Юринские святки

Юринские святки

Святки в сознании юринцев проходили весело и шумно. Развернутую картину их наблюдаем в рассказе Александры Ивановны Тимаковой:
«Как проводились Святки. Во время святок рядились, гадали, чудили. Рядились в цыган, марийцев, барыню и барина, в лошадей, в чучела».
(Записано в 1986 г. в с. Марьино Юринского р-на от Тимаковой Александры Ивановны, 1927 г.р.).

Однако в первую очередь юринцы ходили славить Рождество.

В сочельник, как правило, с обходными песенками типа:

«Доставайте пятачки:
Хозяин с хозяюшкой,
Открывайте сундучки,
Нам на орешки,
Вам для потешки»
(Записано в июле 1988 г. в п. Юркино Юринского р-на от Матвеевой Александры Дмитриевны, 1916 г.р.).

А вот утром Рождества ходили уже с церковными песнопениями. Иван Иванович Зорин вспоминал: «Мама подучивала меня, когда я был маленьким, ходить «служить Рождество». За что давали денежку. Славили в основном молитвами: «Рождество твоё, Христос Боже» (Записано в июле 1987 г. в с.Васильевское Юринского р-на от Зорина Ивана Ивановича, 1908 г.р.).
Анна Григорьевна Потанина также отметила, что славили, по преимуществу мальчики за небольшое вознаграждение:
«Мальчишки ходили по домам и говорили:
«Рождество твое,
Христе боже, нас,
Небо звездою
Служащею
Звездою чахуйся,
Господи, слава тебе!»
За это им давали хлеб, деньги».
(Записано в 1985 г. в п. Козиково Юринского р-на от Потаниной Анны Григорьевны, 1920 г.р.).


Самый полный текст рождественского тропаря записан от выдающегося знатока традиционной культуры Юринского района Ивана Васильевича Ракушина: «Ходили дети, славили Христа, им за это давали пряники, конфеты. Пока пряничек дадут, и напляшешься и споёшь не один раз. Мальчики, которые ходили славить, спевались, чтоб песня получилась в один голос:
Рождество твоё Христе Боже
Нашего имя и Христа разуме.
Небо звездой стучащее,
Доля учавуся,
Тебе кланяемся солнце правдой,
Тебе видно с высоты востока.
Господи, слава тебе.
Дева днеси не присущественного рождает
И Земля вертеля неприсущего приносит.
Ангелы с пастырем славословят.
Бог со звездою сию путешествуют,
Коли в городе родился,
Отроче младо превечный Бог
Христос рождается в словете,
Христос извеящий-те, Христос на Земле,
Вознеситеся, пойте господи
Вся земля и веселия,
И воспойте, люди, як прославился».
(Записано в 1985 г. в п. Козиково Юринского р-на от Ракушина Ивана Васильевича, 1905 г.р.).

Этот вариант отличается от самого Тропаря Рождества Христова. Тропарь праздника, глас 4:
«Рождество Твое, Христе Боже наш,
Возсия мирови свет разума:
В нем бо звездам служащии,
Звездою учахуся
Тебе кланятися Солнцу Правды,
И Тебе ведети с высоты востока:
Господи, слава Тебе.»


Известны и случаи обхода домов молодежью:
«Рождество справляли так: собирались три парня и две-три девушки, ходили по деревне и славили»
(Записано в июле 1987 г. в с.Васильевское Юринского р-на от Ракушиной Анны Васильевны, 1901 г.р.).

Популярным было ряженье. Рядились чаще всего цыганами, марийцами, солдатами, животными («зверями»), барином и барыней, покойниками и другими персонажами.
«В Святки рядились старостой, старостихой, цыганами, налоговыми агентами, барами. Ходили по домам и гадали. За это им давали угощения. Всё это приносили в беседку, где вскоре и съедали подарки совместно со всеми»
(Записано в 1987 г. в с.Васильевское от Горяновой Александры Григорьевны, 1931 г.р);
«Рядились цыганами, ведьмами. Ходили и собирали по дворам, кто что даст из продуктов. Заговаривали и ворожили. Вечером собирались в одном из домов и варили пельмени. Гуляли всей деревней
(Записано в 1985г. в п.Козиково Юринского р-на от Козловой К.Е., 1913 г.р.).

Сохранились описания некоторых «костюмов»:

«Барыня одевала пышные, разноцветные юбки и шляпку, украшенную лентами. Марийцами рядились во всё белое. У коня гриву и хвост делали из овчины, медведь надевал вывернутую наизнанку шубу. Ходили девки по жениховым маткам, пели и плясали. Их угощали чаем и мясом. Ходили они нежданно»
( Записано в 1986 г. в с.Марьино Юринского р-на от Марии Андреевны Удаловой, 1925 г.р.);

«Покойника рядили так: надевали белые кальсоны и белую рубашку, на ноги – лапти. На голову надевали белую скатерть – столешник»
(Записано в июле 1988 г. в п.Юркино Юринского р-на от Хлющовой Таисии Павловны, 1910 г.р.);

«Рядились цыганами, барыней с барином, одевали цветные юбки. Одежда барина: вышитая рубашка, золотой пояс с нитями, штаны, шляпка. Цыгане ходили по домам, гадали на картах. В фартук складывали подарки за гадание (лук, мука, мясо). Денег не брали. Основная пища – пельмени. Если хозяева выполняли – молча уходили»
(Записано в 1986 г. от Натальи Яковлевны Удаловой, 1914 г.р.);

«На Святки рядилась мальчишкой. Одежда: рубашка – косоворотка, штаны, поясок с кисточками»
(Записано в 1986 г. от Ольги Павловны Басовой, 1908 г.р.);


«На Святки наряжались попами. Заходили в дома, пели настоящие молитвы, кадили пустым кадилом. «Марийками» - обязательно с утиральниками (полотенцами)»
(Записано в 1987 году в с.Васильевское Юринского р-на от Медведевой Евдокии Степановны 1913 г.р., Васильевское и от Красильниковой Зинаиды Степановны, 1931 г.р.);

«На Святки девушки рядились сербияночкой. Румянили щёчки. Мужики – покойниками. Одевали всё белое, брали в руки две палки, как щипцы, ходили к молодожёнам. Грозились ущипнуть, если не дадут выпить»
(Записано в 1988 г. от Минеевой Нины Александровны, 1927 г.р.);

«На святки лицо закрывали, чтобы не узнали. Надевали новое. Шубы и шапки выворачивали. Ходили в разные деревни. Говорили: «Пусти душеньку погреть!» Рядились и цыганкой, и офицером, и покойником (ходили во всём белом) .
(Записано в 1984 г. в д.Поляны Юринского р-на от Большовой А.М., 1914 г.р.).

Сохранились уникальные свидетельства об игровом поведении ряженых:

«На святки рядились молодые девушки (штаны, сатиновая красная рубаха) мальчишками, кроме того, барынями (шляпы с лентами), цыганами. Садились на сани и ехали в близлежащие деревни (Козловец, Кульково). В специально отведённой избе (вносили деньги), делали общий стол, пели, плясали. Ряженые цыганками просили под окнами (то, что подавали, тоже приносили для общего угощения). Иногда одну девушку рядили чучелом (одевали старые одежды, «шобоное»), просили для неё под окнами. Анна Ивановна слышала, что в некоторых деревнях «хоронили святки»
(Записано в 1987 г. в с.Васильевское Юринского р-на от Смирновой Анны Ивановны, 1912 г.р.);

«В Святки наряжали живого человека покойником, клали его на лавку, он сначала «дрожал», а потом, через определённое время «умирал». Приходили наряженные поп и дьячок. Поп спрашивал дьякона: «Дьякон, дьякон, куда корову спрятал?», а дьякон: «Поп, я её припрятал, потом делить будем»
(Записано в 1985г. от Козловой К.Е., 1913 г.р.);

«На Святки рядили покойников. Вносили покойника на девичник. Клали на середину избы. За «покойником» шёл поп. Он нёс в руке глиняный рукомойник и им махал, как кадилом. Над покойником шуточно выли, а потом все смеялись и «покойник» убегал»
(Записано в июле 1988 г. в п.Юркино Юринского р-на от Хлющовой Таисии Павловны, 1910 г.р.);

«На Святки разыгрывали игру в покойника. Ещё живого «покойника» жена уговаривала не умирать. А муж – «покойник» назло ей отвечает: «Умру». И умирает. Его начинают рядить в смертную одежду и думают: во что снарядить. Раз он был рыбаком, то его решают снарядить в сетку и ботник (маленькая лодочка). Его снаряжали, а жена по нему выла: «Как я буду без тебя? Да на кого ты меня покинул? Да куда же ты собрался?» А покойник отвечал: «Куда, куда! На рыбалку!»
( Записано в июле 1988 г. в п.Юркино Юринского р-на от Хлющовой Таисии Павловны, 1910 г.р.);

Мария Михайловна описала очень любопытную святочную игру: в д.Подгорная «хоронили святки», делали чучело из соломы, клали его в гроб, носили по деревне, служили шуточную панихиду: « Господи помилуй, господи помилуй, дядину кобылу; дядина кобыла сдохла у забора. Удивительно!» Бабы при этом выли, звонили в колокол. Иногда вместо чучела в гроб клали живого человека, с ним проделывали действия, описанные выше.
В Святки рядились барами, цыганами, марийцами, татарами. Ходили из дома в дом, приговаривали:
-Есть ли у вас крючки, повесить наши пиджаки?
-Есть ли у вас полати, положить наши халаты?
Если хозяева отвечали удовлетворительно, усаживались за стол, ели, пили, пели песни.
(Записано в 1986 г. в с. Марьино Юринского р-на от Смирновой Марии Михайловны, 1908 г.р.);

«На Святки наряжались большим барином и большой барышней. Барин заходил в дом и говорил: «Насилу, маменька, ногу переволок». Затем барин начинал плясать. По ходу танца поймает какую-нибудь девушку, поцелует её, затем выходит обиженная барыня в сени. За ней выходит кто-то из участников. Её уговаривают вернуться, она отказывается и говорит: «Мой папаша закон преступил, деревенскую девушку поцеловал». Затем выходит барин и уговаривает её вернуться в дом. Она отказывается, он просит прощения. Все возвращаются в дом, начинаются пляски»
(Записано в 1986 г. в с.Марьино Юринского р-на от Костровой Раисы Константиновны, 1809 г.р.);

«На Святки ходили обычно в другую деревню. Наряжались боярами. Одевали длинные, широкие юбки и кофты (штаны, если наряжались барином). Ряженые заходят в дом, танцуют, поют, потом начинают играть – выбирают большого барина и большую барыню. Большой барин остаётся в комнате, барыню прячет подружка, а остальные – «оспада», - идут искать барыню. Не находят, приходят к барину и говорят: «Дорогой папинька, не идёт наша мамашенька!». Говорит наша мамашенька: «Придёт, коли (если за ней – У.Б.) папинька». Барин выходит и вместе с барыней идёт в комнату. Барин запевает, и все поют: «Весел я, весел в севодняшний вечер! Почему весел – свою барыню нашёл!»
(Записано в 1987 г. в с.Васильевское Юринского р-на от Калининой Александры Семёновны, 1917 г.р).

«На святки рядились боярами (надевали всё лучшее), брали гармонь, ходили из села в село с песнями. Мария Александровна рядилась «большой барыней». Заходили в дома. Хозяева подавали по рюмочке вина. Рядились также цыганами, покойниками. Иногда «покойник» ложился на землю, его заносили в дом, разыгрывались сценки (Мария Александровна говорит так: «чудили», не считая нужным воспроизводить текст диалогов – из комментария собирателей). Ходили под окна просить угощенья (термин колядование Марии Александровне ничего не говорит – из комментария собирателей), приговаривали:
- Подай, матушка, подай. Не скупись, подай! Просили обычно мяса. Складывали его в общий котёл, варили и съедали на посиделках»
(Записано в 1985 г. в п.Козиково Юринского р-на от Глунцовой Марии Александровны, 1911 г.р.);

«В Святки рядились лошадьми, татарами, «черемисами», саешниками (продавцами саек), цыганами, боярами, торговцами. Торговцы ходили с криком:
«Булавки, наколки,
Помада, духи,
Подходи, кому надо!»
Переодетые лошадьми парни хлестали девушек по пяткам и спине. Ряженые ходили по домам и спрашивали у хозяев хлеб, мясо, крупу, сметану и т.д. из продуктов готовили «стол» в откупленном у хозяев доме.
Святочная игра – один больной, другой врач. Врач лечит больного, операцию делает. Больной выздоравливает – вскакивает. Делали это в каждом доме»
(Записано в 1988 г. в п.Юркино Юринского р-на от Комаровой З.И., 1916 г.р.);


Встречаются и описания святочных вечерок:

«Посиделки проводились каждый день, кроме воскресенья. На них танцевали, а <потом> катались на горе»
( Записано в 1984 г. в д.Горный Шумец Юринского р-на от Брычковой Евдокии Александровны, 1917 г.р.);
«На Святки собирались девушки на посиделки, приходили парни. Два парня рядились лошадью и плясали под гармонь»
(Записано в июле 1988 г. в п.Юркино Юринского р-на от Хлющовой Таисии Павловны, 1910 г.р.).

Отмечен в сознании исполнителе и особый характер святочных вечерок

«В беседки к нам часто приходили парни, хватали любую девушку и шли с нею на мост, где расстилали постель и ложились в неё»
(Записано в июле 1987 г. в с.Васильевское Юринского р-на от Горяновой Анны Ивановны, 1903 г.р.).

Единичный характер носят свидетельства о ритуальных бесчинствах:

«На Святки чудили. Например, приезжали рабочие люди в посёлок на санях, девушки эти сани прятали или спускали с горы»
(Записано в июле 1988 г. в п.Юркино Юринского р-на от Хлющовой Таисии Павловны, 1910 г.р.).


15

Приложенные файлы

  • doc 11252656
    Размер файла: 52 kB Загрузок: 0

Добавить комментарий