни с писем государя Петра Великого 1700 по 1725 год. М., 1882.

    Куракин Б. И. Семенная хроника и воспоминания // Киевская старина, 1884. Сент. дек.

    Лебедев В. И. Реформы Петра 1: Сб. документов. М., 1937.

    Маркевич И. История Малороссии: Документы. М., 1842. Т. 4.

    Мартене Ф. Собрание трактатов и конвенций, заключенных Россиею с иностранными державами. СПб., 1874–1902. Т. 1, 4, 5, 9(10), 13.

    Материалы Военно-ученого архива

    Главного штаба/Под ред. А. Ф. Бычкова. СПб., 1871. Т. 1.

    Материалы для истории Гангутской операции. Пг., 1914–1915.

    Вып. 1–3.

    Материалы для истории русского флота. СПб., 1865–1867. Ч. 1–4.

    Остер.чан А. И. Характеристика Карла XII//Русский вестн., 1842.№4.

    Памятники дипломатических сношений древней России с державами иностранными. СПб., 1867. Т. 8–9.

    Переписка и бумаги графа Бориса Петровича Шереметева, 1704–1722 гг. СПб., 1879.

    Письма государя императора Петра Великого к Степану Андреевичу Колычеву и ответы его на оные. М.. 1785.

    Письма и бумаги императора Петра Великого. СПб.; Пг.; М.; Л., 1887–1972. Т. 1–12.

    Письма негдастного графа Ивана Рейнольда Па тку ля, полководца и посланппиа Российского императора Петра Великого. М., 1806. Ч. 1–2.

    Письма Петра Великого к графу Борису Петровичу Шереметеву. М., 1771.

    Письма Петра Великого, хранящиеся в Публичной библиотеке / Изд. А. Ф. Бычковым. СПб., 1872.

    Походные п путевые журналы императора Петра I. СПб.. 1853–1916.

    Прейс. Извлечение из донесений о пребывании Петра Великого в Голландии в 1716 п 1717 гг.//Чтения в Обществе истории п древностей российских ери Московском университете, 1877. Кн. 2. Отдел 4.

    Сборник военно-исторических материалов. СПб., 1892. Вып. Il Северная война: Документы 1705–1708 гг.; СПб., 1893. Вып. 3: Сборник документов, относящихся к разным эпохам, начиная от Петра I до Екатерины; СПб., 1893. Вып. 5: Северная война на Иигермаиландеком и Фипляндеком театрах s 1708–1714 г.: Документы Гос. архива; СПб., 1894. Вып. 9: Петр Великий: Военные законы и инструкции (изданы до 1715 года); СПб., 1898. Вып. 12: Воина с Турциею 1711 года: Прутская операция.

    Сборник выписок из архивных бумаг о Петре Великом. М., 1872. Т. 1–2.

    Сборник материалов и статей по истории Прибалтийского края. Рига, 1876–1879. Т. 1–2.

    Сборпик Русского исторического общества. СПб., 1873–1888. Т. 11,25, 34, 39, 49, 50, 52, 61.

    Смерть короля шведского Карла XII, 1718 г.: (Из бумаг семейного архива барона К;,ульбарса) //Русская старина, 181)1. Окт.

    Собрание писем императора Петра I к разным лицам с ответами па оные. СПб., 1829–1830. Ч. 1–4.

    Собрание собственноручных писем государя императора Петра Великого к Апраксиным. М., 1811. Ч. 1, 2.

    Указы, письма и бумаги Петра Великого // Сборпик Русского исторического общества. СПб., 1873. Т. 11.

    Шафиров П. П. Рассуждение, какие законные причины е. в. Петр Первый к начатию войны против короля Карла XII Шведского 1700 году имел... 3-е изд. М., 1722.

    Шереметев Б. П. Военпо-походный журнал 1711–1712 гг./Под ред. и с предисл. А. 3. Мышлаевского. СПб.. 1898.

    Шереметев В. П. Записка путешествия генерала фельдмаршала российских войск... графа Бориса Петровича Шереметева... в евронеи [123] ские государства, в Краков, в Вену, в Рпм и па Малтицский остров, изданная по подлинному описанию, находящегося в библиотеке сына (ji о... графа Петра Борисовича Шереметева. М., 1773. Шербачеи 10. П. Шесть документов,

    Автократов В. Я. Военный приказ: (К истории комплектования и формирования войск в России в начале XVIII в.) //Полтава: К250-летию Полтавского сражения: Сб. статей. М., 1959.

    Автократов В. II. Первые комиссариатские органы русской регулярной армии (1700–1710 гг.) //Ист. зап., 1961. Т. 68.

    Адамович Б. В. Осада Выборга, 1710 год//Воен. сб., 1903. Лг 9.

    Андерссон И. История Швеции: Пер. со швед. М., 1951.

    Андреев В. Создание русского флота па Балтийском море и его боевые действия в Северную войну 1700–1721 гг.//Морской сб., 1938. .№ 9.

    Андрианов П. М. Петр на Пруте: По поводу 200-летия. СПб., 1911.

    Арсенъев Ю. А. К истории Оружейного приказа в XVII в.//Вести, археологии и истории. СПб.. 1904. Вып. 16.

    Артамонов В. А. Гусско-польский Союз в кампании 1708–1709 годов // Сов. славяноведение. 1972. M 4.

    Вазилевич S. В. Петр I государственный деятель, преобразователь, полководец. М., 1946.

    Базилеенн К. В. Петр I основоположник русского военного искусства // Большевик, 1945. № 11/12.

    Баиов А. К. Курс истории русского военного искусства. СПб., 1909, Вып. 2.

    Баиов А. К. Отзыв о сочинении Н. П. Волынского «Постепенное развитие русской регулярной конницы в апоху Великого Петра с самым подробным описанием участия ее в Великой Северной войне*. Вып. 1, кн. 1–4. СПб.. 1908// Отчет о 5П-м присуждении патрад графа Уварова. Пг., 1918.

    Балашова Ю. П. Из псторпи Великой Северной войны: (Начало Малой войны зима 1700–1701 года) //Ученые зап. Моск.

    касающихся пребывания Петра I в Дании. М-, 1893. Экономические связи между Россией и Швецией в XVII веке: Документы из советского архива. М.; Стокгольм, 1978.

    обл. пед. ин-та им. Н. К. Крупской, 1958. Т. 74, вып. 5.

    Балашова Ю. П. Из истории Северной войны: («Генеральный поход» русских войск в Прибалтику, 1702 г.»)//Ученые зап. Моск. обл. пед. ип-та им. Н. К. Крупской, 1963. Т. 127, вып. 7.

    Бантыш-Каменский Д. Биографии российских генералиссимусов и генерал-фельдмаршалов. СПб,,

    1840–1841. Ч. 1–4

    Бангыш-Каменский Д. Деянпя знаменитых полководцев и министров, служивших в царствование Петра Великого. М., 1812–1813. Ч. 1–2.

    Sapep И. Внешняя политика Петра I и образование Российской империи // Ист. журн., 1938. №. 6.

    Баскаков В. И. Северная война 1700–1721 гг.: Кампания от Гродня до Полтавы J706–1709 гг.: Крятико-ист, исс лед. СПб., 1890. Вып. 1.

    Безбах С. А. Полтавское сражении (27 июня 1709 г.). М., 1939.

    Берендтс Э. Государственное устройство Швеции. СПб., 1890. Ч. 1: История государственного хозяйства Швеции до 1809 г.

    Берх В. Жизнеописания первых российских адмиралов или опыт истории российского флота. СПб., 1831–1836. Ч. 1–4.

    Бескровный Л. Г. Производство вооружения и боеприпасов па русских заводах в первой половине XVIII в.//Ист. зап., 1951. Т. 36.

    Бескровный Л, Г. Военные шко.ты в России в первой половине XVIII в.//Ист. зап., 1953. Т. 42.

    Бескровный Л. Г. Полтавская победа: (К 250-летию Полтавского сражения) // Вопр. истории, 1959. № 12.

    Бескровный Л. Г. Русская армия и флот в XVIII веке. М., 1958.

    Бескровный Л. Г. Стратегия и тактика русской армии в полтапгкяй период Северной войны / Полтава: К 250-летию Полтавского сражения: Сб. статей. М., 1959.

    ВОЕННО-ИСТОРИЧЕСКИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ [123] Беспятых Ю. В. Россия и Финляндия во время Северной войны 1700–1721 гг.: Автореф. дне. ... канд. ист. паук. Л.. 1980.

    Бес пятил: Ю. И. Северная война на территории Финляндии в исторической литературе // Вопросы политической истории СССР. М.;Л., 1977.

    Бестужев И, А. Опыт история Российскою флота. Л., 1961.

    Бобровский П. О. Военные законы Петра Великого в рукописях и первопечатных изданиях. СПб., 1887.

    Бобровский В. О. Завоевание Ипгрии Петром Великим (1701–1703 гг.). СПб.. 1891.

    Бобровский В. О. История лейб-гвардии Преображенского полка. СПб., 1900–1904. Т. 1–2.

    Бобровский Д. О. К двухсотлетию учреждения регулярных в о пек в России. 1099–1700 по 1899–1900: (По материалам для истории ленбгвардин Преображенского полка) ,'/ Русский инвалид. 1899. А? 250.

    Бобровский В. О. Переход России к регулярной армии. СПб., 1885,

    Бобровский В, О. Петр Великий в устье Невы: К 200-летпю основания Санкт-Петербурга. СПб.. 1903.

    Богданович М. И, Замечательнейшие походы Петра Великого и Суворова. СПб., 1846.

    Богос4пвгкий M. M. Петр 1: Материалы для биографии. М-, 1940–1948. Т. 1–4.

    Богословский M. M. Рус ско-датский союз 1699–1700 гг. ,7 Ученые зап. Ип-та истории РАНИОН. М., 1929. Т. 4.

    Боевая летопись русского флота: Хроника важнейших событий военной истории русского флота с IX в, тто 1917 г./Под ред. Н.В.Новикова. М„ 1948.

    Болдырев В. Г. Взятие Риги в 1710 году: К 200-летней годовщине, 1710–1910. Рига. 1910.

    Болдырев В. Г. Осада и взятие Риги русскими войсками в 1709–10 гг. // Военный сб., 1910. А» 7.

    Бонч-Брцевич В. Д. Из неопубликованной переписки Петра Первого о союзе с Англией: (Эпизод из Северной войны) //Вопр. истории, 194fп. M 8/9.

    Бонч-Бруевич В. Д. Из неопубликованной переписки Петра I с дат

    ским королем Фредериком IV // Нет. жури., 1943. .\о II/12.

    Борисов В. Е. и др. Полтавская битва 1709–27 июня 19U9 г. СПб., 1909.

    Бородкин M М Двухсотлетие взятия Выборга. СПб., 1910.

    Бранденбург В. Русская артиллерия в Прутком походе 1(11 года// Артиллерийский журн., 1897. № 1.

    Бутурлин Я Военная история походов россиян в .Will столетии. СПб.. 1819–1823. Ч. 1–4.

    Вайнштейп О. Д. Экономические предносыдки борьбы за Балтийское море и внешняя политика России в середине XVII в. // Ученые зап Ленингр. ук-та им. А А Жданова. Сер. ист. наук, 1951. № 130. вып. 18.

    Васильев М. В. Осада и взятие Выборга русскими войсками и флотом в 1710 г. М.. 1953.

    Веретенников В. И. История Тайной канцелярии петровского времени. Харьков. 1910.

    Верходцбчв В. Д Полководческое искусство Петра I. M., 1951.

    Веселого Ф Войны России за обладание Балтийским морем, политика Англии в отношении России н вступление английского флота в БалЧппское море. М.. 1855.

    Веселого Ф Краткие сведения о русских ifopcKiix сражениях за два столетия с 1656 по 1856 г. СПб., 1871.

    Беселаго Ф. Очерк русской морской истории. СПб.. 1875. Ч. 1.

    Вигилев А. В «Почта в полив»// Вопр. истории, 1979. Aи 2.

    Витберг Ф. А. Мнения иностранцевсовременников о Великой Северной войне // Русская старина, 1893. Авг.

    Водарский Я. Е. По поводу работы турецкого историка о Прутском походе 1711 г.//История СССР, 1963. Ai 6–

    Водарский Я Е. Служилое дворяпство в России в конце XVII начале XVIJ1 в. Вопросы военной истории России, XVIII и первая вдловпиа XIX леков. М„ 1969.

    Возгрии В. Е. Документы Датского государственного архива по истории PocciiH в годы Северной войны//Сов. арх.. 1973. As 5.

    Возгрии В. Е. Заключение русскодатского союзного договора 1709 г.//Ист. зап.. 1974. Т. 93. [123] I

    Возгрин В. Е. Петровская эпоха в новейшей скандинавской историографии//История СССР, 1981. Хг 3.

    Возгрин В. Е. Русско-датский союз в Великой Северной ноши.'. 1697–1711}: Автореф. дне. ...канд. ист. наук. М., 1977.

    Возгрин В. Е. Травентальекпи договор I70U г. и его значение в истории Соверши войны // Скандинавский сб., Таллин, 1975. T. 2U.

    Волынский. II. П. Постепенное развитие русской регулярной конницы в эпоху Великого Петра с самым подробным описанием участия ее в Великой Северной волне. СПб., 1912. Вып. 1–4.

    Воскресенский Н. А. Законодательные акты Петра 1. М.; Л.. 1945.

    ВыОрин В. М. К вопросу о формировании основ прогрессивной русской военной педагогики п XV111 в. и ее влиянии на развитие русского военного искусства // Сборник докладов воен. пег. секции Лониыгр. дома ученых им. А. М. Горького. М.; Л., I960. К» 3.

    Гейсман 11, А. Краткий курс истории военного искусства в средние и новые века. СПб., 1894. Ч. 2.

    Геннин В. Описание уральских и сибирских заводов. М., 1937.

    Георгиевский Г. Л. Мазепа и Монпшков: (Новые материалы) // Ист. жури-, 194(1. Xs 12.

    Гербановскии С. Е, Инженерные мероприятии в обороне Полтавы и но обеспечению Полтавского сражения // Из истории русского военно-инженерного искусства. М., 1952,

    Гербильский Г. Ю. К вопросу о русско-польском союзе в первые тоды Северной войны (1700–1703 тт.) II Учен, зап. Львов, ун-та, 1955. Т. 36: История. Вып. 6.

    Глаголева А. П. «Денные записки» военпо-походпоп канцелярии

    Б. П. Шереметева как исторический источник // Проблемы источниковедения. Ы., 1962. Вып. 10.

    Глаголева. А. П. Повседпевпые записки князя А. Д. Мешпикова: (К изучению материалов Мептиковского архива) //Проблемы источниковедения. М., 1956. Вып. 5.

    Глаголева А. П. Русско-польские отношения накануне Полтавской бнтвы //Крат, сообщения Ин-та

    славяноведения АН СССР, 1Э55. AО 14.

    Голиков Ь. И. Деяния Петра Великого, мудрого преобразователя России, собранные из достоверных источников [[ расположенные по годам. А!.. 1788–1789. Т. 1–12; 2-е пзд. М.. 1837–1843. Т. 1–15.

    Голиков П. II. Дополнение к Деяниям Петра Великого. М., 1790–1797. Т. 1(13) 18(30).

    Го.хьаенберг Л. А. Краткий обзор картографических источников

    XVIII п. ни истории Северыойвоп1[ы (1700–1721 iT.)//Bonp. истории. 1959.Х» П.

    Гудим-Левкович П. К. Историчоское развитие вооруженных сил в России до 1708 г. СПб.. 1875.

    Гуревич Я. Г. Происхождение войны за испанское наследство та коммерческие интересы Англии. СПб., 1884.

    Данилова Е. Н. «Завещание» Петра Великого // Труды ист.-арх. ин-та. М., 1946. Т. 2. '

    Дивин В. А. Страницы немеркнущей славы русского флота: (К 250-летню Гангутской победы) //Морскоп сб.. 1964 X» 8.

    Дуров В. Наградные медали петтовското времени//Воон.-ист. журн., 1980. Xs 2.

    Дядиченко В. Разгром шведст.ких загарбншпв на початку XVIII ст. Kiiпb, 1950.

    E.tatiiH С. И. История русского флота: Период Азовский. СПб.. 1883.

    Епифанов П. II. Воинский устав Петра Великого il Петр Великий: Сб. статей/Под ред. Л. И. Андреева. М.; Л.. 1947.

    Епифанов П. П. Войско 'Очерки русской культуры XVII века. М.. 1979. Ч. 1/

    Епифанов П. Историческая победа русской армии: (К 270-летию Полтавского сражения) // Воен.-ист. журн.. 1979. X 6.

    Епифанов П. К вопросу о военной реформе Петра Великого // Вопр. истории, 1945. As 1.

    Епифанов Л. П. Начало организации русской регулярной армии Петром I (1699–1705) //Учепые зап. МГУ им. Ломоносова. История СССР, 1946. Вып. 87.

    Епифанов П. П. О состоянии военной мысли в России в первой половине XVIII пека// Воен.-нст. журп., 1963. Хг 11. [123] Епифанов В. П. Оружие//Очерки pvccKoii культуры XV11 века. М., 1979. Ч. 1.

    Епифанов П. П. «Рассуждение» П. П. Шафирова о воине со Швецией И Проблемы общественно-политической истории России и славянских стран: Сб. статей к 70-летию академика М. Я. Тихомирова. М., 1963.

    Епифанов П. П. Россия в Северной войне //Вопр. историк, 1971. №6, Т.

    Епифанов П. П. Русская армия накануне Полтавской битвы // Воеп.ист. жури., 1950. Хг 6.

    Жи.'.инспий А. Славный подвиг рыбака: (О патриоте И. Рябове, новторпвшем на море подвиг И. Сусанина, 1701 г.)//На рубеже, 1952. К 12.

    Житков К. Г. История русского флота.: Период Петровский, 1672–1725. СПб., 1912.

    Жукочич П. Н. Полтавская битва и Польша // Журнал министерства народного просвещения, 1909. Июнь.

    Ж-ов. Падение Дюпамюнде, 1710 г. 8-го августа 1910 г. // Русский инвалид, 1910. X» 171.

    Заозерская Е. И. Мануфактура при Петре I, M.; Л., 1947.

    Заозерская Е. И. Развитие легкой промышленности в Москве в первой четверти XVIII в. М., 1953.

    Захаренко А. Г. Усиление оборонительных сооружений на северо-западной границе Русского государства в начале Северной войны // Сб. докладов воен.-вст. секции Ленпнгр. дома ученых им. А. М. Горького. М.; Л., 1960. № 3.

    Зутис Я. Я. Политика царизма в Прибалтике в первой половине XVIII в. М., 1937.

    Иванов В. Воеппое искусство Петра I//Воен.-ист. журн., 1981. Jfs R.

    Игпатенко А. П. Участие белорусского народа в борьбе против шведских захватчиков в годы Северной войны // Ученые зап. Белорус, уп-та, 1957. Вып. 36.

    История дипломатии. М., 1941. Т. 1.

    История Польши-. В 3 т./Под *ро.д. В. Д. Королюка. И. С. Миллера, П. Н. Третьякова. М-, 1954.

    История российского флота в царствование Петра Великого: Пер. с англ. СПб., 1897.

    История русской армии и флота. М., 1911. Вып. 1.

    История Швеции. М„ 1974. Источники Малороссийской истории.

    М-, 1859. Ч. 2. К 200-летию Полтавской победы,

    1709–1909. СПб., 1909. К истории. Мазошнюй измены //

    Киевская старина, 1889. Дек. К истории событий на Украине в

    1708 г.: (К 230-летию Полтавской битвы) // Красный арх., 1939. Т. 4(95).

    Как Л. С. Две т&аденции а дворянском хозяйстве Швеции XVII века // Вопр. истории, 1954. № 3.

    Кап А. С. Изучение новой истории в Скандинавских странах в XVIII начале XX века//Вопр. истории, 1965. № 8.

    Дан А. С. Шведские историки о Полтавской битве: (Обзор источников а литературы за последние полвека) // История СССР, 1959. № 4.

    Карл XII о полтавском погроме

    1709 г.///Русская старина, 1888. Дек.

    Карцов А. П. Военно-исторический обзор Ссворной войны. СПб., 1851.

    Кафенгауз В. Б, Внешняя политика России при Петре !. М., 1942.

    Кафенгауз Б. Б. Вопросы историографии эпохи Петра Великого // Ист. журн., 1944. № 9.

    Кафенгауз Б. Б. История хозяйства Демидовых в XVIII XIX вв.: Опыт исследования со истории уральской металлургии. М.; Л-, 1949. Т. 1.

    Каф&кгауг В. В. Петр I и его время. М-, 1948.

    Кафенгауз Б. В. Полтавская битва// Историк-марксист, 1939. А» 4(74).

    Кафенгауз Б, Б. Северная война и Ннштадтсппй мир (1700–1721). М.: Л., 1944.

    Кедров С. Первые попытки сближения России с Францией//Русский арх.. 1907. № 6.

    Кедров С. Посольство князя Б. И. Куракина в Голландию в 1711 г. // Рус. арх., 1912. № 5.

    Кедров С. Русь Петра Великого за границею: (Назначение князя Б. И. Куракина послом в Голландию) // Русский арх., 1907. № 7.

    Кириченко ff. П. К вопросу об участии молдавского народа в Прутском походе русской армии 1711 г.//Учепые чап. Кишинев, гос. пед. ин-та, 1957. Т. 8.

    Кирхгоф Г. Влияние морской силы в Балтийском море на историю [123] прибалтийских государств в XVII и ХУШ столетии. СПб., 1908.

    Клокман Ю, i>. Из истории разгрома шведских захватчиков в 1708–1709 гг. // Доклады и сообщения Йп-та истории, 1954. Вып. 2.

    Клокман Ю. Р. Северная война 1700–1721 гг.: (Еирьба России за выход к Балтийскому морю в возвращение русских земель в Прибалтике) II Страницы боевого прошлого: Очерки военной истории России. М., 1968.

    Ковалевский M. M. Новые данные о пребывании Петра Великого в Париже, почерпнутые из испанских архивов // Русская мысль, 1884. JNft 1.

    Козаченко А. И. Битва под Полтавой. M., I945.

    Колосов Е. Е. Развитие русской артиллерии в первой четверти XVIII в.//Сб. докладов воен.-ист. секции Лепингр. дома ученых им. Л. М. Горького. М.; Л., 1960. №3.

    Колосов Е. Е. Русская артиллерия в Полтавском сражении // Артиллерийский журн., 1959. №. 7.

    Копысский 3. Ю., Клок Л. Д., Мизулин И. С. Битва под Лесной в 1708 году. Минск, 1958.

    Коробков Н. Петр 1 основатель русской армии и ее военного искусства//Воен. мысль, 1944. №2/3.

    Королюк В. Д. Вступление Речи Посполитой в Северную войну // Учен. зал. Ин-та славяноведения, 1954. Т. 10.

    Королюк В. Д. Из истории польскорусских отношений в эпоху Петра Первого (1697–1704) //Изв. АН СССР. Сер. ист. и филос, 1949. Т. 6, №3.

    Королюк В. Д. Избравие Августа II на польский престол и русская дипломатия // Учен. зап. Ин-та славяноведения, 1951. Т. 3.

    Королюк В. Д. Начало шведской агрессии против Речи Посполитой в ходе Северной войны (1701–1702) //Учен. зап. Ин-та славяноведения, 1952. Т. 6.

    Королюк В. Д. Речь Посполитаи п начало Северной войны//Учен, зап. Ия-та славяноведения, 1952. Т. 5.

    Королюк В. Д, Речь Посполитая и подготовка Северной войны//У чек. зап. Ин-та славяноведения, 1951. Т. 4.

    Королюк В. Д. Речь Посполитая, французская дипломатия и измена Мазииы//Изв. АН СССР. Сер. ист. и филос, 1951. Т. 8, № 1.

    Королюк Я, Д. Русская дипломатия и подготовка вступления Речи Посполитой в Северную войну: ( Восстановление русски-сан с о л с кого союза 1702–1703 гг.) //Учен, зап. Ин-та славяноведения, 1953. Т. 7.

    Королюк В. Д. Свидание в Биржах и первые переговоры о польскорусском союзе // Вопр. истории, 1948. Ks 4.

    Кочубанский А. Сношения России при Петре Первом с южными славянами и румынами. М., 1872.

    Кроткое А. С. Взятие шведской крепости Но те бург на Ладожском озере Петром Великим в 1702 году.. СПб., 1896.

    Крылова Т. К. Гузумские переговоры о Северном мире и капитуляция второй шведской армии Стенбона в мае 1713 г.//Полтавская победа. М., 195Й.

    Крылова Т. К. Дипломатическая подготовка вступления русской армии в Померанию в 1711 г.//Ист. зап., 1946. Т. 19.

    Крылова Т. К. К историп торговой политики Петра I в юго-западной Европе (1715 О717) //Учен. зап. Ленинтр. гос. пед. ин-та им. Герцена, 1939(1940). Т. 19.

    Крылова Т. К. Полтавская победа и русская дипломатия // Петр Великий: CS. статей. М.; Л., 1947.

    Крылова Т. К. Россия и «Великий союз»//Ист. зап., 1942. Т. 13.

    Крылова Т. К. Русско-турецкие отношения по время Северной войны//Иот. зап., 1941. Т. 10.

    Крылова Т. К. Торговая политика Петра I в странах юго-западной Европы (1700–1725 гг.}//Учен. зап. Лениыгр. гос. пед. ин-та им. Герцена, 1941. Т. 39.

    Крылова Т, К. Франко-русские отношения в первую половину Северной войны // Ист. зап., 1940. т. 7.

    Кулишер И. М. История русской торговли до девятнадцатого века включительно. Пг.. 1923.

    Кушнарев Е. Г., Фарафоков M. M. Победа у Гренгама: (К 250-летию) // Морской сб., 1970. К» 1.

    Ламбчн И. П. История Петра Великого. СПб., 1843.

    Лаппо-Дпнилевский А. С. Россия и

    195 [123] Голштпния: (Очерк пз истории германо-русских отношений и XVIII веки) //Ист. арх., 1919. Ai 1.

    Ласковскай Ф. Ф. Материалы для истории инженерного искусства в России. СПб., 18151–1365. Ч. 1–3.

    Лебедянская А. Д. Кронверк Петропавловской крепости а его прошлом и настоящем: (К 250-летпю ого существования) // Сборник докладов воен.-ист. секции Ленинград, дома ученых им. А. М. Горького. М.; Л., 1960. Л» 3.

    Лещчнскии Л. М. Военное искусство в начале XVIII века. М., 1951.

    Лыецов В. Л. О шиш ой демонстрация Азовского флота накануне Полтавской битвы // Труды Воронеж, ун-та. I960. Т. 53, вып. 1.

    Любимов А. И. Штурм шведской крепости Ппепшанц 25 апреля (6 мая) 1703 г. // Сб. докладов воен.-ист. секции Ленинград, дома ученых им. А. М. Горького. М.; Л., 1960. № 3.

    Любимов П. Г, Очерки по истории русской промышленности, XVII XVIII и начало XIX в. М., 1947.

    Лященко А. И. Взятие Ниеншаица к основание Петербурга. СПб., 1903.

    Мавродин В. В. Петр I. M., 1949.

    Майков Л. Н. Рассказы Нартова о Петре Великом. СПб., 1891.

    Майкова Т. С. Петр I и вГисторпя Свейской войны» // Россия в период реформ Петра I. М„ 1973.

    Маркевич А. Разгром Карла XII. Киев, 1946.

    Марлинский С. Юбилейные сборники к 250-летию Полтавского сражения: (Обзор) //Воеп.-ист. журн., 1960. А» 11.

    Мартынов М. И. Горнозаводская промышленность па Урале при Петре Т. Свердлове!;. 1948.

    Марченко М. К, Возврат Ипгериаплаидпп двести лет назад // Военный сб.. 1903. A» h.

    Марченко М. И. Го.товчино. 3 июля 1708 г.: (По документам Меншиковского архива Академии паук) /.' Воен. сб., 1901. Л* 12,

    Марченко М. К. Нравственный элемент в руках Петра Великого/,1' Военный сб.. 1897. Л» 12; 1898. АН.

    Марченко М. К. Петр Великий: Мысли» государя о создании военного порта на Балтийском берегу. СПб.. 1Я99.

    Масловский Д. Ф. Заттпски по истории военного искусства в России. СПб., 1891. Выи. i. 1683–1762 г.

    Маслаеский Д. Ф. Материалы к истории военного искусств а России. Н„ 1889–1892. Вып. 1–3.

    Масловский Д. Ф. Первая боевая деятельность Петра Великого (1699–1704 гг.). Б. м-, б. г.

    Масловский Д. Ф. Строевая и полевая служба русских войск времен Петра Великого и императрицы Елизаветы. М., 1883.

    МеОем Н. В. Петр Великий как основатель армии и военного искусства в России. СПб.. 1842.

    Международные связи России в XVII XVШ вв. У1„ 1966.

    Межов В. II. Юбилеи Петра Великого: Бцблыогр. указ. лиг. петровского юбилея 1872 г. с прибавлением книг и статей о Петре 1 вообще, пвняшпхея в свете с 1865 г. до 1876 г. включительно. СПб., 1881.

    Милюков П. И. Государственное хозяйство России в первой четверти XVIII столетия и реформа Петра Великого. 2-е изд. СПб., 1905.

    Минцлов Р. Петр Великий в нностраныоп литературе. СПб., 1872.

    Михневич Н. П. История военного искусства с древнейших времен до начала XIX столетия. СПб., 1898.

    Михнееич Н. Д. Петр Великий и Полтава: Беседа по случаю 200-летия сражения под Полтавой (27 июня 1709 г.). СПб., 1909.

    Молчанов И. II. Дипломатия Петра Первого. М-, 1984.

    Морфилъ Г. Петр Великий в Дании//Пет. востн.. 1882. Окт.

    Мышковский Е. В. Ручное огнестрельное оружие русской армии периода Северной воины 1700–1721 гг.//Сб. псслед. и материалов Арт. ист. музея, 1959. Вып. 4.

    Мышлаевский А. 3. Ш'тр Великий: Война в Финляндии в 1712–1714 годах. Совместная операция сухопутной армии, галерного и корабельного флотов. СПб., 1890.

    Мышлаевский А. 3, Россия и Турция перед Прутским походом // Военный сб., 1901. Ла 1–2.

    Мышлаевский А. 3. Северная война//Воепный сб.. 1901. As 9–12.

    Мышлаевский А. 3. Северная войпа: Летняя кампания 1708 г. СПб.. 1901.

    Мыгилаеегкий А. 3. Северная война. 1708 г.: От р. Улльт и Березины за р. Днепр. СПб.. 1901.

    Муравьева Л. Л. Из история политических отношений России с [123] Гданьском (Данцигом) и период Северной войны // Вопросы военной истории России, XVIII и первая половина XIX веков. М., 1969.

    Нарпи А. К. Раесь'иаы Нартова о Петре Великом. СПб., 1891.

    Некрасив Г. А. Военно-морские силы России на Балтике в первой четверти XVIIT в.//Вопросы военной истори» России, XVITT и первая половина XIX веков. М., 1969.

    Некрасив Г. А. Ролт. России в европейской международной политике, 1725–1739 гг. М., 1976.

    Некрасов Г. А. Тортово-экономаческво отношения России со Швецией в 20–30-х годах XVIII в.// Международные связи России в XVII XVIII вв. М., 1966.

    Никифоров Л. А. Внешняя политика России в последние годы Северной воины: Ништадтскил мир. М„ 1959.

    Никифоров Л. А. Вопрос о посредничестве Франции между Россией и Швецией в конце Северной войны //История СССР, 1958. №. 6.

    Никифоров Л. А. Русско-английские отношения прп Петре I. M., 1950.

    Новиков II. В. Гапгут: Кампания

    1713 и 1714 гг. на Финляадском театре, Гангутскан операция и бон 27 июня 1714. М.. 1944.

    Обзор войн России от Петра Великого до паягнх дней/Под ред. Г. А. Леера. СПб.. 1885. Ч. 1; СПб., 1898. Ч. 4. КЕ. 1.

    Озаровский П. Ю. Боевые операции в финских шхерах в 1710

    1714 гг. ;'/Морской сб., 1940. № 1. Орешкоаа С. Ф. Русско-турецкая война 1711 г. и ее освещение в соврометптой турецкой историографии // Краткие сообщения Ин-та народов Азии, 1064. Т. 77.

    Орещкпвз С. Ф. Русско-турецкие отношения в начале XVIII в. М., 1971.

    Осипов Fi', Разгром шведских иптервептоп войсками Петра I. M., 1951.

    Османалиев Т. К истории русской военной терминологии: (Термины, обоа па чающие тактические приемы и оперативные действия войск в XVII XVIII вв.) // Этггмолопгтескип исследования по русскому языку. М„ 1968. Вып. 6.

    Очерки истории СССР. Период феодализма: Россия в первой четвер. ти XVIII в.: Преобразования Пет' pa I. M.. 1954.

    Павленко II. П. Александр Данилович Меншиков. М., 1981.

    Павленко II. П. Петр Первый. 2-е изд. М., 1976.

    Павленко Н. П. Развитие мегахтургичеекон промышленности России в первой полотне XVIII века. М., 1953.

    Павленко II. Я. Три так называемых завещания Петра I // Вопр. истории, 1979. Лг 2,

    Павловский И. Битва под Полтавой 27-го июня 1709 г. и оо памятники. Полтава. 1909.

    Палли X. Э. К вопросу об историческом зпачегтип битвы при Хуммули (Гуммельсгоф)УУИзв. АН ЭССР. Обществ, пауш, 1963. К* 1.

    Палли X. Э. Между двумя боями за Нарву: Эстония в первые годы Северной войны (1700–1704). Тал-, лиц, 1966.

    Панов В. А. Петр Великий. М., 1942.

    Папг.ов А. Шведские архивы//Русский ист. жури., 1917. ,№ 3/4.

    Петербург петровского времени/Сб. статен под ред. Л. В. Предтеченского. Л„ 1948.

    Петр Великий: Сб. статей. СПб., 1903.

    Петр Великий; Сб. статей/Под ред. А. И. Андреева. М.; Л., 1947.

    Петр Великий и Людовик XIV: (К истории франко-русских отношений в царствование Петра I до заключения первого франко-русского договора, 1682–1717)//Русская старина, 1908. Нояб.

    Петр Великий па Севере: Сб. статей и указов, относящихся к деятельности Петра I на СевереД1од ред. А. Ф. Шпдловского. Архангельск,' 1909.

    Петров А. В. Город Нарва, его прошлое п достопримечательности в связи с историей упрочения русского господства на Балтийском побережье, 1223–1900. СПб.. 1901.

    Пештич С. Л. Ценный источник по истории России времен Северной войны // Феодальная Россия во всемирно-историческом процессе. М., 1972.

    План укрепленному лагерю при Гродне. в коем Российская армия стояла в гепваре п феврале 170Gr. Б. м.. б, г.

    Плотицын В. Разгром шведекпх захватчиков // Ист. журп.. 1939. Лз 7.

    Победы Петра Великого над шведами 200 лет иазад: Лесная Полтава. СПб., 1908.

    [ [123] Погосскии А. Ф. Нарва и Полтава. СПб., 1911.

    Полиеектов И. Балтийский вопрос в русской политике после Ништадтского мира {1721–1725 гг.). СПб., 1907.

    Полтава: К 250-летию Полтавского сражения: Сб. статей. М., 1959.

    Полтавская победа: Из истории международных отношений накануне и после Полтавы: Сб. статей. М., 1959.

    Попов II. H. К бою Апраксина па реке Ижоре, 1708 г. Б. м., б. г.

    Лорфирьев Е. И. Петр I основоположник военного искусства русской регулярной армии и флота. М., 1952.

    Лорфирьев Е. И. Полтавское сражение 27 июня 1709 г. М., 1959.

    Потоцкий П. Гвардия русского царя под Нарвою в 1700 и 1704 году с приложением описания достопримечательности Нарвы. СПб., 1890.

    Предтеченский А. В. Полтавский бой в освещении совремеыников-иностранцев // Ученые зап. Ленингр. гос. пед. ин-та им. M. H. Покровского, 1940. Т. 5, вып. 1.

    Прочко И. С. Артиллерия в Полтавской битве // Артиллерийский журн., 1949. № 7.

    Птуха М. В. Очерки по историп статистики XVII XVIII веков. М., 1945.

    Пцвыревский А. К. Развитие постоянных регулярных армий и состояние военного искусства в век Людовика XIV и Петра Великого. СПб., 1889.

    Путята А. Д. Вопрос о прусской союзе в первую половину Великой Северной воины // Сборник Московского Главного архива министерства иностранных дел. М., 1880. Вып. 1.

    Рабинович М. Д. Полки петровской армии, 1698–1725: Краткий справочник // Труды Государственного ист. музея. М., 1977. Вып. 48.

    Рабинович М. Д. Социальное происхождение и имущественное положение офицеров регулярной русской армии в конце Северной войны//Россия в период реформ Петра I. M., 1973.

    Рабинович М. Д. Стрельцы в первой четверти XVIII в.//Ист. зап., 1956. Т. 58.

    Рабинович М. Д. Формирование регулярной русской армии накануне

    Северной войны // Вопросы военной истории России, XVIII и первая половина XIX веков. М., 19Ц9.

    Рабинович М-, Ливший И. Документы о Полтавском бое // Ист. журн., 1939. № 7.

    Разгром шведов у деревни Лапполо // Артиллерийский журя.. 1951. Л° 3.

    Резвый Р., ВерхоЗубов В. Ра:;зитие тактики русской армии Петром 1 // Воен. вестн., 1952. № 2.

    Россия в период реформ Петра I. М., 1973.

    Сальман Г. Я. Морской устав 1720 года первый свод законов русского флота // Ист. зап., 1955. Т. 53.

    Северная война 1700–1721 годов// Воен.-ист. журн., 1961. №. 8.

    Де Санглен Я. И. Подвиги русских под Нарвою в 1700 году. M., 1Н31.

    Семена С. А. Некоторые сведения о медиципском обеспечении русской армии в Полтавском сражении 27 июня (8 июля) 1709 г. // Воен.мед. журн., 1959. № 8.

    Семенов В. Англо-русские отношения в царствование Петра I // Ист. журн., 1943. № 10.

    Смирнов Н. А. Борьба русского a украинского народов против агрессии султанской Турции в XVII веке // Вопр. истораи. 1954. Ns3.

    Смирнов-Сокольский Н. «Книга Mapсова* (Из истории издания сборпика военных документов Петра I 1713 г.)//Огонек, 1959. №50.

    Соколов А. Морские кампании, 1715–1721//Морской сб., 1851. К 4

    Соколов А. Русский флот при кончине Петра Великого, 1725 г.//Записка Гидрографического департамента морского министерства, 1848. Ч. 6.

    Соловьев С. М. История России с древнейших времен. М., 1962. Кн. 7, 8.

    Сорина X. Аландский конгресс// Вопр. истории, 1947. № 6.

    Спиридонова Е. Экономическая политика и экономические взгляды Петра I. M., 1952.

    Стилле А. Карл XII как стратег и тактик в 1707–1709 гг./Пер. со швед. СПб., 1912.

    Стилле А. Операционные планы Карла XII в 1707–1709 гг./Пер. со швед. В. м., б. г.

    Строков А. А. История военного ис [123] кусства. M., 1955. T. 1: Рабовладельческое и феодальное общество.

    Тарле Е. В. 250 лет указа Потра 1 о создании русского флота//Общее собрание Академии наук СССР 29 ноября 4 декабря 1946 г. М.; Л., 1947.

    Тарле Е. В. Карл XII В 1708–1709 годах // Вопр. истории, 1950. Л» 6.

    Тарле Е. В. После Полтавы // Новая и новейшая история, 1957. № 1.

    Тарле Е. В. Русский флот и внешпяя политика Петра I. M., 1949.

    Тарле Е. В. Северпая война и шведскос нашествие на Россию. М., 1958.

    Тельпуховский Б. С. Возвращение земель «отчич и дедич» и основание Петербурга // Ист. журн., 1941. № 1.

    Тельпуховский Б. С. Народная борьба против иноземных захватчиков в Северной воине // Ист. жури., 1942. №. 7.

    Тельпуховский В. С. Северпая война 1700–1721: Полководческая деятельность Петра I. M., 1946.

    Тельпуховский Б. С. Сражение у мыса Гангут (1714 г.)//Воен.-ист. журн., 1941. № 3.

    Темкин. С, Забаринский П. Русская артиллерия под Полтавой // Артиллерийский журн., 1939. № 2.

    Тимирязев В. Русские дипломаты XVIII столетия в Англии // Ист. вестп., 1898. Т. 72. Апрель май.

    Тимченко-Рубан Г. И. Оборона Петербурга в 1704–1705 гг. СПб., 1899.

    Тимченко-Рубан Г. И. Осада, капитуляция и раэрутепие Ниеншапна в 1703 г. //Ивж. журн., 1898. № 10.

    Тимчепко-Рубан Г. И. Первые годы Петербурга: Воен.-ист. очерк. СПб., 1901.

    Томилин А. С. Шлиссельбург: Историческое обозрение шведских войн, в которых участвовала Шлиосельбургская крепость, с подробным описанием осады ее при Петре Великом н современное положение города Шлиссельбурга. СПб., 1847. Томсинский С. М. Первая печатная газета России (1702–1727 гг.). Пермь, 1959.

    Труды Русского военпо-исторнческо

    го общества. СПб., 1909. Т. 1–4. Уляиицкиа В, А. Исторический очерк русских консульств за границей //

    Сборник Московского Главного архива министерства иностранных дел. М., 1893–1899. Вып. 5 Ei.

    Устрялов Н. Г. История царствования Петра Великого. СПб., 1853–1863. Т. 1–4, 6.

    Устрялов Я. Г. Осада Нарвы в 1700 г. М., 1860.

    Фейгина С. А. Аландский конгресс: Внешняя политика России в конце Северной войны. М., 1959.

    Фейгина С. А. О подлинности письма Петра I с берегов Прута: (По поводу статьи Б. И. Подъяпольской «К вопросу о достоверности письма Петра I с берегов Прута» в сб. «Исследования по отечественному источниковедению», 1964 г.) // Сов. арх., 1976. № 4.

    Фейгина С. А. Петровская эпоха в работах историков капиталистических стран // История СССР, 1972.

    Феоктистов И. И. Город Нарва: Исторический очерк: По поводу 200-летия взятия этого города Петром Великим, 9 августа 1704 г. 9 августа 1904 г. СПб., 1904.

    Феофан (Лрокопавич). История императора Петра Великаго от рождения его до Полтавской баталии и взятия в пдеи остальных шведских войск при Переволочне включительно. 2-е пзд. М.т 1788.

    Филимошин М. Первая победа русского регулярного флота: (К 270летию Гангутского сражения) // Воен.-ист. журн., 1984. № 8.

    Форстен Г. В. Балтийский вопрос в

    XVI а XVII столетиях (1544–1648). СПб., 1893–1894. Т. 1, 2.

    Форстен Г. В. Сношения Швеции и России во второй половине XVII века (1648–1700)//Журнал министерства народного просвещения, 1898. Февр. июнь.

    Фруменков Г. Г. Соловецкий монастырь п оборона Беломорья в XVI XIX вв. Архангельск, 1975.

    Хромова Е. А. Северная война и ее отражение в исторических работах и публицистике первой четверти XVIII в.: Автореф. дис. ... канд. ист. наук. Л., 1951.

    Чернов Л. В. Вооруженные силы Русского государства в XV

    XVII вв. М., 1954.

    Шасколъский И. П. Об основных особенностях русско-птве декой торговли XVII б. // Международные [123] связи России в XVII XVI11 вв. M., 196C.

    Шворина Т. Воипские артикулы Петра 1. M., 1940.

    Шишков А. С. Список кораблям и прочим судам всего российского флота от начала заведения оного до нынешних времен, с историческими вообще о действиях флотов и о каждом судне примечаниями. СПб., 1799. Ч. 1.

    Шмурло Ј. Петр Великий в оценке современников и потомства. СПб., 1912.

    Шперк В. Ф. Инженерное обеспеченно Полтавской битвы: К 230-летню Полтавской битвы. М., 1939.

    Штейн В. Петр Великий п франкорусский союз // Ист, вест, 1903. № 5.

    Шутой В. Е. Борьба народных масс против нашествия армии Карла XII, 1700–1709. М., 1958.

    Шугой В. Е. Из истории совместной борьбы русского, украинского п пймлжкй нарэдсл теротив Шуйских интервентов // Вести. АИ СССР, 1959. JД 8.

    Шутой В. Е. Измена Мазепы //Ист. зап., 1950. Т. 31.

    Шутой В. Е. Классовая борьба в период народной войны на Украине в 1708–1709 гг.//Изв. АН СССР. Сер. ист. и фплос, 1949. Т. 6, X» 4.

    Шутой, В. Е. Малоизвестный источник по истории Северной войны; (Путевой дневник словацкого посла Д. Крмана, относящийся к периоду 1708–1710 гг.)//Бопр. истории. 1976. № 12.

    Шугой В. Е, Народная война на Украине против шведских захватчиков в 1708–1709 гг.//Вопр. истории. 1949. .14» 7.

    Шутой В. Е. Оборопа Львова в

    1704 г. // Краткие сообщепия

    Ин-та славяноведения, 1955. Т. 17.

    Щцтой В. Е. Северная война ( 1700–1721). М.. 1970.

    Шутой В. Е. Фальсификация истории под видом объективности: (По поводу статьи шведского историка Б. Кеитржшкиого «Пропагандистская война па Украине в 1708–1709 гг. Некоторые замечания п точки зрения, опубликованные в шведском Ежепшптке Каролингского союза»)//Вопр. истории. 1961. Aп 6.

    Юнаков П. .7. Операция Петра Ве

    ликого против Лсвентаупта//Воен. сб., 1908. JVs 12.

    Юнаков Н. Л. Шлтавская операция 1709 года/7 Воен. сб., 19U9. № 6.

    Якименко И. А. Памятники Полтавской битвы: (К 275-летию) //Вешр. истории, 1984. № 7.

    Яковлев В. Петр 1 основоположник военно-инженерного дела в России / Воеп. мысль, 1945. № 4/5.

    Яковлев Н. О. О так пазывнемом «Завещании» Штра Великого// Ист. жури., 1941. № 12.

    Adlerleld G. Histoire militaire de Dharles-Xll, (1706–1709). Amsterdam, 1740–1742. T. 1, 3, 4.

    Anderson M. S. Peler the Groat. L.. 1978.

    Anderssan L Svcriges hisioria. Stockholm, 1953.

    Attman A. The Russian and Polish Markets in luteraational Trade, 1500–1650, Goleborg, 1973.

    Bain R. Nisbet. Charles XII and lire Collapse of the Swedish Empire. N. Y/, L., №Ь.

    Bain R. Nisbet. Scandinavia: A Political History oE Denmark, Norway and Sweden from 1513 to 1900. Cambridge, 1905.

    British Diplomatic Instructions. L., 1922. Vol. 1: Sweden, 1CS9–1727; L., 1925. Vol. 2: France, 1689–1721; L., 1926. Vol. 3: Denmark, 1689–1789; L., 1927. Vol. 4: France. 1721–1727; L.. 1928. Vol. 5: Sweden. 1727–1789; L., 1930. Vol. 3: France, 1727–1789.

    Bruce P. H. Memoirs of Peter Henry Bruce, a Military Officer in the Services of Prussia, Russia and Great Brilain. L., 1782.

    Carlsson. E. Freden i Nystad. Uppsala, 1932.

    Chance J. F. The Alliance of Hanover: A Study of British Policy in the Last Years of George I. L.. 1923.

    Chance J. F. George I and tlie Northern War: A Study of Brilish-IIanoverian Policy in the North of Europe ia the Years 1709–1721. L., 1909.

    Dreiger S. Aland. Under Storia Nortliska Kriget. Marrecharon, 1970.

    Feldman J. Polska w dohie wielkiej wojny polnocnej, 1704–1709. Krakow, 1925.

    Gordon A. The History of Peler the Great, Emperor of Russia. Aberdeen, 1755. Vol. 1–2.

    Graham S. Peler Ihe Great L., 1929.

    [123]Grey J. Peter the Great, Emperor ot All Russia. New York, i960.

    Hartman К, J. Alandska kongrcsscn och des.» fцrhistoria. Aho, 1921–1931. D. 1–5.

    Beeksclier E. F. An Economic History of Sweden. Cambridge, 1954.

    Eeckscher E. F. Sveriges ekonomiska historia пram Gustav Vasa. Stockholm, 1936. D. 1, h. 2: 1600–1720; Stockholm, 1949. D. 2, b. 3, halvbandet i: 1720–1815.

    Jonge A. Fire and Walen A Life of Peter the Great. L., 1979.

    Karsten К. Peter der Grosse: Vom Wesen und von den Ursachen historischer Grцsse. Amsterdam, 1935.

    Kirchhof} B. Seemacht in der Ostsee: Ihre Einwirkung aul die Geschichte der Ostseelдnder im 17. und 18. Jahrhundert. Kiel, 1907.

    Kurat A. N. Letters of Poniatowski on the Pruth Campaign, 1711//Slavonic and East European Review, 1947. Vol. 26. N 66.

    Lis!; J. The Struggle for Supremacy in the Baltic, 1600–1725. N. Y., 1967.

    Mahan A. T. The Influente of Sea Power upon History, 1660–1783. L.. 1890.

    Massie R. K. Peter the Great: His Life and World. N. Y., 1981.

    Massini R. Sir Luke Schaub und die schweizerisch-franzцsischen AUianzverhandlungen von 1738/39 // Basier Zeilschrift fьr Geschichte und Altertumskunde. 1953. Bd. 52.

    The New Cambridge Modern History. N. Y.; L., 1961. Vol. 5.

    Nordberg J. A. Histoire de Charles XII, roi de Suиde. La Haye, 1748. T. 1–4.

    Ogg D. Europe in the Seventeenth Century. L., 1943.

    Rambaud A. N. Russia. N. Y., 1902. Vol. 2.

    Seely J. R. The Expantion of England. L., 1921.

    Sцrensson P. (utgif.) Carl Pipers ocli Carl Gustav Rehnschiцds koneept (ill utgдende skriftvelser under deras fдngenskap i Ryssiand 1709–1715. Stockholm. 1911.

    Sumner В. И. Peter the Great and (he Emergence of Russia. L.; N. Y., 1962.

    Sumner B. B. Peter the Great and the Ottoman Empire. Oxford, 1949.

    Sumner В, П. Survey of Russian History. 2-d ed. L., 19'i8.

    Vockerodl J. G. Russland unter Peter dem Grossen // Zeitgenцssiche Berichte zur Geschichte Russlands, Leipzig, 1872.

    Voltaire. Histoire de l'Empire de Russie sous Pierre le Grand. Amsterdam, 1761–1764. T. 1–2.

    Voltaire. Histoire de Charles Xll, toi de Suйde. Bruxelles, 1630.

    Waddington A. Histoire de Prusse. P., 1922. T. 2: Les deux premiers rois (1688–1740).

    Wolf J. The Emergence of the Great Powers, 1650–1715. N. Y., 1951.

    [123]УКАЗАТЕЛЬ ИМЕН

    Август И, польский король, саксонский курфюрст 19, 20, 23, 45, 50, 57, 63, 64, 66, 88, 102, 103, 116, 117, 123, 151, 195

    Авдеев В. А,, историк 2

    Автократов В. Н., историк 191

    Адамович. Б. В., историк 191

    Аларт Л.-Н., барон, генерал 46, 91,

    104, 111, 118

    Алексей Михайлович, царь 30, 43

    Алексей Петрович, царевич 150, 179, 189

    Али-Чорли-паша, турецкий визирь WS

    Андерссон И., шведский историк 39, 42, 44, 72, 87, 191

    Андерсон М.т историк (профессор Лондонского университета) 7

    Андреев А. И., историк 193, 197

    Андреев В., историк 191

    Андрианов П. М., историк 191

    Анкерштери К., барон, шведский адмирал 62

    Апостол Д. П., миргородский полковник, наказной атаман 59

    Апраксин П. М., боярин, воевода, сенатор 57

    Апраксин Ф. М. граф, адмирал 30, 50, 59, 61, 69, 72, 97–101, 107, 119, 120, 127–129, 132, 136, 141–143, 152, 153, 155, 157–159, 161, 164–167, 175, 179, 180, 190, 198

    Армфельд К., шведский генерал 126, 128, 130. 131, 138, 160

    Арсепьсв Ю. А., историк 191

    Артамонов В. А., историк 191

    Ахмед III, турецкий султан 102

    105, 114

    Баггер Х-, историк 12

    Базилевич К. В., историк И, 13, 191

    Ваийд А. К, генерал, русская военный историк 191

    Балашова Ю. П., историк 67, 191

    Балтаджи-Мехмет-nama, турецкий верховный визирь 104, 111, 113,114

    Бантыш-Каменский Д. Н., историк 191

    Барор И., историк 191

    Барятннск.1ш II. Ф., бригадир 159 Баскаков в. И., историк 4, 11, 191 Бассевпч Г. Ф., граф, шлезвиг-голш

    тинский министр 178, 189 Безбах С. А., историк 191 Безенвальд (Безенваль) Ж.-В., французский посланник при дворе шведского короля, посол в Польше 78 Вепс П., капитан 165 Берендтс Э., историк 179, 191 Беркгольц ф. В., генерал 97, 98, 101,

    189 Берх С., историк 191 Бескровный Л. Г., историк 7, il, 44,

    179, 191 Беспятых Ю. Н., истории 12, 13, 191,

    192 Бестужев М. П., дипломат 173, 175 Бестужев Н. А., историк 192 Блох Нозеф, студент Берлинского университета, впоследствии журналист, издатель и редактор журнала «Sozialist!sclie Monatshefte» 18S Бобровский П. О,, генерал, русский

    военный историк 192 Богданович М. И., геиерал, русский

    военный историк 192 Богословский M. M., историк 43, 44,

    192 Болдырев В., историк 138, 139, 192 Бонч-Бруевич Б. Д., советский государственный и партийный деятель 192 Борисов В. Е.. историк 192 Бородкин M. M., историк 192

    Боур (Бауер, Баур, Еоуер) Р. X.. генерал 72, 74, 75, 89, 94, 95, 105, 118

    Бонде И, ф., еачалыгик галерного флота, шаутбенахт (капитан-командор, контр-адмирал) 98–100, 127, 128

    Бранденбург H. E., генерал, археолог, исследователь по истории развития артиллерии 192

    Брынковяиу К., валашский господарь 108

    [123]Брюс Р. В., генерал, петербургский обер-комендапт 62, 97, 98, 101

    Брюс Я. В., генерал, дипломат 30, 92, 104, 146, 150, 176, 177

    Бук, генерал-майор 94

    Булавин К. А., атаман войска Донского, предводитель крестьянского восстания 1707–1708 гг. 182

    Бутурлин И. И., генерал 107

    Бутурлин Д. П., генерал, русский военный историк 4, 11, 140, 141, 179, 190

    Бычков А. Ф., историк 190

    Вайнштейн О. Л., историк 192 Васильев М. В., историк 139, 192 Ватранг Г., шведский адиирал 100,

    130, 133, 138 Бейде А. А., генерал 30, 32, 34, 44,

    47–49, 136 Вейсброд, секретарь английского

    посланника Чарльза Витворта 189 Веллинг О., шведский генерал 43 Веретенников В. Ц, историк 192 Верходубов В. Д., историк 192, 198 Веселаго Ф. Ф., генерал, русский

    историк военно-морского флота

    67, 141, 179–181, 189, 192 Веселовский Ф., русский посланник

    в Англии 163 Вигилев А. II., историк 192 Вильбоа Н. П., капитан 163, 164 Виниус А. А., думный дьяк 60 Витберг Ф. А., писатель 192 Витворт Ч., английский посланпнк

    при русском дворе 189 Виттенберг М., шведскпй генерал

    173 Водарскнй Я. Е., историк 140, 192 Возгрин В. Б., историк 12, 43, 138,

    192, 193 Возиицын П. В., Дипломат 18 Волконский А. Г., князь, генерал 89,

    95, 127, 129 Волынский Н. П., историк 191, 193 Вольф Дж., американский историк 8 Воскресенский Н. А., историк 187,193 Врапгень А., шведский капитан 154 Вреден, шведский граф 159 Выдрай В. М., историк 193

    Гамель И., историк 67 Гамильтон, шведский генерал 160 Гареев М. А., Геперал-полковпнк,

    доктор военных наук 44 Гедвига-Софня, сестра Карла XII 22 Гейне П.. датский посланник 22, 23 Гейсман П. А., историк 193 Геншш В., историк 193 Георг I, английский король 5, 145,

    151, 161, 171, 172, 175

    203

    Георгиевский Г. П., историк 193 Гербановскпй С. Е., историк 193 Гербильский Г. 10., нсторик 193 Герц Г. Г., барон 145, 146, 150 Герье В., историк 44 Гееееп-Кассельский Ф., наследный

    принц 159 Гиядеикрок А., квартирмейстер Карла XII, историк 76, 87, 189 Глаголева А. П., историк 193 Голиков И. И., историк 3, 4, 11, 68,

    140, 141, 187, 193

    Голицып В. В., князь, командующий, русской армией в Крымских походах 1687, 1689 гг. 29, 30

    Голицын Д. М., князь, посол в Копстантинополе, киевский губернатор, 105

    Голицын М. М., князь, генерал 30_ 59, 64, 72, 103–106, 128–131, 136;

    141, 164, 168–170, 176, 177 Голицын П. М., подполковник 165 Головин А. М., государственный деятель, генерал 17, 30, 32–36, 47, 48„ 129

    Головин Н. Ф., граф, поручик 156 Головин Ф. А., граф, адмирал, дипломат 35, 42, 138, 189 Головкин Г. И., граф, канцлер 102 Гольденберг Л. А., историк 193 Гордиенко К., кошевой атаман 81 Гордон Патрик, генерал 17, 30, 32,

    189 Горн Г. Р., шведский полковник, затем генерал, комендант Нарвы 4Я„ 63 Гофг В. фон, напитая 164, 165 Грахэм С., английский историк 5 Грей Я., английский историк 6 Гудим-Левкович П. К., генерал, русский военный историк 193 Гуревич Я. Г., историк 193 Густав-Адольф, шведский король 15 3!, 38, 40, 42, 96

    Данилова Б. Н., историк 193

    Де-Биэ Яков, голпапдский дипломат189

    Дев лет-Гирей, крымский хан 10R, 107

    Де-Лавн Г., дяпломат 171, 172, 173

    Деляп, капитан русского флота 154

    Джефферис Дж., авгляйский посланник в Петербурге, 150, 152, 153

    Джопг А., английский филолог 7, 8

    Дивил В. А., историк 193

    Долгорукий В. Л., князь, дипломат88, 96, 118, 122, 162. 165

    Дуров В., историк 193

    Дюпре, генерал 159 [123] Дядпчеико В., историк 193

    Екатерина I Алексеевна, шшератри-1

    да 101, 190 Елагин С. И., историк 193 Епифанов П. П., историк 2, 7, 43, 44,

    07, 193, 194

    Жнлнпскиа А., историк \Ы Житкоп К. Г., истирик 194 Желябужский И. А., русский дипломат 44, 58. 07, G8, 189' Жукович П.. историк 194

    Забаринский П., историк 199 Заиаерекая Е. И., историк 19–4 За&ареики Л. Г., историк fi, 7, 194 Зейдель, историк 187 Змаевич М. X., шаутбепахт 133, 136,

    159 Золотухин И, дьяк 35 Зотов В. II., полковник, комепдант

    Нарвы, затем Ревеля 95 Зотов К. И., офицер морского флота

    153, 154. 156 Зутис Я. Я., историк 194

    Ивакицкый., полковник и бригадир

    95 Иванов Л. И., думный дьяк 35 Иванов S.. иегорик 194 Игнатеико А. П., историк 194

    Калги-Султан, брат крымского хана Девлет-Гирея 106

    Кэмпредон Я., французский посланник, дипломах 173, 174

    Кап Л. С, историк 194

    Кантакузпп М., князь, великий спафарий княжества Баяахского 103

    Кантемир Д., молдавский господарь 107, 108. 112, 113

    Карл XI, шведский король 38

    Карл XII, шведский король 4, 6, 8, II, 22, 39. 40, 43, 45–48, 50, 57, 63, 64, 66. 69. 71–73. 76–82, 84. 87, 88, 92. 102–106, 114, 115, 142, 143–150, 152, 180. 189, 190, 194

    Карл-Фридрих, племянник Карла XII 174

    Карпов, майор 59

    Картрет Д.. английский дипломат 6, J57, ffil

    Картин II. П.. истории 180

    Карпов А. П., историк 4, 11 194

    Каульбарс, барон 190

    Кафеигауз Б. Б„ псторпк 12, 194

    Кедров С. историк !9i

    Келип А, С, полковник, комепдант Полтавы 82

    Кикин А. В., адмиралтейский советник 102

    Кириченко Н. П.. историк 139

    Кирхгоф Г., историк 179, 194

    Клок Л. Д., историк 195

    Клокман 10. Р.. историк 12, 194, 195

    Книвер Крон Т., шведский резидент в Москве 41

    Ковалевский M, M., историк 195

    Коэачеттко А. 11„ историк 195

    Козьма Третий, Тосканский (Флоренский) великий герцог 43

    Колосов Е. Е.. историк 195

    Колычев С. А., воевода 190

    Копысский 3. Ю-, историк 195

    Коробков Н., историк 195

    Королюк В. Д., историк 67, 194, 195

    Корчмин В. Д.. русский военный инженер 47

    Котошнхип Г., подьячий Посольского приказа 43

    Коцебу А. Е., художник 85

    Кочубипскпн А,, историк 195 i

    Kpaccav, шведский генерал 88, 91, 103. 105, 106, 115

    Криченко II. П., историк 194

    Кроа, герцог 46. 47

    Кроныорт А., барон, шведский генерал 5», 61

    Кротков А. С. историк 195

    Крылова Т. К., историк 140, Ш. (95

    Крюйс К. И., вице-адмирал 98, Ш, 126, 127

    Кулишер И. М.. историк 195

    Куракин Б. П.. князь, дипломат 117, 145, 165, 175, 176. 190. 194

    Куракпп Ф. А, князь 43, 44, 140, 178, 189

    Купшарев Е. Г., историк 195

    Лагеркрок А., шведский генерал 78,

    79 Ламбин Н. П.. историк 179. 181, 195 Лапгеп А., барон, саксонский генерал 21 Л аппо-Данилевский А. С, историк

    195 Ласси П. П.. граф, генерал 92. 157,

    159. 160, 171! Ласковсктш Ф. Ф.т генерал, русский

    воеттпып инженер и исторга! 44,

    138, 141, !96 Лебедев В. И., историк 190 Лебеяяясяая А. П.. ппторик 196 Левашов В. Я., бригадир 158 Левепгаупт А Л., граф. шведекпй

    генерал 71–75. 77, 80, 85 Ленин В. II. 9. i0, 12. 14, 43, 182, 187,

    188 Лефорт Ф, Я., военаый деятель я

    дипломат 30. 32, 136, 189 [123] Лещинский Л. M., историк 196 Лс-щинскни С. польский король 64,

    Bц, 88, 103 Либекер, шведский геперал 71, 72,

    77, 98, 126–128 Лившиц II., историк 198 Лил йен пи ет И., шведский барон,

    дипломат 150, ]70 Лил лье, шведский адмирал 127, 128,

    133, 136. 138 Лобанов И., казачий атамап 89 Лысцов В, П., историк 196 Любимов А. It., историк 196 Людовик XIV, французский король

    12, V, 197

    Мавродин В. В., историк 196

    Майдель II., шведский генерал 62

    Майков Л. Н„ историк 196

    Майкова Т., историк 196

    Мазепа И С. гетман 65, 73, 79–81, 87, IM

    Маяколм-Смнт Е., английский историк 5, 6

    Марголин С. Л., историк 43

    Мардефелъд А. А., шведский геперал 06, 67

    Маркевич А., историк 196

    Маркович Н., историк 190

    Маркс К. 9, 10, 12, 43, 44, 188

    Марлнттский С, историк 196

    Мартене, Ф. Ф., историк Ш, 190

    Мартынов M. Н, историк 196

    Марченко М, К., историк 196

    Масловский Д. Ф., генерал, русский военный историк 4, 12. 66, 68, 139, 179, 190

    Матвеев А. А,, дипломат 167

    Медведей С, публицист 43

    Медеи Н. В., генерал, русский военный теоретик 196

    Межов В. И., историк 196

    Мепезия П., генерал 30

    Менгден Ю. А. фон, бригадир 166, 167

    Мептаиков А. Д.. князь, фельдмаршал 30. 59, 60, 66, 67. 75, 80, 82, 84–86. 90, 91, 97, 105, 117–119, 121, 122, 140, 161. 170. 174, 193

    Мптулин И С. историк 195

    Миллер И. С историк 194

    Милюков II. П.. историк 196

    Михаил Федорович, царь 28

    Мшптевит TI. П.., генерал, сусскай военный историк 196

    Молнапов Н. ГГ., историк 13, 196

    Мориц, граф Саксонский, маршал 86

    Моро-де-Бразе. бригадир 112, 140

    Морф иль Г., историк 196

    Мышкоаскии Е. В., историк 198

    Мышлаевскпй. А. 3., генерал, русский шинный историк 4, 11, 12, 101, 137. 130, 140, 141

    Муравьева Л. Л., историк 196

    Мурзанопа М. 11

    Наполеон I 72

    Нартив А. К., механик 197

    Некрасов Г. А., историк 44, 197

    Некулче Ион, молдавский гетман 107

    Никитин А. В., стольняк, резидент в Польше 18

    Никифоров Л. А., историк 13, 178, 179, 180. 197

    Новиков Н. В., историк 141, 192, 197

    Номеп Я. К., публицист 189

    Норрис Д., английский ад мира.i 156, 161, 164. 166, 167, 172, 17G

    Нумап-Кёпрюлю-паша, турецкий визпрь 103

    Нуммерс (Иумберс) Г. фон, шведский адмирал 60

    Огильви Г. В., барон, фельдмаршал

    65 Озаровскпй П. Ю., историк 197 Окулов И., священник 51, 67 Орешкова С. Ф., историк 139, 140,

    197 Осипов К., историк 197 Освпова M. H., историк 2 Османа лиев Т., историк 197 Остерман А. И., дипломат 146, 147,

    150, 152, 160, 176, 177, 190

    Павлонко Н. И., историк 7, 87, 140, 141, 197

    Павлова-Сильна некая М. П., историк 12

    Павловский П., историк 197

    Палли X. Э., историк 197

    Палий С. Ф,, бслоцерковский полковник 85

    Панов В. А., историк И, 13, 197

    Панков А., историк 197

    Паткуль И. Р., лифляпдекий дворянин, тайный советник 19–21, 190

    Петр I Z, 4–13. 16–23, 25, 29–34, 36, 40–44, 46. 47, 49–51, 57. 59–61, 64, 67–71, 73–75, 79, 82, 84–88, 90, 91, 93–95, 97–103, 105, 106–108, 110–113. 115–119, 121–123, 128, 132., 133. 136–140, 143–, 146–14А, 150–152, 154–156, 158, 160, 161, 163, 164, 166–168, 170, 171, 173–180,182, 183, 185, 187, 189–192, 194–199

    Петров А. В., историк 197 Пештпч С. Л., историк 197

    Пипер К,, граф, шведекпй канцлер 86 [123] П.тотицын В., историк 197

    Погосский Л. Ф., историк 198

    Подъяпольская Е. П., историк 13

    Показпй С. II. 12

    Покровский Ы. Н., историк 198

    Полиевктов М., историк 180, 198

    Попятовский Ст., резидент С. Лещияекого при Карле XII 103, 111, 112, 114

    Попов H. H., историк 198

    Порфирьев Е. И., историк 11, 13, 141, 198

    Посошков И. Т., публицист 23, 43

    Потопкпй И., киевский воевода 103

    Потоцкий П., историк 198

    Предтечепскяй А. В., историк 197, 198

    Прейс 190

    Прочко И. С, историк 198

    Пруа, шведский адмирал 63

    Прудон П. Ж., французский публицист, экономист и социолог 188

    Птухв М. В., историк 198

    Пуэыревснии А. К-, генерал, военный историк 4, 12, 44, 198

    Путята А. Д., историк 198

    Пушкин А. С, 108, 139, 140

    Рабинович М. Д., историк 43, 44, 198

    РагузинскиЙ С. Л., советник русского правительств по турецким делам, купец и финансовый агент 112, 113

    Радышевский Аипсим Михайлов, переводчик 26

    Ранцау, граф, датский генерал 118

    Резвый Р., историк 198

    Рейтенфельс Я., посланник герцога Тосканского 43

    Репне (Ренн, Рен) К.-Э-, курляндский дворянин, генерал на русской службе 92, 108, НО, 113

    Ревщильд К.-Г.. барон, генералфельдмаршал шведской армии 8, 40, 48, 80, 86

    Репнин А. И., князь, генерал 30, 34, 35, 50, 57. 90, 91, 93, 104, 118

    Римский-Корсаков Я. Н., комендант Копорья, затем Петербургский втще-губерпатор 58

    Росс, шведский генерал 72, 84

    Ростунов И. П., историк 2

    Рук. адмирал 45

    Румянцев А. И., поручик Преображенского полка, адъютант Петра I 172, 173

    Рябов И., лодейиый кормщик 194

    Свльмпгт Г. Я., нсторик 198 Сампер Б., апглийский историк 7 Санглен Я. И. де, писатель 198

    Семевскип М. И., историк 189

    Семека С. А., историк 198

    Семенов В., истории 198

    Сент-Илер, барон 166

    Синявин (Сснявин) Н. А., капитан 133–156

    Скопин-Шуйский М. В., полководец 27

    Скоропадский И. И., стародуйскиы полковник, затем гетман 82, 105, 107

    Смирнов Н, А,, историк 198

    Смирнов-Сокольский II. П., сов. артист эстрады, писатель, библиофил, нар. арт, РСФСР 198

    Соколов А,, историк 179, 198

    Соколов Ю. Ф., историк 2

    Соловьев С. М., историк 43, 180, 198

    Сорина X., историк 178, 198

    Софья Алексеевна, царевна 25. 30

    Спиридонова Е., историк 198

    Стенбок (Штейкбок) М., граф, шведский генерал 91, 118–123, 141, 195

    Сгепгоп Дж., статс-секретарь, дипломат 157, 164. 172

    Стиернстроле М., шведский полковник, комендант Выборга 97

    Стилле А., шведский историк 87, 198

    Стрекалов с, полковник 159

    Стремфельд О., шведский барон, дипломат 176

    Строков А. А., историк 2, 198

    Струмилин С. Г., историк-экономист 14, 43

    Сусанин И., русский патриот, крестьянин 194

    Тарле Е. В., историк 10. 13, 69, 87,

    199 Татаринов О., дьяк 35 Tay бе Г. А., барон, шаутбенахт

    шведского флота 130, 136, 138 Тельпуховский Б. С, историк 10, И,

    13, 199 Темкин С, историк 199 Тимирязев В., историк 199 Тимченко-Рубан Г. И., историк 199 Тихомиров М. Н.. историк 44, 194 Толстой И., лейб-гвардии урядник

    175 Толстой П. А., дипломат 102, 104 Томилтш Л. С, историк 199 Томспнский С. М., историк 199 Третьяков П. Н., псторик 194 Трубецкой И. Ю., князь, генерал 47,

    4Я Трубецкой Н. Ю.. князь, геверал

    фельдмаршал 189

    Уваров С. С, граф, министр просвещения 191

    [123]Украинцев Е. И,, думный дьяк, дипломат 18, 10, 4а, 45

    Уяьрлка-Элеонора, королева Швеции, сестра Карла XII 150, 160

    Уляницкпй В. А., историк 199

    Устрялов Н. Г., историк 43, 44 68, 179, 199

    Фарафопов М. М„ историк 105

    Фейгина С. А., историк 12, 13, 178 199

    Феоктпстов И., историк 199

    Феофан Прокопович, архиепископ, публицист 3, 11, 199

    Фермор В. 10., комендант крепости Велрпк 87

    Фшгимопгнн II., историк 199

    Финч У., дипломат, английский посол в Швеции 176

    Фогт К., немецкий естествоиспытатель, вульгарный материалист 188

    Форстен Г. В., историк 199

    Фредерик IV, датский король 45 106 110. 192

    Фридрих-Вильгельм, принц Прусский, будущий прусский король Фридрих-Вильгельм I 162

    Фридрих I, прусский король 171–173

    Фридрих IV, голштинекпй герцог 22

    Фронтит Ю., римский военачальник 30

    Фруменков Г. Г., историк 87, 199

    Хромова Е. А., историк 199

    Целарь Юлий, римский полководец, государственный и политический деятель 30

    Чернышев Г. П., бригадир 97 Чубаров А., полковник 170 Чане Дж., английский историк 3

    ТНапизо Я., капитан 154 Шапиро А. Л., историк 13 Шаскольений И. П., историк 199 Шафиров П. П., вице-канцлер, дипломат 3, 11, 112–114. 146, 190 Швейцер И. В., один из впдных представителей лассальянства в Германии; в 1864–1867 гг. редактор газеты «Social-Demokrat» 188

    Adlerfeld G. 200

    Anderson M. S. 12, 200 Andcrsson J. 200 Attman A. 200 Bain R. msbet 200

    Шворииа Т., историк 200

    Шёблад П., шведский адмирал 168–170

    Шеин А. С, боярип и воевода 17

    Шепелев, уптер-офицер 112

    Шидловсклн А. Ф., псторик 107

    Шишков А. С, историк 200

    Шереметев Ы. Б., полковник, сып фельдмаршала В. II Шереметева 58, Ш

    Шереметев Б. П., генерал-фельдмаршал 5, 16, 46. 47, 49, 50. 58–60. 62, fi7. 80–91, 93, 94, 104, 105, 107, 108, 112, ИЗ. 117, 139, 140, 142, 189–191

    Шлпппепбах В. А., шведский генерал 58, 59, 84

    ПТмурло Е.. историк 11, 200

    Шперк В. Ф., историк 200

    Штанельберг К.-А.. полковник, комендант Дппамюнде 94

    Штаф. пнжеиер. генерал-майор 92

    Штейн В., историк 200

    Штремберг И., шведский генерал 89, 93

    Шувалов И., полковник, комендант Выборга 131, 132

    Шутой В. Е., историк 7, 67, 68, 87, 200

    Шхонебек А., художник 18

    Щорбачев Ю. Н., переводчик 191

    Эберштедт Я. Л .-Г. фон, генералфельдмаршал на русской службе 108

    Эвелинг Элеонора, дочь К. Маркса 12

    Энгельс Ф. 9, 10. 12, 28, 43, 44, 188

    Эрепшёльд Н-, шведский контр-адмирал 133, 136, 137

    Юнаков Н. Л., историк 5. 200 Юст Юль, датский послашшк в России 97, 139, 189

    Якименко Н. А., историк 200

    Яков III Стюарт, принц Уэльский 145

    Яковлев В.. псторик 200

    Яковлев Н. О., историк 200

    Яковлев П. И., полковник и бригадир, затем генерал-майор 105

    Bruce R. H. 200

    Carlsson E. 200 Chance J. F. 12, 200

    Dreiser S. 180, 200

    [123]Feldman I. 200 Malcolm-Smith E. 12, 180

    Flcirinsky M. 12 Martin J. S. 12

    Massie R. К. 201 Gordon A. 200

    Graham S. 200 Nordberd I. A. 201

    Grey J. 12, 201

    Ogg D. 201 Hartman К. I. 201 Hecksclier E. F. 201 Rambaud A. N. 201

    Jonge A. 12, 201 . Seely I. R 201

    Sorensson P. 201

    Kersten K. 201 Sumner В. Н. 12, 201

    Kirchhof!' FI. 201

    Kurat A. X. 201 Vockerodt I. G. 201

    Voltaire 201

    Lisk I. 201

    Waddington A, 201 Mahaa A. T. 201 Wolf J. 12. 201

    [123]УКАЗАТЕЛЬ ГЕОГРАФИЧЕСКИХ НАЗВАНИЙ*

    Або (Лбов), г. 124, 128–130, 133, 138, 143,151, 161, 165,166, 168, 171

    Або-Ллэндскяй р-н 127, 133

    Абоскне шхеры 133, 136

    Австрия (Священная Римская империя) Hi 19, 115, 163, 172

    Азов, г. lfj-19, 31, 106, 107, 112

    Азовские море 16, 17

    Аландские о-ва 123, 130, 136, 138,145,

    146, 150, 151, 153–155, 160, 177 Аланд, о-в 130, 143, 156, 158 Аландский архипелаг 165, 168, 176,

    177

    Александрит ид, укрепление 90, 91

    Альтраштацт, с. 66

    Амстердам, г. 113

    Англия (Великобритания) 5, 6, 9, 18, 19, 4Г>, 71, 115, 119, 122, 142–147, 149–153. 155. 157, 1С2–165, 171–173, 175, 176, 178, 192, 193, 199

    Аре не бур г, креп. 94

    Архангельск, г. 15, 19, 42, 51, 59, 76, 87, 197, 199

    Балтийское море 6. 7, 15, 20, 22, 37, 39, 42, 60, 69, 71. 119, 124, 130, 142,

    147, 151, 157, ICI 164, 167, 168, 172, 175–179. 192. 194. 195, 197

    Балтийские побережье 155, 196, 197

    Баренцево море 15

    Батурин, v. 30

    Бахмут. г. 106

    Белгород, г. 35, 81

    Белое море 15. 199

    Бендеры, г. 104, 106, 114

    Березина, р. 12. 72, 196

    Березино, м-ко 72

    Березипые о-ва (Беркен-Ейлант) 62,

    71. 97, 99, 100, 125 Бешенкоеити, м-ко 72 Биржи, м-ко 50, 57, 67, 195 BoHHCHfivpr. r. 57

    Борго (Боргов, Бургов), г. 126, 127 Борпхо.пьм, о-в 161, 176

    Ботнический зал. 123, 127, 129, 138,

    165, 166, 176 Ботническое побережье 130 Брагештадт, п. п. 138 Браготов, г. 108. ИЗ, Брацлав (Бреславль), г. 107 Бремен, герцогство 118, 121, 145, 147,

    161 Бренде, о-в 168 Брест, г. 65

    Бригптовка (Пириту), р. 167 Буг, р. 9 Будигданский ( Буди ще некий) лес

    82, 84 Будищи Малые, с. 82 Бьёрнеборг, и. и. 129 Бьёрский архипелаг 97

    Ваксхольм, креп. 155, 159

    Валкепиггет, д. 120

    Ванцбек, н. п. 123

    Варшава, г. 64. 65

    Баса (Ваза), п. п. 128, 129, 130, 138,

    im, 176

    Векселт.мюнде, креп. 163

    Великие Луки, г. 65

    Вена, г. 151, 190

    Венеция, г. 16,19

    Вепрпк, г-к 80

    Верден, г., герцогство 118, 145, 147,

    161 Веро, н. it. 131 Вестерботе, п. п. 177 Висла, р. 64 Внсыар (BnciMep), г. 116–120, 142,

    143 В о до лаги, г-к 106 Волга, р. 16 Волхов, р. 51, 52 Вольгаст, н. п. 118 Воронен;, г. 17, 22, 107 В о рек л а, р. 82 Вульф, о-в 167 Выбойка, р. 58

    * Принятые сокращения: г. город; г-к городок; д. деревня; за.т. залив: крип. крепость; м-ко местечко; п. п. населенный пуши; о-в остров; о-ва острова; оз. озеро; р. река; р-н район; с. село. [123] Выборг (Вибург, Выборх), г., креп.

    61, 62, 71, 96–101, 123, 124, 132,

    139. 146, 147, 174, 177, 192 Выборгский зал. 96 Вятка, р. 15

    Гаага, г. 115, 165, 176 Гадебуш. г. 119, 120 Галац, г. 108, НО Галиция 164

    Гамбург (Амбурх, Гамбурк, Г амбурх), г. 120, 121 Гамле-Карлебп, н. п. 138 Гангут, мыс 88, 130, 133, 136–138,141,

    142, 147, 155, 168, 176, 197, 199 Гашювер, курфюршество, г. 89, 142,

    143, 145–147, 161, 163, 165 Гдов, г. 50, 51

    Гельсингфорс (Хельсинки), г. 124,

    126–128, 132, 171 Германия (Немецкая земля) 10, 37,

    41 Герм а не бе рг, высота 47, 48 Гирсов, г. 120

    Голлапдия (Голландские Штаты, Нидерланды) 18, 19, 45, 115, 142, 149,

    153, 103, 165, 175. 190, 194 Головчино, м-ко 72, 78, 196 Голштиния (Голютения), герцогство

    21, 22, 45, 88, 121–123, 195 Горки, м-ко 72 Готланд, о-в 128, 154 Гофемберг, урочище 90, 91 Гренгам, о-в, плес 142, 168, 171, 195 Гродно, г. 11,64, 65,78, 197 Гузум, г. 121, 122 Гумбилек, г. 45 Гуммельсгоф (Хуммули), мыза .59,

    197 Гюстров (Гпстров, Гистроу), г. 119,

    120

    Дагерорт, мыс 154, 164

    Даго, о-в 177

    Даларё, креп. 157–159

    Дамгартен (Дамгарт).г. 119

    Дадия (Датдкая земля) 7, 19, 21–23, 37, 41, 43–45, 69, 88, 96, 116, 118120, 129, 142, 143, 145–149, 161

    163, 172. 175, 196

    Данциг (Гданск, Гдаидиг), г. 103,

    164, 196

    Двина, Западная, р. 15, 89, 90, 91. 93,

    94 Двина, Северная, р. 15, 51 Дерпг (Юрьев, Тарту), г. 57, 02, 63.

    177 Двннка, Малая, р. 51 Динабург (Двпнск), г. 89 Динамюнде (Усть-Двинск), г. 45,

    90–94

    210

    Днепр, р. 12, 16, 72, 73, 85, 196 Днестр, р. 107 Доброе, с. 73, 78 Долгий Мох, д. 73 Доп. р. 9, 15, 10 Дрезден, г. 64, 66 Дунай, г. 106–108 Дганамнщде, г. 194

    Евле (Гевле, Гефле), г., креп. 148,

    151, 154, 100. 165, 176 Европа 3, 4, 7, 10, 15, 19, 22, 23, 20,

    27, 31–33, 37, 38, 40, 41, 52–54, 57,

    71, 75, 86, 89, 93. 146, 148, 149, 152,

    153, 170, 183, 188, 195

    Жолннев, м-ко 66, 69, 73

    Замостье, г. 64 Зеландия, о-в 45 Зеленая Пуща, м-ко 78 Змиев, г. 106 Зулд, пролив 21, 122, 176

    Ивангород, г. 15, 42, 46, 63

    Шпора, р. 59

    Ижорская земля, см. Ингрпя (Нигер манландия)

    Илимс к о-Ангарский р-н 15

    Ингрня ( Ингерманландня) 20, 41, 42, 50, 58, 61, 63, 72, 77, 123, 146, 147, 174, 177, 190, 192, 196

    Иепапия 188

    Налигп, г. 45, 66, 67 Каменец-Подольский, г. 105, 106 Каменный Затон, урочище, затем

    крен, па Днепре 107, 112 Капель, в. п. 159 Капельшер, о-в 157, 159 Каргополь, г. 42 Карелия 20, 41, 50, 123, 146, 147, 174,

    177 Карельский перешеек 88, 96, 101 Карльскрува ( Карлъскрона), креп,,

    порт 152, 154, 164 Каттегат, пролив 152, 166 Кексгольм (Корела), г. 42, 61, 71,101,

    131, 132, 147, 174 КерчепскиЙ пролив 9, 17 Киев, г. 16, 65, 105, 188, 193 Киро, р. 130 Кобершанц, форт 89, 91 Ковно, г. 57 Кольдпнг, г. 117 Копотоп, г. 24

    Константинополь, г. 45, 104, 113 Копенгаген, г. 45, 88, 143, 162, 165,

    175, 176 Копорскпй зал. 77 Копорье, г. 15, 42, 61

    [123]Котлин, о-в 61, 62, 97, 100, 161, 165,

    168, 171, 173, 180 Краков, г. 190

    Краснал Горка, местность 99 Красный Кут, г-к 81 Кронборг, замок 175 Кроншлот (Кронштадт), креп. 61

    63, 96, 97, 99, 101, 124, 132, 151, 167,

    188 Крым 16. 50, 73, 107 Крымское ханство 114 Курляндия 57, 89, 90, 92, 142 Куопио, н. п. 132 Куромы, урочище 99 Кюмень, р. 146 Кюро, оз. 131

    Л а гены, д. 47

    Ладога, г. 51. 57, 59

    Ладожское оз. 51, 59, 195

    Ландсорт, маяк 158

    Лаппола, д. 130, 131, 198

    Лаппстранду, п. п. 131

    Левобережная. Украина (Левобережье) 16

    Лейпциг, г. 66

    Лемяанд, о-в 155, 159–161, 168

    Лесная, д. 69, 74, 75, 78, 195, 196

    Леснявка, р. 75

    Либава (Лиепая), г. 142

    Ливонпя 19. 21, 57, 174

    Литва 50, 57, 90

    Лифляндия (Латвия) 20, 42, 45, 46, 50, 57. 58, 63, 88–90, 96, 105, 146, 147, 151, 160, 174, 177

    Лондов, г. 12, 18, 71, 77, 150, 152. 173, 179

    Луга, р. 51

    Луцк, г. 66, 107

    Любек, г. 120

    Люблин, г. 66

    Люст Еланд (Веселый остров) 6!

    Львов, г. 64, G8, 200

    Мазовецкие леса 76

    Маллас-Восп, оз. 128, 129

    Малтийский о-в 191

    Мариенбург, г. 57, 61

    Мейан, о-в 159

    Мекленбург (Ыекленбургскай земля,

    герцогство) 119, 142, 163 Меклепбург-Шверипсков герцогство

    120, 143 Мерефа, слобода Харьковской губ.

    106 Минск, г. 65, 72, 104, 195 Могилев, г. 72, 78 Мокша, р. 15 Молдавия 106–108, ИЗ

    211

    Москва, г. 14–16, 20, 22, 24, 32–35 41, 50, 50, 58, 04. 65, 69, 71–73, 77 «1.90, 97, 107, 149, 194

    Мое иь «-пока 31

    Мстислав^ь. т. 72

    Мудыожскна, о-в 51

    Нарва (Ругодев, Ууголпв), г., креп.

    20, 21, 42, 45–47, 4'J. W, 57, 62, 63,

    69, 94, 123, 177, 107–1S\J Нарген, о-в 164, 167 Нарова, р. 46–49 Нарымский р-п 15 Небель, р. 119

    Нева, р. 9, 52, 58–62, 69, 77, 192 Нейшлот, креп. 131, 132, 146 Неман, р. 65 Нечппенг, г. 158 Нпеншанц (Канцы), креп. 60–62,

    196 Нижний Новгород, г. 15 Ншптадт, г. 173, 176, 177 Новгород, г. 35, 42, 45, 57, 59, 72 Новгород-Северский, г. 79 Новый Млып, м-ко 90, 92 Норвегия (Норвежское государство)

    145–147, 149, 150, 152 Норчёпинг, г. 152, 156, 158 Иотебург (Нотеборг, Шлиссельбург,

    Петрокрепостг.), г., креп. 42, 52,

    59, 60, 62, 63, 195, 199 Ныо-Карлеби, н. п. 138

    Ока, р. 15, 16

    Олонец, г. 42, 50

    Олоттецкнй уезд 51

    Ольдеспое (Опьдесноу, Эльдосло), г.

    120 Онежское оз. 51 Одшяны, м-ко 71

    Павлов, г. 14

    Паншин, г-к 16 '

    Париж, г. 189, 195

    Пелшгаа, р. 128, 129

    Пелъкяне-Веси, оз. 128

    Переволочна, креп. 11, 85, 199

    Пернов (Перпау. Пярну), г. 45, 46, 59, 63, 91, 92, 94, 95

    Персия 10

    Петербург (С.-Петербург, Ленинград) г. 61, 62, 71, 76, 77, 90, 91, 96–94, 101, 104, 124, 132, 141, 149, 150152, 163. 170, 173, 174, 177, 192, 10й, 199

    Петровка, д. 82

    Петропавловская креп. 61, 63, 196

    Пдлпау (Пинава), порт 153

    Ппннеберг. н. п. 121

    Пин ск, г. 65

    Пнтео, о-в 176, 177

    [123]Поволжье Нижнее 149

    Полесье 65

    Полтава, г., креп. 7, И, 75, 81, 82, 84,

    86, 89, 115, 145, 184, 191, 193, 195

    199 Польша (Речь Посполитая) 10. 16,

    18–21, 37, 45, 57, 63, 64. 69, 82, «8,

    89, 104–106, 115, 117, 120, 123, 146.

    147, 149, 151, 161, 163, 194, 195 Померания 88, 105, 106, 115–119,

    121–123, 142, 143, 147, 148, 195 Правобережная Украина 82 Преображеиское, с. 17, 19, 20, 34 Приазовье, побережье 105 Прибалтийский край 190 Прибалтика 7, 19, 20, 37, 41, 43, 58,

    59, 63, 69, 89, 95. 96, 101, 105, 107,

    147, 148, 190. 194, 195 Прилукп, г. 80 Припятские болота 65 Причерноморье 16 Пропойск 73. 75 Просна, р. 66 Пруссия (Прусская земли) 89, 92,

    117. 123, 142, 143, 146, 181–163,

    171. 172 Прут, р. 108, ПО, 112, 114, 139, 199 Псков, г. 35, 42, 50, 51, 57, 59, G3,

    65, 71, 72

    Радегаст, р. 120

    Радошкевичи, м-ко 71

    Раевка, с. 73

    Раумо, г. 173

    Ревель (Кпдывапь, Таллин), г. 20. 43, 46, 63, 90, 95, 96, 123, 125, 127, 130, 132, 142, 146, 151, 161, 163, 164–1G7, 171, 174, 177, 180. 193, 197

    Ревка (Рауге, Раух), мыза 58

    Рёдшер, и-Б 168

    Рекпиц, р. (19

    Реидсбург, креп. 121

    Реста, р. 73

    Решетпловка, м-ко 89

    Рига, г. 45. 46, 57, 63, 71, 89–96, 138, 163, 174, 177, 181, 192

    Рил а кс-фьерд, зал. 136

    Рим, г. 290

    Рогервик, зал. 142, 168

    Ромиы (Ромна), г. 80

    Россия (Российская империя, Русь) 3–11, 14–23, 27, 31, 33, 34. 37, 40–45. 52–54, 56, 57, 60, 64, 66–69. 71, 73. 75–78. 84, 86, 88, 89, 95, 96, 104, 106–108, 113–115, 119, 120, 122, 123. 129, 130, 137–140, 142–149. 151–153, 155–157, 161–164, 167, 171–175, 177–180, 182, 184, 187–200

    Росток, г. 119

    Руней, о-в 15S

    Рюгеп (Рнгеи), о-в 116, 117, 119, 123 Рябина мыза 58

    Сапминское оз. 131, 132

    Саксония (Саксонская земля) 7, 20,

    41, 45, 64, 66, 69, 115, Ш Самара, г., креп. 112 Свердловск, г. 196 Саирь, р. 51 Северский Допец. р. 15 Северская обл. 78 Сейм, р. 15 Сене ловка, д, 82 Семеновскоо, с. 34 Серпухов, г. 14 Сестра, р. 61, 62 Сибирь 15, 149 Силоу, г. 120 Сирет, р. 108 Скандинавия 144 Скона (Скония. Сканпя). южная

    часть Скандинавии U1, 142, 148,

    152 Слободская Украина 81, Ю6 Слуцк, г. 65, 104 Смоленск, г. 16, 28, 35, 65, 71–73, 77,

    78, 104 Сморгонь, м-ко 71, 78 Сож, р. 73 Сталголм, о-в 132 Соловецкие о-ва 59 Сороки, г. 108 Средняя Алия 188 СССР (Советский Союз) 8, 13, 140.

    179, 192–194 Стамбул, г. 113, 114 Станилешти, и-ко 110 Старлпш, д. 73 Стэродуб, г. 78, 79 Стскзупд, пролив 159 Стеру, р. 120 Стокгольм (Стеколма, Стекольная.

    Стекхольм, Текхольм), г. 71. 123,

    137, 138, 145, 150, 152–100, 167, 173,

    175, 177 Сундшер, о-в 146 Суомен-веден-селка, оз. 96 Сура, р. 15

    Тавастгус, я. н. 128 Тавепдал (Травенталь), г. 45 Таганрог, г. 106, 112 Твермннне, ir. п. 127–129, 132, 133 Тверь, г. 72 Тикоцдн, г. 65 Тихвил, г. 51 Томско-Кузнедкий р-н 15 Тоннпнгеп, г. 122 Торнио, п. п. 138

    Торунъ (Тора, Торпау), г., креп. 88. 130

    [123]Трапе (Трау), р. 119

    Траяп. м-ко 10s

    Трчнтаунд, пролив 98–100

    Тула, г. 14

    Турция (Турецкая империя, Порта) 10, 16–20, 23. 31, 41, 45. 50, 73, 85, 101–10b, 113–139, 145, 190, 196, 138

    Углич, г. 14

    Украина ( Малая Россия, Малороссия) 72, 73. 75, 8Ь, 89, 105–107, 117, 149, 190, 200

    Улла. р. 12. 72, 19Й

    Ульвесбголе. гг. п. 121

    Умео (Ума), г. 130, 138. 176, 177

    Умео Новый, г. 166

    Умео Старый, г. 166

    У л сала. г. 160

    Урал 14, 149, 190

    Фальчл. урочище 108

    Феллптс, г, 95

    Финляндия 11, 13, 37, 42, 71, 77, 88.

    %, 98, 101, 110, 117, 123–125. 127

    132, 141, 146–148, 151, 152, 100, 164,

    174, 190, 191, 196 Фгшский зал, 15, 60, 61, 95, 97–99,

    124, 128, 130, 177 Фянсё, о-в 168 Форсбп. и. п. 128 Форсе, о-в 127 Форсмарк, г. 159 Франция 119, 143, 149, 152, 153, 162,

    Itц. 171. 172, 189, 194, 197 Фредрпнсяаль, креп. 150 Фридрпхштадт, г. 121 Фрисберг, о-в 168

    Харьков, г. 81, 106, 107, 192

    Хпетапа (Спхопшеми), м-ко 97, 98

    Холмогоры, г. 76

    Царицын, г. 16 Цецор, урочище 108

    Чашники (Чашниково), м-ко 72 Черея, м-ко 73

    Чернигов, г. 72, 73 Черное море 16, 17, 19, 114 Чудново, г. 24 Чудское (Пейпус) оз. 20, 59

    Швабстед, н. п. 121

    Швап (Швааи), г. 119, 120

    Шверин см. Мекленбург-Шверинскоо'

    герцогство Швеция 3. 6, 7. 10, 14, 15, 19, 20, 21,

    33, 37–42. 44, 45, 50. 64, 69, 71,

    86–89, 91, 95, 96, 101–103, 105,.

    115–117, 119–121, 123. 1.24. 127,

    130, 138, 142–148, 150–152, 154

    157. 160–167, 170–179, 191, 192г

    194. 197, 199 Шилов, г. 72. 73

    Шлезвиг (Шлезвпк), герцогство 147 Шлиссельбург (Петр окреп ость) см.

    Нотебург Штаде, н. п. 118, 121 Штеттин (Щецин), г. 116–119, 123,

    147 Штральзунд (Стральзунт), г. 116

    119, 123, 142

    Эзель, о-в 94, 153, 177

    Эйдор, р. 122

    Эйдерштед, и. п. 121

    Эланд, о-в 128, 153

    Эльбинг (Ельбинг), г. 117

    Змбах. р. 62

    Эрегрунд, н. п. 159

    Зреетфер, м-ко 54

    Эстхаммар, н. п. 159

    Эстляидия (Эстония) 20. 50, 57, 63,

    88. 95, 105, 123, 147, 151, 160, 174,

    177, 197

    Юнтфернтоф, м-ко 90

    Яковчанскип (Яковецкий) лес 82

    Яковцы. д. 82

    Ям, г. 15, 42, 61

    Ямбург, г. 03

    Ярославль, г. 14

    Яссы, г. 106–108

    [123]СОДЕРЖАНИЕ

    ВВЕДЕНИЕ .................... 3

    1. НАКАНУНЕ ВОИНЫ................ 14

    Причины и характер войны. Состояние русской армии. Вооруженные силы Швеции. Военные планы, сторон.

    .2. ТРУДНЫЕ ИСПЫТАНИЯ.............. 45

    Первая военная кампания. Мероприятия русского правительства по укреплению обороны страны. Предвестники славных побед. Гродненский, маневр. Сражение под Калашем.

    3. КРУШЕНИЕ ШВЕДСКОГО НАШЕСТВИЯ......... 69

    Обстановка перед нашествием. Провал наступления армии Карла XII на Москву. Сражение при Лесной. Всенародное сопротивление захватчикам. Полтавская битва.

    4. ОСВОБОЖДЕНИЕ ПРИБАЛТИКИ И ФИНЛЯНДИИ .... 88

    Изгнание шеедов из Латвии и Эстонии. Военные действия на Карельском перешейке. Прутский поход 1711 г. Военные действия в Померании и Голштинии. Поражение шеедекши войск в Финляндии. Морское сражение при Гангуте.

    5. ПОСЛЕДНИЕ СРАЖЕНИЯ И ЗАВЕРШЕНИЕ ВОИНЫ ... 142

    После Гангу та. Аландский конгресс. Высадка русских десантов на побережье Швеции. Мореное сражение при Гренгаме. Ништадтский мир.

    ЗАКЛЮЧЕНИЕ..................182

    ОСНОВНЫЕ ИСТОЧНИКИ И ЛИТЕРАТУРА.......188

    УКАЗАТЕЛЬ ИМЕН.................202

    УКАЗАТЕЛЬ ГЕОГРАФИЧЕСКИХ НАЗВАНИИ [123] история северной войны

    1700–1721 гг.

    УтмтжЗено * ™чати

    Институте» военной ытории

    Министерства обороны СССР

    Редактор издательства

    М. А. Василиев

    Художник

    И.Е. CaitKo

    Художественны;! редактор

    С. А. Дитеак

    Технический редактор

    М..Н.ЖмЯРкипа

    Корректор

    Л. И. Левашова

    И Б № 29494

    Сдано в набор 2S.04.86

    Подписано к Печати 10.07.56

    Т-15560. Формат 00X90V».

    Бумага кишки о-ж у Рольная импортная

    Гарнитура о были овеивая.

    Печать высокая.

    Усл. печ. л. 13,5. Уел 'Ф <» «-5

    Уч.-иэд. л. 16. Тираж 14700 экз.

    Тип. аак. 2502. Пена 1 Р 30 «

    Ордена Трудового Красного Знамени

    издательство «Наука»

    117864 ГСП-7, Москва В-485, Профсоюзная ул., 90

    2-я типография издательства «Наука»

    121099. Москва, Г-99. ШуВинекий тр.. 6



    1313 13$13(13*13613813:13D13\13^13`13b13n13p13t13v13Ђ13‚13Њ13Ћ13ћ13 13Є13¬13®13°13ё13є13И13К13Ц13Ъ13и13к13ь13ю13
    ·13
    ·13
    ·13
    ·13
    ·13
    ·13
    ·13
    ·13
    ·13
    ·13
    ·
    ·
    ·
    ·
    ·
    ·
    ·
    ·
    ·
    ·
    ·
    ·
    ·
    ·
    ·
    ·
    ·
    ·
    ·
    ·
    ·
    ·
    ·
    ·
    ·
    ·
    ·
    ·
    ·
    ·
    ·
    ·
    ·
    ·
    ·
    ·
    ·
    ·

  • Приложенные файлы

    • doc 11390828
      Размер файла: 3 MB Загрузок: 0

    Добавить комментарий