В метро


В МЕТРОАвтор: Torry-KatrinБета: ScarboroughБаннер: Linkatesti; LishKaСтатус: Закончен (23.08.09 - 29.06.10) Категроия/жанр: slash, AU, romance, humorРейтинг: RПэйринг: Том/Билл Размер: maxi Краткое содержание: просто история двух людей, волею судьбы однажды оказавшихся в одном вагоне метро. 
Жизнь, как метро...
Начинаешь свой путь. Кто-то из людей к тебе ближе, кто-то дальше.
Постоянно кто-то уходит, кто-то приходит.
На тебя то обращают внимание, то подавляют серой массой....
И лишь редкие дойдут с тобой до конца... (с)
<1>
- Том! Ну, давай! Сделай это!
- Отвали, Маркус! Сказал же, что не буду!
Компания молодых людей из пяти человек ехала в метро, искоса наблюдая за парнишкой, стоявшим в противоположном конце вагона. Он отрешённо смотрел в окно, и, казалось, ничто его не волновало. Но очень уж провокационной внешностью он обладал, чтобы остаться без внимания.
Маркус, главный заводила и подстрекатель, уже несколько минут пытался уговорить своего лучшего друга на весьма сомнительное дело.
- Да я отвечаю, он гей! Ну, невозможно же ТАК смотреть на парня, когда ты натурал! Ты ему нравишься! - Маркус с пеной у рта и с завидным упорством в который раз пытался доказать, что якобы этот парнишка, сосед Тома по подъезду, давно запал на него. Поэтому он порывался при любом удобном случае проверить, а заодно и доказать это.
- И что? Том вообще всем нравится, - ещё один парень из компании, до этого всю дорогу слушавший музыку и только-только снявший наушники, вклинился в разговор, услышав только последнюю фразу. И тут же понял, что явно сморозил какую-то глупость, потому что смех остальных, казалось, взбудоражил весь состав.
- Ник! Да ты у нас тоже, оказывается, цвета чистого неба! – всё не унимался Маркус.
- Чё происходит-то? – Ник нахмурился, приобретя слегка розоватый оттенок от неловкости ситуации, о сути которой и сам не имел понятия.
- Слушай, Маркус, если он гей, то я-то нет! – Том предпринял ещё одну попытку остановить безумные фантазии друга. - Ты не подумал о том, что мне может быть противно?!
- Да ладно тебе! Это же ради прикола всё. Вот, посмотри, Стефан и Колин уже почти уснули. - Маркус взглядом указал на двух близнецов, которые откровенно скучали, слушая их затянувшийся спор. - Надо расшевелить обстановку. Неужели тебе не интересно выяснить правду?
- Мне фиолетово, если честно. Я не привык лазить по корзинам с чужим грязным бельём.
Том никогда не был гомофобом, но всё же от одной только мысли о том, на что хотел вынудить его Маркус, хотелось брезгливо поморщиться.
- Скучно! – одновременно воскликнули близнецы и показательно захрапели.
- Видишь, Том. Народ требует зрелищ!
- А если он всё же окажется нормальным? – ведь такое тоже может быть. Том ещё раз с надеждой взглянул на черноволосого парня. Ведь может?
- Если я проиграю… Да, чёрт возьми! Я настолько уверен в себе, что можешь требовать с меня всё, что угодно! – Маркус взмахнул руками, показывая всю широту своей души. Хотя в тот момент Том всерьёз засомневался, есть ли она у него вообще.
Ещё один быстрый взгляд в противоположный конец вагона и слегка прикушенная в сомнении губа:
- Пари, значит?
- Томми, Томми, Томми! Дай я тебя расцелую! – Маркус запрыгал на месте и, шуточно сложив губы трубочкой, потянулся к другу.
- Избавь меня от этого...
- Так чё происходит-то? – снова вмешался Ник. Он уже всерьёз подумывал сдать обоих в психушку, причём Маркус претендовал на палату для особо буйных.
- Подожди! Сначала обсудим выигрыш. Что ты хочешь в случае своей маловероятной победы? – глаза Маркуса загорелись с двойной силой.
- Ты же сказал «что угодно». Вот потом и придумаю. У меня бесконечное множество вариантов. Только имей в виду, за ТАКОЕ я потребую очень высокую награду.
- Окей, окей. Тогда я хочу, если выиграю, а я, конечно, обязательно это сделаю… Ммм…
Чем дольше Маркус думал, тем страшнее становилось Тому. Зная безбашенный характер друга, он даже не мог предположить, какие идеи придут в его сумасшедшую голову.
«Прыжок с парашютом? С тарзанки верх ногами? Стриптиз на столе в гей-клубе? Пробежаться по улице голым, распевая «We are the champions»? Что? Ну что, чёрт возьми!? Почему он молчит?!»
- Так. Я придумал! – Том шумно сглотнул. - Ты купишь мне три ящика пива! Моего любимого! И четыре блока сигарет… Нет, пять… Нет, всё-таки семь! Да, семь блоков сигарет!
«Всего-то?»
Маркус заметил на себе удивлённые взгляды друзей.
- Что? Просто я люблю пиво и сигареты!
- И это всё, на что тебя хватило?
- Заткнись, Том. А то щас как придумаю - заплачешь, ты знаешь, с фантазией у меня всё в порядке.
- Всё, всё, спокойно. Я согласен.
- Итак! Все внимание сюда! – жест в сторону черноволосого. – Объекта зовут Билл. Надеюсь, вы все помните пидоралистичного соседа Тома, который не сводит глаз с нашего друга? – Все дружно кивнули. – Отлично. Так вот, наш дорогой Том всё ещё сомневается в его ориентации и нагло мне перечит. Наша цель – доказать, что Билл голубочек. Всё ясно? – снова кивок.
Пока Маркус распинался, Том снова посмотрел на Билла. Тот всё ещё наблюдал за чернотой в окне, изменилась лишь его улыбка, в которой появилась некая отрешённость. Было совершенно очевидно, что он сейчас где-то очень далеко, в своём собственном мире, где ему, несомненно, хорошо.
Том ничего не имел против этого парня. Он знал лишь его имя. Они никогда не разговаривали. Даже не здоровались. Просто проходили мимо, каждый в свою сторону. Билл и правда всё время как-то слишком подолгу задерживал на нём взгляд, но Том принимал это лишь за любопытство. Уж что-что, а внешность у него самого была более чем примечательной.
- А теперь условия! Том, нужно на следующей остановке выйти и зайти снова, но только уже в другую дверь, и встать рядом с Биллом. Вплотную! Час пик же! Дальше действуешь сам. Твоя задача – возбудить Билла! – тут же послышались посвистывания и улюлюканья всей компании. – Да, да! Вы всё правильно расслышали. Только так мы сможем доказать и без того очевидный факт.
- Да, но Маркус, как ты это узнаешь? – задал существенный вопрос один из близнецов.
- Как проверишь, возбуждён ли Билл? – не унимался и второй.
- На этот счёт у меня есть свои планы, - таинственно ухмыльнулся Маркус и потёр в предвкушении руки.
- О, Боже… - Том захныкал.
Ему откровенно было не по себе. Шутки шутками, но когда дело дошло до осуществления задуманного, стало дурно. Он совершенно не представлял, что будет делать, как действовать. Он легко мог возбудить девушку, но парня… Хотя, какая разница, ведь суть одна и та же… Вроде бы.
- Давай, друг! Веселей и с песней! Сделай так, чтобы я тобой гордился! Заставь этого педика хотеть тебя с такой силой, чтобы даже мы отсюда это почувствовали!
- Ты ненормальный, Маркус... - обречённо выдохнул Том.
- Я знаю! Ну что, готов? Вперёд!
Двери вагона раскрылись. Том сделал неуверенный шаг на выход, дошёл до последней двери, как велел Маркус, снова вошёл и остановился рядом с Биллом, который, казалось, даже и не заметил его присутствия. Он был слишком увлечён своими мыслями. Потоптавшись на месте, Том решил привлечь, наконец, его внимание. На особо резком повороте он сделал вид, что его толкнули, и неслабо врезался в Билла, придавив того в стенке.
- Ой, извини, пожалуйста.
- Да ниче… Ничего страшного! – Билл посмотрел на того, кто нарушил его покой, и выпрямился по струнке, чем немного озадачил и без того сомневающегося Тома.
Сам Том тем временем пристально смотрел в его глаза, будто решая, сказать ещё что-нибудь или лучше промолчать.
- Я Том, - дружелюбная улыбка.
- Я знаю, - как-то слишком тихо.
Билл менялся в цвете каждые две-три секунды от такой неожиданной встречи. Он бы никогда не подумал, что когда-нибудь вот так, по счастливой случайности окажется к НЕМУ так близко, совсем рядом.
- Оу, правда? Мне твоё лицо тоже кажется знакомым, - безбожно врёт, но что делать.
- Да, мы соседи.
- И?
- Что «и»?
- Ну, может, тогда тоже представишься?
- А… - Билл тут же погрустнел. Том ведь так часто мог слышать его имя, но не запомнил. Да что уж там, он даже не был уверен, встречал ли он его вообще.
- Билл.
- Окей. Значит, едем до конечной? Не возражаешь, если я тут постою?
Том подмигнул, не переставая улыбаться. Билл был просто не в силах вынести такое внезапно свалившееся на его голову счастье, поэтому просто кивнул и снова отвернулся к окну, пытаясь восстановить дыхание, а заодно и ослабить биение собственного сердца. Слишком близко.
Том нервно поглядывал на своих друзей, которые заметно оживились и теперь чуть ли не сидели друг у друга на головах, чтобы лучше было видно. А ещё у него медленно начиналась паника, потому что брюнет явно не желал с ним общаться, хотя поведение его было, мягко говоря, странным. Но может он просто не любит, когда нарушают его личное пространство? Том решил, что если не словами, то действиями постарается вывести парня хоть на какие-то явные эмоции.
Двери вагона открылись, и в него ввалилась новая толпа народа, ещё теснее прижимая людей друг к другу. Том проклинал всё на свете, а Билл просто плавился от ощущений, когда Том буквально впечатал его, уже не по собственной воле, в стену, вынужденно ухватившись руками за талию.
- Извини, - пробурчал Том и поспешно убрал руки.
- Можешь держаться за меня, чтобы не упасть. - Билл преданно посмотрел в глаза и смущённо улыбнулся.
«Какого чёрта он на меня так пялится?», – подумал Том. Хотя, с другой стороны, он того и добивается. От одной только мысли, что Маркус может оказаться прав, по спине пробежал холодок. «Может он просто очень добрый и… И, чёрт!». Думать Тому сегодня не удавалось категорически.
- Хорошо, - Том попытался вернуть улыбку.
И снова взгляд в сторону друзей. Маркус неодобрительно покачал головой. Было понятно, что его не устраивает поведение друга. Украдкой показав всем им фак, Том отвернулся. Он во всём и всегда был первым, а сейчас рискует своей репутацией, и всё из-за этого Билла. Какого чёрта он с ним нянчится? Том встряхнул головой, будто пытаясь настроиться на другую волну. Его задача возбудить. Значит, так он и сделает, и плевать, гей он или нет. Хотя по покрасневшему Биллу становилось понятно, что шансов на обратное близко в нулю.
- Ненавижу толкучки, - прямо на ухо прошептал Том. Он знал, что на девушках такой приём действует безотказно.
И оказался прав. Билл буквально на глазах покрывался мурашками. Он сам и не заметил, как наклонил голову вбок, пытаясь быть ещё ближе.
- Замёрз? – Том провёл по руке черноволосого туда-сюда, будто растирая. Ещё один удар. Билл, казалось, вот-вот рухнет в обморок.
- Д-да. Здесь прохладно.
- Правда? А мне жарко, - глаза в глаза.
Резкий поворот и всех заносит вправо. Билл бы упал на пол, если бы не был вовремя подхвачен Томом.
- Давай-ка лучше ты за меня держись, а то от тебя толку мало, - сказал Том, приблизив брюнета к себе за талию.
Билл робко, находясь в состоянии, близкому к эйфории, обхватил его руками и судорожно прижался в тёплой груди. Он прекрасно понимал, что это слишком, но ведь больше такой возможности может и не представиться.
Том шокировано пялился на парня, который буквально сжимал его в тисках.
«Ладно, Маркус, ты оказался прав». Но нужны были доказательства, просто так, на слово, ему никто не поверит. Он огляделся в поисках хоть какой-нибудь зацепки к дальнейшим действиям или разговору. Опустив взгляд вниз, внимательно рассматривая Билла с головы до ног, он заметил что-то чёрное, слегка выглядывающее из под футболки при резких покачиваниях вагона из стороны в сторону. Рука на мгновение застыла и легко приподняла краешек футболки, оголяя кожу.
- Что ты делаешь? – вспыхнул Билл, моментально приобретая уже свой привычный цвет лица. Но Том даже и не думал убирать руку.
- У тебя татуировка? – пальцами по гладкой коже, легко и невесомо, словно пёрышком.
- Да. Это… Это звёздочка.
- Можно? – Том взглядом указал на живот.
Биллу сейчас отчаянно трудно было соображать, и он не понимал, что именно «можно», но чувствовал, что кроме утвердительного ответа ничего сказать не сможет.
- Красивая, - задрав майку чуть ли не до шеи, Том с искренним любопытством рассматривал рисунок, обводя его контуры, будто заворожённый. Билл стыдливо опустил глаза в пол, когда заметил, что на них смотрит уже по меньшей мере человек десять.
- Том, мы же здесь не одни, - не подумав, ляпнул Билл, но было уже поздно.
- А тебе бы этого хотелось? – снова глаза в глаза и чуть приоткрытые губы с пирсингом, сводящие его с ума уже несколько месяцев.
Том офигел от собственных слов, но виду не подал. «Играть, так играть по-взрослому». И судя по ошалелым глазам брюнета, игра пока идёт по его правилам. «Главное, не отводить взгляд первым», - Том судорожно вспоминал по ходу все известные ему приёмы психологического давления.
- Не понимаю, о чём ты? – Билл попытался изобразить равнодушие, что ему, к слову, удавалось весьма неубедительно. Дрожащие руки и прикусанная от сдерживаемых эмоций губа выдавали его с головой.
- Тогда ладно, - Том был весьма озадачен таким исходом сложившейся неловкой ситуации и даже успел этому порадоваться, но не тут-то было.
Билл жутко испугался, приняв эти слова за слова разочарования. Ведь в глубине души у него зародился крошечный огонёк надежды на то, что они с Томом, возможно, когда-нибудь, пусть даже совсем не скоро, будут вместе не только в его мечтах.
- Просто я не привык выставлять своё тело на всеобщее обозрение. А тут…
- Понимаю…, - промямлил Том, опуская футболку вниз. - Покажешь мне ещё раз как-нибудь, наедине? – «Что ты несешь, Том? Что ты несёшь?? Послушай себя со стороны, придурок!!»
- Если ты хочешь…, - Билл расплылся в смущённо-блаженной улыбке и уткнулся носом в шею Тома. Почему-то он начал думать, что сейчас может себе позволить эту слабость.
«Какого чёрта этот педик пыхтит мне в шею? О, Боже, я уже начал говорить, как Маркус!». – Нервы Тома были на пределе. Теперь уже ЕМУ было не всё равно, что скажут и как посмотрят на них рядом стоящие люди. А вдруг среди них есть его знакомые? Но ведь пари уже не отменить. Том решил собрать всю оставшуюся волю в кулак и завершить начатое дело с блеском.
- Хочу. Мне нравится твоя…Шикарная татуировка на не менее шикарном теле. - «О, чёрт! Я что, с ним сейчас заигрываю?! Убейте меня! Убейте!»
Билл был готов завизжать от радости. Его переполняло чувство безграничного счастья до такой степени, что он больше не отдавал себе отчёта в своих действиях. Он снова обнял Тома, прижимаясь к нему, чувствуя жар во всём теле, и незаметно для посторонних глаз провёл мокрыми губами по его шее. Том даже не шелохнулся, только сердце в его груди на несколько секунд остановилось. Ощущения были запредельными, и даже если бы он очень постарался, всё равно не смог бы передать и малый процент от общей суммы пронзивших его эмоций. Это не было похоже ни на что, что он испытывал когда-либо... То ли от неожиданности, то ли от волнения, но Том совершенно ясно ощутил, что место под так называемым поцелуем буквально горит, распространяя температуру по всему телу.
- Билл, что ты делаешь? – вопрос вырвался раньше, чем он успел подумать.
- Я…Прости, я не должен был. Это просто…
- Тебе нравится прикасаться ко мне? – «Прощай, здравый смысл, я буду скучать».
- Да, - на грани слышимости.
Том вошёл в раж.
- Мне тоже. Особенно, когда делаю вот так, - пальцы Тома сзади ловко пробрались под тонкую футболочку, поглаживая поясницу уже более уверенно, поднимаясь всё выше и выше, пользуясь тем, что этого никто не видит.
Билл внутри уже буквально бился в истерике и готов был расплакаться от такого подарка судьбы. Руки Тома были такими тёплыми и нежными, гладили его так аккуратно, проводя пальцами по каждому позвонку, что Билл мог прямо здесь и сейчас набросится на него, что он, несомненно, бы сделал, наплевав на все свои принципы, если бы не люди вокруг них.
- Том, зачем ты это делаешь?
- Тебе неприятно?
- Нет, нет! Просто…Почему вдруг сейчас ты…А раньше даже не замечал меня. Или ты со мной игра…
- Позволь мне исправиться, - «Только бы не догадался! Сделай что-нибудь, Том!»
Вагон накрыла темнота, наступившая, вероятно, вследствие перебоя с электричеством, что случалось довольно часто. И практически тут же Билл получил то, о чём раньше боялся даже и мечтать. Том поцеловал его. Слишком быстро и отрывисто, но поцеловал! Вновь включившийся свет застал Билла врасплох. Он всё ещё стоял с закрытыми глазами, улыбаясь, чтобы продлить это волшебное мгновение, запомнить ощущения.
А Тома буквально трясло от сделанного. Но у него получилось убедить себя, что этот порыв не что иное, как попытка держать ситуацию под контролем и не дать Биллу догадаться обо всём.
- Том, - это всё, что смог произнести брюнет, всё, о чём мог сейчас думать.
- Я всё правильно делаю? Или мне не стоит?
- Ты…Я бы позволил тебе намного больше, - Билл был потрясён своей откровенностью не меньше, чем Том.
- Серьёзно? – игривый тон. - И насколько больше?
Неожиданно зазвонил телефон, и Биллу пришлось отдвинуться и развернуться спиной, чтобы вытащить его из своей сумки, стоявшей у стены. Двери вагона снова открылись, впуская новую порцию людей. Становилось уже не просто тесно, а очень-очень тесно. Кто-то недовольно ругался, кто-то пытался выразить свою злость с помощью энергичных подталкиваний в спину близ идущему пассажиру. И снова это сыграло Тому на руку.
Пока Билл разговаривал по телефону, Том пару раз весьма ощутимо толкнулся бёдрами вперёд. Несмотря на то, что движение было весьма провокационным, и Билл стоял спиной, никто ничего не мог подумать неправильно. Ведь вокруг столько людей, трущихся друг об друга. Никто, кроме самого Билла, который в какой раз мысленно терял сознание от ощущения прикосновений паха Тома к своей попе. Наспех закончив разговор, он снова спрятал телефон в сумку, однако разворачиваться не спешил. Этот факт не ускользнул и от Тома, который, казалось, уже был полностью поглощён процессом игры.
- Нравится, когда сзади? – тихий шёпот на ушко, опаляя дыханием весь участок щеки и шеи.
Билл вспыхнул, как спичка, вновь приобретая характерный оттенок. Кровь била в висках с такой силой, что буквально разрывала изнутри, а низ живота скрутило от нахлынувшего возбуждения в один миг. И Том чувствовал это, чувствовал, как дрожит в его руках тело брюнета, подаваясь назад, пытаясь снова испытать эти ощущения. Игра зашла уже слишком далеко, но необходимо было довести дело до конца, а вот какого конца - Том и сам не знал. Что там придумал Маркус?
- Томми… - «Как он меня назвал? Ну, это уж слишком!», - …пожалуйста, что ты делаешь?...Я же… Здесь же…
- Тшш, всё хорошо, расслабься, - руки Тома уже гладят плоский живот, выводя на нём непонятные узоры, опускаясь ниже и ниже, легко забираясь под пояс джинс. И ещё один толчок. «Как секс, только в одежде», - подумал Том, и ему тут же стало как-то не по себе. Дело уже было не только в абсурдности самого его положения, но и в странном ощущении где-то глубоко внутри, а именно ощущении того, что ему не было так уж тошно и противно, как он предполагал в начале. Это немного…Пугало?
- Том, что ты собираешься…ах…, - рука Тома как бы случайно прошлась по паху Билла, задев уже весьма напрягшийся под джинсами член. Том был ошеломлён. Он не думал, что так быстро сможет заставить Билла возбудиться до такой степени. Но этот факт только лишь ещё больше раззадорил Тома. Он захотел, что бы Билл сказал это вслух.
- Мне остановиться? – ещё одно «нечаянное» движение, и ещё одно. Билл уже еле держался на ногах.
- Нет…Ты…Том…Пожалуйста…Можешь, можешь потрогать его? – это было не разрешение, а скорее мольба.
Отступать было поздно. Рука сама легка на изнывающую плоть брюнета и с силой сжала сквозь ткань. Это простое движение выбило Билла из колеи окончательно. Он задыхался от эмоций и сильнейшего в своей жизни возбуждения, откидывая голову назад и инстинктивно ища губами губы Тома. Ему было плевать на всё: на людей, снова косо на них смотревших, слыша слишком откровенные, хоть и сравнительно тихие постанывания, на собственную гордость и моральные принципы, которых он так тщательно всегда старался придерживаться. Да даже если бы прямо сейчас, при всех, Тому захотелось бы его грубо отыметь, он не стал бы ему препятствовать. Слишком уж высока была вероятность того, что это может не повториться.
- Что, Билл? Тебе нравится? Нравится?– не переставая водить вдоль длины по члену, без конца шептал Том. Он и сам был на грани безумия от осознания того, что смог доставить кому-то ТАКОЕ удовольствие.
- Да, ещё… Сделай так ещё раз! – Том снова толкнулся бёдрами. - Том, ты… Ты всегда мне нравился, знаешь, я так, так ждал, так хотел…Том...
Билл начал хныкать от ничем не скрываемого кайфа и полностью отдался воле ощущений. Всё происходящее ему казалось сном, самым прекрасным сном из всех, которые он когда-либо видел.
- Скажи это…Билли, я знаю, ты можешь, - Том снова развернул брюнета лицом к себе.
Билл смотрел на него, как преданный пёс, неожиданно получивший сразу тройную порцию ласки. В его глазах стояли слёзы.
- Я так…Том, я так люблю тебя, – на одном дыхании, будто лёгкий ветерок прошёлся по каждой клеточке тела, не забыв пронзить и сердце.
Этого Том точно не ожидал. Он замер, не в силах пошевелиться, не знал, что теперь делать. Он почувствовал себя последней скотиной. Этот мальчишка раскрылся перед ним, показал ему свою душу, доверил наверняка такое ранимое и хрупкое сердце. И теперь Том не знал, что с ним делать. Это был слишком ценный подарок, и он без сомнения его не заслуживал. Всего несколько простых слов, но он знал, что для Билла они значат очень много. Видел это по его глазам, по его дрожащему голосу и сбившемуся дыханию.
Том был в панике. Он решительно не понимал, как дальше действовать, как лучше поступить. Но одно он знал точно – дальше так продолжаться не может. Надо немедленно прекратить эту затянувшуюся игру с чувствами. Ему уже было всё равно, что скажет Маркус и его друзья. Ведь они этого не слышали, они этого не чувствовали и не смотрели в его глаза.
- Билл, я…
Кто-то грубо отпихнул его. Маркус в одну секунду оказался рядом с ними и мгновенно встал на место Тома, бессовестно схватив Билла в области паха, заставив того жалобно пискнуть от неожиданности.
- Ага! Попался, пидор размалёванный! Да вы посмотрите только! У него же стоит! – он ещё раз показательно сжал действительно твёрдый член через джинсы. - Что, положил глаз на нашего Тома, да? А вот хрен тебе, понял! Не дождёшься! Ищи себе другого, кто будет трахать тебя в твою тощую задницу, понял?
Билл всё ещё растерянно смотрел на веселящуюся компанию, постоянно переводя непонимающий взгляд на Тома, который стоял, опустив глаза в пол. Тому было очень стыдно. Он понял, что совершил большую ошибку. Но было уже поздно.
- Ну вот, Том, теперь ты мне веришь, что он хочет тебя? Посмотри на него. Да он готов хоть прямо здесь и сейчас раздвинуть перед тобой ноги!
Тому ещё никогда не было так тяжело смотреть кому-либо в глаза и видеть в них то, что он увидел. Биллу ещё никогда не причиняли такой боли. Обида, смешанная с невероятным стыдом, накрывала его с головой. А ведь он поверил…Он действительно ему поверил…
- Пошли, Том. Ты справился на высший балл! Но всё равно проиграл! С тебя приз!
Но Том не слушал. Пока его тащили за собой за руку, как куклу, он непрерывно смотрел на отдаляющуюся фигурку парня, сжавшегося в комок и глотающего собственные слёзы.
Он вырвал ладонь из цепких лап друга и, не оглядываясь, не сказав ни слова, пошёл в другом направлении.
В голове стоял лишь шум. Там была пустота. Все мысли будто бы куда-то разом исчезли. И лишь образы всплывали в сознании неясными расплывчатыми картинками… Вот какой-то черноволосый, улыбающийся мальчишка протягивает ему руку и говорит, что он его новый сосед. А вот вроде бы тот же самый мальчишка чуть ли не сшибает его с ног, явно куда-то сильно опаздывая и на ходу без конца извиняясь. А ещё он, уже слегка повзрослевший, как-то чересчур серьёзно и внимательно на тебя смотрит, думая, что ты его не замечаешь. Билл… Просит у тебя сигарету под удивлённые взгляды сидящих рядом его друзей, ведь у них этих сигарет ещё целая пачка.. Он берёт что-то в магазине, кажется, конфеты, бережно всё складывая в пакет, благодарит продавщицу и уходит… «Оказывается, у меня так много воспоминаний о нём. А ведь я и не знал… или не помнил…или не хотел помнить?»
Ноги сами привели его к той самой витрине магазина с конфетами.
«Завтра. Завтра же я найду твою квартиру. Приду и извинюсь. И не уйду до тех пор, пока ты не простишь меня. Но сначала я куплю вон те маленькие шоколадные конфетки с фруктовой начинкой. Ты ведь их тогда покупал, да, Билл?
Я ведь помню. Теперь я всё помню…»
<2>
Утро следующего дня выдалось пасмурным и ветреным. Грозные тучи низко нависли над городом, и люди быстро передвигались по улицам, будто вот-вот ожидая подвоха в виде внезапного дождя. Невидимое напряжение так и витало в воздухе.
Том размашистыми шагами, низко натянув капюшон на голову, шёл по направлению к соседнему дому. В замёрзших руках он нёс небольшой мешочек со сладостями. Парень беспокоился, что подарочные пакеты закончились, и ему дали обычный. Но быстро отогнал от себя эти «лишние» мысли и ускорил шаг.
Звонок на входной двери оказался сломанным, поэтому пришлось стучать. Потоптавшись минуты две, не услышав никаких звуков, он даже немного обрадовался и выдохнул от облегчения. Уже разворачивался, чтобы уйти, как дверь еле слышно скрипнула. На пороге стоял парень, очень отдалённо напоминающий того смазливого, яркого, улыбчивого мальчишку из метро. Однако же это определённо был Билл. Глаза были не накрашены, что уже казалось весьма непривычным, лицо было слегка припухшим и выглядело каким-то нездоровым и безжизненным. Тому мгновенно стало, мягко говоря, не по себе.
- Я стучал, но…, - он решительно не знал, что говорить. Все мысли предательски разбежались по уголкам сознания и надёжно спрятались до лучших времён.
Биллу совсем скоро надоело это сосредоточенное молчание.
- Да, я сам буквально пять минут назад вернулся со школы, не слышал, как ты стучал…извини, - «и голос совсем будто не его, слишком… отстранённый».
- Я наверно не вовремя?
«Его глаза прожигают меня насквозь. И не убежать уже. Не скрыться».
- Ты не можешь быть вовремя. Я тебя вообще не ждал.
Билл был напуган, но из последних сил сжимал ладони в кулак, чтобы унять дрожь во всём теле и не выдать своё истинное состояние. Он был почти уверен, что это лишь очередной розыгрыш. Но в этот раз он не позволит себя унизить.
Тому очень хотелось развернуться и уйти, или, по крайней мере, спрятаться от этого яркого и пронзительного взгляда. Но всё же решимости довести то, зачем он сюда пришёл, было больше.
- Послушай, я знаю, что сейчас я последний человек, которого бы ты хотел видеть. Но…просто выслушай, ладно?
Билл колебался. С одной стороны, Том выглядел весьма убедительным со своими намерениями, но с другой стороны, он ведь уже однажды ему поверил.
«Держаться подальше от таких, как Том. Я же дал себе обещание. Но, может, в последний раз, на прощание….послушать его голос?»
- Я тебе не верю, Том. Может у тебя где-нибудь подслушивающее устройство или, того лучше, видео камера? А? Чтобы дружкам твоим веселее было. Что, уже, наверно, запаслись попкорном и ждут в предвкушении очередной серии шоу?
- Перестань. Я один.
- Мне плевать на твои извинения или что ты там хотел сказать? Ты правда думаешь, что они мне нужны? Что они помогут мне вот от этого, например? – Билл указательным пальцем показал на припухшие глаза. - Ты сделал бы правильно, если бы просто исчез навсегда из моей жизни.
Том ожидал подобной реакции. Он видел, как трудно Биллу даются все эти слова. Но также он видел, что мальчишка мелко дрожит, как в лихорадке – первый признак начинающейся истерики.
- Можно зайти?
- Ни за что, - Билл выпрямился и дерзко посмотрел в глаза напротив.
Том, тяжело вздохнув, сделал шаг вперёд и слегка облокотился о дверной косяк, склонив голову набок. Это, на первый взгляд незначительно телодвижение заставило брюнета испуганно отшатнуться. Он не знал, чего ожидать, поэтому ждал подвоха в любую минуту.
- Пожалуйста. Не бойся меня. Я только скажу несколько слов и уйду. Ты один дома?
- Нет! У меня там…мама и…брат!
- Врёшь, - Том всегда очень искусно мог отличить ложь от правды. Это качество было ему особенно полезно в игре в казино.
- Да же если и так. Уходи, пожалуйста.
- Хорошо…, - Том развернулся боком и сделал пару шагов на выход.
Брюнет с широко распахнутыми глазами и бешеным ритмом сердца наблюдал, как Том уходит.
«И всё? Ты уходишь? Вот так…просто? Сдаёшься…»
Билл и сам не заметил, как что-то бесшумно пронеслось мимо него. Этим «что-то» оказался Том, который, очевидно воспользовавшись его замешательством, оперативно проник в квартиру и уже свободно расхаживал по ней, проверяя комнаты.
- И где все? – привычная ухмылка на лице.
Билл был обескуражен и очень зол на Тома. В его планы это не входило.
- Что ты себе позволяешь? Убирайся отсюда!
- Слушай, мне не доставляет никакого удовольствия сейчас стоять тут, чуть ли не выплясывая канкан, и разговаривать с тобой! Но я пришёл. Значит, считаю нужным так поступать, ясно?! – Том заложил руки за голову и еле слышно выругался. Он был очень сердит на самого себя за то, что не смог сдержаться, накричал на бедного парня и, наверняка, снова обидел. И он опять оказался прав. Билл стоял, закрыв глаза, с низко опущенной головой. Было совершенно очевидно, что он был напуган, и сжался так, будто ожидает очередного удара плетью.
- Я просто…я не такой, понимаешь? – Том наткнулся на непонимающий взгляд парня. - В смысле…не в том смысле. Я о том, что не могу вот так оставить всё как есть. Для меня важно, чтобы ты не обижался и не держал зла. Знаю, я натворил много глупостей тогда, обидел тебя, унизил, но…прости меня. Не хотел я, понимаешь? Это всё глупый спор и не менее глупый Маркус, который всё это и затеял, а я поддался, повёлся, как последний идиот. Я даже этого не отрицаю.
- Тебе так важно, чтобы все тебя любили? – Билл перебил. - Неужели тебе дороже твой друг, у которого мораль находится на самом последнем уровне, чем собственное достоинство и самоуважение?
- Я не собираюсь исповедоваться какому-то четырнадцатилетнему мальчишке!
- Мне пятнадцать!
- Какая разница! - Том был в ярости. Он не ожидал такого поворота событий. Ведь говорить должен он, а Билл только слушать, разве нет?
- Я просто хочу понять тебя…
- Да ты ничего обо мне не знаешь! Не лезь, куда не просят.
- Конечно, я о тебе ничего не знаю. Ведь это не я наблюдал за тобой практически двадцать четыре часа в сутки уже целый год! Это не я доверился тебе вчера! И уж точно не я признался тебе в любви!
Билл тяжело дышал, крылья его носа нервно то поднимались, то опускались, взгляд был чёрным от злости, обиды и нетерпения. Он очень хотел сейчас ударить Тома, заставить посмотреть в его глаза повнимательнее и, наконец, увидеть в них то единственное, что имело значение.
Том понимал, что любые его слова сейчас не возымёют на Билла никакого действия. Слишком сильна была его боль. Он видел это, понимал и знал. И эти слова… «Он будто специально знает, куда давить. На моё самое больное место – чувство вины. Что ж, я сам виноват».
«Мы в ответе за тех, кого приручили»»
Он беспомощно опустился на край дивана и только сейчас вспомнил про пакетик, зажатый в ладони.
- Это, кстати, тебе, - протянутая рука и взгляд исподлобья. - Вроде бы ты такие любишь, я видел однажды…
В этот раз Биллу уже не удалось скрыть своё удивление.
«Он помнит! Мои любимые…».
- Вообще-то, эти конфеты я обычно покупаю своему больному дедушке, он без них просто жить не может.
- Ну, тогда передай их ему.
- Съешь сам.
- Просто возьми эти чёртовы конфеты! – Том насильно всунул их ошалевшему Биллу.
Он снова встал и начал ходить по комнате, подбирая нужные слова и одновременно пытаясь себя успокоить. Ситуация определённо начала выходить из-под контроля.
- Прости. Билл, прости! Я не хотел тебя обидеть и напугать тоже не хотел. Господи, да я вообще против тебя ничего не имею! Всё так нелепо вышло, понимаешь? Я не думал, что так всё будет…ещё и твои слова там, они…ты не должен был их говорить. Это всё испортило!
Вместо того чтобы слушать, Билл заворожено следил за каждым движением того, кого так любил: за его ярко горящими глазами от волнения, за прикушенной пухлой губой с пирсингом, за сильными, крепкими руками с проступающими венами, мявшие края длинной футболки.
- Я сказал, потому что это правда, - совсем тихо, будто боясь новой волны гнева.
- Прекрати, - так же тихо, думая, что может спугнуть. - Тебе пятнадцать. Ты не можешь любить.
- Что? – Билл не верил своим ушам.
- Ты сейчас сам не знаешь, чего хочешь…ты экспериментируешь, пробуешь. Я помню себя в пятнадцать…
- Чушь! Ничего я не пробую. Я точно знаю, чего я хочу, как я хочу и кого я хочу, понятно! Я знаю, кто я! И так же знаю, что это не временное помешательство. Я таким останусь уже навсегда!
Том был поражён силой характера этого мальчишки. Он так открыто и искреннее говорил об этих вещах перед мало знакомым ему человеком, доказывал свою правоту. Не поверить было невозможно.
«Снова открылся, снова доверился».
- На что ты надеялся, Билл?
- Я ни на что не надеялся, пока ты не подошёл ко мне в метро и не заговорил, - Билл смотрел будто сквозь него, пронзая, как тупым ножом, каждым своим словом -…Я даже не мечтал, что когда-нибудь ты прикоснёшься ко мне, поцелуешь…До сих пор ощущаю на своей коже твои нежные пальцы, твои объятия, запах твоего тела…
- Прекрати!…Пожалуйста…
Том сел на кровать и закрыл лицо руками. Ему казалось, что он сходит с ума оттого, что совершенно не понимает этого парня напротив. Что он от него хочет? И вообще, почему именно он? Только одно знал наверняка – он больше никогда и ни за что не сможет сделать что-нибудь плохое этому мальчику, обидеть, оскорбить. Даже повышать на него голос он считал ужасным поступком.
«Что же мне делать? Как объяснить ему?»
Билл незаметно подошёл к нему и присел на корточки, пытаясь заглянуть в глаза.
- Я прощаю тебя, Том. Если для тебя это так важно.
- Правда? – Том недоверчиво взглянул на брюнета.
- А что мне даст эта обида на тебя? Ты ведь не хотел, чтобы всё так вышло, да? Ты не виноват.
Том медленно кивнул. Он не мог скрыть восхищения, глядя на этого парнишку.
«Как можно быть таким…таким хорошим? Как он вообще выживает в этом мире с такими наивными глазами?»
- Скажи, тогда, в метро, ты хоть что-нибудь сказал или сделал по собственной воле?
Ответа на этот вопрос Том и сам не знал наверняка. Он начал воспроизводить картину вчерашней давности в ускоренном режиме. Билл. Его близость, его запах, его губы, его доверчивость. Он и сам не понимал, зачем он сделал всё то, что сделал, если можно было бы избежать, по меньшей мере, половины этих вещей. И всё же…
- Нет. Это был спор…просто спор. Я должен был.
Не то, чтобы Билл не ожидал такого ответа. Но ведь надеяться на лучшее никто не запрещал? Он медленно прикрыл глаза и опустил голову.
«Я тешу себя пустыми надеждами. Я задаю вопросы, ответы на которые и сам прекрасно знаю»
- Я тебе нравлюсь? Хотя бы чуть-чуть? - глаза в глаза.
Билл понимал, что может не выдержать, независимо от ответа. Он был слишком напряжён, слишком…влюблён.
- Билл, ты отличный парень. И…довольно симпатичный, насколько я могу оценить. Но, это…ты же понимаешь, что это не то, чего ты хочешь.
- Откуда ты знаешь?
- Тебе просто не повезло. Ты влюбился не в того человека. Уверен, совсем скоро, в будущем, за тобой будут ходить целые топы…
- Мне не нужны толпы, мне нужен один ты, - брюнет дотронулся своей холодной рукой до руки Тома.
- Билл…
- Том, тебе когда-нибудь нравились мальчики?
- Нет…, - удивлённо, на выдохе ответил Том. И он не соврал. Никогда в своей жизни он не задумывался над этим вопросом просто потому, что к этому не было никаких предпосылок.
- А ты никогда не спал с парнем?
- Я…нет! Я же сказал! – Том начинал откровенно нервничать.
- А хотелось бы попробовать? – Билл тут же столкнулся с дикими глазами парня. - Это не предложение, Том, это вопрос…пока, - совсем тихо, с ноткой отчаяния, закончил он.
Тому больше всего на свете хотелось бы сейчас убежать из этой квартиры, подальше от брюнета, который, казалось, будто невидимыми нитями привязывает его к себе, обездвиживает. Хотелось не видеть этих пронзительно чёрных глаз, хотелось забыть, исчезнуть. Хотелось, чтобы снова всё было как всегда…
Билл понял, что этот вопрос ввёл парня в ступор. Он слегка приподнялся на коленях и расставил руки по бокам от ног Тома, приблизил своё лицо к его на несколько сантиметров, и застыл.
- Смог бы ты когда-нибудь…быть со мной? – его обволакивающий шёпот проникал внутрь Тома всё глубже и глубже. Сердце болезненно сжалось, а дыхание перехватило от прикосновения нежных губ брюнета к его щеке.
Том взял в руки лицо мальчишки и мягко отстранил от себя, внимательно и очень серьёзно глядя в его глаза.
- Билл, мне девушки нравятся.
- Ты не можешь быть уверен, пока не попробуешь!
- Чего ты хочешь от меня? - Том проследил движение руки Билла, которая легла чуть выше его колена. - Ты хочешь, чтобы я занялся с тобой сексом?
В один миг щёки брюнета покрылись лёгким румянцем, он наклонился вперёд и остановился всего за пару сантиметров до цели.
- Поцелуй меня, - глаза Билла были закрыты, но Том видел, как дрожат его губы от сдерживаемых слёз. Он не смог отказать ему.
«Я должен сделать для него хоть что-то хорошее».
Он легко коснулся своими губами до губ парня и уже собирался отстраниться, но был остановлен руками Билла, судорожно обнимающего его за затылок и тянущегося за очередным поцелуем. Том опешил от такого напора. Билл целовал его быстро и резко, с каждым разом пытаясь впечататься губами как можно плотнее. По его щекам текли слёзы.
- Билл, - в перерывах между поцелуями, - Билл, слышишь меня? Остановись…
Брюнет выдохнул прямо в губы и со всхлипом уткнулся в ухо Тома, обнимая его за шею, прижимая к себе.
- Том…не уходи…только не уходи.
Том чувствовал горячие слёзы, которые скатывались по щекам мальчишки, но ничего не мог с этим поделать… Или мог? Он боялся за него. Боялся, что если сейчас просто уйдёт, оставив его наедине со своими чувствами, переживаниями, со своим горем, то случится что-то ужасное…то, чего он себе никогда уже не сможет простить.
- Подумай, Билл. Хорошенько подумай и скажи мне, чего ты на самом деле хочешь. И я обещаю, я сделаю так, как ты попросишь.
Билл даже перестал плакать от услышанных слов. Он не верил, что сейчас может попросить Тома о чём угодно, а тот выполнит. Не верил, что всё это наяву, а не очередные грёзы, посещающие его почти каждую ночь.
Билл, словно кошка, в одно мгновение накинулся на Тома, повалив того на кровать, и снова жадно присосался к его губам. С каждой секундой он всё выше и выше взбирался по его ногам, заползая целиком, не прерывая страстного поцелуя. Он будто сошёл с ума и потерял последние остатки здравого смысла от вседозволенности, от ощущения того, что сейчас ОН контролирует ситуацию. Его руки в нетерпении блуждали по телу Тома с невероятной скоростью, пытаясь дотронуться до всего сразу, попутно задирая его широкую длинную футболку и целуя открывшиеся участки загорелой кожи.
Том лежал, будто обездвиженный, задрав голову высоко вверх, лишь бы не видеть безумных глаз мальчишки, и пытался унять страх от происходящего. Точно так же сейчас делал и Билл, пытаясь скрыть свою панику за напускной смелостью.
Дойдя дорожкой поцелуев до низа живота парня, брюнет перевернулся на спину, утягивая его за собой и снова приближая к себе за затылок.
Том навис над Биллом, несколько секунд глядя в его мутные от желания глаза, и нерешительно дотронулся до его тела, задрав лёгкий свитер, подушечками пальцев щекоча выпирающие рёбра, вырвав из уст мальчишки шумный выдох. Он не мог решиться, это было слишком дико для него, слишком быстро, далеко за гранью дозволенного.
Однако Билл думал по-другому. Он одним резким движением повалил на себя Тома и обхватил ногами за талию, выгибаясь спиной, соприкасаясь своим напрягшимся членом о его пах.
А Том офигевал от всех этих ощущений, неожиданно на него свалившихся, от податливости тела, лежащего под ним, и сходил с ума от осознания того факта, что всё, происходящее сейчас, его тоже медленно, но верно возбуждает. Но, несмотря на всё это, его движения были замедленными и нерешительными. Он как можно аккуратнее, чтобы не оставить ярких пятен, присосался в шее Билла, которая так аппетитно пахла какими-то ягодами. Мальчишка издал жалостливый стон и мёртвой хваткой вцепился в плечи Тома.
- Том…Том…, - словно в бреду, нетерпеливо ёрзая под тяжестью его тела.
Парень начал покрывать шею брюнета невесомыми поцелуями, поднимаясь выше и проникая языком в слегка приоткрытый ротик мальчишки.
Том уже почти окончательно распрощался с остатками здравого смысла, махнув рукой на все предрассудки и правила, как почувствовал, что тело парня буквально сотрясается от немых рыданий.
Как только он оторвался от его губ, Билл, закрыв лицо руками, практически захлёбывался собственными слезами.
- Билл, что случилось? – в ответ лишь судорожные мотания головой из стороны в сторону. Том не понимал, что происходит. И это его пугало.
- Я что-то сделал не так? Сделал тебе больно? Билл, ответь!
- Том…я так тебя люблю, так люблю! – последнее слово, как последний вздох. И снова рваные всхлипы.
- Билл…
- Это слишком хорошо…я не могу…я ничего не могу с собой поделать, я…
- Всё хорошо, слышишь? Всё будет хорошо, - Том прилёг рядом и сгрёб мальчишку в охапку, успокаивающе поглаживая по поверхности мягкого свитера. Тот в свою очередь так же крепко обвил его талию своими тоненькими ручками.
Том никогда бы не подумал, что можно вот так просто взять и разрыдаться от счастья, от переполняющих тебя чувств и эмоций. Билл выглядел сейчас таким уязвимым и беззащитным. От желания не осталось и следа. Хотелось лишь лежать вот так, в обнимку, чувствуя мягкость и вдыхая аромат его ещё таких детских волос.
Билл всё так же тихонько поскуливал, зарывшись лицом в огромную футболку парня, и чувствовал себя таким счастливым, как никогда прежде.
- Похоже, не такой уж я и натурал, а? – попытался пошутить Том, нервно улыбаясь. И ему это удалось. Билл начал сотрясаться уже от приступа смеха, шмыгая носом и крепче прижимаясь к партнёру. - Ты же успел почувствовать, да? – покачивания головы в знак согласия и новая порция смеха.
- Вот дела…, - Том вдруг ощутил такое облегчение, не связанное, казалось бы, ни с чем конкретным. Просто стало хорошо и как-то светло на душе. Он больше не стеснялся присутствия брюнета и мог говорить о чём угодно.
- Том?
- Что?
- Полежишь со мной так ещё чуть-чуть?
- Конечно.
Билл перевёл взгляд на часть окна, видневшегося из-за плеча Тома. На улице заметно преобразилось: ветер стих, а грозовые тёмные тучи превратились в белые пушистые облачка, плавно передвигающиеся по небу.
***
Том стоял на пороге квартиры, смотря в зарёванные, но улыбающиеся глаза брюнета, еле сдерживая смущённую улыбку.
- Я пойду, наверно, - он неуверенным шагом двинулся по направлению к лифту.
- Постой! Ты…ты хорошо разбираешься в математике?
- Ну…вообще неплохо, а что?
- Может, ты мог бы мне помочь с задачами?
- Можно…Да, наверно. Почему нет.
- Отлично. Тогда…приходи завтра ко мне, ладно?
- А родители? – Билл задумался и мрачно опустил голову. Он не знал, как объяснит появление их соседа в квартире, которого они даже не знают и вряд ли помнят.
- Может, тогда встретимся у меня?
- Конечно!
- Тогда…учебники не забудь и…я живу…
- Я знаю, где ты живёшь, Том….И кстати, те конфеты…я соврал, нет у меня никакого больного дедушки.
Том с улыбкой кивнул и, медленно отходя спиной, скрылся в дверях приехавшего лифта.
В то время, пока он спускал вниз, Билл, непрерывно улыбаясь, ураганом носился по квартире, выискивая учебник по математике и отмечая в нём карандашом самые сложные задачи.
<3>
- Билл, ты меня вообще слышишь? – Тома помахал руками перед лицом мальчишки, который сейчас, казалось, был где-то далеко. Он сидел очень близко, его глаза хаотично блуждали по лицу репетитора, а губы были приоткрыты в полуулыбке. - У тебя скоро время кончается, а ты сидишь.
Том был рад вчера уйти от Билла, наконец, к себе домой. Он хорошенько подумал над тем, что произошло прошлым вечером, и те выводы, к которым он пришёл, сначала вызвали у него глупый смешок, затем истеричный смех, а потом и вовсе нечто наподобие безысходного скулежа. Он просто завалился на кровать, схватившись за голову, и начал разговаривать сам с собой. Всё произошедшее казалось таким ненастоящим, абсурдным и противоестественным, что он клятвенно пообещал себе забыть это происшествие, как страшный сон. Это было помутнение рассудка, гипноз, что угодно, но только не его собственное желание поцеловать и заняться сексом с этим несносным упрямым мальчишкой. Именно так и решил для себя Том, без права на обжалование приговора. Однако ж его железное обещание, данное самому себе, заметно пошатнулось, когда этим утром он встретил Билла, улыбающегося и сияющего от чувства необъяснимой радости, только ему одному понятной. Он пришёл на занятие по математике, о котором они и договаривались.
«- А, это ты? Ну, заходи что ли. Не выгонять же тебя теперь», - именно так дружелюбно поприветствовал парня Том сегодня утром, хмуро переминаясь с ноги на ногу, одновременно пытаясь незаметно запихнуть пару валяющихся носков под шкаф.
И вот сейчас они сидели до неприличия близко друг к другу и решали примеры на скорость. Как Том только ни старался отодвинуться подальше хоть на пару сантиметров, Билл замечал это, и тоже как бы невзначай придвигал свой стул ровно на столько же.
- Билл! Хватит мечтать о розовых слониках. Время!
- А я и не о них мечтаю, а о кое-ком другом.
Глядя на блаженную улыбку и пристальный взгляд мальчишки, Том не стал уточнять, о ком именно, дабы не нарваться лишний раз на комплимент и разговор, который был ну очень не желателен.
- Время вышло. На самом деле надо было бы дать побольше, а то даже я не успел всё ре…
- Да решил я всё. На, смотри, - Билл, так и не отведя взгляда, придвинул листок бумаги к парню.
Сказать, что Том что-то заподозрил - значит, ничего не сказать. У него закрались смутные сомнения насчёт способностей этого несносного ребёнка. И это начинало злить. Очень злить.
- Так, ну вроде бы всё верно, хотя я никак не пойму этот пример. Суммы не сходятся, - Том деланно нахмурил лоб и принялся грызть карандаш, искоса поглядывая на Билла, который одним лёгким движением руки что-то быстро черкал на бумаге.
- Вот. Нужно просто было вынести это число за скобки - и всё, - всё так же улыбаясь, сообщил брюнет.
Том глубоко вздохнул и несильно стукнул ладонью по столу, тем самым приведя Билла обратно, в реальный мир.
- Ага…Билл, а дай-ка мне свою тетрадь, а.
- Зачем? – мальчишка вдруг заметно оживился, неуверенно заёрзав на стуле.
- Надо, - Том пристально смотрел ему в глаза. И его взгляд говорил о том, что отказ сейчас крайне опасен.
- Зачем?
- Надо!
Билл нагнулся и начал медленно доставать из рюкзака тетрадь, подписанную аккуратным почерком. Протянул её парню, невинно захлопав глазами. Подозрения у Тома только усилились.
- Нафига мне тетрадка по немецкому, Билл? Мы каким предметом занимаемся вот уже второй час?
- Математикой.
- Так вот дай мне, пожалуйста, тетрадь по математике.
Билл прикусил губу и с опаской покачал головой в знак отрицания.
- Тогда я сам достану.
- Не надо!
Том резким движением поднял рюкзак с пола и начал рыться в нём, игнорируя мешающие, цепкие ручонки мальчишки, который норовили застегнуть молнию обратно.
- Тебе никто не говорил, что по чужим сумкам лазить некрасиво?! – когда Билл понял, что попытки остановить апокалипсис тщетны, он перешёл в нападения, но было поздно.
Том нашёл-таки нужную тетрадь и раскрыл её.
- А тебе никто не говорил, что врать нехорошо?...Как интересно…Что у нас тут…Домашнее задание – пять, классная работа – пять, самостоятельная – пять, контрольная – пять. И приписка ещё - «молодец!». Офигеть! Какого хрена, я тебя спрашиваю?!
Том исподлобья смотрел на напуганного до смерти Билла, яростно сминая несчастную тетрадь в кулак.
- Том, я… Я всё объясню. Это…Это была старая тема, а те примеры, что мы с тобой решали, мы только-только начали проходить и…
- И ты опять врёшь. Билл, ты решил всё быстрее меня. И решил правильно. И актёр из тебя никакой, кстати. Ты вообще когда-нибудь говоришь правду?
- Да! Том, ну…Я же говорил, что люблю тебя. И я не вру. Это правда!
Билл схватился за руку парня, когда тот начал подниматься со стула, намереваясь как можно быстрее выпроводить это черноволосое чудо за дверь.
- Значит так. Урок окончен. Все свободны. Не смею более задерживать. Проваливай.
Том подошёл к двери и толчком открыл нараспашку.
Сначала Билл стоял, не шевелясь, лишь шумно дыша, отчего его ноздри смешно то поднимались, то опускались, глаза бегали по комнате, пытаясь зацепиться хоть за какую-то деталь, которая дала бы ему возможность остаться. А затем резко вздёрнул подбородок и, скрестив руки на груди, с вызовом посмотрел на парня.
- Никуда я не уйду, понял?
От такой дерзости и смены настроения у Тома непроизвольно открылся рот, и рука, придерживающая дверь, безвольно опустилась вдоль тела.
- Не понял.
- У тебя это входит в привычку, - не на шутку разогнался Билл.
Тома буквально трясло от ярости.
- Слушай, ты, шпана…
- На себя посмотри!
Широко открыв глаза от удивления, Том убыстряющимися шагами преодолел коридор, комнату и, схватив мальчишку за шкирку, поволок к выходу.
- Пусти! Ай! Больно же! Пусти, я сказал! – Билл крепко, в какой раз, схватился за руку, пытаясь высвободиться, но было бесполезно. Хватка была, что называется, мёртвой.
- Я тебе сейчас покажу, как со взрослыми разговаривать, мелочь пузатая!
- Мне пятнадцать!
- А ощущение, будто пять!
Том уже почти открыл дверь, как Билл упёрся в неё ногами, захлопнув обратно, чуть не прищемив ему пальцы.
- Ты чё творишь, засранец? – от неожиданности Том ослабил хватку, что позволило брюнету вырваться. Однако Билл отступать не собирался. – Покалечить меня хочешь?
- Ну почему же покалечить…Поцеловать.
Билл и сам не ожидал, что Том в гневе приведёт его в такой восторг. Он считал, что если не поцелует его прямо здесь и сейчас в таком состоянии, то это будет считаться самым страшным грехом на свете.
Он ловким движением захватил шею парня и притянул к себе, сразу пытаясь проникнуть языком в приоткрытые от шока губы. Однако, не успев даже почувствовать теплоты рта, Билл оказался на полу, больно приземлившись на пятую точку.
Он сидел, не понимая, что произошло, и часто моргал. Наконец, он поднял взгляд на не менее ошарашенного парня.
- Ты толкнул меня, - мальчишка постарался сделать как можно более несчастный вид и даже пустить слезу. С последним оказалось труднее, однако Тому хватило и этого представления.
- Чёрт, прости, пожалуйста. Я не хотел, не думал, что так сильно тебя пихнул…
Том, виновато посмотрев на брюнета, подал руку, которую тот с еле скрываемой улыбкой, с удовольствием принял.
- Ты меня чуть не убил!
- Вот только не надо ля-ля.
- Ты грубиян.
- Не трынди…Сильно ушибся?
- Попа болит, - ехидно пропел брюнет.
- Это не страшно.
- Чтобы зажило, надо поцеловать.
- Куда? – от такого заявления Том даже предусмотрительно сделал пару шагов назад.
- Ну, о месте нанесения ущерба пока приходится только мечтать, поэтому можно и в губы, - казалось, улыбка просто приросла к этому юному нахальному лицу.
- Обломись, у меня другие планы. А теперь – уходи.
- Том, ты несправедлив! Да, я пришёл не для того, чтобы заниматься с тобой математикой. Да что там, я знаю её лучше тебя! Но мне нужно было найти предлог, чтобы увидеться с тобой, как ты не понимаешь?!
- Я понимаю лишь то, что ты обманул меня, - пробурчал Том, совершенно не представляя, как выпутываться из этой ситуации.
- И что? Можно подумать, ты святая невинность!
Повисла пауза. Биллу хотелось лишь зажать своего «репетитора» в ближайшем углу и зацеловать до смерти, Тому же просто хотелось удавиться.
«Ну, давай мужик, заварил кашу, теперь будь добр, расхлёбывай. Всё не так страшно. Сейчас я объясню ему, что к чему, и он поймёт. Я уверен…Совершенно точно»
- Билл, послушай. То, что было вчера – ошибка.
- Что именно, тот безумный поцелуй или то, что ты почти меня тра*нул?
- Зачем ты так…, - Том беспомощно опустился в кресло, сжимая виски. Воспоминания тут же одной большой волной накрыли с головой. - Я просто хотел…
- Вот именно, ты хотел! Что тебе ещё нужно? Какие доказательства?
- О чём ты?
- О том, что твоё вчерашнее поведение идёт в разрез с твоими словами сейчас. Том, я тебе нравлюсь. Отрицать бесполезно. И я не понимаю, почему ты сопротивляешься. Это глупо. Мы могли бы оба быть счастливы друг с другом.
- Так, всё! Стоп! Я всё сказал. Мне больше не о чем с тобой говорить, ясно? Я сказал, что это была ошибка. Значит ошибка. Прости. Но это так. А теперь, прошу тебя, уходи.
Том снова подошёл к двери, но не открыл.
- Я люблю тебя.
- Перестань! Хватит! – парень взмахнул руками, призывая замолчать. - Ты даже не знаешь, не представляешь, каково это, встречаться и спать с парнями. Так же, как и я. И я отказываюсь даже начинать об этом ду...
- Ошибаешься, - совсем тихо прошептал Билл.
- Что? - Том прервал свою тираду, удивлённо посмотрев на мальчишку.
- Ты ошибаешься. У меня уже был секс с парнем…С мужчиной…
Брюнет стыдливо опустил глаза в пол, тут же помрачнев, и сел на диван.
Тому ничего не оставалось, как последовать его примеру и вернуться обратно в комнату. Меньше всего на свете ему хотелось сейчас выслушивать откровения на такую пикантную тему, но он понимал, что если просто возьмёт и выпихнет парня за дверь, то почувствует себя ещё более отвратительно, чем сейчас.
Билл поднял на него свои доверчивые, но уже серьёзные глаза, и начал нервно теребить край грубой джинсовой ткани на коленке.
- Это было полгода назад. Я приехал в гости к своей тетё, маминой сестре, на каникулы. Там я впервые познакомился с её мужем Чарли. Он был такой красивый, Том, почти как ты! – Билл повысил интонацию. Было явно видно, что таким образом он пытается оправдаться. - Мы быстро сдружились, стали много общаться, гулять вместе…Я так к нему привязался за ту неделю, что находился в их доме. Мне нравилось, когда он смотрел на меня, обнимал, шептал что-то на ухо, когда не хотел, чтобы нас услышали. Мне нравилось в нём абсолютно всё. С каждым днём хотелось быть к нему как можно ближе, прижиматься теснее, чтобы чувствовать его тепло и…
Том неловко кашлянул и слегка покраснел. Ему определённо не следовало бы всё это выслушивать. Он почувствовал, что это откровение не приведёт ни к чему хорошему.
Билл заметил это и ненадолго замолчал, прежде чем продолжить…
- В общем, когда моя тётя ушла к своей подруге на день рождения, мы остались вдвоём…Я даже не сопротивлялся, потому что…Потому что я растерялся и не понимал, что происходит. Мне просто хотелось его тепла и заботы, но я никогда не думал о том, чтобы…, - Билл глубоко вздохнул и прикрыл глаза. - Я подумал, что если позволю ему сделать это, то он будет любить меня ещё сильнее, но…На следующий день я уехал. Он обещал позвонить, как только сможет…Конечно, Чарли не позвонил. А когда звонил я, то тётя говорила, что он либо в душе, либо у друзей, либо ещё где-то. Однажды я удачно попал, и он взял трубку…Сказал, чтобы я перестал его тревожить, чтобы забыл обо всём, и что если я хоть кому-нибудь об этом расскажу, то он отправится в тюрьму, а моя тетя умрёт от горя…Больше я его не видел и не слышал.
Том слушал, почти не дыша, с трудом переваривая информацию. Он не понимал, что ощущает сейчас. Чувство необъяснимой злости смешалось с более понятным чувством жалости к этому странному мальчишке с большими карими глазами.
- Ну, что ты хотел, то и получил, - железным голосом сказал Том, еле преодолевая ком в горле, из-за которого даже дышалось с трудом.
- Что? – шёпотом, не веря собственным ушам, спросил Билл.
- Ты слышал. Зачем надо было всё это рассказывать сейчас? Как будто мне есть до этого дело. Ты сам виноват. Сам нарвался и получил по заслугам. Всё справедливо.
Том прекрасно понимал, что говорит сейчас совсем не то, о чём думает, не то, что нужно, и подтверждение этому были чёрные глаза напротив, которые подозрительно заблестели. Но остановиться не мог. Он был очень зол на глупого мальчишку.
- Зачем ты так сом мной?...Я не хотел всего этого…
- Если бы не хотел, ты…, - Том закрыл лицо руками, пытаясь успокоиться. Он почему-то вдруг резко почувствовал себя виноватым. - Зачем, Билл, зачем ты мне всё это рассказал, чёрт возьми?!
- Ты сам спросил. Ты сказал, что я не знаю, каково это, когда…
- Тебе пора.
- Но…
- Тебе пора, Билл.
Том уже отработанным движениями открыл дверь и стал ждать. Но Билл, кажется, не спешил уходить. Когда парень вернулся в комнату, то увидел, что брюнет, свернувшись калачиком на диване, еле слышно всхлипывает.
- О, господи, за что мне всё это? – громко спросил Том, естественно, даже не надеясь получить ответ.
Потоптавшись на месте ещё минуту, он сел рядом на диван и грубым движением поднял под локти мальчишку, крепко прижав к себе, неловко потрепав по макушке. Тот, в свою очередь, удивлённо охнув, вцепился тонкими пальцами в его рубашку на спине и уткнулся мокрым носом в район ключиц, захныкав ещё сильнее. Том ощущал то, что не чувствовал уже очень давно: жалость и страх.
- Не реви, понял? Я с тобой нянчиться не собираюсь.
В ответ лишь сдавленный писк и утвердительные кивки.
- Дурак, Билл…Какой же ты всё-таки дурак….Глупый, безответственный, легкомысленный, надоедливый и…
Билл приподнялся чуть выше и шумно задышал парню в ухо, всеми силами пытаясь успокоиться.
Продолжать говорить Тому почему-то тут же перехотелось. Он лишь инстинктивно стиснул его сильнее в своих руках, заёрзав от табуна мурашек, пробежавших по всему его телу.
- Так, ладно, развёл тут слякоть….Ты это…Пойдём хоть чай попьём что ли?
Брюнет тут же отслонился и заулыбался, попутно стирая стекающие слёзы.
Том лишь устало закатил глаза и, поднявшись на ноги, поплёлся на кухню, вспоминая по дороге все известные ему матерные слова.
***
- Тебе сколько ложек сахара?
Билл суетился на чужой кухне, будто всегда знал, что, как, а главное, где всё лежит. Тому оставалось лишь сидеть на стуле, подперев рукой голову и наблюдая, как чёрная макушка мечется из одного угла в другой, пытаясь найти сахар в многочисленных шкафчиках.
- Мне три с верхом.
- А не слипнется?
- А ложкой по балде?
Билл лишь широко улыбнулся и налил в чашки кипяток.
- Надо бы тебе тут порядок навести.
- Как-нибудь сам справлюсь, без сопливых, - пытался подколоть мальчишку Том. Но тот мудро пропустил это едкое замечание мимо ушей.
- Уверен, что нет.
- Твоя самоуверенность до добра не доведёт.
- До твоей квартиры же довела.
Билл повёл бровью, всё так же продолжая улыбаться, отчего Том, засмотревшись, обжёг себе язык о горячий напиток.
- Кстати, у меня там торт есть в холодильнике.
- Серьёзно? – с чисто детскими эмоциями воскликнул брюнет.
- Нет, блин, шучу…Идиот, - еле слышно проворчал Том, спрятавшись за кружкой чая.
- Я всё слышал.
- Вот и отлично!
Том наблюдал, как Билл аккуратно разрезает аппетитно выглядящий и пахнущий торт, от усердия слегка высунув и прикусив кончик языка. Парень неожиданно занервничал.
- Ну, что ты там копаешься? Мне, чур, с клубничкой!
Билл повернулся, так и застыв с ножом в руках, удивлённо посмотрев на парня.
Том густо покраснел, ему стало неловко за своё несдержанное высказывание, он лёг на стол на локти, спрятав половину лица.
- Что? Просто я люблю клубнику, понял? – чересчур резко начал оправдываться Том.
Билл лишь мягко вздохнул и зачарованно покачал головой, глядя на человека, ради которого он готов был хоть звезду с неба, не то что клубнику…
Том, глядя на него, лишь показательно отвернулся, разозлившись на себя ещё больше. Что-то подсказывало ему, что одним чаем он в итоге не отделается.
<4>
Проснувшись в среду, в два часа дня, Том понял две очевидные вещи: в университет он сегодня не пойдёт, хотя бы потому, что явно проспал, и все возможные лекции давно закончились, а также то, что он заболел. Окончательно и уже бесповоротно. Всё тело ломило от непонятной усталости, голова раскалывалась на части, а температура уже через две минуты держания градусника зашкаливала далеко за тридцать восемь.
Том никогда не лечился. Не потому, что он не знал, как (хотя, конечно, это была одна из причин), а потому что просто лень. Он считал, что организм должен самостоятельно бороться с болезнью, а его вмешательство лишнее и как бы вообще нежелательное. Парень болел редко, но, что называется, метко. Температуру он вообще не переносил, лежал пластом, не двигаясь, потому что малейшее движение тела отдавало дикой болью то в спину, то в голову. В эти дни он выпадал из реальности и переставал существовать абсолютно для всех. Ну, почти для всех…
Трель домашнего телефона заставила Тома резко подскочить на кровати и тут же схватиться за голову. Он уже и думать забыл об этом бесполезном аппарате. К чему это недоразумение прошлого века, когда есть мобильники?
- Да, - хрипло произнёс парень и прокашлялся. - Да?!
- Том!
Этот голос он бы узнал из тысячи.
- Какого хрена?
- И тебе привет, - звонко ответил голос. Том был почти уверен, что Билл сейчас улыбается во все тридцать два.
- Как ты узнал мой номер?
- Как дела, спрашиваешь? У меня всё отлично. А у тебя?
- Билл!
- Том, почему ты такой бука? – обиженно пропел мальчишка.
- Откуда ты….
- Зная твой адрес, узнать телефон было проще простого. Мог бы и сам догадаться вообще-то.
- Мне сейчас не до загадок.
- Ты плохо себя чувствуешь?
«Вот радар, блин. Всё улавливает»
- Типа того.
- Что болит? – голос черноволосого вмиг стал искренне обеспокоенным, от чего Том поморщился.
- Не твоё дело.
- Скажи.
- Отвали, Билл. Мне плохо, и я хочу спать.
- Скажи, - голос стал громче и напористее.
- Билл…
- Скажи, скажи, скажи, ска…
- Хорошо! Только замолчи, умоляю! – на том конце провода наступила долгожданная тишина. - Температура у меня, ясно? Что там ещё…голова болит, горло немного…Типичная простуда, короче! Доволен?
- Ага. Ну, всё ясно. Пока.
Том ещё несколько секунд тупо держал трубку около уха, слушал короткие гудки и отходил от шока.
«Вот тебе и забота. Вот тебе понимание и сочувствие. На, получи, Том, кушай, не обляпайся»
- Том, я люблю тебя….Том, я хочу тебя….Том, Том….тьфу, противно! – парень бесцельно ходил по квартире, передразнивая брюнета, бурча себе под нос всякие ругательства.
«И так всегда: пока ты здоров, ты нарасхват, а стоит только чуточку приболеть, расслабиться - всё! Ты уволен из жизни!»
Сходив на кухню и выпив стакан воды, парень лёг на кровать, намереваясь вздремнуть. Мягкая прохладная подушка приятно холодила кожу лица, а мышцы тела, наконец, вышли из напряжения и даже перестали болеть.
Том уже находился в пограничном состоянии между явью и сном, как его сердце сделало очередное незапланированное сальто от адски громкого дверного звонка (по крайней мере, так ему тогда показалось), на который кто-то с завидным упорством жал, не переставая.
«Ну, нееет. Ну, пожалуйста. Господи, ты что, издеваешься надо мной? Чем я заслужил такие нечеловеческие пытки?!»
Парень не собирался открывать. Он просто смирно лежал и ждал, пока тот, кто нарушил его и без того хрупкий покой, провалит по добру, по здорову.
- Том! Я знаю, что ты дома!
Наверно вид у Тома сейчас был очень глупый. Ничто не выдавало его жизнеспособность, если бы не широко распахнутые от удивления и шока глаза.
«Нет, нет, нет. Этого просто не может быть. Это сон, мираж…»
- Том! Открой сейчас же! Ты дома, и я знаю это! Я звонил тебе полчаса назад!
Прикрыв голову подушкой, парень с болезненным жалким стоном уткнулся носом в покрывало и шумно задышал.
На несколько минут наступила тишина. Том с облегчением вылез из своего «убежища» и собрался уже продолжить сон, как звонок снова оживился.
- Твою ж мать!
- Том, если ты не откроешь, я вызову скорую!
- Чёрт, чёрт, ЧЁРТ!
«Будь проклят тот день, когда я согласился на это пари, и то метро, и тот вагон!»
Парень с трудом доковылял до двери, придерживаясь за стены, и, глубоко вздохнув, открыл дверь.
- Значит так, сейчас ты разворачиваешься и …
Не успел Том договорить, как брюнет, который, кажется, его и вовсе не собирался слушать, уверенными шагами прошёл в квартиру, слегка задев плечом и без того еле стоящего на ногах парня, и с шумом вывалил на кухонный стол немалое содержимое пакета.
- Я купил тебе лекарства: антибиотики, таблетки от температуры, от кашля, от рвоты, на всякий случай от поноса, от…
- Так, стоп! – рука Тома, выставленная вперёд, сейчас очень напоминала жест пьяного человека.
- А ещё пришлось попросить маму выписать тебе вот это, - Билл протянул парню какую-то маленькую баночку с непонятной светло-жёлтой слизью. Том ужаснулся и отставил её в дальний угол стола. - Это намазывается на грудь, чтобы прогреть лёгкие. Я сказал, что заболел мой друг, Алекс, и что ему нужна моя помощь, потому что якобы он остался один дома, а родители уехали в командировку. Они тоже врачи, как и мои. Поэтому сегодня я ночую у тебя, - аккуратно закончил своё повествование Билл, искоса опасливо поглядывая на офигевшего парня. Не дождавшись ни ответа, ни какой-либо реакции со стороны больного, Билл продолжил.
- А сейчас марш в постель, я всё приготовлю и принесу.
- Я надеюсь, ты понимаешь, что ни о какой ночёвки и речи быть не может?
- Давай об этом потом поговорим, хорошо? Ложись, пожалуйста.
- Билл, - угрожающе произнес парень, прищурив глаза.
- Хорошо, хорошо. Я уйду, но только после того, как ты ляжешь и выпьешь то, что я тебе приготовлю.
- И тогда ты от меня отстанешь?
- Ага.
- Ага?
- Просто ляг, Том!
Парень закатил глаза и не спеша поплёлся к кровати. Мысли роем кружились в голове. Почему-то у него сейчас были такие ощущения, что пятнадцать не тому надоедливому брюнету, копошащемуся на кухне, а как раз ему. Слишком уж детским было его поведение сейчас. Тому тут же стало стыдно. Но оправдать себя он считал необходимым, поэтому списал всё на высокую температуру.
«В конце концов, пара таблеток не помешает, наверно. Хоть какая-то польза от этой занозы»
- Уже лёг? Молодец. Где одеяло?
«Курица-наседка, блин. Ему точно нужно было родиться девчонкой»
- Нафига? Мне жарко.
- Нужно как следует закутаться, выпить вот эту таблетку и стакан горячего молока. Оно уже кипятиться. У тебя мёд есть?
- Эээ…
- Ладно, я сам поищу. Сейчас только…
Билл нараспашку раскрыл дверцы шкафа и стал рыться там, как в своём собственном.
- Нашёл! Это самое тёплое, какое у тебя есть?
- Ну…, - Том катастрофически не успевал ни за мыслями, ни за действиями своей новоиспечённой «няньки».
- Думаю, да, подойдёт. Привстань немного.
Билл заботливо укутал Тома плотным тяжёлым одеялом по самые уши и насильно усадил, прислонив образовавшийся кокон к подушке.
- Я пошевелиться не могу.
- Таким ты мне нравишься ещё больше.
Обменявшись неодинаковыми взглядами, Билл ушёл обратно на кухню, а Том засопел от досады. Он чувствовал себя ужасно. И дело было не только в температуре. Просто было как-то не по себе. Но понять, что именно было не так, никак не удавалось. А мимолётное осознание того, что о нём в кои-то веки позаботились, что о нём думают и переживают, он очень быстро отогнал подальше и приказал никогда не возвращаться. Слишком опасны были эти мысли и это понимание. Ведь Том знал, что доверять нельзя никому. Даже самым близким и, на первый взгляд, безобидным людям.
Конечно, Билл остался ночевать. Тому было не до выяснения отношений. Ближе к ночи температура уже зашкаливала за все возможные пределы, всё тело горело и тряслось от озноба.
Он плохо помнил эту ночь. Всё было в бреду, словно во сне. Хотя Тому казалось, что он даже не сомкнул глаз. Его постоянно будил Билл и заставлял выпивать какие-то таблетки и подозрительные жидкости. По расписанию.
«Иначе не будет никакого толку, пойми, Томми. Завтра будет легче, я обещаю
И лишь обволакивающий, мягкий голос слегка успокаивал и заставлял поверить, что всё действительно обойдётся.
Холодные компрессы на лоб, растирания тела и постоянные пробуждения выбили из Тома последние силы. Он уснул лишь под утро. Дыхание было шумным, рот слегка приоткрыт, а ресницы беспокойно дрожали. Непроизвольные болезненные стоны то и дело вырывались наружу. Было ощущение, что ему снится самый страшный сон из всех, которые только можно представить.
И конечно, он не знал того, что брюнет всё это время, словно часовой на посту, сидел рядом, прижав колени груди, наморщив от напряжения и усталости лоб, и следил за малейшими изменением в температуре и поведении парня.
***
- Доброе утро, любимая…
Том, почувствовав, что обнимает нечто мягкое и тёплое, притянул это «нечто» поближе и зарылся носом в волосы.
Билл лежал, не дыша, понимая, что это утро, пожалуй, лучшее в его жизни. Он перевернулся на бок и нежно провёл своим носом по носу Тома, широко улыбаясь.
- Привет, любимый.
Парень медленно открыл глаза и с минуту просто пялился на лицо брюнета, не проявляя ровным счётом никаких эмоций. Проморгавшись, сначала плотно закрыв, а затем снова открыв глаза, Том в немом от ужаса крике дёрнулся назад и, не рассчитав дистанцию, кубарем повалился с кровати.
- Ты в порядке? – голова Билл свисала с края постели, а глаза обеспокоено осматривали валяющееся на полу тело.
- Могло бы быть и лучше. Ты почему вчера не ушёл? – Том кряхтя поднялся на ноги и снова рухнул на кровать, прикрывая лицо руками.
- Опять ты за своё. Ты бы умер этой ночью, если бы не я.
- Да уж, конечно…
Том с сомнением посмотрел на мальчишку, который выглядел, к слову, не лучше его самого.
Повисла пауза.
- Ты назвал меня любимым, - будто очнувшись, сказал Билл, снова улыбаясь. Том подумал, что наверно это его принцип: находить положительные моменты даже в самых незавидных ситуациях.
- Я сказал «любимая», это во-первых, а во-вторых, как первопричина, я перепутал тебя с девчонкой!
- Да перестань. Мне можешь сказки не рассказывать. Ты меня так нежно обнимал, - Билл мечтательно закатил глаза, слегка покачиваясь.
Том покраснел.
- Как ты себя чувствуешь?
«Как у него быстро меняются эмоции и выражения лица», - сквозь дымку сознания проскользнула у Тома мысль.
- Ну, честно говоря, гораздо лучше…По-моему, я вчера был невменяемым, – парень задумался, пытаясь вспомнить хоть какие-то моменты с прошлой ночи. Но все попытки были тщетны.
- Хорошо…
Билл устало улыбнулся и лёг прямо на грудь Тома, тесно прижавшись и обхватив того за талию.
- Эй, ты чего это, а?
Черноволосый приподнял голову и посмотрел на парня самым несчастным, на какой только был способен, взглядом.
- Мне в школу через десять минут выходить. Можно я полежу с тобой немножко? – выражение глаз, как у кота из Шрека.
Том ничего не ответил, смутившись. Но и этого Биллу было более чем достаточно. Он снова улёгся, слегка поёрзав, и тяжело вздохнул.
- Подожди, ты что, совсем сегодня не ложился? – Том даже приподнялся на локтях, чтобы посмотреть и оценить внешний вид мальчишки.
- Неа…Тебе было плохо, и я не мог позволить себе уснуть, а вдруг стало бы хуже…Я же не мог тебя оставить, я просто…а потом ты уснул…а потом…ты…
Том не смог сдержать удивлённо-благодарную улыбку. Мальчишка ровно сопел ему в живот, а пальцы, крепко державшиеся за тонкую майку, слегка подрагивали.
Его вдруг с головой накрыла такая лавина нежности к этому хрупкому, но такому упрямому и стойкому созданию, что он сделал то, чего и сам от себя не ожидал. Он обнял его в ответ и аккуратно, чтобы не разбудить, погладил по чёрной макушке.
Было тепло и уютно. От небольшого веса тела черноволосого стало как-то очень комфортно и спокойно. Том не заметил, как через несколько минут провалился в глубокий и здоровый сон.
Не почувствовал он и влажного невесомого поцелуя в губы, не услышал тихого «люблю» и шума захлопнувшейся двери.
<5>
- Ммм….Ещё увидимся, надеюсь, Томми?
- Мои двери всегда открыты для таких сексуальных красоток, как ты.
Билл чуть ли не бегом поднимался на этаж - он хотел скорее увидеть Тома, узнать, как он себя чувствует и не нужна ли помощь. На последнем лестничном пролёте, услышав шум открывающейся двери, остановился. Через две большие балки было хорошо видно, как парень страстно целуется с высокой брюнеткой, собственнически лапая её за задницу.
Черноволосый шумно выдохнул, с удивлением поняв, что все эти несколько секунд не дышал. Он только сейчас вспомнил, что даже не удосужился спросить, есть ли у парня девушка, любит ли он уже кого-то, занято ли его сердце.
«Но ведь её не было рядом, когда он заболел. Вообще никого не было, кроме меня. Как же так? Это какая-то ошибка…»
Мальчишка, так и не сумев отвести взгляд от парочки, уверенно вышел из укрытия. Он решил, что это ещё не повод расстраиваться, и уже по своему небольшому опыту знал, что лучше сначала всё выяснить, прежде чем принимать скороспешные решения.
- А, Билли, малыш! Ты пришёл! Маленькая заноза в заднице, а я тебя ждал, дааа…
«Да он пьян!», - от шока брюнет даже отпустил руку с плеча, отчего рюкзак с характерным звуком шмякнулся на пол.
Он так и стоял с открытым ртом, просто не веря своим глазам!
- Томми, а кто это? – девушка мило улыбнулась Биллу, ещё сильнее повиснув не еле стоящем парне.
- Это? Оо, это, Стэлла, знаешь, кто? Это такая разновидность панды. Ну, знаешь, они так вцепятся в ветку, что потом хер отдёрёшь! – Том громко рассмеялся, закинув голову назад.
- По-моему вам пора, мисс, - мальчишка еле держался, чтобы не закричать от отчаяния. Самым большим желанием было спустить Тома с лестницы. Он ненавидел пьяных. Они вызывали у него не просто антипатию, но даже отвращение.
- Что верно, то верно, - девушка задумалась о чём-то своём и, поцеловав парня в щёку, нетрезвой походкой отправилась вниз.
Том стоял, облокотившись о косяк двери, и с хитрой улыбкой смотрел на брюнета.
- Чего ты лыбишься? – прошипел Билл, нахмурив лоб, и уверенным шагом прошёл внутрь квартиры, не забыв «случайно» задеть Тома локтём.
- Уу, мамочка будет ругаться? – и снова глупый смех.
Билл смотрел на Тома и не узнавал его. Разве может человек всего за несколько часов превратиться в такое? Стало как-то больно, обидно…и…стыдно?
- Что ты делаешь, Том? – Билл встал напротив него, пытаясь заглянуть в глаза и призвать к здравому уму. - Ты же болеешь! У тебя температура! И вместе того, чтобы лежать в постели и лечиться, ты пьёшь и…, - черноволосый повернул голову вправо и посмотрел на дальнюю комнату, посреди которой стояла большая кровать, та самая, на которой они ещё сегодня утром вместе спали. Она была разобрана, простыни скомканы и разбросаны по всей постели, а подушки и вовсе валялись на полу, - …и тр*хаешься.
Билл так и стоял, не двигаясь, не отрывая взгляда от увиденной картины, и прокручивал в голове то, что наверняка происходило всего несколько минут назад. Плотный ком встал посреди горла, а слёзы предательски рвались наружу. Пришлось приложить немало усилий, чтобы сдержать их.
«Только не сейчас. Только не при таких обстоятельствах. Нельзя»
- Так, а что я? Это всё Маркус. Узнал, что я при смерти и решил поддержать таким вот образом. Как говорится, чем смог, тем помог.
Том поплёлся в направлении кухни, попутно издавая какие-то непонятные звуки, и сел на подоконник. Брюнет, совершенно не понимая и не зная, что ему делать, словно под гипнозом, молча последовал за ним.
Парень достал сигарету и, хихикая, прикурил только с раза пятого.
- Ой, что же это я такой невежливый. Будешь? – протянутая полупустая пачка. - Хотя нет, детям нельзя! - снова смех и указательный палец в знак отрицания перед лицом мальчишки.
- Да что с тобой такое, Том? Что с тобой происходит? Почему ты ведёшь себя, как последняя скотина? – Билл почти кричал. Когда он начинал, то остановиться было уже практически невозможно. - Тебе пытаются помочь, а ты отталкиваешь любого, кто относится к тебе искреннее, а не дружит ради какой-то выгоды! Очнись же! Разве ты не видишь, что сам же рушишь свою жизнь, своими же руками!
- Искренне? Выгода?.. Скажи, Билл, ты же любишь меня, так? – Том будто вмиг протрезвел. Его голос звучал твёрдо, в нём чувствовались нотки скрытой угрозы.
- Так, - мальчишка не знал, к чему тот клонит. Его спокойствие и деланное равнодушие пугало.
- Отлично. Тогда скажи мне, мальчик, а с чего вдруг вообще? – Том поднял на него свои глаза. Его взгляд обжигал изнутри. Заставлял сердце биться в два раза быстрее от непонятного волнения и страха.
- Что?
- Что ты знаешь обо мне?
Тишина. Лишь растерянный взволнованный взгляд карих глаз.
- Вот видишь. Ты ничего обо мне не знаешь. И как я могу поверить в то, что ты искренен со мной? Почему меня, как ты говоришь, любишь? Что во мне хорошего? А плохого? А, Билл? Скажи, мне же интересно! Или может, я тебе пи*дец как нравлюсь, только потому, что я вот такой? – Том развёл руки в стороны, из-за слишком резкого движения пепел с сигареты полетел на пол. - Типа красивый? Тебе это понравилось?
- Том, ты не прав, всё не так…я…
- А как? – парень вскочил, повышая голос. - Ты маленький наивный мальчик, корчащий из себя взрослого и опытного. А на самом деле в твоей голове ветер гуляет!
- Это не так! – Билл был в отчаянии. Где-то в глубине души он понимал, что в словах Тома есть доля правды. И от этого становилось только хуже.
- А если бы я маньяком оказался, а?! Каким-нибудь психом или педофилом – извращенцем?!
Том в одно движение оказался рядом с Биллом и насильно развернул его спиной, плотно прижимаясь и крепко держа того за руки, не давая ни единого шанса вырваться.
- Что ты…Том…Что ты делаешь? – мальчишка оказался прижатым к стене. А вес сзади не давал пошевелиться. Волны паники просто захлестнули Билла. А Том всё продолжал…
- Привёл бы к себе домой и тр*хнул бы, как твой дядя! – резкий толчок бёдер сзади и почти тут же приглушенный болезненный стон.
Билл очень сильно ударился о стену, но эта боль была ничем по сравнению с той болью, которую он почувствовал, услышав последние слова от человека, которого любил по-настоящему, всем сердцем. Он начал оседать на пол, придерживаясь за подоконник, глотая слёзы, пытаясь безуспешно остановить этот, казалось, бесконечный поток горечи.
Том стоял, не шевелясь. Его всего трясло. Алкоголь постепенно начал выветриваться, а осознание того, что он сейчас сказал и сделал начало приходить гораздо быстрее. Он прикрыл глаза, а затем с громким рыком взял первый попавшийся стакан и швырнул об стену. Мальчишка лишь сильнее сжался, боясь даже поднять голову.
Парень перевел взгляд на черноволосого и закрыл лицо руками, пытаясь успокоиться. Вид напуганного до смерти Билла заставил его ненавидеть себя ещё больше.
- Билл, послушай, я…Ты прости, ладно? Я не в себе сейчас, сам понимаешь, - Том прекрасно знал, что мальчишке совершенно не нужны его жалкие оправдания, но он же должен был хоть что-то сказать. - Ты иди домой, а…Я…Мне что-то нехорошо…
У Тома резко закружилась голова, он поспешил в гостиную, где, почти теряя сознание, упал на диван, постепенно приходя в себя. В горизонтальном положении ему был гораздо комфортнее.
Он уже почти спал, как почувствовал на своём лбу тёплую дрожащую ладонь и услышал постоянное шмыганье носом.
- Билл?
Мальчишка сидел рядом, что-то быстро писал на клочке бумажки и беспрерывно вытирал глаза, но несколько капель всё же попало на листок. Его взгляд был сосредоточенным, руки не слушались, почерк получился ужасным.
- Вот, - брюнет протянул ему бумажку, избегая контакта глаз, и снова шмыгнул носом.
- Что это?
- Рецепт. Если ты не хочешь умереть, то должен делать в точности так, как там написано, ясно?
- Да.
- Тебе нужно много спать и хорошо есть, понял?
- Да, - Том неверяще смотрел на мальчишку. Кажется, он никогда не перестанет его удивлять.
- Через пару дней тебе должно стать лучше.
- Зачем тебе всё это?
- Что? – Билл всё-таки поднял сердитый взгляд на парня.
- Всё это. Я так с тобой поступил, а ты сидишь и пишешь инструкции. По моим расчётам, ты сейчас должен желать моей смерти.
- Значит, твои расчёты неверны, - серьёзный, не по годам мудрый взгляд, от которого чувствуешь себя как минимум имбецилом.
- Но…
- Я пойду. Меня дома ждут. И уроков много.
- Подожди, я... Ты не обижайся, ладно? – очень-очень глупо, Том знал это, но сказать было необходимо.
Брюнет, так и не обернувшись, не проронив ни слова, молча вышел за дверь.
***
«Как будто у меня есть выбор. Можно подумать, что были какие-то варианты, кроме того, как пойти к этому обиженному и оскорблённому созданию и извиниться. Прямо дежавю какое-то!»
Через два дня, когда от брюнета не было ни слуха, ни духа, Том решил, что, наверно, тот всё-таки обиделся. А он очень не любил, когда кто-то на него обижается, поэтому решил уже во второй раз заявиться прямо к нему домой и всё выяснить. По крайней мере, именно такую установку он себе дал. А мысли о том, что ему было жутко одиноко без привычного черноволосого ураганчика по имени Билл, он старался отогнать куда подальше и никогда к ним не возвращаться. Но факт оставался фактом. Сейчас Том, наспех накинув первую попавшуюся куртку поверх тонкой футболки, нервничая, отправился в соседний дом.
«Так, ну ладно, значит это…Держусь уверенно, говорю чётко, ясно, без лишних эмоций. Выясняю степень обиды, делаю так, чтобы простил, и быстренько сваливаю. Отличный план, Том! Ты гений»
Парень был так «спокоен», что даже не заметил, как держит указательный палец на кнопке звонка уже несколько десятков секунд.
Тому казалось, что пока открывалась дверь, прошла целая вечность.
И только он набрал в лёгкие воздух, чтобы что-то сказать, как пришлось тут же резко выдохнуть, потому что перед ним стоял не Билл, а его…мама? Он точно не знал, но догадаться было нетрудно, поскольку к женщине тут же подошёл тот, ради кого он, собственно, и пришёл.
- А, вы, наверное, Том? Здравствуйте, - женщина дружелюбно протянула парню руку, широко улыбаясь.
«Наверно, вечная улыбка на лице – это у них семейное…Стоп, а откуда она обо мне знает??»
- Э…здрасьте. Том…да, а…
- А я Эльза, мама Билла. Он мне о вас столько рассказывал. Конечно, я не одобряю тот факт, что он скрывал от меня ваши совместные уроки, но за это я его уже поругала, - женщина мягко рассмеялась.
- Да? Ну да….Уроки… Ага, - мозг отказал напрочь.
«Что за фигня тут происходит??», - Том был в панике.
- А мы вас ждали.
Инфаркт.
- Д-да?
Том, наконец, посмотрел на Билла, который стоял за спиной матери с самым беспечным выражением лица.
- Ну конечно! Так благородно с вашей стороны пожертвовать временем, чтобы сопровождать моего мальчика на экскурсию в Англию. Едет весь класс, так что скучно не будет. Честно говоря, у нас самих нет возможности проводить достаточно времени с сыном, - она приобняла брюнета, - мы с мужем работаем в клинике, сами понимаете, восемнадцатичасовые смены…И когда Билл сказал, что вы согласились, это было настоящим подарком судьбы. Спасибо вам огромное!
Том снова перевёл недоумённый взгляд на черноволосого, ожидая объяснений. Но тот лишь так же напряжённо смотрел на него, чуть прищурив глаза. Том не мог знать наверняка, но он практически ощущал, слышал мысли Билла. Он понял, что тот задумал это, как расплату за всё, что он наговорил ему в тот день. И что самое страшное, Том отчетливо осознал, что отказать сейчас просто не имел права. Однако ж у него всё же были некоторые проблемы.
- Да но, понимаете, тут такое дело…
- О деньгах не беспокойтесь. Мы обо всём позаботимся. Все расходы берём на себя, - быстро затараторила женщина.
- Да нет. Дело не в этом, просто….Понимаете, я же в университете учусь. Последний курс и всё такое…
- Но ты же сказал, что отпросился, и тебя отпустили без проблем. Уже забыл? – Билл скептически выгнул бровь и нагло вперился в него глазами, слегка облизнув губы.
Тому хотелось смеяться. Громко и истерично.
- Да…Точно. И как же это я мог забыть, – парень нервно улыбнулся маме Билла.
- Вот и отлично. Значит, вопрос решён. Ну, я пойду собираться, у меня смена через полчаса начинается. Ещё раз спасибо вам и до встречи.
Очнувшись, словно ото сна, Том исподлобья посмотрел на мальчишку, который, как сытый кот, улыбался во все тридцать два.
- И что это только что было? Ты что себе позволяешь, а?
Билл тут же снова стал серьёзным и выпрямился во весь свой нехилый рост.
- Послезавтра. В пять вечера. У моего подъезда. И не опаздывай!
И дверь с характерным хлопком закрылась прямо перед носом.
«Ну ничего себе сходил «за хлебушком»…», парень растерянно моргал глазами, пребывая просто в сильнейшем шоке от наглости и дерзости этого черноволосого существа.
Но он даже и предположить не мог, что там, за той стенкой, Билл безвольно спустился вниз, на корточки, прикрыв глаза, пытаясь отдышаться от волнения и чувства переполняющего счастья.
«Целые выходные. Вдвоём…»
<6>
Том опаздывал. Причём катастрофически. А всё из-за того, что будильник не прозвенел. По крайней мере, парень свалил всю вину именно на это противное электронное устройство, хотя трезвонило оно так, что и мёртвого поднимет. Но, как это обычно бывает, выключив его, Том позволил себе поваляться ещё пять минут, и почему-то эти минуты в итоге растянулись на целый час. Вскочив с постели, как ошпаренный, парень понял, что не только не явится вовремя, но ещё и то, что одежда его не собрана с утра, а ведь не в соседнюю деревню ехать.
Наспех покидав в сумку первые попавшиеся вещи, некоторые из которых, к слову, были не первой свежести, Том, на ходу завязывая шнурки кроссовок и проклиная всё на свете, выбежал из дома.
Моросил мерзкий, противный дождик, что совершенно не прибавляло оптимизма и настроения хмурому, сонному парню. Едва ли выйдя из подъезда, он заметил знакомый силуэт напротив с нехилым чемоданом рядом. Том натянул капюшон толстовки ещё сильнее и, засунув руки в карманы, подошёл к мальчишке, которые переминался с ноги на ногу и мелко дрожал.
Билл увидел приближающегося парня и с облегчением выдохнул. Он уже почти был уверен, что тот его просто-напросто кинул.
- Ты опоздал! – брюнет cщурил глаза и поджал губы. Его настрой явно не сулил ничего хорошего.
- Я в курсе, не ори, - спокойствие и безразличие бесило Билла сильнее, чем чтобы то ни было.
- На полчаса!
- Скажи спасибо, что не на час. Я тебе в няньки не нанимался.
Том перевёл, наконец, взгляд на мальчишку, и ему тут же стало стыдно за свои слова. Он уже и забыл, почему, собственно, оказался в такой ситуации.
Билл стоял молча, пристально смотря на парня, и часто моргал от капелек дождя, которые то и дело падали с ресниц. Он всеми силами старался изобразить вселенскую обиду. Почему-то это зрелище вогнало Тома в ступор.
- А почему ты тут меня ждёшь? Не мог дома? Я бы зашёл за тобой и…
- Родители уехали в клинику, а мама не хочет, чтобы я брал с собой в Англию ключи от квартиры. Всё ещё считает меня маленьким, - недовольно закончил мальчишка.
Том прыснул со смеху и тут же осёкся, глядя на Билла, который смотрел на него взглядом под названием «если бы глаза убивали».
- Если бы ты пришёл вовремя, мне бы не пришлось мокнуть!
- Если бы не ты, я бы сейчас спал! Ну или зажигал бы с девочками в каком-нибудь клубе, а не тащился в эту грёбаную Англию с малолетним геем.
Том понимал, что говорит. И несмотря на это, он почему-то очень хотел задеть Билла, сделать как можно больнее. Иногда эти желания пугали, но он ничего не мог с собой поделать. Слова вырывались быстрее, прежде чем он успевал подумать.
А Билл будто онемел на минуту. Он стоял неподвижно, лишь тяжёлое дыхание и широко распахнутые от шока глаза выдавали его истинное состояние. Он не ожидал такого удара под дых.
Тряхнув слегка головой, смахивая дождевые капли, он, схватив свой чемодан на колёсиках, не говоря ни слова, двинулся по направлению к метро.
- Ты куда?
- Можешь валить обратно. Не нужна мне твоя помощь, ясно?! И ты мне не нужен! – крик, не оборачиваясь.
Билл практически задыхался от обиды и безысходности. Он больше не мог позволить обращаться с собой таким образом. Но и не мог просто сдаться. Он шёл так быстро, как только мог. Колёса шумно громыхали по неровной дорожке, слегка поскрипывая. Брюнет боялся обернуться, более того, он этого не должен делать. Иначе вся та жалкая уверенность в правильности своих действий пойдёт крахом.
- Билл, постой! – крепкая рука ухватила мальчишку за запястье, разворачивая к себе. Черноволосый резко скинул её, но остановился.
Том догнал его. Но зачем догнал и что хотел сказать, сам не знал. Он просто вдруг почувствовал себя так паршиво, что объясниться с мальчишкой считал необходимым. Именно сейчас и именно здесь.
- Хочешь ещё накинуть на прощание парочку оскорблений? Ну, давай, чего ждёшь? Со мной же можно делать, что угодно. Я же игрушка, кукла без души!
- Я…Нет…Ты понимаешь…. – Том нервно растирал собственные пальцы на руках, часто облизывая губы и тщательно подбирая слова.
- Ты правда так сильно меня ненавидишь?
Тому казалось, что сейчас глаза Билла смотрели так глубоко и пронзительно, что соврать не было ни единого шанса. Он знал, что оттого, что он сейчас скажет, зависит слишком многое.
- Нет, я…Я тебя не ненавижу. Просто…Это всё слишком неожиданно и дико для меня. Не знаю, почему я сказал тебе тогда те ужасные слова про дядю….и сейчас тоже…В общем… - Том тяжело вздохнул, - …как бы то ни было, я не хотел этого…Не хотел тебя обидеть или унизить, или ещё что-то…Прости.
Билл опустил глаза. Он не думал, что Тому хватит смелости сказать всё это.
- Тогда зачем ты постоянно стараешься сделать мне как можно больнее?
- Я не знаю…Правда. Ты так внезапно появился в моей жизни, что…Я просто с ума сходил от твоих выходок. Так нельзя, Билл. Человек живёт в своём привычном мирке и не хочет пускать посторонних, тем более, когда они врываются туда без приглашения…А если уж так случилось, что ты всё же вторгся на мою территорию, то не должен требовать невозможного…Не должен требовать всего и сразу, понимаешь?
Брюнет медленно кивнул и посмотрел на Тома, слегка прикусив губу. Он понимал, что Том в чём-то даже прав. И несмотря на то, что у него была своя точка зрения на всю сложившуюся ситуацию, он предпочёл промолчать. Ведь то, что Том так разоткровенничался с ним, уже о многом говорит.
- Тогда и ты прости меня.
Том не смог сдержать улыбку.
- Хорошо. Тогда замётано. Больше никаких обид, да?
- Угу… Пойдём, а….Прохладно очень, - Билла всего трясло от холода и дождя. Он промок насквозь.
- Постой.
Том расстегнул свою толстовку и в одно движение накинул на мальчишку, который тут же практически утонул в ней, а капюшон смешно свисал почти до носа, закрывая глаза.
- Будет теплее, - парня тут же пронзил холодный ветер, но, несмотря на это, он довольно улыбался, понимая, что хорошие поступки делать куда приятнее.
Пока Том возился с курткой, Билл еле сдерживался, чтобы не разрыдаться от тех эмоций, что он сейчас испытывал. Он подумал, что ради вот таких вот моментов он готов вытерпеть ещё несколько десятков оскорблений.
- Эй, ты там живой? – Том с улыбкой слегка приподнял капюшон и увидел, что глаза мальчишки были на мокром месте, а выражение лица говорило о том, сколько усилий он прилагал, чтобы не выдать себя. - Ну, ты чего, а? – парень рассмеялся и притянул брюнета к себе, обнимая за талию и плечи.
Больше Билл терпеть не смог. С жалобным писком он уткнулся холодным носом парню в плечо, судорожно сжимая ткань рубашки на спине, безудержно всхлипывая.
Том ощущал горячие слёзы на своей шее, обнимал хрупкое дрожащее тело и понимал, что чувствует себя сейчас как никогда счастливым.
***
Половина шестого вечера. Час пик в метро. Снова толкучка, снова теснота и куча незнакомых малопривлекательных личностей рядом.
Тома вновь посетило чувство дежавю.
Они ехали в самом последнем вагоне, затолкавшись в угол, еле успев просунуть тяжёлый чемодан в закрывающиеся двери.
Билл, пыхтя и буксируя на месте, пытался пропихнуть ношу поглубже в проём. И когда ему это всё же удалось, он уселся прямо поверх вещей, оказавшись чётко между чемоданом и Томом, который с любопытством наблюдал за его вознёй.
Положение оказалось весьма провокационным. Лицо Билл было ровно напротив живота парня, а ноги удобно расставлены по сторонам. Брюнет, как ни в чём не бывало, наклонился ниже, чтобы достать недалеко лежащую шоколадку.
Том тут же занервничал, искоса поглядывая по сторонам, убеждая себя, что их наверняка никто не видит и не замечает, и что вообще они тут нафиг никому не сдались.
На Билле всё ещё была надета его толстовка, поэтому выглядел он сейчас как сбежавший беспризорник. Обычно уложенные волосы смешно торчали в разные стороны, а маленькие капельки с кончиков волос то и дело падали на нос или губы, мешая есть.
Парень поймал себя на мысли, что наблюдал за всем процессом поглощения этой несчастной шоколадки, не отрывая взгляда. И что самое плохое, Билл заметил это и, приподняв голову, мягко улыбнулся.
«Вот если бы он всегда был таким милым…»
Том тут же осёкся на собственных мыслях. С каких это пор он считает его милым? Непорядок.
Он попытался хоть немного отодвинуться, но все его попытки были жестко пресечены недовольным возгласами рядом стоящих пассажиров. Чертыхаясь и посылая всех далеко и надолго, Том снова встал на прежнее место.
Билл тем временем, аппетитно облизывая испачкавшиеся пальцы, закончил свой мини-ужин и неожиданно для Тома, и без того не находившего себе места, уткнулся лбом ему в живот, тяжело вздыхая.
Парень тут же почувствовал через ткань рубашки горячее дыхание и непроизвольно резко втянул в себя воздух.
- Ты чего? – спросил мальчишка, удивлённо глядя снизу вверх.
- Н-ничего. Чего ты об меня трёшься? Всего уже, наверно, своим грязным ртом испачкал.
- Нифига, я чистый! – брюнет демонстративно поднял подбородок ещё выше и, показав офигевшему парню язык, снова уткнулся в живот, ещё и обхватив двумя руками за талию, и начал об него тереться. - Нос чешется.
Скрывать уже бесполезно. Тому было приятно. Ему было даже слишком приятно, так как он понял, что начинает происходить уже очень знакомые и привычные ему процессы в организме: дыхание стало более учащённым, а внизу живота начинался самый настоящий пожар, который, если его вовремя не потушить, может принести много бед не только его зачинщику. Кровь прилила к лицу так стремительно, что парень был уверен, ему можно хоть сейчас идти играть Санта-Клауса на детских утренниках. Надо было срочно что-то делать.
- Билл, ты не мог бы…, - почему-то слишком высоким голосом произнёс парень и попытался отодрать от себя будто прилипшего намертво мальчишку.
- Что? А…не, мне так хорошо, - и как ни в чём не бывало, снова зарылся в ткани. - Я греюсь просто. У тебя там так тепло, - холодные ладони черноволосого поползли прямиком под рубашку, по голой пояснице парня.
Том снова огляделся по сторонам. Вроде бы всё спокойно. Никто и правда не обращает на них внимания, по крайней мере, никого подозрительного замечено не было.
Лицо брюнета слишком близко находилось от того самого места, за которое сейчас так беспокоился Том, что в пору было завыть от безысходности ситуации. Он не знал, что делать. Если мальчишка сделает хоть одно неверное движение, то…
И будто услышав его мысли, Билл приблизился на чемодане ещё ближе, плотнее, и прижался уже не только головой, но и грудью, слегка поёрзав там, якобы устраиваясь поудобнее.
Реакция организма не заставила себя долго ждать. В какие-то доли секунд Том понял, что пропал. Спалился. Застукан на месте преступления. Как не назови, а факт остаётся фактом – у него встал. Из-за паники и вселенской наивности он всё ещё надеялся, что ЭТО останется незамеченным, но, увидев довольную ухмылку из-под чёрной чёлки, понял, что надежды были напрасны.
Том резким грубым движением оторвал от себя мальчишку и за шиворот поднял на ноги, пристально глядя в глаза. Его всего трясло: то ли от злости, то ли от сильнейшего возбуждения. А может, от всего сразу.
- Ах ты, зараза мелкая! – прошипел парень и несильно встряхнул виновного.
- В чём дело, Томи? – удивлённо хлопая ресницами, спросил черноволосый.
- Ты что вытворяешь, а?
- Ничего такого, что тебе не нравилось бы, - Билл многозначительно посмотрел вниз и улыбнулся.
- Здесь же народу тьма!
- Да всем пофиг, Том, - брюнет вырвался и сам приблизился вплотную, слегка наклонив голову набок, произнося слова шёпотом, на ушко. - А помнишь, что ты делал со мной в прошлый раз, здесь же, на этой же станции? Помнишь? Как обнимал меня, ласкал, трогал там, где не должен был…
Эти слова сейчас действовали на парня подобно гипнозу. Он просто стоял, не двигаясь, слушая тихий приятный голос, и не очень вникал в подробности сказанных слов, главной всё равно была та интонация, с которой они произносились. Он и не заметил, как сам стал наклоняться всё ниже и ниже. Его нос почти соприкасался с шеей брюнета. А тот всё продолжал…
- Ты так завёл меня тогда.... – жаркий шёпот совсем рядом. - Когда ты гладил меня, я готов был кончить только от этого…, - влажные губы черноволосого случайно коснулись мочки уха парня, и это было последней каплей в арсенале терпения Тома.
Он просунул руку за голову Билла и, пропустив сквозь пальцы густые чёрные волосы, заставил того отклонить голову назад. Однако ж легче не стало. Теперь его взору предстал слегка приоткрытый рот, с розовыми аппетитными губами и языком, который как раз сейчас облизывал их, и карие глаза, смотревшие на него с вызовом.
Тому так этого хотелось, ТАК хотелось, что он, не отдавая отчёта в собственных действиях, послав всё к чёрту, впился в губы мальчишки с такой силой, что тот, жалобно пискнув, даже попытался сначала отстраниться, но потом, поняв, что происходит, обвил шею парня руками и буквально врос в него всем телом.
Том целовал его так глубоко и долго, как только мог. Остановиться и прекратить было выше его сил. Вагон вовсю шатало из-за не слишком аккуратного машиниста, приходилось держать равновесие, облокачиваясь на несчастный чемодан, который медленно, но верно отъезжал в сторону, потащив за собой слишком увлёкшихся друг другом парней.
Том целовал так, будто делал это последний раз в жизни, остатками сознания отмечая, что столько удовольствия от простого поцелуя он не получал уже очень давно. И эти мысли ему очень не понравились.
Оторвавшись, наконец, от практически теряющего сознания мальчишки, Том тут же начал испуганно оглядываться по сторонам, не замечая Билла, который смотрел на него восторженными, обезумившими от внезапно свалившегося счастья глазами.
Том встретился взглядом с пожилым мужчиной, по охреневшему виду которого можно было безошибочно сделать вывод: он всё видел.
Объявили станцию. Нужно было выходить.
Схватив одной рукой чемодан, а второй мальчишку за кисть, Том поспешил на выход, всё ещё неимоверно краснея и проклиная себя на чём свет стоит. Но в последний момент обернулся и уставился на мужчину, который был явно возмущён увиденным.
- Что, дедуля? Двадцать первый век на дворе! Меняй оку на шевроле!
Двери вагона закрылись, и Том облегчённо выдохнул, остановившись и прикрыв лицо руками, пытаясь осознать, что только что, чёрт возьми, произошло, и где, интересно, в это время была его голова.
- Том? А что это только что было, а? – улыбаясь, спросил мальчишка, вызвав тем самым незапланированный приступ гнева у парня.
- Нам пора, мы опаздываем! – Том снова ухватился за ручку чемодана и с грохотом покатил верёд.
Билл не отставал и, словно тараканчик, то и дело мешался под ногами, перегораживая дорогу.
- Тооом, ну скажиии.
- Отстань. У нас поезд. Нехорошо опаздывать, - бесцветным голосом, словно заведённый, повторял парень.
- Время ещё есть. Ну Тоом…
- Нет. Нужно торопиться. Скорее! – и прибавил шаг, чем вызвал у Билла новый приступ смеха.
Он понял, что сейчас всё равно его бесполезно о чём-либо спрашивать. Лучше дождаться подходящего момента. Ему всё равно не отвертеться.
<7>
- Билл! Ну, наконец-то!
Женщина лет сорока облегчённо всплеснула руками. Том понял, что это, очевидно, учительница, которая и должна была следить за всеми этими охламонами на протяжении трёх дней. Было видно, что она уже держится из последних сил, чтобы не кинуть это гиблое дело прямо здесь и сейчас.
- Так, быстренько залезаем в поезд, скоро отъезжаем. С кем ты едешь, Билл? – женщина, внимательно оглядела молодого человека, как-то неоднозначно хмыкнув.
- Это мой парень, - мальчишка с гордостью и улыбкой посмотрел на застывшее в ужасе лицо Тома.
- Ахаха, мальчик шутит! – Том обхватит одной рукой его за плечи и притянул к себе, взлохматив и без того запутанные дождём волосы. - На самом деле, я его репетитор по математике.
- По математике? Но Бил лучший ученик в моём классе, - женщина удивлённо переводила взгляд с мальчишки, который недовольно пыхтел, глядя куда-то в сторону, на парня, глаза которого сейчас были такими огромными, а улыбка такая неестественная, что она даже заподозрила его в приёме наркотических средств. Но здраво рассудила, что раз родители её ученика доверяют этому молодому человеку, то остальное не её дело.
- Ну, вот поэтому он и лучший, - быстро нашёлся Том.
- Что ж, в таком случае, благодарю за качественную работу. И давайте-ка уже по местам.
Билл первым зашёл в вагон и начал проверять свободные купе, нагло заглядывая в каждое.
- Вот тут свободно! – брюнет помахал рукой. - Мы будем здесь одни.
«Я пи*дец как рад», - подумал Том, громыхая тяжеленным чемоданом.
Парень зашёл и осмотрелся. Действительно, никого. По крайней мере, оставленных вещей, означающих, что место занято, не обнаружилось. Он прикрыл дверь и с как можно более грозным видом повернулся в мальчишке.
- Что за дебильные шуточки у тебя?
- О чём ты?
- Зачем ты ляпнул своей учительнице, что я твой парень, ведь это совсем не так? Хочешь, чтобы меня прямо с перрона увезли в полицию за совращение малолетних?!
- Да перестань, я просто пошутил, она бы всё равно не поверила, - Билл боязненно улыбнулся.
- Ещё одна подобная выходка - и я сойду на ближайшей станции, понял?
- Ну, Тооом, ну что ты дуешься? Просто мне так хотелось произнести эти слова. Они так классно звучат, - черноволосый мечтательно закатил глаза.
- Я предупредил, - парень повысил голос. - …И вообще, пойдём отсюда, у меня нет никакого желания столько часов ехать с тобой вдвоём, я свихнусь через минут двадцать, а то и раньше.
- Ты меня поцеловал, - мальчишка встал в позу «руки в боки». Он знал, что нарывается. Но очень уж хотелось поддеть Тома. Почему он так с ним сейчас обращается и говорит все эти слова, если ещё полчаса назад страстно целовал на виду у всех?
Подействовало. Парня обдало жаром, а щёки предательски вспыхнули. Это был удар под дых. Не то чтобы он уже забыл и не беспокоился по поводу этого случая в метро, но уже наивно понадеялся, что сможет отсрочить этот момент как минимум на сутки.
- Ладно, остаёмся здесь, - Том с мрачным видом закинул чемодан на полку.
Билл был доволен своей очередной маленькой победой. Ведь он учится управлять им, и у него даже неплохо получается.
- О, Билл, привет, можно к вам?
Двери купе распахнулись, и в проёме показался парень. Одноклассник, видимо.
- У нас всё занято, - брюнет с деловым видом начал раскладывать спальные принадлежности на верхней полке. Прямо над той, где сейчас сидел Том, который внимательно наблюдал за действиями мальчишки.
- Но вас же всего двое, значит два остальных ме…
- Вэнс, ну что непонятного, я же сказал, здесь за-ня-то, - черноволосый выразительно посмотрел на одноклассника, своими однозначными взглядами давая понять, что делать ему здесь совершенно нечего.
- Но там только ещё в двух купе есть места, с девчонками!
- Вот и отлично. Приятно провести время.
- Но…
- Вэнс! – прикрикнул Билл. Да так, что парнишка, от испуга, резко выпрямившись, стукнулся головой о полку.
- Ладно, ладно! Понял! Ухожу.
И брюнет, как ни в чём не бывало, продолжил своё занятие. А Том просто сидел и тихо офигевал от такой наглости.
- Ты жуткий эгоист и засранец, знаешь об этом? – парень поднялся и тоже начал застилать себе постель.
- Знаю. И тебе это нравится.
Том застыл с подушкой в руке, поджав губы.
Билл заметил его замешательство и развернулся.
- Мы гораздо больше похожи, чем тебе кажется, Том. Разница лишь в том, что я открыл себя, а ты всё ещё блуждаешь по тёмным коридорам своей сущности, не желая увидеть зажженный факел, который перед тобой держу я.
Парень в какой раз за сегодняшний день впал в ступор.
«Что за хрень? Не может пятнадцатилетний мальчишка так говорить! Или может…»
- Расслабься, у тебя ещё есть время. К тому же, я рядом, - Билл ободряюще подмигнул и забрался на верхнюю полку.
- Почему ты выбрал именно верхнюю и почему именно надо мной? – спросил Том, заваливаясь на своё место и устало выдыхая.
- Потому что я люблю верхние полки, и потому что она над тобой, что непонятного?.. А ещё можно делать вот так и болтать, - Билл свесился сверху и улыбнулся.
- Ещё чего. Я спать.
В подтверждение своих слов Том удобно устроился на спине, заложил руки за голову и закрыл глаза.
«А то не хватало, чтобы он опять от нечего делать заговорил про тот чёртов поцелуй»
- Том...
- …
- Ну, Том…
- …
- А ты меня сегодня поцеловаааал, - громко, будто напевая, сказал мальчишка. Он знал, как быстренько разговорить парня.
- Ну что, что ещё? – парень резко открыл глаза. Он начал раздражаться.
Билл свесил одну руку, желая, чтобы тот прикоснулся к ней.
Том даже не шелохнулся.
Брюнет пошевелил пальцами, свесившись ещё сильнее.
- Да убери ты это! – грубый удар по ладони.
- Ай! Ты что делаешь? – обиженным тоном спросил Билл, пряча руку обратно. Было действительно очень больно… И обидно.
- Я же сказал, что устал и хочу спать! Оставь меня в покое, умоляю!
«Теперь он точно будет дуться на меня до конца пути. Ура!»
Наступила такая долгожданная для Тома тишина. Но ненадолго.
- Том... - шёпотом. - А где твои родители?
Пауза. Вопрос так и остался без ответа.
Билл продолжил, тяжело вздохнув. Будто сам с собой.
- Мои родители тоже совсем не общаются со мной. Знаешь…работа и всё такое. Я их почти не вижу. Когда ухожу в школу, они ещё либо отсыпаются со смены, либо наоборот, ещё не пришли с ночи. И так день за днём…Не то чтобы я жаловался, ты не подумай…У меня всё есть…Но иногда мне так их не хватает. Они не ходят ко мне ни на какие школьные праздники, даже на родительском собрании никогда не были, а ведь я учусь лучше всех… Они просто воспринимают это как должное, и ни разу ещё не похвалили за успехи…Мне даже нельзя завести животное, потому что у папы аллергия. А так хочется, чтобы когда я возвращался домой, кто-то встречали и радовался мне…
Том лежал, не двигаясь, лишь сердце предательски с силой забилось в груди. Он хотел, чтобы Билл немедленно замолчал.
- Ты тоже скучаешь по своим родителям? Я же по глазам вижу. Они такие грустные…Даже когда ты улыбаешься, всё равно грустные…Но ты не волнуйся, я тебя не брошу. Всё будет хорошо, вот увидишь, – мальчик вздохнул. - Ладно, не буду мешать…
Как только Билл, повозившись на верхней полке, улёгся и успокоился, Том открыл глаза.
***
Два часа. Уже целых два часа парень не мог сомкнуть веки. Так и лежал в одном положении, напряжённо над чем-то думая. Хотя слово «думать» здесь не совсем подходило. В голове всё ещё стоял грустный голос Билл и те слова, что он сказал. Том даже не хотел анализировать всё это, углубляться в суть того, что именно его так расстроило? Почему он сейчас лежит и еле сдерживает комок отчаяния, который нагло рвётся наружу, пытаясь вылиться в крик? Он не хотел напоминать самому себе об и без того очевидных вещах: маленький засранец десять раз прав (это особенно раздражало), что его родители тоже плевать хотели на сына, ведь главная цель в их жизни – карьера и деньги, ведь так «мы обеспечим тебе счастливое будущее». И Том ненавидел эти деньги, всё, что доставалось ему без труда – он ненавидел. Но взял их только потому, что это был единственный шанс уехать подальше от псевдозаботы и равнодушия, от которого, порой, воротило так, что не было сил терпеть…
Тому было необходимо что-то сделать. Ему так хотелось взять этого наглого и надоедливого мальчишку, встряхнуть, как следует, и спросить, какого чёрта он так беспардонно лезет в его душу?! Какое право имеет его жалеть? И, в конце концов…
«Зачем я тебе?»
Парень и сам не знал, зачем стоит сейчас напротив верхней полки и смотрит на расслабленное лицо, выражающее полную безмятежность. Казалось, черноволосому сейчас до того хорошо и уютно, что Тому сразу же захотелось, чтобы и ему было так же комфортно и спокойно.
«Пятнадцать лет. А сколько силы и упорства. Всего в одном человеке. Поразительно...»
Рука сама потянулась к чёрной прядке волос. Аккуратно, чтобы не разбудить, заложить её за ухо и склонить голову на бок, любуясь.
«Никто. Никто и никогда обо мне так не заботился. Никто и никогда за меня так отчаянно не боролся. Никто не прощал меня так быстро. Никто…»
Подушечками пальцев по бархатистой коже на щеке и вдоль шеи. Не понимая. Не отдавая отчёта в своих действиях.
«Мальчик. Такой беззащитный и хрупкий по сути…Но он единственный, кому я нужен. Единственный, к кому можно обратиться….Кто поймёт. Я ни в чём не уверен. Мне просто это необходимо сейчас. Ты позволишь?»
Том тяжело вздохнул, разбудив тем самым спавшего чутким сном Билла. Он сонно протёр глаза и непонимающе посмотрел на парня, слегка привстав.
- Том, что случилось? – в голосе снова слышалось беспокойство.
Ничего не объясняя, парень начал забираться к нему на полку.
- Что такое? Я что-нибудь не так сделал? – Билл испуганно втянул в себя плечи. Он не понимал, что хочет Том и почему так странно себя ведёт.
Без труда поднявшись на место, Том лёг на бок, пристроившись сзади, и властно притянул к себе дрожащего то ли от страха, то ли от непонятного холода брюнета.
- Всё хорошо. Ты только молчи, ладно. Ничего не говори.
Билл почувствовал, как крепкие руки сжимают его в тисках, ощутил обжигающее дыхание на своей шее, и губы, которые находились всего в паре сантиметров от его кожи.
- Томи, что с тобой?
- Тссс, помолчи…Пожалуйста…Я не надолго…
Билл лежал смирно, как ему и сказали. Он боялся пошевелиться. Боялся разрушить такой, как ему показалось, важный и такой необходимый момент. Он не знал причины. Он вообще сейчас ничего не знал. Просто чувствовал. Так много всего и сразу, что почти задыхался от противоречивых эмоций.…И не только своих. Брюнет не видел, не мог знать наверняка, но по содрогающемуся сзади телу любимого мог с уверенностью сказать, что таким он Тома ещё точно никогда не видел.
Лёжа в обнимку, сжимая его ладонь в своей, не говоря ни слова, не понимая, что происходит, Билл вдруг почувствовал себя таким опустошенным и несчастным, что впору было зареветь от слишком сильного напора нахлынувших, казалось, из неоткуда переживаний и чувств.
«Нельзя. Ни в коем случае…Не сейчас. Ведь он доверился мне…»
<8>
Два десятка шумящих и перекрикивающих друг друга школьников заполонили коридор одной из гостиниц Лондона. Они спорили, кто с кем будет жить в номере. Дело в том, что нужно было разделить помещение так, чтобы дети отдельно, а их сопровождающие отдельно. И если у родителей не было с этим особых проблем, то у их чад дела обстояли гораздо хуже.
- Билл, что ты делаешь?
Тот самый парнишка, который так отчаянно прорывался к ним в купе, сейчас стоял посреди номера и недоуменно смотрел на то, как брюнет пытается подпереть дверь стулом.
- А разве не видно? Делаю так, чтобы нас никто не беспокоил и не ломился. Лично меня эта комната устраивает. А тебя? – Билл, запыхавшись, с выражением лица, не терпящим возражения, уставился на одноклассника.
- Нет, нет, всё просто отлично. Я тоже вполне доволен.
Конечно, перспектива провести все выходные в одном номере с Биллом его совсем не устраивала. Более того, он даже немного побаивался его из-за упёртого, порой резкого характера. Но благоразумно промолчал, чтобы не гневить и без того чем-то недовольного друга.
- Беспредел какой-то. Почему взрослые на верхнем этаже, а мы на нижнем? Что за дискриминация?! – мальчишка всплеснул руками и уселся на кровать, подперев голову.
- Моя мама как раз довольна. Говорит, хоть отдохнёт от меня пару дней, - Вэнс усмехнулся. - Кстати, они, кажется, с твоим репетитором в один номер попали. Там какая-то заминка вышла. Оказалось, что женщин больше, чем мужчин, поэтому…
Сначала Билл даже не пошевелился. Единственно, что выдавало его эмоции - это широко распахнутые от удивления глаза.
- Что ты сказал? – брюнет с растерянным видом поднялся на ноги. - Твоя мама? Та самая мама, которой тридцать пять лет, но выглядит она на все двадцать? Та самая мама, по которой даже старшеклассники сохнут?
- Билл, ну, у меня всего одна мама, знаешь ли, - парню всё же не удалось сдержать улыбку. Он прекрасно понимал, что у него очень красивая мать.
- Чёрт! Какой у них номер? Быстро!
- Ты чего? – мальчишка даже выронил из рук джинсы, которые так аккуратно пытался сложить.
- Быстро сказал мне номер!
Билл подошёл вплотную со сжатыми кулаками. Его дыхание участилось и стало шумным, а губы сложились в тонкую линию. Было совершенно очевидно – он зол. А когда Билл зол, с ним лучше не связываться и сдаться без боя.
- Двести семнадцатый, справа по коридору.
Брюнет ту же выскочил из комнаты, не забыв крикнуть напоследок: «И никого не пускай сюда! А если будут ломиться, скажи, что здесь живу я!», даже забыв прикрыть за собой дверь.
***
Билл постучал. Несмотря на изрядно подпортившееся настроение из-за этой новости, он был вполне доволен собой, ведь у него есть блестящий план.
Изнутри комнаты послышался смех и два голоса, один из которых он мог узнать безошибочно.
Дверь открыл улыбающийся чему-то Том, но, едва увидев, кто их побеспокоил, тут же попытался закрыться. Однако Билл оказался быстрее. Он подставил ногу в проём и с сердитым видом, не сводя прищуренных глаз с парня, вошёл в комнату. Но его лицо почти сразу же расплылось в притворной улыбке при виде женщины, стоящей чуть дальше.
- О, здравствуйте. А я вас помню. Вы мама Вэнса, так? – черноволосый подошёл и протянул руку в знак приветствия. - Я – Билл.
Женщина заулыбалась и пожала руку в ответ.
- Билл, как же давно я тебя не видела! Только посмотри на себя: такой высокий, красивый парень!
Брюнет якобы смущённо отвёл взгляд, не забыв при этом выразительно посмотреть на Тома из-под отросшей чёлки, мол «Слышал, какой я расчудесный?»
- Спасибо. Вы тоже с каждым годом лишь хорошеете.
Женщина зарделась и тоже посмотрела на Тома, причём так, что парню пришлось шумно сглотнуть. Он ощущал себя здесь лишним и очень хотел избавиться хотя бы от одного из этих людей. И, конечно же, «одного из…» он имел ввиду отнюдь не эту симпатичную женщину.
- А мы тут с твоим…с Томом уже познакомиться успели…
- Да? И как близко? – как ни в чём не бывало спросил брюнет, лениво разглядывая себя в зеркало.
Женщина, видимо, посчитала этот вопрос риторическим и неловко промолчала, поэтому Билл продолжил.
- Как же так вышло, что мужчина с женщиной в одном номере, м? – излишне драматически произнёс он.
- Да уж, неудобная ситуация получилась. Оказалось, что мужчин у нас приехало меньше и…
- А у меня идея! – весело обвёл взглядом обоих присутствующих. - Что если мы с вами поменяемся?
- В каком смысле?
- Вэнс хочет жить с вами. Он сам мне только что сказал. А я хотел бы поселиться с Томом. Ведь он мне больше, чем просто репетитор, - Билл вновь посмотрел на парня, а у того в какой раз за эти сутки чуть не остановилось сердце. Кто знает, что может выкинуть этот засранец. - Он мой лучший друг.
Том, наконец, выдохнул.
- Но разве это возможно? То есть, я хочу сказать, было сказано, что дети с детьми, а взрослые с… - женщина растерянно смотрела на брюнета, не зная, что сказать. Было очевидно, что она не горит желанием меняться.
- Но как же так? – Билл недоумённо, наивно захлопал газами, - разве вы предпочтёте остаться с совершенно незнакомым вам мужчиной, чем провести все выходные со своим любимым сыном?
«Оскара ему!», - подумал Том.
- Но я… - женщина осеклась на полуслове. Ей было крайне неприятно, что её так пристыдили.
Том же, стоящий неподалёку, сложив руки на груди, наблюдал за этим увлекательным спектаклем с плохо скрываемой усмешкой. Его безгранично поражала наглость, самоуверенность, а главное - сообразительность этого неугомонного создания.
- Ну, так что же вы решили? – а Билл тем временем всё давил.
- Да, да, конечно, - женщина выдавила подобие улыбки. - Ты совершенно прав. И как это я сама об этом не догадалась. Думаю, я сейчас же соберу вещи и перееду в номер сына, а ты можешь перебираться сюда. С учительницей я поговорю.
- Я так рад. Спасибо вам огромное. Пойду обрадую Вэнса.
Билл с радостью на лице начал отступать к двери и, как только женщина, кинув последний тоскующий взгляд на нового знакомого, повернулась спиной, хитрыми глазами посмотрел на парня. Было ясно, что в данный момент мальчишка собой гордится, оттого и сияет, как начищенный лакированный ботинок.
Том смотрел на это недоразумение по имени Билл и медленно качал головой из стороны в сторону, удивлённо улыбаясь.
Брюнет не остался в долгу. Бодро подмигнув и послав воздушный поцелуй, он покинул номер.
Кажется, дождь начинается…
***
- Ну, чего тебе?
- Что? – как можно беспечнее ответил вопросом на вопрос Билл и продолжил читать газету.
На самом деле, он не прочитал ни строчки. Но так удобнее было наблюдать за самым увлекательным и волнующим процессом на свете – раздеванием Тома. Он как раз готовился ко сну.
«Скоро дырку во мне прожжёт. Я бы мог, конечно, и в ванной переодеться, но как-то это совсем бы странно смотрелось, наверно»
- И что пишут Times? – Том подошёл к мальчишке и заглянул в газету. - О, я смотрю, ты интересуешься новостями политики? И как поживает старушка королева?
Билл понял, что его спалили, поэтому бросил это бесполезное занятие и, сев на кровати по-турецки, в наглую уставился на парня, пользуясь случаем, бесстыдно разглядывая его тело. А ведь пока была снять только рубашка.
Том тут же стушевался и поспешил отойти подальше. Потоптавшись на месте, расправив кровать, взбив подушку и даже поставив будильник, парень всё же мысленно признался самому себе, что ему немного, совсем чуть-чуть неловко снимать штаны перед Биллом.
- И чего мы ждём? – ехидно пропел мальчишка и отклонился назад на локти, хитро улыбаясь.
Щёки Тома вспыхнули румянцем, и он тут же отругал себя за это.
- Тебя не спросил!. И вообще, почему ты не ложишься? Даже, вон, кровать ещё не разобрал.
- А зачем… Я с тобой спать буду, - нагло заявило это существо и, опустив свои длиннющие ноги на пол, встало, лениво потягиваясь.
Сказать, что Том офигел, это ничего не сказать. Так резко и широко его глаза ещё никогда не распахивались.
- Чё?? – вопрос на засыпку.
- Ничё. Сплю сегодня с тобой, говорю.
- Не много ли хочешь, деточка?
- Вообще ещё кучу всего. Но тебе только скажи, испугаешь ещё, сбежишь от меня вплавь через Ла-Манш. Ты же у нас такой робкий, - откровенно издевался черноволосый, расстёгивая ремень на своих джинсах и смотря прямо в глаза парню.
- Иди в душ сходи, охлади голову, а то у тебя температура, похоже, поднялась. Бред всякий нести начал, - не отставал и Том в искусстве сарказма, яростно сдергивая с себя спортивные штаны под горящим странным огоньком взглядом брюнета. Эта перепалка, как ни странно, прибавила ему смелости.
- Оу, какие мы красивые, когда злимся, - Билл умело изобразил умиление, чем ещё больше вызвал негодование парня.
- Шёл лесом.
- Только если вместе с тобой. Ты такой милый….
- Идиот.
- Нежный.
- Придурок.
- Сексуальный.
- Псих.
- Любимый.
- …
Том осёкся, только раскрыв рот, и закатил глаза. Поджав губы и больше не найдя чем возразить, улёгся в кровать и демонстративно отвернулся к стенке. Его ужасно бесила эта ситуация. Билл всегда находил способы заткнуть его и выйти в итоге победителем.
- Дай свою рубашку.
- А? – задумавшись о вселенской несправедливости, он не сразу услышал, как тот зовёт его уже какой раз.
- Рубашку, говорю, дай свою, - Билл продолжал раздеваться, а Том делал всё возможное, чтобы увидеть как можно меньше. Удавалось плохо.
- Это ещё зачем?
- Буду в ней спать.
- Охренеть дела! – Том даже привстал. - Хочешь спать со мной, в моей рубашке, может ещё и на мне, чтобы помягче было, а?!
- Неет, на мне должен быть как раз ты, - Билл сказал это таким тоном, будто только что поведал о том, какая чудесная на улице погода.
Том в какой раз не знал, что сказать и как на это вообще реагировать.
Билл же в это время широко улыбался, стоя посреди комнаты в одном нижнем белье.
- Ну так что…Где моя рубашка?
- МОЯ рубашка, ты хотел сказать.
- Именно, - брюнет подошел к креслу, где были неаккуратно разбросаны вещи Тома. - Возьму эту.
- Сдурел? Я был в ней в поезде…Кроме того, не особо-то много вещей взял. Так что у меня только эта и одна запасная.
- Ну и чудненько, возьму эту, - Билл накинул на себя вещь, которая была явно размера на четыре больше его, и начал застёгивать пуговицы.
- Дурак, взял бы уж свежую тогда, - недовольно пробурчал Том, понимая, что уж лучше сдаться сейчас, всё равно препираться с ним бесполезно.
- Зато эта пахнет тобой.
- Ненормальный, - совсем тихо произнес парень, нахмурив лоб, и ещё больше закутался в одеяло.
Вся эта ситуация как-то уж совсем выбила его из колеи. Он отказывался что-либо понимать, осознавать, думать или принимать. Хотелось просто заснуть и не видеть, как босые ноги брюнета топчутся на месте.
Билл внимательно разглядывал себя в зеркало со всех сторон, вертясь из стороны в сторону.
- Как будто платьице, - он негромко рассмеялся.
- Привычная для тебя одежда, да? – остроумно пошутил Том. Ну, по крайней мере, он так думал.
Парень не увидел, как глаза Билла превратились в узкие щёлки, и не услышал тихие, крадущиеся шаги за своей спиной.
- Томи, Томи, Томи! Какой же ты бука!
Брюнет со всей дури запрыгнул сверху на Тома и начал его щекотать.
- Больной что ли? Какого…ай…что ты…АА, гад! Ну, сейчас ты у меня получишь!
Том попытался выпутаться из собственного одеяла и поймать вездесущие руки Билла. Тот, в свою очередь, уже забрался на него и сел верхом, не переставая смеяться. Его дико веселила реакция и выражение лица парня.
- Так, ладно. Слезь по-хорошему, предупреждаю, - Том на время прекратил попытки избавиться от сидящего на нём тела.
- А то что? – заискивающе улыбнулся брюнет, облокачиваясь обеими руками о живот парня.
- Увидишь, - парень перестарался. Угроза прозвучало слишком серьёзно, а оттого и не очень убедительно.
- Отлупишь меня ремнём? – и снова смех. Билла откровенно начало заносить не в ту сторону.
- Сейчас же! – Том брыкнул ногами, надеясь хоть немного спихнуть брюнета вниз, но тот зажал его своими ногами, словно в тиски, не оставляя ни единого шанса подняться и что-либо предпринять.
- Пусть меня к себе.
- Нет.
- Пусти!
- Нет! Я не собираюсь приучать тебя спать со мной в постели!
- А меня и не надо. Я всё равно буду лезть к тебе всю ночь и все эти дни, не давая уснуть, так что лучше уступи мне сейчас.
- Ещё чего!
- Ах так…
Билл, с выражением лица, не предвещающим ничего хорошего, сел чуть выше и, внимательно следя за стремительно меняющейся мимикой ошарашенного парня, начал ёрзать на месте.
Тома постепенно накрывал панический страх и ужас. Он начал понимать, что полуобнажённый, сидящий на нём брюнет в его собственной рубашке, с пошлым взглядом и соблазнительно прикушенной губой, поднимает на поверхность какие-то непонятные, странные, но в то же время такие уже знакомые чувства и ощущения. В паху заметно потяжелело.
- Слезай!
- Неа.
Тома ещё никогда так не бесила его самодовольная улыбка.
- Так, всё, с меня хватит, - он резко повернулся на бок, заставив мальчишку испуганно ойкнуть и чуть ли не свалиться с кровати. Но парень вовремя схватил того за руку, уложив на спину, предотвратив болезненное падение.
- Ещё не хватало, чтобы ты повредил себе и без того больную голову…
Не успел Том договорить свою очередную остроту, как теперь уже он оказался лежащим на худом теле.
Билл дёрнул его на себя ещё раз, так, что парень, не удержав равновесия, рухнул на брюнета целиком. И тут же оказался в ловушке. Ноги мальчишки ловко оплели его талию.
Тому понадобилось ровно три секунды, чтобы оценить всю пикантность положения и покраснеть, как мак в поле.
- Пусти, - шёпотом, от волнения боясь посмотреть в глаза.
- Том… - брюнет понял, что тот, кажется, снова впадает в состояние, близкое к коме.
- Пусти, - как заведенный.
- Но… - мальчишка, наконец, встретился глазами с парнем, и то, что он в них увидел, заставило тут же разнять ноги.
Том, не говоря ни слова, медленно перебрался на свободную половину кровати и снова закутался в одеяло, оставив Билла в полной тишине и недоумении, наедине с собственными мыслями.
Брюнет тут же почувствовал себя неловко в этой, почему-то вдруг ставшей такой холодной постели, но всё же остался. Перевернувшись на правый бок и растерянно уставившись в спину парню, он почувствовал себя очень глупо. Почему Том так странно ведёт себя? Почему отступает каждый раз, когда дело доходит до таких вот моментов? Не хватает смелости, или, быть может, он недостаточно хорош, и тот действительно только терпит его?
Стало очень обидно и неприятно. Мальчишка прикусил губу и не сдержался, захотев припомнить ему вчерашний инцидент.
- Ты сам поцеловал меня! Сам!
Тишина в ответ, ещё более давящая и гнетущая.
Попыхтев от негодования ещё пару минут и решив, что, наверно, Том был не в настроении и таким образом просто решил проучить его, Билл ползком придвинулся поближе, робко закинул руку на талию парня, уткнувшись холодным носом ему в шею, и напряжённо засопел.
Он так и заснул, скромно укрывшись остатками одеяла, и не зная, что тот, кого он так бережно сейчас обнимает, в этот самый момент пытается не заплакать и не засмеяться одновременно.
<9>
Очень жарко. Это была первая мысль Тома, когда он начал постепенно пробуждаться ото сна. Ещё даже не успев открыть глаза и не осознав своё местонахождение, он понял, что, судя по теплу и дыханию на шее, вчера засыпал не один.
Разлепив кое-как веки, парень всё же решил посмотреть на свой портативный обогреватель. Увидев чёрную макушку, замерев на несколько секунд, он снова закрыл глаза и с невнятным, еле слышным стоном потёр лоб.
«Этот поганец греет лучше любой печки»
Опять посмотрев на брюнета, Том отметил, что тот, оказывается, спит в одном нижнем белье и его рубашке, подобрав компактно к себе руки и ноги, не прикрывшись даже и маленьким клочком одеяла, в которое Том так эгоистично завернулся сам прошлым вечером. Всё тело мальчишки было в мурашках, а дыхание сбивчивым.
«Какой же ты худой…Скорее даже тощий»
Парень не без любопытства рассматривал прижимающееся к нему тело. И как-то ему так вдруг показалось, совсем не надолго, что эти острые плечи, выпирающие лопатки и до неприличия выделяющиеся бедренные косточки не так уж нелепо смотрятся, а очень изящно, и в какой-то степени даже красиво. Том опустил взгляд ниже к стройным длинным ногам и маленькой, аккуратной, как-то совсем по-детски выглядящей попе.
«С такими параметрами он мог бы стать шикарной моделью… И дорогой игрушкой для какого-нибудь извращенца»
Мысленно дав себе пощёчину за все эти бредовые фантазии, Том решил, что всё-таки ещё не достаточно выспался. Вставать за дополнительным покрывалом, понятное дело, было лень, поэтому он логично рассудил, что ничего криминального не произойдёт, если он укроет Билла своим.
Парень аккуратно привстал, чтобы вытащить из-под себя часть одеяла. Укутав поплотнее мальчишку, недолго думая, решил, что будет лучше, если он перевернётся на другой бок, спиной к Биллу.
И сам не заметил, как снова погрузился в глубокий сон.
***
«Интересно, мне сильно влетит, если я это сделаю?»
Билл уже пять минут сидел на коленях, нависая над спящим на спине парнем, и словно загипнотизированный смотрел на его губы. Он зачем-то водил рукой над лицом, как бы невидимо очерчивая пальцами контуры.
«Он так крепко спит, что вряд ли его разбудит один маленький поцелуйчик, верно?» - сам себя уверял брюнет.
Он расставил руки по бокам рядом с его плечами и наклонился ниже.
«А если я буду аккуратным, то, возможно, мне даже удастся сделать это не один раз»
Ещё ниже…
«Ну, как говорится, не пойман – не вор, да?»
Мальчишка накрыл губы Тома своими всего на пару мгновений и почти тут же отстранился, шумно выдохнув от волнения и внимательно следя за его реакцией.
Парень остался неподвижен.
Осмелев, Билл уже более уверенно прижался к ним, прикрыв от удовольствия глаза, искренне наслаждаясь процессом и отмечая про себя, что, наверное, у Тома по утрам всегда такие тёплые и мягкие губы.
Брюнет почувствовал шевеление ресниц на своей щеке и поспешил скорее отпрянуть.
Казалось, Тому что-то снится. Он хмурил лоб, из-под век было видно быстрое движение глаз, а губы начали беззвучно шевелиться. Постепенно он успокоился. Дыхание снова стало ровным, а рот так и остался слегка приоткрытым.
Билл до боли закусил краешек губы, а затем облизал их. Теперь соблазн стал ещё сильнее. Зачем-то осмотревшись по сторонам, будто опасаясь, что его может кто-нибудь увидеть, и, набрав в лёгкие побольше воздуха, брюнет с жадностью засосал смешно оттопыренную нижнюю губу парня. Практически теряясь в своих многочисленных ощущениях, Билл наслаждался и буквально сходил с ума от всего этого процесса. Он перешёл на верхнюю губу, сначала проведя по ней влажным языком, и так увлёкся, что не заметил, как несколько прядей волос, выбившихся из-за ушей, начали спадать на лицо Тома.
Сначала последовало невнятное, но явно недовольное мычание, что практически довело Билла до обморочного состояния, а затем затяжной вдох и трепет ресниц. Брюнет понял, что переборщил со своим напором, и поспешил ретироваться. Он не без шума спрыгнул на свою половину кровати, наспех прикрылся одеялом и затаился. Притворяться спящим было не за чем, но сделать вид, что он тоже только-только проснулся, посчитал необходимым.
Том открыл глаза, проморгался и сразу повернул голову влево, неожиданно столкнувшись с парой карих, и, что немало важно, открытых глаз.
- Доброе утро, Томи! – как-то слишком бодро поприветствовал его брюнет. Том сразу насторожился, заметив, что это дело уже стало входить у него в привычку.
Билл мило улыбался.
- Что, уже успел сделать какую-нибудь гадость, да? – парень недоверчиво косился на мальчишку, внимательно следя за его выражением лица.
Билл лишь улыбнулся ещё шире и захлопал своими пушистыми ресницами.
Том понял, что, вероятно, оказался прав, и, театрально закатив глаза, решил перевалиться на бок.
Послышался стук в дверь.
- Том? Билл? Завтрак уже минут пять как начался. Вы что, забыли?
Они переглянулись.
- Это мама Вэнса, - шёпотом сказал Билл, прикрыв рот рукой. – Ты разве будильник не завёл?
- Да завёл я!
- Ага, а на какой день ты его завёл?
- Чёрт!
- Мальчики! – всё не унимались снаружи.
- Нужно открыть, - парень вскочил с постели и, наспех натянув на себя штаны, поспешил к двери.
- Доброе утро! – хриплым ото сна голосом поприветствовал женщину Том и прокашлялся.
- Доброе, Том. Вы давно проснулись? – парень так и держал её на пороге, загораживая собой проход и перекрывая видимость, в то время как она пыталась всячески заглянуть внутрь.
- Да, вот только что буквально. Мы, пожалуй, пропустим в этот раз. Всё равно ведь опоздали, да и что там есть? Традиционный английский завтрак - овсянка? – попытался пошутить Том, глупо похихикивая. Он очень неловко чувствовал себя под любопытным взглядом женщины.
- А как же Билл?
- Всё в порядке! Я не голоден! – откуда-то из глубины комнаты крикнул брюнет.
Маме Вэнса, по непонятной даже ей самой причине, всё же что-то не давало покоя. Как-то неестественно, по её мнению, вели себя оба парня.
- Билл, ты не заболел? У тебя странный голос. Я могу войти? Ты одет?
И, не дождавшись ответа, женщина с завидным напором протиснулась в дверной проём, буквально вытолкнув туда же и ошарашенного Тома.
- О, прости, думала, ты уже встал.
- А…да, я это…решил поваляться немного.
Билл сидел на кровати, облокачиваясь назад на руки, и скованно улыбался. Он не мог понять, почему так сильно нервничал. Обвёл взглядом комнату, вроде бы всё было нормально, ничего компрометирующего…Вот только…
- Том, вы сегодня будете сопровождать детей в музей вместе со мной.
Пока женщина повернулась к нему спиной, обращаясь к Тому, Билл яростно замахал руками, указывая на стоящую у противоположной стены кровать.
Парень, заметив странное поведение мальчишки, нахмурился и перевёл взгляд в ту сторону. Не увидев там ничего, что могло бы привлечь внимание, он снова вопрошающе посмотрел на Билла. Тот начал подавать непонятные ему знаки ещё активнее. Он указывал то на постель, то на женщину. У Тома начали появляться весьма двусмысленные предположения того, что бы это могло означать.
Словно прочитав его мысли, Билл выругался про себя и решил взять дело в свои руки.
- Извините, пожалуйста, но не могли бы вы обсудить все организационные вопросы снаружи? Мне нужно одеться и принять душ.
- Да, да, конечно, - тут же спохватилась женщина. - Извините за вторжение. Том, я жду вас в холе без пятнадцати девять. И очень прошу – не опаздывайте.
В последний момент, когда женщина уже держалась за ручку двери, она посмотрела направо и приостановилась всего на каких-то пару секунд.
- Ну, я пойду..., - как-то замедленно произнесла она, обернувшись и переводя взгляд с одного на другого, прежде чем выйти.
Билл понял – она всё-таки заметила.
Ведь вторая кровать была аккуратно заправлена, так, как это делают только горничные гостиниц. Рядом стоял неразобранный чемодан. Было очевидно, что этой ночью на этой постели никто не спал.
«К тому же, она наверняка помнит, как вчера Том расположился именно на этом месте, а сегодня увидела меня, да ещё и в его рубашке!»
От осознания всей нелепости сложившейся ситуации, Билл с протяжным стоном рухнул обратно на подушку, закрыв лицо руками.
- Что за дикие танцы ты мне тут только что демонстрировал?
Брюнет сдвинул один палец, чтобы увидеть подошедшего к нему Тома. Он решил, что его не стоит пока шокировать и обо всём рассказывать. Возможно, что и обойдётся, а лишний раз выводить парня из себя ему совсем не хотелось.
- Ничего. Зарядку делал.
- Ты псих, - после минутной паузы и испепеляющего взгляда сделал вывод парень.
- Ох, и за что только ты меня любишь, - сокрушённо выдохнул Билл.
- Чего? Губу закатай.
- Дай хоть помечтать.
- В таком случае, мечтай про себя, я об этом ничего знать не желаю.
- Любовь слепа. Мы не выбираем свои половинок, - голос Билла звучал так драматично, что Том еле сдержал улыбку.
- Ага, они выбирают нас, а потом сами же и портят нервы, да? - он скептически выгнул бровь, так, как это любил делать брюнет.
- Том, ты такой грубый и совсем не поэтичный. Ну, давай же, признайся, что без ума от меня, что не можешь прожить без меня и минуты, а во всех своих эротических снах видишь, как наши тела сплетаются в порыве необузданной страсти!
- Заткнись, иначе получишь по ушам, - Том занервничал. Ничего особенного, просто у него всегда было слишком богатое воображение.
- Какая экспрессия!
- И помни, что в этом самом порыве необузданной злости…, - парень сделал акцент на последнем слове, - …я могу впечатать тебя в ту стену.
- О, любишь БДСМ? – вкрадчиво поинтересовался брюнет.
- Билл!! – Тому стало совсем жарко.
- Ну хорошо, хорошо, человек без чувства юмора, больше не буду.
Билл наблюдал, как парень берёт с полки полотенце, и тут же снова оживился.
- Ты в душ? – спросил он с улыбкой, над чем-то задумавшись и накручивая прядь волос на палец.
- Угу…
- Я с тобой!
Том отвлёкся от перебирания в пакете своих немногочисленных вещей. Он пытался найти чистую футболку.
- Ты хочешь сказать, после меня?
- Я сказал именно то, что и хотел.
- В таком случае…, - парень начал медленно приближаться. И чем ближе он подходил, тем тише и таинственнее звучал его голос. Билл же наблюдал за всем этим с открытым от удивления ртом, - …мне больше ничего не остаётся, кроме как сказать…, - Том наклонился над брюнетом так низко, что тот мог почувствовать его дыхание, и облокотился на руки, расставив их по бокам от застывшего в предвкушении и облизывающего губы мальчишки, - …а вот фиг тебе!
Парень резко развернулся и, хлопнув дверью в ванной, скрылся, оставив Билла растерянно хлопать глазами.
- Так нечестно! – наконец-то очнулся брюнет и принялся колотить ни в чём не повинную дверь. - Я могу открыть этот чёртов замок, если захочу!
- Тут, кажется, комар какой-то надоедливый жужжит. Выйду – убью!
Тон Тома звучал весьма убедительно, поэтому Билл решил с ним не связываться… пока. Показав неизвестно кому язык, выругавшись и возмущённо сопя, он уселся на кровать, обдумывая план мести.
***
- Тот астрономический зал – просто класс!
- Да ну, вот выставка первобытных людей – это я понимаю! Даже жутковато немного было.
Более двадцати подростков с шумом и гамом ввалились в холл гостиницы. Все они бурно обсуждали поход в лондонский исторический музей. Несмотря на четырёхчасовой марафон, дети были всё такими же энергичными и весёлыми. Что нельзя было сказать о двух взрослых, шедших позади, которые выглядели вымотанными и уставшими до такой степени, что стоило бы им только прислониться к какой-нибудь поверхности, как они тут же закрыли бы глаза и уснули.
Мальчишки начали загружаться в лифты и подниматься на свои этажи.
- Слушаем меня внимательно! Сейчас все расходимся по своим номерам и отдыхаем там пару часиков. Очень советую вам поспать, так как вечером нам ещё предстоит прогулка в парк аттракционов.
Женщина пересчитала детей и вздохнула с облегчением. Вроде все на месте. Её взгляд остановился на брюнете, который уже заходил в лифт.
- Билл, можно тебя на минутку?
Весь день она думала над утренним инцидентом и всё же посчитала своё вмешательство необходимым. Тем более что могла извлечь из всего это кое-какую выгоду и для себя.
Билл подошёл к ней, дав знак Тому, чтобы тот поднимался без него, и вопросительно посмотрел на женщину.
- Что-то случилось?
- Ммм… Возможно. Если ты не против, я бы хотела поговорить с тобой перед вечерней прогулкой. Загляни ко мне часиков в пять, хорошо?
- Ладно. Но о чём вы хотели…
- Потом, Билли. Всё потом. А сейчас, иди, отдыхай, - она сделала небольшую паузу и добавила. - Если что, знай, что я всегда готова тебе помочь.
Женщина ушла, оставив брюнета в полном недоумении. Где-то глубоко в его душе появилось стремительно нарастающее чувство тревоги.
***
Проснувшись после дневного сна, Том не обнаружил Билла в комнате.
«Где он опять шляется?», - лениво промелькнула мысль. Конечно, он не собирался идти его искать.
Парень чувствовал себя полностью разбитым. Чтобы хоть как-то придти в нормальное состояние, решил принять контрастный душ.
***
Том здраво рассудил, что выходить из ванной в одном полотенце чревато последствиями, главным из которых являлось насильно лишиться этого самого полотенца. Поэтому он надел спортивные штаны, майку и открыл дверь. Билл уже наверняка вернулся.
Мальчишка сидел на его кровати, что, конечно же, ничуть не удивило парня. Однако то, с каким выражением лица он посмотрел на него, заставило тут же заволноваться.
Пока Том неспешно приводил себя в порядок, Билл не сводил с него глаз и красноречиво молчал.
- Ну что ещё? – не выдержал парень такого пристального внимания и хмуро посмотрел на мальчишку.
Брюнет вздрогнул от столь резкого тона и заёрзал на месте. Он выглядел… виновато?
- Том, нам нужно поговорить, - совсем тихо, будто чего-то опасаясь.
- Давай потом, а… Пойдём лучше спустимся вниз и перекусим чего-нибудь.
- Нет, это важно… Сядь, пожалуйста, - Билл почти уже перешёл на шёпот. Его голос звучал подавленно. Том ничего не понимал. Но его сердце вдруг знающе забилось быстрее.
Парень нехотя сел рядом, взял с тумбочки телефон и начал щёлкать по клавишам.
- Ну, выкладывай, что у тебя. Только побыстрее, я хотел ещё успеть в…
- Она считает, что ты принуждаешь меня вступать с собой в сексуальные контакты! – на одном дыхании выпалил Билл и замер, неморгающим взглядом уставившись на парня. Мальчишка был в панике.
- Что? - парень непонимающе смотрел на до смерти напуганного Билла. - Кто?
- Мама Вэнса. Она сказала, чтобы я пришёл к ней. Начала расспрашивать меня…Том, прости!
Брюнет очень старался не упустить ни одной эмоции на лице Тома.
- Так, подожди, подожди, - парень никак не мог осознать смысл сказанных слов. - Это что, твоя очередная неудавшаяся шутка? Билл, если это так, то знай… Не смешно.
- Тоом, что делать? Что нам делать? – мальчишка начал хныкать. У него не было ни одной идеи как выйти из этого тупика.
Тома обдало жаром. Он понял, что, судя по всему, мальчишка говорит правду.
- Так, во-первых, успокойся. Во-вторых, нормально расскажи мне всё по порядку. Почему она это сказала? С чего вдруг?
- Сегодня утром…Постель. Том. Она видела….Она…
- Билл, - парень легко встряхнул его за плечи, обращая на себя внимание. - Медленно, связно и без истерик расскажи, что произошло. Ты понял? – будто дошкольнику объяснял простые вещи.
Мальчишка кивнул и, прикрыв глаза, попытался восстановить дыхание.
- Сегодня утром, когда она зашла к нам, помнишь? Моя кровать, она стояла не разобранной, а я был в твоей постели, в твоей рубашке! Я не хотел тебе говорить, думал, всё обойдётся, и она не придаст этому значения или подумает, в крайнем случае, что это не её дело. Том, я не знал, что так получится! Честно!
- То есть…Когда она зашла…Увидела меня…Тебя…Подумала, что мы...Твою ж мать…, - парень провёл руками по лицу и глубоко вздохнул, пытаясь переварить информацию и привести мысли в порядок. Он совершенно не подумал об этом в тот момент.
- Да…Том, она считает, что ты пользуешься мной, будто я в свои пятнадцать не знаю, что такое отношения и секс.
- Что она спрашивала? Что говорила? – Том встал и начал ходить по комнате, засунув руки в карманы.
- Много чего. Вопросы разные…Например, разговаривал ли ты со мной на неприличные темы, трогал ли меня, где именно, принуждал ли меня к чему-либо. Заставлял ли раздеваться догола или раздевался сам…Том, я всё отрицал и делал вид, что не понимаю, о чём вообще разговор. Но мне кажется, ей всё равно, она уверена, что между нами что-то есть! Я так растерялся, что, наверно, это звучало не так уж и убедительно, как мне хотелось бы. Она просила тебя зайти к ней завтра вечером…Поговорить.
- Да это бред какой-то! Ну, подумаешь, спали в одной постели, и что с того? Мало ли…может тебе страшно было или что-то такое…Да какая ей вообще разница?! – Том повысил голос. - Из-за такой мелочи она уже решила сделать из меня извращенца что ли?.. Это смешно. Не волнуйся так…У неё всё равно нет доказательств и быть не может.
Том улыбнулся сам себе и помотал головой. Ну конечно, чего зря беспокоиться.
- Вообще-то есть…, - совсем убитым голосом прошептал Билл и поднял на парня боязливый взгляд.
- Что ещё? Между нами ничего не было… Ну, в смысле, чтобы это можно было как-то проверить.
- Между нами может и не было, но…Помнишь, я рассказывал тебе про своего дядю? Это было всего два месяца назад и не думаю, что это всё прошло для меня там без последствий. Любая экспертиза подтвердит тот факт, что…
- Но я здесь не при чём. Просто скажешь, что…
- Я не могу! Не могу, понимаешь?! Что тогда будет с моей тётей? Что будет со всеми моими родными, когда выясниться, что я….что меня…Я ни за что не признаюсь, ни за что!
- Тогда меня посадят! Как ты не понимаешь! – Том подошёл к нему вплотную, смотря широко распахнутыми от страха глазами.
- Не будь таким эгоистом! Только о себе и думаешь! – Билла всего трясло.
- Конечно, я о себе думаю, а о ком ещё?! Это из-за тебя я оказался в такой заднице, между прочим! Если бы не твоё вечное нытьё и наглость, то ничего бы этого не было!
Брюнет вздрогнул от этих слов, словно от пощёчины. Ему вдруг стало всё равно.
- Прости…
- Что же делать, чёрт возьми? – парень с силой пнул стоявший неподалёку чемодан. - Подожди, подожди… Ты сказал, что у вас всё было по обоюдному желанию, так? Тогда за два месяца всё должно было уже десять раз зажить, разве нет? Я, конечно в этом не разбираюсь, но… Билл?
Мальчишка весь дрожал, уставившись в одну точку с нечитаемым выражением лица. Он с силой сжал губы и запрокинул голову, чтобы не дать слезам вырваться наружу.
Что-то здесь было не так.
Тома неожиданно осенило. И то, что он понял, его шокировало ещё больше.
- Он просто изнасиловал тебя, да? Ты не давал на это согласие, - он подошёл ближе и сел на корточки рядом с мальчишкой. Парень вдруг почувствовал себя очень гадко.
Билл никак не реагировал, лишь до боли сжал пальцы в кулаки.
- Почему не сказал мне сразу? Зачем наврал?
- Какая тебе разница? Разве тебя волнует кто-то, кроме тебя самого? – неожиданно громко выкрикнул Билл и посмотрел Тому прямо в глаза. - Чего ты от меня хочешь? Чтобы я пошёл сейчас к ней, к чужому для меня человеку, и выложил всё как на духу?! Том, ты единственный, кто знаешь про это! Единственный! Даже самые близкие друзья и те не в курсе! А ты мне такое сейчас предлагаешь! Том, я… Я даже…, - Билл начал задыхаться от собственных эмоций. Чувство обиды и горечи захлестнули его огромной волной.
- Мне жаль…, - Том аккуратно положил ладонь на его колено, так и не осмелившись посмотреть мальчишке в глаза.
- Не смей меня жалеть! – Билл резко вскочил на ноги. - Вот уж от кого, а от тебя мне это нафиг не надо, понял? Всё время посылаешь меня, отпихиваешь, оскорбляешь, как только можешь, а чуть что, так пожалеть решил?! Мол, какой же ты, Билл, бедный и несчастный, теперь понятно, почему ты такой псих. Так ты думаешь сейчас, да?
- Билл…, - парень тоже поднялся и попытался взять брюнета за руку, но тот одёрнул её, словно боясь обжечься.
- Не надо… Том, вот только не надо этого. Ничего уже не надо. Оставь меня в покое!
С этими словами, пятясь спиной назад, Билл, резко развернувшись, выбежал за дверь, даже не закрыв её.
Том стоял посреди комнаты и тихо себя ненавидел.
<10>
Весь вечер в парке Билл старательно игнорировал Тома и пытался держаться от него подальше. Чувство обиды было уже не так сильно, однако ж подходить первым он считал недопустимым. Всё-таки последние сказанные слова его сильно задели.
После прогулки брюнет не вернулся в свой номер. Том выяснил, что он будет ночевать у одного из своих одноклассников, и со спокойной совестью, решив обязательно поговорить с ним завтра, даже не раздевшись, рухнул на кровать и забылся глубоким сном.
***
- Здесь есть кто-нибудь?
Том никак не мог понять, откуда исходит этот надоедливый звук. Не проснувшееся сознание воспроизводило всё происходящее вокруг в сильно искажённом виде. Голова была тяжёлой, а глаза никак не хотели открываться хотя бы на миллиметр.
- Том, вы тут? У меня есть разговор, - и снова стук в дверь, разрывающий сознание на части.
Глухо простонав и зарывшись носом в подушку, парень всё же начал медленно сползать с кровати, свесив сначала одну ногу, затем вторую.
Прежде чем успеть проанализировать, что это был за голос и зачем он его потревожил, Том, пошатываясь, добрёл до двери и открыл её.
- О, я вас разбудила? Извините, просто я думала, что уже обед…
- Устал вчера немного, вот и… Мне вообще всегда нужно много времени на сон.
- На вас вчерашняя одежда, - женщина рассматривала его с ног до головы и чему-то улыбалась.
- Так говорю же, устал я вчера, - Том прекрасно понимал, что следовало бы уже давно впустить её в номер, однако делать ему это отчаянно не хотелось.
- Ну хорошо… Я вообще-то пришла по делу, - женщина пристально посмотрела ему в глаза и закусила губу.
- Д-да? И по какому же? То есть… Я слышал, вы хотели поговорить со мной? – Том постепенно начал воспоминать события прошлого вечера.
- Именно.
- Хорошо, проходите, я только сейчас быстренько схожу в…
- Я думаю, это лучше сделать в моём номере, - почему-то тише обычного сказала она и робко осмотрелась вокруг.
Том не стал уточнять, что имелось в виду под словом «это», но острить в данной ситуации посчитал неуместным, да и особых сил на шутки не было. Поэтому он молча кивнул и закрыл за собой дверь с обратной стороны.
***
Уже начало темнеть, когда Том вернулся обратно к себе в номер. Парень устало облокотился о стену и прикрыл веки, даже не включив свет.
- Где ты был? Тебя не было несколько часов. Я волновался… – откуда-то из глубины комнаты послышался тихий настойчивый голос, переходящий в шёпот.
Парень даже ничуть не удивился, почему это мальчишка сидит здесь один, в темноте, и ждёт его. На это просто не было сил.
- Гулял, - шаркающими шагами прошёл до своей кровати, включил ночник и нашёл глазами Билла.
Брюнет сидел в кресле, поджав под себя худые ноги, пристально рассматривая его с ног до головы, будто в чём-то подозревая.
- В таком виде? На тебе та же одежда, что и вчера.
- Потому что у меня больше ничего нет.
- А куртка тогда где? Там холод собачий.
- Забыл, ясно? Это что, допрос? – грубо спросил парень, открывая дверь в ванную. Это было единственное, о чём он мог сейчас думать – поскорее вымыться, хоть и прекрасно понимал, что снова повышает на Билла голос, тем самым ничем не улучшая своё положение. - Я в душ, - в последний раз кинув взгляд на лицо мальчишки, с надувшимися от новой обиды губами, Том скрылся за дверью.
Почти тут же послышался звук разбитой вазы.
***
Когда парень вышел, Билл лежал на своей постели одетый. Волосы плотно загораживали занавеской лицо. Было не понятно, спит он или нет. Но поговорить Том считал необходимым именно сейчас, потому что всё это ему порядком поднадоело, а чувство вины никак не хотело оставлять его в покое. Почему-то только именно сейчас он, наконец, понял, какого это, когда тебя используют, словно ты не свободный и независимый человек, а раб, исполняющий чьи-то прихоти по первой просьбе.
- Эй, ты спишь? Билл? – Том подошёл к кровати и остановился, внимательно вслушиваясь в дыхание брюнета. Оно было ровным и тихим.
Он присел на корточки и аккуратно отодвинул несколько прядей с глаз и щёк. Рот мальчишки слегка приоткрылся, издав что-то наподобие короткого быстрого вздоха. Он явно не ожидал этого.
- Почему не отзываешься? Я же звал тебя.
Брюнет так и лежал неподвижно, опустив глаза в пол. На разговор он явно не был настроен. Или же просто обида всё ещё давала о себе знать.
- Билл, нам нужно поговорить, ты так не считаешь? – Том упрямо смотрел на него, зная, что тот долго не выдержит. - Ну перестань. Мне и так не по себе после всего этого. Ты же знаешь, я не хотел тогда на тебя кричать и говорить все эти слова…
Мальчишка демонстративно фыркнул и перевернулся на другой бок. Несмотря на то, что у Тома в данный момент было наипоганейшее настроение, он не смог сдержать улыбку. Иногда Билл вёл себя как маленький ребёнок.
- Биилл, а Бииилл, ну повернись же ко мне, засранец, - парень легонько провёл вдоль всей спины по позвоночнику, заставив брюнета слегка выгнуться.
И снова ноль эмоций.
Всё с той же улыбкой Том залез к нему на кровать с ногами. У него вдруг откуда-то появился игривый настрой. Пробравшись одной рукой под тонкую футболку, он снова проделал тот же путь. Кожа мальчишки была очень мягкая и тёплая на ощупь. Парень улыбнулся ещё шире, наблюдая за реакцией. Брюнет выгнулся ещё сильнее, недовольно заскулил и отодвинулся подальше.
- Билл, ну хватит, в самом деле. Что ты как маленький? Я поговорить хочу в кои-то веки, а то выпендриваешься.
Опять тишина в ответ.
Том поднялся на ноги.
- Как знаешь. Короче, я просто хотел сказать… Мне жаль, что так вышло вчера. Я не хотел тебя обидеть и всё такое, в общем… ты это, прости меня. Вот. А ещё…Можешь не волноваться, что кто-то кому-то что-то расскажет. Всё улажено, и больше она к нам лезть не будет. Никогда.
Парень дошёл до своей кровати, обернулся и вздрогнул от неожиданности. Билл уже сидел по стойке смирно, если можно так выразиться, и во все глаза удивлённо смотрел на Тома.
- Как это? – казалось, брюнет в один миг забыл о том, что ещё пару секунд назад обиженно сопел в подушку. Том обрадовался, что хотя бы таким образом привлёк его внимание.
- А вот так. Ни тебе, ни мне проблемы такого рода не нужны, верно?
- Да но… Как тебе это удалось? Ты говорил с ней?
- Скажем так, я был весьма убедительным, - парень невесело и даже как-то грустно улыбнулся.
- Ты что, убил её? – нервно хихикнул мальчишка. Тем не менее, ответ он явно хотел услышать, на всякий случай, так сказать.
- Совсем дурак что ли? И шуточки у тебя дурацкие.
«Хотя неизвестно, что было бы проще», - подумал Том и сел на кровать.
- Тогда что же? Как тебе удалось запудрить ей мозги? – Билл тоже сел, свесив ноги вниз.
- Мы взрослые люди. Ну, объяснил ей что да как, что это чистое недоразумение, что всё это ей лишь показалось и…, - Том посмотрел на брюнета и увидел, как тот качает головой, не сводя с него прищуренных глаз.
- Врёшь, – безапелляционно заявил Билл. Парню сразу же сделалось как-то не по себе.
- Это почему это? – Том снова начал повышать голос. - И вообще, какая тебе разница, как я это сделал? Не всё ли равно? Давай смотреть по факту: она больше не будет лезть? Не будет. Твои родители ни о чём не узнают, меня в тюрьму не посадят. Всё! Все счастливы! Чё тебя опять-то не устраивает, а?!
- Значит, ты был у неё? – мальчишка смотрел с вызовом, но тем не менее говорил тихо, не поддавшись на провокацию. - Разговор, видимо, был долгим, да?
- Нет, я зашёл к ней после прогулки, всего на полчаса.
- Не ври. Почему ты постоянно врёшь? – Билл устало прикрыл глаза. - Один из моих друзей видел, как ты заходил к ней. Это было ещё днём, мы вернулись сразу же после обеда. Я прождал тебя несколько часов. Том, что ты делал у неё столько времени?
Брюнет подошёл к парню и встал напротив него, скрестив руки на груди. Он хотел услышать правду, какой бы она ни была.
- Мы разговаривали, я уже сказал тебе, - Том не выдержал такого пристального взгляда и лёг на кровать, заложив руки за голову. Он подумал, что если бы Билл жил в другое время, то однозначно работал бы в какой-нибудь пыточной, устраивал бы допросы с пристрастием.
Брюнет покосился на стул с валяющейся на нём одеждой парня. Он взял рубашку и зарылся в неё лицом. У Тома от такого зрелища задёргался правый глаз, а сердце отчего-то начало биться в два раза быстрее.
- А у неё отвратительные духи, правда? – как-то безжизненно отозвался мальчишка, едва отслонившись от ткани.
Том поджал губы. Он и подумать не мог, что брюнет может оказаться таким проницательным. Все старания скрыть правду и не травмировать ребёнка ещё больше постепенно превращаются в прах, прямо сейчас, на его глазах.
- Ужасные, - шёпотом. Парень медленно повернул голову, будто боясь увидеть там что-то очень страшное, и посмотрел на Билла, который стоял, понуро опустив голову. Руки были безвольно опущены вниз и казались безжизненными. - Наверно пропитался за то время, пока мы разговаривали. Во всём номере стоял такой духан, что…
- Прекрати этот цирк сейчас же! – мальчишку начало мелко трясти. - Почему ты вечно меня за идиота держишь? Если мне пятнадцать, и я младше тебя, это не значит, что у меня нет мозгов и элементарной логики! Ты спал с ней! Ты трахался всё это время, пока я как придурок сидел и ждал тебя тут! Я думал… Я думал, ты действительно потом ушёл от неё. Может, спустился вниз, кого-нибудь встретил, разговорился, или что-то такое… Я так надеялся! Зачем ты это сделал?!
Том вскочил и, схватив за плечи, рывком усадил брюнета на свою кровать. Кровь прилила к вискам, губы сжались в тонкую белую линию, а руки наверняка до боли сжимали хрупкое тело мальчишки.
- Зачем? Зачем?? А ты подумай! Только хорошенько! Или может, ты решил, что я от нефиг делать это сделал? Вот захотелось мне так неожиданно трахнуть тётку, которая обвиняет меня в совращении малолетних. Так что ли??
- Она заставила тебя? – Билл распахнул глаза и шокировано посмотрел на разъярённого парня.
- Скажем так, тонко намекнула, просунув руку мне в джинсы, а потом весьма убедительно дала понять, что если я этого не сделаю, то уже она сделает так, что бы у меня ближайшие лет десять прошли под лозунгом «небо в клеточку, друзья в полосочку». Не говоря уже о тебе….Не думаю, что тебе было бы в кайф рассказывать по нескольку раз увлекательную историю о том, что и как с тобой делал твой дядя, потому что даже если признаешься, что я здесь как бы не при чём, мне уже никто не поверит. Я достаточно ясно изложил причину своего поступка? Ещё вопросы? Варианты? Предложения?
Билл отвернулся и снова скрыл лицо за чёлкой. Его губы и подбородок подозрительно задрожали.
- Так что… Главное, всё теперь будет хорошо. Волноваться не о чем… Билл…, - парень сбавил обороты, видя, что мальчишке, судя по всему, стало совсем хреново, он явно сдерживал себя из последних сил.
Том отпустил его руки и сел рядом, тяжело вздохнув. Кто бы мог подумать, что пацан так остро отреагирует на всё это.
- За всё нужно платить. Мы были с тобой неаккуратны, вот и…
- Я приношу людям одни несчастья, - всё-таки смог выдавить из себя брюнет и тут же рвано всхлипнул.
Парень не знал, что делать. Слёзы всегда вводили его в ступор.
- Я думаю, что это не так. То есть… Я в этом уверен… Да. – Том чувствовал себя сейчас очень глупо. А что поделаешь, он никогда не умел подбирать правильные слова для поддержки. Поэтому единственное, что пришло ему в голову - это обнять содрогающееся от слёз тело.
- Не надо, - прошептал сквозь всхлипы Билл и передёрнул плечом, сбрасывая руку. Это звучало так неубедительно, что Том в очередной раз не смог сдержать лёгкую улыбку.
- Да перестань. Иди ко мне. Только смотри, футболку мне насквозь не промочи, - постарался отшутиться парень. За что тут же получил нехилый удар под дых. Однако его улыбка от этого стала лишь ещё шире.
- Отвали от меня! Придурок… - буркнул себе под нос мальчишка и для вида отодвинулся подальше.
- Нет, иди, - и снов попытка притянуть сопротивляющееся создание.
- Не хочу. Зачем тебе это? Не нужно меня жалеть, понял?
- Понял, а теперь давай-ка, - Том попытался развернуть его к себе и, к удивлению парня, ему это даже удалось. Билл всё ещё скрывал глаза за чёлкой, но зато был хорошо виден мокрый аккуратный носик. У парня вдруг что-то нестерпимо защемило в груди.
- Зачем? – а сам уже опустил руки и придвинулся вперёд.
- Потому что… Я так хочу. Хочу и буду. Понял? – Том щёлкнул его по носу и тут же увидел, как уголки губ поползли вверх.
«Аллилуйя! Как мне повезло, что он такой отходчивый»
Парень пересел в более удобное положение и обнял Билла, сомкнув руки на спине, неожиданно для самого себя крепко-крепко прижал к себе. Тот, в свою очередь, с нетерпением откликнулся на этот жест и обвил его талию, утыкаясь лицом в основание шеи.
Были несколько противоречивые ощущения. С одной стороны, как-то мокровато, потому что хоть Билл уже и не так интенсивно хлюпал носом, но слёзы лились прямо Тому за шиворот, а с другой было до неприличия приятно вот так сидеть и держать на своих руках человека, которые не только обожает и боготворит тебя до безумия, но и который так быстро прощает все твои закидоны, выходки, обидные слова и действия.
«Удивительный», - на лице Тома ту же появилась грустная улыбка. Как он раньше мог не замечать, насколько преданно относится к нему этот черноволосый ураганчик по имени Билл. Как он волнуется и переживает даже, казалось, по пустякам. Как он раньше не замечал, что кому-то на него вдруг стало не наплевать.
Мальчишка тем временем вовсю пользовался моментом и пытался соприкоснуться с парнем как можно ближе во всех местах: водил руками вверх вниз по спине, тёрся щекой о его шею и лицо, как бы случайно проводил губами по ставшей вдруг такой чувствительной коже, словно щенок, которого неожиданно приласкали.
- Том, а давай ляжем, - жалобным голоском попросил брюнет.
- Билл, не наглей.
- Да просто ляжем! Что ты, в самом-то деле, из меня какого-то маньяка делаешь?! – почти искренне возмутился Билл.
- Ладно. Но смотри у меня, если что - буду кричать! – парень снова получил пинок куда-то в область бедра и рассмеялся.
Мальчишка практически повалил Тома и сразу же чуть ли не целиком забрался на него сверху, оплетая руками и ногами, словно лианами.
- Том?
- М? – он кайфовал ничуть не меньше, лёжа под тяжестью тёплого ароматно пахнущего тела.
- Я не хотел этого.
- Я знаю, - парень нахмурился.
- Нет. Ты не понимаешь. Мой дядя… Я не хотел этого. Правда.
- Билл, давай не будет сейчас об этом, - Том тяжело вздохнул и прикрыл глаза.
- Нет. Мне нужно знать, что ты веришь мне.
- Билл…
- Я не хотел, чтобы всё было именно так. Наверно я сам виноват, да, возможно. Я спровоцировал его своими действиями, словами, взглядами… Но я не думал, что… Что он сможет. Я даже не успел ничего понять. Он просто набросился на меня почти сразу после того, как все уехали. В нём откуда-то появилось столько силы. Я пробовал что-то сделать, брыкался, пытался выбраться, убежать, но всё зря. Он держал меня до тех пор, пока я не выдохся, а уже потом начал… Я даже кричать не мог. Было так страшно и ужасно, казалось, будто дыхание даже остановилось.
- Всё прошло, просто… Постарайся забыть об этом, - Том не заметил, как его самого вдруг почему-то начало трясти. То ли от злости, когда он представил, как какой-то мужик держит Билла, навалившись сверху, целует его, прикасается….То ли от собственной беспомощности. Он сжал в объятиях податливое тело ещё сильнее.
- Ты мне веришь? Веришь, что я не хотел? Мне не это нужно было. Веришь? Скажи, Том. Скажи! – брюнет с силой сжал руки в кулаки, впиваясь в собственные ладони до крови, и крепко зажмурился, ожидая ответа.
- Это даже не обсуждается, - в каком-то непонятном порыве парень прижался губами к виску брюнета. - Верю. А как же иначе?
Билл прерывисто вздохнул и тут же обмяк в его руках. Тело начало трясти от новых рыданий. Только теперь Том был уверен, что на этот раз это были слёзы облегчения.
<11>
Через час настроение у Тома испортилось окончательно. Ведь ему пришлось всего за полдня испытать сразу два потрясения: признание Билла и использование его самого в качестве сексуального объекта одной сумасшедшей мамашей. Перспектива провести оставшийся вечер в Лондоне в номере его никак не устраивала, поэтому было решено пойти в какой-нибудь клуб. Поскольку на завтра никаких мероприятий не запланировано, можно со спокойной совестью напиться и забыться. Стоит ли говорить, что в его расписание на ночь наличие рядом пятнадцатилетнего подростка никак не входило, но вот сам Билл, судя по всему, думал иначе. И как бы Том не отпирался и не возмущался, переубедить его остаться не получилось. Однако ж надежда отвязаться от этого неугомонного создания не покидала его до последнего. А зря.
- Ты никуда не пойдёшь. Останешься в номере и будешь смотреть мультики, - твёрдо сказал парень, увидев смирно сидящего на кровати Билла, который был уже при параде.
- Пойду, - лениво отозвался мальчишка и, встав перед зеркалом, нанёс на губы немного блеска. Спорить ему уже порядком поднадоело.
- Исключено. Во-первых, ты несовершеннолетний, ни в один приличный клуб тебя не пустят. Во-вторых…
- Можно дать взятку на фейсконтроле. Я высокий, и даже вот…, - черноволосый расплылся в обезоруживающей улыбке, - …накрасился специально. Мне вполне могут дать восемнадцать, а то и больше. К тому же, ты совсем не знаешь английского.
- Допустим. Но если ты будешь весь вечер рядом, то все подумают, что я снял себе проститутку. - Том не без злорадства отметил, как глаза брюнета недобро сузились, а губы привычно сложились в тонкую линию.
«Как же мне нравится его задевать. Ну, просто истинное удовольствие!», - весело подумал Том, глядя, как Билл уже из последних сил держится, чтобы не наброситься на него с кулаками. И решил добить.
- Сделай мордочку попроще. А то ты похож на котёнка, которого вот-вот стошнит.
И реакция не заставила себя ждать. Мальчишка широко распахнул глаза и шокировано приоткрыл рот от такого нелестного сравнения. Но, сообразив, в чём тут дело, с беспечным выражением лица снова развернулся к зеркалу, поправляя волосы. Понял, что Том просто хотел его обидеть, чтобы он отказался и остался в гостинице. Но не тут-то было.
Парня же такое равнодушие к его искромётной шутке не устроило. И он решил предпринять ещё одну попытку.
- Я уже даже молчу о твоём бомбовом прикиде. Такое ощущение, что ты на гей-парад собрался.
- Слушай, Том, зря стараешься. Я всё равно пойду с тобой в клуб. Хочешь ты этого или нет, - безапелляционно заявило это взлохмаченное чудо и гордой походкой прошествовало к двери.
«Чёрт! Раскусил. А не такой уж он и дурак, оказывает…», - смирился парень со своей нелёгкой участью и, захватив куртку с ключами, выключил свет и отправился на выход.
***
Они просмотрели уже три клуба и сейчас подходили к четвёртому. Биллу категорически ни один из них почему-то не понравился, в то время как Тому было абсолютно по барабану, где пить, лишь бы уже поскорее. Но спорить уже просто не было сил, поэтому пришлось послушно искать тот самый клуб, про который мальчишка прожужжал все уши.
- Слушай, что в нём такого особенного, я не пойму? Почему мы ищем его уже второй час? – спросил парень, поворачивая за угол, морщась от сильного порыва ветра. - Имей в виду, денег у меня с собой не очень много. - Но Билл уже не слышал. Его глаза загорелись нездоровым блеском при виде яркой неоновой вывески вдалеке.
- Мы пришли! Вот он! – мальчишка чуть ли не подпрыгивал от восторга, бесстыдно тыкая пальцем по направлению. Том скосил взгляд в сторону.
«Ну, ничего так, вроде. Снаружи очень даже прилично выглядит. Правда, как-то слишком пафосно», - отметил про себя, пытаясь прочесть название заведения.
- Bizarre love club. И как это переводится?
- Ээ… Да какая разница! Пошли уже! Ты хочешь отдохнуть или нет? – Билл в нетерпении потянул его за рукав толстовки. Он явно рвался туда неспроста, и это настораживало и без того подозревающего его во всех смертных грехах парня.
- Тебе понравится, - загадочно улыбнулся черноволосый, сверкнув своей белоснежной улыбкой. Том ещё раз скептически оглядел его с ног до головы и, не определённо пожав плечами, решил не заморачиваться. Его волновало одно:
«Лишь бы за сутенёра не приняли»
Как и говорил Билл, охрана клуба за небольшой «благотворительный взнос» без проблем пропустила обоих внутрь. Подросток радовался, как трёхлетний ребёнок, не скрывая своего восхищения, разглядывая всё и всех вокруг, будто попал в подобного рода заведение впервые. Хотя, может так оно и было. Том в какой раз за сегодняшний вечер успел пожалеть, что взял его с собой, не проявив твёрдость характера, не настояв на своём. Ведь теперь придётся вести себя более или менее прилично, следить, чтобы это недоразумение, гордо именуемое себя Биллом, не попало в какие-нибудь неприятности (а судя по его внешнему виду, это обязательно рано или поздно должно случиться), а ведь так хотелось побыть, наконец, одному.
«Расслабишься тут, когда рядом твоё персональное проклятье», - невесело усмехнулся Том, подходя к барной стойке, заказывая виски. К счастью, официант хоть и коряво, но вполне сносно говорил по-немецки.
- А мне? – сзади подлетел мальчишка, повиснув у него на плече.
- Что тебе? – непонимающе спросил парень, внимательно глядя на порозовевшие от холода щёки брюнета.
- Выпить. Закажи и мне тоже, - Билл смотрел на него с выражением лица «и что тут непонятного?», традиционно выгнув одну бровь.
- Пф… Ещё чего. Забыл, сколько тебе лет, малявка? – ухмыльнулся парень, залпом выпивая первую порцию. Шумно выдохнул, слегка поморщившись.
Билл замялся под пристальным взглядом бармена, который, наверняка, всё слышал, и решил, что самое время пустить в ход своё главное оружие – обаяние. Ему не хотелось быть выгнанным на улицу посреди Лондона поздно вечером.
- Ну, Тооом, разве ты можешь мне отказать? – елейным голоском пропел черноволосый, интенсивно хлопая накрашенными ресницами, одновременно кокетливо посматривая на парня за стойкой, который от умиления сам расплылся в глупой улыбке.
«Что за…», – красноречиво подумал Том, переводя взгляд то на одного, то на другого.
Бармен тем временем не сводил с брюнета жадных глаз и уже начал в предвкушении облизывать губы.
«Одни пидор*сы кругом! Кошмар», - искренне возмутился парень, даже не подозревая, насколько он близок к правде.
- Очень даже могу, – щёлкнув пальцами прямо перед лицом будто загипнотизированного официанта, привлекая к себе внимание, указал на пустой стакан. - Повтори.
- Сжальтесь, закажите мальчугану выпить, раз он так просит, - наливая ещё половину, сказал паренек, с ухмылкой глядя на хмурого Тома, который тут же смирил его тяжелым взглядом.
- Ты меня поучи ещё.
- Да ладно, чего тебе стоит-то! – начал откровенно клянчить Билл, воодушевлённый таким вниманием к своей персоне. У него было замечательное настроение. Хотелось танцевать и веселиться, но сначала нужен был алкоголь, чтобы побольше раскрепоститься.
- Я сказал нет. Если хочешь, куплю тебе сок, - Том так же выпил вторую порцию, сразу доставая из кармана джинс сигареты.
- Какой ещё сок, нафиг! Ты дурак, что ли?! Я не маленький!
«Началось в колхозе утро», - спокойно подумал он, глядя, как мальчишка встаёт в свою любимую позу, скрестив руки на груди и глазами метая в его сторону шаровые молнии.
- А вот и маленький. Дитё, малявка, сопляк.
- А вот и нет!
- А вот и да, - Том открыто рассмеялся, почувствовав, как жгучая жидкость растекается по стенкам желудка. Билл явно был уязвлён.
«Один - ноль»
- За мой счёт, - подмигнул бармен, наливая рюмку текилы и пододвигая её черноволосому, который, не упуская возможности, мстительно стрельнул глазами в сторону начинающего медленно закипать парня.
- Совсем офигел? Я не разрешал, – Том выхватил жидкость из рук Билла, уже подносившего её ко рту, и небрежно поставил на стойку, расплескав почти половину.
- А ты ему кто, чтобы запрещать? – удивлённый такими действиями, как бы между прочим поинтересовался бармен, вытирая фужеры сухим полотенцем, с издёвкой глядя прямо в глаза, а затем заново наполнил рюмку. Брюнет тут же схватился за неё. Его пальцы соприкоснулись с рукой этого парня, и он, ойкнув, смущённо улыбнулся, тут же краснея.
- Да всё нормально, - заигрывающий шёпот, но так, чтобы и рядом стоящий Том слышал. - Мне даже приятно.
- Да делай, что хочешь. Только оставь меня в покое! – не выдержав такого зрелищного представления, поднялся со стула и, прихватив с собой бутылку, направился к самому дальнему столику. Поведение Билла разозлило его. Только вот он и сам не понимал почему. Он знал, что мальчишка не отличается скромностью и всегда ведёт себя раскованно, так было и сейчас, однако ж что-то определенно задело его.
«Раз припёрся со мной, так пусть сидит и не выпендривается, и не заигрывает с какими-то непонятными личностями в виде гей-барменов»
Негодованию Тома не было предела. Он поставил алкоголь на стол, а сам плюхнулся на мягкий диванчик, раскинув руки на спинке, широко раздвигая ноги и откидывая голову назад, пытаясь расслабиться и ни о чём не думать.
Но отвлечься не получилось. Взгляд то и дело возвращался к брюнету, который до сих пор стоял у барной стойки в весьма занимательной позе и тонким пальчиком водил по краю стакана, о чём-то оживлённо переговариваясь с тем парнем. Том непроизвольно сжал обивку дивана в руках.
«Как можно быть таким… таким… », - он и сам не знал каким. Всё, что ему сейчас хотелось, это просто взять черноволосого за шкирку и хорошенько встряхнуть.
«И что за поза??»
Глаза сам спустились вниз на обтянутую чёрной стрейчевой тканью попу, которая так соблазнительно была выпячена сейчас. Билл стоял, положив локти на поверхность стола, слегка прогнувшись в спине. Щёки Тома ту же вспыхнули, когда брюнет неожиданно развернулся и посмотрел прямо на него, желая убедиться, что тот не ушёл, замечая на себе пристальный взгляд. Парень мог поклясться, что сейчас он упивается тем, что спалил его за таким интересным занятием, как рассматривание его пятой точки. Так и было. Билл ликовал в душе и очень надеялся, что виной такому любопытству отнюдь не выпитый ранее алкоголь.
Когда мальчишка снова отвернулся, весьма умело опрокидывая очередную рюмку текилы, Том опять начал разглядывать его, одновременно наполняя бокал виски. На мальчишке была тонкая тёмная водолазка, выигрышно подчёркивающая его изящную худобу, острые плечи и ровную осанку. Волосы блестели при искусственном свете, переливаясь, завораживая, околдовывая. Почувствовав, как внутри разливается спиртное, стало совсем хорошо. Глаза начали закрываться, а всё тело охватила вполне объяснимая усталость. Музыка хоть и была громкой, но действовала убаюкивающе. Он даже не заметил, как диван с двух сторон прогнулся, а по бокам от его разложенных рук оказалось два парня с коктейлями. Том очнулся только тогда, когда услышал прямо над своим ухом вкрадчивый интимный шёпот на незнакомом ему языке. Повернув голову на источник звука, нос к носу, причём в буквальном смысле, столкнулся с парой голубых хитрых глаз. Не понимая, что происходит, и какого чёрта им от него надо, попытался подняться, но не тут-то было. Двое незнакомцев усадили его обратно, надавливая на грудь, лопоча что-то на своём. Том присмотрелся. Совершенно обычные парни, лет под двадцать, явно дорого одетые и ухоженные. Напрягало только, что они постоянно улыбались, причём как-то странно, и слишком плотно жались к нему. Мысли начали путаться. Билл всё ещё стоял и разговаривал, не обращая на него никакого внимания, поэтому помощи ждать было неоткуда.
«Кажется, французы», - сделал вывод после нескольких знакомых слов.
Они что-то говорили, причём исключительно на ухо и шёпотом, положив ладони ему на плечи. Тома охватила паника. Было ощущение, что он жертва, попавшая в капкан. Оставалось лишь сидеть неподвижно и рассеянно улыбаться. Он даже не сообразил сказать, что не понимает, о чём они тут, собственно, говорят. Эти двое тем временем, увидев положительную реакцию на свои слова, принялись действовать уже более решительно. Рука блондина справа опустилась ему на колено, слегка поглаживая. Том машинально проследил за этим движением, в немом ужасе понимая всю дикость происходящего. Встретившись глазами с парнем, он увидел в них такое, что заставило его, как ужаленного, резко отскочить в бок. Однако ж легче не стало. Второй, очень похожий на первого, с другой стороны, также положил руку на его внутреннюю часть бедра, у самого паха, слегка сжимая.
Том даже не мог возмутиться и стряхнуть эти настойчивые наглые ручонки, которые тянулись к нему и уже поглаживали живот под футболкой. Он был просто в шоке! Это слишком странно, слишком неожиданно и просто отвратительно. Ступор – именно в этом стоянии он сейчас находился. Лишь испуганные, широко открытые глаза и приоткрытый от удивления рот выдавали его истинную реакцию.
- Какого чёрта, Том? Ты чем тут занимаешься?
Парень ухватился за знакомый голос, как за спасательный круг. Пожалуй, он впервые был так рад видеть Билла. Однако тот был явно не в меньшей растерянности, чем он сам. Смотрел то на одного, то на другого парня, сверля их тяжёлым взглядом. Но те даже не шелохнулись и сейчас просто рассматривали брюнета с ног до головы, загадочно переглядываясь друг с другом. Мальчишка снова посмотрел на Тома. Тот лишь открыл рот, видимо, что-то пытаясь сказать, и неопределённо махнул рукой, мотая головой из стороны в сторону. Этот жест, вероятно, обозначал примерно следующее: «Я? А что я? Я тут вообще не причём! Они сами пришли»
- Это твоё? – спросил по-французски блондин, глазами указывая на Билла.
- А? - Том, наконец, начал приходить в себя и тут же попытался вывернуться из их объятий.
- Да. Это…, - Билл тыкнул пальцем себе в грудь. - Его. Так что уберите свои руки и проваливайте.
Том не знал, что брюнет знает французский. Сейчас почему-то его это особенно взволновало.
«Какие ещё сюрпризы сегодня будут?» - подумал про себя и почему-то захихикал. Алкоголь начал давать о себе знать в полной мере, ударяя в голову.
- Тогда, может, поделишься? – тот, что слева, снова прижался к нему, испытывающее смотря на брюнета. - А хочешь присоединиться? – медленно облизнулся, посылая мальчишке недвусмысленный взгляд.
- И не мечтайте даже. Ищите себе другого, ясно? – Том никогда не видел его таким напряжённым, можно даже сказать взбешённым.
- Окей, - это единственное слово из всего разговора, которое он понял. - Мы уходим, малыш, не нервничай.
Билл проводил их глазами и не сдвинулся с места до тех пор, пока эти двое не исчезли из поля зрения. А потом посмотрел на Тома, всем своим видом требуя объяснений. Парень поёжился под таким пристальным испытывающим взглядом.
- Ты и французский знаешь? – нелепо спросил он, запивая шок от перенесённого домогательства новой порцией виски.
- Необязательно знать французский, чтобы догадаться, чего они от тебя хотели. Том, о чём ты думал? – горячо воскликнул мальчишка, присаживаясь рядом. Голова кружилась от ударной порции алкоголя, что было непривычно. Кажется, он немного переборщил.
- Да я сам охренел! Сижу себе, никого не трогаю. А тут бац… Причём знаешь, так нагло ко мне в штаны полез, что я даже сориентироваться сразу не смог, - начал путано объяснять Том, до сих пор не веря, что с ним всё это произошло. - Им ещё повезло, что я выпил и теперь медленно соображаю, а то бы давно в морду получили, в ту же секунду, как их гейские пальчики дотронулись до моего… Такое ощущение, что здесь все с голубым оттенком! – парень не смог скрыть истеричного смешка, но тут же осёкся, увидев, как напрягся Билл от его слов. Мальчишка отчаянно прятал глаза и нервно теребил браслет на своей руке, даже слегка ссутулившись, словно стараясь сделаться как можно более незаметным. Том, почувствовав что-то неладное, начал оглядываться по сторонам. Ведь он так и не удосужился за всё это время присмотреться к месту, в которое попал. И то, что он увидел и понял, повергло его в состояние, близкое к предобморочному. Среди всех присутствующих он заметил только трёх девушек, и то официанток, а на таких же диванчиках, на каком сейчас сидел и он сам, расположились парочки, причём все они были одного пола. Кто-то просто разговаривал, кидая в сторону соблазнительные взгляды, кто-то целовался, а кто-то и вовсе сидел верхом, оплетая своими ногами талию партнёра. Тома затошнило.
- Ты совсем уже оборзел что ли? – только и смог тихо выдавить сквозь зубы парень, пытаясь контролировать поднимающуюся изнутри ярость, которая так и просилась наружу. Его всего трясло, пальцы с силой сжали ткань на джинсах.
- Том, я всё объясню. Ты только… - начал осторожно Билл, но тут же вздрогнул от крика.
- Я спрашиваю, ты совсем охренел?! – он вскочил на ноги, сам не зная зачем. Просто хотел оказаться выше мальчишки, видя, как тот весь сжался от испуга, а затем тоже встал, хватая за куртку, усаживая обратно.
- Прошу тебя, не надо. Тише, - умоляюще шептал брюнет, пытаясь перегородить Тому дорогу, глядя по сторонам на наблюдающих за ними людей. - Сядь, пожалуйста. Я объясню, - но парень отшвырнул его руки и схватил за грудки, слегка встряхнув. Ткань на водолазке опасно треснула.
- Привёл меня в гей-клуб и наивно надеялся, что тебе это с рук сойдёт? Ты заигрался, сопляк! – зло прошипел Том, откидывая его на диван.
- Прости, я виноват! Но я просто хотел показать тебе…
- Хотел он! А меня не забыл спросить, не? Хочу ли я всё это видеть.
- Ты бы ни за что не согласился! А тебе это было нужно!
- Обманул меня! Ложь за ложью. Как тебе вообще можно доверять? – до него только дошёл смысл последней фразы. - Что? Мне? Нужно было? Сюда? Ты соображаешь вообще?!
- Пожалуйста, не кричи, - предпринял ещё одну отчаянную попытку Билл успокоить разбушевавшегося не на шутку парня. - На нас же все смотрят.
Как ни странно, но такой аргумент подействовал положительно. Нехотя сев обратно и выпив прямо из горла бутылки, парень резко и слишком неосторожно откинулся на спинку дивана, ударившись головой.
- Твой мать! Шшш… - Том, зашипев от боли, начал тереть затылок, прикрыв веки.
Билл боязливо подполз ближе, опасаясь сделать хотя бы одно неверное движение, и робко положил ладонь ему на плечо.
- Не трогай меня сейчас. Иначе я за себя не отвечаю, - на удивление спокойно сказал парень, так и не открыв глаз. У него уже просто ни на что не было сил.
«Пошло всё к чёрту!»
- Прости.
- Тебе ещё повезло, что мы в Англии, а не Германии, где меня каждая собака знает. Вот если бы завёл меня в подобный бордель там, я бы тебя точно убил.
- Это не бордель, это…, - попытался поспорить черноволосый, но осёкся под говорящим тяжёлым взглядом. - Просто понимаешь, мне хотелось, чтобы ты хоть раз побывал в таком месте.
- Зачем? – устало выдохнул Том.
- Чтобы увидеть всё это изнутри. Я тоже впервые в подобном клубе, но мне много рассказывали, а ты… Ты даже не имеешь представления.
- И не хочу иметь! Неужели не понятно? – снова вспыхнул парень.
- Я подумал, что… может ты, ну… изменишь своё отношение к таким людям. И ко мне тоже, - совсем тихо закончил брюнет, скрываясь за чёлкой.
- Слушай, я не гомофоб, ясно? Мало кто об этом знает, но это так. Пусть они живут, как хотят, не мне судить. Пусть встречаются, целуются, трах*ются, но только не у меня на глазах, понимаешь?.. И мне не хочется становиться частью всего этого, уж извини, - развёл руками Том, снова хватаясь за бутылку.
Билл поник. Эти слова его очень расстроили и заставили задуматься: под силу ли ему справиться с такой нелёгкой задачей и убедить, что они могут быть вместе, стоит только захотеть, или же всё это бесполезные попытки и пустая трата времени.
Брюнет снова взглянул на своего возлюбленного и не смог сдержать снисходительную улыбку. Том отчаянно пытался оттереть пятно от виски внизу футболки, что-то бурча и ругаясь себе под нос. Лицо было сосредоточенным и серьёзным, словно он решает сложнейший пример по математике, а губа смешно выпячена.
«Если бы тогда, в метро, он не подошёл, у меня ещё был бы шанс отпустить и забыть. Но сейчас… Просто уже не смогу без него»
Неожиданно Билла накрыло такое всепоглощающее чувство нежности к этому пьяному парню напротив, который не переставал шептать что-то невразумительное, отчаянно ругающего себя за неуклюжесть, что, не сдержавшись, порывисто крепко обнял его, уткнувшись лицом в плечо, чувствуя такое уже привычное и родное тепло рядом.
- Чего лыбишься? – проворчал Том, глядя, как черноволосый пытается скрыть свою улыбку. - И вообще, пойдём отсюда поскорее.
- Почему? Мы же только пришли. Какая разница, ты ведь хотел выпить, так? – мальчишке очень не хотелось так быстро возвращаться в номер. Ведь тогда нужно будет лечь спать, а на утро ехать обратно домой, и там снова расстаться с ним.
- И то верно… Ладно, посидим немножко. Да и у меня ещё кое-что осталось, - Том потряс бутылкой, жидкости в которой было чуть меньше половины. - Только ты это… чего прилип ко мне? Если мы в таком месте, это не значит, что я позволю тебе руки распускать, - чисто для проформы сказал парень. На самом деле, такая привязанность мальчишки льстила ему.
- Зато никто ничего не скажет и не будет против. Можем делать, что захотим, - воодушевлённо ответил Билл, к облегчению парня отстраняясь подальше.
- А что мы хотим? – Том был очень пьян и понимал это. Но ничего не мог с собой поделать. Ему нравилось ставить в тупик своими неоднозначными провокационными вопросами, а затем смотреть на реакцию. Вот и сейчас. Он довольно ухмыльнулся, глядя как черноволосый смущённое улыбается и отводит глаза.
«Соблазнитель хренов. Потом сам же и тушуется… Чудо природы»
Билл заложил прядь волос за ухо и сложил руки на коленях, взволнованно отстукивая пальцами какой-то ритм.
- По-моему, тебе вообще нельзя пить.
- Я как-нибудь сам решу, без сопливых.
- Даже не съел ничего, - мальчишка решил проигнорировать очередное обзывательство и потянулся за вазочкой с орешками на краю стола. Он практически лёг Тому на ноги, чтобы дотянуться, но в какой-то момент понял, что не может сдвинуться с места.
- Ты чего там застрял?
- Вот именно!
- Что? – хмуро спросил парень, непроизвольно дёрнувшись.
- Ай! Аккуратнее, ну!
Поза, в которой они оба оказались, была, мягко говоря, неоднозначной. Билл полулежал на Томе лицом точно напротив его паха.
- Ты чего удумал, а? – он заёрзал на месте, оглядываясь по сторонам. Как бы кто не заметил.
- У меня цепочка за твою молнию на ширинке зацепилась!
- Так отцепи её обратно!
- Я не могу! Она слишком короткая.
У обоих уже просто началась паника. Никому не хотелось ставить себя в такое компрометирующее положение, даже несмотря на то, что никто из присутствующих бы не удивился.
- Билл, на нас все пялятся! – взвыл Том, вцепившись брюнету в волосы пальцами.
- Что ты делаешь?! Убери руку! Так ещё хуже смотрится!
- А… Чёрт! – уже не зная, что делать и за что хвататься, он начал краснеть под взглядами мимо проходящих. Кто подмигивал, кто присвистывал, кто одобрительно качал головой. Очень хотелось провалиться сквозь землю. Прямо сейчас. Так стыдно и неловко ему уже очень давно не было.
- О Боже, за что мне это!
- Кстати, у тебя ширинка расстёгнута.
- Что?!
- Шутка! – Биллу было не до смеха, но возможность подколоть он бы ни за что не упустил. Когда Том в очередной раз дёрнулся, он, не удержав равновесия, врезался прямо парню между ног.
- Что ты делаешь? – взвизгнул Том, шокировано глядя вниз, как Билл возиться там лицом.
- А ты сиди спокойно!
- Поговори мне ещё тут!
Колени Тома затряслись непонятно от чего, но он, посмотрев на чёрную голову, понял, что мальчишка истерично хохочет и буквально заливается смехом, слегка поскуливая и даже похрюкивая.
- Никогда бы не подумал, что окажусь в таком положении так скоро, - еле успел выговорить брюнет, прежде чем снова в голос рассмеяться.
Том честно пытался держаться, но не смог. Сначала губы против воли растянулись в тугой улыбке, а затем и вовсе, прыснув от смеха, присоединился к веселью Билла, который уже просто лежал на нём, даже не облокачиваясь на руки. Вся эта ситуация была настолько комична и нелепа, что вмиг перестала казаться такой уж страшной. Но всё же нужно было как-то освободиться. Возня мальчишки и тёплое дыхание там начало напрягать.
«Ещё немного - и у меня встанет»
- Просто сними её и всё.
- Сейчас, - Билл попытался вытереть проступившие слёзы и, перекрутив цепь вниз, начал возиться с замком, ловко орудуя пальцами.
- Можно там не копошиться, а, - Том уже не на шутку взволновался.
- Что, возбуждаешься? - ехидно хмыкнул мальчишка, освобождаясь и выпрямляя спину, которая уже изрядно затекла.
- Наконец-то.
Оба выдохнули с облегчением. Билл снова сидел рядом и мягко улыбался парню.
- Что? – не выдержав такого пристального взгляда.
- Ничего, - беспечно ответил черноволосый, тряхнув головой, смахивая мешающие пряди с глаз.
У Тома вдруг неожиданно появилось игривое настроение. То ли алкоголь полноправно властвовал мозгом, затуманивая сознание, то ли так сильно было желание отмстить за эту глупую ситуацию, а может, потому что и правда успел возбудиться, но парень вновь захотел спровоцировать Билла. Но что именно, он пока и сам не знал.
- А ты мог бы сделать это?
- Что?
- Ну… это. Если бы я попросил, - Том обвёл ошеломлённого мальчишку своим самым пошлым взглядом, на который только был способен, и облизнул внутреннюю часть губы, шевеля серёжкой.
- Почему ты спрашиваешь? – шёпотом, отчаянно покрываясь румянцем и тяжело дыша. Этот вопрос застал его врасплох.
- Ну, раз интересуюсь, значит неспроста, - рука легла на спинку дивана прямо за брюнетом. Она слегка соприкасалась с его шеей, отчего черноволосый заметно напрягся. А сам Том очень веселился, глядя на такую предсказуемую реакцию, и придвинулся ближе.
Билл был так взволнован, что у него даже вспотели ладони. Не говоря уже о сердце, которое трепетно забилось под манящим взглядом пары карих глаз напротив. Мысли путались. Он впервые растерялся. Адреналин и какое-то странное чувство желания хотя бы прикоснуться к любимому телу просто зашкаливало.
- Я не знаю…
- Не знаешь? – якобы удивился парень, «разочарованно» вздохнув.
- То есть… в смысле… - тут же попытался оправдаться мальчишка, стараясь подобрать слова. - Если ты хочешь… я… да, - краска залила лицо уже до самых кончиков ушей, но он упрямо «бесстрашно» не сводил огромных глаз с парня.
- А ему? - Том неопределённо мотнул головой в сторону, скрыв своё искреннее удивление таким ответом.
- Кому?
- Тому бармену. Он же тебе понравился.
- Том, ты чего? – брюнет опешил от такого вопроса. - Он же… он мне никто. Зачем ты так?
- Как? Я же тебе нравлюсь. Попросил, а ты так легко согласился.
- Нашёл с кем сравнивать. Ты думай вообще, что говоришь! – Билл был искренне возмущён. Его очень задело такое неуважительное отношение к себе. - Просто было приятно, что кто-то обратил на меня внимание, что я кому-то понравился, вот и всё!
- Да, но ведь я никогда не говорил, что ты мне хотя бы нравишься, даже не намекал, и, тем не менее, ты всё равно согласился на такое.
- Потому что я тебя люблю, придурок! И если ты сейчас специально нарывался, что бы я тебе в этом признался в который раз, то мог бы просто попросить, а не бесить меня! – Билл надулся, скрестил руки на груди и от обиды пнул рядом стоящий пуфик.
Том удовлетворёно широко улыбнулся. Сейчас брюнет напоминал ему ёжика, которого обделили и не дали молока. Это до того забавно смотрелось, что настроение мгновенно улучшилось. Захотелось поиграть. Он придвинулся вплотную и внимательно смотрел на его лицо, ожидая, что тот вскоре повернётся. Но Билл всё так же пыхтел и старательно отводил глаза.
- Билл, ну хватит тебе, я же пошутил, ты же знаешь, как мне нравится выводить тебя из себя, и всё равно каждый раз введешься.
- Отвали, - черноволосый отмахнулся от руки парня, которая норовилась ухватить его за кончик носа.
- Бу, бу, бу. Может, соску дать, чтобы ты перестал плакать?
- Опять твои пошлые шуточки. Ненавижу тебя!
- А ещё минуту назад любил, - Том откровенно веселился. Он уже немного остыл, но проучить мальчишку считал необходимым.
- Я передумал.
После затянувшейся паузы Том решил сменить тему, всё ещё не оставляя попыток развлечься.
- Как думаешь, те двое… Они что, хотели меня… ну… того?
- Скорее, чтобы ты их.
- Оу, даже так… Может, стоило согласиться, как думаешь?
- Знаешь, что?!! – Билл резко развернулся, ударившись носом о подбородок парня, вызвав у него своей реакцией новую порцию тихого смеха. - Пошёл ты, - снова поник мальчишка, в этот раз обидевшись всерьёз.
- Ёжик.
- Что? Опять обзываешься, да? – начал было закипать брюнет, но весь его порыв сошёл на «нет», когда он поднял глаза на Тома. Тот склонил голову вбок и безмятежно, по-доброму улыбался. Он никогда ещё не видел его таким, и это немного смущало. - Ну чего? – недовольно пробубнил Билл, закусив губу, против воли начиная краснеть.
- В детстве у меня был ёжик. Я нашёл его в лесу и принёс домой. Мама была недовольна, но я всё равно оставил его себе. Так вот он всё время так смешно фырчал и пыхтел, словно маленький недовольный паровозик. А я смеялся, специально щекотал его по незащищённому брюшку. Ты очень похож на него. Такой же мягкий и колючий одновременно.
****
Мальчишка заворожено слушал, неосознанно следя за шевелением его губ и машинально облизывая свои. Его вдруг снова накрыла волна необъяснимой нежности к этому человеку. И это новое прозвище уже вовсе не раздражало, наоборот, казалось очень даже милым.
- Почему ты такой, а? – тихо спросил Билл и тоже развернулся боком, подперев голову рукой, смотря прямо в глаза парню. Музыка будто стала тише, все посторонние звуки отошли куда-то на задний план, а вокруг никого. Только они вдвоём. И пусть оба пьяные, но сейчас как никогда на одной волне.
- Какой такой? – ещё тише, блуждая взглядом по красивому лицу, спускаясь на шею и ниже, пытаясь охватить всё разом. В голове непонятный шум и странное ощущение лёгкости.
- Упрямый. Это твой способ самозащиты?
- Ты о чём?
- Говоришь не то, что думаешь.
- Не замечал за собой такого.
- Ты говоришь, что я тебе надоел, но всё равно терпишь меня, хотя давно мог бы сделать так, чтобы я исчез из твоей жизни. Ты утверждаешь, что тебе не нравятся мальчики, а сам целуешь меня в метро на виду у всех. Ты так возмущался по поводу того, что я заманил тебя в этот клуб, а сам сейчас спокойно сидишь и заигрываешь со мной.
- Я не…
- Тшш…, - прежде чем Том успел возразить, брюнет приложил к его губам палец, серьёзно глядя в глаза, словно гипнотизируя, заставляя немедленно подчиниться. - Я всё понимаю, Том. Тебе нелегко сейчас. Очень сложно осознать и принять тот факт, что тебе понравился парень, в то время как всю жизнь встречался только с девушками… Не спорь, я знаю, что нравлюсь тебе. Иногда ты так смотришь, что сердце замирает от волнения и той нежности, которую ты вкладываешь в эти взгляды. Прямо как сейчас. И я готов ждать, но… Знаешь, очень тяжело стучаться в закрытые двери. Это выматывает и убивает надежду, день за днём. Тогда становится совсем фигово, и уже не хочется ничего… Я бы не хотел, чтобы и в моём случае так получилось, понимаешь?
- Не думаю, что ты правильно истолковал мои действия. Я… - парень был ошеломлён столь серьёзным признанием и никак не мог подобрать слова. Тем более в таком состоянии.
- Да всё я правильно понял. Не стоит увиливать. От меня не нужно ничего скрывать. Ты должен делиться тем, что чувствуешь, своими мыслями, я ведь пойму, никогда не откажу и не оттолкну, Том. Я для тебя всё сделаю, ты только попроси.
- Тебе однозначно не пятнадцать лет. Признайся, ты наврал мне, - попытался отшутиться Том, вдруг почувствовав себя полным кретином. Брюнет, видя, как ему неловко, улыбнулся, подыгрывая.
- Ну, в таком случае, тебе не двадцать один, потому что ты ведёшь себя как потерявшийся ребёнок.
Том опустил глаза, чтобы скрыть своё замешательство. Билл попал прямо в точку. Именно так он себя сейчас и чувствовал.
- Молчишь?
- Я не знаю, что сказать, - честно признался Том, тяжело выдыхая. Мальчишка приблизил своё лицо вплотную и не шевелился, будто ожидая чего-то.
- Совсем нечего?
- Ты сказал, что не будешь давить.
- Не буду. Только обещай, что подумаешь и разберёшься в себе. Мне бы этого очень хотелось. Ты даже не представляешь как.
- Представляю, судя по тому, на что ты согласился пять минут назад.
- Том!
- А что? Ведь это было!
- Ты ужасен, знаешь? Такой момент испортить, - сетовал Билл, тем не менее, не отодвинувшись от него ни на миллиметр.
- Какой такой момент? – парень, наконец, почувствовал себя в своей стихии. Стало гораздо легче.
Вместо ответа мальчишка, хитро прищурив глаза и на секунду в сомнении прикусив краешек губы, резко подался вперёд и просто поцеловал не успевшего ничего понять парня, так же быстро отстранившись, выравнивая сбившееся от волнения дыхание. Он ждал, что ему за это будет.
Том поражённо выдохнул, забыв сомкнуть губы обратно. Это было странно, но приятно. Нахождение черноволосого в такой близости заставляло кровь быстрее течь по венам.
- Поехали в гостиницу. Завтра так рано вставать, боюсь, что даже тебе меня будет не под силу растолкать, - Том жутко занервничал. Он не ожидал от него такого смелого, учитывая данную ситуацию, поступка. Это сбивало с толку и будоражило сознание. Сейчас было не то время, место и состояние, чтобы задумываться об этом. Брюнет глубоко вздохнул, как ему показалось, то ли от разочарования, то ли от облегчения.
- Да… Ты прав.
- К тому же, я всё ещё хочу убить тебя за то, что затащил меня сюда, - Том расплылся в пьяной улыбке. Глаза уже закрывались сами собой.
- Пошли уже, клоун. Если уснёшь, я тебя не унесу, и поэтому придётся оставить тебя здесь на растерзание.
- Ты так торопишься умереть?
- Мечтаю об этом. Вставай, шутник, блин, - Билл подхватил парня за плечи, помогая подняться.
- А знаешь что? – пошатываясь, направляясь к выходу, он неожиданно остановился, пальцами поворачивая голову Билла к себе за подбородок, заставляя смотреть в глаза.
- Не имею представления, - ему было тяжело держать практически весь вес на себе. К тому же он и сам был далёк от состояния трезвости.
- Я тут подумал и решил, что ты классный парень, Билл.
- Да неужели! Долго же до тебя доходило.
- Да неее, ну. Я не об этом, маленький пошлый подросток, - Том неаккуратно потрепал его по голове, чем вызвал искреннее негодование.
- Том….
- М? – осёкся парень на полуслове и перевёл на него расфокусированный взгляд, явно собираясь сказать что-то ещё.
- Лучше заткнись.
<12>
Сразу же на следующий день, после возвращения из Лондона, им обоим пришлось идти на учёбу. Том откровенно спал на парах, предусмотрительно поставив перед собой самый высокий и толстый учебник, и не важно, что та книга могла быть никоим образом не связана с тематикой читаемой лекции. Сосед по парте был поставлен на «сигнализацию» и предупреждён, чтобы в случае приближения преподавателя оповещал его об этом всеми доступными средствами: пинками ногами, руками, криком на ухо. Потому как никак иначе растолкать его было бы невозможно. Билл был совершенно солидарен с состоянием парня и точно так же мирно посапывал в школе, прислонившись к книжному шкафу, предварительно пересев на самую последнюю парту у стенки. Учителя всё видели, но благополучно делали вид, что ничего не замечают. Ещё один большой плюс к тому, что очень хорошо быть отличником.
Но даже придя домой, Том не смог позволить себе такую роскошь, как сон. За эти дни, что он пропустил, накопился целый ворох различный заданий: конспекты, доклады, рефераты, семинары. Под его умоляющим несчастным взглядом и природным обаянием преподаватели всё-таки не устояли и сдались, поставив крайний срок сдачи – до девяти утра. Поэтому работы было, что называется, выше крыши.
«Съездил за границу отдохнуть, называется. Теперь год разгребать эти завалы», - подумал парень, грустно глядя на свой стол, прогибающийся под тяжестью учебников и чужих толстых тетрадей с лекциями. «Но ничего, и не с таким справлялись», - попытался взбодрить сам себя, хотя в глаза в пору было спички вставлять.
Кроме всего прочего, ему отчаянно не давали покоя мысли. Голова была забита исключительно воспоминаниями о прошедшей поездке. Это, бесспорно, был самый насыщенный событиями уикенд за всю его сознательную жизнь. Всего за каких-то три дня он успел побывать в Англии, сходить там в гей-клуб, подвергнуться вполне реальному риску быть изнасилованным двумя французами и, в довершении всего этого беспредела, быть обвинённым в растлении несовершенного подростка, который, между прочем, и сам вполне успешно вытрах*л ему все мозги так, что в ближайшее время секса не захочется точно. Причём ни умственного, ни физического.
«Действительно, когда бы я ещё так повеселился»
Но за всем этим сарказмом стояла попытка скрыть зудящее внутри чувство вины перед мальчишкой. Ведь он обещал, что подумает над его словами. Хотя теперь, на трезвую голову и здоровый рассудок, было очень сложно представить себе весь этот мыслительный процесс. Та ситуация и разговор в клубе… всё это сейчас казалось таким диким и абсурдным. Как только Том начинал пытаться разобраться в себе, разложить по полочкам свои ощущения, в чём-то признаться, его накрывала волна паники и необъяснимого страха. Он понимал, что перестал быть уверенным в своих словах, действиях, мыслях. Будто всё это стало в какой-то момент противоречить тому, что он на самом деле хочет сказать или сделать. И он до сих пор пребывал в шоке оттого, как повёл себя вчера на вокзале. Он наотрез отказался ехать на метро и, под непонимающий взгляд брюнета, взял такси, подумав при этом: «от греха подальше». Однако даже не пытался разобраться, а почему, собственно, так сделал. Нет, конечно, он объяснил себе это всё очень просто, что якобы не хочет быть замеченным никем из своих друзей в компании этого странного мальчишки, чтобы лишний раз не компрометировать себя и отгородить Билла от насмешек. Но, может, дело было вовсе не в этом? Может, в боязни не сдержаться и снова дать волю своим истинным желаниям? Потерять контроль от близости плотно стоящего и доверчиво жмущегося к нему горячего юного тела, запаха его кожи и пары ярких пронзительных восхищённых глаз, в которых как на ладони видна вся его душа, такая же чистая и светлая? Может… Но об этом задумываться Том себе категорически запрещал. Максимум, на что его хватило, так это признаться в том, что брюнет стал ему небезразличен. Его упрямство и напор принесли свои плоды. Теперь парень не мог прожить и дня, чтобы хотя бы раз не вспомнить об этом ураганчике по имени Билл, который, к слову, и не давал повода забыть о себе.
Том только сейчас понял, что вот уже как минут пятнадцать читает одну и ту же строчку в тетради, при этом до сих пор не вникнув в её смысл. От безрадостных мыслей его отвлёк звонок в дверь.
«Господи, пожалуйста, хоть бы это был не тот, о ком я думаю. Мне же ещё столько учить!», - взмолился парень, медленно поднимаясь из-за стола и вяло плетясь по коридору. Но у Бога сегодня, видимо, были другие планы.
На пороге, конечно же, стоял Билл. Кинув короткое бесцветное «привет», без приглашения вошёл в квартиру, на ходу один об другой снимая кроссовки, и навзничь упал на кровать, лицом вниз, раскидав руки и ноги в стороны в виде звезды.
У Тома даже не было сил, чтобы хоть как-то возмутиться такой беспардонности и отругать неподвижно лежащее тело за то, что он каждый раз врывается в его личное пространство без всякого на то приглашения. К тому же, он уже давно перестал удивляться такому поведению и даже стал привыкать. И эта привычка, между прочим, его совсем не радовала. Оставалось лишь смириться с его присутствием, обречённо пожать плечами и вернуться за свой рабочий стол.
- Благодаря тебе у меня накопилась куча дел в универе. И всё это дерьмо… - книжка с грохотом ударилась о поверхность, - …нужно выучить к утру. Так что будь добр, хотя бы не мешай.
- Помочь? – вяло отозвался черноволосый, переворачиваясь.
- Избавь меня от этого.
- Как хочешь. Тогда я посплю, - сзади послышался облегчённый вздох и тихий удовлетворённый стон.
«Значит, уже дополз до подушки» - ухмыльнулся парень. Хоть он и не видел, но буквально чувствовал, как Билл пытается лечь поудобнее, распределив свои длиннющие ноги в выгодном для сна положении, как на его лице появляется уставшая блаженная улыбка, как тяжелеют веки, и выравнивается дыхание.
- А у себя дома ты не мог поспать?
- Но тебя же нет у меня дома, - затихающим голосом промямлил мальчишка, смешно причмокнув губами.
Том всё-таки не смог сдержаться и обернулся. Уголки его губ тут же против воли поползли вверх. Билл лежал на боку в позе зародыша, обнявшись с подушкой, а вместо одеяла его накрывала толстовка парня, та самая, в которую он кутался во время дождя перед поездкой.
«Его любимая», - вывод напросился сам собой.
***
- Билл!
- А? – черноволосая макушка тут же показалась из кухни.
- Будь человеком, сделай мне кофе, - Том обессилено рухнул на стол, положив голову на свои руки. Вот уже три часа он, что называется «не разгибаясь», сидел за учебниками и зубрил, чередуя это увлекательнейшее занятие с написанием реферата и переписыванием чужих лекций. Необходим был перерыв. Срочно. Брюнет же за это время успел выспаться, просмотреть коллекцию DVD, расставить их в алфавитном порядке, сделать уроки и даже сходить в магазин, поскольку в холодильнике было хоть шаром покати, а проголодаться они оба уже успели. Этим сейчас и занимался мальчишка. Он решил приготовить суп и сделать пасту.
- А волшебное слово? – ласково.
- Бегом!
Том резко дёрнулся и открыл глаза, не сразу сообразив, что он и где он.
- Ты заснул, - брюнет держал руку у него на спине. Он аккуратно поставил кружку с горячим кофе и присел рядом. - Нельзя так долго заниматься. Отдохни, иначе толку не будет, - в голосе слышалось явное сочувствие.
- Спасибо, - парень отхлебнул спасительной жидкости и медленно потянулся, выгибаясь в спине. - Но у меня мало времени.
Мальчишка придвинулся ближе, положив подбородок ему на плечо, пытаясь заглянуть в книгу, и как бы невзначай обнял одной рукой за талию.
- Только сейчас понял, что не знаю, на кого ты учишься.
- Я архитектор.
- О-о… А то смотрю, столько листов ватмана в коридоре стоит, думал, художник.
- Можно и так сказать. Только в отличие от художников, у которых масса тем для воплощения их безумных идей, я рисую исключительно здания. Но мне нравится. Не жалуюсь. Только вот теория убивает. И кому она только нужна? - тяжело вздохнув, отслонился на спинку стула. Вопрос был скорее риторическим и ответа не требовал. Он и не заметил, как мальчишка начал ненавязчиво массировать его плечи и шею, расслабляя окончательно. Том прикрыл веки, наслаждаясь этими ощущениями.
- Нравится?
- Угуу, - практически простонал от удовольствия парень, тем самым вызвав радостную улыбку у черноволосого.
- А хочешь, я тебе массах сделаю? Сразу лучше себя чувствовать будешь. Ляг на кровать.
- Боюсь, если я лягу, то уже не встану, - пальцы мягко мяли напряжённые мышцы, отправляя сознание в какой-то транс. Было даже слишком хорошо.
- А так ты вообще скоро вырубишься. Давай-давай, ложись, - брюнет убрал руки, чем вызвал недовольный стон у парня. Тому ничего не оставалось, как подняться и покорно завалиться на кровать. - На живот перевернись. Я сейчас, - метнувшись в ванную, быстро вернулся обратно с тюбиком лосьона для тела. - Не знал, что ты этим пользуешься, - повертел флаконом перед его лицом.
- Ты чего там копался, а? Я разве разрешал? – Том даже нашёл в себе силы привстать. Он очень не любил, когда трогали его личные вещи, да ещё и совали нос не в своё дело.
- Да ладно. Чего стесняться-то? Мне нравится, когда парни за собой ухаживают. Ты ложись, - Билл слегка надавил на его спину.
- Просто у меня кожа сухая, ясно? – пробубнил он в покрывало, буквально чувствуя, как ухмыляется сзади черноволосый.
- Да ясно, ясно, чего ж неясного. Я тоже пользуюсь всякими такими штучками. Хочешь потрогать, какая у меня нежная кожа?
- Как-нибудь в другой раз.
- Ловлю на слове. Футболку сними.
- Это ещё зачем? Так давай.
- Так эффекта не будет. Я уже и лосьон принёс. Что тебе, жалко что ли?
- Ой, ладно, не нуди только, - Тому было уже абсолютно всё равно, лишь бы быстрее снова почувствовать умелые руки на своём теле. Сняв мешающую деталь одежды, откинул её на кресло и лёг удобнее, опустив руки вдоль тела.
- Расслабься, - Билл, помедлив, сел сверху, чуть выше колен. К его удивлению, никаких возмущений и недовольств по этому поводу он не услышал, что, безусловно, придавало уверенности.
- Да я и так почти труп, куда ж ещё.
Закусив в сомнении краешек губы, мальчишка, осмелев, слегка приспустил джинсы парня, хотя они и без того сидели очень низко.
- Штаны снять? – вопрос, заставший врасплох.
- Давай, - поражённо выдохнул брюнет, не веря своему счастью, которое, в общем-то, длилось недолго.
- Обойдёшься, извращенец. Начинай уже.
- Вот и помогай после этого людям. Ещё и обзывается, - попытался обидеться, но ничего не получилось. Налив немного лосьона на руки, глядя на голую спину парня, на выпирающие лопатки и рельефы мышц, он только сейчас понял, что впервые так откровенно будет прикасаться к нему. Всё тело тут же бросило в жар, а щёки заметно порозовели.
Слегка дрожащими руками, пытаясь унять волнение, Билл робко прикоснулся к тёплой мягкой коже, втирая в неё субстанцию. Прошёлся от шеи до поясницы и обратно к плечам.
- Давай сильнее. Чего нежничаешь? Я ж не девчонка, - как-то раздражённо сказал парень и повернул голову в другую сторону.
На секунду замерев и подумав, Билл сел выше, поёрзав, устраиваясь поудобнее. И снова ничего. Начал прикасаться к ароматному телу уже более уверенно. Он мял, надавливал, гладил, щипал, следя за реакцией парня, который иногда дёргался от болевых ощущений, но терпел. Однако когда он начал массажировать низ спины волнообразными движениями, Том уже не стеснялся показывать, насколько ему сейчас хорошо.
- Мм…дааа…о дааа, вот так…ох…сильнее, ещё…боже, какой кайф.
Билл сидел прямо на его мягком месте, а всё тело от ритмичных манипуляций рук двигалось по кровати в такт. Да ещё и эти стоны… Воображение мальчишки начало активизироваться, подкидывая не самые приличные картинки, от которых губы вмиг пересохли, дыхание участилось, а ладони вспотели. Занервничав ещё сильнее, жёстко впился пальцами в спину парня.
- Оу…вот это дааа…чёрт, ах…вот так, ага…мм… .
- Ты как будто сексом занимаешься, - не сдержался брюнет, надеясь унять уж слишком расслабившегося Тома, потому как ему самому было жутко неловко, особенно учитывая то, что всё тепло тела сосредоточилось внизу живота и буквально жгло. Но смутить парня не удалось. Видимо, ему было слишком хорошо, чтобы реагировать на подобные подколы.
- О да. И я сейчас, кажется, вот-вот кончу.
Услышав такое неоднозначное заявление, Билл замер, плотно сжав губы, чтобы сдержать улыбку и разбушевавшуюся фантазию. Как ни крути, а ему было до жути приятно, что Том сравнил действие от его массажа с оргазмом. Подумал, что нужно прекращать, иначе он опять сделает что-нибудь такое, что снова отпугнёт парня.
В последний раз проведя ладонями вдоль спины, наклонился всем корпусом к самому уху и, невесомо прикоснувшись губами к плечу, тихо прошептал:
- Всё.
Тот что-то невнятно промычал и зашевелился. Брюнет привстал на коленях, не слезая, пытаясь закрутить крышку лосьона. В это же самое время, Том перевернулся на спину, так и не открывая глаз. Недолго думая, мальчишка сел обратно, прямо на… чуть ниже живота. Теперь ничто не мешало ему как следует разглядеть в подробностях такое желанное и любимое тело. Рука сама потянулась к груди, осторожно гладя, спускаясь то вниз, то снова поднимаясь вверх. Вскоре присоединилась и вторая рука. Словно завороженный, он водил по всему торсу, всё чаще задерживаясь на прессе, пальцами задевая бедренные выпирающие косточки, исследуя. То, что сейчас испытывал Билл, было похоже на эйфорию. Он представил, что всё это принадлежит ему, и что только ему было позволено вот так дотрагиваться и ласкать его. Вдруг очень захотелось прикоснуться не только ладонями. Но из состояния гипноза его вывел вкрадчивый настойчивый голос:
- Билл… Потрудись объяснить, что ты делаешь? – всё так же не открывая глаз, спокойно спросил парень.
- А то ты сам не знаешь. И не надо возникать. Если ты с самого начала не скинул меня с себя, значит, тебе нравится.
- У меня просто нет на это сил, - естественно, нагло слукавил Том. Но что было делать? Не признаваться же, что он чуть ли не замурлыкал от этих прикосновений.
- Ой, да не ври, - мальчишка снова нагнулся, опираясь о его грудь ладонями, приблизившись вплотную к ничего не подозревающему парню. - Тебе нравится, - шёпот у самых губ.
Том резко распахнул глаза и мгновенно растерялся, увидев лицо брюнета так близко. Тот окровенено рассматривал его, каким-то слишком, как ему показалось, серьёзным взглядом, а потом несильно подул на лицо, заставляя несколько раз быстро моргнуть. Парень не понял этого действия. Но одно он знал наверняка - ему всё это нравится: и тяжесть хрупкого тонкого тела, эти горячие ладони на груди, это еле ощутимое дыхание совсем близко. Может, виной всему усталость, но отодвигать брюнета ему совсем не хотелось.
- Ну что? – не выдержал парень прожигающего на себе взгляда и облизнул пересохшие губы, увидев мягкую улыбку черноволосого. Билл тут же задержал на них взгляд, постепенно наклоняясь, сокращая расстояние, уже ничего не соображая. Ему просто захотелось это сделать.
Том прекрасно понимал, чего хочет мальчишка, но сейчас это почему-то не пугало, наоборот, разгоняло адреналин в крови, заставляя сердце учащённо биться неровными ударами. Послав всё к чёртям, он обречённо прикрыл веки и замер в ожидании. Но… вместо предполагаемых ощущений мягких детских губ на своих, услышал лишь испуганный резкий вздох. Он увидел, что брюнет смотрит на него, как на приведение, с широко распахнутыми глазами, в которых буквально застыл ужас. А затем произошло то, чего он вообще никак не ожидал.
- Мой соус!!! – крик практически оглушал, заставляя вздрогнуть от неожиданности.
- Твой…что? – парень приподнялся на локтях, совершенно не понимая, что вообще происходит.
- Чёрт, чёрт, чёрт!!! – Билл, как ужаленный, вскочил с него и, спотыкаясь и матерясь, со всех ног помчался на кухню.
Том с офигевшим (по-другому и не скажешь) видом, не моргая, опустился обратно на кровать, сложив руки на животе, пытаясь переварить то, что сейчас произошло и то, что чуть не произошло.
«И всё-таки не дали мне распрощаться с остатками здравого смысла. Наверно, это знак. Впредь думай головой, Том, а не…»
- Всё готово! Иди мой руки и садись, - послышался из соседней комнаты голос брюнета и громыхание тарелок.
«Детский сад какой-то» - капризно подумал парень, но всё-таки послушно поплёлся в ванную.
***
- Мм… как вкусно, - они сидели за обеденным столом и пробовали приготовленную Биллом пасту. Том подумал, что уже давно не ел домашней пищи, в основном обходясь полуфабрикатами и бесконечными перекусам в университетской столовой. И уж конечно ни одна девушка, которая задерживалась дольше, чем до утра, даже не додумывалась накормить его. - Я и не знал, что ты умеешь готовить.
- А что ты вообще обо мне знаешь? – тяжело вздохнул брюнет, вяло ковыряя вилкой в тарелке, подперев голову рукой. Но заметив, что парень почувствовал себя неловко после такого ответа, дружелюбно улыбнулся, встряхнув волосами. - Просто я часто остаюсь один. Хочешь – не хочешь, а кое-чему полезному научишься. Тебе правда понравилось?
- Это лучшее, что я ел за последние несколько месяцев. И почти не подгорело, - вернул благодарную улыбку Том, откидываясь на спинку стула.
- Я рад.
- Эй, а чего такой грустный-то? – весело подмигнул парень, стараясь приободрить почему-то вмиг поникшего мальчишку.
- Да так, - отмахнулся Билл.
- Ну уж нет, давай рассказывай, с чего вдруг впал в такое уныние?
- Просто… - он, наконец, оставил в покое вилку и прислонился к стене, прикрыв глаза, - …мне здесь так хорошо... С тобой.
Том вновь смутился, но старался всячески не показывать вида. Он и сам боялся признаться, что впервые за долгое время ужинает не в одиночестве, более того, ему нравится общество этого мальчишки. Несмотря на несдержанный характер и чрезмерный напор, он действовал на него умиротворяюще.
- Тебя родители дома ругать не будут за то, что вернёшься так поздно?
- Это типа намёк на «вали-ка ты отсюда побыстрее»?
- Нет, я… просто спросил, - парень подумал, что этот вопрос действительно прозвучал не слишком своевременно.
- Не будут. Им всё равно. Да и потом, они на смене… как всегда.
Том не знал, что сказать, поэтому просто кивнул. Повисла пауза.
- А хочешь, я у тебя останусь? - как бы спохватившись, спросил брюнет, заглядывая ему в глаза.
Он хотел. Сам не знал почему, но именно сегодня и сейчас – хотел. Другое дело, сказать об этом вслух.
- Если хочешь, оставайся, - как можно небрежнее кинул фразу, поднимаясь и собирая пустую посуду со стола.
- А ты хочешь? – в голосе слышалось отчаяние, смешанное с надеждой. Том застыл около раковины, спиной к мальчишке, слишком сильно сжимая ручку стакана.
- Я не против, Билл.
- Нет. Скажи это, - уже требовательно.
- Слушай, - парень резко развернулся. - Я уже сказал. Хочешь – оставайся, не хочешь – ты знаешь, где выход, - возможно, даже почти наверняка, это прозвучало слишком грубо, но ведь Билл обещал не давить на него. Всё это заставляло нервничать и сбивало с толку.
Брюнет молча, бесшумно встал и начал обуваться в коридоре.
Том бросил посуду и пошёл за ним. Облокотившись о косяк, скрестил руки на груди.
- Вот только не надо психовать. Да, признаю, это было невежливо. Но ты же знаешь, что я по-другому не умею.
- Я не психую, - полный штиль в голосе, будто ему и в самом деле было всё равно. - И всё ты можешь, просто не хочешь. Ты трус, Том, - он уже ухватился за ручку, приоткрывая дверь, как парень тут же захлопнул её обратно, заставив подпрыгнуть от неожиданности.
- Не учи меня жить, - сквозь зубы процедил Том, не сводя с брюнета тяжёлого взгляда. Вся эта ситуация начала его откровенно бесить.
- И не пытался даже… Просто иногда мне кажется, что я знаю тебе лучше, чем ты сам, - и парню снова не нашлось, что ответить. Мальчишка опять загнал его в тупик. - Только попроси меня, и я всё сделаю.
Но Том не мог. Он хотел, но не мог сказать это напрямую, поэтому просто развернулся спиной и под грустный взгляд черноволосого пошёл в комнату.
- Спать будешь на диване. В шкафу возьмёшь подушку и одеяло, - крикнул уже из спальни.
Билл тут же расплылся в широкой улыбке, еле сдерживаясь, чтобы не завизжать от радости. Он не ожидал такого поворота событий. Торопливо снял кроссовки, раскидав их по всему коридору, и чуть ли не вприпрыжку пошёл следом. Ему снова удалось одержать свою маленькую победу.
***
Прошло всего минут двадцать с тех пор, как они погасили свет и улеглись, а Билл уже на носочках, медленно, чтобы не скрипеть полами, подкрадывался к кровати парня. Том не спал (хотя брюнет, судя по всему, рассчитывал именно на это), он знал, что рано или поздно тот придёт к нему.
- Том? – вкрадчивый шёпот, в надежде, что не получит ответа.
- Чего тебе?
- О… ты не спишь. А я думал… - мальчишка судорожно соображал, как теперь выкручиваться, - …Можно к тебе?
- Нет.
- Но я только…
- Нет.
- Хотя бы…
- Нет.
Брюнет нахмурился и поёжился. Стоять в одном нижнем белье в комнате было прохладно. Но отступать он не собирался. Парень сам оставил его, значит – есть, за что зацепиться.
- Мне холодно, - самой жалобной, на какую только был способен, интонацией проскулил черноволосый. Тома это лишь развеселило. Он лежал под одеялом и буквально трясся от смеха, поражаясь его находчивости.
- Билл, нет, - постарался сказать как можно серьёзнее и твёрже, еле сдерживая очередную улыбку.
- Ну, пожалуйста! Ты чёрствый, прямо как этот диван. Жалко что ли приютить ребёнка на своей кровати?
- Значит, всё-таки ребёнок? – такую возможность подколоть просто нельзя было упустить.
- Не цепляйся к словам.
- Мне вставать рано. Хочу выспаться, чтобы никакое тельце под ногами не болталось.
- Ну, Тооом, я тут с краешку лягу и совсем не буду мешать. Ты меня даже не заметишь, обещаю!
«И вот что с ним делать? Ведь полночи над ухом нудить будет, если не пущу».
- Если я услышу хоть один звук от тебя…
- Спасибо! – черноволосый тут же сгрёб свои спальные принадлежности, разложился на постели и начал возиться, укладываясь. - У тебя здесь так тепло, нагрето, - чуть ли не мурлыча.
- Мы же договаривались, - напомнил парень.
- Ах, да, да. Всё, молчу. Спокойной ночи, Томми.
- Не называй меня так.
- Хорошо, Томми… ой… Том.
****
Парень закатил глаза и, взбив подушку, сомкнул веки, пытаясь заснуть.
Пятнадцать минут спустя.
Тому не спалось. Видимо, перенервничал или переутомился, потому что глаза закрывались, но сон никак не шёл. Разболелась голова.
За спиной послышалось движение. Кто-то явно подползал к нему всё ближе и ближе.
- И что это у нас тут за ужик завёлся?
- Чёрт… - негодующе тихо выдал брюнет, обречённо вздохнув. Он был уверен, что уж сейчас парень точно спит.
- Я, кажется, предупреждал.
- Я нечаянно, - пробубнило это недоразумение.
- Ещё одно такое поползновение в мою сторону, и отправишься обратно на диван.
- Хорошо, хорошо…
Тишина.
Ещё десять минут спустя.
- Билл!!!
- Да всё, всё, не трогаю я тебя!
Наутро Том проснулся от ощущения горячего размеренного дыхания на шее, мягких тёплых ладошек на своём животе и худого расслабленного тела, жмущегося к его спине.
<13>
- Таким образом, если вы сделаете неправильные замеры, если ошибётесь в расчётах - весь ваш проект уйдёт коту под хвост. Потому что любая неточность может привести к непоправимым последствиям. Строители получат ваш план с непростительными ошибками, построят, и вскоре всё это может рухнуть к чёртовой матери и покалечить, даже убить кучу людей. А всё из-за чего? А из-за того, что какой-нибудь вот такой умник, как ваш уважаемый однокурсник Майнинг, посчитает однажды, что десять-пятнадцать миллиметров не сыграют особой роли, продолжит не обращать внимания и заниматься самодурством. Помните, что подобные деяния уголовно наказуемы, а пока… плохо, Майнинг, плохо. Завтра приходите на пересдачу.
Молодой человек, шатен, до неприличия высокого роста, под недовольный взгляд пожилого лектора беззаботно сел обратно за парту, казалось, совершенно не расстроившись.
- Весёлый мужик, да? – кивок в сторону преподавателя.
- Тебе только что пару влепили, а ты радуешься, - безучастно поинтересовался Том, лёжа всем корпусом на столе, опираясь подбородком на свои сложенные крест-накрест локти.
- И чё теперь? Жизнь-то на этом не заканчивается, чувак! – лёгкий толчок в плечо друга. - Нужно мыслить позитивно!
- Ах, ну да, я и забыл, что у тебя всё всегда зашибись.
- А ты не завидуй… И вообще, чё ты такой озабоченный ходишь всю неделю? У тебя что, хомяк сдох? Или там… любимый попугайчик?
- Никто у меня не подыхал, Гай. Отстань.
- Тогда что? Не влюбился ли часом? Не ешь, не спишь, м? – таинственно прошептал парень на ухо, тыкая поморщившегося однокурсника пальцем под рёбра, пытаясь привлечь к себе внимание.
- Вот уж не дождётесь, - как-то слишком агрессивно отреагировал Том и тут же осадил себя за несдержанность, выпрямляясь и медленно потягиваясь. - Просто… Ты же знаешь, как я не люблю надоедливых людей? Или когда на меня давят… тоже не люблю.
- О, что-то припоминаю, - Гай притворно закатил глаза. - Это когда ты всю нашу компанию «культурненько» выпроводил за дверь, аргументировав это тем, что не выспался и видеть никого не желаешь?
- Вот именно! Я не выношу, если нарушают моё личное пространство без спроса. Меня это бесит!
- Ну, у каждого свои заморочки. У тебя такие. А я, например, терпеть не могу запах духов и ароматических свеч. Никаких. Марсия долго со мной припиралась, но в итоге уступила. Обычное дело. Все мы люди, в конце концов. Что случилось-то? Нормально расскажи.
- Да так… - парень с сомнением покосился на друга. - Не думаю, что тебе это будет интересно.
- Вот сейчас и проверим. Выкладывай, давай, не тяни, а то скоро уже пара закончится.
Том не был уверен, что Гай тот самый человек, с кем можно было бы поделиться проблемой такого рода, но с другой стороны, являлся самым оптимальным вариантов из всех, кого он знал. Всегда в хорошем настроении, улыбчивый, рассудительный и справедливый Гай умел привлечь внимание различных людей и расположить их к себе. В свои двадцать пять он получал уже второе высшее образование, был женат, объездил почти весь мир и имел безупречную репутацию. К тому же, Том уже не один раз непроизвольно пользовался услугами его первой профессии, которая, к слову, подходила намного больше. И, несмотря на то, что частенько рассказывал ему о себе такое, чего, в общем-то, говорить и не стоило бы, сомневаться в нём ни разу не приходилось. Разница в возрасте всего четыре года, но Том чувствовал себя мальчишкой по сравнению с ним.
Закусив краешек губы, ещё раз посмотрел на застывшего в ожидании однокурсника и решил рискнуть. Держать всё в себе стало уже просто невозможно. Нужно было с кем-то поговорить, поделиться, тем более, если этот кто-то сам предлагает выслушать и дать совет.
- Поклянись, что не будешь смеяться или делать что-нибудь такое, что может привлечь внимание остальных.
- Друг, я - могила, ты же знаешь, - Гай развёл руки в стороны, демонстрируя широту своей души. - Колись, чего там у тебя? – он придвинулся вплотную, демонстративно подставляя правое ухо.
- В общем… - Том осмотрелся. Все откровенно скучали и машинально записывали за лектором, каждый поглощённые собственными мыслями и проблемами, - …Тут такое дело, - прокашлявшись, переходя на еле слышный шёпот. - Я, кажется, нравлюсь одному парню.
Тут же послышался громкий свист, на который среагировала половина аудитории.
- Чёрт, я же просил! – больно ударил друга по коленке, на секунду затихнув, видя, как преподаватель, словно радар, ищет источник звука.
- Прости, такая уж у меня реакция. Ничего не смог с собой поделать, - Гай передёрнул плечами и вернулся в исходную позицию. - Ну, ну, и что? Кто он? С нашей группы? – его глаза тут же забегали по кабинету.
- Нет.
- С потока?
- Да нет же! Даже не с университета! Успокойся ты! Будешь дальше слушать или нет?
- Весь во внимании. Только ты сказал «кажется». То есть, не уверен?
- Нет. Это… совершенно точно. Даже не обсуждается. Он вполне конкретно дал мне это понять.
- Сказал или… что-нибудь уже успел сделать? – Гай кокетливо поиграл бровями.
- И то, и другое. Понимаешь…
- Обалдеть!
- Слушай, заткнись, а! – всё-таки не выдержал Том и повысил голос. Вместо ответа жест «рот на замок». Чуть помедлив, продолжил. - Он так неожиданно появился, сразу начал активно действовать по отношению ко мне: ходит по пятам, в квартиру, как к себе домой заваливается, даже не спросив разрешения, не предупредив, что придёт. Пытается заботиться, внимание проявляет, даже… есть готовит.
- И чё тебе не нравится? – вполне искренне удивился Гай. На его демократичный взгляд вся эта ситуация выглядела вполне естественно.
- К примеру то, что он парень, - Том сделал глаза навыкате, поражаясь, что ему приходится ещё и объяснять такие очевидные вещи.
- Ты в каком веке живёшь? Сейчас такое сплошь и рядом. Чуть ли не норма.
- Но не для меня! Я… у меня в голове всё это не укладывается. Слишком дико и абсурдно. Со мной такого быть не может, нет.
- Сколько ему? – почему-то вмиг посерьёзнев, спросил Гай, глядя на растерянного однокурсника. Том помнил этот взгляд. Именно с него и начинались их «сеансы».
- Эээ... понимаешь, тут такое дело, - замялся парень, ковыряя ногтём дырку в парте.
- Значит, младше, понятно. Насколько?
- С чего ты взял?
- Ну, посуди сам. Ты явно стесняешься его возраста. Если бы он был старше, ты бы так и сказал.
- А может ему сорок или пятьдесят вообще? – Том скептически выгнул бровь.
- Тогда я скажу, что ты извращенец, и пересяду подальше. Говори уже, не тяни кота за яйца. Какой он?
- Он высокий, всего лишь на полголовы ниже меня, брюнет, карие глаза и… ему пятнадцать, - на выдохе, крепко зажмурив глаза, будто боясь получить пощёчину.
- Что «пятнадцать»? – Гай нахмурил лоб, наклоняя голову ниже, подумав, что он, вероятно, чего-то не расслышал.
- Ему. Пятнадцать, - осторожно, с расстановкой повторил, глядя на то, как меняется и замирает выражение лица его друга. Вся эта немая сцена несколько затянулась, поэтому пришлось пощёлкать перед его глазами пальцами, приводя обратно в сознание. - Эй, приём. Ты чего?
- Извини, переваривал информацию, - парень проморгался, делая глубокий выдох. - Значит, он ещё школьник. Какой это класс?
- Десятый.
- Десятый…, - повторил на автомате, сложив губы в тугую трубочку, сдерживая рвущийся наружу смех. - Даа, дружище, ты побил все рекорды. Я, конечно, ещё понимаю, что на тебя все первокурсницы, как мухи на мёд слетаются, но это… Как тебя угораздило-то?
-Да это всё Маркус, придурок! Поспорить мы решили: гей Билл или нет. Я подошёл к нему в метро, типа познакомиться, ну и… - кончики ушей слегка покраснели от нахлынувших воспоминаний. - В общем, его догадки оказались верны. Мы унизили Билла. А на следующий день меня до того замучила совесть, что пришлось идти к нему и просить прощения. Вот там-то всё и началось.
- Да уж, Маркус редкостная сволочь. Сколько раз тебе говорил, кончай с ним водиться, до добра не доведёт.
- Гай, давай не будем. Он друг детства, я сильно привязан к нему. К тому же, он вполне может быть адекватным, если захочет.
- Да ладно, проехали… Значит, его Билл зовут. И что было у него дома?
- Он сказал, что любит меня, и… Прекрати свистеть, я сказал! – зашипел парень на вновь шокированного однокурсника.
- И он это сказал после всего того, что ты ему сделал? Он что, мазохист?
- Дело в том, что он живёт в соседнем доме. Вероятно, мог наблюдать за мной весь этот год, с тех пор, как переехал. Я как-то не замечал его особо, а тут… Как пиявка: вцепился в меня и не отпускает.
- Да в жизни не поверю, что ты не можешь справиться с пятнадцатилетним мальчишкой. Том… - Гай придвинулся ещё ближе, - …Между нами, девочками, ты ведь без проблем решил бы эту ситуацию уже давно, если бы захотел. А что это значит?
- Что?
- Это значит, дубина, что тебе его внимание как минимум приятно. Как дважды два. Сложи - и получишь результат.
- Всё не так просто! – парень неопределенно махнул рукой. - Он не даёт мне прохода, ничего не понимает и не хочет даже слушать меня! К тому же, его давление слишком… Слишком, понимаешь? – Том поднял на друга умоляющий взгляд. Он прекрасно знал, что Гай никогда не вставал ни на чью сторону, всегда пытаясь разобраться и рассудить по справедливости. Поэтому сейчас искать у него понимания и сочувствия было бесполезно. Оставалось лишь выслушивать жестокую правду, как раз ту, в которой он сам себе никогда бы не признался. Словно приговор.
- А взять за шкирку и выпроводить за дверь не пробовал? – однокурсник уже откровенно веселился, глядя на то, как его друг пытается оправдаться. Подперев голову рукой, он с профессиональным любопытством наблюдал за этим интереснейшим «представлением».
- Один раз… Но он не пошёл.
- Ага… А второй и не пробовал, да?
- А что толку?! Это бесполезно!
- Повторяю для тех, кто в танке: если бы ты на самом деле хотел, этот мальчуган уже давно бы исчез из твоей жизни. Вывод напрашивается сам собой.
- И какой же? – Том тут же ощетинился, сразу пожалев, что вовремя не прикусил язык и вообще начал весь этот разговор.
- Он тебе нравится. Причём не в обобщённом смысле, а… вполне конкретном. Я прав?
- С чего такие выводы? – прищурил глаза, испытывающе глядя на задумавшегося однокурсника. Так просто он не сдастся.
- Окей! Давай проведём что-то наподобие теста. Мои вопросы – твои ответы.
- И что за тест? На выявление степени моей голубизны?
- Хм… что-то вроде, - вмиг приободрился парень, в нетерпении заёрзав на месте. - Только, чур, отвечаешь честно и не увиливаешь. Иначе ничего не получится. Договорились?
Том засомневался. Обычно такие игры не заканчивались ничем хорошим. Провокационные вопросы Гая всегда выводили его на чистую воду, а жёсткие правила не давали ступить и шагу в сторону, чтобы соврать или хотя бы недоговорить. Даже страшно представить, куда они выведут его на сей раз. Но отступать было уже поздно.
- Ладно. Только ты давай там, покорректнее. А то я тебя знаю.
- Итак, начинаем. Вопрос номер один: как ты относишься к геям? Они тебе противны?
- Очень «издалека» ты зашёл, надо сказать, - усмехнулся Том.
- Отвечай. Только да или нет. Что ближе к правде.
- Нет.
- В таком случае странно, что ты дружишь с Маркусом. Насколько мне известно, он жуткий гомофоб.
- Оставь в покое Маркуса и задавай дальше свои дурацкие вопросы, - парень понимал, что Гай просто ревнует. Несмотря на то, что у того была куча друзей, чаще всего он проводил время именно с Томом и очень злился, если он приходил с кем-нибудь из той компании.
- На кого похож Билл?
- В смысле? – не сразу догнал Том.
- Ну, смотри, каждый человек ассоциируется с каким-нибудь животным, предметом, растением, да с чем угодно… даже цветом, - он обвёл взглядом аудиторию и снова остановился на однокурснике, - вот ты, например, кажешься мне похожим на… панду! А цвет, скажем, синий.
- О, ну конечно, - парень закатил глаза и усмехнулся. - Понятно, к чему ты клонишь.
- Да нифига тебе не понятно. Просто у тебя бОльшая половина гардероба именно в этой цветовой гамме, поэтому мне и запомнился этот твой образ. Теперь андерстенд?
- Ну, допустим. А почему именно панда? – надо сказать, что его это даже несколько оскорбило. - Я что, такой же толстый, или…у меня чёрный фингал под глазом?
- А вот здесь уже труднее объяснить. Просто первое, что пришло в голову - это панда. Давай подумаем вместе, почему мой мозг выдал именно это животное в ассоциации с собой.
- Так, слушай, - Том выставил перед собой руки ладонями вперёд. - Только вот давай без этих твоих заумных психологических прибамбасов. Ты не у себя в кабинете, а я не твой пациент.
- Окей. Но всё же… - Гай оглядел друга с ног до головы, словно сканируя, а затем несильно хлопнул в ладоши. - Точно! Смотри, панда, она какая? – глаза парня загорелись, ему явно нравилась эта своеобразная игра. Том лишь пожал плечами и ещё раз подумал, какого же чёрта этот человек делает на архитектурном факультете. - Она медлительная, неуклюжая и жутко ленивая.
- Вот спасибо!
- Да погоди. Это же правда, ты абсолютно такой же. Всё делаешь не спеша, в клуб или даже просто на улицу тебя и за уши не вытянешь, постоянно сидишь дома. Ешь, спишь и трах*ешься. Хотя нет… последнее тебя к панде не относит, у неё с этим как раз-таки проблемы, - казалось, Гай всерьёз этим обеспокоился. До того сосредоточенное у него было лицо. - И потом, на вид такой же безобидный, милый и… уютный что ли. Точно. Словно плюшевый медвежонок, которого так и хочется задушить в объятиях.
- Гай, ты меня пугаешь, - Том отодвинулся на лавочке подальше. – Может, это на тебе надо было тест проверять, а не на мне?
- Идиот, - снисходительно отмахнулся Гай. - Просто в отличие от тебя, мои слова и мысли совпадают. Мне не страшно их озвучивать. Посмотри на себя, - приятель подёргал его за брюки и длинный широкий свитер. - Эти шмотки придают тебе ещё большую схожесть с ней. И ещё… панда очень редкое животное. Вымирающий вид, можно сказать.
- И? – осторожно поинтересовался Том, не совсем понимая, куда он клонит.
- Вот и ты такая же редкостная сволочь, как и она!
Ожидая, какая реакция за этим последует, Гай резко наклонился, предусмотрительно прикрыв голову руками. И как раз вовремя. Над ним со свистом пронесся кулак парня, который, судя по всему, целился в глаз.
- Совсем охренел?!
- Да я пошутил, успокойся, милый, - не успел он выпрямиться, как пришлось опять уворачиваться от удара. - Это тебе за то, что две недели назад продинамил меня и не пошёл со мной на футбол.
- Иногда ты меня очень бесишь, - Том, наконец, оставил попытки покалечить однокурсника и, нахмурившись, развернулся обратно, комкая какой-то ненужный тетрадный лист.
- Просто когда ты не в духе, у тебя пропадает чувство юмора.
- Всё. Тест окончен. Ты меня достал уже.
- Но мы только начали! Ещё хотя бы парочка вопросиков, ну пожалуйста, - начал откровенно канючить. - Ты такой интересный экземпляр. Может я даже научную работу по тебе напишу, не против?
- Против!
- Какие мы злые. Ладно, следующий вопрос: тебе нравится Билл?
- Что конкретно?
- Внешне?
- Ну… эээ…
- Да или нет.
- Даже не знаю, я ведь не…
- Да или нет!
- Да, да! Нравится! Чёрт… - Том стукнул кулаком по столу, вмиг разволновавшись.
Гай удовлетворённо кивнул и попытался сдержать улыбку. Но у него всегда это плохо получалось. - Чего лыбишься?
- Да так…Только кричать-то не надо, я и с первого раза слышу. Едем дальше. Как тебе его характер? Устраивает?
- Ну, иногда он бывает очень…
- Да или нет.
Том начинал злиться. Ведь он только пять минут назад говорил о том, что не выносит всякого рода давления. Однако он сам согласился на это испытание, ведь никто не заставлял, а значит, и идти нужно до конца. Гай презирает трусов и лжецов. Очень не хотелось выглядеть в его глазах именно таким.
- Да.
- Что насчёт влечения? Оно есть?
- То есть… - лучше было бы уточнить, чтобы потом не выглядеть дураком и не начать краснеть за себя ещё больше. Но, похоже, именно это ему и предстояло сейчас делать.
- В том самом. У тебя есть к нему сексуальное влечение?
- Смотря, что под этим имеется в виду, ведь…
- Да что тут непонятного! Встаёт у тебя на него или нет? - Гай явно начал атаку. Это чувствовалось по тяжёлому цепкому взгляду, который держал крепко и не отпускал. Том ощущал себя преступником, совершившим какое-то страшное преступление, будто сейчас он сидит на допросе, а в комнате лишь стул и яркий свет лампы в глаза. Тут же вспомнились те немногочисленные моменты сильнейшего возбуждения, когда мальчишка находился рядом. Как, например, с последней ситуацией в метро. Или хотя бы взять тот день, когда он пришёл к Биллу домой. Ни с того, ни с сего решил дать ему то, чего он хочет и, совершенно не осознавая свои действия, начал целовать брюнета, как будто так и надо. Том до сих пор не понимал, как его угораздило так повязнуть во всём этом. И уже не раз задавал себе вопрос: чем он, интересно, в тот момент думал? Увидев постепенно расплывающуюся ехидную улыбку Гая, стало ещё хуже. Ведь он наверняка понял, каким будет ответ.
- Так, так, тааак, это уже интересно. Дело набирает обороты, а?
Том красноречиво промолчал, смирив чересчур любопытного друга убийственным взглядом. Его щёки покрыл пока ещё еле заметный румянец.
- А вы… целовались? – вопрос прозвучал как бы между делом. Парень «увлечённо» рисовал что-то на бумажке, усердно делая вид, что ему это вообще не интересно.
- Нет, ну это вообще ни в какие ворота не лезет. У тебя совесть есть, Майнинг?
- А что такого я спросил? – искренне возмутился однокурсник, наивно хлопая ресницами, откладывая карандаш в сторону. - Если нет, то так и скажи. А если… - его глаза тут же сощурились, образовав две узкие щёлки, а губы сложились в тонкую линию и растянулись в широкой улыбке. - Или вы уже… Да? А? Я прав, да? Я прав? – Гай начал подначивать друга, усиленно пихая его ногой по коленке. – Ну, давай, давай, скажи это, скажи!
- Ты случайно не садист? Иногда мне кажется, что тебе доставляет удовольствие мучить людей. Когда им плохо, хорошо тебе. Ты на наркомана сейчас похож, у которого перед глазами крутятся «весёлые картинки».
- Ничего подобного! Я же помочь хочу! Что тебе, сложно что ли быть искренним со мной? Или ты мне не доверяешь?
- Доверяю, - Том скрестил руки на груди и спустился на сидении пониже. – Ну, допустим, у нас с ним был поцелуй.
- Реально? – парень попытался максимально скрыть своё вполне понятное удивление.
- И не раз. В общем-то, я первый начал. Поцеловал его в метро, хотя меня никто об этом не просил, - он неопределённо дёрнул плечом, задумавшись. Гай не мешал. Он лишь тихо сидел, слушал и снисходительно улыбался, глядя на сосредоточенное лицо друга, взгляд которого устремлён в одну точку. Было совершенно очевидно, что именно сейчас он впервые по-настоящему пытается проанализировать своё поведение и что-то понять. - И потом ещё… у него дома, когда пришёл извиняться… А нет, в метро было два раза… Чёрт, получается, что я трижды сам поцеловал его! – Том вспомнил все эти случаи и ужаснулся. В голове не укладывалось, что он, будучи в светлом уме и трезвой памяти, смог позволить себе такое. - В какие-то моменты у меня словно тормоза срывает. Я вот вроде бы понимаю, что так делать нельзя, что это полнейший абсурд, но желание… становится таким сильным, что хочется во что бы то ни стало получить это. Тем более что он никогда не сопротивляется, наоборот… и даже когда я потом делал вид, что ничего не произошло, он не ругался и не устраивал истерик. Иногда мне кажется, что если бы я сказал ему спрыгнуть с десятого этажа, он бы спрыгнул. Билл позволяет мне всё. Абсолютно. Но это же ненормально?
- Нормально, если любишь. Пойдёшь ради своего любимого на всё и простишь многое. И судя по тому, что ты мне сейчас только что рассказал, выводы неутешительны для вас обоих.
- Что это значит? – парень поднял измученный взгляд. Вид у него был, как будто пытали сутки напролёт.
- Давай представим ситуацию, чтобы уж я окончательно определился. Представь, что он предложил тебе секс…
- Предлагал уже. Я даже со счёта сбился, сколько раз… Не говоря уж о намёках… Он какой-то озабоченный.
- На себя посмотри. Да и вряд ли ему нужен секс как таковой. Но об этом позже. Я говорю о сексе без обязательств. Он приходит к тебе, предлагает сделать это, говорит, что завтра переезжает в другой город, или нет, даже другую страну, и что больше ты его никогда не увидишь. Твоя реакция? Согласился бы? Только подожди, подумай хорошенько, прежде чем ответить. Вспомни всё то, что ты мне сейчас рассказал. И не смей врать.
- Если бы никогда не увидел больше?
- Да. Гарантировано. Последний раз видитесь.
- Он же меня, похоже, правда любит. Я бы ему сердце разбил, если бы так поступил.
- Давай сейчас не будем трогать моральную сторону вопроса. Чисто физиологически. Захотел бы его? Смог?
Вообще-то, Тому и думать было нечего. Он знал ответ на этот вопрос заранее и уже давно. Но одно дело знать, а другое – так открыто признаться кому-то.
- Знаешь, учитывая, что у тебя на него встаёт, ты слишком долго думаешь, - Гай нетерпеливо стучал пальцами по столу и не сводил глаз с друга, который в этот момент был похож на загнанного в клетку дикого зверя.
- Ну, допустим, да. Что дальше? – он с вызовом посмотрел на однокурсника. Всё, что Тому сейчас хотелось - это двинуть ему чем-нибудь тяжёлым, чтобы убрать эту ехидную довольную улыбочку с лица друга.
- Что и требовалось доказать. Молодец, зато честно. Я бы вот тоже согласился.
- Что?!
- Если бы я этого захотел, если бы у меня была такая возможность - переспать с парнем, ну, теоретически, конечно, я бы это сделал. Понимаешь, всё зависит от человека. Никогда не стоит ущемлять себя в чём бы то ни было. Если есть шанс, так почему бы им не воспользоваться? Захотел я с парашюта спрыгнуть, я спрыгнул, не задумываясь о последствиях, не думая, что да как. Захотел – сделал. Всё просто. И не стоит усложнять себе жизнь, в ней и без того куча проблем. Нужно во всём находить позитивные моменты.
- И… где же здесь эти моменты?
- Да везде! Том, кто тебя, кроме твоих родителей, ну и меня, разумеется, ещё так отчаянно любил, несмотря на все твои заморочки и явные минусы в характере? – Гай специально отвёл взгляд на этих словах, чтобы не видеть возмущённое лицо друга, - Билл заботится о тебе, вертится, как ужик на сковородке, чтобы привлечь твоё внимание и, между прочим, очень рискует, приходя в квартиру малознакомого парня да ещё и ночуя с ним в одной постели. Наверняка ещё и от родителей скрывает всё это, обманывает и голову им морочит. А что ты? Чем пожертвуешь ты, если совсем немного уступишь этому мальчишке?
- Я не хочу быть геем, - слабо отозвался парень, окончательно понурив голову. Слова однокурсника убивали в нём последнюю надежду на спасение.
- А что тебе не нравится? Название? Ну не знаю… говори не «гей», а, к примеру, супермэн. Хочешь быть супермэном?
- Очень смешно!
- Нет, мой одноклеточный друг, смешно - это твоя логика. Почему, если тебе впервые в жизни понравился парень, то ты сразу гей?
- А кто тогда?
- Да и потом… А не всё ли тебе равно? Ты вообще по какому поводу волнуешься? Только не говори, что из-за того, что скажут твои друзья–приматы. Не разочаровывай.
- Это важно для меня! Ты такой простой, я иногда просто поражаюсь! Так спокойно сидишь, рассуждаешь тут. А между тем, если я … если… Да вся моя жизнь тогда полностью измениться, понимаешь? Я один останусь, потому что никто никогда не поймёт!
- Почему ты в этом так уверен? Я же спокойно всё это воспринял, так зачем же недооценивать остальных?
- О, да! Маркус точно будет в восторге!
- Вот заодно и проверишь, какой он тебе друг. Хотя, мне кажется, ты и так это знаешь. С каких пор тебя волнует общественное мнение, Том? Что с тобой случилось?
- Это другое… - снова наклонился и лёг на стол, закрывая голову руками. - Это ненормально и… страшно.
- Но попытаться-то можно. Ты ничего не теряешь. Не понравится, ну… нет, так нет. Попробуй, а вдруг это… твоё.
- Моё? – Том на секунду выглянул из своего укрытия, удивлённо посмотрев на друга.
- Тебе двадцать один. И ещё ни разу не было серьёзных отношений, вот это действительно ненормально, - Гай прилёг рядом и зашептал. - Рискни. Дай себе и мальчишке шанс. Ну не зря же он в тебя так вцепился. Значит, действительно что-то чувствует. Если даже это пока не любовь, то авторитетно заявляю, нечто очень похожее на неё. Потому что в пятнадцать лет так наседать на взрослого парня… Каким же смелым и отчаянным надо быть. Знаешь, мне он уже нравится, заранее.
- Он меня в Англию затащил на выходные, а там в гей-клуб повёл. Думал, убъю его, - ни с того, ни с сего вспомнилось Тому. Тут же сбоку послышался дикий хохот Гая, который зажал себе рот рукавом и крепко зажмурил глаза, невпопад стукая кулаком по парте.
- Слушай, а познакомь меня с ним, а! Нет, ну надо же… Он гений! Я должен лично пожать ему руку. С тобой только так и надо! – и снова тихие повизгивания. Том насупился. Вообще-то он надеялся на другую реакцию.
- Хватит ржать, конь. Я тебе тут душу открываю... И вообще, я не понимаю. Как так случилось? Разве я похож на… этих вот… короче, голубых?
- Да в общем нет. Просто у тебя психотип подходящий, - парень, наконец, поднялся и вытер слегка проступившие слёзы.
- Какой такой психотип?
- Ну, понимаешь, ты слишком мягкотелый.
- Я?!
- Ты, ты. Просто хочешь казаться крутым, и хочу сказать, что до сих пор у тебя это действительно неплохо получалось, но вцелом… Том… - Гай пристально посмотрел ему в глаза. - Ты до безобразия положительный. Слишком добрый, слишком ранимый, обидчивый, хоть и пытаешься этого не показывать.
- Хочешь сказать, что я тряпка?
- Вовсе нет! Наоборот. Ты можешь быть таким разным, стоит тебе только захотеть. Иногда я просто офигеваю, как быстро меняется твоё настроение и манера поведения. Может, ты и не замечаешь этого, но я-то… - двумя пальцами указал себе на глаза, - … я всё вижу. Это неплохо, ты не переживай. Скорее интересно. Даже забавно, что с тобой хочет дружить каждый второй в нашем универе, но при этом ты никогда не проявляешь первым инициативы, они сами липнут к тебе … А ты водишься только со мной. Почему? В чём твой секрет? Странно, правда?
- Ну… - Том почесал кончик носа. - Просто я считаю, что пусть лучше у меня будет пара друзей, но настоящих, чем куча бесполезных, которые хотят получить от меня какую-то выгоду.
- Вцелом я с тобой согласен. Но полезных знакомых всегда необходимо иметь в жизни. Поэтому, кто бы тебе не встретился на пути, и какой бы сволочью этот человек не оказался, не рушь мосты, запиши телефончик на всякий случай, сто процентов, однажды пригодится.
- Нет. Я так не могу, Гай. Если мне кто-то не понравился, то всё… И под дулом пистолета не заставишь с ним заговорить.
- Вот это и плохо… Ладно, что-то мы от темы ушли. Так что ты решил?
- Ты про Билла?
- Ну, не про папу же римского.
- Понимаешь, тут ещё дело вот в чём, - заломил руки за спину, потягиваясь. Говорить или нет? - Только не смейся, но… я его стесняюсь. Не в том смысле, что… - неопределённо взмахнул руками, - …когда мы просто разговариваем или смотрим вместе фильм, а вот… именно в ситуациях, когда он начинает ко мне… эм…
- Приставать.
- Да. И вот в такие моменты от него исходят настолько мощные волны энергии и каких-то непонятных флюидов, что у меня буквально башню сносит от его близости. Но меня это дико смущает, я теряюсь, и первая моя реакция это грубость или, того хуже, применение физической силы.
- Типичное проявление самозащиты. Образовавшуюся внутри тебя неловкость пытаешься переложить на плечи мальчишки. И не стыдно тебе? Ай-ай-ай.
- Я серьёзно, Гай! Это настоящая проблема! А сегодня утром… - Том повертел головой, проверяя, не подслушивает ли их кто, -…Так стыдно мне уже давно не было. Как вспомню…
- Рассказывай.
- Даже не знаю… Это как-то перебор с откровенностями, по-моему, - парень, сомневаясь в правильном выборе, покосился на друга.
- Ты забыл, кто я?
- Психолог, я помню. Но рамки приличия хоть какие-то должны же быть.
- Том, я похож на приличного человека?
- Ты женат.
- Это ещё не показатель. Так похож или нет?
- Не очень. Никогда не забуду ту массовую поездку на пикник.
- Чё паришься тогда? Выкладывай. Теперь тебе меня точно будет сложно удивить.
- Ну да, ты прав … В общем, слушай…
****
- Билл! Поднимай свою задницу с моей кровати и вали в школу! Я опаздываю!
Том словно смерч метался по квартире, одной рукой застёгивая ремень на джинсах, а другой пытаясь надеть куртку. Получалось плохо, поэтому вещь, наполовину свесившись с плеча, волочилась по полу вслед за своим хозяином, который, будто этого не замечая, продолжал капаться в куче разбросанных тетрадей.
Билл лежал на животе, укутавшись одеялом по самую макушку, и не шевелился. На самом деле, он уже давно не спал.
- Билл, ты понимаешь, что мне некогда! Я уже полностью готов, - проматерился, вспомнив, что забыл надеть носки и полез в шкаф. - А ты даже ещё не встал!
- Я не пойду, - наконец подал голос мальчишка, так и не продемонстрировав больше никаких признаков жизни. Том даже застыл на мгновение, сведя брови к переносице. Как-то слишком тихо и вяло прозвучал ответ брюнета.
- Ты что, заболел?
- Нет.
- Тогда что? Ноги в руки и бегом в школу, у тебя три минуты!
- Не пойду. Не хочу.
- Что значит… шшш.., - Том нечаянно стукнулся коленом об угол журнального столика и тут же схватился за больное место, прыгая на месте на одной ноге. - Что значит, не хочешь? Есть такое слово «надо». На этой неделе ты пропустил уже дважды, так что…
- Я тут останусь. Иди.
- Ха-ха, очень смешно. Кто ж тебя здесь оставит? Ключ у меня один, да и в любом случае я бы тебе его не отдал. Ещё квартиру мне спалишь… или затопишь… это ты можешь.
- Том, пожалуйста, я даже могу тебе обед приготовить, когда вернёшься, хочешь?
- Это не обсуждается. Вставай! Бегом!
- Тогда иди позавтракай, а я пока оденусь и умоюсь, - в голосе черноволосого явно слышались нотки отчаяния.
«Да что тут происходит??»
Парень быстро приблизился к кровати и, скрестив руки на груди, уставился на неподвижное тело брюнета. Что-то здесь явно было не так. Но вот что?
- Какой, нафиг, завтрак? Ты на время смотрел?
- А мне ко второму уроку, - предпринял последнюю попытку Билл и затаил дыхание.
- Ага, ври больше. Если бы ты проспал ещё на час, то сказал бы, что к третьему, да?
- Нет… Том, ну чего ты такой вредный? Оставь меня здесь. Ничего с твоей квартирой я не сделаю, обещаю!
- Так, всё, с меня хватит. Достал уже!
Том схватился за два края одеяла и попытался резко сдёрнуть, но, видимо, брюнет предполагал, что так будет, поэтому крепко держал ткань пальцами, не позволяя это сделать.
- Что за фигня! Отпусти! – парень не сдавался и потянул сильнее. Биллу ничего не оставалось, как перевернуться на спину и ещё отчаяннее вцепиться в одеяло. Неизвестно почему, но в глазах мальчишки просматривалась настоящая паника.
- Нет, нет, пожалуйста, я сам. Я сам!
- «Сам» было десять минут назад, теперь я вынужден тебя поторопить! Да что ж такое! – оставив бесполезные попытки стянуть проклятое одеяло, Том подошёл вплотную и, перехватив визжащего и брыкающегося мальчишку поперёк талии, приподнял с кровати.
- Не трогай меня! Не трогай! Положи обратно!
- Какого чёрта?! – Том только и делал, что уворачивался от вездесущих конечностей черноволосого, которые пытались лягнуть его побольнее. - Совсем сдурел?!
Билл всё-таки задел ногой больную коленку парня, отчего тот, негромко вскрикнув, бросил его на кровать и сам, не удержав равновесия, рухнул прямо между разведённых ног мальчишки всем весом, не успев даже подставить руки, чтобы смягчить падение. Оба сразу же застонали от боли. Том только сейчас понял, что означает выражение «до звёздочек в глазах». Но кое-что его волновало сейчас гораздо больше, чем собственная коленка. Он так и лежал, лицом оказавшись в районе шеи брюнета, и шумно дышал, пытаясь выровнять дыхание после борьбы и прислушаться к собственным ощущениям. К сожалению, они его не обманули. Ему в живот совершенно явно что-то настойчиво упиралось, а непрекращающиеся тихие, еле сдерживаемые стоны, которые к боли теперь уж точно не имели никакого отношения, до сих пор не прекратились. Медленно поднявшись на руках, он посмотрел на лицо брюнета, которое было полностью выкрашено в красный цвет. Губы поджаты, то ли от стыда, то ли от обиды, напряжённый взгляд говорил о том, что ему сейчас не менее неловко. Так и лежали несколько долгих секунд, не зная, что сказать или сделать. Биллу хотелось надеть шапку-невидимку и исчезнуть, у парня, в общем-то, было схожее желание.
****
- То-то я смотрю, ты первую пару пропустил, - Гай понимающе хмыкнул и покачал головой. Его друг преподнес сегодня немало сюрпризов.
- Просто пришлось ждать, пока он там… в душе был. Боже, это было ужасно… Никогда ещё я не чувствовал себя так отвратительно, - парень сокрушенно упал на парту и начал биться лбом о поверхность.
- А что, собственного, такого страшного произошло?
- Как это? Ты что, не понимаешь? Я как бы не привык просыпаться рядом с человеком, у которого стояк по утрам, потому что если я и засыпал не один, то рядом со мной всегда были только девушки!
Прозвенел звонок, оповещающий о начале перерыва.
- По-моему, ты придаёшь всему этому слишком большое значение. И не ты один… Но Билл-то понятно, он по уши втюрился, поэтому ему и неловко было предстать перед тобой в таком виде, зная, как ты на это отреагируешь. Но ты-то…Чего ведёшь себя, как будто находишься на начальном этапе полового созревания? Стесняется он… ха! – Гай не спеша начал складывать книги и тетради в сумку.
- А как, по-твоему, я должен был отреагировать? – раздражительно рыкнул Том, сверля однокурсника злобным взглядом. Его спокойствие действовало на нервы. - Я не ожидал такого!
- А чего ты ожидал? Он же парень! Включи мозги. Это совершенно обычное явление. Будто у тебя такого никогда не было.
- Да, но…
- Слушай… - парень, накинув сумку на плечо, поднялся и с усмешкой посмотрел на друга. - Вот если бы мы с тобой проснулись в одной кровати…
- Такое уже было. По пьяни, на даче у Тони. Правда, тогда просто мест больше не было.
- Ну вот, представь, что мы проснулись, и ты заметил у меня эту маленькую проблемку. Твоя реакция?
- Ну… - не сдержался и прыснул от смеха.
- Вот именно! Ты бы просто поржал, получил бы от меня пенделей за это, и всё. Инцидент исчерпан. Понимаешь теперь в чём разница? Что мешало тебе точно так же поступить с Биллом?
- Это другое… - замялся Том, делая вид, что рассматривает «интереснейший» рисунок линолеума на полу.
- А я о чём. Билл для тебя не такой, как все остальные парни, и ты сам становишься другим рядом с ним. Так какого же чёрта, я тебя спрашиваю, ты ломаешься, мучаешь его и себя? Подумай об этом. Если что, ты знаешь, к кому можно обратиться за консультацией, - Гай весело подмигнул растерянному другу и покинул аудиторию.
Том размашистыми шагами шёл домой, не обращая внимания ни на что и ни на кого вокруг. В голове то и дело, словно плёнка, прокручивался их недавний разговор. «Убийца» - периодически повторял он вслух, тем самым изрядно пугая прохожих. Собственно, это почётное звание он присудил Гаю, который очень ловко и умело убил в нём последнюю надежду на нормальную жизнь.
<14>
Уже подходя ближе к дому, Том успел накрутить себя до такой степени, что его начало раздражать всё, вплоть до неизвестно откуда взявшегося пятнышка грязи на кроссовке и громко плачущего неподалёку ребёнка, хотя обычно на такие мелочи он привык внимания не обращать. Как только они с Гаем разошлись, вся эта ситуация тут же перестала казаться ему такой уж безобидной. А сам себе он никак не мог найти подходящих слов для успокоения.
В подъезде, как обычно, на небольшом выступе, болтая ногами и покусывая кончик колпачка, с учебником в руках сидел Билл. Уроки заканчивались раньше, поэтому он всегда приходил и ждал столько, сколько нужно. Каждый день. Парень остановился, не дойдя всего несколько метров. Почему-то именно сейчас ему крайне не хотелось с ним встречаться. Однако отступать было поздно, да и прятаться бесполезно. Том стоял прямо напротив него и не шевелился, было странно, что он до сих пор остался незамеченным. Глаза машинально прошлись по хрупкому силуэту мальчишки, отмечая про себя нечто новое, то, чего раньше не замечали, будто видя впервые. Руки… такие тонкие и худенькие, без всякого намёка на мышцы, с просвечивающимися синими венками на полупрозрачной коже смотрелись немного жутковато, но в некотором роде даже аристократично. Длинные изящные пальцы, сжимающие твёрдую обложку книги, казались и вовсе музыкальными. Странно, что он раньше не видел эту симпатичную, словно дразнящую родинку под губой, да и сами губы, красиво очерченные, в меру пухлые, здорового розового оттенка, с неизменным, еле заметным прозрачным блеском. Не говоря уже о глазах… Как интересно, ведь у парней не должно быть таких длинных и пышных ресниц, а может, во всём виновата тушь и темные тени, который просто создают такой эффект? Но Том знал, что это не так. За всеми своими попытками отказаться, оттолкнуть, он не замечал, как красив был тот, кто с таким упорством добивался его вот уже несколько недель.
«Красивая душа - красивая внешность. Какая редкость…» - сделал вывод, ещё раз пробежавшись глазами по лицу брюнета, встречаясь с ним взглядами. Тот тут же радостно заулыбался и, захлопнув учебник, спрыгнул на пол, подходя ближе.
- Ты сегодня рано. Я только один урок успел сделать. Историю. Но там мало было задано. Как дела в университете? – без умолку щебетал Билл, буквально светясь от хорошего настроения. Было очевидно, что он благополучно забыл об утреннем инциденте или же просто делал вид. В любом случае, вёл он себя сейчас подозрительно активно. Том, наконец, сдвинулся с места и поднялся на первую ступеньку, рукой перегораживая проход следовавшему за ним брюнету. Тот удивлённо поднял на него глаза, задавая немой вопрос.
- Ты не вовремя, - это всё, что он смог выдавить из себя, слегка толкая мальчишку в грудь. Разговаривать и объяснять что-либо прямо сейчас ему очень не хотелось, да и никаких моральных сил на это уже не осталось.
- Что-то случилось? – обеспокоился Билл, тем не менее предприняв ещё одну попытку поравняться с ним.
- Я же сказал… Не до тебя сейчас, - как-то слишком грубо отозвался парень, снова отталкивая, чем немного напугал ничего не понимающего брюнета.
- Том… Ты чего?
- Куда это ты, интересно, собрался?
- Ну как… - медленно пожал плечами, - …к тебе, конечно.
- А разве я приглашал? Чё ты тут каждый день ошиваешься, как я не знаю кто? - Том чувствовал, что его, как говорится, понесло. - Я устал и хочу побыть один. А то ощущение, что у меня хвост вырос. Ходишь за мной везде… Не спрятаться, не скрыться, блин. Достал уже! – он рассчитывал на какую угодно реакцию, но только не на такую: Билл, задумавшись на секунду, мягко улыбнулся и склонил голову на бок.
- Понятно. Всё-таки что-то случилось. Расскажешь?
- Ты случился... – невнятно пробубнил Том, поднимаясь вверх на ещё одну ступеньку.
- Что?
- Ничего. Понятно ему… Нихрена тебе не понятно, понятно?
- Не нужно на мне срываться. Я не виноват в твоём плохом настроении! Поэтому мы сейчас пойдём к тебе, я сделаю чай, ты успокоишься и всё мне расскажешь, – похоже, терпение мальчишки тоже подошло к концу. Он решительно сдёрнул руку парня с перил и бодро зашагал по лестнице. Однако далеко уйти не удалось. Том схватил его за локоть, разворачивая лицом к себе, крайне возмущённый такими словами.
- Не много ли на себя берёшь, мальчик? – слегка встряхнув его, подталкивая, спустил обратно на площадку. - Ты мне кто, чтобы я тебе что-то рассказывал?
- Твой друг, в первую очередь! И я не понимаю, почему ты так жестоко со мной поступаешь каждый раз. Что я тебе такого плохого сделал? – переходя на шёпот, потирая наверняка слишком сильно сдавленное место на руке. - Чем я заслужил такое обращение? Я же… я же не игрушка, в конце концов, чтобы швырять меня, куда и когда захочется. - Том пришёл в себя только после того, как заметил резко поджавшиеся дрожащие губы брюнета. Моргнув несколько раз, словно очнувшись, он только сейчас понял, как обидел, по сути, ни в чём не виновного ребёнка. В конце концов, только он один причина всего того, что сейчас происходит. Ведь Гай был прав. Если бы он захотел, всё закончилось бы ещё тогда, в метро. Это зашло слишком далеко, и кто теперь даст гарантию, что ещё можно что-то исправить?
- Просто иди домой, ладно? Я…, - парень потёр виски, которые болезненно ныли вот уже полчаса, не давая возможность адекватно воспринимать реальность, - …я не хочу тебя обижать или делать больно, но если ты прямо сейчас не уйдёшь, то мне придётся это сделать. Пожалуйста, оставь меня, - он уже буквально молил об этом.
- Но тебе плохо, я же вижу. Том…, - мальчишка сделал несколько нерешительных шагов, вновь подходя вплотную, пытаясь заглянуть в глаза. - … Не прогоняй меня. Если не хочешь говорить - не надо. Я тихонько посижу, уроки поделаю, я как мышка, ты же знаешь. Ты меня даже замечать не будешь.
Том ничего не смог с собой поделать. Широкая усталая улыбка сама расползлась по лицу, чем вызвала немалое замешательство у брюнета. Удивительно, каким настырным и добродушным мог, порой, быть Билл. Другой бы на его месте уже давно развернулся, ушёл и больше не вернулся. Но только не он, нет. С ним всё намного сложнее. Никогда нельзя предугадать его реакцию на те или иные слова или действия.
- Зачем тебе это надо? Скажи честно. Я… я, наверно, чего-то не понимаю, но ты каждый раз меня удивляешь и тем самым невероятно бесишь. Инопланетянин, честное слово. Всё у тебя не как у людей.
- Я люблю тебя, вот почему, - спокойно ответил брюнет, смотря на него, как врач на не вполне вменяемого пациента, объясняя совершенно очевидные вещи.
- Ты так говоришь об этом… как о погоде на завтрашний день.
- Ну а что мне теперь из этого секрет что ли делать? Ты тоже, знаешь ли, странный. Другому бы приятно было, а ты… Как будто тебе каждый день в любви признаются. Если я так просто об этом говорю, это не убавляет ценности моих слов, наоборот… И вообще, я такими фразами не разбрасываюсь, так что… ты первый, кому я сказал это. Единственный, - Билл скрестил руки на груди, испытывающе глядя на парня исподлобья, пытаясь состроить самую обидчивую мордочку. Сейчас уже можно было. Нужный эффект произведён мгновенно. Том почувствовал себя неловко и начал переминаться с ноги на ногу, не зная, как реагировать на подобного рода признание. Ответить ему было нечем, а сказать «хорошо» или «спасибо» было бы верх идиотизма.
- Ну ладно. Извини, если обидел, и… я пошёл, - как-то слишком резко развернувшись, Том начал подниматься по лестнице, умоляя, чтобы мальчишка не пошёл за ним следом. Но только он занёс ногу над ступенью, как почувствовал проворные ловкие руки, оплетающие его торс, и ладошки, которые пересеклись между собой на животе и застыли на месте. Брюнет стоял сзади, прижавшись к спине и положив подбородок на плечо парня.
- Это ещё что такое? – Том тоже не шевелился, лишь прислушивался к звукам в подъезде. Не хватало ещё, чтобы кто-нибудь вышел неожиданно и застал его в таком положении.
- Ну неужели не пустишь? Я холодный, голодный и так соскучился по тебе. Совсем-совсем меня не жалко, м? – губы брюнета шевелились всего в паре миллиметров от уха, создавая вибрацию, от которой всё тело волнами покрывалось мурашками, а дыхание и вовсе замедлялось от странных ощущений необъяснимой теплоты.
- Ты же у меня дома сутками просиживаешь. Когда успел соскучиться? – парень незаметно улыбнулся, услышав, как недовольно цокнул мальчишка и шумно выдохнул ему в шею.
- Вот чего ты такой вредный, а? Причём здесь это вообще? Я хочу побыть с тобой, вот и всё.
- Не сегодня, Билл. Я не шучу, только хуже будет, если не послушаешься меня.
- Ну блииин… Как так-то? А что же мне делать? – Билл захныкал и, убрав руки, прислонился к перилам, надувшись.
- Домой иди. А то твои родители уже забыли, как выглядит их сын.
- Точно! – словно утреннее солнышко засиял мальчишка, широко улыбаясь.
- Что такое? – так было всегда: когда брюнет чему-то бурно радовался, это означало, что у него, у Тома, будут проблемы или, как минимум, большие неприятности.
- А у меня мамы с папой дома нет. А… а ключи я забыл! Вот! Так что…
- Так что чеши к ним на работу за ключами.
- Но…
- Никаких «но». Вперёд и с песней.
- Да знаешь, где эта клиника находится? Мне до неё час добираться!
- Не мои проблемы, - ещё одна попытка подняться вверх по ступеням была жёстко пресечена цепкими пальцами мальчишки, которые схватил его за рукав куртки.
- Я что, должен шляться по подъездам до вечера, как бомж какой-нибудь? А на улицу мне нельзя, там ветер такой, видел? Я заболею и умру!
- Билл, у тебя же есть ключи, верно? – эти детски выходки начали вновь раздражать. Было уже не до шуток. Хотелось домой: есть, спать и ещё раз спать. Том устало выдохнул и развернулся к черноволосому, испытывающе глядя в глаза.
- Нет у меня их. Я же сказал… - Билл стойко выдержал этот пронзительный взгляд, но по его испуганному виду было совершенно очевидно, что он лжёт.
- Нет, значит? - плавно, но уверенно Том начал наступать, приближаясь к растерянному мальчишке всё ближе и ближе. Тот лишь замедленно мотал головой из стороны в сторону, пытаясь понять, что за всем этим последует. Парень быстрым движением одной руки прижал несопротивляющееся тело к себе за талию, а другой начал шарить по карманам джинс. Когда дело дошло до задних, Билл, сам от себя не ожидая, глупо хихикнул, кайфуя от таких грубых, резких, но в тоже время до одури приятных действий, и тут же отругал себя за такую несдержанность, слегка покраснев.
- А это что? – Тому, наконец, удалось выудить связку ключей. Он погремел ими перед носом смущённого брюнета и вложил их ему в руку. - Вечно ты мне врёшь. Знаешь, я уже давно заметил эту твою черту, не очень положительную, надо сказать.
- И что? Я же во благо.
- Так не бывает. Врать не хорошо, тебя что, в детстве ничему не учили?
- Если никому от этого не будет плохо, то… - гнул свою линию Билл уже чисто из упрямства.
- Ты лучше помолчи, а не перебивай, и послушай, что тебе взрослые говорят.
- Взрослые? Это ты что ли? Не смеши меня, - фыркнул брюнет, с насмешкой глядя на начинающего откровенно злиться парня, который уже непроизвольно сжал пальцы в кулаки. Билла такая реакция завела ещё больше, - Тоже мне, взрослый нашёлся. Никак не можешь определиться, что тебе в жизни надо. От проблем и собственных чувств бегаешь, как от огня. Строишь из себя непонятно кого. Это ты называешь взрослыми поступками? Да у тебя куча комплексов, дорогой мой.
- Может быть… - Том попытался взять себя в руки, унять дрожь раздражения и даже смог криво улыбнуться. Он прекрасно понимал, что мальчишка ловко провоцирует его, и, чёрт возьми, ему это прекрасно удаётся. Хотелось сделать больно этому самоуверенному подростку, пусть даже он об этом потом и пожалеет. - …Но зато я не малолетний гей-извращенец, который просыпается с утренней эрекцией в полной боевой готовности, - не сводя прищуренных глаз, Том вплотную приблизился к зажавшемуся в угол брюнету, практически губами касаясь его губ, прекрасно понимая, какие смешанные чувства тот сейчас испытывает. - Спорим, я даже знаю, что, а точнее, кто тебе снился? Может расскажешь непосредственному участнику твоей порнушки, в какой позе всё это происходило, а?
Том иногда пугался сам себя, того, каким он становится в те моменты, когда чувство меры и контроля покидают его. Он испытал поистине садистское удовольствие, глядя на белое, как полотно, лицо мальчишки, в котором, казалось, не осталось ни одной кровинки. Ссутулившись чуть ли не в половину роста, он, прислонившись к стене, был не в состоянии даже пошевелиться. На глаза то и дело накатывала влага, хоть он и пытался держаться, уговаривая себя не показывать истинных эмоций. Но от такого шока и пронзившей самое сердце обиды он просто не успел себя подготовить. Это было слишком подло. Удовлетворенно хмыкнув, Том отступил. Но не успел он сделать и пары шагов, как получил удар в спину. Потом ещё один и ещё. Билл не глядя колотил его со всей силы куда попало, еле слышно отчаянно поскуливая, словно побитая маленькая собачка.
- Успокойся, бешенный! Сам нарвался, - уворачиваясь от кулаков, ему всё-таки удалось с нескольких попыток перехватить руки брюнета.
- Ты… ты сволочь! Да что ты вообще можешь? – Билл неожиданно прекратил свои боевые действия, но назад не отступил. Он вытер проступившие слёзы тыльной стороной ладони и быстро задышал. Крылья носа широко раздувались в такт, а глаза зло сверкали в полумраке. Том тут же почуял неладное. - Только и знаешь, как обижать и оскорблять людей! Так с тобой рядом скоро никого не останется! Будешь совсем один! Может, тогда ты станешь счастливым! Ты слабый, Том! Слабый и жалкий! Я тут стелюсь перед тобой, уже в открытую предлагаю себя, а ты и этого сделать не можешь! Хотя хочешь. Ведь хочешь, я же вижу! Трус несчастный! – этот крик наверняка услышали все соседи.
- Ах вот как… Трус, значит. Ну-ка иди сюда… - Том схватил мальчишку за руку и потащил наверх. - Секса ему захотелось. Не могу, говоришь?.. Проверим.
- Что?.. Куда? – Билл опешил, сначала даже не до конца проанализировав смысл последних сказанных слов, но чисто интуитивно упёрся ногами в ступень, оказывая сопротивление.
- Ну, как же… Ты мне себя предлагаешь. Как я могу упустить такой шанс и не воспользоваться им?
- Ты всё врёшь, - брюнет с силой дёрнул на себя, пытаясь спуститься обратно. - Ничего ты не сделаешь… как всегда. Импотент хренов! – последняя фраза явно была лишней, и Билл убедился в этом незамедлительно, когда парень сначала, застыв на месте, медленно повернулся и одарил его таким диким взглядом, от которого тут же стало не по себе. Было совершенно очевидно, что шутить он и не собирался.
- А вот сейчас и посмотрим, кто из нас трус и… - и ещё одна попытка сдёрнуть с места будто намертво приклеенного к полу мальчишку. - Идём, я сказал! Ты же этого хочешь!
- Я… - Билл испуганно смотрел, казалось, в совершенно незнакомые глаза и практически не дышал. Было очень страшно. Страшно и больно. Всё совсем не так, как он мечтал.
- Что? Какие-то проблемы у нашего маленького всезнайки? Или, может, передумал? – не дождавшись ответа, Том перехватил его за ворот футболки, притянув к себе. - Значит так, сейчас идём ко мне, там я тебя хорошенько оттр*хаю, и чтобы глаза мои тебя больше не видели, ясно?! – с силой встряхнув и без того еле стоящего на ногах брюнета, прошипел прямо на ухо. - Согласен?
Билл рвано и часто дышал, уже не в силах справиться с подкатывающей истерикой. Слова давались с большим трудом.
- Н-нет. Я… зачем ты так со мной?
- Ты же этого хотел. В чём проблема?
- Это только сначала… Тогда, у меня дома… Мне было уже всё равно, что будет потом, просто хотелось, чтобы ты сделал это, чтобы почувствовать твою близость, ведь я мечтал об этом с тех пор, как увидел тебя. Но сейчас… я не согласен, - Билл поднял на растерянного парня покрасневшие глаза. - Слышишь? Не согласен! Потому что я уверен, что могу получить гораздо больше. Не знаю, насколько ещё меня хватит, но…Я не отступлю, так и знай! Можешь и дальше унижать, мне всё равно! Я вижу и знаю, чего ты хочешь на самом деле. Можешь обманывать себя сколько угодно, но меня обмануть тебе не удастся. Потому что я слишком люблю тебя, долбанный ты эгоист! – мальчишка упёрся ладонями ему в грудь и с силой оттолкнул, от неожиданности заставив на мгновение потерять равновесие. - Хоть ты и не достоин этого…
****
Последние слова как последний вздох. Билл, не в силах больше что-либо делать или говорить, просто опустил голову, пряча лицо за волосами. Плечи поникли, как будто на них взвалили очень тяжёлый груз. Он был опустошён. Целиком и полностью. Не осталось никаких эмоций, лишь чувство всепоглощающей безысходности, которое било в висках, не давая отвлечься ни на что другое.
Том не любил слёзы, он их жутко боялся, потому что никогда не понимал, что нужно предпринимать в случаях их неожиданного появления. Они казались ему глупыми и никому не нужными, только лишь портящими внешний облик людей. А когда он сам плакал в последний раз - не помнил.
«Чёрт…» - взглянув украдкой на хрупкого подроста, парень почувствовал себя настоящей скотиной. В который раз. Вся злость и из ниоткуда взявшаяся ярость испарилась мгновенно, будто ничего и не было. Зачем он всё это ему наговорил? Чтобы обидеть, унизить, сделать больно? Что ж, ему это удалось. «Молодец, Том. Браво! Расстрелять тебя за такое у берлинской стены… Он же ещё ребёнок. Да, может слишком умный и упёртый, но всё же… такой ранимый. Когда, наконец, ты перестанешь самоутверждаться за счёт других, а?» - сейчас ему очень хотелось стукнуться пару раз головой об стену, чтобы привести себя вновь во вменяемое состояние. Нужно было сказать что-нибудь. Хоть что-то…
- Билл, ты это… - он вздохнул, набирая в лёгкие побольше воздуха, решаясь, - …в общем… Прости. Не знаю, что на меня нашло, но… так вышло, я не сдержался. Не принимай всё близко к сердцу, на самом деле, я так не думаю, правда. Чёрт… - Том ухмыльнулся, плечом облокачиваясь рядом с ним о стену, - …да ты самый адекватный пятнадцатилетний подросток, которых я когда-либо знал. И ты прав… Наверно, тебе стоит найти кого-нибудь получше и посдержаннее. Я волк-одиночка, привык быть один, у меня уже есть свои сложившиеся определённые принципы, правила, законы, по которым я живу. А ты всё благополучно рушишь. И мне это не нравится, понимаешь? Эта защитная реакция, она… словно полиция, подавляющая народный бунт. Я не хочу оправдываться. То, что я тебе наговорил и сделал за всё время нашего общения - непростительно, - в горле образовался плотный ком, который с трудом позволял произносить слова. Ведь он так редко в своей жизни просил у кого-либо прощения. Это было дико для него. - И я виноват, признаю. Но ты пойми, я не умею по-другому и никогда не умел. Может, мне и хотелось бы, но… уже поздно переучиваться.
Окончательно прислонившись спиной к стене, почти незаметно соприкасаясь с рукой брюнета, Том прикрыл веки, слушая абсолютную, давящую тишину в подъезде. Всё же ему стало немного легче. Неожиданно он почувствовал мягкую, слега влажную ладошку в своей. Тоненькие худенькие пальцы переплелись с его, образовывая своеобразные замок, и крепко сжали. Нерешительно повернув голову вбок, он столкнулся с парой тёмных красивых глаз, которые от прозрачной плёнки слёз завораживающе блестели. И от этого проникающего в самую душу взгляда стало не по себе. Ни обиды, ни упрёка, ни осуждения в нём не было. Равнодушие. Такое простое непримечательное слово, но как же больно оно всегда бьёт, пронзая сердце насквозь сотнями тысяч маленьких иголочек, раня несоизмеримо сильно и наверняка. Том ухватился за это прикосновение и сжал холодную ладонь мальчишки ещё сильнее. Ведь это же что-то должно означать? Ведь он не просто так взял его за руку. Может это знак, и ещё можно повернуть время вспять? Скрывать и отнекиваться уже бесполезно… Ему не хотелось терять его.
- Ты хороший, Том, - тихо начал брюнет хриплым, сорванным от крика голосом. - Очень хороший. Просто ещё не знаешь об этом. Постоянно ищешь в себе недостатки, но лучше бы нашёл пару лишних достоинств. Люди видят в тебе только доброе и светлое, сами тянутся к тебе, как мотыльки на яркий свет. Ты же напускаешь на них тьму, отталкиваешь, убегаешь. Зачем? Боишься внимания, искренних чувств, любви? Тебя это пугает? Я не понимаю… - Билл медленно покачал головой, не отрывая измученных глаз от парня. - Ведь это так здорово - иметь настоящих друзей, которые всегда могут поддержать и дать совет. Своеобразная семья, где ты смог бы чувствовать себя уютно и комфортно, где всё напоминало бы тебе лишь о положительных моментах, где отдыхала бы твоя душа. И рядом человек… который любит тебя так сильно, как никто и никогда больше любить не будет. Разве тебе бы этого не хотелось?
Том не шевелился. Медленно моргнув, впервые за эти минуты, он лишь беззвучно сглотнул, не в состоянии вымолвить ни слова. Как преступник, послушно выслушавший вынесенный ему судьёй приговор. Так и не дождавшись никакого ответа, мальчишка продолжил.
- Наверно, мне сейчас и правда лучше уйти, - Билл выпрямился и встал напротив парня, но руки не отпустил. - Ты просто знай, что я всегда рядом, только скажи – всё сделаю. И никогда не брошу, что бы ни случилось. Ты для меня… - черноволосый осёкся, поджав губы и нахмурив брови. - В общем, если захочешь меня увидеть, ты знаешь, где меня найти. Или позвони… Я буду ждать.
Сжав напоследок безвольно висящую руку парня, он бесшумно вышел за дверь, оставив Тома в полном смятении и растерянности.
На улице начинал моросить мелкий усыпляющий дождик. Хотелось залезть в тёплую кровать, накрыться с головой одеялом, забыться и ни о чём не думать хотя бы пару часов.
Четыре дня спустя
- Так, всем тихо! Аманда звонит. Наверно опять хочет затащить меня сегодня вечером в кинотеатр на какую-нибудь сопливую мелодраму. Если это так, то я сброшусь с первого же моста, мимо которого мы будем проезжать, потому что я не вынесу ещё одного такого «Милый, милый, ну посмотри, как красиво он застрелился из-за неё. Вот это любовь!» - Маркус искусно передразнил свою новоявленную подружку и сделал новую затяжку. - Ага, и размазал все свои мозги по белоснежной подушке. Красота! – сплюнув в рядом стоящую урну, нажал на «приём», прикрывая ладонью динамик. - Я отойду. Жди меня здесь, я скоро.
Том забрался с ногами на подоконник в туалете, достал очередную сигарету и тут же, придерживая её губами, закурил, блаженно вдыхая едкий дым. Время в университете тянулось долго. Впереди предстояло отсидеть ещё две пары, а сил уже не осталось. Последний курс не давал расслабиться ни на секунду. Постоянное напряжение, нервы и суматоха выматывали до изнеможения, делая из несчастных студентов подобие выжатых лимонов.
- Опять куришь? Дыхание ведь несвежим будет. Фу.
Парень, не оборачиваясь, так и застыл с сигаретой между пальцами на полпути ко рту. Глаза стали больше похожими на глаза филина, которые то открывались, то закрывались невпопад. Можно было, конечно, подумать, что это слуховые галлюцинации, и ему только мерещится, будто он слышит до боли знакомый голос, однако его обладатель почти сразу же материализовался, склонив голову на бок, заглядывая в лицо, и помахал перед ним рукой, приводя в чувства.
- Эй, ты живой? Тоом…
- Ты…ты…, - парень вскочил, чуть не сбив мальчишку с ног, и бросился к двери, высовываясь наружу, осматривая коридор. - Ты что здесь вообще делаешь? Тебе нельзя! – было совершенно очевидно, что если Маркус увидит его, то всем будет очень и очень плохо.
- Я ждал тебя целых четыре дня, а ты так и не явился. Пришлось вот самому. Я соскучился между про… Эй, Том, ты чего?? – брюнет был нагло отпихнут назад.
- Не высовывайся… Чёрт! Маркус возвращается! – Том в панике начал оглядываться по сторонам в поисках места, где можно было бы спрятаться.
- Кто такой Маркус, и почему ты его так боишься?
- Это ты его должен бояться, а не я. А я боюсь за тебя, - парень схватился за голову. - …Ааа… короче! Этот тот, который… в метро… ну, ты помнишь, в общем. Очень нежелательно, я бы даже сказал, жизненно важно, чтобы он тебя не увидел здесь.
- А что будет? – Билл всё ещё плохо соображал, пытаясь вспомнить, как выглядел этот человек.
- Что будет? Что будет?? Пиз*ец будет, вот что!.. Сюда, сюда, быстро! – схватив пискнувшего от неожиданности мальчишку в охапку, кое-как затолкавшись в узкую кабинку, зачем-то прикрыл ему рот ладонью и приказал не двигаться.
- И чтобы ни звука, иначе мы пропали, - еле различимым шёпотом на ушко. Дверь почти сразу же открылась, и в неё вошли трое.
- Так, я не понял, ну и куда он слинял? – послышался снаружи возмущенный голос Маркуса.
- Может, вышел?
- Да куда вышел-то? Я же сказал ему здесь ждать. Не, ну нормально, а? Том? Ты тут? – шуршащие шаги по направлению к кабинкам превратили Тома в один сплошной комок нервов. Он неосознанно ещё сильнее прижал к себе брюнета и закрыл глаза, будто это могло сделать их невидимыми.
- Позвони ему, в конце концов! – догадался третий сопровождающий.
- Точно! Бл*ть, вечно забываю про это чудо двадцатого века. Да где же этот чёртов мобильник…
«Вот дерьмо!»
Парень чуть не задохнулся от страха. Ему жутко было даже представить реакцию своего друга, если бы он обнаружил их в таком положении, прячущихся в тесной кабинке туалета. Дрожащими руками, как можно быстрее и аккуратнее, стараясь не произвести шума, он извлёк свой телефон из кармана джинс и только успел нажать на кнопку переключения звукового режима на вибрацию, как на дисплее высветилось имя «Маркус». Тому показалось, что за эти несколько секунд он постарел лет на десять минимум. Сердце билось с бешеной скоростью, а ноги подкашивались от волнения.
- Хм… не отвечает. Как сквозь землю провалился.
- Или инопланетяне украли, – попытался «искромётно» пошутить один из парней.
- Да кому он сдался. Чёрт… Обычно он так никогда не делает. Может, случилось что?
- Да ладно тебе, всё нормально с ним. Давай лучше покурим. Есть чё?
- На вот, как раз три штуки осталось.
- Ага… - щелчок зажигалки и небольшая пауза. Помещение тут же заполнил горьковатый дым.
- Я вообще не понимаю, чё ты с ним так носишься? Этот Том твой… странный какой-то. Учится там чё-то, на конференции какие-то ходит… Вообще дурак, короче.
- Слышь, сам ты дурак, необразованное морально-разлагающееся чудовище.
- Ой, ой, на себя посмотри.
- А что мне на себя смотреть. И я такой же… А Том… он всё правильно делает. Хочет чего-то в жизни добиться. Работать и получать за это неплохие бабки - по-моему, отличный план.
- Хорошо зарабатывать - это ещё не значит вкалывать сутки напролёт. Можно и без этого обойтись.
- Сказал он, отсидев пять лет за грабёж, - Маркус расхохотался.
- Дебил что ли? Я не сидел нигде!
- Ничего, ещё не всё потеряно. Привыкай, это твоё будущее, с такими-то мыслями!
- Пошёл ты!
Том закатил глаза и взглянул на притихшего мальчишку, который так и стоял вплотную, обнимая его за талию, сцепив руки на спине, и тоже мягко улыбался. Только вряд ли это было связано с той шуткой.
- Вообще, конечно, Том уже не тот, что был раньше. Какой-то он… скучный стал, что ли… Редко теперь из дома выходит, на выходных разве что. А как мы с ним на первом курсе зажигали… Уууу, все клубы наши были, и девочки тоже.
- Девочки и сейчас его.
- Это да… Уж чего-чего, а этого у него не отнять. Не понимаю, что они в нём все находят.
- Природное обаяние?
- Возможно. Хрен его знает, - голос Маркуса тут же стал резким. - Только меня это уже достало. Он, бл*ть, как щенок, все хотят его… потискать.
- Да ладно, по-моему, он в этом деле крут.
- Ой, я тебя умоляю, в каком месте он крутой? Всё, что у него есть из достоинств, так это его внешность, да, вот здесь спорить даже не буду. А так… пустое место. Честно говоря, дружу с ним уже только по инерции. Жалко как-то, всё-таки с детства вместе. Как говориться, в одной песочнице игрались.
- А чё тогда паришься? Помаши ему платочком на прощание, и все дела.
- Да не, ну как… Я так не могу. Привык. Уже как-то и не то без него будет.
Том крепко сжал зубы, пытаясь сдержать эмоции, взгляд был неподвижен и устремлён в одну точку. Красивое лицо покрылось красными пятнами от злости, и ладони с силой непроизвольно сжали бока ни в чём не повинного брюнета, которому даже пришлось подняться на носочки, чтобы хоть как-то облегчить внезапное чувство боли. Билл понимал, как, должно быть, неприятно вот так вот за спиной услышать такие слова от своего лучшего друга. И вдвойне неприятен тот факт, что свидетелями этого стали ещё несколько человек. Нужно было что-то сделать и как-то отвлечь парня, иначе он мог просто не сдержаться. Играючи проведя кончиком носа по его подбородку, привлекая к себе внимание, мальчишка улыбнулся и сделал так ещё раз и ещё, ошарашив тем самым напряжённого Тома, который тут же потерял нить разговора и, слегка отвернув голову, непонимающе уставился на него. Черноволосый убрал руки с талии и прижал ладони к его ушам, создавая вакуум, заглушая посторонние звуки, и медленно помотал головой, уже серьёзно заглядывая ему в глаза. Поняв, что этим хочет сказать неугомонный брюнет, Том не смог удержаться и растянул губы в благодарной улыбке. Но Биллу для счастья хватило и этого. Обнажив свои белоснежные зубы, он прижался к нему нос к носу и слегка потёрся, словно слепой котёнок, облегчённо выдыхая. И что самое приятно, тот позволил ему это.
Спустя пару минут, Маркус и остальные перешли на какие-то другие темы, а Билл решил отомстить Тому за четыре дня в одиночестве, ведь он был совершенно уверен, что после их последнего разговора тот придёт к нему. Тем более, возможность быть настолько близко к своему любимому ни в коем случае упускать нельзя. Пока парень устало отклонил голову назад, разглядывая бежевый потолок, мальчишка, хитро прищурив глаза, заодно и любуясь открывшимся участком шеи с соблазнительно выпирающим кадыком, ловко задрал его футболку и прокрался под неё ладонями, тут же положив их на голую поясницу, чем вызвал мгновенную реакцию. Парень дёрнулся и громко вздохнул. Пальцы брюнета нежно водили по коже, то ниже, то выше, словно дразня и играясь. По всему телу тут же пробежали мурашки.
«Он как лягушонок. Всё время с такими же влажными и холодными ладошками» - усмехнулся Том и чуть повторно не задохнулся, тут же почувствовав проворные руки у себя на боках, а потом и на животе. Как бы ненавязчиво, почти невесомо они касались горячей гладкой кожи, хаотичными движениями плавно спускаясь всё ниже и ниже. Было до умопомрачения приятно, и скрывать данный факт не имело смысла. Билл в это время прижимался всё теснее, наслаждаясь возбуждающими ощущениями не меньше, чем тот, кому он их сейчас дарил. К его превеликому удивлению сопротивления не было. Парень стоял неподвижно, лишь приведя голову в нормальное положение, и наверняка сейчас смотрел на него, пытаясь понять, что он от него хочет и как далеко собирается зайти. Однако брюнет, казалось, вовсе и не собирался останавливаться на достигнутом. Но после того как, пройдясь по груди, ладони с тонкими пальчиками случайно (а может и нет), задев соски, спустились вниз и начали забираться под пояс штанов, Том был вынужден перехватить его руки, останавливая. Он скептически, с еле заметной улыбкой на лице, выгнул бровь и отрицательно поводил указательным пальцем у носа мальчишки, уже успевшего завестись не на шутку. Тот лишь неслышно хмыкнул, скривил губы и, высвободив руки, как ни в чём не бывало, снова залез под его футболку, всем свои видом показывая, что плевать ему на запреты и возмущённые взгляды. Сейчас он может делать всё, что захочет, ведь нужно быть тихими, чтобы не выдать себя, а значит, он ничего не сможет ему сделать. Доступ открыт.
Парень от такой наглости даже не знал, что делать. Любое движение, любой шаг мог выдать их, и тогда пиши «пропало». Он уж было хотел завести руки черноволосого за спину и там удерживать их, но неожиданно у него возникла другая, более коварная идея.
«Поиграть со мной захотел? Ну что ж, посмотрим, кто выйдет победителем»
Пока мальчишка самозабвенно лапал его, он, незаметно минуя лёгкую кожаную курточку, отодвинул край чёрной обтягивающей водолазки и тоже забрался под неё обеими руками, тут же интенсивно начиная поглаживать вмиг застывшее на вдохе тело, мягко водя подушечками пальцев по хрупким выпирающим позвонкам, словно перебирая струны гитары. Билл явно не ожидал такого поворота событий, ему вообще не верилось, что всё это происходит с ним здесь и сейчас, но думать о том, зачем Том всё это делает, просто не было никакой возможности. Потому что от этих дурманящих прикосновений разум уплывал в далёкое плавание, освобождая путь страсти и желанию. Убрав свои руки из-под пояса джинс парня, он положил их ему на бёдра и выгнул спину от чувствительного надавливания чуть ниже лопаток, отчего ноги заметно ослабели, а по телу прошлась волна предвкушения чего-то большего. Однако Том не спешил отправлять в нокаут доверчиво льнущего к нему, уже определённо ничего не соображающего мальчишку, а лишь властно придвинул его к себе, носом зарываясь в чёрные, пахнущие вкусным шампунем, волосы и, высунув кончик языка, провёл мокрую дорожку по его ушной раковине, слегка засасывая мочку, удивляясь собственной смелости. Билл прерывисто выдохнул и непроизвольно повернулся, глазами пытаясь найти его губы. Он еле держался на ногах, что было очень заметно по тому, как его тело практически висло на парне, словно пытаясь срастись с ним. Том заглянул ему в лицо, остановившись всего в нескольких миллиметрах от приоткрытых, часто облизываемых губ, и решил сделать контрольный выстрел. Он резко спустился ладонями вниз по спине на попу, заставив брюнета шумно всхлипнуть, и еле ощутимо сжал её, одновременно притягивая к себе и толкаясь вперёд. Билл, потеряв рассудок окончательно, поднял рассеянный, с поволокой, взгляд на парня и начал сокращать расстояние между ними. Том подумал, что если бы у мальчишки был хвост, он бы им сейчас непременно активно завилял.
- Ты слышал? Какой-то шум… - вся компания замерла, прислушиваясь к звукам.
- Да вроде нет ничего, - после небольшой паузы.
- Ё-моё! Перерыв уже пять минут как закончился. Давайте быстрее, тушите, что осталось, и форточки откройте, а то дышать нечем.
Все трое спешно покинули помещение, не забыв громко хлопнув дверью. Двое в кабинке вздрогнули от резкого звука и одновременно выдохнули. Один от облегчения, а другой от разочарования.
- Ну, слава богу, пронесло, - Том, как ни в чём не бывало, вышел и огляделся. - Выходи, чего застрял?
- А? – Билл поднял на него затуманенный взгляд, ничего не соображая и явно ещё не отойдя от произошедшего.
- Выходи, говорю, - сделал приглашающий жест и усмехнулся.
- Аа… - брюнет, наконец, понял, чего от него хотят, и сделал два шага вперёд. Было очень смешно наблюдать, как заторможено, словно обкурившись травкой, мальчишка прислонился плечом к стене, блаженно улыбаясь, обожающе смотрел на пытающегося сдержать смех парня.
- Ну, я пойду, наверно. У меня ещё две пары.
- А? - Билл замедленно моргнул, даже не пытаясь вникнуть в суть вопроса.
- Да что ж такое-то, - Тома уже даже начала пугать такая реакция. - Я говорю… - начал зачем-то произносить слова громче, - …пойду я. Учиться. Понимаешь? – он пощёлкал пальцами перед его лицом.
- Аа…ага, - ещё шире расплылся в смущённой улыбке, кокетливо ковыряя носком ботинка в полу.
- Если надумаешь сегодня прийти, то давай вечером, у меня ещё здесь дела есть, я задержусь.
- Ага.
- Да что «ага»? Ты другие слова знаешь? – он негромко рассмеялся, разворачиваясь к двери. - Короче, до вечера, да?
- Ага…
Парень, поражённый такой реакцией на его простые ласки, покачал головой, не веря, что смог всего за пару минут довести мальчишку до такого состояния.
«Как же мало некоторым для счастья надо» - Том в последний раз взглянул на вяло машущего ему рукой брюнета и вышел за дверь.
<15>
Первым, кого Том увидел, открыв вечером дверь, была собака странной породы и сомнительной внешности. Её мокрый нос тут же начал исследовать его ноги, поднимаясь от колен и выше, задержавшись на весьма интересном месте. Она металась из стороны в сторону, производя десятки движений в секунду, явно намереваясь втиснуться в узкое пространство между ним и стенкой и проникнуть в квартиру. Но что-то, а точнее кто-то держал её, не давая пройти дальше.
- Что за… – в такие моменты Том был особенно красноречив. В проёме появилась чёрная голова мальчишки. Он пристегнул пса к вешалке и, потрепав его по холке, начал разуваться, бесцеремонно уцепившись за ремень парня на джинсах, пытаясь не потерять равновесие.
- Привет! Познакомься со своим новым другом - это Вирус.
- Чего?
- Подвинься, - собака была отвязана и спущена с поводка, чем сразу воспользовалась и, рысью пробежав коридор, скрылась в спальне. - Его так зовут – Вирус. И теперь он твой.
Иногда бывают моменты, когда возникает непреодолимое желание кого-нибудь убить. У Тома сейчас был именно такой момент.
- Какого чёрта ты притащил этого двор-терьера в мою недавно убранную квартиру?
- Недавно - это месяц назад? – брюнет расплылся в ехидной улыбочке. - Я бываю здесь почти каждый день и что-то ещё ни разу не видел тебя с пылесосом или тряпкой в руках. - Том промолчал, лишь смирив наглеца взглядом, настоятельно предлагающим не продолжать эту тему. Он действительно уже очень давно не убирался. Университет и Билл отбирали все силы. - И кстати, это не дворняжка. Вирус - породистая псина с родословной до фиг знает какого колена, так что будь с ним повежливее.
- Скажи, что это шутка, иначе я вышвырну вас за шкирку. Обоих. - И он не шутил. Собаки никогда не были его любимыми животными, а шрам на левой ноге напоминал о не самом приятном случае в детстве.
- Да перестань, ну, посмотри, какой он милаха. На тебя похож, - Том подумал, что это весьма сомнительный комплимент. Лично он никогда бы не поверил, что это существо на четырёх лапах с мокрым носом и размазанной окраски стоит кучу денег.
- Не подлизывайся, - пёс тем временем вернулся обратно и начал вертеться вокруг новоиспечённого хозяина, без конца виляя хвостом и нюхая его носки.
«Интересно, он уже всю территорию успел пометить?» - этот вопрос сейчас волновал его больше других.
Парень поморщился и сделал шаг назад, потом в сторону. Не помогло. Собака целенаправленно преследовала его.
- Я не люблю собак.
- А вот они тебя очень любят, - Билл состроил умилённую мордаху, глядя на то, как Вирус, потоптавшись на месте, лёг на пол, устроив свою голову на выглядывающих из-под брюк ногах парня, - какая прелесть! Думаю, вы поладите.
Тому ничего не оставалось, кроме как закатить глаза и тяжёло вздохнуть. А что тут скажешь?
На кухне закипал электрический чайник, а в ванной почти бесшумно журчала вода. Билл торчал там уже почти пятнадцать минут. Что он там делал столько времени, парень не знал и знать не желал. Этот сумасшедший и напряжённый день очень утомил его. Не хотелось даже совершать каких-то лишних движений, на организм навалилась вполне объяснимая усталость. Но, как ни странно, присутствие мальчишки и этого вездесущего неугомонного пса, который уж очень ему кое-кого напоминал, вовсе не напрягали. Том резонно поразмыслил, что, наверно, это привыкание, он просто смирился с этим, как с фактом. Билл прочно обосновался в его жизни и уходить в ближайшее время явно никуда не собирался. Его постоянное присутствие больше не раздражало, что, в общем-то, уже было прогрессом.
- Ты уже ел? – на пороге ванной наконец-то появился брюнет, обмазывая не пойми откуда взявшимся кремом руки.
- Это что?
- А, это… Я принёс, пусть у тебя будет, а то у меня часто руки сохнут после того, как помоешь, невозможно ничего взять – неприятно.
«Он уже свои вещи начинает ко мне перетаскивать!»
- Так что насчёт еды? Может, перекусим чего-нибудь? Я видел у тебя в холодильнике пару яиц и бекон. Том, ты меня вообще слышишь?
Парень, склонив голову набок, внимательно наблюдал, как пёс сосредоточенно чешет себе шею задней лапой.
- Кажется, теперь я понимаю, почему его так зовут. «Вирус» - в смысле ходит по квартирам и разбрасывает повсюду своих вшей, заражая какой-нибудь трудно излечимой болезнью их хозяев?
- Не болезнями, а хорошим настроением, - брюнет с упрёком покосился на Тома. - Он очень дружелюбный и весёлый, - Билл хохотнул, глядя на то, как Вирус неуклюже улёгся и, захватив в лапы вытащенный из-под кровати старый кроссовок, принялся усердно грызть шнурки.
- Эй, а ну отдай, вредитель! – парень с вытаращенными от такой неслыханной наглости глазами сорвался с места и присел на колени рядом с чуть ли не урчащей от удовольствия псиной, пытаясь отобрать добычу. Нет, он определенно кого-то ему напоминает.
- Тебе что, жалко? Всё равно носить не будешь.
- А может мне неприятно смотреть, как этот динозавр портит без разрешения мои вещи!
Билл пожалел, что в этот момент у него не было с собой видеокамеры. Том с упорством пытался выдрать из мёртвой хватки зубов свой кроссовок, а Вирус, как истинный охотник, напрягся и замер в ожидании, предостерегающе рыча на соперника.
- Ты есть будешь или нет? – поняв, что парень снова пропустил его вопрос мимо ушей, Билл решил оставить попытки привлечь к себе внимание. - Короче, ладно, приготовлю на двоих, а там как хочешь. Лично у меня уже живот к спине прилип.
- Что ты…? О, нет… Нет, нет, нет! Убери свой блохастый хвост от моих… - послышался жуткий грохот, - …дисков! - Том простонал и, схватив подушку, начал гоняться за псиной, которая словно специально издевалась над ним, а сейчас бегала с высунутым языком и искоса поглядывала на него. Однако выпад пришёлся прямиком в настольную лампу. Парень мог поклясться, что видел ухмылку на мохнатой морде. - Ты не Вирус, ты Варвар!
Билл в это время уже практически задыхался от смеха.
***
Пока брюнет возился на кухне, было время немного вздремнуть или хотя бы просто прикрыть глаза и расслабиться, сидя на своём любимом диване, раскинув руки в стороны, а голову положив на высокую спинку. Не успел Том вздохнуть от облегчения, как почувствовал, что место рядом с ним ощутимо прогнулось. Пёс уже нагло забрался на него и пытался пристроиться на маленьком участке между подлокотником и коленями парня, но выбрал самый оптимальный вариант и положил морду с передними лапами ему на ноги.
«Вот же наглое создание, улёгся своей тушкой, словно так и было» - будто прочитав его мысли, Вирус недовольно поморщился, а затем чихнул. Тому ещё никогда не доводилось видеть, как чихают животные, собственно, он даже и не знал, что они это вообще делают. На свой страх и риск он решил почесать его за шеей, на что тот довольно фыркнул и начал дрыгать ногой от удовольствия. Причём чем сильнее были движения, тем интенсивнее она дёргалась.
- Напомни минут через десять, что у меня сковородка на плите, а то получится как в прошлый раз, - похоже, Билл за этот день вымотался не меньше. Он вытер руки о кухонное полотенце, которое, кстати говоря, остро нуждалось в стирке и, небрежно отбросив его на кресло, рухнул рядом с парнем, только с другой стороны, тут же расплываясь в усталой улыбке, глядя на то, как собака кайфует от производимых над ней действий. - Она любит тебя.
- Все любят, когда им делают приятно, – резонно заметил Том, поглаживая пса уже более уверенно.
- Вирус, ах ты засранец, залез на Тома и мне ничего не оставил, - мальчишка наклонился, чтобы тоже погладить прибалдевшую от такого количества внимания собаку.
- Может и тебя тоже за ушком почесать? - парень улыбался. - Вдруг ты тоже ногой начнёшь дрыгать? Я бы не хотел пропустить это зрелище.
- Эй, ну я же не собака.
- Конечно, нет. Ты самая настоящая пиявка, - брюнет в ответ лишь красноречиво показал язык. - И всё же я хочу проверить свою теорию. А вдруг… - Билл всячески пытался увернуться, когда Том играючи пытался дотянуться до его уха, но тщетно. Не удержав равновесия и хохоча, он свалился к нему на колени, потревожив Вируса, который всё это время отрешённо наблюдал за происходящим.
- Перестань! Мне щекотно!
- Что-то я не вижу, чтобы ты шевелился. Ну-ка давай, давай! Иначе не отстану.
- Я не буду… Не буду я! - Голова мальчишки вертелась у него на ногах из стороны в сторону, разметав черные волосы по светлым джинсам. Он смеялся так громко и заразительно, что парню ничего не оставалось, кроме как присоединиться. Тому нравилось чувствовать тяжесть его тела, смотреть на беспокойную возню, на то, как сокращаются мышцы от резких вдохов и выдохов на его впалом животе, как обнажаются белоснежные, с неправильным прикусом, зубы. Он был пугающе красив, когда улыбался. Том понял, что засмотрелся, потому что его пальцы уже не царапали, а гладили мягкую, нежную шею мальчишки, бережно, словно боясь причинить боль, водя по горячей коже от ключиц до скул, перебирая упавшие на щёки ярко-тёмные прядки волос. Билл перестал смеяться и закрыл глаза, чтобы не выдать своего удивления, чтобы, не дай бог, не спугнуть. Он прекрасно понимал, что Том просто опять о чём-то задумался, но эти мгновения хотелось продлить как можно дольше. Сосредоточившись только на невесомых движениях, стараясь запомнить каждое, почти не дыша, просто лежал, боясь даже пошевелиться. Но какого было его удивление, когда он, осторожно открыв глаза, увидел, что Том смотрел прямо на него и по-доброму, искренне улыбался, не сводя взгляда, не переставая исследовать уже успевшие покрыться мурашками открытые участки хрупкого тела.
- И всё-таки ёжики мне больше нравятся, - парень хитро прищурился, довольный таким внезапным ступором, в который он ввёл брюнета своими незамысловатыми, но, безусловно, приятными действиями.
Билл не совсем понял, как нужно было расценивать данную фразу, но посчитал это хорошим знаком и решил промолчать. Повернувшись на бок, уткнувшись носом парню в тёплый живот, снова прикрыл веки. Губы сами растянулись в еле заметной глупой улыбке. Он ничего не мог с собой поделать, когда Том вот так, сам, делал для него что-то несвойственное. Ведь это бывало очень редко. Быть рядом и чувствовать самый чудесный в мире запах любимого тела – больше этому пятнадцатилетнему подросту ничего и не нужно было.
«Всего за какой-то месяц я обзавёлся Биллом…» - Том принципиально не хотел давать брюнету никаких статусов, - «… и собакой. Как-то слишком стремительно начала меняться моя жизнь».
- Кстати, - невнятно пробубнил мальчишка, шевеля губами по ткани его футболки, - я пошутил, Вирус – собака друга. Он попросил меня выгулять его.
«Ну, или только Биллом» - Том не поверил самому себе, но последняя новость его даже немного, совсем чуть-чуть расстроила.
- Просто хотел проверить, как ты отреагируешь на то, что теперь тебе придётся заботиться не только о себе. Скоро я отведу его обратно.
- И как тебе моя реакция?
- Отвратительно.
«Тактичность – явно не его конёк» - парень решил не заморачиваться и, неопределённо пожав плечами, снова запустил пальцы в тёмные шёлковые волосы.
***
- Слушай, как насчёт того, чтобы подзаработать? – Том облизал вилку и отодвинул от себя тарелку, принявшись за ароматный чай. - Я в восторге от того, как ты готовишь. Даже из простых продуктов шедевры получаются.
- Просто ты отвык есть нормальную еду, вот и всё, - с гордостью за себя хмыкнул мальчишка, довольно улыбаясь.
- Ой, да ладно скромничать. Блин, ну правда… Раз уж ты всё равно здесь каждый день ошиваешься, так давай я тебе платить буду?
- Том, я и так могу тебе готовить, мне не сложно, - Билл как-то даже растерялся от этого предложения.
- Да не, не только это. Вещи по местам раскидать, пыль протереть, как там ещё обычно убирают?
- Ты сейчас серьёзно, или это у тебя шутки такие дурацкие? – ещё не хватало ему в уборщики наниматься.
- А что?
- Да действительно! Ты меня унизить хочешь или как?
- Да почему сразу унизить? Я серьёзно. Ты и так всё это делаешь, так почему бы ещё и деньги не получать?
- Ты кретин, Том, - брюнет снисходительно отмахнулся и уткнулся носом в свой стакан с какао. - Я готов делать всё это за простое «спасибо», например, но не за деньги.
- Почему? – он действительно не понимал.
- Потому что так создаётся впечатление, что я не случайный прохожий, а твой друг.
Об этом Том не подумал. Возможно, он и правда погорячился с таким предложением. Всё это время Билл был очень добр к нему: заботился во время болезни, всячески поддерживал, прощал его эгоистичное поведение и никогда ничего не просил взамен. Но ведь в этот раз он действительно не хотел его обидеть.
- Ладно, не обижайся. Действительно глупо как-то получилось. Просто я всё ещё под впечатлением от твоей фирменной яичницы с беконом, - парень примеряющее подмигнул.
- Да кто ж на дураков обижается?..
- Я тоже тебя люблю, сопляк.
Брови мальчишки мгновенно поползли вверх от услышанных слов. И это не слуховые галлюцинации? До Тома тоже дошло, что он только что ляпнул. Указал на брюнета пальцем, прищурившись, предостерегающе прошипел:
- И даже не вздумай придираться к словам.
Билл сделал жест «рот на замок», но его ехидная самодовольная улыбка сказала всё за себя. Такие случайные, неосознанно оброненные им фразы он запоминал, как бы складывая их в копилочку в своей голове. Наше подсознание часто играет с нами злую шутку, словно невзначай озвучивая самые потаённые секреты и желания.
- Кстати, всё хотел спросить тебя, - отпив немного жидкости, мальчишка пытался сделать как можно более непринуждённые вид, тем самым давая понять, что ему ох как не терпится. - Что это сегодня было, там, в туалете?
- А что было? – Том чуть не поперхнулся. Больше всего на свете он боялся вот таких вот вопросов, просто потому, что не знал, каким образом объяснить своё поведение. Тут привычное «отвали» не прокатит.
- Ой, неужели забыл? – Билл сначала картинно схватился за сердце, а потом с наглым видом уставился на парня. – Не увиливай, - он сложил руки на столе, давая понять, что на этот раз тему замять не удастся.
- А что такого особенно-то? Просто была такая ситуация… - «главное, как можно тщательнее подбирать слова» - …ты слишком разбушевался и позволил себе лишнего, к тому же мог понаделать много шума, вот мне и пришлось тебя немного присмирить, - «гениально!». Однако у брюнета было другое мнение. Он сидел с непроницаемым лицом, а в глазах можно было прочесть немой вопрос: «Ты меня за лоха держишь?»
- Ну да. Наверно именно поэтому ты так самозабвенно лапал меня за задницу?
- Я не... - Том заёрзал на стуле. И ведь не убежишь. – Чего ты мне претензии тут предъявляешь?
- Это не претензии, мне очень даже понравилось. Вопрос был в другом: что тебя на это подтолкнуло?
- Это что, допрос?!
- Да.
- В таком случае, я требую адвоката.
- Том…
- Что? Я уже сказал.
- Это полная чушь.
- Не устраивает такая версия? Хорошо. Я… ммм… забылся и перепутал тебя с Джесс, она учиться у нас на третьем курсе. Такая горячая девочка с факультета режиссуры.
- Бред! – поначалу Билл хотел возмутиться таким тупым абсурдным отговоркам, но потом понял, к чему тот клонит, и его губы начали растягиваться в игривой улыбке.
- Ладно… тогда, может… В меня вселились демоны–геи?
- Идиотизм! – мальчишка откинулся на спинку стула, задрал голову и громко засмеялся, закрыв лицо руками.
- А мне кажется, это самая правдоподобная версия.
- Нет!
- О, я знаю! Ты был у ведьмы и попросил её сделать меня невменяемым, потому что в другом состоянии я бы к тебе в жизни не притронулся!
- Дурак! – брюнет шутливо замахнулся на него, не переставая улыбаться. - Зачем мне нужно было это делать, если ты и без заклинания такой?
- А вот за это ответишь, - таинственно прошептал Том. - И всё-таки нам надо разобраться. Ты ведь всё ещё хочешь знать правду?
Билл всем корпусом облокотился о стол и нетерпеливо закивал головой. У него уже скулы свело от смеха.
- Точно! Ты загипнотизировал меня!
- Мимо!
- Хм…Тогда даже и не знаю. Следствие зашло в тупик. Но у меня есть ещё одна версия. Ты готов её выслушать?
- Том, кончай! – мальчишка уже вытирал подступившие слёзы тыльной стороной ладони, всё ещё слегка похихикивая, не в силах остановиться.
- Спасибо за предложение, но я пока не в том состоянии. Ну, так что?
- Хочу!
Том наклонился ближе, практически нос к носу, драматически оглядываясь по сторонам, будто их мог кто-то послушать. Это игра однозначно раскрепостила его. Он взял ситуацию под контроль и оказался в своей стихии
- А может, мне просто захотелось?
Билл, засмотревшийся на его шевелящиеся, находящиеся в такой компрометирующей близости губы, перевёл взгляд на глаза и застыл, слегка склонив голову вбок. Он пытался понять: это всё ещё шутка или уже можно ликовать?
- А вот это уже больше похоже на правду, - игривая улыбка снова засияла на его лице. Если парню нравится преподносить всё это в такой форме, то пусть будет так. Он вполне может ему подыграть.
- Значит, господа присяжные довольны?
- Вполне.
- И каков вердикт? – сейчас его меньше всего волновало, что вся это ситуация со стороны выглядит более чем идиотически. Важно было другое: Билл понял, как ему тяжело, не стал давить, уступив ему выбор правил игры. А ведь мог просто поиздеваться и сказать всё в лоб. Но это Билл, и этим всё сказано. После всего случившегося такой жест был очень великодушен с его стороны.
- Только имей в виду, обжалованию приговор не подлежит, - брюнет так и не сводил с него блестящих хитрых глаз.
- Вот как? Что ж, в таком случае мне остаётся лишь смириться, - пошевелил серёжкой в губе, заставив мальчишку перевести взгляд и медленно заворожено моргать.
- Я тебе нравлюсь. Тебе хорошо со мной и… ты меня хочешь, - парень удивился, как у него ещё глаза из орбит не повыпадали от такой дерзости.
«А мальчишка-то не из робкого десятка»
- Том Каулитц! – Билл попытался состроить серьёзный вид. - Ты приговариваешься к одному долгому страстному поцелую без возможности подачи апелляции.
- Э, как вы разогнались, господин судья. Я смотрю, аппетиты у вас нехилые. Может всё-таки приговор будет условным?
- Ну уж нет. Сейчас! – Билл схватил его через стол за футболку и потянул на себя. Однако Том смог каким-то образом выбраться из этого захвата и как ни в чём не бывало начал допивать свой чай.
- Ну, Том, так нечестно!
- Честно, честно. Просто приговор вступит в силу по истечении срока. Дата, месяц и год пока неизвестны.
- Год?! – казалось, такого облома он и вправду ещё никогда не испытывал. Том же себя чувствовал просто превосходно.
- Билл, успокойся, - дружелюбно сказал парень, наблюдая, как тот, недовольно пыхтя, забирается на стул с ногами.
«Ну точно ёжик».
- Иногда ты просто невыносим! Ну вот что тебе, трудно было мне уступить разочек? – мальчишка эмоционально взмахнул руками, явно раздосадованный исходом дела. А ведь счастье было так близко.
- Билл.
- Можно подумать, я что-то нереальное от тебя требую. Всего один поцелуйчик!
- Билл… - настойчиво.
- Вот вечно у тебя что-то не… - брюнет, заметив предупреждающий взгляд парня, тут же заткнулся. - Ладно. Просто я думал… Не важно.
«Кажется, он реально расстроился»
- Ты слишком многого от меня требуешь. Поверь, каждый раз, признаваясь в чём-то подобном, я переступаю через себя, - Том решил ещё раз напомнить ему об их договоре. - Пойми, раньше тебя вообще не существовало в моей жизни, а тут бац - и на тебе, получите – распишитесь. Естественно, что я растерялся. Ты вообще меня в какие-то ступоры вечно вгоняешь своими словами и действиями. Я ещё одну информацию переварить не успею, как ты тут же валишь на меня новую, гораздо более шокирующую.
Мальчишка окончательно поник. Он отвернул голову к окну, но, тем не менее, внимательно слушал.
- Вся разница между тобой и мной в том, что ты уже понял, кто ты есть и чего хочешь в этом плане, тебе проще. А я… я думал, что тоже давно определился, но теперь… все мои правила и принципы, которых я придерживался много лет, полетели в тартарары. И это сделал ты. Всё из-за тебя. Я не говорю, что ты в чём-то виноват, просто… Я делаю всё возможное, поверь. Совсем недавно я даже представить не мог, что способен понравиться парню, а сейчас уже сам себя пугаюсь, когда начинаю первым проявлять какую-то инициативу. Ты правильно сказал недавно. Может, следовало бы вначале просто подружиться со мной, а не набрасываться с требованиями активных действий.
«Господи, чувствую себя грёбаной девственницей. Дожили» - промелькнула безрадостная мысль.
- Я и не набрасывался! Ты первый подошёл ко мне в метро, помнишь?
- Кажется, я уже сто раз объяснял тебе ту ситуацию, - Том покачал головой. Убедить в чём-либо упрямого мальчишку было делом не из лёгких. - Тогда мы оба повели себя неверно. Но потом… потом можно было принять правильное решение. И, возможно, не было бы всех этих постоянных ссор и взаимных упрёков. Ты согласен?
- Не хочу я с тобой дружить, ясно? Какой ты мне, нафиг, друг, блин? – Билл надулся и скрестил руки на груди. Парень улыбнулся.
- Я знаю. Но говорю о том, что ты хотя бы мог сделать вид.
Лицо брюнета неожиданно просияло. Его вдруг осенила потрясающая, как ему показалось, мысль.
- Я тут подумал…
- Не к добру это, - Том заранее с сомнением покосился на него. Но мальчишка пропустил едкую реплику мимо ушей, полностью сосредоточившись на своём коварном плане.
- Давай так, - он быстро сел на корточки, положив ладони на поверхность стола, - заключим сделку: я со своей стороны обещаю больше не давить на тебя, не делать никаких пошлых намёков, не предпринимать никаких действий с сексуальным подтекстом, а ты в свою очередь не будешь больше прогонять меня из квартиры, кричать, обзываться и издеваться. Идёт? – Билл протянул ему руку для пожатия.
- И это всё? – что-то здесь было не так. Он выглядел слишком счастливым.
- Ну да. Так что, согласен?
- Зачем тебе это?
- Будем дружить, ты же сам сказал, - невинное хлопанье ресницами, вот как сейчас, его всегда особенно настораживало.
- Хочешь посмотреть, кто из нас не выдержит первым? – наконец догадался Том и ухмыльнулся.
- А что, боишься? Струсил? Спасовал? Неуверен в себе?
- Так, ладно! – парень пожал холодную ладошку, однако отпускать не спешил. - Но с одним условием.
Билл попытался вырваться, но поняв, что тот крепко удерживает его, недовольно поморщился.
- Ну что ещё?
- Спать будешь на диване.
- Что? Ни за что! – он снова подёргал рукой, но не тут-то было. Перспектива спать на жёсткой старой развалине его совсем не прельщала.
- Друзья не спят в одной постели.
«И не поспоришь» - с досадой подумал Билл, тяжело вздохнув.
- Чёрт, ладно! Это всё?
- Думаю, да… Хотя нет, подожди. Если наше соглашение плавно перетекло в спор, значит, будет победитель. А что он получит в случае победы?
- Пусть будет свободное желание.
- Как это?
- Вот когда я выиграю – узнаешь. - Мальчишка, воспользовавшись замешательством парня, всё-таки вырвал руку и, показав язык, гордой походкой удалился в спальню. Прокричав напоследок:
- Мне нужно отвести Вируса обратно!
***
- Ну ты и чушка.
- Что?
- У тебя мороженое на носу, - Том отложил одеяло, которое пытался запихнуть в пододеяльник и указал на испачкавшееся место. - Ты словно ребёнок, у которого ещё не выработался хватательный рефлекс. Вечно у тебя всё из рук валится.
- Прекрати меня так называть. Бесит, - мальчишка поморщился и забавно свёл глаза к носу, пытаясь рассмотреть пятно. - Нет там ничего. Ты обманываешь.
- Этим обычно занимаешься ты, а я правду говорю, - недовольно цокнув оттого, что он вот уже минут пятнадцать никак не может справиться с пастельным бельём, подошёл к копошащемуся на диване брюнету и вытер капельку мороженого сам.
- Ауч! – Билл тут же схватился за нос, начиная его растирать. - Нельзя было понежнее, блин?! Ты мне его чуть не оторвал нафиг.
- Ничего, не развалишься, принцесса.
- Мы договорились, что ты не будешь меня обзывать.
- Считай, что это комплимент.
- Да ну?
- Ну да.
- А в сексе ты такой же грубый? – мальчишка с лисьей улыбкой смотрел на спину застывшего на мгновение Тома.
- Этого тебе никогда не узнать, - буркнул парень, наконец управившись с «адской наволочкой». И всё-таки он совершенно не приспособлен к самостоятельной жизни. За пять лет так ничему и не научился. - И кажется, это был намёк на что-то? – на подобные замечания лучше всего отвечать той же монетой.
- Просто интересуюсь.
- Всё-то у тебя просто. Лучше встань и помоги мне.
- С удовольствием. Только я совершенно обнажён. Ты действительно этого хочешь? – Билл эротично высунул голую ногу из-под одеяла, направив на шокированного парня свой самый пошлый взгляд.
- Какого хрена? – на данный момент этот вопрос казался ему самым ёмким.
- Вообще-то я всегда так сплю, просто не хотел раньше времени травмировать твою шаткую детскую психику, - на пол опустилась и вторая нога.
- Кто-то очень хочет проиграть спор, я смотрю.
- Чё это? – тут же напрягся брюнет.
- А ничё. Веди себя прилично. И убери свои палки обратно.
- У меня длинные, стройные, модельные ноги, ясно тебе?!
- Модель чего, ходуль? – прыснул от смеха в кулак, глядя на разъярённого такой бестактностью мальчишку.
- А ты тоже, я погляжу, выигрывать не собираешься, да?
«Чёрт! Подловил»
- Ну ладно… Один-один.
- То-то же.
- Не выпендривайся.
Футболка полетела на кресло и повисла на спинке, повязка была аккуратно сложена на тумбочке, а джинсы, после того, как ремень отстегнулся, просто свалились на пол. Вышагнув из них, Том забрался на кровать с ногами, поправляя подушку, уже буквально предвкушал сладкий, хоть и недолгий сон.
- А свет?
- Выключи.
- Я тебе не прислуга.
- А как же «Том, я всё для тебя сделаю, только попроси»? – парень весьма умело передразнил мальчишку.
- То было до нашего спора. Так что давай, поднимай свою задницу, - повернулся на бок, накрылся одеялом по самую макушку и затих.
- Кстати, я кое-что заметил, - тишина, - это касается твоей внешности.
- Что? – Билл мгновенно выскочил из своего кокона.
- Выключи свет, а то не скажу, - Том заложи руки за голову.
- Чёрта с два.
- Ну, как хочешь.
Две минуты спустя.
- Ну ладно!
«Есть!» - расплылся в довольной улыбке парень, блаженно прикрыв глаза.
Послышались бесшумные шаги и недовольное бурчание. Свет погас.
- Выкладывай, лентяй. Что с моей внешностью не так?
- Синяки.
- А?
- У тебя синяки под глазами.
- Аа… это… Я знаю, - как-то очень грустно отозвался брюнет.
- Раньше не было.
- Ты заметил? – съехидничал Билл, снова укладываясь на диван.
- Отчего они?
- Да нервничаю много из-за кое-кого. Ты с ним, кстати, знаком.
- Да ты что? – «удивился» парень, громко зевая.
- И свежего воздуха не хватает, - задумчиво продолжил мальчишка, - на улице почти не бываю. В школу и обратно, вот и вся моя прогулка.
- Кто ж мешает бывать там чаще? Времени у тебя навалом. Лучше бы вместо того, чтобы ждать меня в подъезде часами, потусил бы с друзьями.
- Нет, не лучше.
Том поджал губы. На самом деле, он и сам уже давным-давно не был на природе. В последний раз Гай предлагал ему съездить с ним и его женой на пикник, но он посчитал, что будет лишним в семейной паре. Нахождение на свежем воздухе выматывало его больше обычного. А надышавшись тройной порцией кислорода, жутко хотелось спать.
«Хм…» - Том задумался. У него возникла замечательная идея, но он не был уверен, что стоит предлагать это брюнету. Судя по всему, он мальчик городской, не знающий, что такое жизнь в палатках, еда на костре, туалет в кустах и прочие «прелести» природного туризма. «Спит или нет?» - повернув голову в сторону, пытался рассмотреть лицо Билла, но было слишком темно.
- Билл?
- Ммм?
- Как ты смотришь на то, чтобы… - парень ещё раз взвесил все «за» и «против». В конце концов, он ничего не теряет, - …съездить в лес с палатками на выходных? Полезно, дёшево и сердито.
- Ты приглашаешь меня на свидание? – тут же оживился мальчишка, привстав на локтях. Том хоть и не видел, но был уверен, что он вовсю улыбается.
- Эй, малявка, мы же договаривались. Не зарывайся, а то передумаю.
- Фу, какой ты грубый.
- Не хочешь, как хочешь, - демонстративно отвернулся и застыл.
Молчание.
«Три, два, один…»
- Хорошо, едем!
«Всегда срабатывает»
- Окей. Тогда жду тебя в пятницу вечером... Часиков, скажем… мм… в шесть.
- Договорились! – радостно воскликнул брюнет, чуть ли не захлопав в ладоши от внезапно свалившегося счастья. И только потом до него дошло… - Стоп. Что значит, ты ждёшь меня в пятницу? Завтра только четверг.
- И что конкретно тебе не понятно?
- Я хочу придти и завтра.
- Нет.
- Что? Ты обещал не прогонять меня!
- Ну, если ты не придёшь, то мне и прогонять тебя не придётся, верно?
- Так нечестно! Том, ну ты чего, а? – захныкал мальчишка, пытаясь сделать тон как можно жалостливее.
- Это условие. Мне предстоит провести с тобой весь уикенд. Разве этого мало?
- Мне – да.
- А мне более чем достаточно.
- Но…
- Билл… Нажми на тормоза, иначе получится как обычно, и тебе придётся идти домой в чём мать родила.
- А ты будешь по мне скучать? – совсем по-детски просюсюкал брюнет, всё-таки решившись на компромисс. Злить Тома ему совсем не хотелось. Тем более в преддверии такого грандиозного события как отдых на природе.
- Друзьям такие вопросы таким тоном не задают? – решил, что лишний раз напомнить не помешает.
- Да пошёл ты, друг.
«Обиделся» - заключил Том, снова услышав знакомое недовольное пыхтение. Снисходительная улыбка опять против воли заиграла у него на лице.
- И тебе спокойной ночи, ёжик.
<16>
"Его любить..."
Как мне быть?
Сердце в груди так бьется,
Как мне жить?
Я полюбил его,
Парнишку из метро,
Только его...
Как мне быть?
Я в глупый спор ввязался,
Как мне быть?
Связанным оказался
Сетями чар любви
Всем вопреки.
С ним одним
Хочется быть всегда,
Лишь о нем
Ночью мечтаю я
Он пленил
Меня вдруг блеском глаз
И поражаюсь им
Я каждый раз.
Как мне быть?
Что я скажу подружкам?
Как мне жить?
Рухнул союз колец
Двух золотых сердец
Кажется, он готов
Со мной под венец.
Он один
Принял меня таким,
И в любви
Парень неумолим,
И как раб
Следует по пятам,
Нет мне спасенья, нет
Если не дам...
Сладость губ
Нежных меня манит,
Хрупкий стан
Всякого искусит,
Как же быть?
Сердце ему отдать?
Либо играть и лгать?
Дилемма опять.
С ним одним
Яркая жизнь моя,
Только с ним
Боль забываю я
Выбор мой:
Либо любовь и свет,
Либо спокойный дом - выбора нет.
Как мне быть?
Я лгу ему о чувствах
И люблю,
И в то же время пусто,
Не готов
Сердце ему вручить,
Но знаю точно, что
Мне без него не жить.
Что за рок?
В жизнь мою влез без спроса,
Без метро
Не было б сто вопросов,
Но раз так,
Буду как прежде жить,
Может, его любить,
Парня любить...
(c) Arabella
Этот чёртов матрас никак не хотел влезать в машину. То один, то другой край постоянно топорщился, не давая возможность закрыть, наконец, весь этот хаос. Забравшись на него с ногами, парню всё-таки удалось затолкать строптивый комок куда следует и победоносно захлопнуть багажник. Вытерев проступившие капельки пота со лба, он отошёл в сторону и внимательно посмотрел на проделанную работу.
Стоит ли говорить, что Том начал собираться в самый последний момент? Он не любил опаздывать. Собственно, он никогда этого и не делал, всегда приходил вовремя, однако скорость сборов очень значительно влияла на качество выполненной работы. Буквально за полчаса с квартиры были перетащены все необходимые вещи, а потом и вещи, о которых, обычно говорят «а вдруг понадобятся». В итоге, вся машина, включая не только багажник, но и задние сидения, была до потолка забита разным хламом: палатка (собственность Гая. Он просто-напросто отказался давать две, руководствуясь, очевидно, какими-то своими идеями, а спрашивать у кого-то другого не было времени), многочисленные железяки для её установки, какая-то чугунная кастрюля (предположительно принадлежащая хозяевам квартиры, которую снимал Том. Он отрыл её в нижнем шкафу на кухне), матрасы, подушки, одеяла, предметы первой необходимости, удочки, два пакета с едой (на природе всегда хочется есть), резиновые сапоги, старая куртка, рюкзак с рыболовными принадлежностями и даже мяч (откуда он там взялся, парень так и не понял, потому что сам туда его точно не клал). Всё это уже буквально вываливалось из окон, но у Тома было явное ощущение, что он что-то забыл. Хотя его главной задачей было помнить лишь о том, что если с этой машиной хоть что-нибудь случится, то с ним сделают то, о чём даже страшно подумать. Просто мини-вэн, цвета синий металлик, принадлежал Гаю. Парень сдувал с неё пылинки, разговаривал с ней и даже дал имя – София. Иногда Тому очень хотелось подсказать другу обратиться к психиатру, на что тот лишь красноречиво показывал фак и снова начинал нежно гладить свою «девочку» по правому крылу, приговаривая, что никто их в этой жизни не понимает. Поэтому тот факт, что ему удалось уговорить отдать в двухдневное пользование его «ненаглядную» само по себе было чудом. Хотя уговаривать-то и не пришлось. Как только стало известно, что он едет не один, а с Биллом, Гай без разговоров всучил ему ключи, лично усадил за водительское сидение и помахал рукой, когда тот отъезжал.
«Давай, ковбой, сделай из мальчишки настоящего мужчину! Иихаа!» - таков был его прощальный вопль.
Забравшись на передние сидения, удостоверившись, что ничего не будет давить им на головы, открыл бардачок, чтобы кинуть туда очки и пластинку жвачек. В левом углу он обнаружил то, что заставило его глаза округлиться до размеров блюдца. Пачка презервативов, перевязанная резинкой, с просунутым между ними листочком бумаги, на которой красивым ровным подчерком было выведено всего два слова: «Счастливого пути (; ».
Том широко улыбнулся и покачал головой.
«И когда только успел. Он же всё время был у меня на виду».
Гай умел удивлять.
Выкинув записку и забросив упаковку обратно, вылез наружу, с ужасом оглядывая содержимое автомобиля. Главное, что всё поместилось. Однако он не учёл, что у Билла, наверняка, тоже будет куча вещей. Во-первых, потому что они не обговаривали, кто что возьмёт, а во-вторых, это же Билл. Но каково было его удивление, когда к нему подошёл брюнет, одетый в спортивные штаны, куртку цвета хаки, совершенно не модную потёртую кепку, с одним лишь худым рюкзачком за плечами.
- А я смотрю, ты не заморачивался, да? – дёрнул за одну из бретелек, давая понять, о чём он.
- Зато ты затарился по полной, - мальчишка очаровательно улыбнулся, склонив голову на бок, жадно разглядывая слегка обескураженного парня. Он соскучился по нему. - Я знал, что ты обо всём позаботишься.
- Нет. Просто это я, такой умный и предусмотрительный, что взял всё необходимое. Было очевидно, что ты как всегда схалявишь.
Том показательно ухмыльнулся и завёл мотор. На самом деле он почувствовал укол совести. Опять этот неугомонный парнишка утёр ему нос и показал, что знает его, как облупленного. А он снова промахнулся, сделав неправильные выводы.
- Зато я купил нам суши. Любишь? - Билл довольно приподнял прозрачный пакетик, демонстрируя содержимое.
- Нет.
Том любил.
- Хм… я почему-то был уверен, - расстроился мальчишка, но всего на секунду. - Тогда мы наловим много рыбы и пожарим её на костре!
- Обязательно, если ты не распугаешь её своим видом, - парень потрепал за куртку, которая наверняка когда-то принадлежала его отцу, и стукнул пальцем по козырьку кепки.
- А что не так? – начал оглядывать себя Билл, явно возмущённый таким ядовитым замечанием. - Мне же не на подиуме выступать, в конце концов.
- Да уж… Выглядишь ты не очень сексуально.
Иногда Тому хотелось вырвать себе язык с корнем и поджарить на сковородке. Пройтись по раскалённым углям или с разбега удариться головой об стену. В общем, что угодно, лишь бы вот такие вот странные, глупые слова не вырывались из него в самые неподходящие моменты.
- Оо… - кажется, черноволосый был не менее обескуражен. - А обычно, значит, выгляжу сексуально? – заискивающим тоном пролепетал он. Том очень не любил такую интонацию. Это заставляло его краснеть.
- Ну…ничё так...кхм…Короче это….поехали уже.
Звуки мотора почти полностью заглушили тихое довольное хихиканье мальчишки.
***
Билл пил из бутылки, роняя капли влаги себе на губы и шею.
Том смотрел.
Билл попросил остановить машину и купил себе мороженое на палочке. Он ел его. Облизывал, посасывал, пачкался в белой субстанции.
Том смотрел.
Билл перегнулся через своё сидение, попой кверху, чтобы достать вещи с заднего.
Том смотрел. Он считал, что тот делает это специально, но не был в этом уверен.
Билл делал это специально. Но ведь Тому необязательно было об этом знать.
Том считал себя параноиком.
Шоссе за городом было очень оживлённым в выходные дни. Приходилось быть начеку, не превышать скорость, не терять бдительность. А как возможно сосредоточиться на дороге, когда рядом с тобой сидит маленькое, до невозможности развратное существо и всячески пытается соблазнить? У Тома вспотели руки. Почему он так странно реагирует на это? Быть может, мальчишка вовсе не имел в виду ничего такого, о чём он подумал? Может, это у него проблемы с психикой? В общем-то, не мудрено, учитывая события последнего месяца его жизни.
Мороженое закончилось, и брюнет медленно облизал слегка покрасневшие губы, сладко причмокивая. Парень включил кондиционер. Он попытался сфокусироваться.
Это что, осеннее обострение или какой-то вид лихорадки? Почему его так трясёт? Ответ был прост. Том всего на секунду, даже на мгновение представил вместо мороженого кое-что другое и сейчас всячески пытался представить это ещё раз, желая разобраться в собственных ощущениях. Нужно было перемотать плёнку.
Он закрыл глаза и медленно открыл их, погружаясь в свои собственные фантазии. Не нужно было поворачивать голову направо, чтобы вспомнить, как выглядит Билл. Казалось, он изучил его с ног до головы и мог бы рассказать, где и какая родинка у него находится. Когда только успел? Разве он когда-нибудь обращал на это внимание? Наверное, всему виной зрительная память. Да.
Каков Билл без одежды? Нет, конечно, он уже видел его голым… почти. Но эти воспоминания как-то стёрлись. Видимо, тогда это не настолько сильно его интересовало, как сейчас. Том всё же мельком взглянул на засмотревшегося в окно брюнета. Красивый. Слишком красивый для парня. Слишком утонченная шея, чётко очерченные, пухлые губы и высокие скулы. Слишком хрупкий, слишком изящный, притягательный, волнующий. Неземной. Парень отвёл взгляд. Он никогда не встречал таких людей. Может, ему повезло? Что если он совершает самую ужасную ошибку в своей жизни, отталкивая этого влюблённого подростка? Том закусил губу. Все эти мысли… Они были странными. Непохожими на все остальные по яркости и значимости. Это пугало. Хотелось представить больше.
Он попытался обнять обнажённое тело. В своём воображении. Хотел почувствовать, как это, быть настолько близким с парнем. Кожа Билла определённо должна быть мягкой. Как у младенца. И гладкой, чтобы можно было водить ладонями и не ощущать никаких препятствий. Горячая, потому что он страстный и легко возбудимый. Том был уверен в этом. Дыхание. Немного сбившееся, тяжёлое, как после утренней пробежки. Оно опаляет кожу лица, и ты чувствуешь, как тяжело ему сдерживаться. Доверчивый, готовый на всё.
Парень крепче сжал руль, судорожно облизав пересохшие губы.
Он вспомнил тот случай в английском клубе. Билл зацепился цепочкой за его ширинку и какое-то время не мог встать. Уже тогда возникло знакомое ощущение неловкости и паники, смешанное с предвкушением. Рефлекс. И как итог – жар во всём теле, сбившийся ритм сердца и желание прижать его голову к себе ещё сильнее. Как хорошо, что тогда он был пьян. Они оба. Алкоголь притупил все ощущения и не дал потерять контроль. Том вдавил педаль газа сильнее, сражаясь с желанием пойти дальше. Он не должен был представлять такое. Это абсурдно, дико, почти невероятно. Это сводит с ума.
Мальчишка между его разведённых ног. Голый, как и он сам.
Переключил скорость.
Обхватывает руками его бёдра и придвигается ближе, словно огнём опаляя чувствительный участок тела своим прерывистым от нетерпения дыханием. Влажные губы на твёрдой раздражённой плоти смыкаются и начинают своё неспешное движение вверх-вниз. Ритмично, мокро, пошло. На грани…
- Том!
Резкий поворот руля влево и свист тормозов. Он что, отключился? Будто пелена с глаз сошла. Мимо проезжающая машина осуждающе просигналила и скрылась вдалеке. Парень перевёл дух и посмотрел на брюнета, который в это время буквально сверлил его огромными от испуга глазами.
- Что с тобой? Не видел, что он поворачивает? Ты чуть не угробил нас!
Том снова уставился на дорогу и несколько раз моргнул, пытаясь вернуться в реальность, выпрямил спину, усаживаясь поудобнее. Если бы не крик Билла… А всё из-за чего? Он покраснел и, стыдясь самого себя, свёл колени вместе. Внизу живота давно образовалась знакомая до боли тяжесть.
- Прости.
- С тобой всё в порядке? Ты весь красный. У тебя случайно не жар? – холодная ладошка мальчишки тут же легла на влажный лоб парня, - хм… вроде нет. И пожалуйста, ослабь хватку. Что ты вцепился в этот несчастный руль, аж пальцы побелели.
- Дай бутылку. Там, в бардачке. - Прохрипел Том, чувствуя себя совершенно беспомощным и жалким. Он зашёл слишком далеко в своих фантазиях и чуть не поплатился за это. Может, это был намёк?
Вытащив минеральную воду, взгляд черноволосого зацепился за кое-что ещё.
- Ого! – воскликнул Билл, вертя в руке пачку тех самых презервативов, заботливо приготовленных Гаем, словно это были пирожки в дорогу.
Том мельком взглянул на это, отвернулся, понял, что тот обнаружил, снова посмотрел и застыл.
- А я смотрю, у тебя на меня больше планы, м? – широко улыбаясь, мальчишка поиграл бровями и склонил голову набок, ожидая ответа.
Хоть это и было жёстким нарушением правил их спора, парню было как-то не до замечаний. Он понимал, что ничего страшного не случилось, подумаешь, презервативы. Они могли принадлежать кому угодно. Но шутить или объяснять что-то сейчас не представлялось возможным. Поэтому он просто вырвал пачку из рук ахнувшего от неожиданности брюнета и небрежно закинул их обратно, захлопывая бардачок.
- Не суй свой нос…, - у него даже не было сил договорить. Он был подавлен, испуган, расстроен. Он сильно запутался.
- Ты чего? Я же шучу просто, - обиженно прошептал Билл, опасаясь разозлить парня. Ему очень не хотелось ехать обратно домой и провести все выходные одному.
- Всё в порядке, - Том собрался с силами и, посмотрев в глаза мальчишке, улыбнулся ему. Ведь он ни в чём не виноват. - Просто я устал.
- Ты выглядишь грустным, - не унимался брюнет, желая докопаться до истинной причины такого поведения.
- Да вот думаю, каким образом поставить палатку так, чтобы её не сдуло первым же порывом ветра? – парень ободряюще подмигнул брюнету.
- Я помогу тебе!
- Было бы неплохо.
Том прибавил газу, стараясь больше ни о чём не думать.
***
Это было странно. Их спор всё ещё был в силе. Тогда почему у Тома появилось ощущение, будто он один играет в эту дурацкую игру? Его настроение по приезде в лес значительно улучшилось, и он решил побыстрее выиграть это глупое соревнование и закрыть тему. Но происходило что-то странное. Кажется, старался только лишь он. Биллу будто было всё равно. Словно он забыл обо всём этом. Не на какие намёки, даже самые явные, мальчишка не реагировал, словно он был глухой или слепой. А придраться было к чему, уж парень постарался. Когда тонкие заигрывания не помогли, он начал действовать практически в открытую… Ноль внимания. Билл лишь иногда рассеянно улыбался, но молчал. А ведь уже сто раз мог сказать, что так друзья не поступают, или что такие вещи друзьям не говорят, и выиграть спор. Но нет. Ничего. Ни-че-го. Сам же он практически не проявлял никакой инициативы. Или же делал это условно. Словно для галочки. Чтобы отметиться. Это было подозрительно. Очень подозрительно. Том не мог понять, в чём дело. Решено было срочно посоветоваться с тем, кто знал ответ на любой вопрос и был в состоянии разгадать любую загадку. Гай. Но был уже поздний вечер, когда они с горем пополам установили палатку и обстроились внутри. Поэтому звонок другу он отложил на утро.
***
- Каулитц!! Ты знаешь, что я обычно делаю с теми, кто звонит мне в такую рань в мой законный выходной?? – вот так: ни «алло», ни «привет», ни «здрасьти». Гай очень не любил, когда его беспокоили по утрам, и это ещё мягко сказано. Обычно он был вне себя от гнева и, наорав на ещё даже не успевшего ничего сказать собеседника, просто бросал трубку. Том знал это, поэтому его могла постигнуть та же участь.
- И тебе доброе утро, Гай, - парень всё ещё лежал в палатке и отходил от самого глубокого и сладкого сна за последние полгода. Всё-таки природа творит чудеса.
- В восемь утра в субботу оно не может быть добрым, Том!
- Как спалось?
- Да зае*ись! Вот только муд*к какой-то разбудил!
- Я бы не стал, да дело срочное…, - в трубке послышалось какое-то шипение и возня.
- Марсия проклинает тебя всеми известными ей словами и просит передать, что ты долбанный петух.
- Правда?
- Нет. Так что там у тебя? – Том понял, что его друг вышел в другую комнату. Слышалось эхо. Значит он в зале, там сейчас идёт ремонт.
- Мы тут с Биллом…
- О! Точно! Я и забыл, - парень мгновенно повеселел и сменил гнев на милость. - Ну как? Уже завалил его?
- Гай!
- Он тебя?? – в голосе прозвучал наигранный страх.
- Ты невыносим, знаешь?
- А ещё у меня родинка на заднице.
- Ээ… Что?
- Ничего. У меня такое правило, когда просыпаюсь, первыми делом говорю какую-нибудь глупость. Это нужно для того, чтобы почувствовать себя раскрепощённее.
- Помогает?
- Нет. Слушай, хватит пизд*ть, я спать хочу, - а ещё Гай много матерился по утрам.
- Короче, мы с Биллом затеяли один спор…, - Том приподнялся и раздвинул края палатки. Мальчишка уже вовсю бодрствовал и сейчас пытался разжечь костёр при помощи двух сухих палок, хотя рядом лежала коробка спичек.
«Экспериментатор хренов» - улыбнулся парень, глядя на нахмурившегося от усердия брюнета с прикушенным кончиком языка.
Том рассказал другу об их пари и поделился своими подозрениями по поводу поведения Билла в этой ситуации. Первое, что он услышал, когда закончил своё повествование, был смех.
- Какого ты ржёшь, придурок?? – проорал в трубку Том, оскорблённый таким неадекватным поведением.
- Каулитц…ахах…Ты самый кретинский кретин, которого я знаю!
- В чём дело-то? – парень начал подозревать что-то неладное. Гай называл его так только в самых безнадёжных случаях.
- Знаешь, что твой Бил…фууух…, - у него уже слёзы на глазах проступили от смеха. -… Чёртов гениальный малолетний стратег! Это ж надо было!
- Или ты сейчас же скажешь, или я бросаю трубку! – не ну шутку завёлся Том, вполне серьёзно намереваясь выполнить свою угрозу.
- Он развёл тебя, как первоклассницу!
- Что? О чём ты? – он окончательно растерялся.
- Ему был выгоден этот спор. Он не собирался тебе проигрывать, но и побеждать тоже не хотел. Для него важен сам процесс и только!
- То есть…
- Давай, Каулитц, я знаю, ты можешь. Я уже буквально слышу, как в твоей голове крутятся круглые маленькие шестеренки.
- Вот чёрт! – Том с силой стукнул по подушке, откуда тут же вылетело несколько перьев. Как он мог раньше не догадаться!
- Йес! Ты понял? Скажи, что ты понял. Я хочу слышать стон твоего поражения.
- Он… он просто хотел, чтобы я вёл себя как полный придурок, - парень сокрушённо рухнул на постель.
- Нет же, тупица. Он хотел, чтобы ты обратил на него внимание! Чтобы сам проявлял инициативу! В то время как ты из кожи вон лез, чтобы выиграть спор, соблазнял, заигрывал с ним, он спокойно ждал и наслаждался всем этим! О да! Я просто в экстазе от твоего Билла! Женись на нём!
Том отложил мобильник, чтобы не слышать всех этих восторженно-громких криков друга и с размаху уткнулся лицом в подушку. Он чувствовал себя ужасно. Ужасно тупо, ужасно неудобно, всё было просто ужасно! Ну почему он никогда не анализирует ситуации, прежде чем соглашаться на что-либо? И что теперь делать? Не выбегать же с криком: «Ага! До меня, наконец, дошло, что ты задумал!». Лучше смерть, чем так опозориться.
А в динамике всё продолжала звучать возбуждённая трескотня Гая. Том снова приложил телефон к уху.
- Гай, вот скажи мне, почему тебе так отчаянно хочется сделать из меня голубого, а? – Том нервно потёр переносицу и перевернулся на спину.
- Нифига подобного! Просто я не хочу, чтобы ты мучился. Тебе же нравится Билл, так в чём проблема? Действуй! К тому же, мне не хочется, чтобы ты совершил ту же ошибку, что и я когда-то…, - Гай осёкся и замолчал.
Том резко встал, чуть не долбанувшись головой о перекладину, и замер, пытаясь переварить только что услышанное.
- О чём ты? – тихо и осторожно, чтобы не спугнуть.
- Ни о чём. А ты о чём? – «нервничает» - сделал безошибочный вывод Том и забегал глазами по палатке, пытаясь выбрать правильную тактику разговора, чтобы вывести друга на чистую воду. Иногда Гай слишком много говорил, и это не всегда шло ему на пользу.
- Какую ошибку ты совершил?
- Никакую.
- Гай.
- Что?
- Что это значило?
- Ничего.
- Гай! Говоришь «а», говори и «б». Я тебе тут всю душу на блюдечке выложил, а тебе сказать трудно?!
- Слуушай…, - парень начал растягивать слова, решая, как быть. Он не считал, что сейчас было самое подходящее время для подобных признаний. - Тут такое деело…. понимааешь…
- Господи, да рожай ты уже, иначе у меня сейчас инфаркт будет! – нетерпеливо заёрзал Том, весь превратившись в слух.
- Просто… на третьем курсе психиатрии у меня тоже был шанс узнать, какого это… быть с парнем.
Гай замолчал, а Тому прост нечего было ответить. Этого он никак не ожидал. Его друг всегда был жутким бабником, любимцем девушек, заводилой… Собственно, как и он сам. Кто бы мог подумать?
Будто услышав его мысли, Гай продолжил.
- Пока ты там себе не напредставлял меня в стрингах и перьях, скажу сразу, я – не гей. И никогда им не был. Просто в какой-то момент, по ранней молодости, стало интересно, каково это. И однажды мне выпал реальный шанс. Но я сделал то, что сейчас делаешь ты.
- Что? – Том сглотнул сухой ком, который образовался в горле, и крепче сжал мобильник.
- Я струсил. В самый последний момент. Просто сбежал, не проронив ни слова.
- Что ты хочешь этим сказать?
- Только то, что до сих пор жалею, что не остался. Знаешь…, - парень тяжело выдохнул. Том слышал, как чиркнула зажигалка. - Может, всему виной моя экспериментальная безбашенная натура, но… Иногда, редко… когда вижу какого-нибудь парня, похожего на того, от которого я сбежал в тот вечер, еле сдерживаюсь, чтобы не подойти и не завершить начатое семь лет назад.
- Он тебе… кхм… - парень прокашлялся. Не каждый день слышишь такие шокирующие признания от своего лучшего друга, - …нравился?
- Том, это нетелефонный разговор. Давай ты вернёшься, и я отвечу на любые твои вопросы, окей?
- Да… Хорошо.
- Ты как? Нашатырный спирт нужен? – грустно усмехнулся Гай. Ему и самому было жутко неловко.
- Всё нормально. Правда. Просто я… Сам понимаешь.
- Да.
- Спасибо за…, - мысли никак не хотели складываться в предложения.
- Я понял. Просто пообещай, что подумаешь обо всём этом.
- Обещаю.
Том сильнее приоткрыл край палатки. Брюнет бегал по берегу озера и пытался поймать какого-то особо крупного жука своей кепкой.
Ему нужно было о многом подумать, принять решения. Но одно парень знал наверняка. Сегодня замечательный день, и проведёт он его вместе с Биллом.
***
Том давно столько не бездельничал. Он не делал ничего. Вообще ничего. Просто гулял по лесу, просо сидел на берегу озера, кидая вдаль попадавшиеся под ноги камешки, дышал свежим воздухом и, в общем-то, был счастлив. Билл, конечно же, постоянно был рядом. Не лез, не приставал, не задавал бесконечные вопросы. Нет. Он точно так же наслаждался моментом и вёл себя очень тихо, что было совсем не свойственно этому гиперактивному любопытному подростку. Им выпала возможность сделать то, что они не делали уже очень давно, а точнее – никогда. Они решили порыбачить. Причём ни один, ни второй понятия не имел, что нужно делать с удочкой: куда что наматывать, как крепиться крючок, а главное, где брать наживку. Том выяснил, что мальчишка до смерти боится червей. Догадаться было не трудно, особенно после того, как он с визгом взлетел на какой-то пень, завидев у своих ног баночку со свеженарытыми «ползучими тварями». Промучившись с пару часов, было решено бросить это гиблое дело и пообедать предусмотрительно купленными Биллом в магазине суши. Парень делал вид, что ест самую отвратительную в мире еду (ведь он сказал, что не любит их), но, тем не менее, смёл свою порцию подчистую. А потом долго и бурно обсуждали, кто из них бОльший неумеха, и всячески пытались переложить вину за неудавшийся обед друг на друга. Они оба были совершенно не приспособлены к жизни вне города.
Когда стемнело, всё-таки решено было разжечь огонь. В темноте берег озера выглядел весьма устрашающе, а тёмная гладь воды придавала всему этому антуражу некий оттенок таинственности. Кроме того, значительно похолодало. Том похвалил себя за предусмотрительность. Всё-таки не зря он столько времени запихивал толстенные одеяла в багажник.
Пока Билл пытался помыть ноги в воде, он сидел на бревне и пытался запечь нанизанную на ветку картошку. Было хорошо и спокойно. Все проблемы и дела остались там, в городе, а здесь… Словно другой мир. И этот мир ему определённо нравился. Здесь нет изматывающей городской суматохи, громких, не всегда приятных звуков, людей, которые ему не нравятся, но с которыми приходится сталкиваться каждый день. Здесь нет никого и ничего, что напоминало бы ему о той жизни. Разве что…
- АААААА!!!
Том вздрогнул и вскочил на ноги, не сразу поняв, что произошло. Переведя взгляд к берегу, он увидел брюнета, который целиком лежал в воде и громко матерился. Его кроссовки неспешно плавали рядом на образовавшихся волнах.
- ТОООМ!!! Помоги мне! Где ты есть?? Эй!
Парень только сейчас заметил, что лицо мальчишки закрыли его же собственные волосы, он просто-напросто потерял ориентировку в пространстве и сейчас, пошатываясь, пытался встать с колен.
- Решил ещё и душ принять? Знаешь, не самая лучшая идея, учитывая, что сейчас октябрь и всего десять градусов тепла.
- Тебе смешно? Ты что, смеёшься? – отплёвываясь от волос, пытаясь убрать их с лица, парнишка яростно сверкнул глазами.
- Ты похож на мокрого цыпленка, - Том больше не мог сдержаться. Он громко расхохотался. Билл действительно выглядел сейчас очень забавно.
- Чёрт, Том, что делать-то? – жалобно проскулил мальчишка, выйдя обратно на берег, потирая одну ногу об другую. - Я промок насквозь, а запасной одежды у меня нет.
- Сейчас иди в палатку, разденься и замотайся в одеяло, а я повешу твои шмотки. До утра должны высохнуть. Можно не тушить огонь.
- Хорошо, - трясясь от пробирающегося под кожу озноба, брюнет засеменил по берегу, но, пройдя пару метров, остановился. - А как…
- Что? – парень отвлёкся от забрасывания дополнительных дров в пламя и вопросительно уставился на бледного мальчишку.
- У меня же ноги грязные теперь. Я там всё испачкаю, - виновато прогундосил черноволосый и чихнул.
Том набрал в лёгкие побольше воздуха и громко выдохнул. Осмотревшись, не придумав ничего лучше, он вытащил из машины коврик и постелил его рядом с брюнетом. Билл внимательно наблюдал за его действиями, дрожа уже всем телом. Было очень холодно.
- Становись сюда и снимай всё.
Всё ещё не понимая, какой в этом смысл, мальчишка сделал всё, как было сказано. Вот только пальцы так сильно онемели, что совершенно не слушались. Будто задеревенели.
- Помоги, а, - снова позвал он, с немой мольбой в глазах протягивая к парню руки.
- Чёрт, извини, я не подумал, - Том быстро подорвался с места и начал стягивать с него курточку и футболку. - Сильно замёрз? – хотя ответ был очевиден. Мальчишку буквально трясло, тело не слушалось и начало синеть. Губы мелко дрожали, а дыхание будто и вовсе исчезло.
- Рас-стегн-нёшь?.. П-пажалуйста, - одними глазами указал на молнию джинс.
- Хорошо, только не сжимай так сильно колени, мне неудобно, - парень не без труда опустил молнию вниз. Замок слегка заедал.
- Х-холодно…так х-холодно, Том.
- Сейчас, мой хороший, немного осталось.
Пока Том стягивал с него штаны, придерживая за коленку и талию, губы Билла вытянулись в благодарной улыбке. Так ласково он его никогда ещё не называл.
- А теперь держись за меня, - подхватив мальчишку под попу, заставив того, вцепиться в него мёртвой хваткой и обхватить ногами талию, Том понёс его в палатку.
Тело брюнета было просто ледяным. Он судорожно вдыхал и выдыхал носом воздух куда-то парню в шею и шумно сопел. Холодные мокрые пальчики до боли впились ему в плечи и крепко сжали.
- Ну вот, - еле отодрав от себя прилипшего мальчишку, Том поставил его в палатку, достал тёплое одеяло и обернул им дрожащее худое тело. - Держи края, я сниму с тебя трусы…Что? – после непродолжительной паузы воскликнул парень, заметив некоторое замешательство в глазах брюнета. Он даже умудрился покраснеть. - Я не хочу, чтобы ты себе там всё отморозил, ясно? Смотреть не буду, обещаю.
Тому хотелось рассмеяться. Ситуация была более чем забавной. Билл всегда так развязно и открыто себя вёл, делая разные грязные намёки, бесстыдно соблазняя, а сейчас стеснялся того, что кто-то увидит его голым.
Отправив мальчишку греться, он развесил его одежду на ветки деревьев поближе к костру и снова сел на своё привычное место, теребя в руках какую-то палочку, глядя на огонь. На его лице витала еле заметная улыбка.
- Том?
Парень очнулся от собственных дум и расфокусированным взглядом посмотрел на Билла, который всё так же кутался в длинное одеяло, но выглядел уже более живым.
- Ты чего вышел? Согрелся?
- Мне там скучно одному, - брюнет вяло переминался с ноги на ногу.
- Твоя обувь вряд ли уже высохла, - Том указал на его голые ноги, давая понять, что до костра ему не дойти.
- А может ты…ну…, - это было мило. Смотреть на то, как мальчишка пытается намекнуть на то, чтобы Том снова взял его на руки. Он прикусил краешек губы и, в который раз за сегодняшний вечер, покрылся румянцем. Это было странно. Почему именно сейчас на него нашёл такой приступ стеснения?
- Уже поздно. Спать пора, - парень пытался сохранить серьёзное выражение лица, но в глазах светились задорные искорки.
- А мы чуть-чуть посидим, и всё! – вмиг встрепенулся мальчишка, обрадованный, что ему не отказали сразу.
- Ох, когда уже, наконец, я от тебя отделаюсь? – это был не вопрос, а скорее мысли вслух.
- Никогда! – воскликнул брюнет, весело болтая ногами в воздухе, когда его подхватили на руки. Кажется, он уже окончательно оттаял.
Билл так и уснул, сидя у него на коленях, прижавшись бочком к груди и уткнувшись тёплым носом куда-то в область ключицы. Он спал очень крепко и глубоко, когда Том отнёс его в палатку, уложил на подушки и закутал в одеяло поплотнее. Его ресницы иногда мелко дрожали, а под веками было видно, как быстро шевелятся глаза.
«Наверно, сон снится» - подумал парень, уже с минут десять пялясь на спящего подростка, не понимая, зачем он это делает.
Прежде чем самому провалится в стремительно обволакивающий дурман, Том потрогал лоб брюнета. Он не хотел, чтобы его мальчик заболел.
***
Жарко. Очень душно и мокро от пота. Хочется раскрыться и выпить стакан воды, но лень. Ведь так не хочется терять приятные ощущения чего-то тёплого и невесомого. Чьих-то мягких и невероятно осторожных губ на своих. Эти губы не боятся быть замеченными, им не страшно, что тот, кого они так самозабвенно целуют, проснётся и оттолкнёт. Им всё равно. Им это просто необходимо. Сейчас.
Том растворился в этих приятных ощущениях без остатка. Он не хотел останавливаться. Он подумал, что это слишком похоже на явь, чтобы быть сном, слишком живо и слишком по-настоящему. А он никогда так много не думал во сне. Следовательно, всё было реально. И эти нежные, слегка влажные губы, и это тихое волнующее дыхание, и ресницы, щекотящие кожу. Он ответил. Не заморачиваясь, не раздумывая, но прекрасно осознавая, чьи губы он ласкает. Плевать. Просто до безумия хотелось растянуть это мгновение. Как можно дольше. Не прекращать. Продолжать. Том приоткрыл глаза, нащупал в темноте лицо брюнета и провёл по его щеке ладонью, притягивая ближе и пододвигаясь самому. Мальчишка втянул в себя воздух, неожиданно почувствовав, как язык парня проникает в его рот. Неторопливый, невесомый, осторожный поцелуй стал более чувственным, страстным и возбуждающим. Толчки языка внутри набирали скорость, губы Тома полностью завладели территорией и начали властвовать там безраздельно. Засасывая, оттягивая и снова проникая так глубоко, как только можно. Биллу было уже трудно справляться с таким напором. Он не ожидал. Чувствуя, как рвано и быстро дышит его любимый, сносило голову к чертям. Хотелось отдаться ему полностью, прижаться так тесно, чтобы пропитаться его запахом, хотелось быть жертвой охотника, которую, наконец, загнали в капкан.
Кайфуя от собственной власти над покорным мальчишкой, от ощущений горячих неумелых губ, не сдержавшись, парень навалился на закутанное по пояс хрупкое тело и стал целовать в два раза резче и глубже. Он улыбался сквозь поцелуй, чувствуя, как ещё не приспособленный к таким диким «танцам», юркий язычок Билл пытается совладать с его напором, но тщетно. Ему явно предстояло многому научиться. Брюнет обвил шею парня руками и притянул ещё ближе, но сразу же понял, что задыхается. Не хватало воздуха, поэтому он несмело упёрся ладошками в грудь Тома и мягко оттолкнул от себя, тут же резко и шумно вдыхая такую необходимую порцию кислорода.
Том, всё ещё нависая над разгорячённым, казалось, совершенно сбитым с толку, парнишкой, ухмыльнулся и, звонко чмокнув его в щёку, снова улёгся на своё место.
- Сначала целоваться нормально научись, малявка, - весело прошептал парень, но так, чтобы было слышно.
Билл лежал на спине с совершенно дурацкой, глупой улыбкой, не шевелясь, всё ещё пытаясь прийти в себя, и расфокусированным взглядом шарил по палатке, вникая в смысл сказанных слов. Хотелось петь, танцевать, вскочить, прокричать что-нибудь невразумительное, признаться в любви всему миру, сделать какую-нибудь глупость и всё продолжить сначала. Он просто не верил. Он только смог перевернуться на бок и спросить то единственное, что его сейчас волновало.
- А ты научишь? – тихо-тихо, с замиранием сердца, которое сейчас пропускало удары, боясь даже моргнуть. Наступившая тишина казалась такой страшной.
- Возможно.
Билл выдохнул. Ему была непонятна интонация. «Возможно» в смысле «вряд ли», или же «возможно» в смысле «скорее всего»? Его веки тяжелели с каждой секундой, рассуждать больше не представлялось возможным. Он подполз ближе к спине парня и вцепился пальцами в его одеяло. Так было ощущение причастности. Какая разница, что имелось в виду. Главное, что это просто было «возможно».
Том лежал тихо, притворяясь спящим, хотя для этого не было никакой необходимости. Мальчишка почти сразу же отрубился, перенасытившись эмоциями, так и не отодвинувшись от него ни на миллиметр. Снова стало жарко. Только на этот раз причина была в другом. Парень лежал с широко распахнутыми глазами, в которых не было даже намёка на сон, а сердце в груди сумасшедше колотилось, гулко отдаваясь где-то в горле. Он так просто сделал это. Просто поцеловал его. Парня. Билла. Этого надоедливого, упрямого, невыносимого, красивого мальчишку. Будто так и надо. Будто так и должно быть. Будто было уже давно. Но больше всего пугал тот факт, что ему уже не хотелось трусливо сбежать, сказать, что всё это случайность, ошибка, несчастный случай. Нет. Наоборот. Хотелось прижать тонкое хрупкое тело к себе, закутать в одеяло и баюкать, как маленького, приговаривая всякие бессмысленные слова, целовать лоб и щёки, давая понять, что он нужен. Теперь уже точно. Чувство благодарности и какой-то необъяснимой нежности накрыли его с головой. Нужно было срочно уснуть, сохранить ощущение покоя и правильности происходящего, пока он опять себе чего-нибудь не придумал.
***
Том проснулся от ощущения, что на него кто-то смотрит. Даже не нужно было открывать глаза, чтобы убедиться в этом. Он просто знал. Издав несколько непонятных звуков, всё же поднял веки. Над ним, всего в сантиметрах двадцати, облокачиваясь на одну руку, сидел мальчишка и пристально вглядывался в его лицо.
Билл смотрел на Тома. Том смотрел на Билла. Глаза в глаза. Не шевелясь и не производя ни звука. Заспанный, с взъерошенными волосами, серьёзный - он выглядел смешно и мило. Парень, залюбовавшись им, словно существом из сказки, растянул губы в еле заметной улыбке. Мальчишка нахмурился и наклонился, остановившись на полпути, ещё раз вгляделся в непроницаемое, застывшее, словно в маске, лицо Тома, и сократил расстояние между их губами до минимума. Крепко зажмурился и быстро поцеловал, тут же отпрянув обратно. Ведь он так боялся, что парень снова оттолкнёт и скажет, что всё это неправда, что ему приснился сон, а он к этому не имеет никакого отношения, или того хуже, накричит. Ему было необходимо убедиться.
Но ничего из перечисленного не произошло. Том не дернулся, не отмахнулся, как от надоедливой букашки, не отвёл взгляда. Брюнет только сейчас заметил, что тот смотрит на него не как прежде, а с теплотой, с пониманием… с улыбкой. Что-то резко оборвалось в животе у мальчишки.
- У тебя что, рентгеновское зрение? Хватит меня им просвечивать, - Том вдруг вновь почувствовал себя неловко. Взгляд парнишки был таким пронзительным и серьёзным, что он даже испугался.
Так необыкновенно приятно и лестно было наблюдать, в каком шоке сейчас пребывает Билл, явно не ожидавший такой реакции с его стороны. Да Том и сам от себя не ожидал. Думал ли он о чём-нибудь этой ночью? Нет. Он спал. Без снов, как младенец. Понимал ли, какое решение сейчас принял? Нет. И не хотел понимать. Он просто знал, что это правильно. И пошло всё к чёрту.
Мальчишка опять боязливо приник к его губам. Ещё и ещё. Много раз. Отрывисто, поверхностно, не в состоянии поверить в происходящее, теряясь в ощущениях. И рваный выдох сквозь улыбку, понимая, что ему отвечают.
- Том… - с придыханием. Будто это не имя, а свящённая молитва.
Не отрывая глаз, стараясь поймать любое изменение в мимике и настроении, быстро, торопливо выпутался из своего одеяла и абсолютно голый залез под его, закидывая ногу парню на бедро.
Том задохнулся от неожиданности, но постарался сдержать себя в руках. Он чувствовал, как Билл жмётся к нему всем телом, как его гладкая стройная ножка скользит по его, как… Он почувствовал всё, даже то, чего не должен был.
- Билл, ты…, - парень хотел намекнуть, что это, пожалуй, слишком, но брюнет так нежно и обожающе смотрел на него, что он осёкся на полуслове.
- Непривычно, да? – шёпотом, словно боясь нарушить такую хрупкую, почти осязаемую тишину. Он ещё сильнее зажал его ногу между двух своих, словно заявляя на неё свои права.
Том шумно сглотнул и кивнул. Непривычно - это ещё не то слово! Его всего трясло. Что будет дальше? Он не знал.
- Мне тоже.
Мальчишка нежно провёл подушечками пальцев по щеке парня и устроил голову у него на груди, вдыхая родной и любимый мужской запах. Он был готов умереть от счастья.
- Знаешь… Ещё совсем недавно я и мечтать не мог, что буду лежать с тобой в обнимку, совершенно обнажённый, целоваться с тобой и ласкать твоё тело, - в доказательство своих слов Билл начал аккуратно водить ладошкой по груди и животу Тома, иногда останавливаясь, видимо, на особо полюбившихся участках и одновременно слегка засасывать кожу на плече и шее губами.
- Мечты сбываются, - нервно хмыкнул парень. Но брюнет никак не отреагировал. Наверное, сейчас и правда не до шуток. Мальчишке необходимо было высказаться. Он чувствовал это.
- Прошёл уже месяц, а мне всё кажется, что ещё вчера я сидел у окна, пытаясь поймать момент твоего выхода из дома в университет утром и возвращение обратно вечером. Помню, как специально крутился возле подъезда с друзьями, чтобы лишний раз попасться тебе на глаза. Ты всегда проходил мимо, даже не взглянув на меня. Не замечая, будто я пустое место. Знаю, ты всё это делал не нарочно. Откуда тебе было знать, что кто-то в это самое время, пока ты проходил рядом, оставляя после себя еле уловимый шлейф парфюма, запах которого я узнаю из тысячи других, даже очень похожих, готов был полжизни отдать за один лишь твой короткий взгляд, за один маленький, крохотный кусочек внимания. Это было пыткой… Видеть тебя каждый день, но не иметь возможности подойти, заговорить, притронуться. А те девушки, с которыми ты возвращался поздно вечером… убивали во мне последнюю надежду. Только сейчас понимаю, что, несмотря на всё, я надеялся. Сам не знал на что, но это ощущение придавало мне сил жить дальше. Дальше наблюдать издалека, дальше не спать по ночам, думая, как избавиться от этого проклятого чувства, название которому я тогда ещё боялся дать, приходить к твоему дому снова и снова, подниматься на этаж и сидеть на корточках часами, прислушиваясь к малейшему шороху за стенкой. Было так интересно узнать, как ты смеёшься. Мне раньше не удавалось услышать твоего смеха, Том. Наверное, ещё и поэтому я бы никогда сам не решился подойти к тебе. Ты казался таким взрослым, серьёзным, умным, что по сравнению с тобой я чувствовал себя таким жалким и ничтожным… Я думал, ты рассмеёшься мне в лицо, выставишь за дверь и наговоришь кучу разных ужасных слов, которых я уже никогда не смогу забыть. Моя жизнь была бы кончена, услышь я нечто подобное от тебя. Кто угодно… от кого угодно я мог бы выслушать самую грязную речь, но только не от тебя. Это бы убило меня. Я так боялся… Представляя в своих фантазиях эту страшную сцену.
Том почувствовал, как тонкие пальчики мальчишки с силой сжали его бок, а острый подбородок неприятно упирался куда-то под ребро. Было больно, но он даже не дёрнулся. Ощущая, как непонятно отчего мелко дрожит юное тело брюнета, жадно выслушивался в каждое слово.
- Я даже благодарен твоим тупым друзьям, не обижайся, что они затеяли в тот день свой дурацкий спор. Да, последствия были неприятными для нас обоих, но… Это того стоило. Я провёл рядом с тобой целых десять минут, совсем близко, вплотную. Мне даже удалось тебя потрогать, ощутить, как бьётся твоё сердце, как пахнет твоё тело. Конечно, я сразу понял, что здесь что-то не так, мозги у меня пока ещё не совсем атрофировались. С чего бы вдруг тебе, парню-натуралу, понадобилось обращать на меня внимание? Но тогда было настолько всё равно, веришь? Я просто поплыл по течению, не в силах сопротивляться твоему обаянию, твоему, пробирающему до дрожи, слегка хриплому, дурманящего сознание голосу, рукам. Несмотря ни на что… Как же мне повезло, что я ехал с тобой в одном вагоне метро. Ведь если бы не чистая случайность, если бы не совпадение… Кто знает, может, я бы до сих пор провожал тебя взглядом из окна. Это было… Разве только сравнить со встречей со звездой, Том, правда. Я тогда не понимал, чем заслужил такое счастье, благодарил бога за то, что он дал мне шанс. Как видишь, я до сих пор пытаюсь его не упустить… Потому что думаю, это проверка. Для меня. Знаешь, я ведь не всегда такой назойливый и болтливый. Мне приходиться быть таким только рядом с тобой, чтобы завлечь, притянуть к себе, удержать. На самом деле, я не такой сильный и смелый, как тебе кажется. Но осознание того, что я могу потерять тебя… заставляет меня не расслабляться и продолжать бороться. Вот только… я уже немножко устал. Совсем чуть-чуть… Я бы мог подарить тебе себя, Том. Целиком и полностью, без остатка. Делай, что хочешь, я не стану сопротивляться, лишь бы ты всегда был рядом, лишь бы моим был, понимаешь?.. Разреши мне тебя любить. У меня получиться, правда.
Билл зашевелился и спрятал наверняка покрасневшее от стеснения лицо в изгиб шеи парня, обнимая ещё сильнее.
- Наверное, сейчас ты поймёшь, что происходит, что произошло прошлой ночью, снова оттолкнёшь и скажешь, что всё это неправильно, что тебе это не нужно, что ты просто решил отвлечься или забыться, но… Спасибо тебе за то, что это просто было. Что выслушал и не перебивал. За то, что позволяешь пока лежать рядом и чувствовать себя нужным. Для меня это многое значит.
Повисла тишина. Мальчишка медленно, нерешительно приподнял голову и смело заглянул парню в глаза. Кто бы знал, чего ему это стоило именно сейчас.
- А что скажешь ты, Том? - брюнет смотрел, не моргая и практически не дыша. Он боялся. Словно приговора, который, он был уверен, сейчас обязательно прозвучит.
Билл поник после первой минуты молчания и, опустив взгляд куда-то вниз, поджал губы от горькой обиды. На что он только надеялся? Кого хотел обмануть?
А Том молчал. Ему до смерти хотелось курить. Выйти из этой душной палатки, глотнуть свежего, утреннего, прохладного воздуха, закрыть глаза и исчезнуть хотя бы на час. Но вместо этого…
- Я думаю, нам стоит попробовать.
Лёгкое робкое прикосновение к горячей щеке брюнета, приподнимая его за подбородок, заставляя смотреть в глаза. Он хотел видеть, что в них сейчас отражается. Попытаться растянуть губы в улыбке, чтобы поверил, чтобы понял, что это не очередная ложь.
Но Билла словно парализовало. Том думал, что он обрадуется, задушит в объятиях от счастья, закричит, хотя бы улыбнётся или скажет пару слов. Хоть что-нибудь!
Мальчишка молча вылез из-под одеяла, снова закутавшись в своё, и вышел из палатки.
- Билл… Билл!
Но он не откликнулся и даже не обернулся. Парень минуты две бессмысленно пялился на выход, надеясь, что тот всё-таки вернётся обратно. Но нет. Будто ему всё это приснилось. Будто и не было ничего.
Том оделся и вышел на улицу.
Брюнет стоял неподалёку, до самого носа замотавшись одеялом, босиком, и рассеянно смотрел на озеро. На его щеках были слёзы.
- Эй…, - Том жутко испугался. Он не понял, чем смог так обидеть подростка, и начал судорожно прокручивать их разговор в голове. - Я тебя чем-то обидел? Что-то не то сказал? Если это так, то прости, я не хотел, правда. Билл…, - рука потянулась к мальчишке, желая успокоить, но так и застыла на месте. Брюнет резко развернулся и как подкошенный прижался лбом к груди парня, а потом и всем телом, тяжело выдыхая, словно после нескольких минут задержки воздуха, и протяжно заскулил. Как бы Том не старался отнять его от себя, чтобы посмотреть в лицо, ничего не получалось. Тот мотал головой в знак протеста и жался ещё крепче. Это сбило с толку окончательно.
- Билл, что случилось? – он положил руку мальчишке на спину и притянул к себе плотнее. Он очень не любил слёзы. Он хотел, чтобы это прекратилось.
- Спасибо.
- Что?
- Люблю тебя. Том, я так сильно тебя люблю, что даже страшно.
- Я-то думал…, - парень облегчённо выдохнул и потрепал всхлипывающего подростка по голове. - Глупый.
- Это правда?
- Конечно, правда, кто ж из-за такого ревёт?
- Я про другое… То, что ты сказал там, это правда?
- Билл…, - с горем пополам ему всё-таки удалось отслонить словно прилипшего к нему парнишку. - Ничего тебе не обещаю, говорю сразу. Но я действительно хочу попробовать. И, пожалуйста, хотя бы сейчас не спрашивай меня ни о чём, хорошо? И вообще, давай не будем об этом говорить. Не будем копаться в моих причинах, я и сам вряд ли их знаю. Просто… Попробуем.
Билл быстро-быстро закивал и, наконец, широко улыбнулся, снова приникая к своему любимому.
- Вот это мы разоспались с тобой, уже почти обед. Давай-ка, иди в палатку. Я сейчас принесу твои вещи, и начнём собираться. Мне завтра в университет, да и школу тебе пока никто не отменял. Договорились? – Том ласково чмокнул опешившего мальчишку в губы, за что в ответ тут же получил смущённый взгляд. Билл кивнул и безропотно поплёлся выполнять указания, совершенно поражённый тем, что сейчас только что произошло. Знал бы он, что у парня в это время от страха и волнения онемели кончики пальцев.
И это только начало. А что же будет дальше?
Том сел на корточки и закрыл лицо руками. Об этом он подумает позже.
<17>
Билл решил, что если его родителей снова не будет дома, то он останется ночевать у Тома. А даже если и дома, то всё равно попытается отпроситься. Короче говоря, было заранее ясно, что спать он будет явно не у себя. Сейчас они поднимались в лифте наверх, на девятый этаж.
Как только дверцы кабинки закрылись, мальчишка накинулся на парня, словно оголодавший дикий зверёк, и начал беспрерывно коротко целовать его, будто боясь опоздать, не успеть, будто тот сейчас испарится. А затем нажал на «стоп».
Со звонким чмоком Том оторвался от брюнета и удивлённо покосился на его палец, который до сих пор держал кнопку.
- И что это ты творишь? – скорее сам себя спросил Том, подумав, что до нужного этажа они доберутся не так быстро, как хотелось бы.
- Теперь ты мой парень, а я твой. И вместе мы пара, - облокачиваясь на него всем телом, лукаво улыбаясь, пропел черноволосый, слегка раскачивая их обоих в такт какой-то мелодии, слышимой лишь ему одному.
Брови парня резко взметнулись вверх. Нет, конечно, он понимал, что это действительно так, но слышать это… Звучит как-то бредово. Непривычно.
- Ну, Том, - не выдержав паузы, пробурчал Билл и тыкнул пальцем под ребро прифигевшему от нового звания парню, - скажи это.
- Что?
- Что ты мой парень.
- Давай я лучше ещё раз тебя поцелую, - он уже был в миллиметре от губ брюнета, как тот ловко вывернулся и сложил руки на груди, вперившись в него острым взглядом.
- Сначала скажи. Я хочу слышать.
- Это и так очевидно.
- Вот и отлично. Говори.
- О боже…, - Том провёл рукой по лицу, как-то рассеянно улыбаясь. Ну что за детский сад?
- Давааай, скажиии, - мальчишка сделал то, чего Том очень не любил. Перешёл на ультразвук, - ну скажи, скажи, скажи, скажи, ска…
- Хорошо! Только умоляю, никогда больше так не нуди!
- Скажи: «Билл, я твой парень».
- Билл, я твой парень, - как заученное стихотворение повторил Том, попутно в притворстве закатывая глаза. Он устал и со всем смирился.
- Отлично! А теперь: «Билл, ты мой парень».
- Билл, ты мой парень. Доволен?!
- Ещё нет. «Мы с тобой пара».
- Мы с тобой пара.
- Ой, нет, нет, не так, подожди! – мальчишка встрепенулся и прикусил кончик языка, придумав, вероятно, более изощрённое название их отношениям. Похоже, ему это приносило нереальный кайф. Он буквально упивался чувством собственной победы и эйфории.
Том тяжело вздохнул и устало отслонился спиной к стенке, выжидая, пока бурная фантазия Билла не иссякнет.
- О, придумал! Скажи: «Мы любовники».
- Мы любовники… Хоть это и не так, – обломал всю малину парень. - Мы ведь с тобой ещё не спали.
- Это только пока! - мальчишка разошёлся не на шутку и кокетливо подмигнул, нарочито медленно облизывая губы. - Хочу снять с тебя всю одежду и посмотреть. А может даже… потрогать.
Том подумал, что наверно он никогда не перестанет поражаться этому невероятному подростку. Сквозь его светящийся нимб то и дело прорезаются чёрные рожки.
- Это всё, что ты хотел от меня услышать, маленький вымогатель? – парень открыто зевнул.
- Нет, ещё не всё! Так…мм…Ещё скажи: «Билл, я от тебя без ума».
- Билл, я от тебя без ума, – как на автомате, даже не задумываясь, прикидывая, к какой паре ему завтра идти.
- «Ты самый лучший»
- Ты самый лучший.
- «Я хочу тебя».
- Я хочу тебя.
- «Выходи за меня».
- Выходи за… Эй! – наконец очнулся Том и под звонкий смех брюнета шутливо дал ему по носу.
- Эх, а счастье было так близко! – раздосадовано выдохнул и снова нажал на нужный этаж.
- Кстати, что насчёт нашего спора?
- Предлагаю ничью, - мальчишка обвил шею парня руками и снова приник к его губам. Ему всё ещё не верилось в происходящее. Хотелось каждую секунду убеждаться, что это не иллюзия. У Тома, в общем-то, были те же мысли, хоть и невинных поцелуев было уже явно не достаточно. Будто прорвало. А может это потому, что у него вот уже две недели не было секса?
- Ещё чего! Ты проиграл, когда полез ко мне ночью!
- А ты до этого сто тыщ раз проиграл, когда усиленно пытался соблазнить меня, но я же молчал!
- Ты поцеловал меня!
- А ты позволил!
- Залез на меня голый!
- Что-то ты несильно сопротивлялся!
- Потому что ты маньяк! Кто знает, чего от тебя можно ожидать.
- Не зли меня!
- А я ёжиков не боюсь!
Билл расплылся в своей самой хитрющей улыбочке и удовлетворённо сузил глаза, увидев, как парень отмахнулся рукой, признавая поражение.
- Ладно, ничья, так ничья, - в конце концов, они и правда оба были хороши.
- То-то же, - тихонько замурлыкал брюнет, забираясь ладошками под свитер. Лифт остановился на нужном этаже.
- Том.
- М?
- Я люблю тебя, - взволнованно прошептал Билл, запечатлев ещё один чувственный поцелуй на губах своего парня, прежде чем выйти на площадку.
Дверь его квартиры была открыта, а на входе топилось несколько человек.
- Тётя Инесс? – громко и, как показалось Тому, испуганно воскликнул черноволосый, подходя ближе.
- Билли! Здравствуй, дорогой! - молодая женщина, лет тридцати пяти, развернулась и, преодолев оставшееся расстояние, крепко обняла племянника. - Сколько мы с тобой уже не виделись?
- Два месяца.
- Кажется, ты ещё больше вырос. И ещё сильнее похудел. Надо прочитать лекцию моей нерадивой сестрице о правилах правильного питания для растущего организма. Вроде бы врач, а так запустила своего ребёнка! - причитала она, разглядывая мальчишку со всех сторон. Но он, похоже, совсем её не слушал.
- Что вы здесь делаете?
- Да вот, приехали навестить вас. В офисах ремонт, дали дополнительные выходные, вот мы и…
- А где Чарли?
«Чарли… Чарли… Где-то я уже слышал это имя»
- Он должен был приехать на следующем лифте, но, похоже, там были какие-то неполадки, сейчас принесёт сумки… А это твой друг? Представишь нас? – женщина приветливо улыбнулась Тому.
- Нет… то есть да, то есть… Позже! – Билл мельком взглянул на парня. - Тётя Инесс, пожалуйста, заходите в дом, тут такой сквозняк!
- Хорошо, дорогой. Не задерживайся, мы привезли вкуснейший французский торт!
Как только она зашла в квартиру, брюнет начал подталкивать к лифту ничего не понимающего парня.
- Тебе пора, Том.
- Ты же хотел отпроситься у родителей? – он пытался развернуться, но ничего не выходило. Билл пёр как танк, буквально выпихивая его.
- Ты же видишь, у нас гости.
- Причина только в этом?
- Да в этом, в этом, в чём же ещё! - раздражённо проговорил мальчишка, прикладывая ещё больше усилий.
Том резко затормозил, заставив того врезаться ему в бок. Что-то здесь было не так. Поведение брюнета настораживало. Чтобы он сам выпроваживал его… Да никогда такого не было!
- Билл, в чём дело?
- Том, пожалуйста…, - откровенно заныл подросток, посматривая на мигающие кнопки. - Уходи.
- Я ничего не…
- Билл?
Брюнет замер и обречённо опустил руки вниз, на секунду прикрыв глаза.
Не успел.
- Дядя Чарли…
Молодой мужчина, чуть за тридцать, весьма привлекательной внешности, фальшиво улыбаясь, вышел из лифта и, оставив сумки у всё ещё открытой двери, встал рядом с ними.
«Дядя?» - Том нахмурился. Он никак не мог вспомнить, рассказывал ли ему Билл когда-нибудь о своих родственниках? Вроде нет. Тогда почему это имя казалось таким знакомым?
Тому этот «скользкий тип» почему-то сразу не понравился. Уж больно лощёно выглядел.
- Ну, привет, малыш. Как твои дела?
- Нормально, - безэмоционально ответил мальчишка, опустив глаза в пол. Он всё ещё не мог забыть этот дерзкий, наглый, прожигающий насквозь взгляд. Его охватила паника.
- А это твой…, - Чарли оценивающе просканировал Тома, -…друг? Или…
- Нам пора! Мы уже уходим!
Билл не знал, что делать. Поэтому он просто схватил Тома за руку и с силой потянул в открытую кабинку лифта. От страха ноги стали ватными, а голова совершенно не соображала. Он то и дело боязливо посматривал на парня, пытаясь уловить малейшие изменения в его мимике. Вспомнит или нет?
- Но ты же сказал, что…
- Я передумал!
Том окончательно запутался.
«Что здесь, чёрт возьми, происходит?!»
- Да ладно, Билл, оставайся, мы же так давно не виделись. Я думаю, нам с тобой есть, что обсудить, - рука мужчина обняла брюнета за плечо, постепенно спускаясь вниз, ненавязчиво скользя по талии и бедру.
Том проследил этот жест. Ничего особенно в этом не было, дядя вполне мог обнять своего племянника так, как ему захочется, однако…
«У меня уже был секс с парнем… С мужчиной…»
Словно тихое, но отчётливое эхо в голове. Воспоминания.
«Это было полгода назад. Я приехал в гости к своей тетё, маминой сестре, на каникулы. Там я впервые познакомился с её мужем Чарли. Он был такой красивый, Том, почти как ты!»
«Я даже не сопротивлялся, потому что… Потому что я растерялся и не понимал, что происходит»
Том встряхнул головой. Он уже не слышал, как Билл зовёт его по имени.
«Он сказал, чтобы я перестал его тревожить, чтобы забыл обо всём, и что если я хоть кому-нибудь об этом расскажу, то он отправится в тюрьму, а моя тетя умрёт от горя… Больше я его не видел и не слышал»
Он и сам не понял, как это произошло, ноги будто действовали самостоятельно, а руки крепко схватили опешившего мужчину за ворот куртки, прижимая его всем телом к стенке. Ахнув от испуга, Билл отшатнулся в противоположную сторону, чуть не перелетев через перила.
- Убери от него свои грабли, извращенец! - сквозь зубы прошипел Том, встряхнув ещё не успевшего одуматься Чарли. Надо же, он не ожидал, что у него хватит сил произнести хоть слово. Ярость и злость с каждой секундой закипала в его венах всё сильнее. Хотелось раздавить этого аморального родственника как букашку, не оставив и следа.
- Охренел?! Ты кто такой вообще, а? – попытался вырваться, но ничего не вышло. Его будто клеем приклеили к этой стене. - Псих что ли? Билл, малыш, с кем ты дружишь?
Брюнет стоял неподалёку, держась за поручни, словно за спасательный круг. Было тяжело дышать, закружилась голова, перед глазами всё плыло. Страх.
Том перевёл взгляд на Билла, который был не в состоянии вымолвить и слова.
- Какой он тебе малыш, ты, урод! – будучи мирным человеком, Том редко применял физическую силу, предпочитая решать все споры и разногласия словами, а дрался так вообще всего два раза в жизни, поэтому то, что он сейчас делал, его самого немало шокировало. Но сдержаться было невозможно. Казалось, что от ненависти к этому мужику он даже был готов поступиться своими принципами и набить ему морду.
- Томми…
- Оо, «Томми»… Ну, тогда всё понятно, - скалился Чарли, будто гипнотизируя и без того еле стоящего на ногах мальчишку. - Я так смотрю, ты до сих пор не научился держать язычок за зубами, да, Билли? Нашёл себе официального тра*аля?
- Заткнись, с*ка! Не смей так с ним разговаривать, ты понял меня! Я тебя засажу. Знаешь, что в тюрьме делают с такими, как ты?
- Ты вообще о чём толкуешь, парнишка? Может, объяснишь, какие у тебя ко мне претензии, прежде чем сделаешь то, о чём, я тебя уверяю, ты сильно пожалеешь?
- За изнасилование несовершеннолетнего дают от четырёх до десяти лет, ты в курсе?
Билл обессилено сполз вниз по стенке на корточки и закрыл голову руками. Он больше не мог выдерживать такого эмоционального напряжения. Это было слишком. От нарастающей волны паники появилась отдышка, всё тело покрылось мурашками, вдруг почему-то стало очень холодно. Он не хотел ничего слышать. Каждое слово убивало в нём последнюю надежду на то, что ещё можно что-то исправить. Всё до этого было слишком хорошо, чтобы быть правдой.
- Изнасилование? – мужчина тихо рассмеялся, запрокинув голову назад, будучи всё ещё крепко прижатым. - Так вот в чём дело. Ты разве не знаешь, Билли у нас такой выдумщик. Любой обзавидуется его воображению, и тому, с какой хитростью он обводит людей вокруг пальца, заставляя поверить в то, чего на самом деле не было. И всё лишь ради собственной выгоды. Парень, да ты не знаешь, с кем связался. Этот симпатяга не так прост, как тебе кажется. - Чарли, победоносно расплываясь в улыбке, глядел на растерянного Тома, который автоматически ослабил хватку.
- Чушь! Закрой рот и не смей оправдываться!
- Слушай, ты, камикадзе! – мужчина отпихнул от себя парня, но тут же подошёл к нему вплотную, перехватывая руки. Ему надоело терпеть весь этот цирк. - Я твоего мальчишку там даже пальцем не тронул, понятно? Да, поигрались немного друг с другом, было дело, признаю. Но ты только посмотри на него, - не глядя, через плечо, указал на брюнета, который всё так же сидел на полу, пытаясь сделаться невидимым, - он же ходячая провокация! Маленький негодник сам нарывался. Нашёл приключения на свою попку, как того и хотел. Тебе ли не знать. - Чарли специально смягчил голос, чтобы сделать речь наиболее убедительной. - Том, ты вроде тоже не похож на тех, кто специализируется по мальчикам. Так что же такой взрослый, серьёзный парень, как ты, делает рядом с таким озабоченным, не в меру сексуальным подростком, как Билл, м? Только не говори, что у вас дружба не разлей вода. Всё равно не поверю.
Было ощущение, что сердце перестало биться. Будто он только что умер, всего на мгновение.
Переварив всю информацию, Том отшвырнул от себя ухмыляющегося мужчину, а сам отшатнулся назад, находя глазами сгорбленную маленькую фигурку мальчишки. Тот смотрел на него огромными виновато-испуганными глазами и зачем-то медленно качал головой из стороны в сторону, пытаясь подняться на ноги. Биллу казалось, что если он потеряет с ним зрительный контакт, то та невидимая, совсем недавно образовавшаяся между ними связь немедленно оборвётся.
- Том… пожалуйста, Том… Томми, - словно в бреду повторял брюнет, тихонько приближаясь к парню. Однако сделать это было не так просто. Сколько шагов он делал вперёд, столько же Том делал назад.
Билл только сейчас осознал весь ужас происходящего. Если он отпустит его сейчас, если позволит уйти… О последствиях думать было слишком больно.
- Это правда? – одними губами, еле слышным шёпотом, больше, чем когда-либо в жизни, желая услышать отрицательный ответ.
- Том, я…
- ЭТО ПРАВДА??
Мальчишка зажал уши ладонями и зажмурился. Было невыносимо слышать этот крик, видеть, как перекосилось от ярости лицо его любимого. Он ненавидит его сейчас. Билл знал это наверняка.
- Пожалуйста, Том, я всё объясню! Я не хотел, я… я… , - брюнет удивился сам себе, когда услышал судорожный всхлип, и тут же приложил пальцы к носу, пытаясь это скрыть. Ведь он помнил, что Том не любит слёзы. Вдруг подумает, что он давит на жалость. Это могло лишь усугубить его положение.
- А я поверил… дурак, - невесело рассмеялся Том, пятясь назад, к кабинке лифта. - Ты молодец, Билл. Далеко пойдёшь. Только уже без меня.
С этими словами он нажал на кнопку вызова, дверцы тут же открылись, и он вошёл внутрь.
- Нет… нет! Том, не уходи, пожалуйста! Пожалуйста! Не уходи! Я объясню! – Билл кинулся за ним, но парень грубо толкнул его в грудь, отчего тот чуть не упал. То, каким взглядом одарил его Том, прежде чем зайти в кабинку, он не забудет никогда. Брюнет понял, что его уже не остановить. Он уйдёт. Прямо сейчас уйдёт и никогда не вернётся. Осознавать это было невыносимо.
- Пойдёшь следом - больше никогда меня не увидишь, - стальным, как кинжал, голосом сказал парень, вонзая этими словами миллиарды крохотных иголочек в сердце подростка.
И мальчишка не сдержался. Он зарыдал. Надрывно, громко, отчаянно, безнадёжно, как никогда прежде.
- Вернись…
Почти без звука, хриплым от слёз голосом, прежде чем двери лифта закрылись, увозя вниз того, кому принадлежала его душа.
- Рано или поздно за ложь приходится платить. Но порой она берёт слишком высокую цену, - Чарли несильно потрепал брюнета по плечу и зашёл в квартиру, оставив его одного на лестничной площадке.
Билл облокотился лбом о железные двери и закрыл глаза, из которых безостановочно текли прозрачные горькие слёзы. Почему именно он? Почему именно сейчас? Зачем над ним так жестоко смеются там, наверху, дергая за ниточки, управляя, словно марионеткой? Будто он и не человек вовсе, а фарфоровая кукла, которую в любой момент можно разбить на сотню маленьких осколков, а затем склеить заново. Будто он не достоин хотя бы маленького кусочка счастья. Будто не заслужил. Но он ведь так старался! Тогда почему всё против него? Почему??
Десятки вопросов и ни одного ответа.
А счастье было так близко,
Судьба вдруг взмахнула рукой,
И белою птицею низко
Оно пронеслось надо мной.
Ведь жизнь не похожа на сказку,
За счастье придется платить,
И вновь надеваю я маску,
Чтоб день этот страшный прожить.
И слезы весь мир застилают,
Сознанье не просит - "Борись!"
Упав у двери на колени,
Шепчу тебе в спину-"Вернись..."
(с)Arabella
<18>
Том не ночевал в своей квартире вот уже четыре дня. После того, как он ушёл от Билла, выключил мобильник и даже не заходя домой, сразу же поехал к единственному человеку, на которого мог положиться в этой ситуации. К Гаю. Ему было неизвестно, приходил ли мальчишка хоть раз к нему за всё это время или нет, но видеть его он точно не хотел. Не сейчас. Парень считал это враньё чистым предательством, неуважением. Он сам крайне не любил никого обманывать, да у него это не так уж и хорошо всегда получалось, так что он предпочитал говорить правду, какой бы она ни была, поэтому и от окружающих себя людей требовал того же. Всё его нутро кипело от негодования и раздражения. Эта сцена в подъезде сильно выбила его из колеи. Но вся злость улетучилась буквально на следующее утро, и её сменила лишь проедающее насквозь сердце, словно кислотой, тоска. Том старался не думать. Вообще ни о чём. Ему нужно было время.
Гай, увидев, в каком виде пришёл к нему друг, тактично не стал ни о чём расспрашивать, лишь понимающе тяжело вздохнул и впустил неожиданного гостя в свою ремонтируемую квартиру. Порой Тому казалось, что однокурснику достаточно посмотреть ему в глаза, и он всё поймёт. За это он его особенно любил. Да, иногда тот был невыносим со своими постоянными поучительными разговорами и безумными советами, но всё же…Что бы он без него делал?
На его счастье, Гай все эти дни был катастрофически занят и не лез за подробностями. Они практически не пересекались. Как выяснилось, он нашёл себе хорошо оплачиваемую работу по первой специальности (хотя до этого упорно отпирался от этой деятельности) и теперь с умным видом, для большего впечатления надев очки на нос, до позднего вечера сидел в кабинете и общался с людьми по поводу их проблем в жизни. Том был искренне раз за друга. Он всегда говорил, что психиатрия его призвание, в отличие от архитектуры, в которой тот был полный ноль.
«- Из тебя такой же хреновый архитектор, как из меня психолог.
- Психиатр.
- Какая разница.
- Я буду отличным археологом!
- Архитектором.
- Бл*ть…»
Хотя Том думал, что и клоун из него вышел бы первоклассный. Где Гай - там всегда смех и веселье. «Тасманийский дьявол» - именно так называли его все, кто с ним когда-либо сталкивался. В честь героя одного известного мультфильма, который вертелся вокруг себя, как волчок, перемещаясь всегда с места на место с нереальной скоростью.
Парень спал на полу в зале, в котором только-только закончился ремонт, и сейчас там пахло краской, клеем и прочими химическими веществами, надышавшись которыми он каждый день просыпался с головной болью и тошнотворными позывами. Но жаловаться не приходилось. Марсия, жена Гая, хоть и была девушкой терпеливой, однако ей явно хватало одного неугомонного, гиперактивного человека в доме, который, с появлением лучшего друга, активизировался ещё больше. Она даже поделилась с Томом идеей подсыпать мужу снотворное, чтобы уложить спать хотя бы в полночь, а не в два-три часа ночи, как обычно.
«- Представляешь, он даже во сне всё время что-то напевает!»
Но как бы она ни старалась выглядеть серьёзной при этих словах, всегда произносила их с улыбкой. Девушка была без ума от своего мужа.
Однажды, глядя на то, как они смотрят друг на друга влюблёнными глазами, обнимаются, целуются, Том попытался спроецировать своё отношение к Биллу на Гая. Они же лучшие друзья, знают друг друга вот уже почти пять лет. Смог бы он испытывать к нему те же чувства, которые испытывает к брюнету? Или же только один пятнадцатилетний мальчишка действует на него таким странным образом? Внимательно приглядевшись к другу, пройдясь по нему оценивающим взглядом, осмелившись представить их вдвоём целующимися, он поморщился, словно унюхал протухший кусок мяса, и отвернулся, высунув от отвращения язык. Нет, это однозначно было невозможно. Просто отвратительно.
«- Том, не смотри так, а то у меня встанет.
- Заткнись, а, - парень густо покраснел. Было стыдно, что друг заметил его весьма неоднозначный взгляд.
- Нет, я серьёзно. Мне уже противопоказано поворачиваться к тебе спиной или всё же пока рано беспокоиться? – не унимался Гай, повысив голос, показательно глупо хихикая, словно смущённая девица.
- Заткнись, я сказал!
- Ты меня хочешь?! – делая испуганные глаза.
- Клоун.
- Томми меня НЕ хочет?! – шокированный вздох, искусственный всхлипы и выпяченные от обиды губы.
- Отвали.
- Ты любишь меня?
- Нет, - Том больше не смог сдерживать рвущийся наружу смех.
- Как?? После всего того, что между нами было?!»
Как раз в это время зашла Марсия, и Гаю пришлось ооочень долго с ней объясняться.
****
Каждый новый день без мальчишки становился похожим на предыдущий. Завтрак, университет, кафе, обед с однокурсниками, консультации у руководителя диплома, факультативы, прогулки до позднего вечера, чтобы не волновать лишний раз и без того всегда беспокойную Марсию. Никто не ждал его у порога, не улыбался, не кидался на шею, неизменно спрашивая «Как прошёл день?» или жизнерадостное «Что нового?». И как-то вдруг стало не хватать одной, ранее незначительной, такой простой на первый взгляд фразы: «Я соскучился». Парень очень явственно ощутил эту разницу. Старая жизнь его больше не устраивала.
В пятницу Том всё-таки решил зайти домой за вещами. Нужна была новая одежда, учебники и кое-какие принадлежности для черчения. Он планировал пожить у друга ещё некоторое время.
На домашнем автоответчике всего за четыре дня накопилось около двадцати сообщений. И все от Билла.
Включив прослушивание, парень рухнул спиной на свою кровать, по которой уже успел соскучиться и, раскинув руки в стороны, уставился в одну точку на потолке.
Пииип.
«…..»
Том скривил губы, почувствовав укол совести, когда не услышал в первом сообщении ничего, кроме громкого дыхания и тонкого сдерживаемого поскуливания. Билл плакал. Всего несколько секунд, прежде чем положить трубку.
Пиииип.
«Том… Прости меня. Умоляю… Я больше никогда не буду тебя обманывать…Клянусь»
Пиииип.
«Я приходил, но тебя не было дома. Все четыре дня… Но я всё равно жду. Пожалуйста, возвращайся. Дай мне шанс хотя бы всё объяснить»
Пиииип.
«Да, я виноват! Да, я наврал тебе! Да, да, ДА! Ну и что?? Как ещё я мог удержать тебя? Как заставить твоё холодное сердце оттаять? Как? Ты же презирал меня! Тебе было противно даже представить нас вместе, а ведь я любил тебя! Так сильно, как никто и никогда в жизни тебя больше не полюбит! Я был в отчаянии, понимаешь? Тебя ничто не трогало, тебе на всё было наплевать! Мне пришлось сделать это, наврать про изнасилование, чтобы вызвать у тебя жалость, хоть мне и самому было противно от этого, я хотел, чтобы ты проникся ко мне хоть каким-то чувствами! Я думал… тебе будет не всё равно, что ты пожалеешь и больше не станешь выгонять. Надеялся, что это со временем забудется, но тогда, в Англии… вся эта ситуация снова всплыла. Я собирался сказать тебе, во всём признаться, но мне было так страшно, Том… Ты только представь себя на моём месте. Что мне ещё мне оставалось, кроме как снова надавить на твоё больное место и пустить слезу?.. Я мог потерять тебя, а этого нельзя было допустить… Не в этой жизни»
Том крепко зажмурил глаза и, перевернувшись, со стоном уткнулся лицом в подушку. Было ощущение, будто в душу кто-то хорошенько нагадил.
Пиииип.
«У нас ведь с ним ничего не было, ты же слышал… Он нравился мне, это правда, но я бы никогда не зашёл так далеко… Чарли просто… чем-то напоминал мне тебя, вот я и запутался в своих чувствах. Это было глупо, очень глупо, но ведь тогда я даже не надеялся, что мы когда-нибудь будем вместе… Том, понимаешь? Ты будешь у меня первым… »
Пиииип.
«Позвони мне, пожалуйста… Хотя бы скажи, где ты, и что с тобой всё хорошо. Я же волнуюсь. Жду тебя в твоём подъезде, если что… В любое время. Приезжай»
Пиииип.
«Чёрт возьми! Ну что, ЧТО? Чего ещё тебе от меня надо?? Я умираю без тебя, Том! Мне плохо, понимаешь? Ну ударь меня, если хочешь, я заслужил и не стану сопротивляться!.. Лишь бы увидеть тебя… Пожалуйста… Пожалуйста, Томми… Я схожу с ума…»
Пиииип.
«НЕНАВИЖУ ТЕБЯ!!!....... Вернись»
Ты знаешь, как плачет небо?
Как разрываются струны в душе?
Когда мечтаешь прыгнуть с разбега
И лежать на голой земле?
Ты знаешь, что такое быть словно
Покинутый слабый щенок,
Которого прежний хозяин
Из дома за шкирку волок?
Ты знаешь, как трудно мне было
Добиться тепла твоих глаз?
Чтоб ты несмотря на всех в мире
Сказал: "Я люблю", и не раз?
Ты можешь назвать меня дрянью,
Лгуном, лицемером, лжецом,
Ты вправе мне дать наказанье,
Сейчас. Если хочешь, потом.
Ты знаешь, я вынесу стойко
Всю боль, никого не коря.
Пойми, что не лгу здесь нисколько:
Я жить не смогу без тебя!
(с)Arabella
<19>
Гай
***
- Соскучился?
Они сидели на кухне. Гай, перебирая целый ворох каких-то бумаг за столом, периодически останавливался и что-то перечитывал, а иногда ещё и ставил там карандашом галочки. Очки он принципиально не снимал, утверждая, что они придают ему интеллигентный вид и прибавляют как минимум двадцать процентов ума. Это была ещё одна его абсурдная теория, основанная на «потому что я так сказал».
- По тебе что ли? – ухмыльнулся Том, перебираясь со стула на подоконник, подворачивая под себя одну ногу. Была уже поздняя ночь. Он встал, чтобы попить, но, увидев, что его друг тоже не спит, решил задержаться.
- По мне само собой. Это даже не обсуждается. Как насчёт Билла?
- Честно? – сделав неспешный глоток минералки, откликнулся парень и облизал губы. Сколько он помнит, в этой квартире всегда было жутко душно.
- Забыл, кто я? Хоть десять раз соври, всё равно услышу твои настоящие мысли.
- Тогда зачем спрашиваешь?
- Чтобы ты произнёс это вслух.
- Не знаю… Всё сложно, - честно признался Том. Он уже начал жалеть, что не ушёл сразу к себе в комнату, потому что его друг снял очки и, сложив руки, перекрещивая между собой пальцы, уставился на него с явным намерением устроить допрос с пристрастием.
- Уже решил, что будешь делать?
Вместо ответа Том пожал плечами.
- Ну, так мы далеко не уедем, дружок.
- Не называй меня «дружок», я же не собака.
- Нет, конечно. Ты упрямый осёл.
- Это что ещё за новости? – насторожился парень, недобро косясь на Гая, который по привычке положил ноги на стол и начал раскачиваться на привезённом из зала кресле.
- Вот скажи мне, в чём заключается проблема? Ты уже неделю живёшь у меня и ещё ни разу за всё это время не предпринял попыток помириться с пацанёнком. Всё ещё зол на него?
- Да нет, но…
- Обижен?
- Был… в первые дни, а потом…
- Не хватает его?
- Возможно, но…
- Тогда какого хрена ты всё ещё торчишь здесь? Будь любезен, ответь мне.
Том поджал губы и схватился за пачку сигарет. Всё только начинается, а он уже нервничает. Отлично.
- Гай, он солгал мне, понимаешь? Унизил при своём дяде, которого, кстати говоря, я чуть не покалечил, наврал про изнасилование! Что я должен, по головке его за это погладить?
- Оо, «унизил при дяде» - это, конечно, офигенный аргумент. Он тебе кто? Дядя этот. Какой-то левый мужик вообще, который играл в непонятные игры со своим же собственным пятнадцатилетним племянником, при этом не испытывая, судя по всему, ни малейшего угрызения совести. Он, конечно, стоит того, чтобы переживать за свою репутацию перед ним, - Гай выхватил из рук друга прикуренную сигарету и засунул себе в рот. - Стыдно ему, видите ли, стало. Может ещё и цветочки пойдёшь ему подаришь, мол «извините, не хотел»?
- Тебя там не было, - сквозь зубы процедил Том, начиная понимать логику однокурсника. Гай снова оказался прав, а он нет. Это уже начинало входить в привычку.
- И слава богу! А то бы я тебя вообще на порог не впустил и сразу отправил обратно к Биллу… Том, скажи, ты любил когда-нибудь?
- Как-то не приходилось, - попытка номер два выкурить сигарету. Только пальцы что-то не слушались, чиркая зажигалкой впустую.
- Окей, ну кумир-то у тебя был? Звезда кино там… не знаю. Любимый певец\певица? Может, группа?
- Допустим.
- Отлично. Представь, что у тебя появилась возможность увидеться с этим человеком один на один, взять у него автограф, потрогать, обнять, сказать, как ты его любишь, обожаешь, боготворишь, хочешь. Не суть. Ты идёшь за кулисы с другом, пусть это буду я, который так же, может даже ещё сильнее, любит эту «звезду». И вот вы уже подходите, он немного отстаёт, вокруг давка, толпа, рёв, нифига не разобрать, и в самый последний момент у входа охранник заявляет, что эта известная личность может принять ещё только одного человека. Твои действия? Подождёшь друга, чтобы решить, кто из вас больше достоин попасть на эту встречу или же, не теряя ни минуты, зайдёшь внутрь, а после прикинешься дурачком и скажешь, что не понял, почему всё так случилось?
Том нахмурился. Ему никогда не приходилось бывать в подобных ситуациях. Однако решение казалось очевидным.
- Нет, я бы не стал этого делать. Это подло и низко по отношению к тебе.
- Пффф… Значит, ты никогда не фанател от Майкла Джексона, - Гай с грохотом опустил ноги обратно на пол, выдохнул через нос почти прозрачный сигаретный дым, а затем наклонился вперёд и посмотрел другу прямо в глаза, - Том, я бы кинул тебя там, даже не задумываясь, понимаешь? Да, потом, вероятно, мне было бы очень стыдно, но упустить такую возможность… Надо быть либо слишком благородным, либо полным кретином.
- И из-за каких-то пяти минут с человеком, которого ты даже толком не знаешь и которого больше не увидишь, ты готов потерять лучшего друга? Гай, ты серьёзно? – парень был в шоке. Он не понимал, как тот может говорить такие мерзкие вещи прямо ему в лицо.
Гай затянулся и расплылся в широкой ехидной улыбке.
- Том, дорогой мой, да я бы помирился с тобой так быстро, что ты даже и опомниться бы не успел!
- Очень сомневаюсь в этом. В любом случае, это несколько другая ситуация.
- Такая же. Точь-в-точь. Проведи параллель, и всё станет ясно.
- Да понял я. Только поверь, такое враньё я бы тебе никогда не простил.
- Вот ты нудный, а! Как заезженная пластинка, блин - «не простил», «не простил». Ложь не считается ложью, если она была произнесена в состоянии аффекта, паники, отчаяния. Это просто…, - парень неопределённо махнул рукой в воздухе, - …необдуманный поступок, не более. Кто обижается на безумцев или сумасшедших? Твой Билл, видимо, был близок к одному из этих состояний, когда придумывал историю про своего дядю. Что вы перед этим делали?
- Ну…, - Том замялся. Он понял, к чему тот клонит, и это его совсем не радовало. Стало только ещё паршивее. - Я пытался его выгнать.
- Бинго! Что я говорил, а? А?! Я ещё удивляюсь, как парнишка от паники и мыслей о том, что больше никогда тебя не увидит, не набрехал, что вообще сирота какая-нибудь. Убить собственных родителей, даже в своём воображении, было бы куда хуже, согласись?
Том медленно затушил сигарету, наблюдая, как оранжевые искры разбегаются по пепельнице, и уткнулся лбом в прохладное оконное стекло. Ощущения от понимания неправильности своего поведения были не самыми приятными.
- Ты всё это так преподнёс, что теперь наоборот я чувствую себя виноватым перед ним.
- Это я умею, - вновь разулыбался однокурсник, присаживаясь поближе к парню и шутливо пихая его в плечо кулаком. - Хотя, по сути, вы оба хороши. Сколько он уже за тобой бегает? Месяц? Я бы тебя уже давно нах*й послал. Не обижайся, - Гай примирительно поднял руки, заметив неодобрительный взгляд парня. - Просто восхищаюсь его терпением и упорством. Это говорит о том, что он точно знает, чего хочет от тебя. А хочет он немало, поверь. Но, прослушав его сообщения с твоего автоответчика, могу с полной уверенностью сказать, что он и сам готов отдать тебе многое, что у него есть, если даже не всё. Том, честно говоря, мне ещё ни разу не встречались случаи такого отчаянного самопожертвования.
- И что мне теперь делать? Просто позвонить ему и сказать, что прощаю? – в его голосе уже отчётливо слышались нотки истерики.
- Что было, то было. Забудьте вы это, как страшный сон, и живите дальше. Какой смысл мусолить всю эту ситуацию? Кому легче-то станет? Лишь накрутите себя до такой степени, что обратного пути и правда не будет. Своеобразный урок вам обоим, вы его в любом случае уже не забудете. Том… Тебе двадцать один год, ему – пятнадцать. Кто должен положить этой истории конец и поставить там жирную точку? Хоть раз в жизни прими взрослое решение, будь умнее. В конце концов, он всего лишь по уши влюблённый в тебя подросток. Разве мальчишка виноват в этом?
- Может… Может, это знак?
- Чего? Какой ещё н*хрен знак?
- Что нам не стоит… ну, быть вместе. Знаешь, я ведь только-только решился попробовать начать с ним серьёзные отношения, как тут же вылезла эта ложь. Вдруг всё это не просто так?
Гай смотрел на него, как на умалишенного: с огромными офигевшим глазами и раскрытым ртом.
- Том, приди ко мне завтра на приём.
- Зачем?
- Хочу поставит тебе диагноз! И поверь, он будет неутешительным, – парень надул щёки, а затем резко выпустил из них воздух. - Знаки у него… Нет, ну вы только посмотрите, а! Это же чисто женская логика. Им тоже вечно какие-то знаки мерещатся. Но ты же не женщина, а, Том? Или я чего-то о тебе не знаю?
- Ну хватит, может? И так тошно…
- А ты чушь всякую перестань нести! Тебе нужен Билл?
- Возможно, но ведь…
- Да или нет.
Том закатил глаза. Снова эта ненавистная игра.
- Да, блин.
- Не хватает его?
- Да. Но я просто привык! Он же каждый день меня доставал!
- Хотел бы сейчас обнять его, может, поцеловать?
- Да…, - парень внимательно посмотрел на друга. Тот был серьёзен, как никогда, и шутить явно не собирался. Это его немного успокоило. - Он такой… хрупкий и ранимый. Ощущение, что если пойдёт дождь и намочит его, то он тут же растает, растворится. Мне постоянно хочется чувствовать его рядом, потому что в ином случае возникает необъяснимое беспокойство и страх. Будто с ним может что-то случиться, стоит лишь мне отпустить его руку.
- Тебе хочется о нём заботиться, - не вопрос – факт. Гай тихонько улыбался, наблюдая за другом, который явно рассказывал всё это не ему. Себе.
- Мне просто хочется.
- Просто хочется? – брови парня поползли вверх. - Чего именно?
- Не знаю… Трогать его, целовать, просто смотреть… Он безумно красивый, до неприличия. Рядом с ним я чувствую желание… Сильное, дикое даже. Порой мне трудно сдерживать себя. Но ведь совсем недавно ничего этого мне не хотелось, я не замечал никогда… Так странно.
- Может и не надо сдерживаться?
- Что? – Том, наконец, сфокусировал взгляд на друге.
- Отпусти себя, пусть твои желания выйдут наружу. Не думаю, что Билл будет против.
- Мне кажется, ещё рано. Я не готов пока.
- А ты попробуй.
Том растянул губы в еле уловимой улыбке. На самом деле, он уже давно всё решил. Но лишний раз услышать подтверждение своих собственных мыслей от человека, разбирающегося в жизни куда лучше него, было необходимо, чтобы начать действовать.
- Кстати, что там за история с тем парнем? Ты обещал мне рассказать, - парень чуть не прыснул от смеха, заметив, как на этих словах глаза его друга сделались в три раза больше обычного.
- Ххааамрргхпра, - смачно зевнул Гай, явно переигрывая, и резко поднялся на ноги, быстро сгребая в кучу все разбросанные по столу папки с бумагами. – Что-то я так спать вдруг захотел, прям сил нет!
- Да ты что! Как жаль, - Том постарался сделать самое огорченное выражение лица, на которое только был способен. Хотя смотрелось это не очень убедительно, с улыбкой до ушей-то.
- И мне. Так что это… Как-нибудь в другой раз! Спокойной ночи!
Том тихо рассмеялся и покачал головой, провожая взглядом друга, споткнувшегося о собственные же разбросанные ботинки в коридоре.
***
Уже вечером следующего дня Том спал в своей кровати дома. Гай «тонко» намекнул о том, что пора бы и честь знать, и со словами « а чего ждать-то?!» даже любезно помог собрать его немногочисленные вещи.
Парень был почти на сто процентов уверен, что Билл как и прежде будет ждать его в подъезде или у двери квартиры, но ни там, ни там он его не обнаружил. А на автоответчике не было ни одного нового сообщения. Конечно, это показалось ему странным, учитывая последние события. Возможно, даже немного напугало. Появился необъяснимый страх и чувство постоянного беспокойства, которое не исчезало ни на минуту. Он включил мобильник и, повертев его в руке пару минут, решил, что лучше позвонит завтра. А сейчас нужно было хорошенько выспаться.
Глаза под закрытыми веками заметно дёрнулись и зашевелились. Лёгкая дымка сна постепенно рассеивалась, а сознание всё отчётливее и отчётливее начало принимать какие-то посторонние звуки снаружи.
Том, поняв, наконец, что ему всё это не снится, резко распахнул глаза и, автоматически сбросив с себя одеяло, сел на кровати, прислушиваясь. В его дверь явно кто-то целенаправленно ломился. Хотя он совершенно точно был уверен, что звонок исправен.
Даже не удосужившись надеть хотя бы штаны, но прихватив с собой на всякий случай палку от сломанного карниза в качестве оружия, стараясь не производить много шума, подошёл к двери. Неожиданно всё затихло. Посмотрев в глазок, он никого не обнаружил. Лишь лампочка, освещающая коридор, которая, судя по слишком частым миганиям, намеревалась вот-вот перегореть. Но вдруг снова послышалась какая-то возня. Том не мог понять, в чём дело и откуда этот шаркающий приглушённый звук. Может, кот или заблудившийся пёс, который не может попасть домой? Решено было открыть дверь и убедиться в этом.
Мальчишка сидел на полу, подобрав к себе одну ногу, согнутую в колене, и медленно раскачивался из стороны в сторону, словно убаюкивая себя. Выглядел он, мягко говоря, потрёпанно.
- Билл? Что ты здесь делаешь? – Том, нахмурившись, положил палку на тумбочку и шире открыл дверь.
- М?
Когда Билл повернул голову, в нос парня ударил резкий запах алкоголя, смешанный с ароматом дешёвых сигарет. Он только сейчас заметил расфокусированный, совершенно ничего не осознающий взгляд брюнета и то, как тот выглядел. Светлые джинсы и когда-то белая куртка были выпачканы в грязи, не говоря уже о кроссовках, которые просто намеревались свалиться с его ног оттого, что на одном из них был развязан шнурок, а на другом его и вовсе не обнаружилось. Том не на шутку перепугался. В таком невменяемом состоянии он его ещё никогда не видел.
- Что с тобой произошло? – не боясь вымазаться, он поднял еле стоящего на ногах мальчишку и буквально волоком затащил в квартиру, попутно прикрывая дверь. Не хватало ещё, чтобы соседи полицию вызвали.
- Томми, это ты? – рассеянно улыбаясь, очевидно, чему-то своему, брюнет повис на парне всем телом.
- А кого ещё ты ожидал увидеть в моей квартире в час ночи?
Ответа не было.
Том снова посадил его на пол и стянул с ног грязную обувь.
- Билл, что случилось? Скажи мне. Ты… , - он в растерянности развёл руками. - Тебя били или, может, не знаю… упал?
- Нееет, - начал хихикать мальчишка, пытаясь встать на четвереньки. - Это всё та красненькая машинка виновата. Я шёл по дороге, когда она меня обрызгала. Там дождик идёт, ты знал?
Том не знал. Он непроизвольно повернул голову в сторону кухонного окна. И правда. Ливень.
- Сейчас я оденусь и отведу тебя домой.
- Чтоо?? Нет, нет, куда домой? Мне нельзя домой. Дома родители. Папа, мама. Плохо будет, - весьма лаконично разъяснил Билл, вцепившись в ногу парня, не позволяя ему сделать и шага. - Но я могу пойти в ту беседку, что рядом с автобусной остановкой. Там такая лавочка широкая, я даже могу на ней поспать, - радостно воскликнул черноволосый, видимо обрадовавшись своей «блестящей» идее.
- Ещё чего! Здесь останешься, - Том скривил губы и наклонился к мальчишке, снова поднимая того с колен. Его неприятно кольнули слова Билла. Он даже не попросился остаться у него. То ли оттого, что пьян и ничего не соображает, а быть может и потому, что даже не надеялся, что его впустят. - Не хватало ещё, чтобы твои родители узнали обо всём этом.
- О, это так мило с твоей стороны! – как ножом полоснул парня своим явно не добрым взглядом брюнет, прежде чем опять повиснуть на нём.
«Даже пьяный дерзит. Ну надо же!»
- Сначала тебя нужно раздеть и хотя бы обтереть мокрым полотенцем, - Том с горем пополам дотащил тело до нужного места и включил там свет, усаживая шатающегося из стороны в сторону мальчишку на бортик ванной. - Ладно, так уж и быть, в душ завтра сходишь. Мыть я тебя не собираюсь. Кошмар какой-то, даже на носу грязь… и волосы…
- Дашь мне уточек?
- Каких ещё уточек? – несильно потянув за рукава куртки, придерживая брюнета под спину, чтобы не упал, парень снял вещь и сразу бросил её в стиральную машинку. Следом пошли футболка и джинсы с носками. Словно куклу, он раздел его целиком, оставив лишь ярко-синие боксеры.
- Кря-кря которые. Я буду с ними плавать. Я всегда с ними плаваю. Том, ты жадный! – ни с того, ни с сего возмутился мальчишка и в порыве негодования весьма ощутимо заехал локтём Тому в нос.
- Хорошо, хорошо, дам я тебе этих чёртовых уточек, только прекрати руками размахивать, а то сейчас свалишься нахрен!
- На хрен?
- Да, именно.
- Ооо… – судя по его крайне удивлённому лицу, можно было подумать, что он только что сделал для себя какое-то великое открытие.
С полки было взято первое попавшееся полотенце и намочено в тёплой воде. Том начал аккуратно обтирать им особо испачкавшиеся участки шеи и лица, хотя сделать это было нелегко. Грязь уже успела засохнуть.
Билл не сопротивлялся, а даже наоборот, вёл себя тихо и не дёргался. Он задрал голову наверх и начал разглядывал потолок. Вероятно, там сейчас показывали что-то очень увлекательное. Но когда Том прикоснулся к его лицу ладонями, чтобы разглядеть, не осталось ли на нём каких-нибудь ещё мелких пятен, брюнет вдруг посмотрел ему в глаза и через некоторые время захныкал, будто маленький ребёнок, у которого отобрали любимую игрушку. С каждой секундой его взгляд становился всё более осмысленным, всхлипы всё громче, а словно щенячьи поскуливания всё протяжнее. Затем он сильно зажмурил глаза и просто тихо заплакал.
- Эй… Эй! Ты чего это? – пытаясь обнять мальчишку, он лишь усугубил положение. Билл неожиданно обвил его талию руками и упёрся лбом в голую грудь.
- Не уходи… Не уходи… – шёпотом, словно в бреду.
- Куда уходить? Я никогда не собираюсь.
- Не уходи! – срываясь на крик и затихая опять, прижимаясь лишь сильнее. Хватка уже стало настолько мощной, что начали болеть бока.
- Тааак, всё с тобой ясно. Давай-ка, пойдём в кроватку.
Однако ж легче было сказать, чем сделать. Брюнет ни в какую не желал отпускать парня, не позволяя даже сдвинуться с места. Тому удалось лишь кое-как поднять его на ноги. Никакие уговоры на него не действовали. Он что-то бубнил себе под нос и ещё глубже впивался пальцами в кожу, принося уже реальную боль.
Кажется, мальчишка, наконец, начал соображать, кто перед ним стоит, и из-за чего он оказался в таком состоянии, но ни говорить, ни уж тем более делать сейчас ничего не мог.
- Билл, нам надо дойти до постели. Ты слышишь, Билл? Я никуда не уйду, обещаю.
Но подросток лишь отчаянно замотал головой в знак отрицания, водя мокрым носом по плечу и шее парня.
Тому больше ничего не оставалось. Он подхватил его на руки, подумав, что это начинает входить в привычку, и понёс в спальню, стараясь не споткнуться в темноте.
- Вот так, - они завалились на кровать сразу вдвоём, поскольку Билл всё ещё держал его зажатым в тисках и отпускать явно не намеревался. - А теперь нам надо взять вторую подушку и попытаться дотянуться до одеяла. У меня плохо топят, ты же помнишь? Билл? Слышишь? Разожми ручки.
- Не уходи… Пожалуйста… Пожалуйста.
- Да тут я, тут, и никуда не денусь, ну! Давай, пусти меня, - вся эта ситуация начала его раздражать. Разболелась голова и на теле от таких захватов явно останутся синяки.
- Прости…, - мальчишка, судя по всему, даже слушал его.
- Да всё хоро…, - парень застонал от бессилия и провёл рукой по лицу. - Ладно, обойдёмся без дополнительной подушки. Но нам нужно одеяло. Билл… Отцепись же ты!
В ответ брюнет ещё и ноги на него закинул.
- Нет, ну это просто невозможно! В конце концов…
«Так, Том, спокойно, дыши ровно, не нервничай. У мальчишки стресс, к тому же ещё и напился до чёртиков. Ты же простил его, верно? Так что…» - в процессе аутотренинга к нему вдруг неожиданно пришла, как ему показалось, неплохая идея.
- Билл, Билли… Алё… Эй, - потрепав черноволосого по голове, привлекая к себе внимание, он наклонился ближе. - Если ты отпустишь меня… всего на секундочку, я скажу тебе кое-что на ушко, хорошо? Тебе понравится, обещаю. И я снова буду в твоём распоряжении. Можешь потом хоть целиком на меня лечь.
Спустя пару минут, когда Том уже потерял всякую надежду и даже успел смириться с мыслью, что придётся этой ночью мёрзнуть без одеяла, как мальчишка зашевелился и убрал руки с его шеи, подбирая их к себе, как делают это зайцы или кролики, когда встают на четвереньки. При этом не произнося ни слова. Лишь шумное взволнованное дыхание выдавало то, с каким трудом ему далось это решение.
- Спасибо, Билл. Я сейчас, - подскочив на месте, словно ужаленный, парень потянул одеяло ногами и накрыл их обоих чуть ли не с головой. Он уже успел сильно замёрзнуть, да и ноги черноволосого, которые касались его щиколотки, были ледяными.
Как и ожидалось, всё его тело, словно тонкими лианами, было снова оплетено руками и ногами брюнета, который теперь жался к нему ещё сильнее, чем раньше. Том наклонился к самому его уху, запуская пальцы в путаные волосы, чувствуя уже такой знакомый и привычный запах туалетной воды.
- Всё хорошо. Я прощаю тебя. Слышишь? Не думай об этом больше. Начнём всё заново, будто и не было ничего, согласен? Я знаю, ты не хотел, чтобы так вышло. Билл?
Том слегка повернул голову, чтобы посмотреть на измученного подростка. Тот медленно моргал, слегка приоткрыв рот. Его дыхание постепенно выравнивалось, мышцы уже не были так напряжены, руки начали сползать вниз, освобождая парня из своеобразного плена. Он засыпал.
- Так-то лучше. Я знаю, ты любишь меня. И мне очень хотелось бы однажды ответить тебе тем же, - парень улыбнулся и, прикоснувшись к щеке мальчишки невесомым поцелуем, попытался улечься поудобнее, устраиваясь рядом на одной подушке.
Этой ночью, забыв обо всём на свете, впервые за всю неделю он снова спал без снов.
Изменчивый ветер надежды
Приятно щекочет виски.
Ты черпаешь силы как прежде
В слезинке молчащей тоски.
В ванильном и нежном рассвете,
В тумане осенних ночей
Ты веришь в любовь на планете,
Безбрежной, как сотни морей.
Я знаю, что ты сейчас рядом,
И нет больше сил обвинять,
Я помню о прошлых обидах,
Но я научился прощать...
(с) Arabella
<20>
Проснувшись, Том не обнаружил Билла в постели. Сначала ему даже показалось, что вчерашнее ночное происшествие не что иное, как сон, потому что не было никаких признаков, что в доме присутствовал кто-то ещё. Одна подушка, одно одеяло, никакой чужой одежды - ничего, за что можно было бы зацепиться. Однако ж, окончательно придя в себя, перевернувшись на спину, он унюхал запах почти выветрившегося алкоголя и услышал приглушённые звуки льющейся воды, которые доносились по приблизительным расчётам из ванной (на кухне слышимость была лучше). Вероятно, мальчишка решил привести себя в порядок после вчерашнего. Не удивительно.
Напялив первые попавшиеся спортивные штаны, выуженные из жуткого беспорядка на полках в шкафу, и накинув валяющуюся на кресле клетчатую рубашку, парень решил проверить Билла. Всё ли в порядке. Может ему плохо и нужна помощь?
Дверь в ванной была закрыта, но не на замок. Мальчишка явно хотел оставаться незамеченным как можно дольше: вода текла не в полную силу, а подсмотрев за его действиями в небольшую щёлку, можно было увидеть, как он осторожно берёт предметы с поверхности и так же осторожно кладёт их обратно, чтобы не дай бог не произвести лишнего шума и уж тем более – не уронить.
Решив, что подглядывать нехорошо, Том открыл дверь.
- Хотел улизнуть до того, как я проснусь?
От испуга Билл выдавил себе на руку почти полтюбика крема, а потом и вовсе уронил его в раковину. Попытался быстро поднять, но случайно столкнул локтём стоявший на краю шампунь.
- Прости, - застыл на месте, облокотившись о бортик ванной, прикрыл глаза и поджал губы от неловкости.
- Это я уже много раз слышал вчера, - по правде говоря, Тому доставляло удовольствие видеть смущённое лицо мальчишки. В конце концов, случалось это не так уж часто. Прислонившись к дверному косяку и скрестив руки, он с неподдельным интересом и ухмылкой наблюдал за ним.
На Билле был надет лишь его тёмно-зелёный халат, который слегка распахивался на груди. Волосы влажные, блестящие, а ноги, гладкие от недавно намазанного на них лосьона для тела, выглядели весьма соблазнительно. Именно на них и остановил свой взгляд парень. Сейчас он чувствовал себя хозяином положения. Ощущал власть.
- Сначала хотел уйти, потом передумал, потом снова передумал, и в общем… вот, - замялся брюнет, упорно не желая смотреть в глаза. Ему было жутко стыдно за своё вчерашнее поведение. Даже несмотря на то, что практически ничего не помнил. - Будешь ругаться? – выдохнул мальчишка, будто смирившись со своей участью.
Том прикрыл рот ладонью, делая вид, что откашливается. На самом деле, он еле сдерживал смех. Очевидно, у брюнета провалы в памяти, а значит, и о том, что его простили, ему тоже неизвестно.
- Ругаться? О чём ты? – оттолкнувшись от стены, подошёл вплотную к оказавшемуся зажатым в углу мальчишке и поставил руки по бокам от его бёдер, наклонившись к лицу, нос к носу.
- Ну… как же… ты же… я же…, - Билл шумно сглотнул и в считанные секунды покрылся румянцем. Он не понимал, что происходит. Не понимал Тома, который сейчас… заигрывал с ним? Но ведь этого просто не может быть. Или может?
- Что? – шёпотом в самые губы, а затем поцелуй. Сначала короткий, приветственный, такой спонтанный для обоих, затем более уверенный, настойчивый, собственнический. Парень только сейчас начал осознавать, насколько сильно скучал по мальчишке. Тот не сопротивлялся, лишь судорожно втянул в себя воздух от неожиданности.
- Я не понимаю…, - тихо, пряча глаза, произнёс Билл, совершенно сбитый с толку.
- Чего ты не понимаешь? – он перешёл на щёки и шею, покрывая их мокрыми волнительными поцелуями, заставляя брюнета запрокинуть голову.
- После всего того, что было…, - Билл ахнул, почувствовав настойчивые ладони на своей груди, которые пытались распахнуть края халата ещё сильнее.
- А что было? Ничего не было, - Том с трудом оторвался от мальчишки и внимательно посмотрел ему в глаза. - И больше не будет, верно?
Биллу понадобилось всего несколько секунд, чтобы понять смысл фразы. Сделав огромные глаза от неожиданно свалившейся на него радости, он кинулся к парню на шею и, не рассчитав силы, начал буквально душить в объятиях.
- Да! Я обещаю. Обещаю! Больше такого никогда не повторится! Клянусь тебе! Спасибо, Том. Спасибо!
- Ну ладно, ладно, всё, верю, - приглушённо рассмеялся Том, в знак подтверждения своих слов снова приникая к пухлым губкам, возобновляя свои неспешные ласки. Хотелось постоянно контактировать с ним: прикасаться, целовать. Хотелось сделать с ним хоть что-нибудь, чтобы удовлетворить своё любопытство и желание, которое, между тем, с каждой минутой нарастало всё сильнее. Было странно и непривычно чувствовать подобное к Биллу, однако ощущения неправильности этих действий и мыслей благополучно куда-то улетучились. Сейчас он уже с полной уверенностью мог сказать, что мальчишка возбуждает его не по-детски. Совершенно по-новому. Как никто и никогда прежде. Было даже немного страшно понимать, насколько далеко всё зашло и как далеко зайдёт сейчас. Он уже решил, что не отступит.
- Что ты делаешь? – почти задыхаясь от ощущений сильных рук на своих плечах и пояснице, еле выговорил брюнет, непроизвольно привставая, чтобы быть ближе.
- Хочу тебя исследовать. Можно? – успев не на шутку завестись, он резко подхватил брюнета под попу и усадил на тумбочку, оказавшись прямо между его разведенных в стороны бёдер.
- Можно… Конечно. Очень можно, - истерично хмыкнул мальчишка, рассеянно улыбаясь, пытаясь свести ноги вместе и поправляя края халата, которые разъехались и лишь каким-то чудом сейчас прикрывали его приличное возбуждение.
- Тогда зачем закрываешься?
Билл практически выпал из реальности, услышав этот интимный шёпот у самого уха. А когда язык парня проскользнул внутрь, так вообще растерял последние остатки самообладания и тихонько застонал.
- О, господи….
- Ты позволишь? – Том и сам был немало удивлён своей смелостью, но анализировать свои поступки сейчас не представлялось возможным. Он уже ничего не соображал. Хотелось больше. Намного больше. Ладони заскользили по голым коленкам подростка, стремительно поднимаясь всё выше и выше, задирая подол совершенно лишнего сейчас халата, переходя на внутреннюю сторону бедра. Билл вздрогнул, раздвигая ноги шире, беспрерывно постанывая в рот парню, стараясь прижаться к нему как можно плотнее. Ему отчаянно хотелось потереться об него. Напряжение и тяжесть внизу начали приносить ощутимую боль.
- Если бы ты даже захотел меня сейчас убить, я бы не стал сопротивляться, – жадно присасываясь к его губам, оттягивая, облизывая, проникая языком как можно глубже, он забыл обо всём на свете, отдаваясь целиком и полностью, без сомнений и сожалений. - Делай, что хочешь, только делай! – низко рыкнул брюнет, подталкивая застывшие почти у самой цели руки.
Том притянул безвольного мальчишку за затылок и впился в приоткрытые красноватые губы грубым властным поцелуем, стараясь отвлечь и его и себя от того, что сейчас происходит внизу. Послав здравый смысл к чёртовой матери, он нырнул под халат и накрыл ладонью уже полностью вставший небольшой член. Затаил дыхание, всего на мгновение зажмуривая глаза, прощаясь с прошлой жизнью уже навсегда. Назад пути нет.
Билл чуть ли не подпрыгнул на месте, издав какой-то непонятный протяжный звук, и отслонился, чтобы вдохнуть такую необходимую сейчас порцию воздуха. Взгляд затуманился, а перед глазами запестрели разноцветные маленькие вспышки.
- Вот чёрт…, - чувствуя пульсирующий орган в своей ладони, ощущая капельки смазки, сочащиеся из набухшей головки, парню хотелось упасть в обморок и отключиться. Чего он от себя точно никак не ожидал, так это того, что от всей этой открывшейся картины у него тоже начнут происходить вполне объяснимые процессы, ощущения от которых усилились вдруг в несколько раз.
- Том…, - Билл вцепился в его руку, зажимая её между своих бёдер всё сильнее и сильнее, управляя, надавливая.
- Что?
- Не знаю…, - с придыханием глупо хихикнул мальчишка, чувствуя себя очень возбуждённым, горячим и пошлым. И ему это, что важно, нравилось.
Молниеносно приняв решение, Том начал буквально сдирать с него одежду, оголяя плечи и торс. Развязал пояс и поднял еле стоящего на ногах брюнета. Халат бесшумно упал вниз к их ногам.
- Повернись, - почти приказ. Не дожидаясь ответа, сам развернул его к себе спиной, сразу же обхватывая поперёк талии одной рукой, а второй водя в самом низу живота, то спускаясь вниз, дразня, то снова вверх по груди, задевая горошинки сосков, слегка оттягивая, щипая, приводя и без того потерявшегося в ощущениях мальчишку в экстаз. Он пристроился сзади и посмотрел вниз. Их поза выглядела весьма компрометирующей. Живот мгновенно скрутило новой волной судорог, появилось совершенно животное желание обладать. Непроизвольно толкнувшись вперёд пару раз, Том впился в шею черноволосого, до боли прикусывая ароматную нужную кожу, оставляя на ней свою метку.
- Ты ещё не понимаешь, с кем связался, мальчик. У меня высокие требования: долго, часто, может, иногда грубо, резко, до криков и стонов, в которых ты будешь умолять меня или остановится или продолжить. Согласен? - быстро вниз по стволу и так же жёстко вверх, вырывая из груди брюнета громкий развратный стон, от которого у парня просто нереально рвало крышу. - Не слышу ответа, – Том и сам не знал, над кем он сейчас больше издевается: над ним или над собой.
- На что? – кажется, подросток был уже практически в бессознательном состоянии.
- На то, что я буду брать тебя, когда захочу и где захочу.
Пальцы в кольцо, обхватывая. Движение быстрые, резкие, не щадящие. До звёздочек в глазах.
Пульс зашкаливает, отдаваясь в висках, заглушая все звуки вокруг, блокируя сознание и разум.
Вытянутое как струна юное хрупкое тело в руках, расслабляясь, отдаваясь, подчиняясь, растворяясь.
Мокро, вязко, душно. Так, как и должно быть.
Дыхание сбившееся, хриплое, с трудом.
Одно на двоих.
***
Том лежал на кровати, сложив руки за голову, и ждал Билла (тому понадобилось в душ во второй раз). А на светлом потолке снова и снова мелькали картинки из недавней сцены в ванной. Он ни о чём не думал, да и не хотел. Всё, что он сейчас ощущал - это почти осязаемый зуд на ладонях от желания опять прикоснуться к мальчишке. Возбуждение хоть чуть и спало, но всё равно оставалось заметным.
Услышав какой-то шум, повернул голову. В проёме стоял брюнет цвета солнца на закате и переминался с ноги на ногу. На нём по-прежнему был лишь один халат. Но на этот раз он закутался в него как следует, даже капюшон надел, однако длинные стройные ноги ничем не скроешь. Парень улыбнулся. Кажется, он определился со своей любимой частью тела подростка.
- Решил сегодня вообще не утруждать себя одеждой?
- Моя же грязная. Я только что включил стиральную машинку. И бельё туда тоже кинул, - зачем-то уточнил черноволосый, заливаясь краской до самой макушки.
- Так и будешь там стоять?
Билл начал оглядывать комнату, думая, где бы пристроиться, но, увидев протянутую к нему руку, застенчиво улыбаясь, подошёл к лежащему парню.
- Ну что? Иди сюда, я не кусаюсь, - Том погладил чуть выше колена застывшего на месте мальчишку и потянул на себя за низ халата, заставляя потерять равновесие.
Билл, перекинув через него одну ногу, забрался сверху и лёг, сразу пряча лицо в изгибе его шеи. Того такой расклад не устроил. Подняв его голову за подбородок, придерживая, он заставил посмотреть себе в глаза, а затем нарочно, не отводя взгляда, поцеловал. Чувственно медленно, растягивая удовольствие, посасывая, пробуя на вкус, запоминая.
- Я не узнаю тебя, Билл. Куда делся тот бесстыдный, дерзкий, на всё готовый мальчик?
- А я не узнаю тебя, - растянул губу в застенчивой улыбке брюнет. - Кажется, мы поменялись ролями.
- Да нет. Просто мы оба попали в весьма щекотливую ситуацию, где и проявились наши настоящие «я».
«Вот что значит, целую неделю прожить бок обок с другом-психиатром. Чувствую себя чёртовым заумным интеллегентом!»
- На самом деле, я такой, каким ты видел меня десять минут назад, каким видишь и сейчас. Или правда думал, что я такой скромняга и недотрога? – улыбка и ненавязчивые руки на пояснице мальчишки.
- Ну…не то, чтобы…просто…
- Тебе не нравится?
- Нет, что ты! Наоборот! – тут же встрепенулся, слегка привставая на его груди. - Вот только теперь я чувствую себя таким…
- Каким? – скользя вниз по ягодицам, забираясь пальцами под подол задравшегося халата. Билл дёрнулся, но сделал вид, что ничего особенного не происходит.
- Маленьким и… неопытным.
- А так и есть, - тихо рассмеялся Том, за что тут же получил нехилый удар в плечо.
- Нууу…, - обиженно протянул он, начиная непроизвольно ёрзать. Руки парня ни на секунду не прекращали на первый взгляд ненавязчивых поглаживаний. - Просто это было так неожиданно.
- А ты что думал, я с тобой в дочки-матери играть буду? – вниз по бедру, смещая ладони вбок на гладкие половинки, вверх-вниз, сжимая слегка, чтобы не спугнуть. - Нет уж. Я хочу играть в больницу. Понял, мой подопытный пациент? – шутливый удар по носу, отвлекая.
- Не надо так делать.
- Как?
- Так, - неопределённо мотнул головой назад, снова пряча лицо за волосами. - А то у меня снова начинает… Я не хочу в третий раз в душ идти.
Но Том лишь ещё интенсивнее массажировал напрягшиеся ягодицы, указательным пальцем как бы между прочим проходясь по ложбинке и вниз, не настойчиво, но требовательно надавливая, отчего мальчишку мгновенно бросило в жар.
- Привыкай. Теперь это будет в порядке вещей. Мы оба парни, и это нормально, верно? И стесняться нам нечего.
Неуверенный кивок в ответ, сжимая ткань его рубашки в кулак.
- У тебя тоже, – прошептал брюнет, отчаянно кусая щёку изнутри от смущения.
- Что у меня тоже? – на самом деле, он понял, к чему ведёт подросток, но было забавно наблюдать за тем, как тот пытливо подбирает нужные слова.
- Ну… там. Я чувствую. Как ты терпишь?
- Я уже большой мальчик и умею себя сдерживать. Хотя с тобой мои навыки самоконтроля заметно слабеют.
Билл закусил губу в улыбке, приятно удивлённый таким лестным комплиментом. Голова шла кругом от событий последних нескольких часов. Он всё ещё думал, что умер и попал в рай. В его собственный идеальный мир.
- И… ты хочешь меня?
Рассмеявшись, Том схватил брюнета в охапку и перевернул их. Теперь уже он оказался сверху, придавливая его всем своим телом.
- А что, разве незаметно?
- И значит, у нас будет…
- Обязательно. Но не сейчас. Мы ведь никуда не торопимся?
- Нет. А можно мне….
- Что? Билл, договаривай, пожалуйста, мысли я пока не научился читать, увы.
- Посмотреть, - совсем тихо закончил мальчишка, пряча глаза.
- На что? – еле сдерживая смех, спросил парень, глядя на то, каким глазами посмотрел на него Билл.
- Ну как на что?? Том, ты издеваешься что ли?
- Да ладно, ладно, не ворчи, ёжик, - невесомое прикосновение к губам, извиняясь. - А с чего вдруг такое любопытство?
- Так будет честно. Меня ты видел.
- Давай в другой раз? На сегодня нам с тобой хватит экспериментов, м?
- Просто, я подумал…, - мальчишка закрыл лицо руками, снова запнувшись на полуслове.
- Билл, ну что за детский сад? - Попытался отнять ладони, но не тут-то было.
- Знаешь, мне ведь только пятнадцать, а ты уже совсем взрослый, и…
- И что? – он действительно не понимал.
- Ну, возможно, тебе могло показаться, да скорее всего так и было, я, конечно, в этом не уверен, но…
Том закатил глаза и, подперев голову рукой, терпеливо ждал, пока тот соизволит договорить.
- Ты наверняка заметил, что у меня не такой большой, как у тебя. Но это только потому, что я младше! И потом, я… Не смейся надо мной! – обиженно выкрикнул мальчишка, пытаясь спихнуть с себя безудержно хохочущего парня. Но спустя несколько неудачных попыток, поняв, насколько нелепо это прозвучало, он и сам весело рассмеялся.
Через пять минут.
- Я перетащу к тебе некоторые свои вещи?
- Хорошо.
- Буду спать с тобой на одной кровати под одним одеялом?
- Хорошо.
- Придёшь к нам домой в субботу на ужин?
- …
- В качестве друга!
- Ну, хорошо.
- Дашь мне ключи от своей квартиры?
- Нет.
- Но почему??
- Нет - и всё.
- Ты только представь, придёшь с университета, а тут я: весь такой красивый и сексуальный, с готовым обедом на столе.
- Не-ет.
- Ах так… Тогда я… уйду и больше не вернусь!
- Хорошо.
- Том!
Две минуты спустя.
- Люблю тебя.
- … .
***
Через неделю Билл получил свои ключи.
Ещё через неделю Том перестал узнавать свою квартиру. Вещи подростка были повсюду: в спальне, разбросанные по дивану и креслам, в шкафу (где мальчишка сам себе выделил отдельную полку), в ванной (такое количество тюбиков с кремами и лосьонами он не видел даже в магазинах), в коридоре на вешалке. А над кроватью в полстены красовался плакат какой-то музыкальной группы (пол солиста которой он затруднялся определить до сих пор).
Билл был везде. Он ночевал здесь почти каждую ночь, лишь иногда оставаясь дома, когда у его родителей выпадал редкий выходной. Тем, видимо, хватало и этого: их сын был жив, здоров, получал хорошие отметки и почему-то буквально светился от счастья. Что ещё нужно родителям для спокойствия?
Брюнет стал буквально одержимым. Он не отходил от парня ни на шаг, будто боясь, что тот передумает и выгонит его, вдруг скажет, что всё это была шутка или розыгрыш. Ещё никогда Том не видел его таким послушным. Ну чисто ангел. Кроме всего прочего, мальчишка постоянно требовал к себе внимания. Лез целоваться ежесекундно. Мог остановить его посреди коридора, приложить к стене и начать сдирать футболку с таким упорством и рвением, что иногда становилось даже как-то не по себе. Словно сломался внутренний барьер, который не давал раскрепоститься, окунуться в мир неизведанного. У них обоих. Всё стало само собой разумеющимся, правильным, а происходящее перестало казаться чем-то сверхъестественным. Подросток заводился с полуоборота, а он всё никак не мог к этому привыкнуть. А порой тот и вовсе вёл себя слишком развязно. Том понял, что явно недооценивал мальчишку в искусстве соблазнения и совращения. Уже через парочку нехитрых манипуляций он был готов сделать для него всё, что тот попросит или предложит.
Сейчас парень сидел на лекции в аудитории с отрешённым выражением лица и глупой улыбкой, которую было не в состоянии стереть ни замечание преподавателя по поводу того, что его не слушают, ни тот факт, что тему дипломной работы (которую он, между прочим, уже начал писать), неожиданно сменили. Всё это было неважно и меркло по сравнению с тем, что случилось вчера днём.
Они были в каком-то брендовом, жутко дорогом магазине одежды (марку Том так и не запомнил), в примерочной кабинке. Билл решил, что парню пора бы обновить гардероб и сменить свои «шаровары» и «распашонки» на более «цивилизованную» одежду.
- Белые штаны и белая рубашка, аж глаза слепит. Ничего омерзительнее в жизни не надевал.
- А по-моему, это смотрится очень круто.
- Круто? Да мне ещё зелёную кепку на голову, и я буду похож на бутылку кефира!
- У тебя нет вкуса.
- У меня есть стиль! И я не стану носить эти пижонские шмотки.
- Померь тогда вот эти. Они чёрные.
- Эти я даже на пятку не натяну.
- Это твой размер, просто они в обтяжку.
- Издеваешься? Если… кхм… Если я встречаюсь с парнем-геем, это ещё не значит, что я буду одевать этот же абсурд, что и он.
- Ах вот как? Что-то я не помню, чтобы ты сильно жаловался, когда видел, как этот самый «абсурд» обтягивает мою пятую точку. Я даже процитирую: «Когда ты в этих штанах, создаётся впечатление, что на твоей заднице написано: «Ищу приключений».
- Ну правильно. Ведь из нас двоих именно ты выполняешь функцию… эээ… как же это… пассивного партнёра!
- Вот ты гааад, а!!
- Имеешь что-то против?
- … .
- То-то же.
- И всё равно ты в этих брюках выглядишь сексуальным. Меня это возбуждает.
- Тебя всё возбуждает, маленький извращенец… Эй, ты куда?.. Что ты… Убери оттуда руки сейчас же.
- Я хочу… Том, ты обещал, помнишь? Что позволишь.
- Но не здесь же! Билл, мы в элитном магазине находимся, спешу тебе напомнить.
- Всегда мечтал запереться с тобой в тесном узком помещении и сделать что-нибудь очень неприличное. А ты разве нет?
- Нет. У меня всегда были более адекватные мечты без уклона в шизофрению… Перестань, я сказал! Молнию порвёшь…
- Хочу и буду.
- Я сказал… о чёрт! Не делай этого, не делай!
- Вот сейчас тебе эти брюки действительно стали малы, причём в самом интересном месте. Не хочет он… Обманывать нехорошо, Томми!
- Ты куда?! Ну-ка поднимись… Билл, встань сейчас же!
- Ого! Ничего себе.
- Не лезь… туда… Ты, засранец малолетний… Отпусти его… То есть меня… Нет, нет, нет!
- …
- Придём домой, я с тобой такое… да я тебя… огосподибожемой… нет… да… Не останавливайся… Не останавливайся!
***
Свет от лампы тускло освещал небольшую комнату, в которой всегда царил, как любил говорить Билл, творческий беспорядок. Он сидел за письменным столом, подперев голову левой рукой, и лениво отмечал галочками правильные ответы теста по немецкому языку. Вообще-то, свой он решил ещё вчера, но ведь у него в классе было ещё двадцать человек, а отличник только один. Не то, чтобы он горел желание помочь своим одноклассникам, просто сегодня выдался свободный вечер, и надо было хоть как-то себя занять. Тома всё равно не будет допоздна – у него в университете какие-то очень важные курсы, и парень предложил в ночь не встречаться. Брюнет такое предложение по достоинству не оценил, но, глядя на то, как задумчив и загружен был его любимый, перечить не стал.
Билл посмотрел на часы: половина девятого. На улице уже включили фонари. Дом напротив, в котором он в последнее время стал бывать чаще, чем в своём собственном, был хорошо виден из его окна. Как же часто он наблюдал за этой квартирой на седьмом этаже, в которой сейчас как раз горел свет и…
Что? Свет?
Мальчишка резко поднялся с места и неморгающим взглядом уставился в окно. Мало того, что там горел свет (его Том мог по ошибке оставить выключенным), там ещё и наблюдалось какое-то движение. В квартире явно кто-то был.
«А говорил, что придет только к полуночи»
Брюнет нахмурился. Что-то здесь было не так. Том не мог прийти раньше и не позвонить. Быстро накинув пальто, он вылетел из подъезда.
- Том? – открыв своим ключом дверь, осторожно просунул голову в проём, а затем, не услышав никакого ответа, вошёл целиком, зачем-то стараясь не произвести много шума. На носочках пробрался в спальню.
То, что он там увидел, заставило его застыть на месте и шумно сглотнуть. Всё тело сковало липкое чувство страха.
Развалившись на кровати, облокачиваясь на спинку, лежал человек и листал какую-то книгу.
«Вор!» - первое, что пришло ему на ум.
Однако с чего бы вору лежать на чужой постели и так беззаботно почитывать книжку. Но легче не стало. В голове у мальчишки пронеслось десяток версий происходящего, причём одна безумней другой.
- Вы кто такой? - громче, чем хотел, спросил он, медленно приближаясь, хотя по всем правилам безопасности делать этого не следовало бы.
- Кто, я? – Гай, наконец, убрал книгу от лица и внимательно посмотрел на подростка, пробежавшись по нему оценивающим взглядом.
На самом деле, он слышал, как открылась дверь, но думал, что пришёл его друг, поэтому даже отвлекаться не стал. А вот такого подарка судьбы он точно не ждал. Познакомить его с мальчишкой парень просил Тома уже больше месяца, но каждый раз получал отказ. Но раз такое дело… Шанса поболтать с экзотической пассией однокурсника он точно не упустит.
- А у нас тут с Томом… с Томми, - Гай расплылся в ехидной улыбочке и попытался изобразить невинное хлопанье ресницами, попутно укладываясь, как ему на тот момент показалось, в самую эротичную позу, - встреча. Он дал мне ключи и приказал ждать. Мы решили с ним немножко пошалить. А вот кто ты?
Билл ничего не ответил. Он не мог в это поверить. Это было слишком жестоко и больно, чтобы быть правдой. И тем не менее… Взглянув на прищуренного в ожидании реакции парня, мальчишка расстроился ещё сильнее. Тот был куда взрослее его, а значит, и опытнее и, надо признать, ничуть не уступал в красоте и привлекательности. Глаза предательски защипало. Прикрыв рот рукой, он быстро вышел из комнаты.
- Эй! Ты куда? Билл!
Гай понял, что переборщил с розыгрышем. Догнав уже вовсю всхлипывающего брюнета в коридоре, развернул его за локоть к себе.
- Прости, глупая шутка. Ты ведь Билл?
- Да, - растерянно моргая, пытаясь незаметно вытереть проступившие слёзы. Он только сейчас понял, что незнакомец откуда-то знал его имя.
- Приятно познакомится с тобой лично. Я Гай, друг Тома. Наверняка он тебе обо мне рассказывал не раз.
- Гай? – мальчишка свёл брови, пытаясь вспомнить. - Кажется, он как-то упоминал о тебе.
- Ты извини, не хотел обидеть, дурацкая утка, признаю. Мир? – парень дружелюбно протянул руку. Билл с подозрением покосился на неё.
- Ты гей? – неожиданно даже для самого себя. Почему-то для него это было сейчас очень важно. А вдруг?.. Глаза в глаза, испытывающе, скрестив руки на груди и поджав губы.
- С чего вдруг спрашиваешь? Я же сказал, что пошутил, - Гай отзеркалил позу мальчишки.
- Но на вопрос ты так и не ответил.
- А что, похож? – губы парня тронула едва заметная улыбка.
- Вообще-то даже очень. Весь такой ухоженный, стильно одетый. К тому же, у тебя на лице написано: «Способен на многое».
- Вот как? – он неподдельно удивился такому умозаключению подростка.
«А парнишка-то способный! Из него мог бы получиться неплохой… Я!»
Подошёл ближе и положил руку ему на плечо, заговорщически склонив голову вбок.
- Скажи мне, Билл, ты уже определился с выбором будущей профессии?
Тома немало шокировал горящий во всей квартире свет и какие-то посторонние голоса, доносящиеся из спальни. Даже не разуваясь, он подошёл к двери и толкнул её.
Моргнув пару раз, подумав, что у него, вероятно, зрительные галлюцинации после тяжёлого учебного дня, вытаращился на смеющихся Билла и Гая, которые сидели вразвалочку на его кровати и беззаботно болтали.
- Что здесь происходит?
- Том! – мальчишка подскочил с места и тут же крепко обнял ошарашенного парня, оплетая шею руками, запечатлев на его губах чувственный поцелуй.
Том смутился, искоса подглядывая на улыбающегося во все тридцать два друга, и слегка отодвинул от себя брюнета. Он ещё не был готов выставлять свои чувства на всеобщее обозрение.
- Гай, что ты здесь делаешь?
- Так ты ж сам мне запасные ключи отдал. Сказал, что на всякий случай пусть будут. Я тут с Марсией повздорил, вот и решил к тебе наведаться, переночевать ночку-другую. Ты же не против? И не забывай, что ты жил у меня целую неделю! – поспешил добавить друг, глядя на рассерженное лицо друга.
Том закатил глаза и перевёл взгляд на мальчишку.
- А я… а я увидел, что у тебя свет горит, вот и пришёл. Вот.
- Не квартира, а проходной двор! – кинув связку ключей на тумбочку, пошёл обратно в коридор. Разуться всё-таки надо бы.
- А давайте чай пить! – услышал он из комнаты бодрый голос черноволосого, - Том, у нас ведь ещё остались те вкусные шоколадные пирожные?
- У «нас». Как мило! – умилённо воскликнул Гай, скрестив все пальцы рук между собой перед лицом.
Том покраснел ещё сильнее и предупреждающе посмотрел на однокурсника, в ответ получив лишь ехидную знакомую улыбочку и высунутый наружу язык.
- Не знаю, иди сам посмотри, - пробубнил он, провожая взглядом удаляющегося на кухню вприпрыжку подростка.
- Как дела в универе?
- Знаешь, ты мог бы хотя бы предупредить меня, – взгляд исподлобья.
- Да ладно тебе, в самом деле. Что за трагедия такая произошла, что ты сейчас мрачнее тучи?
- Просто… неожиданно всё это как-то, - стушевался парень. А действительно. Чего это он так разволновался?
- Слушай, если я тебя так сильно напрягаю, могу уйти и переночевать в мотеле, мне не сложно, правда.
- Перестань. Конечно, оставайся. Я всегда рад тебе, - смягчился Том, примирительно подмигивая другу.
- Не хотел, чтобы я увидел Билла?
- Не знаю почему…
- Стесняешься его? – понимающе кивнул Гай, пересаживаясь на кресло.
- Скорее себя.
- Он любит тебя.
- Я знаю, знаю, но… Ну, ты понимаешь.
- А то. Мальчишка от тебя без ума! Он тебя боготворит.
- Да ладно, скажешь тоже, - застеснялся парень, кривя губы, чтобы скрыть довольную улыбку.
- Теперь для него даже твоя фамилия будет с оттенком святости, - весело хохотнул друг.
- Что за бред, обычная фамилия.
- Каулитц – это не просто фамилия. Это – религия!
<21>
- Великолепно! Тебе так идёт!
Билл стоял напротив Тома с таким выражением лица, будто прикидывая, прямо сейчас кинуться к нему на шею с воплями «владей мной» или всё-таки сказать ещё парочку фраз для приличия.
Дело в том, что он так и не оставил попыток купить ему вещи, которые устроили бы обоих. В итоге, ближе к вечеру, потратив на походы по торговым центрам весь день, был выбран вот этот чёрный кашемировый джемпер, который сейчас как раз и мерил парень. Тот наотрез отказался на повторную беготню, поэтому договорился с брюнетом, что будет ждать возле его подъезда в назначенное время. Он непременно желал показать все покупки именно в своей квартире. Том давно понял, что спорить с ним себе дороже, поэтому оставил эти жалкие попытки и смирился с тем фактом, что уступать придётся часто, а иногда и даже в ущерб себе. За последние пару недель не только Билл ходил к нему в гости (а фактически жил там), но теперь ещё и он стал частенько навещать квартиру в доме напротив. А всё потому, что родители начали проявлять недовольство по поводу отсутствия их сына чуть ли не двадцать четыре часа в сутки. Поэтому стали проверять его звонками на домашний телефон каждые два часа. Поначалу Билл жутко бесился, но потом нашёл выход. Однако Тома совсем не радовала мысль о том, что он может быть застуканным в любой непредвиденный момент. Расслабиться до конца не получалось.
- Надо признать, что мне действительно нравится, - Том повертелся перед зеркалом и довольно кивнул, - но всё равно как-то непривычно. Не мой стиль.
- Будешь надевать её для меня? Хоть иногда? – мальчишка облокотился ладонями о его грудь, покачиваясь на носочках, по привычке усиленно строя из себя маленького ангелочка.
- Ну, раз уж купил, то куда тут деться. Сколько я тебе должен?
- Ты что?! Это подарок! – искренне возмутился подросток, гневно глядя на парня, словно его это вопрос обидел до глубины души.
- И откуда у тебя деньги? Наверняка ведь недешево стоит, - Том слегка оттянул ворот, пытаясь найти бирку и ценник. - Специально оторвал, чтобы я не видел?
- Какая разница, откуда и сколько стоит! Мне для тебя ничего не жалко. К тому же, у меня были кое-какие сбережения. Родители компенсируют недостаток внимания неплохими деньгами для карманных расходов, так что я могу себе позволить. И чтобы больше подобных вопросов я от тебя никогда не слышал, ясно?
- Ясно, ясно, - парень с улыбкой притянул его к себе за шею и благодарно чмокнул в губы. - Спасибо. Ну а себе что-нибудь взял?
- Само собой! Я сейчас, - и словно ураганчик умчался к себе в комнату, выкрикивая уже оттуда. - Будет три выхода!
Том ухмыльнулся и покачал головой. Он не понимал, как можно так совершенно по-детски радоваться каким-то тряпкам. Но тут же осёк себя на этой мысли. Ведь наверняка дело было вовсе не в них. Это же Билл. А он просто не может вести себя по-другому.
- Как переоденешься, иди на кухню! Я пока чай заварю!
Но не успел он даже воды набрать, как в дверях появился брюнет с сияющей улыбкой на всё лицо, по которой абсолютно точно можно было понять, что он ждёт оваций, ну или как минимум аплодисментов. А в глазах читался немой восторг от самого себя. Том буквально слышал, как вся его поза кричит «Ну, и кто тут мисс Вселенная?», причем непременно ожидая услышать ответ. Проходов по воображаемому подиуму действительно было три. Что интересно, каждый раз Билл умудрялся менять взгляд и походку под стать одежде, которую он надевал, словно отражая её суть и предназначение. В общем-то, ничего особенного в этих шмотках парень не заметил. Не считая, конечно, надписей явно дорогих марок.
- А сейчас будет бонус! Уверен, мне удастся тебя удивить, - мальчишка игриво поводил бровями.
- Ты купил себе скафандр?
- Лучше! Жди.
Долго ждать не пришлось. Парень сел за стол, сделал глоток чая и тут же им и подавился. На мальчишке была лишь серая вязаная свободная кофта, небрежно накинутая на голое тело и чёрные атласные трусы, которые уж очень были похожи на…
- Они что, женские? – он даже не попытался скрыть своё удивление, смешанное с любопытством, и бесстыдно вытаращился на его бельё, которое обтягивало всё, что только можно и нельзя. Мальчишка повернулся спиной и тот убедился в своей догадке окончательно. Сзади это выглядело ещё очевиднее. - Такое ощущение, что на фабрике кризис, и им не хватило материала, чтобы прикрыть твою задницу до конца.
- Фу, какой ты невежа, - Билл презрительно скривился. А парня в это время словно магнитом потянуло к нему, и он встал из-за стола. - Мы купили это в одном… специальном магазине.
- В каком? То есть это… Кто это «мы»?
- Ну, Том, неужели ты думаешь, что я ходил один?
- По крайней мере, мне ты ничего не говорил, что с тобой кто-то будет, - насторожился Том и пристроился сзади, поддевая низ резинки трусов на попе и забираясь под неё пальцами, одновременно чувствуя необыкновенное качество материала и мягкость кожи мальчишки.
- С другом.
- Он что, тоже гей? – рука замерла вместе с Биллом, которому явно нравились все эти прикосновения.
- Нет... то есть да. То есть, он пока не определился. Экспериментирует. Да ты не бойся, ему восемнадцать.
- Мне должно стать легче от этих сведений? – Том встал плотнее, прижимаясь к спине брюнета грудью, обхватывая его вокруг талии, утыкаясь носом в шелковистые волосы. - Надеюсь, на тебе он свои эксперименты не проводил, м?
- Вообще-то пытался… Давно! – поспешил добавить, услышав недоброе пыхтение сзади. - В самом начале ещё, когда я только-только переехал. Но его я встретил позже, чем увидел тебя, поэтому сразу сказал, что ничего ему не светит.
- Точно?
- Да правду говорю! Ничего у нас с ним не было. Ты что, мне не в…, - запнувшись на полуслове, мальчишка вдруг замолк и заметно поник, слегка опустив голову. До Тома быстро дошло, в чём дело.
- Верю, - невесомый поцелуй в ушко, подтверждая. - Я тебе верю, Билл.
- Правда? – с неуверенной улыбкой, а в голосе сомнение.
- И ты мне верь, - сжав его напоследок в объятиях, парень снова сел за стол, добавляя в стакан ещё одну ложку сахара.
Билл закусил от волнения губу, несколько секунд робко поглядывая на Тома и отчаянно краснея, затем решительно подошёл и, протиснувшись между столом, перекинув через него одну ногу, бесцеремонно устроился у парня на коленях, тут же обвивая его шею руками, вовлекая в какой-то чересчур напористый поцелуй.
- И что это было? – слегка опешив, спросил Том, облизывая губы, отчего-то начав тяжело дышать (и нехватка воздуха здесь была не причём), непроизвольно подталкивая брюнета за бёдра ближе к себе.
- Я тут подумал, - не глядя в глаза, наматывая его футболку на палец, - может, нам уже пора перейти к … ну, более близким отношениям? Я хочу сказать…
- Думаешь, пора? – поглаживая гладкие ноги вверх-вниз. На самом деле, рано или поздно, но он ожидал этого вопроса. Однако что-то в поведении брюнета настораживало. Он не был похож на того, кому не терпится познать все прелести сексуальной жизни.
- Просто ты иногда так смотришь на меня…
- Как? - теперь пришла пора ему прятать взгляд.
- Как будто…, - подросток тяжело вздохнул, пытаясь найти подходящие слова, - еле сдерживаешь себя, чтобы…
- Билл… - парень вдруг почувствовал себя крайне неловко. Неужели всё так явно со стороны?
- Я всё понимаю, Том, правда. Ты взрослый и привык к другим отношениям, поэтому неудивительно, что ты хочешь…
- А ты нет?
Билл на мгновение замер. В его глазах читалось замешательство и даже испуг.
- Нет, нет, я хочу, конечно, хочу! – излишне громко выкрикнул мальчишка. Чем убедительнее он старался быть, тем фальшивее всё это выглядело. Том грустно усмехнулся и приложил палец к его губам, прежде чем тот успел выдать ещё одну пламенную речь.
- Ты не хочешь, - удручённо констатировал парень и понял, что попал в точку. Брюнет сначала сделал огромные глаза, а затем, поджав губы, отвернулся, смущённый тем, что его раскрыли.
- Хочу, - чуть ли не со слезами на глазах, сдавленно прошептал Билл и совсем затих, нервно ковыряя пуговицу на кофте.
- Да не переживай ты так, - взяв его за руку, начал поглаживать тыльную сторону ладони, успокаивая. А сам подумал, что переживать как раз-таки надо ему самому. Мальчишка определённо ещё не готов. Он напуган даже одной мыслью о сексе, а это говорит о том, что его ждут томительно долгие недели ожидания. - Если ты пока не готов, мы можем повременить с этим.
- Нет! Нельзя! Том, пожалуйста, не говори так. Я хочу! Ну, сам подумай, как я могу не хотеть? – с надеждой уставился на него во все глаза.
- Ты ещё слишком маленький, вот что я думаю, - твёрдо сказал парень, серьёзно глядя на находящегося практически в панике подростка.
- Ну нет же, блиин! – Билл начал откровенно хныкать, постоянно ёрзая у Тома на коленях, задирая голову наверх и с мученическим выражением лица глядя на потолок. - Ты всё не так понял! Я хочу, и вообще, готов уже давно… давно. Да я… да хочешь, прямо сейчас пойдём? Я докажу тебе, - стараясь всячески убедить парня в своих самых решительных и серьёзных намерениях, схватил его за руку и потянул на себя, попутно поднимаясь.
- Куда, куда ты меня тянешь, ненормальный! – Том был шокирован такой бойкостью мальчишки. Не без труда усадив его обратно, схватил в охапку и уткнулся носом в мягкий капюшон кофты, пытаясь заглушить свой смех.
- Пойдём! Я серьёзно! Ты что… ты… Ты смеёшься? Не могу поверить! – гневно выкрикнул подросток, очевидно обидевшись, потому как уже через пару секунд начал яростно вырываться.
- Да подожди ты, ну! – с силой дёрнул на себя, зажимая его в тисках, расставив руки на стол по бокам. - Чего бесишься, а? Я же сказал, нет ничего страшного в том, чтобы потерпеть немного.
- Ага. Я читал, знаю, что воздержание в отношениях приводит к изменам, - прогундосил брюнет, - а я не хочу, чтобы ты мне изменял! – больно тыкнул пальцем в грудь парня, заставив того вздрогнуть от неожиданности.
- Обещаю, что не буду тебе изменять, - мягко улыбнулся Том и погладил его по щеке.
- Правда? – покосился недоверчиво брюнет, но тем не менее взгляд его заметно повеселел.
- К тому же, у нас есть ещё много разных развлечений помимо секса, - он ободряюще подмигнул. - Уж в этом ты мне не откажешь, м? – рука на бедре и дразнящий поцелуй в губы, слегка оттягивая нижнюю и посасывая верхнюю. Билл довольно замурлыкал и, казалось, вовсе забыл, о чём шла речь.
- Ты уже допил свой чай?
- Когда бы я успел, интересно? Он уже десять раз успел остыть, наверно, - Том наклонился вбок и посмотрел на сиротливо стоящую кружку на столе. - А что такое?
- Хочу с тобой поваляться, - чувственно прошептал подросток, захватывая губами мочку его уха. Это был сигнал. Парень уже знал, что имеется в виду под словом «поваляться». Любые ласки мальчишка почему-то называл именно этим словом.
- Хорошая идея, - торопливо отозвался парень, буквально срываясь с места.
Пока Билл снимал многочисленные декоративные подушки с кровати, Том залюбовался открывшимся ему видом сзади. Он подумал, что со спины незнающий человек вполне мог бы принять брюнета за девушку. Длинные, совершенно гладкие ноги, тонкая талия, густые чёрные волосы, отросшие за это время уже почти до плеч. Картина, надо сказать, была завораживающей.
- Я сейчас, только переоденусь, - голос мальчишки вывел парня из транса.
- Нет, подожди, я… я хочу сфотографировать тебя.
Почти бегом в коридор за фотоаппаратом.
- Но зачем? – брови Билла удивлённо поползли вверх.
- Ну а что, у меня нет ни одной твоей фотографии, - резонно заметил парень, нажимая на кнопку включения.
- Мог бы просто попросить, у меня их завались сколько. Каких хочешь.
- Нет, я хочу сам.
- Ну ладно, - нахмурился подросток, почему-то глядя на взволнованного парня с подозрением. - Кстати, ты специально для этого принёс фотоаппарат сюда?
- Что? А, нет. У нас сегодня выставка проектов была, вот я и захватил.
- Ты выиграл?
- Билл, это выставка, а не конкурс. Мы с Гаем работали в паре. Хуже партнёра я и представить себе не мог, но что делать.
- Но он хоть помогал тебе?
- Смеёшься? Мне кажется, он даже не знает, как называется наш проект.
- Зато он хороший друг, - мальчишка пожал плечами и улыбнулся.
- Вообще, конечно, мне хотелось бы тебя нарисовать, - Том снова перевёл тему в нужное русло. - Но это позже, а пока… Повернись, пожалуйста.
- Что? Как? Спиной? – не совсем понял брюнет.
- Ну да.
- А за… О, Том, какой же ты извращенец!
- Что? Ничего подобного! Просто я умею ценить красоту. Ну повернись, тебе что, жалко что ли.
- Я так и знал! – весело захохотал мальчишка. - Уже давно заметил, что у тебя какая-то ненормальная тяга к моим ногам и заднице.
- Это как раз-таки нормально, - обиделся Том.
- Ну ладно, ладно, шучу я. Можно подумать, мне это не нравится.
- Вот именно.
Фотография получилась что надо. Билл согнул ногу в колене, одну руку положив на талию, а другой небрежно задрав волосы кверху, демонстрируя тонкую изящную шею. Том и не заметил, что всё это время, оказывается, стоял с открытым ртом и пялился на снимок.
- Ну, что там? – полюбопытствовал брюнет, заглядывая через его плечо.
- Ох*енно, - поражённо выдыхая.
- А иначе и быть не может, это же я, - самодовольно пропел подросток и совсем не грациозно плюхнулся на кровать.
- Так, так, ещё один снимок.
- Хвааатит! Что с тобой сегодня такое?
- Просто ты как-то по-особенному выглядишь этим вечером.
- А по-моему, это на тебя так подействовал разговор о сексе, - захихикал мальчишка, вновь оказавшись под прицелом камеры.
Это фото вышло более романтичным. Парень вглядывался в его глаза и понимал, что каким бы невинным и слабым он не прикидывался, эти озорные, порочные огонёчки трудно было не заметить.
Отбросив уже ненужную аппаратуру на кресло, резко рванул с места и всем телом навалился на взвизгнувшего от неожиданности мальчишку, оказавшись между его разведенных коленей.
- Ты чего делаешь? Я чуть не умер от страха!
- Какой ты пугливый, - парень с улыбкой чмокнул его в нос.
- Ну точно маньяк какой-то.
- Но ведь тебе это нравится, а, малявка?
В ответ Билл лишь покривлялся и показал язык.
- Я вот тут подумал… Кажется, я знаю, когда у нас… ну… всё случится.
- Да ты что. Можно полюбопытствовать? – влажными губами дорожкой по шее, забираясь рукой под пояс кофты, лаская вмиг покрывшуюся мурашками кожу пальцами.
- На мой день рождения.
- А когда у тебя? – он оторвался от весьма увлекательного занятия – вылизывания шеи и груди подростка, и поднял голову.
- Седьмого января. Это всего через два месяца. Зная определённую дату, у нас будет время подготовиться. К тому же, мне будет уже не пятнадцать, а целых шестнадцать лет.
- Ты так говоришь, будто я буду испытывать меньше угрызений совести, тр*хая несовершеннолетнего подростка, - Том тихо рассмеялся, а мальчишка вдруг закрыл лицо руками. - Билл, ты чего? – испуганно. - Прости, слишком грубо выразился. Привычка.
- Дело не в этом.
- А в чём тогда?
- Просто меня всегда в дрожь бросает, когда ты говоришь такие откровенные слова. Я возбуждаюсь. А ещё ты так лежишь на мне, что…
- Тьфу ты, блин, я уж было подумал… Значит, тебя заводят пошлые словечки? Ах ты маленький засранец!
Том начал щекотать его, специально елозя сверху, вдавливая в кровать. На что брюнет возмутился такой несусветной наглости, сославшись на то, что эти трусы, что до сих пор были на нём, совершенно не предназначены для таких игр, и что ему в них уже становится тесно. Заверив его, что это ни разу не проблема, парень сдёрнул их вниз, догадываясь, что, очевидно, мальчишка этого и добивался.
***
Гай неспешно прогуливался по коридорам университета, засунув руки в карманы брюк, и лениво смотрел по сторонам. Он прогуливал пару и хотел провести свободное время с пользой, а именно покурить и узнать последние сплетни от девушек-первокурсниц, которые с охотой выкладывали ему всё, что знают, стоило ему только взглянуть на них и улыбнуться своей фирменной улыбкой. Но сейчас как назло не было ни единой души в округе, словно все разом вымерли. Полнейшая тишина.
Парень завернул за угол и тут же резко затормозил от неожиданности. Около общего расписания, вывешенного на третьем этаже, чуть ли не уткнувшись в него носом, стояла хрупкая фигурка. Трудно было не узнать или с кем-то спутать эту чёрную макушку.
- Том, вам следует больше внимания уделять деталям, ведь, как правило, именно они играют ключевую роль при выборе правильного решения.
Пожилой мужчина, профессор. Заложив руки за спину, расхаживал по небольшой аудитории с задумчивым видом. Если бы не произнесённое имя, можно было бы подумать, что он разговаривает сам с собой. Вот уже двадцать минут он мучил своего студента вопросами и прекращать, казалось, вовсе не собирался.
У Тома уже начала болеть спина, он то и дело переминался с ноги на ногу, стоя у доски, как на расстреле, раздражённо выдыхал, закатывал глаза, ругался, на чём свет стоит, и мечтал придушить этого надоедливого старикашку собственными руками. Он уже начал воображать эту живописную сцену, как послышался спасительный стук в дверь, и оттуда появилась голова Гая.
- Извините, можно Тома на минутку? Его в деканат вызывают.
- Майер! Если мне не изменяет память, вы учитесь в этой же группе и сейчас должны быть на моём семинаре!
- Так меня тоже вызвали, ещё на перемене, там у нас это… дела.
- Никаких дел на моём предмете!
- Хорошо, так и передам ректору…
- Постой… Ладно, Каулитц, идите, но постарайтесь вернуться до конца пары, я с вами ещё не закончил.
Том расплылся в улыбке от радости и, подбежав к первой парте, быстро шепнул однокурснице, чтобы она собрала потом его вещи. Возвращаться он уж точно не собирался.
- Ты знаешь, кто? Ты – мой спаситель! Ещё пять минут - и клянусь, в этой аудитории произошло бы убийство, парень прислонился к стене и облегчённо выдохнул.
- Том…
- Спорим, он найдёт любой способ, чтобы завалить меня на экзамене?
- Том!
Под настойчивое покашливание и странные взгляды друга куда-то в сторону, он повернул голову, только сейчас заметив, что около подоконника стоял кто-то ещё.
- Билл? Что ты тут…
Не успел договорить, как мальчишка кинулся к нему, чуть не сбив с ног, стиснул его талию в железной хватке, стягивая пальцами ткань футболки, впиваясь в тело и громко всхлипывая.
Парень растерянно обнял в ответ и огромными глазами вопросительно уставился на друга. Тот в ответ развёл руками.
- Я тут не причём. Встретил его в главном коридоре уже в таком состоянии. Плачет и молчит. Спрашиваю, что случилось, всё равно молчит. Попросил к тебе отвести.
- Билл, что произошло? Ну, давай же, скажи мне.
Но брюнет лишь уткнулся мокрым носом ему в шею и зарыдал ещё сильнее. Том обеспокоенно осмотрелся по сторонам, прикидывая, где можно было бы поговорить без посторонних глаз.
- Нужно найти свободную аудиторию.
****
Том стоял рядом с сидевшем на парте подростком и, прижав его голову к груди обеими руками, гладил по растрёпанным волосам. Тот до сих пор не произнёс ни слова. Парень многозначительно переглянулся с другом и поджал губы. Совершенно неадекватное состояние мальчишки с каждой минутой беспокоило всё сильнее. Что могло такого случиться, чтобы он не позвонил, не написал sms, а сам пришёл к нему в университет, да ещё и весь в слезах. В голову начали закрадываться самые жуткие подозрения.
- Билл, малыш, скажи нам, в чём дело? Возможно, тогда мы сможем тебе помочь, - осторожно начал Гай под одобрительный кивок друга. - Поделись с нами, станет легче, обещаю.
- Мне уже ничем не помочь! – с отчаянием выкрикнул подросток, впиваясь ещё глубже в поясницу парня, у которого внутри всё похолодело от этих слов. Он просто не мог больше ждать, воображая разные ужасы в своём сознании.
- Ну всё, хватит, - с лёгкостью оторвав от себя не ожидавшего таких действий брюнета, хорошенько встряхнул его за плечи и строго посмотрел в глаза. - Немедленно прекрати реветь и скажи, в чём дело!
Билл ошарашено моргнул пару раз, сбрасывая с ресниц капельки слёзинок, и со стеклянным взглядом, совершенно будничным тоном произнёс:
- Том… Я уезжаю.
***
Родителям Билла предложила работу во Франции. Все условия для хорошей жизни: квартира в центре Парижа со всеми удобствами, льготы, высокая зарплата, авторитет. Конечно же, они согласились. Приняли решение уже давно, но сыну сообщили только сегодня, надеясь сделать сюрприз, обрадовать. В общем-то, сюрприз и правда удался, только вот возымел он совершенно обратный эффект. Вещи практически собраны, билеты куплены, дата известна. Девятое ноября. Всего через два дня.
Они лежали в обнимку, крепко прижавшись друг к другу, сливаясь, словно сиамские близнецы. Мальчишка тяжело дышал и шумно сопел, слегка подрагивая всем телом. Он уснул всего несколько минут назад, выбившись из сил. Было так странно наблюдать, как на совершенно спокойном личике с ресниц по щекам до сих пор стекают капельки прозрачных слезинок, очерчивая скулы, скрываясь за шеей. Том почти не вдыхал, опасаясь, что брюнет опять проснётся, осознает всю критичность ситуации и зарыдает с новой силой. Парень и сам уже был на грани. Мучительно больно смотреть, как он убивается, переживает и не находит себе места. Том боялся слёз, как огня. В такие моменты он не мог подобрать нужные слова, поэтому просто привёл его к себе домой, схватил в охапку и начал убаюкивать как маленького, сцеловывая горячие солёные слёзы с губ мальчишки, шепча, что всё будет хорошо, хоть и сам уже в это не верил. Он не знал, что делать. Чувство безысходности бесшумно закрадывалось в душу.
- Как там Билл?
- Гай, я так больше не могу. Он так плачет… Боже, ты бы видел, как он плачет. Невыносимо, - сдавленно прошептал парень, перекладывая телефонную трубку к другому уху.
- Что он сейчас делает?
- Спит.
- Это хорошо. Лови момент, когда он только-только очнётся. Пока не вспомнил. Где они, что произошло, попробуй объяснить ему, что всё не так плохо.
- Как я могу сказать, что всё нормально, если сам так не считаю!
- Давай-ка рассуждать, как умные люди, а не как ты, - голос Гая вдруг стал таким серьёзным и сосредоточенным, что Том сначала даже подумал, что на линии какие-то помехи и кто-то влез в их разговор. - Ничего страшного здесь нет. Выход есть всегда, я тебе это сто раз уже говорил, говорю и буду говорить. Другое дело, на что ты способен пойти…
- Да ты только представь! Какой тут, нахрен, может быть выход?! Всё кончено, понимаешь? Все эти три месяца коту под хвост. Всё зря… Его усилия, мои… всё!
- Похоже, истерика Билла передалась и тебе, - Гай тяжело вздохнул и замолчал на минуту. - Ты мог бы позвать его жить с тобой. Он закончил бы школу здесь и…
- Что ты несёшь?! Как ты себе это представляешь? Его родители ни за что не оставят сына жить с репетитором в другой стране!
- С репетитором, может, и не оставят, а вот с любовью всей его жизни – вполне.
Парень потёр переносицу и нахмурился, переваривая информацию.
- Что ты хочешь этим сказать?
- Повторяю главный вопрос: на что ты готов ради Билла?
- Я не знаю…
- Окей, давай начнём с чего попроще: он тебе нужен?
- В каком смысле? Возможно, если бы мы не…
- Том, ты прекрасно понял, не увиливай.
- …
- Да или нет?
- Уезжаешь?
- Да.
- Надолго?
- Навсегда…
- А как же мы?
- Не знаю.
- Вот черт!
- Люблю тебя я…
- Том?
- Билл?
- Прости...
- За что?
- Ты знаешь.
- Всё равно.
- А может ты со мной?
- Поехать за тобой?
- Каков же твой ответ?
- …
(с) Arabella
<22>
Билл слушал гудки сотового вот уже несколько минут. Стоя возле своего подъезда, ежась под сильными морозными порывами ветра, он внимательно смотрел по сторонам, пытаясь заметить знакомый высокий силуэт. Сегодня был день отъезда. Они не виделись с Томом со вчерашнего вечера, а сегодня утром созвонились и договорились встретиться возле его дома, как только он сходит в школу, попрощается со своими одноклассниками. Брюнет прождал уже целый час и сильно замёрз. Том не брал трубку не только мобильного, но и домашнего телефона. И даже Гай ничем не смог помочь, лишь удивился такому внезапному исчезновению однокурсника, дал совет не нервничать и подождать ещё немного. Однако мальчишка был на грани срыва. Мало того, что времени оставалось катастрофически мало, буквально полтора-два часа, так ещё и Том неизвестно куда запропастился. В университете его быть не могло (сегодня день самоподготовки),  лучший друг без понятия о его местонахождении, дома дверь никто не открывает, как бы он не тарабанил в неё. Это настораживало, заставляло переживать и просто сводило с ума. Билл зарычал и с размаху зашвырнул мобильник в кучку валяющихся у дороги желтых засохших листьев, но, потоптавшись на месте, с раздражением достал обратно, после чего, в обиде на весь мир, пошёл домой, надеясь, что парень сам позвонит ему.
Поднимаясь по лестнице, с каждой преодолеваемой ступенькой, предчувствие чего-то нехорошего становились  всё сильнее.  Он не знал, где сейчас находится Том, всё ли с ним в порядке, и самое главное, сердце рвалось на клочки от осознания того, что он может не успеть обнять его в последний раз, посмотреть в такие красивые, самые родные глаза на свете и сказать в который раз, как сильно он его любит. Не успеет взять обещание хотя бы не забывать.
Открыв дверь, вяло переступил через порог и, не поднимая головы, непослушными пальцами начал  расстёгивать молнию курки, небрежно отбрасывая её в сторону. Кроссовки по привычке были сняты один об другой и разбросаны по всей прихожей.  Тяжело вздохнув, он зашёл на кухню, откуда доносились какие-то звуки. 
- Мам, пап, а мы можем немного задержаться,  я ещё не со всеми… 
Оторвав, наконец, взгляд от пола, он запнулся на полуслове и  огромными глазами уставился  в угол комнаты. За столом сидело трое. Причём присутствие одного из них явно не вписывалось в общую привычную обстановку. Лицо Тома было спокойным и невозмутимым. Перекрестив пальцы рук, он безо всяких эмоций смотрел на растерянного мальчишку, будто ожидая, пока тот придёт в себя и сможет адекватно воспринимать реальность. Не получив никакого ответа а свой немой вопрос «что здесь происходит?», Билл медленно, словно чего-то опасаясь,  перевел взгляд на родителей и в ту же секунду всё понял. Его мама, всегда весёлая, неунывающая, жизнерадостная женщина, сейчас была чернее тучи, с опущенными уголками губ, серьёзными, ледяными глазами и крепко сжатыми кулаками, которые лежали на столе и с головой выдавали её истинное состояние. А судя по безжизненному лицу и мокрым разводам на щеках, можно было подумать, что произошла какая-нибудь трагедия, и она только–только успокоилась, или хотя бы пыталась сделать вид. Мужчина в очках обнимал её за плечи и слегка хмурился, плотно сжав губы в тонкую линию, всячески избегая прямого зрительного контакта с сыном. 
- Мама? – испуганным  шепотом. Дыхание вмиг участилось, а сердце забилось в тревожном  ритме, глухими ударами отражаясь  в висках, - мамочка…
Женщина поморщилась, зажмурила глаза и с тихим  всхлипом отвернулась в сторону, уткнувшись лицом в плечо мужа, не в силах слышать голос сына, самого родного и близкого человека, о котором она, оказывается, всё это время ничего не знала. Осознавать это было невыносимо больно.
- Том, - взгляд брюнета  метался от одного к другому,  словно пытаясь найти хоть  в чьих-нибудь глазах поддержку, отказываясь верить в то, что происходит, в свои опасения, в свой самый страшный кошмар. - Что ты наделал?
- Билл…, - он протянул  к нему ладонь, но тот грубо  оттолкнул её.
- Что ты наделал?!
- Сядь, пожалуйста.
- Ты сказал им, - мальчишка прикрыл рот ладонью, замедленно качая головой из стороны в сторону, не веря. Том беспомощно опустил руку, поняв, что любые объяснения тот сейчас даже слушать не станет.
- Да.
- Не имел права, - задыхаясь от возмущения и  пробирающего насквозь страха, бешенными испуганными глазами сверля парня насквозь.
- Билл, послушай, так  нужно было. Ради…
- Нет! Нельзя было. Ты… Ты всё испортил!
- Сядь! - приказным  тоном громко гаркнул отец, заставив  сына от неожиданности подскочить  на месте и сеть на край  диванчика.
- Почему ты не сказал мне? – женщина резко выпрямилась и вскинула тяжёлый взгляд на мальчика. - Я имела права узнать о том, что мой сын гей от него самого, а не от постороннего человека.
- Том не посторонний! Он мой парень, и я люблю его!
- Я твоя мать! Ты должен был рассказать мне всё ещё тогда, когда у тебя это только начиналось, когда ты почувствовал, что с тобой что-то не так. Возможно, тогда я бы смогла помочь тебе!
- Я никому ничего не должен! – удар ладонью по столу. - А особенно вам! Вы хоть помните, сколько мне лет? А в каком я классе? Чем увлекаюсь, с кем дружу, чем живу? Вас же никогда не бывает дома! Я сутками не вижу своих родителей, им наплевать на всё, кроме своей чёртовой работы, они думают, что достаточно всучить в руки сыночку пару банкнот, и он станет самым счастливым человеком на земле! И потом ещё и хотят, чтобы он с ними делился своими проблемами, заранее зная, что им на это насрать!
- Не смей так с нами разговаривать! Какая неблагодарность! Ведь ради тебя же и стараемся. У тебя есть всё, о чём только можно мечтать!
- Кроме родителей. Я сирота!
- Билл!
- Что? Думаете, мне все эти шмотки нужны? Дорогие побрякушки, путешествия? Да я сбегаю отсюда только потому, что порой мне так одиноко, что хочется на стены лезть. А там хоть какое-то общество и внимание. Помочь, - брюнет хмыкнул, - себе лучше помогите, а то скоро станете зомби, без чувств и эмоций!
- Билл, сбавь обороты, - Том незаметно сжал его ладошку под столом, отвлекая. Такие порывы и несдержанные высказывания могли привести к катастрофе гораздо большего масштаба, чем он ожидал изначально.
- Нет, пусть продолжает, - сдавленно прошептала мать, быстро моргая, из последних сил подавляя подступающие слёзы.
- Простите его, вы же понимаете, у него стресс, не принимайте близко к сердцу.
- То что, защищаешь их? – тут же вспыхнул мальчишка, всем корпусом развернувшись к парню.
- Я пришёл сюда не ругаться, а отстаивать наши интересы, наше право быть вместе. И ты мне в этом сейчас совсем не помогаешь, Билл.
- Но они обвиняют меня в том, что я гей, а ты советуешь мне успокоиться?!
- Боже, сынок, то ты такое говоришь? Никто тебя ни в чём не обвиняет. Мы любим тебя таким, какой ты есть, и всегда будем любить.
- Да? – брюнет скептически выгнул бровь и чуть подался вперёд, с вызовом глядя на отца и мать. - Даже если будете знать, что у вас никогда не появятся внуки? Что я встречаюсь с мужчиной, целуюсь и трах*юсь с ним?
Том мысленно взвыл. Подросток, похоже, совершенно не осознаёт, что каждым своим словом вбивает гвозди в крышку гроба, где находятся их последние надежды на положительный исход дела. Необходимо срочно брать дело в свои руки, пока прямо на его глазах не разразилась третья мировая.
- Мне просто очень обидно, - она поморщилась от последнего высказывания сына, но умело скрыла свои истинные эмоции. - Оказывается, я совсем ничего о тебе не знаю. Нет, конечно, я иногда замечала, что твой стиль в одежде и этот макияж слегка необычен и экстравагантен, но мне и в голову не приходило… Я думала, это способ самовыражения, вызов общественности, серой массе, ведь ты с самого детства отличался от других, - быстро вытерла рукавом неожиданно скатившуюся по щеке слезу. - Но ты прав, я ужасная мать, раз всё это время не замечала очевидного. Ведь могла же просто подойти и поговорить, спросить, в конце концов, а не оправдывать каждый раз твой внешний вид и поведение. Ты всегда хорошо учился, мог позаботиться о себе: сам готовил обеды, покупал одежду, ходил в больницу, делал документы, и… - женщина осекалась, прикрыв рот рукой, и подняла голову вверх, пытаясь унять дрожь во всём теле. - Я думала, тебе нравится быть самостоятельным, считала, что ты об этом всегда и мечтал, а оказалось… Прости, малыш, я так виновата перед тобой.
Брюнет надул губы, но взгляд его смягчился. Очевидно, её покаяние возымело какой-то эффект. К тому же, он явно чувствовал себя неловко при виде плачущей матери.
- Теперь у меня есть Том. Я больше не один, - пробубнил мальчишка, пряча глаза, - я нужен ему, а он мне.
Парень заметил на себе вопросительные взгляды обоих родителей.
- Это так. Собственно, именно поэтому и пришёл к вам. Поверьте, это решение далось мне нелегко. До этого у меня не было подобных отношений.
- Правда? Но как же так? Ладно Билл, он подросток, максимализм и тяга к экспериментам у него в крови, но ведь ты взрослый сформировавшийся парень. С чего вдруг? Это очень странно.
- Полностью с вами согласен. Не углубляясь в подробности своей личной жизни до вашего сына, скажу лишь, что эти отношения изменили меня, и несомненно, в лучшую сторону. Я стал думать не только о себе, но и о других, стал внимательным к мелочам, более аккуратных в словах, действиях и эмоциях… Стал терпеливее, - парень закусил краешек нижней губы, пытаясь скрыть улыбку, вспомнив некоторые моменты из их совместной жизни за последние три месяца, когда Билл проявлял особенную настойчивость и был просто дико невыносим. - У меня самого не особо ладились отношения с родителями, да и с девушками длительной… дружбы не имел. Я всегда был жутким эгоистом, который думал, что мне все что-то должны, а я никому и ничего. Использовал людей, не считая, что они достойны меня, моей дружбы, внимания. Но ваш сын, - Том с нежностью посмотрел на мальчишку и переплёл пальцы их рук, лежащих на столе. Но женщина как-то странно отреагировала на это вполне безобидный жест и заметно занервничала.
- Я тебя очень прошу, Том… Просто пойми… Не трогай моего сына сейчас. Не прикасайся к нему.
- Мама!
- Хорошо, - мягко отпустив ладонь, он, слегка смутившись, спокойно продолжил. - Я просто пытаюсь сказать, Билл доказал, что это не шутка и не эксперимент. Поверьте, я боролся с ним несколько месяцев, надеясь внушить и ему и себе, что это ошибка, безумие, дикость и абсурд, что угодно, но только не настоящие чувства. Он показал мне, что значит заботиться, переживать за того, кто тебе дорог, не только слушать, но и слышать, дарить ласку и нежность просто так, ничего не требуя взамен, прощая даже то, что я сам бы себе никогда не простил. Говорят, когда любишь, растворяешься в этом человеке полностью, становишься с ним одним целым, воспринимая его боль, как свою, чувствуешь малейшие изменения в настроении, улавливая нотки грусти и отчаяние даже в самой оптимистичной, на первый взгляд, интонации голоса. Ты просто видишь, когда ему плохо, не глазами, нет, сердцем, и хочешь сделать что угодно, лишь бы снова увидеть его сияющую, самую лучшую в мире улыбку. А когда тебе это удаётся, вдруг понимаешь, что больше ничего, чтобы сделать тебя самого счастливым, и не нужно. Вы ведь любили когда-то? Возможно, любите и сейчас. Вспомните, что вы чувствовали тогда, и быть может, поймёте нас. У пафосного слова «любовь» нет пола и границ. Знайте, что я сам, чёрт возьми, до сих пор в шоке оттого, что со мной происходит, но клянусь, я ни о чём не жалею.
Том выдохнул, почувствовав облегчение, высказавшись. Он и сам немножко прифигел оттого, какую пламенную речь смог толкнуть в критический момент, даже ни разу не заикнувшись, как это обычно бывало, когда нервничал. Закончив удивляться собственной смелости и изниоткуда взявшемуся ораторскому искусству, он обратил внимание на родителей мальчика, ожидая хоть какой-нибудь реакции. Но те, не шевелясь, невидящим взглядом уставились в поверхность стола и поджали губы. Билл вёл себя смирно и рассеянно чему-то улыбался, явно пребывая сейчас в какой-то своей отдельной реальности.
- Как давно это началось? – тихо начала женщина, не глядя на сына.
- Давно. Ещё до нашего переезда. Если ты думаешь, что Том первый парень, который привлёк меня в сексуальном плане, то это не так. Были и другие… Но ничего серьезного! – поспешил добавить брюнет, заметив, как его мать схватилась за сердце, услышав такое неоднозначное признание.
- Но разве девочки тебе совсем-совсем не нравятся?
- Прости, мама.
Она прикрыла глаза и кивнула.
- У вас шок, поэтому вы пытаетесь найти в этой ситуации лишь отрицательные стороны, но на самом деле, если успокоиться и подумать, всё не так страшно. Я прошёл через то же самое в своё время и знаю, что это такое.
- Ты не можешь понять, что я чувствую.
- У меня тоже есть мать, и однажды мне придётся рассказать ей. Не знаю, примет ли она меня таким, но… Мне бы этого очень хотелось.
- Вы ведь и дальше могли скрывать свои отношения ото всех. Почему решили рассказать именно сейчас, когда мы уезжаем в другую страну?
- Ну вот поэтому я и пришёл сюда. Не посоветовавшись с Биллом, возможно, это моя ошибка. Но решение было принято спонтанно, и моя задумка требовала мгновенного воплощения, потому как осмелиться на подобное было нелегко.
- Наш сын едет с нами во Францию, и я не понимаю, чего ты хочешь. Теперь у каждого из вас будет своя жизнь, свой путь.
- Но я не хочу в Париж! Почему вы вечно всё решаете за меня?! – снова начал кричать мальчишка, хватаясь за плечо парня обеими руками, словно за спасательный круг.
- Это не обсуждается! – в том же тоне грозно сказал мужчина, явно находящийся на грани терпения. Очевидно, отец был не склонен к рассуждениям и долгим переговорам, всегда говорил мало, но по существу. После такой реплики вся смелость Тома куда-то вдруг испарилась, но отступать было нельзя.
- Возможно, Билл смог бы остаться здесь.
- Что? – нахмурилась женщина. - Нет, нет, остаться мы не точно не можем. Здесь нас уже ничего не держит. Квартира продана, вещи упакованы, билеты на руках. Нас ждут в Париже, в одной из самых престижных клиник Франции, и…
- Вообще-то, - парень кашлянул в кулак, - я имею в виду одного Билла.
- В смысле? Что… Не поняла, о чём ты.
- Пусть останется здесь. Будет жить со мной, хотя бы пока не закончит этот учебный год, а там посмотрим. У меня хорошая квартира, о деньгах тоже можете не беспокоиться, к тому же, вы сами говорили, что Билл очень самостоятельный и легко сможет о себе позаботиться. И я всегда буду рядом! – речь Тома ускорялась по мере того, как женщина всё больше и больше округляла глаза и быстро мотала головой из стороны в сторону в знак отрицания, пребывая в ужасе от такого предложения.
- Замолчи! Какая наглость и неуважение! Это какого же ты обо мне мнения, молодой человек, если считаешь, что я, мать, оставлю своего единственного сына-подростка жить со взрослым малознакомым мужчиной!? Это уму непостижимо! - она резко встала из-за стола, облокачиваясь о поверхность ладонями. В её глазах отчётливо просматривались искры злости и гнева. Она была рассержена. Этот вопрос задел её за живое.
- Простите…
- Билл едет с нами. У него будет новая школа, новые друзья, увлечения. И я уверена, пара месяцев - и он забудет о тебе и обо всех тех глупостях, что успел натворить, и которым ты, наверняка, потакал.
Том чуть не свалился с края диванчика, когда мальчишка, услышав слова матери, не в состоянии больше сдерживаться, кинулся ему на шею, крепко обхватывая руками, отчаянно сжимая в кулаках его рубашку. Нервы сдали. Хрупкая фигурка затряслась в немых рыданиях.
Парень, забыв о запрете, прижал напряжённое тело к себе, осторожно гладя по голове и спине, надеясь хоть немного успокоить. Он и сам понял, мать непреклонна, надежды уже практически не осталось.
Пронаблюдав реакцию сына, у неё опустились руки. Она, закрыв глаза, медленно села обратно, неморгающим взглядом уставившись на стенку напротив. Отец лишь тяжело выдохнул и, облокотившись о локти, зарылся пальцами в волосы.
- Ну, что ты молчишь? – сдавленно прошептала женщина, всё так же смотря куда-то сквозь, очевидно, обращаясь к мужу. - Посмотри, что с ним происходит. Мы теряем сына.
- Ты ведь уже всё решила. Что тут добавить? Билл едет с нами.
Брюнет еле слышно заскулил и до синяков вцепился в парня, крепко жмуря глаза, надеясь хоть чуть-чуть заглушить все звуки. Он уже практически залез к нему на колени.
- Билл любит меня, а… я люблю его. И это единственное, с чем вы не сможете поспорить.
Подросток вдруг перестал плакать и как будто даже не дышал, замерев, раз за разом прокручивая эти слова в своей голове до бесконечности. Он услышал это. Он победил. Том сказал, признался, не побоялся. Билл до крови закусил губу, чтобы заново не разрыдаться, теперь уже от счастья.
- Как далеко вы уже зашли в своих отношениях? – осторожно поинтересовалась мать.
- Достаточно.
- Господи, за что мне всё это, - воскликнула женщина и откинулась на спинку стула, сложив руки перед лицом, словно в молитве. - Том, ты хороший парень, это видно. Ничего конкретно против тебя не имеем. Мы всё понимает и возможно даже верим в искренность твоих чувств по отношению к нашему сыну, но…И ты нас тоже пойми. Оставить его в такой дали одного… Мы знакомы достаточно давно, чтобы начать доверять тебе, но не настолько, чтобы со спокойной душой вручить жизнь Билла в твоё распоряжение. Это слишком большой риск для нас и слишком большая ответственность для тебя. Уверена, ты даже представить не можешь всех тех трудностей, с которыми тебе пришлось бы столкнуться. Билл хоть и старается казаться взрослым, но, по сути, ещё совсем ребёнок, за которым нужен постоянный присмотр. И скажу честно, я вздохну с облегчением, когда увезу его отсюда.
- Этот переезд ничего не изменит, кроме того, что нанесёт его ещё не до конца сформированной психике глубокую травму.
- Она будет гораздо глубже, если он останется.
- Поймите, Билл не станет встречаться с девочками. Одного вашего желания тут мало.
- Я просто хочу, чтобы мой сын был счастлив.
- Тогда спросите у него, что для этого нужно.
- Том, не провоцируй меня.
- Хочу, чтобы вы ещё раз хорошенько подумали, прежде чем совершить большую ошибку.
- А что если я права? Что если моя попытка спасти сына, тем самым дав ему шанс на нормальную жизнь, оправдается?
- Вы пытаетесь спасти только себя. Облегчить жизнь себе, не ему. Извините за грубость, но такая позиция довольно эгоистична для любящей матери.
Женщина гневно сверкнула глазами, сжав губы в тонкую линию, но промолчала.
- Решайте.
- Представь себе на моём месте. Ты бы отпустил своего сына, доверив его малознакомому человеку, который к тому же старше его на несколько лет?
- Не знаю. И вы правы, я могу только догадываться о том, как вам сейчас непросто, но уверен только в одном, Билла я просто так не отпущу.
- Ты мне угрожаешь?
- Пытаюсь сказать, что не шучу. Я не забавы ради пришёл к вам с повинной.
- И что ты предлагаешь?
- Хочу, чтобы мы нашли компромисс.
Повисла пауза.
Том зарылся носом в волосы мальчишки и прошептал что-то успокаивающе, а женщина пристально смотрела в глаза мужа, безмолвно переговариваясь с ним.
- Хорошо. Мне есть, что вам предложить. Но это единственный допустимый вариант. Если он не устроит, что ж – мне жаль.
- Мы слушаем, - Том сосредоточился и сжал талию брюнета сильнее.
- У меня будет одно условие – всё должно происходить у меня на виду. Я не желаю, чтобы вы прятались и что-то скрывали от меня, - она пристально взглянула в глаза парня и, не услышав пререканий, продолжила. - Ты сможешь приехать к нам, Том, но только через месяц, не раньше. А там видно будет.
- Что? Мама, нет! Так долго!
- Билл…
- Ты что, издеваешься над нами??
- Хочу проверить ваши чувства. Всё ли так серьёзно, как вы утверждаете, возможно, спустя недели ваш пыл уляжется, а от былой страсти не останется и следа, и тогда вы поймёте, что всё это было ошибкой.
- Слишком жестоко! Да я бы сбежал от вас через пару дней, а тут целый месяц!
- Билл, - парень несильно дёрнул его за руку, обращая на себя внимание, и с упрёком посмотрел на испуганные карие глаза. - Пойдём, поговорим.
- Но…
- Извините нас. Мы ненадолго, - и, подталкивая его в спину, отвёл в соседнюю комнату.
Женщине было хорошо видно, как Том пытается что-то объяснить её сыну, но тот, очевидно, ничего не желал слушать и эмоционально размахивал руками, обиженно надувая губы и периодически морщась. Они говорили громким шёпотом, поэтому до кухни долетали лишь отдельные слова.
- Скажи хоть, я правильно поступаю? – она перевела измученный взгляд на мужа. Тот пожал плечами и вздохнул.
- Нам остаётся только надеяться на положительный ответ. Ты ведь знаешь Билла, он не успокоиться, пока не добьется своего. Лучше немножко уступить сейчас и обойтись малыми потерями, чем отказать и потом мучиться угрызениями совести всю оставшуюся жизнь.
- Наш мальчик так зависим от него. Ты заметил, как он реагирует на каждое его слово? Будто… Я не знаю…
Снова посмотрев на них, она шокировано открыла рот, словно рыба, выброшенная на сушу, увидев, как Том нежно обхватил голову мальчишки руками и, сказав несколько слов прямо ему в губы, мягко поцеловал, после чего ободряюще улыбнулся и, взяв его за руку, словно маленького, повёл обратно на кухню.
Билл покорно стоял рядом, низко опустив голову, и бурчал себе под нос что-то непонятное, ковыряя замок на ремне джинс.
- Я согласен, - парень не смог скрыть радость. Ему стоило немалых усилий уговорить брюнета принять этот вариант и перестать возмущаться. Хотя, конечно, главным аргументом всё же оказался именно поцелуй. Он придвинул его ближе к себе и обнял за плечо, обращаясь к застывшим, словно статуи, родителям. - Мы согласны.
- Что ж… Так тому и быть. У вас пятнадцать минут. Прощайтесь.
- Любишь?
- Люблю.
- А если предам?
- Я прощу.
- А если уйду?
- Я с тобой.
- А если умру?
- За тобой...
- Зачем ты хороший?
- Не знаю...
- Как сильно ты любишь?
- До краю.
- До краю чего?
- Всё так сложно...
- Наверное, неба?
- Возможно...
- А можно вопрос?
- Да, конечно.
- Что значит любить?
- Жить бесконечно.
Улыбку дарить и тепло,
Любить лишь тебя одного...
(с) Arabella
Эпилог
«Странно, всегда думал, что в комнате у влюблённого человека должно висеть фото его любимого, но никак не самого себя»
Склонив голову на бок, словно филин, Том разглядывал снимок Билла, сделанный им в день, когда тот купил себе те самые «мужественные» трусики. Сейчас этот шедевр современной фотографии размером сорок на тридцать висел на стенке возле окна, весьма профессионально обработанный, хоть прямо сейчас на обложку модного журнала. Можно было подумать, что такое оформление комнаты акт крайней степени эгоизма и самолюбования, однако ж у всего этого, как не удивительно, была причина.
- Том, ты не видел моё портфолио?
- Нет. А что это?
- Я уже всю квартиру обыскал. Чёрт, Бруно меня прикончит!
Брюнет промчался мимо, оставив после себя шлейф тонкого запаха туалетной воды и, обведя помещение бешеными глазами, схватился за голову, издал какой-то истеричный стон и рухнул на колени, заглядывая под кровать.
- А в морозилке не смотрел? Шансы найти там папку примерно такие же, - парень беззвучно рассмеялся, для верности зажав рот рукой. Если мальчишка услышит, последствия будут разрушительными. Когда он зол, лучше вообще помалкивать и во всём с ним соглашаться, если жизнь дорога.
- Только и знаешь, что издеваться надо мной! Лучше бы помог.
Он слушал ворчание Билла, не вникая в суть слов. Поза, в которой тот находился, была куда интереснее его болтовни. Желудок сделал двойное сальто, а низ живота скрутило спазмом от неожиданно нахлынувшей волны томительного возбуждения. Парень незаметно подкрался сзади и голодным взглядом уставился на подростка, который всё ещё ползал на карачках, пытаясь отыскать мифическую папку.
- Я чувствую, что ты смотришь на меня! Даже не думай. Сейчас нет времени на воплощение твоих пошлых, извращённых фантазий. Ой!
Брюнет встал на ноги и, развернувшись, подпрыгнул на месте, но к носу столкнувшись с Томом, который ту же собственнически прижал его к себе за талию.
- Знаю, о чём ты думаешь, я могу читать твои мысли. Хотя, глядя на твои маньячные глаза, догадаться нетрудно. Том, ну, пусти, я опаздываю!
- Мир не рухнет, если ты постоишь спокойно хотя бы минуту и уделишь мне немного внимания.
- Но это важная съёмка!
- Важнее меня?
- Ну, Тоом, - захныкал мальчишка, то и дело ёрзая в его объятиях, пытаясь вырваться.
- Я уже ненавижу твоё агентство, и с каждым днём моё желание спалить эту контору, во главе с твоим фотографом-педофилом, всё усиливается.
- Знаешь, между прочим, ты сам виноват. Это не я показал личные снимки своего полуголого парня лучшему другу, и уж точно не я отправил их на кастинг в это самое агентство.
- О, перестань! Сколько можно объяснять, Гай случайно обнаружил их, когда работал на моём компьютере. А то, что он спи… украл эти фотки и отправил своему знакомому в это логово дьявола, то есть в офис, я не виноват! Не могу же я контролировать каждый его шаг.
- Ну, вот и не жалуйся теперь! – брюнет засопротивлялся с новой силой, возмущённо пыхтя, всячески демонстрируя своё недовольство.
- Да кто ж знал, что тебя это так заинтересует!
- Ой, а то ты прям сильно удивился, ага. Всё, пусти, нам надо было выйти ещё десять минут назад, а я до сих пор так и не нашёл эти чёртовы снимки!
- Билл, - он понизил голос и мягко улыбнулся, невесомо проводя подушечками пальцев по его щеке. Тот затих и застыл в немом удивлении.
- Что?
- Мы не виделись две недели. Я соскучился и надеялся, что это взаимно.
- Том…, - подросток стушевался и стыдливо опустил глаза в пол, неловко переминаясь с ноги на ногу.
- Не перебивай, - прошептал ему на ухо, слегка зажимая мочку губами. Он знал, как заставить мальчишку слушать. Реакция последовала незамедлительно. Тот прильнул к нему всем телом и заметно расслабился. - Понимаю, эта работа в модельном агентстве крайне важна для тебя, но ведь я тоже прилетаю сюда почти на каждые выходные не для того, чтобы часами просиживать в приёмной в ожидании, когда вы закончите. Мы с тобой и так редко видимся, а сейчас вообще неизвестно, когда смогу приехать в следующий раз, у меня сдача диплома на носу, выпускной, нужно будет искать работу. И честно говоря, я бы предпочёл использовать имеющееся у нас время с большей пользой. А выходит, что я приезжаю, в надежде, что меня встретят с радостью…Не перебивай, я же просил, - жестом прервал попытку брюнета что-то возразить. - А в итоге получается следующее: я чувствую себя пустым местом, человеком-невидимкой, которого никто не замечает, нежеланным гостем, который ни с того ни с сего припёрся, да ещё и имеет наглость требовать, чтобы ему уделили хоть капельку уважения и внимания. Хочу поцеловать тебя - ты не даёшься, обнять – вырываешься. Не говоря уже о чём-то большем, чего у нас, между прочим, не было уже чёрт знает сколько времени. Может, мне вообще не стоит приезжать, чтобы не напрягать и не раздражать тебя?
Билл скуксился и надул губы, так и застыв в одной позе. Хотелось просто взять и расплакаться от понимания того, что все, что сказал Том – правда. Мальчик ненавидел, когда он говорил с ним таким тоном. Вроде бы спокойно, без упрёка, но в то же время так, что появлялось ощущение, будто ты самая настоящая свинья. В эти моменты он чувствовал себя таким маленьким и глупым. Ребёнком, которого отчитывают и пытаются объяснить самые очевидные вещи.
- Прости. Том, правда, я…, - начал пальцами скрестись по его груди, пытаясь подобрать подходящие слова. - Не знаю, что на меня нашло. Мне действительно нравится этим заниматься, и я всегда жутко нервничаю, если что-то не получается или идёт не так, как было задумано. Но ты прав, моё поведение просто ужасно. Не хотел тебя обидеть, честно. Я очень тебя люблю и всегда жду. У меня в кошельке даже календарик лежит, в котором я зачёркиваю дни до твоего приезда. Показать?
- Не надо, я верю, - парень бесшумно рассмеялся и потрепал мальчишку по голове. – Эх, ты, чудик. Вот вечно ты так: сначала натворишь дел, а потом извиняешься.
- Я больше так не буду, обещаю!
- Будешь, - Том весело подмигнул. - Ведь это ты. Я полюбил этого Билла, и другого мне не надо.
Брюнет расплылся в довольной улыбке и, тонко пискнув, повис у него на шее.
- Спасибо.
- За что?
- Просто так. За то, что ты есть.
- Ладно, малявка, давай найдём твоё портфолио и помчимся прямиком в эпицентр цитадели лицемерия и разврата.
***
- Почему такси до сих пор не приехало? Я вызвал ещё полчаса назад!
Билл с самым гневным выражением лица, на которое только был способен, уперев руки в боки, стоял возле дома и смотрел по сторонам, нетерпеливо постукивая носком ботинка.
- Вызовем другое?
- На это уже нет времени. Давай на метро!
***
Толпа пассажиров загнала их в угол вагона, оттоптав все ноги и прижав брюнета к стеклу так резко, что тот сильно ударился головой. Тому, идущему следом, пришлось поставить руки от него по бокам, чтобы не придавить своим телом окончательно. Вроде бы народа было не так много, явно не час пик, но то ли парижский метрополитен отличался миниатюрностью по сравнению с берлинским, то ли он просто-напросто отвык пользоваться общественным транспортом.
- Я так давно не ездил на метро, - озвучил его мысли мальчишка, пользуясь неминуемой близостью, положив ладошки на его бёдра, ненавязчиво поглаживая.
- Та же фигня. С тех пор, как Гай купил машину, он даже в магазин на ней мотается, хотя тот находится в доме напротив, вот и меня везде возит. Больше, конечно, ради удовольствие, нежели по необходимости.
- Ну, это же Гай. Неужели его поступки тебя до сих пор удивляют?
- Не знаю, - рассеяно отозвался Том, пальцами захватывая прядь чёрных, словно тьма, слегка вьющихся волос, рассматривая и загадочно улыбаясь.
- Что? – уголки губ Билла тоже против воли поползли вверх.
- Жалко, что ты свои длинные волосы отрезал. Мне так нравилось.
- Это нужно для съёмки. Хочешь, потом снова отращу?
- Хочу, - оглядываясь по сторонам, незаметно забираясь рукой под его водолазку. - Буду таскать тебя за волосы, если слушаться не будешь.
- Ты и так это делаешь, - хихикнул брюнет, выгибаясь в спине, приблизив лицо к его уху. - Мне кажется, что после каждой нашей совместной ночи их количество значительно убавляется.
- Не дразни. Я же не железный.
- Ну, что ты на меня так смотришь? – не выдержал мальчишка после минутной паузы под пристальным изучающим взглядом.
- Ты повзрослел.
- Конечно, мне же уже целых шестнадцать с половиной!
Том тихо рассмеялся.
- Знаешь, кто так часто говорит? Дети, всеми силами старающиеся доказать, что они взрослые.
- Тебе не нравится, что я меняюсь?
- Это неизбежно. К тому же, пока перемены только внешние. Внутри ты всё такой же маленький, несмышлёный, капризный, избалованный мальчишка.
- Но ты любишь меня, - хитро прищурился брюнет, засовывая ладошки в задние карманы его джинс.
- И за что только – не понятно, - притворно тяжело вздохнул и заскользил руками вниз под тугой пояс узких брюк.
Билл прильнул к его груди, счастливо улыбаясь, и затих, обводя ленивым взглядом толпу. Его внимание привлекла компания парней-студентов, которая заняла все сидения средней секции и о чём-то живо переговаривалась, иногда косо посматривая куда-то в сторону, начиная громко хохотать.
- Том, смотри, - мальчишка пихнул парня локтём в бок, привлекая его внимание.
- А? Что?
- Ну, вот же, - аккуратно повернул его голову в нужном направлении.
Парень заметил мальчишку лет четырнадцати, который с грустью и тоской исподлобья наблюдал за парнями, задерживаясь взглядом лишь на одном из них.
- И?
- Тебе это ничего не напоминает? – Билл пялился уже в открытую, навострив уши, пытаясь услышать, о чём они разговаривают.
- А должно?
- Я словно попал в прошлое, почти на год назад. Только теперь вижу всё со стороны, словно кто-то записал на плёнку, а теперь решил показать.
Том нахмурился.
- Может, объяснишь?
- Только посмотри, это же я. А это - ты, - незаметно указал пальцем на блондина, сидящего посередине.
Парень переводил взгляд то на одного, то на другого, пока не увидел, как студент шуточно подмигнул мальчику, который тут же засмущался и сильно покраснел.
- Оо…, - теперь он понял, в чём дело. - Может, это просто его знакомый, или…
- Или сосед по дому, в которого он по уши влюблён? – грустно ухмыльнулся брюнет.
- Ну, не знаю. Мне кажется, всё совсем не так, как мы думаем.
- Как же ты не видишь. Посмотри на его глаза. Это глаза влюблённого человека, Том.
- А что если у него просто плохое настроение? – предположил парень, пожав плечами. Билл недовольно цокнул.
- Какой же ты всё-таки черствый и непробиваемый. Он мучается от своих чувств, которым уже, наверняка, и сам не рад, но ничего с этим поделать не может. Ловит каждый его случайный, пусть даже и сердитый, взгляд и дрожит, когда его рука ненароком дотрагивается до кожи, вызывая по всему телу волну мурашек. Засыпает и просыпается с мыслью о том, что он для него лишь пустое место, в надежде на то, что когда-нибудь он узнает его имя и всё изменится.
- У тебя слишком богатое воображение, знаешь?
Внезапно брюнет резко развернулся и обеими руками вцепился в его плечи, испуганно заглядывая в глаза.
- А что если бы у нас ничего не получилось? Что если бы тогда вы не затеяли тот дурацкий спор, если бы ты не пришёл ко мне просить прощения?
- Но случилось то, что случилось, так? Зачем думать о том, чего не было, и быть уже не может?
Но Билл, казалось, не слушал его, глядя куда-то сквозь.
- Я бы ни за что не решился подойти сам. Так и сидел бы один в своей комнате и плакал, день за днём подглядывая за тобой из окна, даже боясь мечтать о том, что ты когда-нибудь обратишь на меня внимание. А потом уехал бы сюда, так и не признавшись в своих чувствах, и больше никогда бы тебя не увидел… Боже, как же страшно, - шёпотом закончил мальчишка и закрыл лицо руками.
- Билл, ну не надо, ты чего? Ведь теперь всё страшное позади, верно? Мы вместе. Я рядом, - испугавшись слёз, схватил его в охапку и прижал к себе, успокаивающе гладя вдоль спины. Но мальчишка не плакал.
- Ты хоть представляешь вообще, как нам с тобой повезло?
- Может, повезёт и ему, - парень кивнул на мальчика, всё так же одиноко стоящего у дверей.
- Нет, не может, - поджав губы, он с тоской посмотрел на него и прикрыл глаза. - Нам выпал один шанс на миллион, Том. Это чудо, понимаешь? Такого в жизни просто не бывает. Мне до сих пор не верится, что всё это реально. Иногда вот смотрю на тебя и думаю, что всё это мираж. Что ты плод моего больного воображение, а на самом деле я всё там же, в Германии, лежу в своей комнате, заливая слезами подушку.
- Всё хорошо. Не думай об этом.
Мальчишка вновь встрепенулся.
- Том, ты прости меня, а. Правда. За сегодняшнее моё эгоистичное поведение, и вообще, за всё-всё-всё! Я тебя очень люблю! Не бросай меня никогда, пожалуйста!
- Господи, Билл, что ты такое вообще говоришь? Я не собираюсь…
- Я могу измениться, если хочешь. Быть каким угодно, ты только скажи, я всё сделаю! Хочешь, работу в агентстве брошу? Будем всегда-всегда вместе!
- Эй, эй, тише, - парень обхватил ладонями его лицо, большими пальцами еле прикасаясь к щекам, поглаживая и спокойно улыбаясь. - Я узнал тебя таким: маленьким, вредным, капризным и невероятно напористым созданием. Я люблю именно этого Билла и другого мне не надо, понимаешь? Очень хорошо, что у тебя появилось любимое дело, но ведь и отдыхать тоже надо, иначе ты быстро выдохнешься.
- И ты совсем-совсем не сердишься?
- Эх, ты, малявка моя сентиментальная, - он прижал его к себе за затылок, увидев, как глаза черноволосого начали поблёскивать от накопившейся влаги.
- Я не маленький.
- Ну да, ну да. Бу-бу-бу, - передразнил мальчишку, за что тут же и получил удар по коленке. - Ещё и драчун!
- Будешь знать, как обзываться! – насупился Билл, начав показательно вырываться, всем своим видом демонстрируя вселенскую обиду.
- Ой, ой, ой, какие мы колючие.
- Всё, отвали, скоро наша станция.
- Нет, вы только посмотрите не него! А ведь ещё минуту назад был самым покладистым ребёнком на земле.
- Я не ребёнок!
- А ещё обещал себя вести хорошо, не вредничать и не брыкаться, - напомнил ему парень, хитро улыбаясь.
Билл посмотрел на него испепеляющим взглядом и отвернулся, начав пробираться к выходу. Том следом за ним паровозиком, хватая за бёдра и щекоча его под рёбрами.
Двери открылись, выпуская толпу людей.
- Пусти, кому сказал?! Вот же пиявка! – всё ещё недовольно бурчал брюнет, буксируя на месте.
- Маленьким мальчикам нельзя ходить одним. Их могут украсть плохие дяденьки и сделать бо-бо!
- Аааа!!! Какая же ты сволочь!
Мальчишка выбежал наружу, размахивая руками и очень громко и некрасиво ругаясь на всю станцию.
Том вышел за ним и сложился пополам от хохота, выкрикивая ему в спину.
- Давай, ёжик, покажи мне свои иголочки!
На что в ответ получил весьма красноречивый жест и перекошенную от злости мордашку мальчика, от вида которой стало лишь ещё смешнее.
Он догнал его на ступеньках, подкрался сзади и, подхватив под ноги, закружил на руках. Билл сначала долго орал от испуга, потом начал истерично смеяться, бешено колотить парня в грудь кулаками, а затем, прижав его к стене, долго и страстно целовал у всех на виду, не замечая шокированных любопытных глаз мимо проходящих людей. Кто-то презрительно морщился, бурча под нос разные ругательства, кто-то издевательски посмеивался, предлагая снять номер в мотеле и не устраивать разврат в общественном месте, а кто-то просто смотрел и понимающе кивал, глядя на то, как эти двое любят другу друга, молча завидуя их счастью. Но никто даже не догадывался, что они его заслужили.
Остановите мир. У каждого он разный. Совокупность того, к чему мы привыкли и чему нас приучили с детства. Это наши принципы, мораль, внешние и внутренние правила, которым мы подчиняемся беспрекословно, рамки и границы, которые все так боятся переступать. Но если вам кажется, что вы живёте чужой жизнью, если вы потеряли в ней смысл – остановите свой мир. Замрите и не дышите, прислушайтесь, как бьётся ваше сердце. И возможно тогда вы почувствуете, как где-то недалеко, совсем близко, одинокими ударами стучит второе, такое же, точь-в-точь в такт вашему.
The end.
Бонус-стихотворение:
"В метро"
В метро, в одном вагоне,
Толпа шумных друзей
Придумала затею,
Чтоб ехать веселей.
Их "жертвой" стал подросток,
Что у окна стоял,
И Маркус-заводила
Приятелю кричал:
"Давай же, всё ведь просто!
Иди к нему быстрей!
Ты должен доказать нам,
Что этот мальчик-гей!"
"Отстаньте же, придурки!" -
Им Томас отвечал,
"К чертям такие шутки-
Я четкий натурал!"
Но Маркус не сдавался,
И спор он навязал,
А Томас согласился,
Чтоб только он отстал.
Едва открылись двери
На станции метро,
Как Тома прямо к Биллу
Волной людей снесло.
Казалось, что брюнету
Нет дела до него,
Едва начав беседу,
Глядел он вновь в окно.
Но Том не стал сдаваться,
И роль свою играл,
И нежными словами
Он сети расставлял.
От слов к активным жестам
Он быстро перешел,
Не зная, что подросток
Обнять весь мир готов.
Никто не мог представить,
Что в Тома Билл влюблен,
И что теперь он встречей
Как виски опьянен.
Про спор не забывая,
Том парня целовал,
И если б не толкучка,
От чувств бы Билл упал.
Всё тело как из ваты,
Ресницы чуть дрожат,
Объятья парня рядом
Желанней всех наград.
Казалось, что подросток
Попал в свои мечты,
Но друг о споре ляпнул,
Разрушив все мосты.
Признанье, что сорвалось
С невинных пухлых губ,
Как эхо Тому чудилось
Еще много минут.
Решив, что извиненья
Избавят от всех бед,
Пришел просить прощенья
С коробкою конфет.
Подросток был обижен,
И не хотел впускать,
Но под напором Тома
Не смог он устоять.
Минуты объяснений,
И слезы, и слова,
И Том целует Билла,
Касаясь губ едва.
Быть может, не приди он,
К подростку в этот день,
Билл не подумал бегать
За ним как будто тень.
Тот поцелуй в квартире
Решил судьбу двоих,
Принес им испытанья,
Проверку чувств своих.
И день за днем подросток
Плевав на грубый тон,
С упорством и терпеньем
К Тому приходит в дом.
И с каждым разом Томас
Стал чаще замечать,
Что Билл красив и нежен,
И не дает скучать.
Под руководством друга
Признался сам себе,
Что думает о мальчике
Он даже в своем сне.
И выезд на природу
Развеял страхов рой:
"Люблю тебя, хороший"
"Ты мой. Ты только мой".
Но счастье долгожданное
Как птица ускользнуло,
Кинжалами разлуки
По сердцу полоснуло.
Рассыпались вмиг пеплом,
Разбились все мечты,
Что оба парня в душах
Так долго берегли.
Пришла пора сомненья
Для Тома разрешить,
Понять души веленья
И страхи отпустить.
С родителями Билла
Вступил он в диалог,
Исход беседы этой
Представил эпилог.
Опять в метро, в вагоне,
Спустя так много дней
Другой подросток с грустью
Рассматривал парней.
И Биллу он напомнил
Тот день, когда судьба
Его столкнула с Томом
И шанс ему дала.
Том крепко обнял Билла,
Поцеловал в плечо,
Шепнул ему на ушко:
«Теперь всё хорошо».
(c) Arabella

Приложенные файлы

  • docx 11403251
    Размер файла: 337 kB Загрузок: 0

Добавить комментарий