5_GPsi


Чтобы посмотреть этот PDF файл с форматированием и разметкой, скачайте его и откройте на своем компьютере.


1


© ПатологиЯ
-

сайт о познании феномена личности






2


© ПатологиЯ
-

сайт о познании феномена личности

Программа обновление гуманитарного образования в России





В.И. ГИНЕЦИНСКИЙ

Предмет психологии: дидактический аспект



Пособие для преподователей





Москва. Издательская корпорация
«Логос». 1994

ББК88.5 Г49





Рецензенты:

Действительный член Российской Академии образования, д
-
р пси

хол. наук профессор
В.В.Давыдов, гл. ученый секретарь Российской Академии наук, д
-
р психол. наук
профессор Н.Н.Нечаев





Данное издание представляет соб
ой авторскую работу, вошедшую в число победителей в
открытом конкурсе "Гуманитарное образование в высшей школе", который проводится
Государственным комитетом РФ по высшему образованию и Международным фондом
"Культурная инициатива". Конкурс является составн
ой частью программы "Обновление
гуманитарного образования в России". Спонсор программы


известный американский
предприниматель и общественный деятель Джордж Сорос.





Стратегический комитет программы:






Владимир Кинелев;






Владимир Шадриков;






Валерий Меськов;






Теодор Шанин;






Дэн Дэвидсон;






Елена Карпухина



ISBN 5

85998

374

3 © Гинецинский В.И., 1994 г.


Замечание от редактора верстки: нумерация страниц и форматирование текста не
совпадают с оригиналом.



3


© ПатологиЯ
-

сайт о познании феномена личности

ПРЕДИСЛОВИЕ



Центральной темой данной работы является тема систематизации психологических
знаний. Однако сама она не содержит ни системы психологического знания (не является
учебником психологии), ни систематического изложения антропогогических технологий,
ориентирован
ных на формирование когнитивных структур; базирующихся на
психологических знаниях (не является учебником по методике преподавания психологии).
В ней лишь обсуждается ряд фундаментальных проблем психологии, существенных с
точки зрения методики ее преподаван
ия, и предлагается их определенная трактовка с
позиции раскрытия образовательных возможностей психологического знания.


Содержание книги выкристаллизовалось в ходе занятий по методике преподавания
психологии, которыми автор руководил в течение ряда дет на

факультете психологии
Ленинградского университета. С одной стороны, эти занятия, и в этом повинен только сам
автор, не приносили особого удовлетворения ни их ведущему, ни, надо полагать,
студентам. С другой, уже объективной, стороны, они каждый раз свидет
ельствовали и о
несомненной значимости соответствующей проблематики, и о ее неразработанности.
Книга представляет собой попытку еще раз разобраться в проблемах методики
преподавания психологии, привлечь внимание к их разработке.


Среди исходных пунктов по
зиции, изложенной в данной книге, автору с самого начала
представляется важным отметить следующее.


1.

В процессе преподавания психологии целесообразно более последовательно, чем это
делалось до настоящего времени, дифференцировать научную и дидактическую

проблематику психологии. Если для психологии как науки по крайней мере одной из
центральных является проблема происхождения психики, порождения психического и
непсихического, то для целей обучения более приемлема феноменологически

описательная точка зрени
я изначальной данности психического: психическая реальность
существует, а психология занимается ее изучением.


Психология как наука представляет собой необозримое множество фактов, проблем,
сюжетов, подходов... В данном случае, предпринимая попытку охарак
теризовать
психологию в качестве учебной дисциплины, мы фактически ограничиваем себя
намерением ответить на вопросы: "Что есть предмет психологии? Каковы свойства
психической реальности?" Но и ответ на эти вопросы дается не в проблемно
артикулированной мод
альности, а скорее в догматическом освещении, правомерность
которого подтверждена не специальным исследованием, а опытом работы.


Образовательное значение психологии в том, что без соответствующих знаний
невозможна адекватная ориентация в действительности
, понимание человеком его места в
мире, понимание самого универсума, существенным компонентом которого является
психическое.


2.

Психология есть исторически развивающаяся система знаний. Для овладения ими
необходимо воспроизвести в индивидуальном сознании
, своем собственном и каждого из
учащихся, те ходы мысли, которые явились результатом совокупных усилий
предшествующих поколений, направленных на познание психической реальности, и
которые в наиболее яркой форме демонстрируют выдающиеся произведения
психол
огической литературы. Ведущими в этом смысле принципами для методики
преподавания психологии являются принципы единства исторического и логического,
единства содержания общественного и индивидуального сознания.


3.

В процессе преподавания психологии следу
ет уделить специальное внимание
освоению учащимися понятийно

терминологического аппарата психологии.
Магистральной с точки зрения решения этой задачи в многообразии психологических
направлений является та линия развития, которая связана С разработкой пробл
ематики
психологии сознания.

Психологически нагруженные понятия составляют существенную часть языка нашего


4


© ПатологиЯ
-

сайт о познании феномена личности

повседневного общения, и потому их анализ может выступать в качестве отправного
пункта в прослеживании тех уточнений, которые вносит в их содержание

развитие
научно

психологических исследований.


4.

Психические явления известны каждому по его повседневному опыту (мы видим не
только объекты реального мира, но и сновидения; мы владеем знаниями о существовании
не только вещей, но и чувств, выражающих на
ше к ним отношение, и т.д.). В процессе
преподавания психологии важно выработать видение их сущности через обнаружение
единства их многообразия с помощью привлечения процедур, выкристаллизовывавшихся
в рамках научно

исследовательской практики.

Эти положен
ия в значительной мере предопределили и композицию пособия, и характер
произведенного отбора представленного в нем материала.


5.

В настоящее время при обсуждении вопросов методики преподавания психологии
доминирует тенденция ограничивать их кругом вопрос
ов дидактической технологии в их
прикладном, инструктивно

рецептурном аспекте. Автору же хотелось бы привлечь
внимание к методологическим основам преподавания психологии, при обращении к
которым обнаруживается единство предмета психологии и многообразия ст
ратегий
формирования когнитивных структур учебно

познавательной деятельности.






































5


© ПатологиЯ
-

сайт о познании феномена личности

1. ИСТОРИКО

ДИДАКТИЧЕСКОЕ ВВЕДЕНИЕ


Неотъемлемой стороной развития и функционирования общества является
реализующийся в нем образовательно

воспитательный процесс. В его рамках происходит
социализация человека; освоение им накопленной в обществе культуры, формирование
спектра социальных ролей

и функций, интернационализация ценностей и социальных
позиций; стимулирование развития и накопление потенциалов его духовно

нравственного
и профессионального творчества; формирование его как индивида, личности, субъекта,
индивидуальности. В соответствии с

изменением масштабов антропогогаческого
воздействия и тем самым его субъектов можно разграничить следующие уровни
реализации образовательно

воспитательного прогресса:

социетарный



воспитательно

образовательный процесс реализуется как процесс
трансляции
от поколения к поколению накапливаемой в обществе культуры; субъектом
воспитательного воздействия по отношению к каждому человеку выступает общество, в
котором он живет;

институциональный



воспитательно

образовательный процесс реализуется как процесс
фун
кционирования и эволюции учебных заведений различных типов, объединяемых в
рамках этнических, государственных, конфессиональных систем образования, он
дифференцируется в зависимости от используемых принципов формирования
контингентов учащихся и преподавате
лей

воспитателей; субъектом выступает
соответствующая социальная группа или институт через деятельность формируемых ими
контингентов воспитателей;

социально

психологический неинституциализированный



воспитание реализуется
через влияние микросоциального о
кружения на поведение отдельного человека;
субъектом выступают различного рода неформальные социальные общности, членом
которых оказывается данный человек;

интерперсональный



воспитание осуществляется в формах межличностного
взаимодействия; субъектом ока
зывается конкретный человек, занимающийся
воспитанием как профессиональной деятельностью или принявший на себя эту роль в
силу жизненных обстоятельств;

интраперсональный, внутриличностный



воспитание реализуется как
самовоспитание, субъектом выступает са
м человек по отношению к самому себе.


Относительная автономность образовательно

воспитательной сферы по отношению к
производственной, политической и другим сферам жизни общества, своеобразие
действующих в ней тенденций и взаимосвязей позволяет ввести по
аналогии с понятием
биоценоза и наряду с представлениями об экоценозе и политоценозе представление об
эдукоценозе. Введение этого термина имеет целью подчеркнуть, что в рамках
образовательной сферы существует некий баланс и направленное развитие системно
с
вязанных между собой параметров, характеризующих уровень и тип ее
функционирования (структура образованности населения, число учащихся в различных
учебных заведениях, многообразие типов учебных заведений и характер предоставляемых
ими образовательных услуг
, число лиц, занятых преподавательской, управленческой,
консультационной, обслуживающей, исследовательской деятельностью, стоимость
отдельных образовательных программ и проектов и т.д.).


Поскольку образовательно

воспитательный процесс в целом представляе
тся как процесс
передачи от одних поколений другим накопленной в обществе культуры и поскольку он
реализуется на нескольких иерархически связанных между собой уровнях, требуется
рассмотреть, каким образом осуществляется проекция культуры в сферу образовани
я,
каким образом сфера образования оказывает обратное воздействие на культуру в целом, в
каких формах результаты проекции культуры представлены на различных уровнях
эдукоценоза, выделить преемственные линии в его развитии.


Общие закономерности историческ
ого развития образовательно

воспитательного


6


© ПатологиЯ
-

сайт о познании феномена личности

процесса специфическим образом преломляются и конкретизируются в развитии
отдельных отраслей знания. Область нашего интереса


психология. Поэтому наша задача
состоит в том, чтобы, ограничив себя сферой психологич
еского знания, вместе с тем при
характеристике отдельных образовательных проектов, сформировавшихся на базе
психологии, продемонстрировать, как через них получают воплощение и общие
тенденции, и уникальные моменты, конституирующие своеобразие их места в
ис
торическом развертывании процесса психологического образования.


В трех параграфах настоящей главы, содержательное различие между которыми
соответствует разнице в категориях "психология как учебный предмет", "учебный
предмет", "психологическое задание", о
бозначена основная проблематика, подлежащая
рассмотрению в рамках курса методики преподавания психологии.












































7


© ПатологиЯ
-

сайт о познании феномена личности

1.1. РЕТРОСПЕКТИВА ДИСЦИПЛИНАРНОГО ОБРАЗА ПСИХОЛОГИИ
СОЗНАНИЯ


Характеристика исторического процесса возникновения и последующего развития тех или
иных форм культуры предполагает эксплицитное или имплицитное использование
теоретических схем, выработанных на основе осмысления этих форм в уже развитом
состоянии, и после
дующего наложения выработанной таким образом объяснительной
модели на эмпирический материал. При этом, конечно, есть опасность модернизации
имевших место в прошлом феноменов, когда новейшая форма рассматривает предыдущие
как ступени к самой себе. Но другог
о пути все равно, по

видимому, нет, и потому
требуется лишь известная осторожность и воздержание от злоупотребления оценочными
характеристиками, когда предшествующее непременно трактуется как более примитивное
и менее совершенное.


В данном случае мы расс
матриваем учебную дисциплину как синтез двоякого рода
знаний: об определенного рода действительности (предметное знание) и о том, как может
(должна) быть организована познавательная деятельность по усвоению знаний первого
рода (дидактическое знание). В наш
у задачу не входит реализация данного подхода в
отношении психологии во всем ее объеме и рассмотрение эволюции психологии как
учебной дисциплины сколько

нибудь подробно. Выделим в этом сложном и запутанном
процессе узловые пункты, связанные с разработкой п
сихологии сознания, внесшей
определяющий вклад в развитие понятийно

терминологического аппарата всей
психологии. При этом мы сделаем акцент на характеристиках композиции произведений и
некоторых учебников психологии, сыгравших выдающуюся роль в развитии
пс
ихологического образования.


Выделяемую линию развития можно обозначить именами Аристотеля (384


322),
Декарта (1592


1650), Спинозы (1632


1677), Локка (1632


1704), Гегеля (1670


1831),
В.Вундта (1832


1920), Г.И.Челпанова (1862


1936) и С.Л.Руби
нштейна (1889


1960).
Сразу же, конечно, может быть поставлен вопрос о том, насколько предложенный выбор
обоснован. Автор не имеет убедительного и краткого ответа на него. Попытка развернуть
требуемую аргументацию увела бы работу далеко в сторону от ее ос
новного русла.
Поэтому ограничимся лишь ссылкой на то, что образовательные программы,
разработанные этими психологами, являются достаточно авторитетными и упоминаются
практически в каждом пособии, входящем в массив современной отечественной учебной
литерат
уры по общей психологии.





















8


© ПатологиЯ
-

сайт о познании феномена личности

1.1.1. АРИСТОТЕЛЬ


Отправным и ключевым пунктом развития европейского психологического образования
является трактат Аристотеля "О душе". Античная культура в целом характеризуется как
культура, которая "в большей
степени опирается на звучащую, а не на письменную речь.
Этот изустный характер греческого мышления в философской литературе проявился,
например, в распространенности диалога как способа изложения философских идей"
(Я,Хинтикка). Платон в "Федре" называет пр
остодушными тех, кто рассчитывает
запечатлеть свое искусство в письменах, черпает знание из рукописей и ставит выше всего
записанную речь. Однако, если иметь в виду тенденции развития греческой мысли, их
можно интерпретировать все

таки именно как переход о
т синтагм к системам,
раскрывающим архитектонику бытия.

Синтагма и система в данном случае


наименования двух разных способов организации
духовно

когнитивных феноменов. Для синтагмы характерно то, что когнитивные
феномены возникают и существуют в ней как

в жизненной ситуации общения, где
мышление есть мышление

в

мире, в некоторой жизнецелостности, в потоке
чередующихся ситуаций, где мудрость


это философствование внутри жизни,
принципиально не замкнутое и не отлагающееся в мыслительных конструкциях, где
познание непосредственно жизненное, духовно

практическое действование,
проясняющее, реализующее и выражающее внутреннюю целостность человека, но не
вычленяющееся из нее. Система же представляет собой такой способ организации
духовной жизни и ее результатов
, при котором когнитивные феномены рассматриваются
как самозаконные формы деятельности человека, знание осознает себя в своем
противостоянии жизненной повседневности, потоку сознания, личному опыту.
Возникновение идеи системности знания предполагает отстра
нение от жизненной
ситуации общения, переход к иному способу отношения к миру


к мышлению

о

мире,
вычленение форм знания из когнитивных актов и потока сознания, проведение дистанции
между объектом и субъектом.


Теоретическое отношение к действительности
(как материальной, так и идеальной),
возникшее именно в античности, неразрывно связано с умозрением порядка,
организованности, целостности и закономерности и мира (идея космоса), и человека (идея
характера), и знания (идея эйдосов). Этот тип отношения к де
йствительности
предполагает опосредствованное, объективированное отношение к миру, рефлексивный
подход к человеку, результатам и актам познания (Огурцов А.П. Дисциплинарная
структура науки: Ее генезис и обоснование. М.: Наука, 1988). На завершающих стадиях

античной культуры диалог как форма коммуникации и существования знания
перемещается на ее периферию. Сам же диалог все более подчиняется дидактическим
целям. Из беседы и полемики двух равноправных сознаний он превращается в беседу
учителя с учеником, в не
м нарастают мотивы назидательности, основывающейся на
уверенности в созерцании завершенного целого, на обладании превосходящим
интеллектуальным потенциалом, он монологизируется. В эллинистической культуре
получает развитие стремление к онографическому разв
ертыванию предмета рассмотрения


трактату.


Ко времени деятельности Аристотеля в античной культуре уже обозначился именно этот
существенный сдвиг в семиотических формах культуры. Ее ядром становится письменная
фиксация сообщения, а не беседа. Аристотель
и был тем ученым, который отдавал
приоритет стилистике письменного выражения, монологического развертывания своей
позиции. Но вместе с тем в текстах, создаваемых в Ликее, сильны мотивы поиска
дидактически целесообразной формы, ориентированности именно на т
акую форму
композиции изложения. Сам Аристотель подчеркивает возможность двух способов
организации знания. Знание может быть построено в соответствии с логикой
аподиктического, т.е. всеобщего и необходимого знания.



9


© ПатологиЯ
-

сайт о познании феномена личности


Однако для человека, изучающего науку в

такой форме, оно может оказаться
малопригодным. Здесь более уместно следование диалектической логике вероятного
знания. Вероятная, или диалектическая логика анализирует не то, что существует на
самом деле, и не то, что соответствует нормам аподиктического

знания, а лишь то, что
претендует на правдоподобие. Диалектическая логика предстает у Аристотеля в качестве
учения о методах вывода правдоподобных положений, способа защиты собственной
позиции и опровержения точек зрения своих оппонентов (реальных или воо
бражаемых).
Этот способ основывается не на аподиктически необходимых посылках, а на мнениях,
принимаемых в качестве наиболее вероятных в силу авторитетности источника.
Следование та
ким путем вместе с тем подводит

к сфере всеобщего аподиктически
достоверног
о знания. Диалектическая логика отлична также, по Аристотелю, и от логики
софистической, или эристики. Эвристические умозаключения представляют собой
аргументацию, проводимую лишь в целях достижения победы в споре


все равно, прав
или нет спорящий с его с
обственной внутренне исповедуемой им точкой зрения.


Для аристотелевской концепции науки в целом существен феномен обучаемости.
Научное знание таково, что ему можно научить, выучиться. Он не только определяет
науку как приобретенную способность души к док
азательствам, но и вычленяет
некоторые исходные начала


первичный компонент знания, на наличии которого
основывается сама возможность обучения. Знать для Аристотеля означает знать
первичные причины, или элементы вещи, всякое научное знание есть знание об
общем,
эпистема о единичном невозможна. Высшие принципы (архе) научно

философского
знания недоказуемы и познаются непосредственно интеллектуальной интуицией (нус)
либо путем индукции (апогеге). Основополагающее значение имеют оппозиции
"общее/единичное" и
"первичное/вторичное": единичное (как более близкое к
чувственной влеченности) первично для нас, но вторично по природе; общее (причины и
начала) вторично для нас, но первично по природе. Знание универсалий, наиболее общих
понятий, не врожденно, оно лишь п
остепенно усматривается (как в онто


, так и
филогенезе) через ступени познания: ощущение


память


опыт (эмпирия)


наука.


По «телеологическому критерию в учении Аристотеля может быть выделено три раздела:
теоретическая философия, цель которой


знание

ради знания, практическая, цель которой


знание деятельности, пойетическая (творческая), цель которой


знание ради творчества.
В рамках теоретической философии в свою очередь выделяются философия природы, ее
предмет


то, что существует отдельно, необхо
димо и движется (субстанциально),
философия математики, ее предмет


то, что необходимо, абстрактно и неподвижно
(несубстанциально, не существует отдельно), теологическая философия, ее предмет


то,
что необходимо, неподвижно и существует отдельно. К практ
ической философии
относятся этика и политика, к пойетической


риторика и поэтика. Логика


не
самостоятельная наука, а пропедевтика ко всему комплексу наук. Если поставить вопрос о
том, где место психологии в этой системе, то ответ на него можно найти у с
амого
Аристотеля в начале его трактата "О душе". Здесь он пишет: "Признавая познание делом
прекрасным и достойным, но ставя одно знание выше другого либо по степени
совершенства, либо по тому, что оно знание о более возвышенном и удивительном, было
бы прав
ильно по той и другой причине отвести исследованию о душе одно из первых
мест. Думается, что познание души много способствует познанию всякой истины,
особенно же познанию природы. Ведь душа есть как бы начало живых существ. Так вот,
мы хотим исследовать и
познать ее природу и сущность, затем ее проявления, из которых
одни, надо полагать, составляют ее собственное достояние, другие же присущи


через
посредство души


и живым существам" (Аристотель. Соч. в 4

х томах. T.l. М.: Мысль,
1975. С. 371).


Трактат
"О душе" состоит из трех книг: I (5 глав), II (12 глав) и III (13 глав), написанных в
разное время: третья относится к первому афинскому периоду жизни философа, две
первые


ко второму. Впервые на русский язык трактат был переведен В.Снегиревым и


10


© ПатологиЯ
-

сайт о познании феномена личности

издан в 1
885 г. в Казани. Принимая во внимание соотносительное распределение
материала, можно сказать, что первая книга в основном посвящена систематизации
высказанных до Аристотеля мнений о душе, одновременно в ней очерчивается круг
вопросов, которые должны быть о
свещены при исследовании природы рассматриваемого
предмета. Во второй центральное место занимает обзор сведений, касающихся ощущений,
в третьей дается характеристика мышления. Философско

методологический пафос
аристотелевского учения о душе заключается в в
ыработанном им понимании души как
энтелехии тела, как способе организации жизнедеятельности живых существ. Душа в его
изображении представлена не как сущность, способная к самостоятельному наряду с
телом существованию, а как продукт активности организма, н
о качественно отличный от
него, внутри себя структурно расчлененный на уровни (ощущение


мышление), в разной
степени зависимые от характера функционирования организма.


Укажем вместе с тем хотя бы некоторые причины, которые дают основание
рассматривать т
рактат "О душе", несмотря на очевидные трудности его восприятия, и как
конспект учебного компендиума, а в ряде случаев и как текст, непосредственно
адресуемый обучаемым.

1.

В трактате изложена центральная часть (даже по современным оценкам) понятийно

терм
инологического аппарата психологии, выделено то общенаучное и категориальное
окружение, которое позволяет этот аппарат описывать.

2.

Общая композиция произведения может быть оценена, в том числе и как дидактически
целесообразная в том же смысле как тракту
ется порядок "Физика"


"Метафизика" в
дошедшем до нас курсе лекций (от первого для нас к первому по природе), в то время как
более научным представляется порядок, исходящий из универсалий.

3.

Изложение материала отдельных глав начинается с выдвижения ори
ентационно

мотивационных утверждений, определенным образом квалифицирующих последующий
текст, подготавливающих его восприятие. Так, вторая глава первой книги начинается
следующим текстом: "Приступая к исследованию души, необходимо вместе с тем при
возникно
вении трудных вопросов, которые подлежат выяснению в дальнейшем,
принимать во внимание мнения о душе, высказанные предшественниками, чтобы
позаимствовать у них сказанное правильно и избежать всего, что ими высказано
неправильно". Глава вторая второй книги
начинается так: "Так как всякое научение идет
от неясного, но более очевидного к ясному и более понятному по смыслу, то именно
таким образом попытаемся продолжить рассмотрение души". Глава четвертая второй
книги: "Тому, кто хочет исследовать способности ду
ши, необходимо выяснить, что такое
каждая из них, далее исследовать все связанное с ней и все другое, сопутствующее ей".

4.

Наличие в книге примеров, указывающих на объекты, находящиеся как бы в поле
зрения тех, кому непосредственно адресован текст: "Ощущ
аемое называется
привходящим, когда, например, вот это бледное оказывается сыном Диара".


Благодаря своей изначальной укорененности в системе современного психологического
знания, непререкаемому авторитету автора и достоинствам самого текста трактат
Арист
отеля "О душе" продолжает оставаться вплоть до настоящего времени важным
средством психологического образования. Преподаватель психологии в зависимости от
склонностей и подготовленности учащихся вполне может рекомендовать им в той или
другой мере знакомств
о с этим произведением.











11


© ПатологиЯ
-

сайт о познании феномена личности

1.1.2. ДЕКАРТ, СПИНОЗА, ЛОКК


Хотя и с существенными оговорками, но все же возможно утверждать, что психология
Нового времени началась с провозглашения Р.Декартом в качестве критерия
существования психической реальности самообосновывающегося положения: "cogito ergo
sum". Выработанное Д
екартом направление познавательной активности сфокусировано на
сомнении в достоверности того, что представляется первоначально очевидным. Процесс
познания для Декарта


это процесс интеллектуальной ревизии содержания накопленного
опыта и его последующей си
стематизации. Производя такого рода ревизию, человек,
согласно Декарту, неизбежно обнаруживает в составе своего опыта положение, в
достоверности которого невозможно усомниться, и, используя это положение в качестве
критерия, может затем упорядочить структу
ру самого опыта в целом. Современные
исследователи отходят от трактовки связи компонентов формулы Декарта как выражения
необходимости логического следования. Например, в соответствии с перформативной
интерпретацией принципа cogito "я мыслю" и "я существую"

связаны не как посылка и
заключение рассуждения, а как действие и результат, процесс и продукт. Принудительный
характер принципа, подчеркнутый использованием термина ergo, с этой точки зрения не
необходимость логического следования, а специфическое деклар
ативное принуждение.
Однако следует иметь в виду, что многообразие трактовок этого принципа не сужает
спектр его методологических функций.


К числу положений, обладающих степенью достоверности, сопоставимой с очевидностью
основополагающего критерия, Декар
т относит утверждение о существовании души как
целого. В историко

психологическом плане здесь принципиально важно отметить, что
тем самым меняется по сравнению с предшествующим этапом развития психологии
направление развертывания рассуждений: не из тезиса
о существовании души выводятся
ее свойства, а наоборот, само ее существование обосновывается из факта несомненности
утверждения, в справедливости которого каждому представляется возможность убедиться
лично. Иначе говоря, это и знаменует собой изменение пре
дмета психологии. Таким
предметом становится сознание.


Разработанная Декартом методология применительно к задаче построения системы
психологического знания получила реализацию и развитие в двух выдающихся
произведениях эпохи Нового времени: "Этике" (1675
) Спинозы и "Опыте о человеческом
разуме" (1690) Дж. Локка.


Так же, как и Декарт, Спиноза видел идеал науки в математике. В основе избранной им в
"Этике" формы изложения лежит структура, имитирующая форму изложения,
выработанную в геометрии: определения,

аксиомы, теоремы (формулировки и
доказательства), королларии (следствия), схолии (разъяснения). Всего в тексте "Этики"
Спинозой сформулировано 259 теорем. Они распределены по пяти разделам трактата:
первая часть "О Боге"


36 теорем; вторая часть "О душе"



49; третья часть "Об
аффектах"


59; четвертая часть "О человеческом рабстве или о силах аффектов"


73;
пятая часть "О могуществе разума или о человеческой свободе"


42. На первый взгляд
последовательность изложения, которой следует Спиноза в своем тр
актате, противоречит
методологии Декарта. Однако, если принять во внимание содержание задачи, которую
решает Спиноза: продемонстрировать (обосновать) жизненную установку, которая ведет к
достижению наивозможного для человека счастья, то обнаруживается, что

избранная
последовательность именно и представляет собой попытку идти путем перехода от
наиболее очевидного (достоверного, несомненного) к менее очевидному, но жизненно
более конкретному, повседневному.


В структуре универсума Спиноза разграничивает беск
онечную субстанцию (Бога, natura
naturans


природу действующую, созидающую) и бесконечное множество единичных
вещей natura naturata


природу страдательную, созданную). Отдельный человек состоит
из тела, которое является модусом (состоянием) атрибута прот
яженности, и души, которая


12


© ПатологиЯ
-

сайт о познании феномена личности

является модусом атрибута мышления. Душа в свою очередь состоит из отдельных идей,
представлений (conceptus), которые могут соответствовать как конечным вещам, так и
бесконечной субстанции. Человек действует, когда он совершает н
ечто, причиной чего он
является сам, человек страдает, когда он совершает нечто или в нем происходит нечто,
чего он является только частичной причиной.


В аффектах, поскольку они выступают как страдательные состояния души, человек
обнаруживает свою зависи
мость от внешних обстоятельств. Аффекты могут
свидетельствовать как об увеличении, так и об уменьшении жизнеспособности человека.
Добром Спиноза называет то, что способствует повышению жизнеспособности, ему
соответствует аффект радости; злом


то, что спос
обствует понижению
жизнеспособности, ему соответствует аффект печали. Радость и печаль зависят также от
характера нашего познания, а оно бывает ясным или смутным. В ясном познании
выражается наша сила, в смутном


наша слабость. Человек, подчиненный страст
ям, не
властен в своих действиях. Счастье заключается в познании, направленном на созерцание
Бога. В освобождении от страстей и есть достижимая для человека степень свободы.


Возможности использования текста "Этики" в дидактических целях весьма разнообраз
ны:
от ознакомления с отдельными положениями трактата и способами их обоснования до
рассмотрения его в качестве примера высококогерентной (взаимосвязанной) системы
утверждений. Внешним образом степень когерентности этого текста можно
продемонстрировать, да
же если ограничиться просто прослеживанием только тех ссылок,
которые делает Спиноза по ходу обоснования выдвигаемых им положений. Структура
второй части трактата "О душе" при этом выглядит следующим образом (первая цифра
обозначает номер обосновываемого п
оложения, затем указаны положения, на которые
даются ссылки: первое число соответствует номеру части, второе


номеру положения, на
которое дается ссылка):


1: 1.25


2


3: 2.1; 1.16; 1.35; 1.15


4: 1.30


5: 2.3; 1.25; 1.10


6: 1.10


7


8


9: 2.8; 2.6; 1.28; 2.7


10: 1.7


11: 2.10; 2.8; 1.21; 1.23


12: 2.9; 2.11


13:2.9; 2.11; 1.36


14: 2,12


15: 2.13; 2.8; 2.7


16


17: 2.12; 2.16


18: 2.17


19: 2.13; 2.9; 2.7; 2,12; 2.16; 2.17


20: 2.1; 2.3; 2.11; 2.9; 2.7


21: 2.12; 2.13


22:2.20; 2.12; 2.11; 2.21


23: 2.20; 2.19; 2.11; 2.16; 2.13; 2.22 и т.д. и т.п.


Сочинение Дж. Локка "Опыт о человеческом разуме" состоит из четырех книг. Первая
книга содержит 4 главы, вторая


33, третья


11, четвертая


21. Центральные понятия,


13


© ПатологиЯ
-

сайт о познании феномена личности

котор
ыми оперирует Локк,


опыт и идея. С точки зрения Локка индивидуальный субъект,
черпая материал содержания своего опыта, в конечном счете, из внешнего мира, в то же
время противостоит этому миру в качестве того, что этому миру (объекту) является
внешним, х
отя многие (но не все) ощущения вносят в субъект свойства объекта без
искажений и изменений. До приобретения опыта сознание есть "чистая доска" (tabula
rasa). Опыт слагается из идей как из своих элементарных составляющих. Существуют два
источника формирова
ния идей: внутренние механизмы сознания и внешние воздействия.


В первой книге своего тракта Локк критикует учение о врожденных идеях. Здесь
обнаруживается отличие его позиции от позиции Декарта. Признавая вслед за Декартом
два источника познания, Локк сч
итает, тем не менее, что врожденных идей не существует,
врожденными можно считать только законы их построения. Рефлексия помимо внешнего
опыта способна порождать в головах людей такие фундаментальные идеи, как
"существование", "время", "число". Во второй к
ниге Локк излагает сенсуалистическое
учение о структуре человеческого опыта. В третьей книге основное место отведено
изложению представлений о природе языка, выдержанных в концептуалистическом духе.
Четвертая книга посвящена анализу познавательного процесс
а, рассмотрению проблемы
истины. Локк разграничивает три уровня (степени достоверности) познания: чувственное,
демонстративное (выводное), интуитивное. В принципе истинное познание обеспечивают
только идеи первичных качеств и интуитивное постижение простей
ших математических и
логических соотношений, собственного существования. Идеи вторичных качеств, если
они группируются достаточно объективно, позволяют нам различать вещи только по их
номинальным сущностям. Номинальные сущности не обеспечивают глубокого
пр
оникновения в познаваемые объекты.


Обращение к обсуждению отдельных параграфов книги "Опыт о человеческом разуме" в
рамках занятий по курсу методики преподавания психологии позволяет наполнить более
конкретным содержанием классические оппозиции, в систем
е которых развивается
психологическое знание: сенсуализм


рационализм, нативизм


эмпиризм, номинализм


реализм.



























14


© ПатологиЯ
-

сайт о познании феномена личности

1.1.3. ГЕГЕЛЬ



Грандиозная картина мироздания создана Г.В.Ф.Гегелем. Универсум предстает в ней как
пульсация абсолютной идеи (духа). Ритм этой пульсации отражен в триадическом цикле,
чему соответствует разделение его системы на три составные части: логика, философия
прир
оды, философия духа. Какого

либо специального произведения, посвященного
изложению его психологической концепции, у Гегеля нет. И, как отмечают историки
психологии, она непосредственно не оказала сколько

нибудь существенного влияния на
развитие психологиче
ских исследований. Однако предложенный им вариант
систематизации и соответственно трактовки содержания психологических понятий
должен быть отнесен к числу самых выдающихся достижений в этой области.


В педагогической деятельности Гегеля естественным образ
ом разграничиваются три
периода, соответствующие, как бы мы сегодня сказали, трем типам образовательных
систем, в которых эта деятельность осуществлялась. После окончания в 1793 г.
Тюбингенского университета Гегель в течение семи лет был домашним учителем
(Берн,
Франкфурт

на

Майне), с 1808 по 1816 г.


директором Нюрнбергской гимназии, в
старших классах которой он преподавал также курс философии. С 1818 г. и до конца
жизни Гегель был профессором философии сначала Гейдельбергского, а затем
Берлинского универ
ситетов. Большинство изданных им при жизни произведений
непосредственно связаны с его преподавательской деятельностью и соответствовали
читавшимся им в качестве профессора философии курсам: "Наука логики" (1812),
"Философия природы", "Философия духа" (1817
), "Философия права" (1821). На основе
оставшихся после смерти Гегеля конспектов были изданы "Философская пропедевтика"
(соответствовавшая разработанному им гимназическому курсу философии), лекции по
истории философии, философии истории, философии религии,

эстетике.


Наиболее полно как отдельный целостный фрагмент его системы психологические
воззрения Гегеля изложены в третьей части "Энциклопедии философских наук"


"Философии духа". Здесь психология предстает как третья ступень развития
субъективного духа
. Ей предшествуют ступени антропологии, предметом которой, по
Гегелю, является природный дух, или душа, и феноменологии, предметом которой
является сознание, или дух, обосабливающийся от своего содержания. Предметом
психологии является самопорождающийся су
бъект, субъект как объект для самого себя,
формообразования этого субъекта, дух как таковой. Иначе говоря, дух на ступени
психологии выступает как единство души и сознания. На стадии души дух определен
(обусловлен) природой (природными факторами), на стади
и (в форме) сознания дух
определен (ограничен) своим предметом, на третьей стадии субъективного духа
формообразования абсолютного духа определены им самим.


Первоначально в структуре психологического знания Гегель разграничивает три раздела:
теоретический

дух (интеллект), практический дух (воля) и свободный дух, который
представляет собой единство теоретического и практического. Теоретический дух только
воспринимает то, что наличествует, практический


должен создать нечто такое, чего
внешне еще нет. Свобо
дный дух выступает как единство (снятие) стадий теоретического и
практического духа. Затем внутри выделенных ступеней в свою очередь обнаруживаются
более частные формообразования. При этом наиболее детализировано представленной
оказывается структура интелл
екта:



1.1. Созерцание


1.1.1. Ощущение


1.1.2. Представление


1.1.3. Созерцание


1.2. Представление


1.2.1. Воспоминание



15


© ПатологиЯ
-

сайт о познании феномена личности


1.2.2. Воображение


1.2.3. Память


1.3. Мышление


1.3.1. Рассудок


1.3.2. Суждение


1.3.3. Разум


2.1. Практическое чувство свободы


2.2. Влечение, произвол


2.3. Счастье


3. Свободный дух


Смысл каждой из выделяемых категорий раскрывается (обнаруживается) не только в
отдельных изолированных дефинициях (определениях) и во включающих их суждениях,
но и через место, которое занимает та или иная категория в целостной системе.


Мастерство изложе
ния очередной системы заключается в том, что она не просто
постулируется автором, преподносится в завершенном виде как неизвестно откуда
взявшийся результат, а возникает как саморазвивающаяся последовательность
формообразований. Гегель предлагает каждой из

выявляемых категорий (ступеней) такую
трактовку, в которой "просвечивают" следующая за ней, снимающая ее категория, и
система категорий, ей предшествующих. Проследим хотя бы за некоторыми из таких
переходов, иначе говоря, рассмотрим очерченную композицию
более подробно.


Особое место занимает в системе психологических понятий у Гегеля категория чувства.
Первый раз категория чувства обнаруживается на стадии души как чувство самого себя,
своей самости, как самоощущение. На стадии сознания чувства приобретаю
т форму
самостоятельного объекта, являющегося материалом сознания. В третий раз, на ступени
духа, чувство есть форма, в которой дух впервые выступает для самого себя. В этой связи
Гегель замечает, что обычный предрассудок состоит в том, что будто в чувстве

больше
содержания, чем в мышлении. Однако это не так: "форма самостной единичности,
которую дух имеет в чувстве, есть самая низшая и дурная форма". Все наши
представления, мысли и понятия о внешней природе, праве, нравственности развиваются
из ощущений, н
о и после того как они получат полное раскрытие своего содержания, они
снова концентрируются в простую форму чувств.


Данное в ощущении (чувстве) неразвитое единство духа с объектом расщепляется в акте
внимания. Без внимания невозможно никакое постижение
объекта. В акте внимания
имеется и некоторое разделение, и некоторое единство объективного и субъективного, но
при этом все же доминирует единство. Внимание требует напряжения. Если человек хочет
постигнуть какой

нибудь предмет, он должен для этого отвлечь
ся от всего остального.
Внимание содержит в себе отрицание стремления придать значение самому себе,
подразумевает растворение себя в предмете. Затем необходимым образом наступает этап,
в котором относительное доминирование получает момент различения субъек
тивного и
объективного. Это этап созерцания.


Посредством созерцания осуществляется преобразование формы внутреннего в форму
внешнего. Если в ощущении человек оказывается во власти производимых на него
воздействий, то освободиться от этой власти он сможет
, если доведет их до формы
созерцания. Ощущения, превращаясь в форму созерцания, располагаются в пространстве
и времени. Созерцание не следует смешивать с представлением. В созерцании
преобладает предмет содержания. В обеих формах объект является как обосо
бленным от
меня, так и вместе с тем принадлежащим мне. "И только в том случае, если я соображаю,
что это именно я и есть тот, кто имеет созерцание,


только тогда я поднимаюсь до
ступени представления".


На первой ступени представление выступает в форме в
оспоминания. Здесь происходит
непроизвольное воспроизведение некоторого содержания, которое уже принадлежит нам.


16


© ПатологиЯ
-

сайт о познании феномена личности

Если же воспроизведение осуществляется произвольно, намеренно, то мы имеем дело уже
с воображением. Последнее, в свою очередь, в своем развитии

также проходит три формы,
прежде чем превратиться в память. На первой ступени оно выступает как простая
воспроизводящая сила, на второй


как деятельность по ассоциированию
воспроизводимых образов, их соотнесению друг с другом, на третьей


посредством
оз
начения и символизации общим представлениям придается форма образного наличного
бытия, т.е. она вновь как бы возвращается к форме созерцания. Тем самым
осуществляется переход на ступень памяти.


Гегель говорит о памяти как о ступени в саморазвитии субъект
ивного духа постольку,
поскольку здесь воспроизведение опосредовано знаком. Он рассматривает три формы
(ступени) развития памяти: удерживающей имя; воспроизводящей поименованное
содержание; механической памяти.


На первом этапе мы способны к удержанию зна
чения имени. В этой связи Гегель
напоминает об искусстве мнемоники. "То, что запечатлевается мнемонически, не
воспроизводится и пересказывается наизусть, т.е. изнутри и вовне, из глубокого тайника
нашего "я", как то, что удержано памятью, но только считыва
ется". На ступени
воспроизводящей памяти мы познаем предмет без опоры на внешним образом связанный
с ним знак. В частности, замечает Гегель, говорить и писать на каком

либо языке мы
научимся позднее, чем его понимать, поскольку первые два вида деятельности

предполагают связь представлений. Мы мыслим посредством имен. Невыразимое в слове
в действительности есть нечто неясное, находящееся в состоянии брожения, лишь
получив выражение в слове, оно приобретает ясность. Если же происходит отчуждение
интеллекта и
содержания слов, возникает механическая память. Память в целом есть
только внешний (односторонний) способ существования мышления.


Мышление есть последняя и главная ступень в развитии интеллекта. Наличное в
созерцании непосредственное единство субъективно
го и объективного через
осуществляющееся на стадии представления противопоставление этих обеих сторон
восстанавливается в мышлении. Мышление знает само себя как природу (сущность) вещи.
Мышление есть бытие. Однако и мыслящее познание вначале формально, оно

выступает
как рассудок, т.е. как способность перерабатывать припоминаемые представления в роды,
виды, законы, силы ... Это деятельность абстрагирования, отделения случайного от
существенного. В рассудочном мышлении содержание равнодушно к своей форме.


В
торая ступень (момент) чистого мышления есть акт суждения. На этой стадии предмет
постигается как нечто данное, зависимое от другого, им обусловленное. На третьей
ступени достигается понимание. Мышление на этой стадии не имеет никакого другого
содержания,
кроме своих собственных имманентов содержания формы образующих
определений. Знание составляет теперь субъективность разума, и объективный разум
положен теперь как знание. Через вхождение (возвращение) интеллекта в себя он
становится волей. Путь, по котором
у воля превращает себя в объективный дух, состоит в
том, чтобы поднять себя до мыслящей воли.


Такова, по Гегелю, схематично очерченная последовательность формообразований
интеллекта, а значит, и система основных понятий психологии сознания. Знакомство с
ней
для преподавателя психологии составляет основополагающий ориентир в выработке
собственного видения системы понятий психологии.











17


© ПатологиЯ
-

сайт о познании феномена личности

1.1.4. ВУНДТ


Мощное и плодотворное воздействие на развитие психологического образования в ряде
стран Европы и в США оказала деятельность В.Вундта. В его чрезвычайно обширном и
разностороннем наследии центральное место занимают разработка и реализация
программы развития

психологии экспериментальным методом. Вначале он обратился к
психологическим опытам в качестве демонстративного дополнения к читавшемуся им
лекционному курсу философии. Вступительная лекция Вундта к своему курсу, когда он
возглавил кафедру философии в Лей
пцигском университете, "О задачах современной
фолософии" (1874) содержала именно такую программу развития философии,
опирающейся на эмпирический базис. В ней он говорил: "Современная наука стремится к
цельному миросозерцанию, но это стремление не удовлетво
ряется ни одной из
существующих систем, так как всем им не достает того широкого опытного основания,
которое дается специальными науками, а именно, естествознанием". На базе лекционных
демонстрационных опытов в 1879 г. Вундт организовал первую в мире лабор
аторию
экспериментальной психологии, вскоре преобразованную в институт. Вокруг Вундта
сложилась большая интернациональная школа: здесь проходили подготовку посланцы
многих университетов мира, впоследствии создавшие свои национальные школы.


Эволюция взгля
дов самого Вундта шла в направлении от естествознания к философии, о
чем свидетельствуют сами названия его основных произведений. Получив в университете
медицинско

физиологическое образование, он в 1856 г. защитил диссертацию о нервах "в
воспаленных и выро
ждающихся органах". Свою преподавательскую деятельность он
начал в качестве ассистента Гельмгольца, руководя практическими занятиями по
физиологии. В 1864 г. был опубликован его "Учебник физиологии". В 1874 г. вышли в
свет его капитальные "Основы физиологи
ческой психологии". Со второго немецкого
издания этого компендиума сразу же был сделан русский перевод, который был издан в
Петербурге в 1913 г. под редакцией А.А.Крогиуса, А.ФЛазурского, А.П.Нечаева. В
качестве сжатого конспекта этого трактата и дополнени
я к нему могут рассматриваться
его же "Очерк психологии" (русский перевод 1897 г.) и "Введение в психологию"
(русский перевод 1912 г.). В 1880


1883 гг. вышла его "Логика" в двух томах, а в 21 (1897
г.


"Система философии"). На рубеже веков Вундт перешел

к разработке второй части
своего замысла


созданию культурно

исторической психологии, изучающей высшие
психические функции не с помощью лабораторных методов и интроспекции, а по
объективным продуктам жизнедеятельности (язык, искусство, материальная культ
ура).
Этой тематике посвящена его десятитомная "Психология народов".


По Вундту, теория познания должна исходить не из изначальной противоположности
между субъектом и объектом, как это постулировал И.Кант, а из их первичного единства,
что способствует точ
ке зрения наивного реализма. "Истинная и единственно разрешимая
задача науки о познании заключается не в создании объективной реальности из
элементов, не содержащих еще признаков таковой, но в сохранении объективной
реальности там, где она уже существует,
в решении вопроса о ее существовании там, где
это существование вызывает сомнение". Предмет психологии образуется не из
субъективных переживаний, но из совокупного содержания непосредственного опыта в
его первичном, не тронутом еще рефлексией состоянии. В
то время как естествознание
рассматривает лишь объективные элементы опыта, элиминируя субъективные,
психология должна устранить эту абстракцию, чтобы исследовать опыт в его
непосредственной целостности. Таким образом, различие между физикой и психологией
з
аключается не в различии используемого ими материала, а в различии точек зрения на
него. Такой подход является в известной степени отступлением от точки зрения, идущей
от Локка и поддержанной Кантом, о том, что психология


это наука о внутреннем опыте.


Так как понятие субстанции представляет собой продукт многообразно
опосредствованной и сложной душевной деятельности, мы, согласно Вундту, не имеем


18


© ПатологиЯ
-

сайт о познании феномена личности

права применять его в психологии; если же это имеет место, значит происходит смешение
точек зрения. Известно
му аргументу о том, что единство сознания возможно лишь в
предположении наличия простого постоянного субъекта, Вундт противопоставляет
соображение о том, что "та связь психических процессов, которую мы называем
единством сознания, нисколько не становится п
онятнее при предположении
субстанциального носителя, потому что в этом носителе должно быть заранее
предположено существование связанных друг с другом разнообразных состояний".
Спиритуализм есть оборотная сторона материализма. С точки зрения Вундта, дело
н
есколько изменяется, если субстанциальное понятие души заменяется актуальным: душа
есть не вещь, но наличная совокупность психических процессов.


Одним из ключевых для характеристики понимания Вундтом проблемы психической
причинности является понятие аппе
рцепции. Оно имеет в концепции Вундта двоякое
значение: во

первых, им обозначается конкретный психический процесс, во

вторых,
общий принцип психического объяснения. Первый вариант использования этого термина
восходит к Лейбницу и Гербарту, второй к Канту,
сводившему опыт к "первоначальному
синтетическому единству апперцепции". Вундтовская трактовка отличается от обеих. Для
Вундта апперцепция


это форма психической активности, которая дает возможность в
содержании актуально данного выделять то один, то друг
ой компонент, но которая вместе
с тем обусловлена содержанием прошлого опыта. Она предстает как единство актуального
и потенциального. Апперцепция есть особая форма волевой активности. Мышление есть
воля, направленная не на внешний, а на внутренний мир, на

содержание представлений.
Вундт считает волю самостоятельным и первичным фактором непосредственного опыта.
Исходным пунктом всех движений является форма, совмещающая в себе в известном
смысле одновременно признаки произвольного действия и рефлекса.


Цент
ральное место в образовательном проекте, реализованном Вундтом, как уже
отмечалось, занимают его "Основы физиологической психологии" (в русйсом издании
свыше 2 тыс. страниц текста). Использованное в названии работы понятие
физиологической психологии с совр
еменной точки зрения (как впрочем и для многих
современников) представляется некорректным. Более соответствовало бы ее содержанию
название "экспериментальная психология". Со времени Х.Вольфа в немецкой психологии
были представлены два направления: эмпириче
ское (индуктивное), стремившееся
проникнуть в тайны душевной жизни посредством самонаблюдения, и рациональное
(дедуктивное), намеревавшееся по примеру математической физики вывести и объяснить
в их внутренней связи отдельные явления из немногих лежащих в о
сновании
предпосылок. Но согласно Вундту, склонявшемуся к эмпиризму, к фактам сознания,
доступным для повседневного самонаблюдения с тех пор как человечество начало
мыслить, эмпирическая психология не добавляет ничего нового. Она занята описанием и
классиф
икацией уже известного. Необходимо усилить объяснительный потенциал
психологии, работа исследователей должна быть направлена на открытие элементарных
психических явлений в их причинной связи, должна быть построена картина "сенсорной
мозаики", представляюще
й собой материал, из которого скроено сознание. Если в этом
своем стремлении так понятая психология и приближается к своему рациональному
направлению, то все же она отличается от последнего тем, что стремится объяснить
явления друг из друга, а не из метафи
зических предположений относительно сущности
души. Понятие души в экспериментальной психологии имеет право на существование
лишь как синоним всей области внутреннего опыта.


Бегло проследим за планом изложения "Основ". Во введении Вундт определяет предмет

психологии, останавливается на предварительной характеристике содержания основных
понятий, методов изучения психики, излагает план построения всей работы в целом. Весь
материал компендиума распределен по шести разделам. В первом изложены (8 глав, 33
параг
рафа) анатомические и физиологические сведения. Во втором (4 главы, 16
параграфов) Вундт ставит задачу изложить учение об элементах душевной жизни. К


19


© ПатологиЯ
-

сайт о познании феномена личности

таковым он относит ощущения (далее не разложимые элементы представлений) и
чувствования в качестве субъект
ивных дополнений к объективно ориентированным
ощущениям и соотносимых с состояниями сознания. В качестве сложных компонентов
сознания, с одной стороны, фигурируют представления, а с другой,


аффекты и волевые
процессы. В третьем отделе (2 главы, 9 парагра
фов) изложение переходит к
характеристике представлений как психических образований, возникающих из
совокупности отдельных ощущений. В четвертом (2 главы, 7 параграфов) намечается
рассмотреть продукты соединения простых чувствований, сюда включаются и воле
вые
процессы. Пятый раздел (3 главы, 13 параграфов) посвящен учению о сознании и связи
душевных процессов. Шестой раздел предназначен для того, чтобы осветить вопросы
происхождения психических процессов, принципы их развития: "физиологическая
психология за
канчивает свое изложение теми вопросами, с которых некогда философская
психология обыкновенно начинала его: вопросами о сущности души, об отношении
между сознанием и внешним миром и о том, какие общие точки зрения должна выдвигать
психология в своем отноше
нии к духовной жизни общества и к истории".








































20


© ПатологиЯ
-

сайт о познании феномена личности

1.1.5. ЧЕЛПАНОВ


Выдающийся образовательно

психологический проект был разработан и осуществлен в
России в начале нашего века Георгием Ивановичем Челпановым (1862


1936). Челпанов
окончил курс историко

филологического факультета Новороссийского университета и в
1890 г. нач
ал преподавание философии в Московском университете в должности приват

доцента. С 1892 г. он профессор Киевского университета, где с 1897 по 1906 г. Заведовал
также психологической лабораторией. В 1907 г. он вернулся в Московский университет,
где наряду с
чтением курса лекций по психологии занялся организацией
психологического семинара


была приобретена литература, приборы и приспособления
для исследований и демонстрации опытов в рамках лекционного курса. Благодаря его
усилиям 1 сентября 1912 г. начались з
анятия в специально созданном Психологическом
институте, которым он руководил до ноября 1923 г. Характеризуя реализованный
Челпановым образовательный проект, важно принять во внимание содержание его
лекционного курса (Челпанов Г.И. Психология. Основной кур
с, читанный в Московском
университете в 1908


1909 г. М., 1909), созданный им учебник психологии (Челпанов
Г.И. Учебник психологии (для гимназии и самообразования). 15

е изд. М., 1919), учебное
пособие по экспериментальной психологии (Челпанов Г.И. Введен
ие в
экспериментальную психологию. 3

е изд. М., 1924), а также, поскольку психологическое
образование развивалось им в широком общекультурном контексте, созданные им
учебники по логике (10

е изд. М., 1916) и философии (7

е изд.,1918). Особо следует
станови
ться на работе созданного им института.


В основу проекта была положена организация работы психологической лаборатории
В.Вундта, где он некоторое время работал. Сам проект был обсужден с Вундтом и
О.Кюльпе. В марте 1911 г. Челпанов в течение месяца знаком
ился также с работой девяти
психологических лабораторий (институтов) при университетах США. Особенно ценным
для себя он считал ознакомление с лабораторией Э.Титченера в Корнельском
университете. Здание Московского института психологии было первым в мире,
п
остроенным по специальному плану, и самым большим по тому времени. Это, казалось
бы, чисто внешнее обстоятельство, тем не менее, весьма способствовало утверждению
духа научной серьезности и основательности. Первый этаж здания предназначался для
чтения общи
х курсов и заседаний Психологического общества, библиотеки с читальным
залом и комнатой для семинарских занятий. Второй этаж отводился исключительно
практическим занятиям. Помимо малой аудитории, где имелись приспособления для
практических занятий одноврем
енно большого числа студентов, имелось десять
небольших специально оборудованных комнат для лабораторных работ. Третий этаж
предназначался для научных исследований по экспериментальный психологии.


Состав института не был постоянным. Туда зачислялись студ
енты, лица, оставленные при
университете для подготовки к профессорскому званию, и преподаватели университета,
проходившие двухлетний курс специальной подготовки, в течение которого они должны
были сдать коллоквиум по теоретическим курсам (психология, введ
ение в философию или
логика), экзамен по немецкому языку и выполнить практические занятия по
экспериментальной психологии. Сдавшие коллоквиум могли работать в институте в
течение двух лет. Право дальнейшего пребывания предоставлялось только тем, кто
избира
л темой для самостоятельного исследования экспериментальную психологию.
Работа проходила в форме участия в семинарах по теоретической и экспериментальной
психологии и проведения самостоятельных исследований. Собственно базовое
психологическое образование в
ключало в себя следующие виды занятий:
пропедевтический лекционный курс по психологии, семинар по экспериментальной
психологии, специальный курс психологии и семинары по общей и экспериментальной
психологии, а также курсы по педагогической и эксперименталь
ной психологии. При
проведении экспериментальных занятий студенты разбивались на группы по три


21


© ПатологиЯ
-

сайт о познании феномена личности

человека: экспериментатор, испытуемый, протоколист с чередованием ролей. Результаты
экспериментальных занятий и способы работы с аппаратурой обсуждались на общем

собрании участников практикума. Результаты научных исследований публиковались в
специально созданном журнале "Психологическое обозрение" (в 1918 г. вышел его
четвертый номер, после чего из

за недостатка средств издание прекратилось).


Общая мировоззренче
ская и методологическая позиция Челпанова обычно
квалифицируется как неокантианская. Определяя свою позицию по отношению к
идеалистическому и материалистическому направлениям в философии, он усматривал
истоки их противостояния в обоюдной догматичности и вы
сказывался в пользу ее
преодоления с дуалистической точки зрения, с позиций психофизического параллелизма
или принципа дополнительности. Согласно ему, "между миром внутренним и миром
внешним существует огромное различие, целая пропасть разделяет их", "межд
у ними нет
причинного отношения". В истории философии Челпанов различал четыре основных
варианта материалистического решения вопроса о сущности сознания:

мысль есть движение материальных частиц (Демокрит, Эпикур, Лукреций);

мысль есть свойство организованной материи (французские материалисты XVIII в.);

мысль есть продукт выделения мозга (вульгарные материалисты XIX в.);

мысль есть разновидность физических полей.

Все эти решения он считал ошибочными, поскольку они основывались

на отождествлении
физического с психическим. Дуалистическая позиция Челпанова находила продолжение в
способе разграничения профессиональных ролей. Идеалист

философ имеет дело с
трансцендентным, со сверхчувственным, а эмпирическая психология не допускает н
ичего
сверхчувственного, поэтому психолог именно в качестве психолога не может быть
идеалистом в принципе. "Ученый, совмещающий в себе две специальности, философию и
психологию, как философ может быть идеалистом, но в то же время как психолог он не
может б
ыть идеалистом, потому что это противоречило бы эмпирическому характеру
научной психологии". Аналогично он подходил и к трактовке функций психологической
лаборатории: "Если отношение к задачам психологии выражать при помощи отношения к
лаборатории, тогда н
ужно было бы сказать, что психолог должен иметь дело, безусловно,
с двумя лабораториями. Одну из них он носит всегда с собой; другую он не может
понести с собой, но в ней он обязательно должен провести часть своей жизни".


Стремясь отмежеваться и от наивн
ого реализма и от солипсизма, Челпанов допускал
существование трансцендентного, транссубъективного полагая, что ощущение и есть
результат взаимодействия между нашим психофизическим существом и не зависящей от
него реальностью. Процесс познания невозможен б
ез наличия в сознании априорных
элементов и идей, которые объединяют наши ощущения, чувственные состояния в одно
целое


в опыт. О существовании априорных идей мы узнаем из внутреннего опыта


из
самонаблюдения и рефлексии. Априорны такие формы сознания ка
к "пространство",
"время", "движение", "причинность", "качество", "количество" и др. Задача гносеологии
состоит, в частности, в том, чтобы путем рефлексии выяснить, какие из элементов
сознания могут быть получены из внешнего опыта, а какие нет, и затем
про
демонстрировать, каким образом эти понятия обусловливают познание в целом.
Работа мысли понималась Челпановым как ряд "логических акций"


абстрагирование,
анализ, синтез


и "операций рассудка". Истина состоит в согласии мысли с ее предметом.
Критерий ист
ины


достоверность, высшая степень которой достигается там, где
невозможно разграничить данные внешнего и внутреннего опыта. Наибольшей
достоверностью отличаются формальная логика и математика, выводящие свои
положения априори, дедуктивным путем и дающие
нам несомненные, аподиктически
достоверные знания. Естественные же науки, куда входит и психология, не могут давать
истинные в этом смысле знания, а лишь апостериорные, вероятностные, поскольку
основаны на опытном знании. Кроме достоверных и вероятных знан
ий, согласно
Челпанову, возможны знания, постигаемые в актах веры.



22


© ПатологиЯ
-

сайт о познании феномена личности


Важнейшим компонентом характеристики любого образовательного проекта является,
конечно, композиция соответствующего курса. Лекционный курс, читавшийся
Челпановым, включал в себя следующие темы:


Часть I

1. Об отношении психологии к философии

2. О предмете

психологии

3. О методе психологии

4. Экспериментальный метод исследования

5. Генетический метод психологии

6. Сознательное и бессознательное

7. Выяснение понятия субъекта

8. О классификации душевных явлений

9. О классификации душевных явлений. Индивидуаль
ная психология

10. Об ощущениях

11. Об изменении скоростей умственных процессов

12. О внимании

Часть II

1. Восприятие пространства. Постановка проблемы. Учение английской психологии

2,3. Теория локальных знаков. Теория психического синтеза

4,5. Глазомер и
иллюзии зрения

6. Восприятие времени

7. Ассоциации

8. Апперцепция

9. Чувства

10. Воля


Примерно по тому же плану построен его "Учебник психологии", но характер
использованного в нем материала и его стиль существенно отличаются от принятых

в
лекционном курсе. Учебник состоит из четырех частей. Первая вводная часть изложена в
пяти параграфах, первая основная часть


это "Психология познания" (главы 6


24),
вторая


"Психология чувств" (главы 25


30) и третья "Психология воли" (главы 31


3
8).
Главы примерно равны по размеру (около 15 тыс. печатных знаков). После каждой главы
сформулированы вопросы для повторения, их достаточно много (примерно по десять).
Предметный указатель к учебнику включает приблизительно 200 терминов. Во введении
однов
ременно как бы намечается общий план изложения, который в основных моментах
воспроизводится в других разделах: определение предметной области; характеристика
методов изучения; классификация явлений; неврологические сведения о физических
механизмах. Здесь ж
е Челпанов подчеркивает, что приоритетное значение для психологии
имеет самонаблюдение или интроспекция, поскольку наблюдение возможно лишь на
основе самонаблюдения. Разграничиваются три источника психологических данных:

1)

данные сравнительной психологии


этническая психология, зоопсихология, детская
психология;

2)

данные изучения аномальных явлений


патологических, особых состояний сознания
(сон, сновидения, гипноз), дефектология;

3)

экспериментальные данные.

Учебное пос
обие "Введение в экспериментальную психологию" (2

е изд. М., 1918)
состоит из 21 главы и 3 приложений, в которых дано описание оборудования
психологической лаборатории, приведены сведения о методах обработки
экспериментальных данных, инструкции к проведени
ю лабораторных экспериментов.
Предметный указатель содержит около 400 терминов. Пособие содержит 85 задач,
которые должны быть решены в рамках лабораторного практикума.



23


© ПатологиЯ
-

сайт о познании феномена личности

1.1.6. РУБИНШТЕЙН


Значительное влияние на становление психологического образования в с
оветский период
истории развития нашей страны оказал вариант изложения системы психологического
знания, разработанный С.Л.Рубинштейном. Рубинштейн после завершения собственного
философского образования в Марбурге


одном из центров тогдашнего неокантианств
а,
где он защитил докторскую диссертацию, посвященную проблеме интегрального метода
(1914), возвратился на свою родину в Одессу и начал преподавать психологию в
гимназии. Непродолжительное время он заведовал оставшейся после смерти Н.Н.Ланге
(1922) вакантн
ой кафедрой философии в Одесском университете, а с 1930 г. становится во
главе кафедры психологии Ленинградского педагогического института. В 1935 г. выходят
из печати его "Основы психологии", а в 1940 г. их переработанный и расширенный
вариант


"Основы о
бщей психологии". С осени 1942 г. начинается московский период
творчества Рубинштейна. В конце 50

х годов публикуются три небольшие его
монографии: "Бытие и сознание" (1957), "О мышлении и путях его исследования" (1958),
"Принципы и пути развития психологи
и" (1959), а через тринадцать лет после его смерти


оставшаяся незавершенной монография "Человек и мир" (1973).


Центральной идеей, которой подчинена система развертывания психологического знания,
выстроенная Рубинштейном, является идея диалектико

матери
алистического монизма в
ее преломлении к осмыслению природы психического. Иначе говоря, задача,
первоначально стоявшая перед Рубинштейном, состояла в открытии такой элементарной
ячейки (клетки), в составе которой было бы уже явственно представлено психичес
кое и из
которой путем систематического ее развития можно было бы построить все здание
психологии. Оценив состояние мировой психологии 30

х годов как кризисное,
выразившееся в конфронтации трех ведущих направлений


интроспекционизма,
бихевиоризма и персон
ализма (психологии духа), Рубинштейн вместе с тем отверг
возможность его преодоления путем простого суммирования выделяемых ими аспектов
психического. Для того чтобы осуществить подлинный синтез, требуется, по его мнению,
найти такую категорию, в содержани
и которой была бы снята изначальная
противопоставленность субъекта и объекта.


На основе анализа теоретического наследия К.Маркса он приходит к выводу, что такой
категорией является категория деятельности. Содержание этой категории особым образом
по сравн
ению с категориями восприятия или переживания демонстрирует единство
реального и идеального, причем как единство процессов объективации и субъективации.
В процессе объективации субъект не просто вычерпывает, извлекает из себя как бы уже
существующие внутри

него в готовом виде и конституирующие его самого образования, а
создает самого себя, поскольку объективируемые конституенты, включаясь в системы
объективно существующих связей, предоставляют возможность субъекту не только
увидеть себя со стороны, но и вкл
ючить себя в объективно детерминируемый процесс
изменений.


В структуре деятельности (действия, поступка) уже представлен идеальный план
отношения между внешним (объективным) и внутренним (субъективным), но не как нечто
третье, а именно как их тождество/н
етождество. Важно подчеркнуть, что здесь это
соотношение дано иначе, чем в случае соотношения между объектом и его образом в
сознании, поскольку в качестве объекта выступает именно объективированное
содержание субъекта, содержание субъективированного намер
ения. В статье,
посвященной анализу ранних рукописей К.Маркса, Рубинштейн формулирует три
важных, по его мнению, тезиса относительно нового понимания природы психики:
психика есть продукт деятельности самого человека; психика есть порождение
предметного, т
.е. созданного человеческой деятельностью, мира; психика есть продукт
исторического развития, она меняется в связи с историческим развитием общества.


Центральный принцип диалектико

материалистической концепции психического




24


© ПатологиЯ
-

сайт о познании феномена личности

принцип единства сознания и д
еятельности


интегрирует в своем содержании в трактовке
Рубинштейна четыре других принципа:

а)

психофизического единства психического с органическим субстратом, функцией
которого оно является, и с объектом, который в ней отражается;

б)

развития психики
как производного, но специфического компонента в эволюции
организмов;

в)

историзма, т.е. взаимообусловленности общественного бытия и сознания;

г)

единства теории и практики, т.е. осмысления изменений условий жизнедеятельности, с
позиций системы психологи
ческих понятий и осуществления практических воздействий с
опорой на определенные концептуальные основания.


"В радикальном отличии от основных тенденций традиционной психологии, изучающей
функцию или структуру сознания только имманентно, в замкнутом внутр
еннем мире,
психология должна исходить при изучении человеческого сознания из его отношения к
предметному миру объективной действительности" (Рубинштейн С.Л. Основы общей
психологии. М., 1946. С.22).


Выдвижение на первый план принципа единства сознания и деятельности не означает,
что проблема соотношения вещи и ее образа в сознании игнорируется, но показывает, что
за этим фундаментальным отношением обнаруживается еще более фундаментальное
взаимодейств
ие двух материальных реальностей, результативным выражением которого
является образ. Идеальное и реальное не обособляются как самодовлеющие субстанции,
но их соотношение упорядочивается по критерию первичности/вторичности. Сознание,
конституированное образ
ами восприятия, представления, переживаниями, операциями
мышления, обнаруживается и существует как производное и вторичное по отношению к
данности в этом сознании реального мира. "Действие связано с сознанием в Силу того,
что сознание выполняет по отношени
ю к нему функцию его регуляции. Поэтому то, что в
процессе осознания мира переходит из бытия в сознание, затем, преломившись через
субъекта, через действие входит в объективный мир, преобразуя его" (Рубинштейн С.Л.
Пути и принципы развития психологии. М.,
1959,СЛ62).


Композиционно "Основы общей психологии" состоят из пяти частей. Первая играет роль
методологического (глава 1 "Предмет психологии", гл. 2 Методы психологии") и
исторического (гл. 3 "История психологии") введения. Сквозная тема второй части
оп
ределена категорией развития: гл. 4 "Проблема развития в психологии", гл. 5 "Развитие
поведения и психики животных", гл. 6 "Сознание человека". Центральное место в трактате
и по расположению и по объему материала занимает третья часть. Здесь последовательн
о
характеризуются психические процессы (функции): гл. 7 "Ощущение и восприятие", гл. 8
"Память", гл. 9 "Воображение", гл. 10 "Мышление", гл. 11 "Речь", гл. 12 "Внимание", гл.
13 "Эмоции", гл. 14 "Воля". В четвертой части Рубинштейн обращается к освещению
в
опросов, которые по смыслу его концепции несут основную объяснительную нагрузку:
гл. 15 "Действие", гл. 16 "Деятельность". В пятой части характеризуются интегративные
по отношению к процессам, проанализированным в третьей части, психические
образования: гл
. 17 "Направленность личности", 31 гл. 18 "Способности", гл. 19
"Темперамент и характер", гл. 20 "Самосознание личности и ее жизненный путь".


Логика общей композиции наряду с первой главой кратко изложена и обоснована также
во введении к третьей части. З
десь же Рубинштейн отвечает на вопрос о том, какой
должна быть последовательность изложения психологических знаний. На первый взгляд,
пишет он, представляется естественным и правильным начинать с личности как реального
и конкретного субъекта всех ее действ
ий, мыслей и чувств, с потребностей и интересов
как исходных побуждений, а затем уже переходить к характеристике ощущений,
восприятий, эмоций, чувствований и т.д. Однако на самом деле следует поступать,
согласно Рубинштейну, как раз наоборот. При всякой по
пытке начать построение
психологии с учения о личности из него неизбежно выпадает всякое конкретное
психологическое содержание; психология личности подменяется метафизическими или


25


© ПатологиЯ
-

сайт о познании феномена личности

социогенетическими рассуждениями о личности. Лишь выделив сначала путем анал
иза из
уже данного живого конкретного целого личности более абстрактные определения


отдельные функции, процессы


психологическое познание может, пройдя через
многообразные определения различных сторон психики, раскрыть психологию личности в
ее конкретно
й целостности. В процессе познания, т.е. познавательного проникновения
мысли в свой предмет, то, что в действительности является исходным пунктом для
мышления, неизбежно выступает как результат.




Завершая этот по необходимости беглый обзор выдающихся про
грамм психологического
образования, требуется, конечно, сделать хотя бы некоторые общие выводы из их
сопоставления. Будучи преемственно связаны между собой (даже программа
Рубинштейна, наиболее резко и подчеркнуто дистанцирующаяся от своих
непосредственных

предшественников, вряд ли могла бы иметь место, если бы ей не
предшествовала программа Челпанова), они отличаются друг от друга не только
условиями своего возникновения и распространения, но и своими собственными,
имманентно им присущими характеристиками.

Если их объединяет структура понятийно

терминологического аппарата, то различия обнаруживаются, во

первых, в принимаемой
ими трактовке дидактического начала (с чего следует начинать изложение системы
психологического знания), во

вторых, в характере распре
деления материала по
отдельным разделам программ, в удельном весе отдельных разделов в составе программы
в целом и, в

третьих, в принятых способах введения понятий и раскрытия их содержания.


Приведенные характеристики выдающихся произведений учебной псих
ологической
литературы по своему жанру являются деобиблиографическими эскизами. Но наряду с
такого рода подходом к отдельным произведениям учебной литературы требуется,
конечно, и подход классификаторски

систематизирующий. Поэтому в следующих двух
параграф
ах рассмотрим, с одной стороны, видовое многообразие учебных предметов
вообще, которое, так или иначе, приложимо к описанию учебной психологической
литературы, в том числе к использованию его при квалификации учебных предметов по
психологии, а с другой,


многообразие видов психологического знания.

























26


© ПатологиЯ
-

сайт о познании феномена личности

1.2. УЧЕБНЫЙ ПРЕДМЕТ КАК КОМПОНЕНТ КУЛЬТУРЫ



Непосредственно учебный предмет выступает как компонент содержания образования.
Содержание же образования в целом представляет собой проекцию накопленной в
обществе культуры на сферу образования. Компонентная структура содержания
образования и компонентный

состав культуры формируются различными путями по
своим собственным закономерностям. Поэтому, в частности, возникает проблема
установления между ними соответствий, прослеживания механизмов, приводящих к
преобразованию компонентов культуры в компоненты соде
ржания образования. При
этом, конечно, содержание образования в целом, так же как и каждый отдельный его
компонент, входят в состав совокупной культуры общества, составляя ее неотъемлемую
часть.


История образования свидетельствует о том, что в целом можн
о говорить о нескольких
принципиально различных подходах к разрешению проблемы соотношения учебного
предмета и культуры, выработанных практикой образовательно

воспитательного
процесса. Это объектный и предметный подходы к отбору конституентов содержания
об
разования; это исторический, логический и психологический принципы формирования
содержания учебной Дисциплины; это концентрический, линейный, фуркационный и
элективный варианты организации формирования содержания Учебно

познавательной
деятельности.


В дан
ном параграфе наметим одну из возможных номенклатур видов учебных
дисциплин, которая могла бы быть использована как при анализе истории развития
конкретного учебного предмета, так и при сопоставлении сосуществующих вариантов его
изложения.


Предварительно

можно предложить два варианта самой общей характеристики понятия
"учебный предмет":


1) дидактически адаптированная, целе


и ценностно ориентированная система знаний,
соотнесенная с определенной отраслью науки или социальной практики;


2) система видов
учебно

познавательной деятельности, инвариантным содержанием
которых выступает упорядоченное знание об определенных аспектах действительности.


Чтобы хоть как

то ограничить рамки последующего обсуждения, следует расставить
некоторые акценты в совокупности

понятий, которые используются наряду с понятием
"учебный предмет" для наименования отдельных структурных единиц содержания
образования: учебная дисциплина, учебный план, учебная программа, образовательная
программа.


Выделяя в качестве структурной единиц
ы содержания образования учебный предмет, мы
тем самым подчеркиваем теоретико

познавательный, гносеологический аспект
рассмотрения. Иначе говоря, предполагается, что речь пойдет о содержании учебно

познавательной деятельности, о том, на что эта деятельност
ь направлена и в зависимости
от чего сама эта деятельность приобретает те или иные характеристики. Когда мы
пользуемся наименованием "учебная дисциплина", подчеркивается нормативно

деятельностный аспект, на первый план выступает то обстоятельство, что в пр
оцессе
осуществления определенным образом содержательно заданной познавательной
деятельности она должна приобрести определенные характеристики. Учебная программа


это такая форма представления содержания образования, которая дает его тезисное,
концептуаль
ное изложение, выделяет требования к уровню усвоения различных
компонентов учебной дисциплины, определяет продолжительность (объем)
предусматриваемых форм организации учебного процесса. Последнее время все чаще
говорят об образовательных программах, предст
авляя содержание образования в виде их
совокупности, а работу образовательного учреждения как совокупность представляемых
им образовательных услуг. При этом акцент переносится на экономико

квалификационные признаки (стоимость реализации программы, квалифик
ация, которую


27


© ПатологиЯ
-

сайт о познании феномена личности

можно приобрести при прохождении программы и т.д.).


Совокупности учебных предметов (дисциплин, образовательных программ),
соотнесенные с определенным уровнем образования и сферой социальной практики с
указанием форм промежуточной и итоговой

аттестации, часто называются учебным
планом Границы между упомянутыми наименованиями структурных единиц содержания
образования достаточно условны, а предложенный вариант трактовки их содержания не
претендует на какую

либо завершенность. В дальнейшем будем

ими пользоваться как
синонимами, имея в виду преимущественно теоретико

познавательный план.


Приведенные в начале два варианта предварительной характеристики понятия "учебный
предмет", конечно, требуют конкретизации. Она может быть достигнута, если указа
ть, за
счет чего возможна адаптация и ориентация системы знаний, какова система форм
организации учебно

познавательной деятельности, при которой инвариантной остается ее
содержание. Не существует каких

либо эксплицированных и общепринятых процедур
построен
ия учебных предметов. Учебные предметы


продукт историческою развития
всей системы образования, выдающуюся роль в котором играет творчество отдельных
педагогов, разрабатывающих соответствующие проекты и создающих средства их
дидактического обеспечения (уч
ебники, задачники, практикумы, словари, хрестоматии,
атласы). Но сама возможность говорить о создании, разработке, конструировании
учебных предметов предполагает, что "материал", из которого создается учебный
предмет, дифференцирован по формам своего сущес
твования.


В совокупности знаний, образующих содержание научной или учебной дисциплины,
можно произвести разграничения по ролям, которые «эти знания играют, будучи
упорядоченными в целостную систему. Это


элементы понятийно

терминологического
аппарата и
принятые способы определения используемых понятий. Это


описание
процедур, служащих для получения (фиксации, накопления) эмпирических сведений. Это


сами эмпирически установленные факты. Это


априорные предпосылки, аксиомы,
постулаты или общие положения
, принятые без основания

доказательства. Это


характеристики принятых процедур обоснования обобщающих утверждений. Наконец,
это


формулировки самих обобщающих утверждений, выражающих законы,
закономерные связи между изучаемыми явлениями, гипотезы


полож
ения, выражающие
предполагаемые связи, не имеющие той степени доказательности, которая присуща
законам. Переход от системы научного знания к учебному знанию характеризуется
изменением соотношения выделенных видов знаний в составе целостной дисциплины. Из
п
одобным образом расчлененного "знаниевого" материала можно создавать различные
композиции


учебные предметы, имеющие одно и то же (аналогичное) содержание, но
различающиеся формами его представления, и сравнивать их между собой.


Учебные предметы создают
ся на основе знаний, которые вырабатывает совокупный опыт
человечества. Поэтому первая задача, которую требуется решить, если попытаться
схематизировать процедуру построения учебного предмета, состоит в том, чтобы
выделить критерии, позволяющие производить

отбор учебного материала и его
упорядочение. Конечно, эти критерии не будут crpoix) определенными, они скорее
выступают как факторы

ориентиры, учет которых позволяет, так или иначе,
аргументировать выбор учебного материала. Первая группа критериев


носит

социокультурный характер, вторая имеет организационно

деятельностную природу,
третья выделяется на основе когитологического описания антропогогических технологий.


Совокупность социокультурных факторов может быть представлена как
антропогогическая система, выступающая в качестве модельного способа экспликации
содержания понятия воспитание (рис. 1.1). С выделенными в составе антропогогической
системы компонентами мож
но соотнести факторы

критерии, которые, так или иначе,
учитываются при построении учебных предметов. Они выступают ориентирами при
отборе содержания учебного предмета, они же могут служить основанием для
разграничения видов учебных предметов, классификации

учебных дисциплин. Так,


28


© ПатологиЯ
-

сайт о познании феномена личности

охарактеризованные учебные предметы будут отличаться друг от друга по соотношению в
их составе структурно

функциональных элементов, указанных выше.


В частности, с компонентом "цель" можно соотнести разграничение учебных дисциплин

на общеобразовательные и профессиональные, которые в свою очередь подразделяются
на общенаучные базисные и дисциплины специализации. Компоненту "объект"
соответствует разграничение учебных дисциплин по их функциям в обеспечении
различных аспектов развития

(формирования) человека: информирующие
(просветительские)


знакомящие с определенным кругом сведений, формирующие
когнитивные ориентиры деятельности, компетентность; абилитационные


направленные
на формирование способностей; реабилитационные


направлен
ные на компенсацию
имеющихся дефектов развития, призванных обеспечить терапевтический эффект.


С компонентом "субъект" связано разграничение учебных дисциплин по их
ориентированности на выражение идей, обусловленных принадлежностью к
определенной научной
школе, направлению.


С компонентом "содержание воспитательного воздействия" может быть соотнесено
различие учебных дисциплин, производного от дифференциации либо компонентов
научной картины мира


естественнонаучные, социогуманитарные, математические
философские, технические
дисциплины, либо отраслей социальной практики, т.е. по их
включенности в состав или инженерного или педагогического, или медицинского, или
военного и т.п. образования. Компоненту "средства" может быть поставлено в
соответствие разграничение учебных дисципл
ин либо по степени их технической
оснащенности, например аудиовизуальный, компьютеризированный, программированный
курсы, либо по их ориентированности на использование отдельных форм организации
учебного процесса


лекционный, семинарский курсы. Наконец, с
компонентом
"результаты" связано разграничение учебных дисциплин по характеру используемых в
них форм и способов контроля за результатами учебно

познавательной деятельности:
нормативные, факультативные, элективные.




Рис. 1.1. Структура антропологической

системы:

ЦАВ


цель антропогогического воздействия;
CAB


субъект антропогогического воздействия; ОАВ


объект антропогогического
воздействия; СодАВ


содержание антропогогического воздействия; СрАВ


средства


29


© ПатологиЯ
-

сайт о познании феномена личности

антропогогического воздействия; РАВ


результ
ат антропогогического воздействия.

Отметим наличие двух подходов к оценке успешности учебно

познавательной
деятельности: результативно

итоговый и функционально

процессуальный. Согласно
первому, оценку уровня образованности можно производить на основе контр
ольных
(тестовых) испытаний, абстрагируясь от того, за счет чего демонстрируемые результаты
достигнуты. Согласно второму, при оценке уровня образованности следует
ориентироваться на учет объема учебно

познавательной деятельности, ее
продолжительность, труд
оемкость проработки учебного материала. Очевидно различие
этих подходов в понимании соотношения внешних и внутренних факторов регуляции
учебно

познавательной деятельности, роли и места способностей и мотивов в рамках
учебных дисциплин. В первом случае прио
ритет отдается внутренним факторам, во
втором


оценке внешнерегулируемых и внешнеконтролируемых факторов.

Совокупность организационно

деятельностных факторов, влияющих на построение
учебной дисциплины, может быть представлена в виде структуры форм организ
ации
учебного процесса (рис. 1.2). При этом каждая форма должна быть охарактеризована в
первую очередь с точки зрения доминирующего в ней способа представления содержания
образования. Соответственно возможные различия между учебными предметами с этой
точки

зрения будут связаны с различиями удельных весов отдельных организационных
форм в составе целостных курсов. Для того чтобы акцентировать внимание на единстве
подхода к выделению признаков, характеризующих многообразие форм представления
знаний, соответств
ующих многообразию форм организации учебного процесса, укажем в
том числе на признаки, существенные с точки зрения современной теории коммуникации
(Ф.Еемерен, Р.Гроотендорст. Аргументация, коммуникация и ошибки. СПб.:
Васильевский остров, 1992). Системе фо
рм организации учебного процесса может быть
поставлена в соответствие система этапов совместной познавательной деятельности.
Поэтому развертывание педагогического процесса представлено на приведенной схеме по
двум временным координатам: времени астрономиче
скому и времени дидактическому.
Формы организации учебного процесса отличаются друг от друга по критериям
формирования состава участников, способами распределения функций во
взаимосвязанной познавательной деятельности, характером представления учебного
мат
ериала
.




Рис. 1.2. Структура форм организации учебного процесса: Тф
-

время физическое; Тд
-

время


30


© ПатологиЯ
-

сайт о познании феномена личности

дидактическое; ОК
-

оперативный контроль; ИК


итоговый контроль; СР
-

самостоятельная
работа; ДИ
-

деловая игра; З
-

зачет; Э
-

экзамен.

С обозначенных п
озиций лекция (если иметь в виду определенный образ,
сформировавшийся в европейской университетской традиции) может быть
охарактеризована как развернутый длительный ретинальный разносторонне
аргументированный монолог, ориентированный на систематическое пре
дставление
знаний. С учетом возможностей и психологических механизмов аудирования на лекции,
как правило, используется концентрическая структура изложения материала, вербально
представленная информация дополняется видеорядом, используются специфические
фор
мы оперативного контроля. Если охарактеризовать лекционный монолог с точки
зрения функций речевых актов, разграничиваемых в теории аргументативного дискурса,
то можно сказать, что здесь преобладают ассертивы (утверждающие речевые акты) и
декларативы (прово
зглашающие речевые акты, квалифицирующие то или иное положение
дел).


На семинарском занятии содержание, представленное на лекции в форме монолога,
воспроизводится в форме полилога. Его дидактическая функция


обеспечить сопряжение
индивидуального опыта с

социально нормированным. Для того чтобы облегчить
вербализацию индивидуального опыта участников семинара в структуре
соответствующего аргументативного дискурса, на первый план выдвигают экспрессивы
(речевые акты, служащие выражению чувств, стимулирующие о
пределенные
эмоциональные состояния) и комиссивы (коммуникативные акты обещания, одобрения,
соглашения). В рамках практического занятия на первый план, с точки зрения структуры
коммуникативного дискурса, перемещаются директивы (речевые акты, предписывающие

определенные действия). Содержание образования на практическом занятии


задачи и
задания, ориентированные на тренинг навыков, умений применительно к конкретным
условиям. При использовании игровых форм организации учебной деятельности главным
образом реша
ется задача сформировать одну и ту же ситуацию (информацию) с разных
позиций, развертывать соответствующую аргументацию с точки зрения выполнения
различных ролевых функций. Наконец, при проведении коллоквиумов, зачетов и
экзаменов содержание образования пр
едставляется в форме массива вопросов, которые
нужно научиться формулировать и на которые нужно научиться отвечать.


Третья группа факторов, под воздействием которых формируется облик учебного
предмета, ранее была обозначена как технологическая. Здесь гла
вным образом имеется в
виду, что учебные предметы при сохранении неизменным основного содержания могут
быть дифференцированы с точки зрения используемых при преподавании методов и
средств обучения.


Что касается обусловленности дидактического статуса учеб
ного предмета
использованными при реализации учебного процесса техническими средствами
антропогогического воздействия, то этот аспект проблемы был уже затронут выше,
поэтому сейчас остановимся на зависимости учебного предмета от используемого метода
обучен
ия (влиянии метода обучения на учебный предмет). Метод обучения есть способ
управления учебно

познавательной деятельностью за счет выбора определенной формы
представления (презентации) знаний и способа (последовательности) их развертывания.
Одна и та же со
вокупность сведений, конституирующих содержание учебного предмета,
допускает различные способы ее изложения


развертывания. Им и будут с этой точки
зрения соответствовать разные учебные дисциплины. Многообразие учебных дисциплин,
обнаруживаемое в этом рак
урсе, раскрывается за счет разграничения форм презентации
знаний и способов их упорядочения в рамках реального учебного процесса.


Можно говорить о трех формах представления

существования знаний: натуральной
(когда учащемуся демонстрируется объект, являющ
ийся источником знаний), модельной
(когда вместо исходного объекта (оригинала) демонстрируется его заместитель


модель,
воспроизводящая существенные признаки оригинала), зна


ково

символической (когда


31


© ПатологиЯ
-

сайт о познании феномена личности

вместо демонстрации объекта дается ее вербальное описа
ние). В реальной
образовательной практике доминирует, как правило, знаково

символическая форма.
Однако разные учебные курсы в разной степени пользуются дополнением вербального
изложения моделями или демонстрациями объектов изучения. Эта мера может служить
реальной основой (параметром) для характеристики учебного предмета. Соответственно
есть основание говорить о теоретических, наглядных и практических курсах.


Другой параметр оценки учебного предмета, предусматриваемый предложенным
определением, связан с р
азграничением стратегий изложения знаний: либо от общего к
частному (дедуктивно ориентированные курсы), либо от частного к общему (индуктивно
ориентированные курсы). В первом случае при изложении учебного материала
доминирует следующий порядок: от определе
ния понятий или обоснований

доказательств каких

либо общих утверждений к их разъяснению, иллюстрации с
помощью конкрет


41 ных примеров, к тренингу умений, основывающихся на их
приложении


использовании в решении конкретных задач, выполнении конкретных
за
даний. Для второго варианта изложения более характерен переход в противоположном
направлении: от рассмотрения частных случаев, конкретных примеров к их обобщению.


Таким образом, исходя из предложенного понимания содержания понятия "учебный
предмет", мы о
характеризовали многообразие явлений реальной образовательной
практики, охватываемое этим понятием (предложили их номенклатуру). Предложенные
наименования, поскольку по отношению к учебной дисциплине (например, психологии,
изложенной в конкретном учебном п
особии) они носят более общий характер, могут
использоваться для их квалификации и для сопоставления различных вариантов
изложения (реализации) определенного учебного предмета.


Для того чтобы завершить обсуждение вопросов, касающихся характеристики учебной
дисциплины, практически ориентированным резюме, приведем вариант схемы
экспертного оценивания учебного пособия (которая может быть использована,
естественно, и в отношении дан
ного пособия).


A. Уровень соответствия содержания пособия развитию "гомологичной" ему
отрасли научной или практической деятельности.

5. Целесообразная проработка пособия формирует в заданном аспекте способность
ставить и решать актуальные для данной отрасли задачи.

4. Целесообразная проработка пособия формирует релевантное понимание изучаемой
отрасли.

3. Целесообразная проработка посо
бия формирует умение решать стандартные задачи.

2. На основе проработки пособия возможно формирование умения решать отдельные
классы стандартных задач.

1. На основе проработки пособия возможно формирование релевантного понимания
отдельных разделов курса.


Б. Достижимый уровень управления учебно

познавательной деятельностью.

5. Может быть успешно использовано в самостоятельной работе; целесообразен итоговый
контроль.

4. Некоторые разделы курса могут быть успешно использованы в самостоятельной работе.

3.

Успешная работа с пособием возможна лишь при постоянном использовании других
пособий; целесообразен промежуточный контроль.

2. Работа с пособием требует постоянных методических указаний со стороны педагога.

1. Каждый отдельный фрагмент требует дополните
льного разъяснения со стороны
педагога; целесообразен пооперационный контроль.

B. Уровень соответствия дидактической структуры пособия требованиям
управления учебно

познавательной деятельностью. Должны быть оценены:

а) соответствие объема пособия предусм
атриваемым (планируемым) трудозатратам (1


соответствует, 0


не соответствует); б) соответствие структуры пособия ожидаемой


32


© ПатологиЯ
-

сайт о познании феномена личности

структуре учебно

познавательной деятельности (2


вполне соответствует, 1


в
достаточной мере соответствует, 0


не соответствует)
; в) соотношение текста и
внетекстового материала (1


удачное, 0


неудачное); г) успешность реализации функций
презентации, стимулирования, контроля (2


хорошо, 1


удовлетворительно, 0


плохо).

Г. Уровень соответствия логико

лингвистических характери
стик текста
требованиям управления учебно

познавательной деятельностью. Должны быть
оценены:

а) наличие в тексте единой системообразующей концепции (1


имеется, 0


не имеется);
б) возможность разбиения текста на сверхфазовые единицы, соответствующие объ
ему
непрерывной учебно

познавательной деятельности (2


возможно, 1


затруднительно, 0


невозможно); в) синтаксическая сложность текста (1


дидактически целесообразная, 0


дидактически нецелесообразная); г) лексико

терминологическая сложность текста (1



дидактически целесообразная, 0


дидактически нецелесообразная);

Д. Уровень соответствия качества полиграфического исполнения требованиям
управления учебно

познавательной деятельностью. Должны быть оценены:

а) шрифт (1


соответствует перцептивным нор
мативам, 0


не соответствует
перцептивным нормативам); б) формат (1


соответствует перцептивным нормативам, 0


не соответствует перцептивным нормативам); в) качество иллюстраций (2


хорошее, 1


удовлетворительное, 0


плохое); г) качество бумаги (2


хорошее, 1


удовлетворительное, 0


плохое).



































33


© ПатологиЯ
-

сайт о познании феномена личности

1.3. ПСИХОЛОГИЧЕСКОЕ ЗНАНИЕ: СУЩНОСТЬ, СПЕЦИФИКА, ТИПОЛОГИЯ


Рассмотрение проблематики, относящейся к характеристике психологического знания,
очевидно

может базироваться на разных мотивах и быть ориентированным на решение
различного рода задач. Предпринимаемое в данном случае обсуждение исходит из
дидактического видения соответствующего круга проблем и имеет целью
конкретизировать ответ на вопрос о мето
дах обучения (изложения системы
психологического знания).

Знание как продукт познавательной деятельности в условиях обучения выступает и как
цель, ожидаемый (проектируемый) результат осуществления образовательного процесса,
и как средство антропологическо
го воздействия, и как "материал", в котором воплощается
образовательный замысел, аккумулирован определенный воспитательный потенциал.
Если проследить движение знания в пределах некоего замкнутого (искусственно
выделенного) цикла познавательной деятельности
, то можно отметить, что это движение
при осуществлении учебного познания совершается как бы в обратном направлении по
сравнению с его движением при научном познании. Цикл научного познания
развертывается в направлении от изучаемой реальности к продуцирова
нию знания о ней,
тогда как учебное познание идет в противоположном направлении: от знания как
относительно завершенного результата уже состоявшейся познавательной деятельности к
обнаружению той реальности, которая явилась источником этого знания.


Предст
авим цикл познавательной деятельности в виде схемы, включив в нее в качестве
компонентов основные факторы, которые влияют на процесс получения знания (рис. 1.3).
Реализация цикла рознавательной деятельности при этом может быть описана как
последовательное
развертывание ее этапов. Как правило, оно фиксируется в программе
исследования. Инициируется цикл научно

познавательной деятельности в результате
осознания и соответственно формулирования проблемы как некоего противоречия между
имеющимся и потребным знание
м. Направление возможного разрешения проблемы
задается благодаря формулированию гипотез, после чего перед исследователем встает
задача собрать данные, подтверждающие или опровергающие выдвинутые гипотезы.
Чтобы перейти к накоплению массива данных, требуетс
я построить концептуальную
модель изучаемого феномена, операционализировать используемые при его описании
понятия, выбрать (построить) методику регистрации данных, решить вопрос о том, какое
количество наблюдений (измерений) необходимо произвести, выбрать
методику их
обработки. После того как в результате обработки данных в исследовании установлены
факты, их интерпретация с позиций используемой концептуальной модели позволяет
перейти к формулированию полученных знаний, т.е. неких суждений относительно
изуча
емой реальности.



Рис. 1.3. Структура цикла познавательной деятельности.



34


© ПатологиЯ
-

сайт о познании феномена личности


Осуществление учебно

познавательной деятельности предполагает, что знание, которое
должно быть оформлено в сознании учащихся, уже имеется, получено как результат
научно

исследовательской деятельности. Поэтому задача состоит в том, чтобы, исходя из
уже имею
щегося знания, реконструировать и трансформировать возможные процедуры
его получения в соответствии с познавательными способностями обучаемых и общими
целями, которые стоят перед процессом обучения. Такова в общих чертах схема
рассматриваемой дидактической

задачи. Но перед тем как охарактеризовать многообразие
видов психологических знаний, вовлекаемых в решение дидактических задач, выделим
некоторые их родовые признаки.


Знание в целом, безотносительно к своей специфике, может быть охарактеризовано как
определенная форма (способ) отражения (воспроизведения) свойств и признаков
познаваемого объекта в сознании познающего субъекта. Иначе говоря, знание есть некий
продукт суб
ъект

объектного взаимодействия (рис. 1.4), при этом знание, соотнесенное с
объектом, выступает как компонент, конституирующий сознание субъекта, а сознание


как форма существования знания (со

знание).




Рис. 1.4. Структура гносеологического отношения:

О



объект познания: Ч


человек как
субъект познания; 00


образ объекта в сознании человека как субъекта познания.


Несколько большую определенность характеристике знания как форме результатов
субъект

объектного взаимодействия можно придать, если отметить

отличие знания от
верований и мнений. Знание в этом ряду есть единство абсолютного и относительного,
тоща как вера в отличие от знания есть абсолютизация относительного, возникающая в
результате особого духовно

творческого акта, а мнение в соотнесении со
знанием есть
релятивизация абсолютного. Знание есть такой когнитивный образ, с которым соотнесены
хотя бы некоторые процедуры его получения и некоторые способы его обоснования.
Психологически наличие знания у субъекта можно квалифицировать как единство
уве
ренности и сомнения. Знание


это такой когнитивный образ, который допускает и
предполагает развитие.


Изначальная специфика психологического знания фиксируется тем, что в качестве его
объекта выступает сам субъект (или по крайней мере какие

то его состав
ляющие,
компоненты). Объектом психологического знания являются некоторые продукты


результаты объективации субъекта, а само психологическое знание есть результат его
последующей субъективации. Психологическое знание предстает как единство процессов
объект
ивации и субъективации. Сознание субъекта в структуре познавательного
отношения при этом как бы "расщепляется" на две ипостаси: сознание субъекта
гносеологического и сознание субъекта психологического (рис. 1.5). Субъект
гносеологический выступает носителе
м родовых (всеобщих) характеристик
познавательной активности, субъект психологический


носителем тех параметров
познавательной активности, которые отражают особенности индивидуального опыта, его
актуальное состояние.



Рис. 1.5. Структура гносеологическо
го отношения: О


объект познания; Ч


человек как
субъект познания; Яги


человек как гносеологический субъект; Япс


человек как
психологический субъект; 00


образ объекта в сознании.



35


© ПатологиЯ
-

сайт о познании феномена личности


Рис 1.6. Структура гносеологического отношения: О
1


О
4



элементы объектно
-
вещной среды;
Ч
1



Ч
4



члены социума.



Рис. 1.7. Структура гносеологического отношения: З
1
, З
2



знаки.


Любое знание отражает обобщенные признаки объекта, т.е. инвариантные относительно
множества объектов, элементом которого выст
упает данный, и обобщенные признаки
субъекта, инвариантные относительно множества возможных состояний субъекта и
доступных ему уровней (способов) отражения бытия (рис. 1.6). Знание об объекте,
поскольку оно становится отдельным компонентом сознания, означе
но: ему ставится в
соответствие некоторый простой или сложный знак. В этом смысле знание выступает как
единство общего и единичного (рис. 1.7). Чтобы в целостном виде охарактеризовать
видовое многообразие психологических знаний, изберем в качестве основы и
х
классификации факторы, представленные в структуре познавательного цикла (см. рис.
3.1), При этом ограничимся тем, что выделим лишь три типа многообразий:
методологических установок, реализуемых в процессе порождения психологических
знаний; источников пол
учения психологических знаний; методов психологического
исследования.


Множественность методологических установок, реализуемых в процессе порождения
психологических знаний. Психология как отрасль знания, исторически вычленяющаяся из
совокупной научной кар
тины мира на основании признаков единства собственного
предмета и методов научно

исследовательской деятельности, на деле представляет собой
множество сосуществующих, взаимодействующих и сменяющих друг друга направлений,
в рамках которых в свою очередь выра
батывается специфическое видение предмета,
обнаруживается преимущественная приверженность тем или другим методам
исследования. К числу наиболее глубинных оснований дифференциации направлений
внутри психологии относится принимаемый или вырабатываемый ими ва
риант трактовки
причинно

следственных отношений, имеющих место в сфере психических явлений.


Как известно, акцентирование специфики психического в свое время привело Декарта к
выдвижению дуалистической концепции. Появление этой концепции в свою очередь
вы
звало и продолжает вызывать многочисленные попытки ее преодоления. В частности, в
концепции В.Вундта присутствует явно выраженное стремление утвердить
монистический подход на основе философского учения эмпириокритицизма. Согласно
этому учению, дифференциац
ия предметов физики (естествознания) и психологии может
быть интерпретирована как результат наличия возможных различных точек зрения на
единое содержание опыта. Физик абстрагируется от субъективных компонентов опыта,


36


© ПатологиЯ
-

сайт о познании феномена личности

психолог, наоборот, принимает во вниман
ие субъективную обусловленность содержания
первоначальных данностей опыта.


Конечно, вряд ли возможно последовательно отрицать многообразные качественные
различия феноменов, изучаемых физиком и психологом в рамках единого феноменально
данного опыта. Требу
ется лишь в каждом конкретном случае находить релевантную
интерпретацию обнаруживаемых различий. Очевидно, например, что приближение или
удаление от объекта приводит к изменениям его видимой величины. Но важно также
отметить, что видимая величина объекта и

расстояние до него не связаны причинно

следственными отношениями, в частности потому, что эти изменения происходят
одновременно. В то же время известны многочисленные проявления константности
восприятия, когда реальное изменение физико

геометрических усло
вий восприятия не
приводит к изменению воспринимаемой величины или других параметров объекта;
многочисленными экспериментами продемонстрировано влияние установки на характер
восприятия объекта и т.д.


Специфика причинно

следственных отношений между объект
ом и его образом в
сознании проявляется и в том, что, хотя параметры образа будут в определенном
диапазоне изменяться под влиянием изменения параметров объекта, непосредственное
обратное воздействие образа на свой объект невозможно. Между объектом и его об
разом
в сознании нет взаимодействия. Образ объекта может влиять лишь на поведение
(активность) организма, являющегося субстратом этого образа. В то же время между
объектом и организмом как носителем психических механизмов отражения возможно
взаимодействие.

Чтобы подчеркнуть специфику причинно

следственных отношений,
реализующихся на границе физиологических (физических) и психических процессов,
изобразим их соотношение в виде схемы (рис. 1.8), которая указывает, что обычная
реакция (Р) на стимул (С) в извест
ном диапазоне его интенсивности и качественной
определенности содержит как психологический (Рпс), так и физиологический (Рф)
компоненты.



Рис. 1.8. Составляющие реакции человека на внешнее воздействие (стимул).


Специфика психической реальности находит свое подтверждение и отражение также в
том, как определяется (определялось в истории науки) место психологии среди других
отраслей знания.


История самой психологии наряду с историей развития проблемы классификации

наук
демонстрирует, что на протяжении долгого периода времени сосуществовали попытки
отнести психологию либо в разряд социальных (социогуманитарных), либо в разрад
естественно

научных (биологических) наук. Так, Дидро включал психологию в
философию, котору
ю противопоставлял физике, математике и "частной физике"


комплексу наук, включавшему в себя и биологию. Сен

Симон в своих "Очерках науки о
человеке" подводил психологию под рубрику биологических наук. Ампер вернулся к
рассмотрению психологии как раздела
философии.


В концепции Г.Спенсера двойственность положения психологии в системе
междисциплинарных связей осмысливается в форме "расщепления" самой психологии на
две ветви, если не вполне автономные, то достаточно самостоятельные: психологию
объективную,
которая тяготеет по предмету и методам к комплексу биологических наук, и
психологию субъективную. Намеченное у Спенсера принципиальное разграничение


37


© ПатологиЯ
-

сайт о познании феномена личности

внутри самой психологии закрепляется в неокантианской традиции. В конце XIX в.
В.Виндельбранд в своей работ
е "История и естествознание" (1894) предложил
разграничение наук на два класса: номотетические и идеографические. Естествознание
(естественно

научная психология), фиксируя постоянно воспроизводящиеся явления,
устанавливает их законы. История же (включая гу
манитарно ориентированную
психологию) изучает единичное, неповторимые события, факты. Тенденция к
методологическому и методическому расколу внутри психологии была в существенной
степени усилена в концепции В.Дильтея (Описательная психология, 1894. Русск.пе
р.
1924). Согласно этой
концепции демаркационная линия
во взаимоотношениях
естествознания и психологии может быть проведена на основе противопоставления
методов объяснения и методов понимания. "Природу мы объясняем, душевную жизнь
понимаем". Познание душев
ных комплексов всегда имманентно, познание природы
всегда трансцендентно.


Отмеченная тенденция к методолого

методической дифференциации внутри психологии
не является достоянием лишь ее истории. Можно сказать, что и в современной науке она
представлена в
факте сосуществования двух парадигм: естественно

научной и
рефлексивно

гуманистической (рис. 1.9 и 1.10). Различие между ними в значительной
мере обусловлено различием позиций ученого по отношению к познаваемому явлению.
Если, согласно естественно

научной
парадигме, исследователь изучает психические
явления, стремясь элиминировать свое собственное влияние на них, то, действуя в рамках
рефлексивно

гуманистической парадигмы, он рассматривает изучение психических
явлений как способ самопознания и свои познават
ельные действия и возможности в их
обусловленности фактическим уровнем саморазвития.





Рис. 1.9 Предметное поле естественно
-
научной парадигмы психологии: Исп


испытуемый; С


стимул; Р


реакция; Рф


физиологическая составляющая реакции; Рпс


психо
логическая
составляющая реакции; Исс


исследователь.

Рис. 1.10. Предметное поле гуманитарно
-
рефлексивной парадигмы психологии (обозначения см.
на рис. 1.9).


Более конкретно вопрос о множественности направлений, представленных в системной
психологии и ди
фференцированных по их ориентации на различные методологические
предпосылки (используемые типы объяснения), освещен, например, Пиаже (Характер
объяснения в психологии и психофизический параллелизм // Экспериментальная
психология /Под ред. П.Фресса, Ж.Пиаже
. Вып. 1,2. 1966). Причину множественности
типов объяснения, используемых в психологии, Пиаже усматривает в трудностях,
связанных с необходимостью найти такое решение проблемы отношений между
структурами сознательных реакций и органическими структурами, ко
торое было бы
одновременно теоретически приемлемым и эвристически плодотворным. Используемые в


38


© ПатологиЯ
-

сайт о познании феномена личности

психологии объяснительные модели тяготеют, по его мнению, к двум полюсам:
редукционистскому (модели, сводящие сложное к простому, психическое к
внепсихическому)
и конструктивистскому (модели, остающиеся в границах предметной
сферы психологии, аппелирующие к механизмам возникновения новообразований из
имеющихся структур). Редукционистские схемы Пиаже подразделяет на психологические,
социологические, физикалистские,

органицистские (физиологические). К
конструктивистским схемам он относит трактовки психических новообразований,
основывающихся на моделях научения, генетических и "абстрактных". Следуя логике
Пиаже, можно говорить и о соответствующих типах психологических

знаний. Укажем на
некоторые более конкретные примеры психологических знаний, продуцируемых при
использовании редукционистских стратегий.


В качестве примера знаний, порождаемых в рамках психологического редукционизма,
можно использовать объяснения фрейди
стского типа. Здесь психические
новообразования, появляющиеся, в частности, в процессе возрастного развития,
представляются результатом перемещения аффективных зарядов. Одна и та же
психическая энергия (либидо), вначале сконцентрированная на определенной
д
еятельности (оральная, анальная стадии), перемещается на свою собственную
деятельность (нарциссизм) и, наконец, на других людей.


Социологический редукционизм рассматривает психические новообразования как
результат взаимовлияний в ходе социальной жизни. Н
апример, П.Жане объясняет
появление рефлексии как механизма, надстраивающегося над непосредственными
верованиями, ссылкой на социальное поведение, имеющее форму обсуждения, а также его
последующей интериоризацией в форме дискуссии с самим собой.


В качест
ве примера знаний, получаемых при опоре на физикалистский редукционизм,
могут быть указаны суждения, формулируемые в рамках гештальтского направления. Так,
основной тезис статьи Вертгеймера "Экспериментальное исследование видимого
движения (1912) о том, чт
о "первичными данными психологии являются целостные
структуры (гештальты), в принципе не выводимые из образующих их компонентов",
обретает свою специфичность как тип знания в контексте описания экспериментальной
процедуры обнаружения фи

феномена и его объя
снения как результата "короткого
замыкания", происходящего при соответствующем временном интервале между зонами
мозга.


Примером физиолого

редукционистских знаний могут служить объяснения ассоциаций,
даваемые на основе условно рефлекторых представлений.


Многообразие источников получения психологических знаний. Психическая реальность
дифференцирована внутри себя, в том числе на основании различий носителей психики и
способов обнаружения ее в них. В этом смысле можно грворить о четырех типах
источников пол
учения первичной психологической информации, которым будут
соответствовать и типы психологических знаний:


самопознание Я (интроспекция),


сознание другого Я (интерпретация, герменевтика),


поведение носителя психики (экстроспекция),


продукты жизнедеятел
ьности носителя психики (экстроспекция, герменевтика,
праксиметрия).


Значительная и важнейшая часть исследований человеческой психики в качестве своей
элементарной основы предполагает способность у испытуемых (обследуемых,
респондентов, оптантов) произво
дить и дифференцировать простейшие психические акты:
"посмотрите сюда", "сосредоточьтесь", "будьте внимательны", "представьте себе",
"воспринимаете ли вы сигнал?", "чувствуете ли вы прикосновение?" и т.д. и т.п. Все это в
целом и есть осуществление разнооб
разных интроспективных акций.


Интроспекция наряду с интерпретацией была и остается важнейшим методом
философской психологии. Наиболее детально методические требования к осуществлению


39


© ПатологиЯ
-

сайт о познании феномена личности

нтроспективных актов в рамках экспериментально психологических процедур

были
разработаны Э.Б.Титченером. С этих же позиций им предложены критерии разграничения
элементарных психических процессов. Согласно Титченеру, основная задача
экспериментальной психологии


это анализ структуры, "морфологии" Сознания,
вычленение из него
элементарных процессов. По его мнению, такими элементарными
процессами сознания являются ощущения и чувства, которые в повседневном обиходе
постоянно смешиваются. В своем "Учебнике психологии" он писал: "Существует
элементарный аффективный процесс, элемент
арное чувствование, которое в нашем
собственном сознании координировано с ощущением и отличимо от него; но оно в то же
время родственно ощущению и вытекает из того же источника, сделано (так сказать) из
одинакового с ним примитивного психического материала
: этот элементарный процесс
мы будем называть чувством (affection) (Титченер Э. Учебник психологии. Т. 1. М., 1914.
с
. 190).


Ощущения могут быть охарактеризованы четырьмя параметрами: качеством
(модальностью), интенсивностью, длительностью, ясностью (отч
етливостью). Чувства же


только тремя: качеством, интенсивностью, длительностью. Удовольствие и
неудовольствие могут быть, согласно Титченеру, более или менее интенсивными, более
или менее продолжительными, но никогда не бывают ясными. На чувствах невозмо
жно
сосредоточить свое внимание. Чем больше внимания мы обращаем на ощущение, тем
яснее оно становится, если мы обращаем внимание на чувство, оно исчезает. Ощущения
можно локализовать в пространстве, чувства


нет.


Чувства всегда имеют одинаковый объем с

сознанием. Ощущения суть объективно
обусловленные элементы сознания, чувства


субъективно инициированы. Чувства
субъективны и в том смысле, что они никогда не появляются одни, но всегда по
неоходимости сопровождают ощущения. Наиболее распространенная оши
бка при
экспериментальном изучении ощущений


это ошибка стимула (stimulus error).
Методическая чистота и корректность проведения исследования требуют исключения из
интроспективного отчета всего, что имеет отношение к физической природе стимула, к
значению
, в нем должно быть оставлено исключительно "чистое содержание сознания".


Нельзя не отметить, что осуществление самонаблюдения предполагает активное
противопоставление себя как познающего субъекта окружающей действительности как
объекту. Оно предполагает способность к выделению и осознанию объекта, осознанию
своих целей и спосо
бов их достижения, умение распределять свои действия в
пространстве и времени не только в реальной ситуации, но и в отношении множества
возможных ситуаций. В этом смысле самонаблюдение предполагает высокую степень
зрелости субъекта, может выступать в качес
тве ее критерия, рассматриваться как
результат и продукт длительного развития. Поэтому интроспективные акты выступают, с
одной стороны, как постоянно воспроизводящаяся основа психической активности
любого зрелого индивидуума, с другой


как особая методиче
ская процедура и
предполагают специальное обучение.


Говоря о самонаблюдении (интроспекции), конечно, нельзя обойти молчанием и тот факт,
что многие выдающиеся ученые высказывали сомнения либо в самой возможности
осуществления самонаблюдения, либо в досто
верности получаемых с его помощью
данных. Так, И.Кант указывал, что самонаблюдение есть не столько интроспекция,
сколько ретроспекция, так как невозможно одновременное протекание какого

либо
процесса в сознании и его наблюдение, и что, производя самонаблюд
ение, мы тем самым
уже вносим определенные изменения в наблюдаемые явления. О.Конт считал, что
самонаблюдение можно сравнить с глупой попыткой человека выглянуть в окно, чтобы
посмотреть, как он сам проходит по улице. М.Планк высказывался в том смысле, что

"вполне объективное научное исследование душевных явлений возможно, принципиально
рассуждая, только по отношению к другим личностям, поскольку они независимы от
личности наблюдателя. Изучение собственной личности возможно только по отношению


40


© ПатологиЯ
-

сайт о познании феномена личности

к прошлому, к
оторое представляется совершенно законченным перед внутренним взором
мыслителя, но не по отношению к собственному настоящему или собственному
будущему" (Планк М. Единство физической картины мира. М.: Наука, 1966. СИЗ).
Перечень такого рода высказываний мож
но было бы существенно расширить, но важно
то, что они

то как раз и подтверждают сам факт осуществленности актов
самонаблюдения, их принципиальную существимость. Конструктивный смысл подобных
высказываний состоит в том, что данные интроспекции не во всех с
лучаях являются
абсолютно достоверными, т.е. в свою очередь предполагают использование методов
интерпретации, сопоставления с данными, полученными иными методами.


Если постановка вопроса об использовании интроспекции в психологии, как правило,
выводит на

уровень обсуждения методолого

мировоззренческих проблем, то проблемы
использования метода наблюдения преимущественно рассматриваются в методическом
ключе. Главное здесь


это разграничение наблюдения как вида познавательной
деятельности и наблюдения как с
пециального метода исследования. В последнем случае
наблюдение рассматривается под углом зрения требований, которые необходимо
соблюдать, чтобы получаемые данные удовлетворяли принятым стандартам научности и
могли быть подвергнуты последующей обработке. Пр
инципиальным в этом смысле
является положение о том, что в совокупности процедур, реализующих наблюдение как
метод исследования, воплощены определенные диспозиции исследователя в отношении
изучаемого им феномена: классификация возможных событий, варианты о
бработки и
интерпретации данных. Конкретным примером совмещения такого рода процедур может
служить карта наблюдений Д.Стотта.


Карта наблюдений, разработанная Стоттом, содержит 198 дескрипций относительно
элементарных фрагментов поведения ребенка, свидете
льствующих о его
дезадаптированности в школьной среде. Эти дескрипции сгруппированы в 16 синдромов:
НД


недоверие к новым людям, вещам, ситуациям; Д


депрессия; У


уход в себя; ТВ


тревожность по отношению к взрослым; ВВ


враждебность по отношению к в
зрослым;
ТД


тревога по отношению к детям; А


недостаток социальной нормативности
(асоциальность); ВД


враждебность по отношению к детям; Н


неугомонность; ЭН


эмоциональное напряжение; НС


невротические симптомы; С


неблагоприятные
условия среды; С
Р


сексуальное развитие; УО


умственная отсталость; Б


болезни и
органические нарушения; Ф


физические дефекты. Сама карта представляет собой
регистрационный бланк с определенной конфигурацией поля размещения
регистрируемых признаков, ориентированной н
а измерение коэффициента
дезадаптивности. Не имея возможности привести в данном случае всю карту целиком в
силу ее громоздкости, покажем лишь ее фрагмент, касающийся синдрома депрессии.




41


© ПатологиЯ
-

сайт о познании феномена личности



Для того чтобы подчеркнуть специфику выделяемых в данном случае се
гментов
поведения и используемого метода их фиксации, целесообразно сопоставить этот
фрагмент карты наблюдения со шкалой, например тревожности, для измерения уровня
которой используются интроспективные данные (соответствующий список утверждений
приведен ни
же в § 3.2).


Многообразие методов психологического исследования. Подводя итоги обсуждения,
можно следующим образом представить многообразие методов психологического
исследования, поставив ему в соответствие многоярусную классификацию (рис. 1.11):



Рис. 1.11. Классификация методов психологического исследования.



42


© ПатологиЯ
-

сайт о познании феномена личности


В качестве дополнительного комментария к классификации имеет смысл отметить
различия проективных и инъективных методов экспериментального исследования. Что же
касается конкретных примеров пра
ксиметрических методов, то здесь могут быть указаны
методики контакт

анализа или выполнение каких

либо рисуночных заданий.


В рамках общего тезиса об обусловленности психологического знания использованными
экспериментально ориентированными процедурами одн
а из возможных оппозиций:
проективные


инъективные методы. Это разграничение основывается прежде всего на
рассмотрении связи стимул

реакция с точки зрения доминирования в реакции
субъективно или объективно (стимульно) обусловленных компонентов. При этом в
ажно
подчеркнуть, что разграничение субъективно/объективно детерминированных реакций не
следует смешивать с разграничением первичных/вторичных психических процессов
(например, по Фрейду). Как известно, Фрейд считал, что первичные процессы
(воображение) суб
ъективно мотивированы, тесно связаны с аффективной сферой; в них
находят выражение глубинные бессознательные тенденции личности; регулируются эти
процессы в соответствии с принципом удовольствия. Посредством этих процессов
осуществляется непосредственно ра
зрядка либидонозных влечений, не связанных с
социокультурными запретами. Во вторичных процессах (восприятие, мышление)
отражается объективный мир как бы независимо от аффективного к нему отношения со
стороны субъекта. В отличие от такого рода трактовок и и
сходя из нерасторжимости
(соотносительности) связи субъект

объект следует признавать наличие в любой
стимульно обусловленной реакции объективной и субъективной составляющих. Но
удельный вес этих составляющих в разных типах реакций будет, естественно, разли
чен. В
известной степени это определяется характером самого стимула.


Основные принципы использования и конструирования проективных методик
сформировались в результате их определенного противопоставления, с одной стороны,
принципам традиционной эксперимен
тальной психологии, а с другой


принципам
тестологии. Общие требования, формулируемые в отношении экспериментальных
методик вообще (валидность, дискриминирующая способность, надежность), в
преломлении к характеристикам экспериментальных заданий вели к исп
ользованию
различного стимульного материала.


Если для инъективных методик характерна достаточно четко определенная адресность
(они предназначены для исследования либо мышления, либо восприятия, либо эмоций,
либо воображения и т.д.) и требование валидност
и осмысливается здесь как требование
соответствия стимула тому процессу, который он должен инициировать, то для
стимульного материала проективных методик такого рода адресность не характерна.
Поэтому класс проективных методик может быть выделен прежде всег
о по признакам
неопределенности стимульного материала.


Неопределенность стимула по сравнению с определенностью требуемой инструкцией
реакции ("Что это такое, на что это может быть похоже?") вынуждает (провоцирует)
актуализировать испытуемого субъектные с
труктуры. Таким образом, в реакции
доминируют субъектно

личностные компоненты.


Неопределенность стимуляции влечет за собой и другую специфическую особенность
проективных методик, состоящую в том, что интерпретация ответов испытуемого дается в
категориях
разграничения отдельных модусов

аспектов целостной личности (признак
личностной адресности). Они рассматриваются не с точки зрения обнаружения в них
каких

то особенностей психических процессов или отдельных функций, а как способ
экстериоризации личности в
целом. В качестве конкретного примера использования
такого рода интерпретаций может быть указан* какой

нибудь вариант систематизации
механизмов психологической защиты: вытеснение, обесценивание, гиперкомпенсация,
регрессия, идентификация, рационализация, п
роекция. Если же в качестве основы
интерпретации избираются какие

либо внутриличностные образования, то здесь


43


© ПатологиЯ
-

сайт о познании феномена личности

фигурируют такие их перечни, которые достаточно полно характеризуют определенный
уровень существования личности (индивида, субъекта, индивидуально
сти). В качестве
иллюстрации можно привести, с одной стороны, список потребностей по Мюррею,
который используется при интерпретации рассказов по картинкам

стимулам
Тематического апперцептивного теста, а с другой стороны, характеристику субтестов
теста Д.Ве
кслера.


Еще один признак, характеризующий стимульный материал проективных методик,
состоят в его эмоциогенности. Это свойство стимульного материала в данном случае
выступает не как условие, релевантное по отношению к задаче изучения эмоций, а как
фактор
актуализации личностных структур. Стимульный материал, используемый в
проективных методиках, небезразличен испытуемому в том смысле, что он ориентирован
на очерчивание круга аффектогенных тем (ситуаций), вытекающих из определенной
модели личности, представ
лений о том, что может способствовать зарождению аффекта.
Изображения драматических жизненных обстоятельств, лица людей, предметы, прочно
ассоциированные с конфликтными и трагическими ситуациями (оружие, могильная плита
и т.п.),


все это указывает на опре
деленную адресность стимулов. Четвертым признаком
является "глухота"


завуалированный характер инструкций, призванных обеспечить
атмосферу непринужденности, открытости, вовлеченности испытуемого в
экспериментальную процедуру, готовности его к сотрудничест
ву. Поэтому инструкция
часто оформляется как правила некой игры. Экспериментатор стремится избегать каких

либо прямых или наводящих вопросов, могущих индуцировать определенный ответ


все
должно помочь экстериоризировать уже имеющееся состояние, а не сформ
ировать его. В
отличие от этого тактика, избираемая экспериментатором при использовании
инъективных методик, состоит в том, чтобы помочь испытуемому выделить в
психическом пространстве именно тот феномен, который интересует в данном случае
экспериментатора
.


Итак, психологическое знание, как на это указывает приведенная таблица, многообразно
по ряду имманентно присущих ему признаков. Разработка и выбор стратегий обучения
психологии, естественно, предполагает соответствующую компетентность и способность
ори
ентироваться в этом многообразии.

























44


© ПатологиЯ
-

сайт о познании феномена личности

2. ПРЕДМЕТНАЯ ОБЛАСТЬ ПСИХОЛОГИИ


Для любой отрасли знания, в том числе психологии, определение собственного предмета,
т.е. соотносимого с ней фрагмента действительности, аспектов и уровней его
рассмотрения, составляет центральную задачу. Эта задача не имеет раз и навсегда
найденного решения, она постоянно уточняется (видоизменяется) по мере развития самой
науки. Центральное положение этой задачи в совокупной проблематике науки не
означает, конеч
но, что она должна постоянно или очень подробно рассматриваться в
процессе изучения психологии. Этот тезис означает лишь то, что рассмотрение любого
частного вопроса является одновременно пусть неявным рассмотрением и этого общего
вопроса, тяготеет к тому
или иному варианту его решения. Для преподавателя же
освещение любого частного вопрроса должно соотноситься с принятым им подходом (с
многообразием возможных подходов) к определению предмета в целом.

Для определения предметной области психологии в общем мо
жно воспользоваться
пространственным представлением о положении этой области среди предметных областей
других наук. Тогда для того чтобы определить предмет психологии, нужно очертить
внешние (экстернальные) границы ее предметной области и показать ее внутр
еннюю
(интернальную) расчлененность, поскольку сама психология может быть представлена
также как совокупность (система) входящих в нее частных, научных дисциплин.
Прочерчивание внешних и внутренних границ предметной области психологии вместе с
тем являет с
обой пример неявного (имплицитного) определения предмета. Поэтому в
дополнение к ним следует предложить и вариант явного (эксплицитного) его определения.
В качестве такового может выступать характеристика содержания понятий, которые
используются для ее наи
менования в целом. Таким образом, мы приходим к
разграничению трех вариантов определения предмета психологии: имплицитное
экстернальное, имплицитное интернальное и эксплицитное.





























45


© ПатологиЯ
-

сайт о познании феномена личности

2.1. ВНЕШНИЕ ГРАНИЦЫ ПРЕДМЕТНОЙ ОБЛАСТИ ПСИХОЛОГИИ


Постановка вопроса о внешних границах предметной области психологии исходит из
тезиса о необходимости разграничения объекта и предмета применительно к любой
отрасли знания. Объект


это фрагмент объективной, т.е. существующей независимо от
сознания исследо
вателей действительности, который может изучаться с различных
позиций, различными методами и средствами. В отличие от объекта предмет науки


это
специфичный для нее угол зрения на объект, аспект самого объекта, специфичный для
определенной отрасли науки и

задаваемый ее понятийно

терминологическим аппаратом,
используемыми ею методами исследования. Психика, очевидно, может и фактически
изучаться с различных позиций, в рамках разных отраслей знания: физика, химия,
биология, социология, психология... В связи с

этим встает вопрос об отличении психики
как предмета психологии от психики как предмета физического, химического,
физиологического или любого другого исследования. Проблемы, возникающие при
попытках разграничения предметов разных отраслей знания в приложе
нии к одному
объекту


психике, из истории науки известны как психофизическая,
психофизиологическая, психосоциальная. В данном случае, поскольку нас в первую
очередь, естественно, интересует психология как учебный предмет, будем
абстрагироваться от проблем
атичности с точки зрения науки указанного круга вопросов.
Выработанные в рамках попыток их разрешения подходы будем трактовать как
аргументы в пользу о качественном своеобразии психической реальности, о
неправомерности и нежелательности растворения этого с
воебразия в предметах других
отраслей знания.
































46


© ПатологиЯ
-

сайт о познании феномена личности

2.1.1. ОНТОЛОГИЧЕСКИЙ СТАТУС ПСИХИЧЕСКОЙ РЕАЛЬНОСТИ


Проблема определения положения, места, функций, способа существования психики в
мире относится, несомненно, к числу наиболее
сложных и фундаментальных
ировоззренческих проблем. Попыткам ее разрешения посвящена необозримая литература.
Поэтому первая трудность, которая стоит перед преподавателем психологии, заключается
в определении меры неизбежной схематизации освещения этой проб
лемы. Очевидно, что
в процессе преподавания психологии ее нельзя обойти, а с другой стороны, чрезмерное к
ней внимание неизбежно уведет в сторону от собственно психологической проблематики.
Естественным способом разрешения этой трудности представляется обр
ащение к истории
развития психологической мысли в ее важнейших узловых моментах. В данном случае
обозначим три из них.

Исторически первоначальное представление о круге психических явлений оформилось в
виде верований в существование души как некого субстрат
а, ответственного за отдельные
психические явления: мысли, чувства, желания. Эти верования присутствуют в качестве
составной части в любой культуре, начиная с самых примитивных ее форм. Они
сохраняются и в обыденном мышлении современного человека. В качест
ве характерных и
общих признаков души выступает ее способность к самостоятельному существованию
наряду с телом. В этих верованиях гипостазируются (обособляются) в качестве
отдельного существа разнообразные формы активности живого. Этимологическое родство
с
лов "душа", "дух", "дыхание", "воздух" указывает одновременно, что душа мыслилась в
том числе как некое особо тонкое вещество, которое, проникая в организм, придает ему
силы, обеспечивает активность, одушевляет его и покидает тело в момент его смерти.
Наря
ду с этим чрезвычайно распространены представления о том, что душа, покинув
тело, продолжает индивидуальное существование в Аиде


некоем особом царстве теней,
призраков. В европейской культуре начиная с VI в. до н.э. (пифагореизм и орфизм) душа
понимается

как демон, т.е. как бессмертное надприродное существо, которое может
внедряться в том числе в тела животных и растений. Тело, противополагаясь душе,
мыслится как могила, темница души и в то же время как инструмент, средство ее
очищения (катарсиса). В зави
симости от образа жизни человека душа, обитающая в его
теле, либо имеет шанс возвратиться на свою небесную прародину, либо в качестве
наказания заточается после его смерти в другое тело низшего существа.

Представления, формирующиеся в определенной культуре

относительно природы души,
получают свое продолжение, реализацию в погребальных обрядах, практикуемых в
рамках этой культуры. Устройство потустороннего мира чаще зсего осмысливается по
аналогии с посюсторонним миром. Этим можно объяснить погребение умерши
х в одежде,
с украшениями, орудиями труда, оружием, пищей, посудой, домашними животными,
рабами; сооружение могил как вариантов жилища


землянок, шатров. Над
захороняемыми предметами также нередко совершаются некие действия, имеющие
ритуальный характер. Н
апример, посуда, оружие специально ломаются, так как
предполагается, что важны не они сами, а их "души". Представления о вознесении души
на небо находят продолжение в обрядах трупосожжения, а вера в возможность
последующего оживления


в мумифицировании и
т.д.

Наряду с представлениями о душе как некой неделимой сущности в рамках подобных
воззрений ормируются представления и о сложном составе души. Так, по верованиям
древних китайцев, после смерти человека одна душа остается хранительницей дома,
другая могил
ы, третья невидимо принимает жертвенные дары. Древние римляне считали,
что mans уходила в преисподню, anima или spiritas возносилась на небо, umbra оставалась
в гробнице. Варьируют представления о местонахождении души или ее частей в живом
теле: индейцы по
мещали души в сердце, голове и руках как чувство, познание и волю;
Платон полагал, что познавание


разумная душа


пребывает в голове, круглая форма
которой подобна космосу, чувствующая душа находится в груди, низшая


вожделеющая


47


© ПатологиЯ
-

сайт о познании феномена личности



в брюшной полости. Диа
фрагма служит тому, чтобы оградить среднюю и высшую части
души от низшей, шея


чтобы связать высшую часть со средней, и т.д. и т.п.

Обращение к кругу воззрений, трактующих психику как душу, оправдано в первую
очередь их широкой представленностью в культур
е, включенностью во многие
художественные произведения, что не только может существенно обогатить арсенал
средств изучения психологии, способствовать пробуждению интереса к психологической
проблематике, но и указывает ту почву, на которой выросли современн
ые
психологические концепции. Важно также и то, что в рамках этих основанных на вере
представлений зафиксировано и такое свойство некоторых психических явлений, как их
субстантивированность, которое подлежит объяснению и интерпретации уже с точки
зрения со
временных воззрений.

Существенный скачок в развитии представлений о природе психики происходит в учении
Аристотеля. Характеризуя психологические воззрения этого античного философа в
контексте обсуждения проблемы онтологического статуса психического, опять

таки
важно, не пытаясь изложить его учение в полном объеме, оттенить (выбрать) именно те
его высказывания, которые могут продемонстрировать его приверженность тезису о
неразрывности души и тела при одновременном наличии в его системе положений,
указывающих

на возможность автономного существования души. Причем существенный
прогресс намечается у него в обоих направлениях: душа мыслится как формирующийся на
природной основе орган, способный обеспечивать контакт, отражать те свойства
реальности, которые не дост
упны чувственному познанию.

В трактате "О душе" Аристотель, систематизируя и обобщая воззрения своих
предшественников, одновременно выдвигает ряд принципиальных положений,
знаменующих собой начало нового этапа в развитии психологии, хотя самого этого
терми
на у него нет. Аристотель определяет душу в системе понятий своей метафизики:
сущность, форма, возможность, энтелехия. Душой, по Аристотелю, может обладать
только естественное тело (например, топор души не имеет). Это естественное тело должно
обладать возм
ожностью жизни. Осуществление этой возможности, ее реализация
(энтелехия) и есть душа. Аристотель различает три вида души: растительную
(способность к воспроизведению, питанию, росту), животную (способность к осязанию,
ощущению), разумную (способность к ра
змышлению и рассуждению). Человек обладает
всеми тремя видами души. Две первые неотделимы от тела. Животные отличаются от
растений тем, что способны отделить форму находящегося вне их объекта от самого этого
объекта так, что она становится самостоятельным
фактором регуляции их активности.
Способность к ощущению влечет за собой способность к переживанию
удовольствия/неудовольствия. Разумная душа не является энтелехией тела. Она
независима от тела, существует как воспроизведение вечного ума. "И этот ум сущест
вует
отдельно и не подвержен ничему, он ни с чем не смешан, будучи по своей сущности
деятельностью... этот ум не таков, что он иногда мыслит, иногда не мыслит. Только
существуя отдельно, он есть то, что он есть, и только это бессмертно


вечно".
Человеческ
ий же разум


не этот активный, все производящий, созидающий ум

демиург,
а скорее пассивный. Он notенциален, потому что может, все познавая, становиться всем.
Он становится всем потому, что в нем потенциально заложены все формы бытия, он
бесконечно восприи
мчив. Важно отметить, что, согласно Аристотелю, восприятие тем не
менее невозможно без участия видов души: растительной и животной. "Существо, не
имеющее ощущений, ничему не научится и ничего не поймет. Когда созерцают умом,
необходимо, чтобы в то же время

созерцали в представлениях." Реальное познание
невозможно без чувственной ступени познания. Человек познает общее лишь посредством
соответствующих представлений. Но представления при этом, по мнению Аристотеля, не
перерабатываются в понятия, а только спос
обствуют тому, чтобы заложенные в душе
формы бытия перешли из потенциального состояния в актуальное.

В качестве следующего важнейшего шага на пути установления природы психического


48


© ПатологиЯ
-

сайт о познании феномена личности

как идеального следует упомянуть концепцию французского философа и математи
ка
Р.Декарта. Принятое Декартом в качестве важнейшего методологического принципа
требование субъективной достоверности знания привело его к выдвижению в качестве
краеугольного камня новой гносеологии самообосновывающегося утверждения: cogito
ergo sum


мыс
лю, следовательно, существую. Отрицание этого суждения его же
одновременно и утверждает. Этот аргумент трактовался также как указание на
онтологическое превосходство умопостигаемого над чувственным: существуют суждения,
для обоснования которых не требуется

обращаться к чему

либо иному, в их истинности
невозможно сомневаться, поскольку само сомнение и означает: я мыслю. В отношении же
чувственных данных всегда остается сомнение: может быть это только обман чувств.

Декарт определяет субстанцию как вещь, котор
ая доя своего существования не нуждается
ни в чем, кроме себя самой, и говорит о сосуществовании двух субстанций: мыслящей и
телесной. Мыслящая субстанция в качестве главного атрибута характеризуется
непротяженностью и потому неделима, телесная субстанция,

наоборот, делима до
бесконечности. Неделимая субстанция


ум


предмет изучения метафизики, делимая
субстанция


материя


предмет изучения физики. Устранив душу в прежнем ее смысле,
Декарт противопоставил друг другу две субстанции


природу и дух/Тем сам
ым прежняя
психофизическая проблема была преобразована в проблему психофизиологическую.
Можно отметить, что сам Декарт в ряде случаев склонялся к механистическому варианту
ее решения, указывая на эпифиз (шишковидную железу) как на пространственное
вместили
ще человеческой души, место, где механическое воздействие, передаваемое
человеческими органами чувств, достигает сознания.

Совершив восхождение по ступеням развития представлений о природе психической
реальности (в нашем варианте по трем), важно подвести у
чащихся к выводу о том, что
психическое


это идеальная инстанция в составе человеческого бытия. Представления о
психике, первоначально возникнув как представление о душе, неком двойнике тела, или
особом веществе (стихии), существующем в ряду других элемен
тов космоса,
преобразуются в представление об идеальной бесконечно восприимчивой форме, дающей
человеку возможность преодолевать границы индивидуального существрвания.
Идеальное при этом можно трактовать как определенный способ существования объекта,
абстр
агирующий форму объекта как от вещества отражаемого объекта, так и от вещества
отражающей системы. Это объясняет (может способствовать объяснению)
онтологический парадокс субъекта психического отражения и регуляции: психические
свойства и образования не мо
гут быть описаны и объяснены ни только в терминах
состояний субстрата (организма или отдельных его подструктур), ни только в терминах
инвариантного воспроизведения свойств объекта, который тем не менее существует как
компонент субъекта.



















49


© ПатологиЯ
-

сайт о познании феномена личности

2.1.2. ПСИХОФИЗИЧЕСКИЙ АРГУМЕНТ


Открытие психической реальности, в какой бы форме оно ни происходило (душа,
сознание, личность, Я), неизбежно влечет за собой постановку вопроса о соотношении
этого вида реальности с другими ее видами. При этом реализуются,

как правило две
методологические установки: редукционистская и конструктивистская. При
доминировании редукционистской установки исследователь стремится "растворить"
специфику психического о внепсихическом, нивелировать их качественные различия. При
следов
ании императивам конструктивистской установки исследователи стремятся
подчеркнуть качественное своеобразие психических феноменов.


Важнейшей проблемой и тем самым глубинным стимулом на всем протяжении развития
психологии была и остается психофизическая пр
облема. Психофизическая проблема
инициирует изучение закономерностей (механизмов) преобразования физических
воздействий на носителя психики в психические явления. Естественно, что сама
постановка этой проблемы и ее решения меняются вследствие развития как
физики, так и
психологии. В античной культуре она возникла в форме проблемы разграничения
первичных и вторичных чувственно восприимчивых качеств вещей. Дифференциация
чувственно воспринимающих качеств по их онтологическому статусу встречается уже у
Демокри
та. Развитую форму этот взгляд приобрел в философии XVII


XVIII вв. у
Галилея, Декарта, Локка. Сами термины "первичные" и "вторичные" качества ввел
английский ученый Р.Бойль, но широкое распространение они получили после "Опытов о
человеческом разуме" Лок
ка. О вторичных качествах он писал: "Какую бы ни
приписывали им по ошибке реальность, они на деле не находятся в самих вещах, но суть
производящие в нас различные ощущения силы и зависят от указанных мною первичных
качеств: объема, фигуры, сцепления и движ
ения частиц". В последующем проблема
разграничения первичных и вторичных качеств получила разнообразную интерпретацию
в рамках отдельных школ и направлений. Не касаясь различий в отдельных подходах,
нельзя вместе с тем игнорировать существование различий в

самих качествах как
фундаментальной психологической проблемы, как основополагающего факта,
требующего своего объяснения.


Ко второй половине XIX в., благодаря прежде всего исследованиям П.Бугера, Э.Вебера и
Г.Фехнера, психофизическая проблема предстала в

форме психофизического закона,
который на первый план выдвигал аспект количественных соотношений между
явлениями, принадлежащими разным видам (уровням) реальности. Хотя с самого начала
из

за неочевидности сделанных Фехнером допущений существование логариф
мической
зависимости между интенсивностью физического воздействия и интенсивностью
вызываемых им ощущений подвергалось критике, соотношение, устанавливаемое
психофизическим законом, признается справедливым и в настоящее время, требуя лишь
некоторых уточнен
ий. Что же касается интерпретации этого закона, то имеющиеся
расхождения носят более фундаментальный характер.


Сам Фехнер видел в факте установленной им зависимости подтверждение тезиса о
качественном отличии психической реальности от физической. По его
мнению,
физические явления находятся между собой в пропорциональной зависимости. Поэтому
наличие логарифмической связи указывало на разнородность сопоставляемых явлений. В
настоящее время такого рода аргумент не выдерживает критики. Было найдено большое
чи
сло зависимостей между собственно физическими рядами величин, находящимися в
логарифмической связи. Было установлено также, что сила физического стимула и
электрофизиологические процессы в нервной системе связаны логарифмической
зависимостью. Раздражение р
ецепторных клеток вызывает в подходящих к ним нейронах
изменение генераторного потенциала и разряд в виде пачки импульсов в проводящих
нервных путях. Значение потенциала и плотность нервных импульсов в пачке
пропорциональны логарифму интенсивности воздейст
вия на рецепторы. Поэтому простая


50


© ПатологиЯ
-

сайт о познании феномена личности

констатация наличия логарифмической зависимости между интенсивностью ощущений и
величиной физических стимулов еще не может рассматриваться в качестве аргумента в
пользу тезиса о качественном различии между физическими проц
ессами и психическими
явлениями. Однако и простая констатация наличия логарифмической зависимости,
например между параметрами нейрофизиологических процессов и величиной
физического воздействия, не может рассматриваться в качестве аргумента в пользу
отрицан
ия качественного различия между явлениями физической и психической
реальности.


Иной трактовки психофизического закона придерживался В. Вундт. С его точки зрения
установленный закон следует рассматривать как частный случай общего принципа
относительности
явлений душевной жизни. Согласно этому принципу, мы осознаем не
абсолютные величины психических явлений, но только лишь относительные изменения.
Этот принцип обобщает отмеченное еще Д.Бернулли и Лапласом различие между
абсолютным значением величины какого

либо блага и его относительной ценностью для
данного лица, иначе говоря, между "fortune physique" и "fortune morale" (по Лапласу):
получение одного франка имеет совсем иное значение для нищего, чем для богача. При
этом Лаплас выражал приращение величины "f
ortune morale" формулой, совпадающей с
той, которой Фехнер выражал приращение ощущения.


Определенный вклад в разработку психофизической проблемы в конце прошлого века
внес австрийский физик и философ Э.Мах. Он подчеркивал момент соотносительности и
сходс
тва явлений, относимых нами в нашем повседневном опыте к внешнему или
внутреннему миру. Для него "весь внутренний и внешний мир составляются из
небольшого числа элементов, образующих то более слабую, то более крепкую связь".
Физическое и психическое, по ег
о мнению, различаются только точкой зрения;
чувственный мир принадлежит одновременно как физической, так и психической области.
При этом не тела, как это обычно считают, вызывают ощущения, а наоборот, комплексы
элементов образуют тела. "Цвета, тоны, различ
ные степени теплоты, давления, времена,
пространства и т.д. бывают самым разнообразным образом связаны между собой, и с ними
бывают связаны настроения, чувства, проявления воли. Из этого сплетения относительно
более устойчивое и постоянное выступает вперед
, запечатлевается в памяти и получает
выражение в нашей речи. Относительно более постоянными оказываются прежде всего
комплексы цветов, тонов, различных степеней давления и т.д., (функционально)
связанные между собой пространственно и временно. Как таковые

комплексы они
получают особые названия, и мы их называем телами" (Мах Э. Анализ ощущений. М.,
1908. С.23). Другого типа комплексы мы связываем с нашим телом, а третий тип
комплексов образуют состояния нашего Я.


По свидетельству самого Маха, знакомство с

работами Фехнера послужило для него
одной из главных причин пробуждения интереса к психофизической проблематике. Под
влиянием математической психологии Гербарта и психофизики Фехнера он написал
"Физическую и психологическую монадологию", где рассматривал
атомы,
дематериализованные в простые центры сил, как миниатюрные души.


Сравнивая различные противоречащие друг другу физические теории, Мах считал, что в
конечном счете побеждает не та, которая лучше соответствует действительности, а та,
которая более эк
ономна и удобна для описания явлений. Так, учения Коперника и
Птолемея с его точки зрения равноправны, но теория Коперника удобнее. Разбирая
важнейшие понятия механики (массу, силу), он стремился доказать, что масса


это лишь
коэффициент при ускорении, а
сила


произведение массы на ускорение. Эти понятия
удобны для проведения вычислений. Точно так же Мах субъективировал понятия
пространства и времени (пространство для него сводится к ощущениям ориентации, время


к ощущениям последовательности).


Америка
нский психолог С.Стивенс со своими коллегами разработал ряд
экспериментальных приемов, объединяемых общим названием "метод прямого


51


© ПатологиЯ
-

сайт о познании феномена личности

субъективного шкалирования". В результате была установлена степенная зависимость
между величиной субъективных оценок и силой
физического воздействия. "Почтим
Фехнера, но отменим его закон"


так называлась статья Стивенса, приуроченная к 100

летию со дня выхода "Элементов психофизики" Фехнера. Однако созданное Стивенсом
направление не отменило логарифмического закона и не дало к
аких

либо
дополнительных аргументов в пользу той или иной интерпретации психофизической
проблемы. Между параметрами психических явлений, фигурирующих в законе Фехнера и
в законе Стивенса, существует зависимость, выражаемая показательной функцией, что
скоре
е свидетельствует в пользу тезиса о структурированности самой психической
реальности и соответственно скорее усложняет рассматриваемую проблему, чем ее
разрешает. Современная практика психофизических измерений привела к необходимости
введения большого числ
а единиц измерения, характеризующих функционирование
различных сенсорных систем человека, что косвенным образом подтверждает
качественные различия между физическими стимулами и вызываемыми ими ощущениями
и между ощущениями разной модальности.


Технический

прогресс (например, развитие колориметрии под воздействием развития
цветной фотографии и цветного телевидения, развитие акустической аппаратуры и т.д.)
позволил получить достаточно детальные знания о стандартных физических условиях
порождения тех или иных

ощущений, о соответствующих количественных зависимостях.
Однако сама принадлежность к психической реальности таких феноменов, как цвет,
музыкальный звук, не вызывает сомнений, их способность выражать сложнейшие
субъективно

личностные процессы, воздействов
ать на данные процессы указывают на
качественное своеобразие этой реальности. Констатируя наличие специфических законов
преобразования физического воздействия (стимула) в феномены психической реальности,
мы должны одновременно признать, что сама возможност
ь обнаружения такого рода
зависимостей в данном случае доказывает существование на феноменальном уровне двух
качественно отличных друг от друга рядов явлений.




























52


© ПатологиЯ
-

сайт о познании феномена личности

2.1.3. ПСИХОХИМИЧЕСКИЙ АРГУМЕНТ


С психофизической проблемой во многом сходна психохимическая: проблема
преобразования химического воздействия в явление психической реальности либо
присутствие определенных химических соединений в качестве субстрата формирования
органов психической регуляц
ии. Так, изучение хеморецепции строится часто на сходной с
психофизическими измерениями методической основе. Здесь также идут по пути
определения абсолютных и дифференциальных порогов возникновения вкусовых и
обонятельных ощущений в зависимости от концентр
ации соответствующих веществ. С
общепсихологических же позиций различия между психофизической и психохимической
проблемами существенны. В первом случае на первом плане находится вопрос о
преобразованиях (о сходстве/различии) признаков

параметров физическог
о стимула в
свойства психического феномена. Во втором случае центр тяжести проблемы переносится
на вопрос о морфологических и гуморальных механизмах, обеспечивающих
функционирование психических органов, ответственных за отображение внешних
воздействий и ре
гуляцию активности (поведения) носителя психики. В рамках
психохимической проблемы нет опасности смешения (отождествления) объекта и его
образа: различия в форме представленности в сознании химического стимула и
психического эффекта его воздействия достато
чно очевидны. В качестве более
конкретных аспектов проблемы соотношения природы химического стимула и
вызываемых им психических феноменов могут быть названы проблема выделения и
классификации базисных вкусовых и обонятельных ощущений, а также проблема
клас
сификации психотропных веществ.


Как известно, к основным вкусовым ощущениям относят кислый, соленый, сладкий,
горький. Все остальные рассматриваются как комбинации основных. Однако химическим
составом вкусовых веществ нельзя исчерпывающим образом объясни
ть ощущения,
вызываемые действием их на соответствующие нервные окончания , так как один, и тот
же основной вкус могут иметь вещества, не имеющие ничего общего между собой.
Например, сладкий вкус вызывает сахар, свинцовые соли, хлороформ. Кроме того,
вкусо
вые ощущения могут быть вызваны различного рода раздражителями: при
воздействии электрического тока на язык ощущения кислого вкуса появляется у анода,
горького


у катода; механические воздействия на разные участки языка (струя воздуха)
вызывают то кислый,

то горький вкус.


Хотя существует убеждение в существовании связи запаха с химическим строением
веществ, какой

либо общепринятой классификации пахучих веществ до сих пор не
найдено. Похожими запахами могут обладать как близкие, так и различные по
химичес
кому строению вещества. Механизмы первичного взаимодействия молекул
пахучего вещества с клетками обонятельного рецептора также изучены недостаточно.
Последующие этапы передачи сигнала в обонятельной системе изучены более подробно,
главным образом с помощью

метода регистрации биоэлектрических потенциалов при
действии пахучих веществ. Схематично полученная картина рисуется следующим
образом. В клетке возникает сдвиг потенциала клеточной мембраны, приводящий к
появлению нервных импульсов или изменению их часто
ты. Обычно это повышение
частоты, причем чувствительность по отношению к разным веществам различна.
Некоторые вещества уменьшают частоту импульсов, к некоторым веществам данный
рецептор вообще оказывается нечувствительным. Все это может служить
ориентирово
чной основой для классификации пахучих веществ. И эта основа имеет, как
видно, морфофункциональный характер.


Очевидно, прикладные аспекты изучения вкусовой и обонятельной чувствительности
широко представлены в кулинарии и парфюмерии, но имеющиеся здесь с
истематизации
накопленных данных построены на совершенно иных основаниях. Существующие
классификации психотропных веществ сами в свою очередь используют психологические


53


© ПатологиЯ
-

сайт о познании феномена личности

(психиатрические) критерии. В спектре психотропной активности
психофармакологических ср
едств различают общее действие, оказываемое на
совокупность проявлений психического расстройства в целом, и элективное,
направленное на устранение отдельных психопатологических расстройств. В
соответствии с характером действия этих средств современная меди
цина выделяет
следующие их группы: психолептики, антидепрессанты, транквилизаторы,
психостимулирующие средства, ноотропные и нормотимики.


К психолептическим (антипсихотическим) средствам относят фармакологические
вещества, оказывающие главным образом угн
етающее воздействие на психические
функции. При их применении возникает общее успокоение (седативный эффект),
появляется безразличное отношение к окружающему, снижается двигательная активность,
понижается тонус скелетной мускулатуры, ослабляется реактивнос
ть вегетативной
нервной системы. Наступающие изменения не помрачают сознания и не нарушают
мышления. Химическое строение психолептических средств различно. Недостаточно
изученный механизм их действия связывается с влиянием на передачу импульсов в
синапсах
мозговых структур, они подавляют активирующее влияние ретикулярной
формации, снижают активность медиаторов, что влечет за собой в качестве общего
эффекта изменение режимов функционирования мозга в целом.


По психологическому эффекту фармакологические средства, относимые к
транквилизаторам, сходны с психолептиками, но отличаются от них наступлением более
поверхностных изменений: уменьшают эмоциональную напряженность, снижают
раздражительность, тревогу. Псих
остимуляторы вызывают подъем психического тонуса,
повышают общую активность, как психическую, так и физическую, снимают чувство
усталости. Группа нормотимиков выделяется по эффекту устранения аффективных
расстройств, стабилизации настроения, обеспечению ме
дикаментозной профилактики
циклически протекающих аффектов. Ноотропные средства характеризуются тем, что их
действцЬ направлено на активизацию психических механизмов познавательной
деятельности, высших психических функций.


В общем контексте обсуждения пс
ихохимической проблематики уместно напомнить и о
существовании психотомиметических отравляющих веществ


природных и
синтетических химических соединений, вызывающих у людей, как правило,преходящие
нарушения психики и работоспособности. По характеру психиче
ских расстройств,
вызываемых их действием (искажение зрительного восприятия, аффективные
расстройства), их также называют психодислептиками или галлюциногенами. В
литературе описаны случаи массовых психозов, возникавших в результате применения
психотомимет
ических веществ в религиозных обрядах и во время боевых действий. В
начала 60

х годов подобные средства были приняты на вооружение ряда армий. В
частности, известно вещество BZ (би

зет). Динамика поражений, наступающих при его
применении, достаточно одноти
пна: на фоне выраженных вегетативных нарушений
(тахикардия, гипертермия, рвота) нарастает оглушенность, сменяющаяся делириозным, а
затем и коматозным состоянием. В период делирия полностью утрачивается ориентация
во времени и окружающей обстановке, нарушаю
тся восприятие и память, появляются
галлюцинации, усиливается двигательная активность.


Говоря об общей проблеме соотношения психологии и химии, нельзя не отметить
наличие попыток найти их синтез в форме разработки так называемой ментальной химии.
Здесь,
как правило, некоторые представления, выработанные в химии, использовались для
объяснения психических феноменов. Так, о спонтанной химии сознания говорил в своих
"Лекциях о философии человеческого ума" (1820) англичанин Т.Браун. Он использовал
понятие хими
ческого синтеза для того, чтобы подчеркнуть, что в результате
ассоциативных химических процессов ("суггестии") появляются новые продукты, в
которых их исходные компоненты неразличимы. Сторонником разработки психологии в
духе ментальной химии был и Д.С.Милл
ь. Говоря о необходимости сблизить психологию


54


© ПатологиЯ
-

сайт о познании феномена личности

с естествознанием, в частности с химией, следовать индуктивно

эмпирическим путем при
изучении психологии, он одновременно подчеркивал специфичность психологических
законов: "Нельзя предполагать, что последовате
льности, которые существуют среди
психических феноменов, могут быть выведены из физиологических законов нашей
нервной организации. Все реальное знание о них в течение длительного времени, если не
всегда, следует продолжать искать в прямом изучении путем на
блюдения и опыта
психической последовательности самой по себе".


В качестве примера современной попытки рассмотреть взаимосвязь психологии и химии
с общепсихологических позиций можно привести монографию Д.В.Колесова "Эволюция
психики и природа наркотизма"

(М.: Педагогика, 1991). В книге выдвигается теория
мотивационного поля как функционального органа психики, в качестве исходной и
сквозной модели рассматривается структура потребностного цикла, преобразованию и
усложнению которого соответствует прогрессиру
ющее повышение активности живого,
расширение его возможностей, границ пространственно

временной ориентации. Эта
модель также позволяет с единых позиций описать процесс расщепления исходной
гедонистической потребности и формирования на основе нового гедонис
тического ядра
структуры, подчиняющей в своем функционировании прежние. Первоначально
определенное психотропное средство

вещество как бы прорывает некий защитный барьер
психики, базирующийся на устойчивом течении обменных процессов в нейронах
головного моз
га. "В результате в рамках исходной психической целостности формируется
некое психическое (и базирующееся на собственной нейрофизиологической основе)
образование


от базисной личности как бы отпочковывается новая вторичная измененная
личность, которая мож
ет получить самостоятельное развитие в случае продолжения
действия фактора, породившего ее возникновение" (с.285). Эйфорическое состояние этой
вторичной личности включает разнообразные компоненты, по которым оно отличается от
обычного состояния базисной ли
чности: гедонистический базис и его распространение на
восприятие человеком окружающей обстановки и собственного тела (в результате
повышения порогов интероцептивных импульсов возникает ощущение невесомости тела,
легкости, парения), на характер отношения к

окружающим (наркотическая эмпатия), на
характер мышления (изменение соотношения логического и наглядно

образного
мышления), на потребностно

мотивационную сферу (торможение прочих желаний,
побуждений, общая умиротворенность). Иначе говоря, осуществляется н
аркогенная
гедонистическая модуляция психических процессов, конституирующих личность,
разрушающая и замещающая ее природно

социальные основы.


На автономность природы действия психологических факторов в рамках рассмотрения
психофармакологической проблемат
ики указывают и эксперименты С.Шахтера и
Дж.Сингера (Палей А.И. Гипотеза соматопсихического диссонанса: неврозологические,
наркологические и психотерапевтические аспекты //Вопросы психологии. 1993, № 1). В
их исследовании испытуемые были разделены на три г
руппы: получавшие вызывающий
висцеральное возбуждение препарат, но не знавшие о характере его действия; получавшие
плацебо; получавшие препарат и информированные о характере его действия: усиление
сердцебиения, учащение дыхания и т.д. Все испытуемые встреч
ались с двумя
экспериментаторами: в одном случае с разгневанным, демонстрировавшим раздражение, в
другом


с веселым, добродушно настроенным. Испытуемые только первой группы и по
самоотчетам, и по поведенческим проявлениям переживали гнев или радость в
зав
исимости от специфики, задаваемой экспериментальной ситуацией. У испытуемых
второй и третьей групп уровень эмоциогенности среды был недостаточен, чтобы вызвать
соответствующие переживания.


Обзор подходов к проблематике, располагающейся на границе психологии и химии,
может быть резюмирован в тезисе о том, что существуют определенные химические
соединения, которые весьма специфически, а в ряде случаев и весьма избирательно
влияют на психически
е механизмы отражения и регуляции поведения, что существуют


55


© ПатологиЯ
-

сайт о познании феномена личности

химические вещества, введение которых в организм может разрушать сложившиеся
механизмы психической регуляции, что ряд химических соединений может инициировать
зарождение и формирование психических

механизмов, альтернативных уже
функционирующим.



















































56


© ПатологиЯ
-

сайт о познании феномена личности

2.1.4. ПСИХОСОМАТИЧЕСКИЙ АРГУМЕНТ


Разграничение применительно к характеристике человека понятий организма и психики
(души, личности, сознания), тем самым ставящее задачу нахождения между ними
обусловленностей (взаимозависимостей), издавна приводило к попыткам выделить
некоторое небольшое ч
исло типов строения человеческого тела, с одной стороны, и
небольшое число типов психического облика человека


с другой. Здесь мы имеем
фактически несколько различных задач: выделение признаков

параметров, достаточных
для определения типа конституции; выд
еление свойств, позволяющих описать
психический облик человека; классификация типов; нахождение корреляций между ними.
Наибольший интерес, конечно, представляет нахождение взаимосвязанных их решений.


Одна из наиболее древних, но сохранивших до настоящего

времени свою
привлекательность попыток решения подобных задач связана с именем Гиппократа. Он
классифицировал конституции по нескольким признакам: хорошая


плохая, сильная


слабая, сухая


влажная, вялая


упругая и выделил четыре широко известных типа
темперамента. Римский врач Гален внес определенный вклад в эту проблему с точки
зрения выделения параметров габитуса.


В конце XIX в. значительный интерес к психосоматической проблеме был привлечен
благодаря работам итальянского психиатра и криминалиста Ч
Ломброзо, который
рассматривал эту проблему под специфическим углом зрения конституциональной
предрасположенности к преступному поведению. Интерпретируя преступление не как
явление в первую очередь социокультурное, конкретно

историческое и юридическое, а
к
ак явление природно

бихевиоральное, Ломброзо настаивал на необходимости изучать не
преступление, а именно преступника. Вместе со своими последователями он изучил,
привлекая методы и данные патологической анатомии, физиологии, психологии, большое
число лиц,

совершивших преступления. Череп, мозг, нос, уши, цвет волос, татуировки,
почерк, чувствительность кожи, параметры психических процессов


все это принималось
во внимание и изучалось. По мнению Ломброзо, собранные им данные говорили в пользу
значительного
сходства преступника, его поведения с первобытным человеком.
Притуплѐнная чувствительность, любовь к татуировке, неразвитость нравственного
чувства, обусловливающая неспособность к раскаянию, слабость рассудка, особое письмо,
напоминающее иероглифы древних
, все это атавизмы, во всем этом по законам
наследственности можно проследить воспроизведение облика древнего человека. Но уже
на международных конгрессах в Риме (1885), Париже (1889), Брюсселе (1892) ,
собиравших как сторонников, так и противников нового
направления, выяснилась
несостоятельность предложенного подхода, и намерения ломброзианцев реформировать
судебно

пенитенциарную практику были отвергнуты.


В начале XX в. в проблеме взаимосвязи организма и психики благодаря работам
Э.Кречмера (Строение тел
а х характер, 1921) широкий отклик получил аспект
конституциональной предрасположенности к психическим заболеваниям. Кречмер
разграничивал три основных конституциональных типа: астенический (лептосомный),
атлетический, пикнический. По данным Кречмера, мани
акально

депрессивный психоз
чаще наблюдался у людей пикнического склада, для которых характерны средний рост,
мягкие черты лица, округлая голова на массивной шее, живот с хорошо развитой жировой
прокладкой, переходящий в выпуклую грудную клетку. А среди ши
зофреников чаще
можно встретить людей с астеническим телосложением, для которых характерны
уменьшенные почечные размеры при нормальном росте. Но поскольку для Кречмера
психозы


это лишь "экстремальные отклонения" в рамках типов, на которых можно
разделить

всех нормальных людей, он описал и два типа личности: шизотимический и
циклотимический. По данным самого Кречмера, что подтверждают и другие
исследователи, в норме корреляция между этими типами и строением тела выражена
гораздо менее явно.



57


© ПатологиЯ
-

сайт о познании феномена личности


В рамках зада
чи выделения конституциональных типов получил распространение и
подход Сиго. Он выделял четыре типа конституции (рис.2.1): дигестивный, церебральный,
респираторный, мышечный, которые, по его мнению, формируются в процессе
онтогенеза, особенно раннем, вслед
ствие неодинаковой тренировки органов и
физиологических систем. Для дигестивного типа характерны пропорции тела,
обусловленные преимущественным развитием пищеварительных систем, для
респираторного


развитием дыхательной системы, для мышечного


мускулатур
ы тела,
для церебрального


мозговой части черепа.



Рис. 2.1. Типы телосложений: а


дигестивный; б


респираторный; в


мышечный; г


церебральный.


Подход Шелдона к выделению конституциональных типов основан на данных
эмбриологии. Как известно, на стад
ии гаструляции разделяются три зародышевых листка:
эктодерма, мезодерма и эндодерма, из которых формируются различные морфологические
структуры зрелого организма. Из эктодермы образуется кожный эпителий, нервная
система и органы чувств, из мезодермы развив
аются мышцы, хрящи, кости, органы
выделения, половые органы, из эндодермы


кишечный тракт и связанные с ним железы.
Тип телосложения определяется, по Шелдону, тремя параметрами: эндоморфизмом
(крупные внутренние органы и слабые соматические структуры, виз
уально
воспринимается как тучность); мезоморфизмом (степень развитости мышц и скелета);
эктоморфизмом (худощавость, преобладание линейных размеров, плоская грудная клетка,
хрупкое телосложение). Проведение 17 измерений, предложенных Шелдоном, позволяет
опр
еделить соматотип человека, выражающийся в виде формулы из трех цифр, которые
указывают место, занимаемое каждым из параметров на шкале, состоящей из семи
пунктов. (Можно заметить, что они во многом напоминают конституциональные типы
Кречмера.) Аналогичным

образом Шелдон выделил три группы признаков,
соответствующих трем психологическим компонентам темперамента: висцеротония,
соматотония, церебротония, которые в его описании включают в себя и социогенные и
психогенные признаки.


В отечественной литературе,

особенно медицинской, наиболее употребима номенклатура
типов конституции, предложенная М.В.Черноруцким: астеник, нормостеник, гиперстеник.
При этом, как правило, признается наличие определенной корреляции с особенностями
физиологических процессов и некото
рыми склонностями к развитию той или иной
патологии. Людей с астеническим типом конституции, согласно этим представлениям,
отличает повышенная возбудимость, склонность к неврозам, гипотензии, туберкулезу,
язвенной болезни. Люди нормостенического типа относ
ительно более энергичны, уверены
в своих силах, у них отмечается склонность к заболеваниям верхних дыхательных путей,
двигательного аппарата, невралгиям. Среди людей гиперстенического типа чаще
встречаются общительные, подвижные, практичные, они склонны к
ожирению, диабету,


58


© ПатологиЯ
-

сайт о познании феномена личности

атеросклерозу, гипертонической болезни. Однако степень жесткости отмечаемых связей
существенно уменьшается, как только мы переходим к вариантам поведения на уровне
нормы.


Таким образом, уменьшение степени конституциональной предопределенности при
переходе от рассмотрения соматических заболеваний к психическим нарушениям и от
психических нарушений к психической норме свидетельствует о том, что каждый из
отмеченных переходов

означает одновременно и переход к новому уровню человеческого
бытия, характеристики которого не выводимы из свойств нижележащего уровня.















































59


© ПатологиЯ
-

сайт о познании феномена личности

2.1.4. ПСИХОНЕВРОЛОГИЧЕСКИЙ АРГУМЕНТ


Согласно современным представлениям непосредственным анатомо

физиологическим
субстратом психики среди других соматических структур выступает нервная система. Из
истории науки известны многочисленные попытки установить прямые и жесткие связи


зависимости п
сихических процессов от характера функционирования, целостности,
степени развитости и иных параметров морфологических образований мозга.


Одна из наиболее известных попыток такого рода принадлежит австрийскому врачу и
анатому Ф.Галлю. Он считал, что кажда
я психическая (духовная) способность имеет свой
орган в полушариях головного мозга. Всего таких органов, по форме напоминающих
пирамиды, он со своими последователями насчитывал до 37. По мнению Галля, развитие
отдельных участков коры влияет на форму черепа
. Это открывало путь к психологической
диагностике на основе данных краниологической топографии. Френологи создали
специальные карты и схемы, которые, по их мнению, позволяли проводить
психологическую диагностику: классифицировать характеры, говорить об ос
обенностях
рас и национальностей. Отправляясь от общей идеи о связи структуры и функции,
френологи, совершенно игнорируя промежуточные звенья, считали возможным
переходить от морфологических характеристик к совершенно конкретным и частным
психологическим п
ризнакам. На френологических картах располагались шишки скупости,
храбрости, честолюбия, поэзии, материнской любви, талантов к живописи или музыке и
т.д.


Решающий вклад в разрушение френологических воззрений внес французкий физиолог
Флуранс. Используя ме
тод экстирпации и наркотического воздействия на отдельные
участки головного мозга, Флуранс показал, что психические функции восприятия,
интеллекта, воли, не говоря уже об отдельных психических свойствах, являются
продуктом головного мозга как целостного ор
гана. В настоящее время, по оценке
современных авторов (например, Матюшкин Д.П. Цитоэтологический подход и
психофизическая проблема. СПб.: Наука, 1991), в нейрофизиологии сосуществуют и
безуспешно спорят три гипотезы непосредственного субстрата психических

феноменов:
кортикальная, центрэн

Цефалическая и эквипотенциальная. Современная неврология
исходит из положения о том, что сложные формы психической деятельности не
локализованы в отдельных участках коры, а представляют собой сложные
функциональные системы
. В соответствии с ролью, которую играют морфологические
образования мозга в обеспечении работы этих функциональных систем, различают три
отдела мозга: стволовые отделы и ретикулярная формация обеспечивают энергетический
тонус коры; височная, теменная и за
тылочные области коры больших полушарий
образуют аппарат получения, переработки и хранения модально

специфической
информации; лобная, премоторная и двигательная области коры обеспечивают
формирование сложных намерений, планов и программ деятельности и регу
ляции их
осуществления.


Современные исследователи подчеркивают функциональную специализацию левого и
правого полушарий головного мозга, которую долгое время считали присущей только
человеку и связывали с появлением речи. Однако сегодня больше оснований г
оворить, что
речь и другие специфически человеческие функции, наложились на асимметрию,
сформировавшуюся уже на дочеловеческом уровне эволюции. Тщательное изучение
высшей нервной деятельности птиц, грызунов, хищников и приматов показало, что левое
полушари
е имеет преимущественное отношение к коммуникативным функциям,
выученным формам поведения, тонким манипуляционным движениям, а правое


к
зрительно

пространственному и эмоционально окрашенному поведению. Левое
полушарие доминирует по функционированию ассоц
иативных областей коры, правое
играет доминирующую роль в деятельности проекционных зон, обеспечивая целостное
восприятие мира. Принцип асимметрии мозга животных справедлив и для распределения


60


© ПатологиЯ
-

сайт о познании феномена личности

биологически активных веществ: когнитивные медиаторы


дофамин,

гамма

аминомасляная кислота и ацетилхолин тяготеют к левому полушарию, а мотивационно

эмоциональные


серотонин и норадреналин


к правому. При сопоставлении
экспериментальных фактов создается впечатление, что правое полушарие у высших
млекопитающих связа
но преимущественно с реализацией врожденных и приобретенных
автоматизмов, в то время как левое полушарие вовлекается ь .деятельность каждый раз,
коща происходит анализ новой ситуации и поиск оптимальных в этом случае решений
(Симонов П.В. Мозг и творчество
// Вопросы философии. 1992. №11).


Для понимания нейрофизиологических основ высших форм психической активности
особый интерес представляют функции лобных долей мозга человека. При нарушении их
деятельности наиболее страдают речь и мышление, снижается иниц
иатива, повышается
отвлекаемость на малозначимые события. При опухолях лобных долей в зависимости от
стороны и локализации патологического процесса выделены четыре синдрома (Белый Б.И.
Психические нарушения при опухолях лобных долей мозга. М.: Медицина, 19
87):


левый конвекситальный, при котором наблюдаются речевые расстройства, ухудшение
словесной памяти, снижение уровня обобщения, замедления психических процессов,
депрессивные переживания, апатия, безволие;


правосторонний конвекситальный


эйфория, нед
ооценка своею состояния,
некритичность;


двустороннее поражение медиальных отделов


пассивность, неспособность к
целенаправленной деятельности, случайность ассоциаций, отвлекаемость;


двустороннее поражение базальных отделов


благодушие, дурашливость,
растормаживание примитивных влечений, снижение критичности.


Медико

психологические исследования показали, что при положительных эмоциях
больше активизируется левое полушарие, при отрицательных


правое. Однако было бы
упрощением считать, замечает по этом
у поводу П.В.Симонов, что центры положительных
эмоций локализованы в левом полушарии, а отрицательных


в правом. Одна из наиболее
правдоподобных трактовок заключается в том, что выключение левого полушария делает
ситуацию непонятной, невербализуемой, а по
тому


эмоционально отрицательной.
Выключение правого полушария, напротив, делает ситуацию упрощенной, ясной, что
ведет к преобладанию положительных эмоций. Правое полушарие больше связано с
мотивационными компонентами эмоций, а левое


с информационными.
Человек с
поражением левого полушария


это субъект с богатым набором потребностей и
дефицитом средств их удовлетворения. Больной с поражением правого полушария
располагает избытком средств для удовлетворения резко обедненной, суженной сферы
мотивов.


В к
ачестве авторитетного свидетельства, указывающего на фундаментальность
проблематики, связанной с освоением право

левосторонней ориентации, можно привести
тонкое наблюдение З.Фрейда: "Я всегда поражался, как другие люди могут определять,
где находится права
я или левая сторона у них самих или собеседников. Что касается меня,
то с самого детства мне приходилось раздумывать над этим и естественные ощущения не
могли мне в этом помочь. Чтобы удостовериться, действительно ли это моя правая рука, я
быстро делал нес
колько писчих движений" (З.Фрейд. Происхождение психоанализа.
Лондон, 1954. С.243).


В этой связи можно заметить, что оппозиция "правый


левый" является одной из
наиболее распространенных языковых, мифологических, фольклорных, ментальных
универсалий чело
веческой культуры вообще. Обучение современного ребенка
пространственной ориентации начинается именно с определения правой (левой)

руки. В
современной литературе
(см., например, Михайлова Т.А. О понятии "правый" и
лингвоментальной эволюции// Вопросы языкоз
нания. 1993. № 1) выделяются три этапа
лингвоментальной эволюции, через которые проходит человечество в своем
интеллектуальном и языковом развитии:



61


© ПатологиЯ
-

сайт о познании феномена личности


констатирующий (правая рука


та, которой едят, работают, стреляют и т.д.);


рекомендующий

(правая рука


лучше, более сильная, красивая и пр.)


императивный (правая рука


немотивированно правильная, быть левшой


плохо).


Наиболее тщательно изучены неврологические механизмы речевой деятельности.
Основным методом здесь продолжает оставаться
анализ применений при локальных
поражениях мозга. Согласно А.Р. Лурии, история изучения нарушений различных форм
речевой деятельности при локальных поражениях мозга насчитывает около 100 лет.


Начало построению современной картины неврологической локализа
ции психических
функций положил французский анатом Брока, который в 1861 г. показал, что поражение
задней трети лобной извилины левого полушария приводит к своеобразной патологии,
состоящей в том, что больной, имеющий сохранный речевой аппарат, теряет возм
ожность
говорить, хотя полностью сохраняет способность понимать обращенную к нему речь.
Через 13 лет немецкий психиатр Вернике описал другой факт столь же капитального
значения. Он показал, что больные с поражением задней трети первой височной извилины
лев
ого полушария сохраняют способность говорить, однако лишаются способности
понимать обращенную к ним речь. Соответственно было произведено разделение
сенсорной и моторной афазий, которое, и это важно подчеркнуть, основывалось не только
на данных морфологии,

но и на определенных психолингвистических представлениях о
механизмах речевой деятельности.


На протяжении XIX в. господствовало представление о том, что речь


это ассоциация
звуков и артикуляционных движений с представлениями. Выделенные мозговые зоны
рассматривались как речедвигательный и как понятийный центры. Кроме того,
большинство исследователей продолжало идти по пути соотнесения сложных аспектов
речевой деятельности (фонетический, морфологический, синтаксический, лексический
анализ) с узкоогранич
енными участками мозга. Лишь постепенно к середине нашего века
такой узколокализационистский подход к прямому увязыванию морфологических
структур мозга со сложными итоговыми продуктами речевой деятельности уступил место
соотнесению этапов развертывания реч
евого процесса и мозговых структур.


Согласно А.Р.Лурии, более адекватно можно отразить дифференцированность мозговых
структур, связанных с нарушением речи, разделив их следующим образом: нарушения,
обусловленные поражением глубинных структур мозга, связа
нных с регуляцией тонуса
коры; нарушения, возникающие при поражении лобных отделов мозга, обеспечивающих
сложные формы программирования деятельности; нарушения, связанные с поражением
отдельных зон речевой коры, создающих условия, играющие решающую роль в
организации речевого процесса. Такой подход, включающий в себя изменения в
понимании психолингвистических аспектов речевой деятельности (разделение процессов
порождения и понимания высказывания, выделение отдельных стадий при характеристике
процессов как г
енерирования, так и понимания, учет уровней и аспектов языкового
кодирования), позволил по

иному увидеть и организацию мозговых механизмов,
обеспечивающих соответствующие процессы.


Согласно Лурии, анализ речевого высказывания следует начинать с выявления

его
мотивов (интенций). Мотивационная фаза высказывания обеспечена двумя источниками.
С одной стороны, требуется достаточный тонус коры головного мозга, с другой


должен
сформироваться исходный замысел высказывания (смысл), который в дальнейшем
посредств
ом использования разнообразных языковых кодов превращается в развернутое
речевое высказывание. В основе энергетики тонуса, необходимого для всякой активной
психической деятельности, лежит работа стволовых отделов мозга, которые посредством
восходящей ретик
улярной формации обеспечивают нужную активированность (первая
составляющая обеспечения тонуса). В результате нарушения этих отделов возникает
мутизм, т.е. общее отключение речи, в основе которого лежит первичная инактивность
либо онейроидное состояние, при

котором больные не могут четко ориентироваться во
времени и в окружающей среде. Больные этой группы часто высказывают не


62


© ПатологиЯ
-

сайт о познании феномена личности

соответствующие реальности суждения, хотя и легко называют предъявляемые им
предметы, повторяют слова и короткие фразы.


Вторая соста
вляющая обеспечения мотивационной фазы высказывания связана с
лобными долями мозга. Именно лобные доли являются тем кортикальным органом,
который обеспечивает программирование сложных форм деятельности и контроль за их
осуществлением. У больных с нарушения
ми этих отделов целенаправленное поведение
заменяется эхолалиями обращенной к ним речи либо персевераторным повторением уже
сказанной фразы. В отличие от больных с поражением стволовых структур для них
нехарактерны грамматические дефекты в структуре высказ
ывания. Если поражение
лобных долей сопровождается повышением общей возбудимости мозга, это ведет к
повышению отвлекаемости на каждое побочное раздражение. Лексический и
синтаксический аппарат речевой деятельности сохраняется, но организованная передача
ре
чевого сообщения нарушается бесконтрольно возникающими побочными
ассоциациями.


За стадией формирования первоначального намерения наступает этап его преобразования
в связное достаточно развернутое высказывание, носящее преимущественно
предикативный характ
ер. Интенция должна преобразоваться в смысл предстоящего
высказывания. Если нарушается эта стадия порождения высказывания, то наблюдается
характерная речевая адинамия, встречающаяся у больных с поражениями мозговых
систем заднелобных или лобно

височных отд
елов левого полушария. При этом сохранена
номинативная функция речи: больной называет отдельные предъявляемые ему предметы.
Однако затруднения появляются при назывании нескольких подряд предъявленных
предметов или при построении связанного высказывания. На
рушается просодическая
(интонационная) сторона речи, она становится монотонной. Из речи выпадают глаголы и
служебные слова, сложная структура фраз заменяется изолированным порождением
номинальных элементов.


Третью стадию порождения речи можно понимать ка
к стадию преобразования
внутреннего замысла во внешне развернутую речь на основе использования
разнообразных кодов языка (фонетических, лексических, синтаксических).
Соответствующие нарушения преимущественно связывают с поражением височных и
теменно

затыло
чных областей, иначе, гностических отделов коры левого полушария. В
зависимости от локализации поражения трудности проявляются либо в невозможности
оперировать фонематической системой звуковой речи и связанными с нею
артикуляциями, либо в невозможности выд
елить нужные лексические компоненты
(подобрать нужное слово), либо в нарушениях синтаксических конструкций
(неадекватном выборе грамматических форм).


Таким образом, в пределах справедливости общего тезиса о том, что мозг является
субстратом психики, можн
о выделить весьма различные подходы к пониманию природы
этой связи. Но при любом подходе присутствуют по крайней мере три составляющие:
определенные представления о строении морфологических структур мозга; определенные
представления о строении анализируемо
й деятельности (поведении); собственно
психологическая проблематика, которая обнаруживается как реализуемый способ их
сопоставления. Она включает в себя интроспективно фиксируемые данные и
соответствующую интерпретацию поведенческих реакций.











63


© ПатологиЯ
-

сайт о познании феномена личности

2.1.6
. ПСИХОСОЦИАЛЬНЫЙ АРГУМЕНТ



Понятый в широком смысле психосоциальный аргумент в контексте определения
предметной области психологии представляет собой интерпретацию, с одной стороны,
фактов взаимообусловленности социальных и психологических явлений, а с д
ругой


фактов их относительной автономности. При этом второй аспект проблемы предполагает
также демонстрацию наличия особых закономерностей психических явлений, носителем
которых являются различного рода социальные общности по сравнению с психическими
явл
ениями, носителем которых выступает отдельный индивид. Именно в этом смысле
В.Вундт обосновывал право на осуществление психологии народов в завершающий
период своего творчества. С его точки зрения: "Реальность души народа для нашего
наблюдения является сто
ль же изначальной, как и реальность индивидуальных душ,
почему индивидуум не только принимает участие в функциях общества, но в еще
большей, может быть, степени зависит от развития той среды, которой он принадлежит"
(В.Вундт. Проблемы психологии народов. М
., 1912.
с
.14).


Оригинальную психологическую концепцию общественной обусловленности
человеческого сознания разработал основоположник французской социологической
школы Э.Дюркгейм (1858


1917), который считал, что "Общество есть реальность sui
generis, он
о имеет собственные свойства, которых нельзя найти вовсе или в той же самой
форме в остальном мире... Коллективное сознание есть высшая форма психической
жизни, оно есть сознание сознаний, находясь вне и выше местных и индивидуальных
случайностей, оно види
т вещи лишь с их постоянной и существенной стороны".
Применив разработанную им концепцию к ряду конкретных социально

психологических
феноменов, Дюркгейм существенно обогатил круг психологических фактов и
представлений. Так, в книге "Самоубийство" (1897. Ру
сск. пер. 1912) он связывает
объяснение соответствующего явления со степенью ценностно

нормативной интеграции
общества и интенсивностью социальных связей. Им выделены три основных типа
самоубийств: эгоистические


вследствие воздействия социальных норм на
индивида;
альтруистические


результат крайнего поглощения индивида обществом; аномические


порождаются ценностно

нормативным кризисом в обществе.


Очевидные и общеизвестные факты изменения поведения человека при изменении его
социального окружения, реал
изации им в индивидуальном поведении вариантов,
вырабатываемых и закрепляемых в социуме, включающем данного человека, предо,
ставляют богатый материал, при этом можно разграничить два уровня рассмотрения
проблемы: макро


и микросоциальный.


В качестве одного из вариантов макросоциального уровня можно рассмотреть
психоэтнический аргумент, используя при этом представления, развитые Л.Н.Гумилевым.
Очевидно, что конкретный человек не может не принадлежать какому

либо этносу. С
точки зрения Гумил
ева внеэтничны лишь новорожденные: феномен этноса не
сосредоточивается в теле, он реализуется через взаимоотношения и взаимообращение
людей друг с другом. С этносом, обеспечивая его целостность и развитие, связано
этническое поле, подобное, по мнению Гумил
ева, другим полям (электромагнитным,
гравитационным), но отличающееся от них. Пребывание в этническом поле и формирует
этнический стереотип поведения. Изменение этнического поля, если оно приходится на
раннее детство, происходит относительно безболезненно
и воспринимается как смена
этнической принадлежности. Сама же принадлежность конкретного человека этносу
определяется прежде всего на основе сложившегося у него стереотипа поведения.


Структура этнического стереотипа поведения


это поведение, реализующее

определенные нормы в системе многообразных отношений. К составляющим этнического
стереотипа поведения Гумилев относит следующие виды отношений (различая при этом
два состояния этноса: персистентное и динамическое):


между поколениями (репродуктивное или
инновационное поведение молодых


64


© ПатологиЯ
-

сайт о познании феномена личности

поколений);


к времени (тяготение к использованию циклического или линейного исчисления);


к природе (хозяйство приспособлено к ландшафту или ландшафт приспасобливается к
хозяйству);


к соседям (оборона границ и гостеприи
мство или стремление к экспансии, расширению
территории);


к потомкам (стремление ограничить прирост социума или неограниченно его
преумножать);


к религии (генотеизм или прозелитизм);


к общественным институтам (доминирование авторитета возраста или вл
асти);


к общественной жизни (консервация сложившихся или образование новых социальных
групп);


к чужим культурам (игнорирование или заимствование).


Нельзя не отметить близость такого понимания этнического стереотипа поведения к
пониманию характера с п
озиций психологии отношений, развитой В.Н.Мясищевым, в
которой характер, как собственно психологическое образование, трактуется как
устойчивая система отношений. Различия, очевидно, заключаются в том, как
фиксируются сами отношения и как понимается природа

зтих отношений.


Этнос с точки зрения Гумилева не тождествен сложившемуся стереотипу поведения. Он
динамичен. Обряды, нормы, обычаи взаимоотношений меняются то медленно и
постепенно, то очень быстро. Этнос может измениться до неузнаваемости, оставаясь
са
мим собой. Гумилев отмечает, что нет ни одного реального признака для определения
любого этноса как такового, хотя в мире не было и нет человеческой особи, которая была
бы внеэтнична. Члены этноса идентифицируют себя с ним, с выработанным в нем
стереотипом

поведения. Он для них единственно возможный. "Объединиться в этнос
нельзя, так как принадлежность к тому или другому этносу воспринимается самим
субъектом непосредственно, а окружающими констатируется как факт, не подлежащий
сомнению. Следовательно, в осн
ове этнической диагностики лежит ощущение".
Этническая принадлежность, обнаруживающаяся в сознании, не есть продукт самого
сознания, она продукт действия внешних по отношению к нему факторов. Подводя итоги
рассмотрения причинно

следственных отношений, в це
нтре которых находится
этногенез, Гумилев предлагает следующую схему:




Исследуя стереотип поведения в качестве индикатора этнической принадлежности, нельзя
не отдавать себе отчета в том, что синхронически и диахронически наблюдаемое
многообразие этносов

не тождественно многообразию стереотипЬв поведения, что как раз
и подтверждает относительную самостоятельность социоэтнического и психологического
уровней человеческого существования.


Этногенез


это процесс, происходящий на популяционном уровне и подчи
ненный
собственным закономерностям. Но вместе с тем, и это характерно, Гумилев говорит и об
этнопсихологии, которая в отличие от индивидуальной психологии, выявляющейся на
организованном уровне, изучает мотивы поведения в масштабе популяции. Для прямого
на
блюдения этнопсихологов популяционное поведение закрыто, но его функция


этническое повединие индивидуума


легко воспринимаема. Для ее анализа требуется
разделение потребностей на две группы: потребности самосохранения индивида и рода


"потребности нужд
ы" и потребности освоения непознанного, усложнения внутренней


65


© ПатологиЯ
-

сайт о познании феномена личности

организации


"потребности роста".


Для характеристики этнического поведения на индивидуальном уровне Гумилев вводит
две координаты. Полюса одной обозначены им как пассионарность


инстинктивно
е
поведение, полюса другой


как аттрактивность


эгоистическое поведение. При этом
пассионарность характеризуется как способность к сверхнапряжению, пренебрежение
инстинктивными потребностями, жертвенность, часто ради иллюзорной цели, а
аттрактивность


к
ак влечение к абстрактным ценностям истины, красоты и
справедливости. Пассионарность рассматривается как врожденный признак, не
изменяющийся на протяжении жизни, аттрактивность же


как признак, изменяющийся
под влиянием социального окружения. На этой осно
ве предлагается классификация типов
индивидуальною поведения.


На уровне микросоциального окружения человека начинает действовать другая (по
механизмам влияния и способам фиксации) система факторов. Ее специфика проявляется
и в системе параметров описания

контактных общностей, членом которых является
данный человек, и в типологиях самих этих общностей. К числу наиболее часто
упоминаемых в психологической литературе параметров описания групп относятся:
численность группы, ее возрастно

половой состав, длител
ьность существования,
структура распределения социометрических статусов, стратометрическая структура,
структура информационного обмена и др. (Психологическая теория коллектива/Под ред.
А.В. Петровского. М.: Педагогика, 1979). Среди вариантов классификации
контактных
общностей достаточно широко известна та, в которой разграничиваются номинации,
ассоциации, корпорации, кооперации, коллективы, гомфотерные группы. Специфика
влияния малой группы на индивидуальное поведение обнаруживается в том, что при
изменении

типа социального окружения или параметров контактной общности, в
контексте которой осуществляется индивидуальное поведение, изменяется вероятность
актуализации тех или иных его черт

признаков (Богданов В.А. Бог, личность и алгоритмы
саморазвития. СПб.: СП
бГУ, 1992).


В целом психосоциальный аргумент можно сформулировать сде
ду
ющим образом:
вскрывая социальные детерминанты индивидуального поведения, показывая их
значимость или демонстрируя, что носителем специфической психической реальности
выступает не тол
ько отдельный индивид, но и различные типы человеческих общностей,
мы всякий раз вынуждены пользоваться и собственно психологическим языком.























66


© ПатологиЯ
-

сайт о познании феномена личности

2.1.7. ПСИХОПАТОЛОГИЧЕСКИЙ АРГУМЕНТ


Качественное своеобразие психической реальности явственно обнаруживается в
феноменологии нарушений как отдельных психических функций и процессов, так и
интегративных психических образований. Демонстративны в этом смысле содержащиеся
в литературе варианты о
писаний нарушений сознания. При этом важно реализовать некий
единый подход (взгляд) к нарушениям различного типа. Таковым может быть подход,
рассматривающий сознание как в высшей степени адаптивную и саморегулирующуюся
систему психологически и социально ад
екватного отражения действительности, а
нарушения сознания


как различные варианты утраты контакта с реальностью, в
результате которых начинают доминировать импульсы, генерируемые изнутри самой
психики и дезинтегрирующие сформировавшиеся у человека способ
ы ориентации в
действительности. При этом сам человек рассматривается как система с дуальным
управлением: если факторы, изнутри и извне детерминирующие его поведение,
уравновешиваются, взаимодополняют друг друга, то наблюдаемые варианты поведения
находятся

в пределах нормы; если же изнутри детерминированные факторы начинают
доминировать, а сам человек утрачивает способность к их разграничению (галлюцинации,
бред, аффективные расстройства), то имеет место патология.


Нередко высказывается мнение, что при всяком психическом заболевании сознание как
высшая форма отражения также нарушается. Однако с такой точкой зрения согласиться
трудно, поскольку она исходит как раз из игнорирования того, что сознание представляет
собо
й целостное и качественно особое состояние психики, которое имеет собственные
механизмы регуляции, компенсации и коррекции нарушений. Поэтому более релевантной
представляется точка зрения К.Ясперса, который при квалификации нарушений сознания
предлагает ру
ководствоваться следующими критериями: дезориентировкой во времени,
месте и ситуации; отсутствием отчетливого восприятия окружающего; бессвязностью
мышления; амнезией относительно происходящего и собственных состояний.


В зависимости от глубины помрачения

сознания различают отдельные виды нарушений
сознания:


оглушенность


повышение порогов для всех внешних раздражителей, затруднения в
образовании ассоциаций, замедленность в движениях, молчаливость, безучастие к
окружающему;


делирий


дезориентация за
счет наплыва ярких представлений, переходящий в стойкие
галлюцинации, бредовые идеи, двигательное возбуждение, обманы чувств, ажитаЦию,
говорливость;


онейроид


сосуществование, контаминадия реалистических и фантастических образов
при доминировании после
дних, больные как бы присутствуют одновременно в двух
сферах бытия, не разделяя их ("рушатся здания", "проваливается метро", "раскалывается
земной шар"), по выходе из онейроида наблюдается полная амнезия.


Для объяснения процессов трансформации сознания,
возникающих при патогенных
воздействиях, могут оказаться полезными представления относительно условий и
механизмов намеренно вызываемого гипноза. Гипноз у человека достигается
воздействием ритмичных, монотонных, большей частью слабых раздражителей на орган
ы
чувств. Действие этих раздражителей сопровождается словесным внушением, создающим
у человека представление об успокоенности, желание заснуть.В результате возникают
сменяющие друг друга фазы состояний сознания: гипотаксия (ощущение тяжести в теле,
затрудн
ения при открывании глаз, говорении); каталепсия (мышечная оцепенелость,
восковидная гибкость); сомнамбулизм (полная отгороженность от действительности и
утрата самоощущения при сохранении контакта с гипнотизером).


Последовательность указанных стадий изм
енения сознания совпадает с
последовательностью стадии развития торможения в нервной системе,
интерпретируемого с позиций закона силы (уравнительная, парадоксальная и


67


© ПатологиЯ
-

сайт о познании феномена личности

ультрапарадоксальная стадии). При этом гипнотическое состояние характеризуется
наличием о
тдельных очагов возбуждения, благодаря которым оказывается возможным
раппорт


передача и исполнение речевых команд гипнотизера. Напрашивающиеся
аналогии при сопоставлении приведенных описаний справедливы в пределах,
ограниченных описанием феноменологии фу
нкционирования органов отражения, но эти
аналогии утрачивают свою эвристическую силу при переходе к сопоставлению
содержания психического отражения. Здесь требуется принимать во внимание
содержание воздействия.















































68


© ПатологиЯ
-

сайт о познании феномена личности

2.2. ВНУТРЕННЯЯ ДИФФЕРЕНЦИАЦИЯ ПРЕДМЕТНОЙ ОБЛАСТИ
ПСИХОЛОГИИ



Прогрессирующее развитие любой отрасли науки характеризуется тем, что наряду с
экстенсивным расширением ее содержания идет процесс его (содержания)
структурирования. В ходе последнего предметна
я область науки дробится: внутри нее
появляются отдельные регионы со своей проблематикой, своими методами исследования.
Некоторые из них настолько автономизируются, что выходят из состава предметной
области данной науки, другие, ранее в нее не входящие, на
оборот, включаются в ее
состав. Под влиянием этих процессов меняется и место данной отрасли знания среди
других отраслей. Все это относится и к психологии. Поэтому важно в этих процессах
исторического перекраивания карты психической реальности постараться
проследить и
выделить тенденции к обнаружению свойств, имманентных самой изучаемой реальности.
Как писал один из выдающихся отечественных психологов прошлого века Н.Я.Грот в
своей работе "К вопросу о классификации наук" (1884): "Наука должна расчленяться,
во

первых, сообразно своему объективному содержанию, т.е. сообразно со свойствами и
отношениями предметов, ею исследуемых, и, во

вторых, сообразно своему внутреннему
строению, т.е. сообразно психологическим моментам научного анализа..."


Авторы учебников
психологии, как правило, подчеркивают принципиальное значение
вопросов определения места психологии среди других наук, классификации отраслей
самой психологии для аргументированного изложения системы психологического знания
и включают в свои произведения т
е или другие варианты ответов на них. Решения,
которые ими избираются, отчетливо демонстрируют различия научного и дидактического
подходов к решению соответствующей проблематики. В рамках первого стремятся
разработать' как можно более детализованные схемы,

которые позволили бы охватить все
эмпирическое многообразие проводящихся и проводившихся исследований, по
возможности сохраняя и подчеркивая своеобразие каждого из них. В дидактически
ориентированных классификациях приоритет отдается описаниям, отражающим

внутреннюю связность и целостность отраслей знаний. Можно сравнить, например, схему
систематизации психологических исследований, предложенную 4

м Международным
конгрессом психологов (1900), и классификацию отраслей психологии, приводимую
Э.Титченером в ег
о "Учебнике психологии» (1910), Следует обратить внимание, что к
этому времени было опубликовано около 7000 работ по психологии.


Схема 4

го Международного конгресса психологов

I. Общий раздел

1. Учебники и систематизирующие работы

2. Общие проблемы, мет
оды, терминология и аппаратура

3. История психологии и биографии

4. Сборники, ученые записки, словари, библиографии

II. Анатомия и физиология нервной системы

1. Общие вопросы

2. Элементы нервной системы

3. Головной мозг и его функции (анатомия головного мо
зга, физиология головного мозга)

4. Спинной мозг, нервы и симпатическая нервная система

5. Рефлекс и автоматические функции

6. Патологическая анатомия

III. Ощущения

1. Общие вопросы, синестезия

2. Органы чувств


общие вопросы

3. Психометрика

4.
Психофизика



69


© ПатологиЯ
-

сайт о познании феномена личности

5. Зрение и окуломоторные функции

6. Слух

7. Другие ощущения

8. Общая патология ощущений

IV. Характеристики сознания

1. Общие вопросы

2. Внимание, апперцепция, отбор

3. Ассоциации

4. Привычка, приспособление, адаптация

5. Работа и утомление

6. Временные отношения в сознании, умственная хронометрия

V. Познавательные процессы

1. Общие вопросы

2. Восприятие и представление, считывание

3. Восприятие времени, пространства и движения

4. Память и воображение

5. Суждение и вера, умозаключение

6. Рефл
ексия и самопознание

7. Нормальные иллюзии и нормальное внушение

8. Общая патология познавательных процессов

VI. Аффективная сфера


чувства и эмоции

1. Общие вопросы, приятное и неприятное

2. Эмоции и их выражение

3. Общая патология чувств

VII.
Сознательное стремление и движение

1. Общие вопросы, динамогенезис


взаимосвязь сенсорной и моторной сфер»
торможение

2. Органы движения

3. Инстинкт и импульс (подражание, игра и т.д.)

4. Специальные моторные функции (язык и пение, почерк и рисунок, поход
ка, другие
моторные

функции)

5. Воля и усилие

6. Свобода воли

7. Общая патология моторной функции

VIII. Высшие проявления разума

1. Логика и наука, методология

2. Идеалы и ценности

3. Теория познания

4. Эстетика

5. Этика

6. Религия

IX. Сон, состояние
транса и патология

1. Сон и сновидения

2. Гипноз и состояние транса

3. Парапсихологические исследования

4. Общие вопросы патологии

5. Нервные болезни

6. Психические болезни

7. Судебная медицина

X. Генетическая, индивидуальная и социальная психология

1.
Эволюция и наследственность

2. Сравнительная психология



70


© ПатологиЯ
-

сайт о познании феномена личности

3. Умственное развитие (общие вопросы


подростковый возраст, старение, детская
психология,

педагогика)

4. Индивидуальная психология, психология групп

5. Психология народов

6. Социальная психология

7.

Расовая патология (криминология, дегенерация)


Классификация Э.Титченера

Психология нормальной душевной жизни

A. Индивидуальная психология

I. Психология человека

1. Общая психология

2. Специальная психология

3. Дифференциальная психология

4. Генетическая
психология

II. Психология животных

III. Сравнительная психология

B. Коллективная психология

I. Социальная психология

II. Этнологическая психология

III. Классовая психология

Психология аномальной душевной жизни

A. Индивидуальная психология

I. Психология
дефектных и исключительных людей

II. Психология душевных расстройств (временные аномалии сознания)

III. Психология душевных болезней (длительные душевные расстройства)

B. Коллективная психология


Казалось бы, по мере накопления фонда фактических данных и
дифференциации
проблематики классификационные перечни также должны были бы расширяться, однако в
своих "Основах общей психологии" СЛ.Рубинштейн приводит еще более сжатый
перечень отраслей психологии.


Классификация Рубинштейна

Общая психология:

а) психол
огия ребенка, б)зоопсихология

Патопсихология

Отраслевая психология:

а) психология труда, б) психология искусства, в) судебная психология, г) военная
психология, д) медицинская психология, е) педагогическая психология


В статье "Психология", ориентированной

на широкую читательскую аудиторию (БСЭ. М.,
1975. Т.21), приводится следующая номенклатура отраслей психологического знания:


Общая психология

Психофизиология

Зоопсихология

Медицинская психология:

патопсихология и нейропсихология

Детская психология

Педагогическая психология

Возрастная психология

Психология труда и отпочковавшиеся от нее инженерная психология и космическая


71


© ПатологиЯ
-

сайт о познании феномена личности

психология

Психология спорта

Социальная психология

Психолингвистика


Так или иначе из сравнения классификаций, создававшихся в нау
чных и
библиографических целях, и классификаций, приводимых в учебной литературе и
разрабатывавшихся с дидактическими целями, видно, что, с одной стороны, фигурируют
классификационные описания, очень громоздкие и недостаточно четко
структурированные, с дру
гой


фрагментарные, неполные, дающиеся в готовом виде и
неэксплицирующие те основания, на которых они построены. Данное положение дел,
естественно, ставит задачу разработки классификаций отраслей психологического знания,
которые были бы полны, обозримы и
структурированы таким образом, что выражали бы
существенные признаки самой психической реальности. Значимость решения этой задачи
существенно возрастает сейчас, когда число публикаций по психологии достигло многих
сотен тысяч.


Обратимся к решению такого
рода, задачи, рассмотрев в качестве эмпирически
преднайденных перечней психологического знания классификацию Всероссийского
института научной и технической информации (ВИНИТИ), а в качестве метода ее
решения


подход, предложенный В.А.Ганзеном.


Классифика
ция отраслей психологии по ВИНИТИ

Общие вопросы психологии

Общая психология

развитие психики

психика и сознание

психофизиология высшей нервной деятельности

психические процессы и состояния

психология деятельности и поведения; психология мотивации

психология личности

психология пола

особые состояния и явления психики

методы психологических исследований; математическая психология

Психология развития

возрастная психология

зоопсихология

этология и сравнительная психология

детская и юношеская психология

психология старения

Социальная психология

социальная психология личности. Психология жизненной сферы

социальные нормы и ценности

психология общения

психология межличностных отношений

психология малых групп и коллективов

массовые формы внеколлективного пов
едения

отклоняющееся поведение

этнопсихология

Прикладная психология

педагогическая психология

экономическая психология

психология труда



72


© ПатологиЯ
-

сайт о познании феномена личности

инженерная психология

психология управления

авиационная и космическая психология

психология спорта

психология творчества

медицинская психология

психология семьи и быта

другие виды прикладной психологии


В основе подхода В.А.Ганзена лежит идея использования метода базисов, который можно
рассматривать как конкретизацию общенаучного метода аналогии. При этом под базисом
понима
ется легко обозримое множество независимых объектов (понятий), которое
характеризуется полнотой, упорядоченностью и порождает с помощью некоторого
преобразования из небольшого числа исходных объектов (модулей) достаточно большое
число производных.


Анализ описаний объектов самой различной природы позволяет, по мнению Ганзена,
предположить, что основными характеристиками любого объекта являются
пространственные, временное, информационные и энергетические. Поэтому в качестве
одного из наиболее универс
альных модулей описания можно использовать
соответствующий понятийный пентабазис: субстрат (субстанция)


пространство


время


энергия


информация. Известно, что существует вполне определенная связь между
пространством и временем, между энергией и инфор
мацией, которая объединяет их в
прортранственно

временнбй и информационно

энергетический континуумы. Эти
континуумы также связаны между собой, но при определенных условиях можно
отвлекаться от их связи и рассматривать пространственно

временные и информацио
нно

энергетические описания явлений как независимые. Точно так же при определенных
условиях можно рассматривать как независимые пространственные, временные,
энергетические и информационные характеристики явлений. Избранный пентабазис
удобно представить в в
иде своеобразного вербально

графического высказывания:






Такое представление соответствует координатным осям зрительной системы, облегчает
попарное сопоставление характеристик объектов, связывает отдельные характеристики с
квадрантами плоскости. Пред
положив, что по крайней мере на первых уровнях иерархии
модуль. описания постоянен, можно перейти к упорядочению заданного перечня
психологических дисциплин.


Представляется, что эвристическая сила такого способа упорадочения только возрастет,
если мы в б
ольшей степени будем делать акцент на общем понятийно

семантическом
смысле используемых наименований, чем стараться педантично следовать эмпирически
сложившейся практике их употребления. Очевидно, что наука развивается неравномерно:
на разных культурно

ист
орических этапах преимущественное развитие получают и
разные отрасли науки, они в различной степени дифференцированы. Это прежде всего
отражается в библиографически ориентированных описаниях. В классификациях же,
ориентированных дидактически, приоритет отд
ается решению задачи целостного и
сбалансированного описания психической реальности.


Отдавая себе отчет в том, что процедура использования метода базисов не является
алгоритмизированной, опирается в каждом отдельном случае на свои особые
неэкспилицирован
ные интуитивные соображения и потому априори допускает разброс
получаемых решений, тем не менее предложим вариант такого рода упорядочения. При


73


© ПатологиЯ
-

сайт о познании феномена личности

этом будем выделять наименования тех отраслей, которые содержатся в приведенных
классификациях: использование та
кого рода процедуры в реальном учебном процессе
оправдано также и тем, что она позволяет отойти от догматического изложения трудно
обозримых и мало полезных с дидактической точки зрения перечней. Решение задачи
построения классификационной схемы в рамках с
овместной со слушателями учебно

познавательной деятельности сразу же провоцирует дискуссии в силу очевидной
многозначности классифицируемых объектов и одновременно позволяет
продемонстрировать конвенциональный характер описаний такого рода. В то же время
п
одобная процедура открывает возможность построить достаточно детализированную и
целостную картину многообразия разделов системы психологического знания.
















74


© ПатологиЯ
-

сайт о познании феномена личности











Очевидно, это начатое упорядочение допускает продолжение, но для нас было важно
продемонстрировать саму возможность использования охарактеризованного выше
подхода и подтвердить, что почти все наименования, фигурирующие в других
классификациях, здесь имеютс
я.


Резюме, которое может быть сформулировано на данном этапе (в данном аспекте)
рассмотрения проблемы определения предмета психологии, следующее: предмет
психологии интегрирует в себе области всех тех отраслей, которые упомянуты в
предложенном классификацион
ном описании.

















75


© ПатологиЯ
-

сайт о познании феномена личности

2.3. ЭКСПЛИКАЦИЯ ПРЕДМЕТНОЙ ОБЛАСТИ ПСИХОЛОГИИ



Для того чтобы явным образом охарактеризовать предмет психологии, требуется либо
перечислить признаки психической реальности в целом в ее отличии от других видов
реальности (физической, биологической, социальной), притом именно те, которые в
психологии спе
циальным образом изучаются, либо выделить те компоненты, которые
составляют реальность. Нужно иметь в виду также, что, поскольку в составе психической
реальности нередко выделяют феномены, существенные признаки которых недостаточно
изучены и потому соответ
ствующие им понятия не могут быть определены строго
логически, в психологии широко прибегают к вспомогательным логическим приемам
определения понятий:


описаниям, когда перечисляются совокупности признаков, более или менее достаточных
для идентификации яв
лений;


сравнениям, когда производится сопоставительное описание двух или более явлений с
акцентированием их сходств и отличий;


указаниям, или демонстрациям конкретных носителей соответствующих феноменов;


противопоставлениям, когда в сопоставительных
описаниях делается акцент на
различиях сравниваемых феноменов.


В данном случае мы сделаем акцент на систематизирующем упорядочении признаков,
характеризующих психическую реальность в целом, и феноменов, относящихся к ее
основополагающим структурам.


































76


© ПатологиЯ
-

сайт о познании феномена личности

2.3.1. КОНЦЕПТУАЛЬНАЯ МОДЕЛЬ ПСИХИЧЕСКОЙ РЕАЛЬНОСТИ



В общей дидактике в рамках решения проблемы соотношения науки и учебной
дисциплины разграничиваются три принципиальных подхода: исторический, логический,
(онто


ил
и профессио

) генетический. Если приоритет отдается принципу историзма,
учебный материал распределяется согласно исторической последовательности открытия
соответствующих фактов, обнаружения закономерностей, выдвижения гипотез и т.д. При
следовании логическ
ому принципу изложение ориентируется на воспроизведение логики
современного состояния соответствующей отрасли знания. Генетический принцип
предполагает учет познавательных возможностей учащихся, тенденций их развития, либо
известную последовательность этап
ов овладения той или иной профессией. Очевидно, что
одна и та же совокупность сведений, упорядоченная в соответствии с разными
принципами (подходами), будет образовывать и разные учебные курсы (дисциплины,
куррикулумы). При этом знания, упорядоченные логич
ески, будут тяготеть к образованию
линейных последовательностей, тогда как знания, упорядоченные согласно
историческому или генетическому принципам,


к концентрическим структурам.
Фундаментальная проблема методики преподавания заключается в том, чтобы най
ти,
обосновать и продемонстрировать возможности сбалансированного сочетания всех трех
указанных подходов.


Особенность психологии как науки и учебной дисциплины состоит в аккумулировании
ею знаний той реальности, носителем которой является каждый отдельны
й человек.
Поэтому в качестве учебной дисциплины она специфически и настоятельно требует
разрешения сформулированной проблемы. К сожалению, осуществление этого требования
осложнено хотя бы из

за разной степени осмысления психологических знаний каждым из
по
дходов. Что же касается текстуально воплощенных курсов общей психологии, то в них
явственным образом проступает стремление найти такую форму их изложения, которая
бы соответствовала логической структуре современной психологической науки, но в
гораздо меньш
ей степени в них присутствует намерение адекватным образом
воспроизвести историю познания психологической реальности, учесть онтогенетические
стадии развития познавательных возможностей, смену приоритетов учебно

познавательной деятельности. В данном случае

очерченная проблематика
трансформируется и конкретизируется с позиций разработки курса методики
преподавания психологии. Как известно, системообразующим элементом каждой
программы выступает соответствующая категория. В контексте нашего обсуждения
таковой
будет категория "психическая реальность", психическое как ингредиент научной
картины мира в целом.


Представление о научной картине является одной из наиболее интегративных форм
презентации результатов любой фундаментальной отрасли науки. В построение нау
чной
картины мира в границах предмета соответствующей отрасли вносят свой вклад
отдельные сменяющие друг друга и сосуществующие друг с другом научные
направления, школы, концепции. Но при этом различия между ними в определенной мере
элиминируются. Результа
ты предстают как свойства независимой от науки реальности.
Иначе говоря, научная картина мира, являясь по своему происхождению гетерогенной, в
своих итоговых формах предстает как гомогенное в этом смысле изображение, как
упорядоченное и систематизированное

знание о реальности, ее свойствах и
закономерностях. Если сопоставить принятые в психологии различные подходы к
изложению ее собственной истории (персонологический, контекстный, парадигмальный,
категориальный) с выработанными в современной психологии спос
обами упорядочения
знаний (комплексный, системный, целостный), а также с разграничением макроэтапов
развития самой психологии (метафорический, метафизический, эмпирический,
экспериментальный), то можно увидеть проявление той же тенденции. Психология
фиксир
ует простейшие воспроизводимые ситуации, которые позволяют демонстрировать


77


© ПатологиЯ
-

сайт о познании феномена личности

функциональные свойства психического и одновременно интегрируются в целостную
картину психической реальности. Вместе с тем применительно к психологии было бы,
конечно, чрезмерным уп
рощением представлять ее развитие как кумулятивный процесс
все более и более полного раскрытия свойств психической реальности. Точнее, не только
в плане исторической правдоподобности, но и в плане педагогической целесообразности
он выглядел бы как драма ид
ей, борьба отрицающих друг друга концепций, как экспансия
новых и ломка устоявшихся стереотипов и парадигм.


Принципиальное значение для воспроизведения научной картины имеют
основополагающие аспекты рассмотрения, определенная минимизация их числа. В
данн
ом случае в качестве таковых взаимодополняющих друг друга принципов
рассмотрения развития картины психической реальности, вытекающих из ее собственной
природы, нами избираются следующие: дизъюнктивизм/коныонктивизм,
квалитативизм/редукционизм, интроспекцио
низм/экстроспекционизм. Поскольку
непосредственным носителем психики является живой индивид, постольку для
вычленения у него специфических признаков психического можно идти по пути
дифференциации (установления сходств и различий) свойств, присущих ему как
физическому телу, свойств, принадлежащих ему как живому существу, и свойств,
характеризующих это живое существо в качестве носителя психической реальности. При
этом могут быть реализованы по крайней мере две стратегии. Одна из них


дизъюнктивная


ориенти
рована только на признаки психической реальности,
отличающие ее от физической и биологической реальности, на их противопоставление
между собой. Эта стратегия может быть названа также квалитативной, поскольку связана
с акцентированием признаков качественног
о своеобразия психической реальности. Другая


конъюнктивная


предполагает при целостной характеристике соответствующего класса
живых существ совместное рассмотрение признаков физической, биологической и
психической реальности. Она может быть реализована
в двух разновидностях:
конструктивной и редукционистской.


Негативным подтверждением существования специфических типов (аспектов, уровней)
реальности


физической, биологической, психологической


являются имевшие место в
науке тенденции физикализма, вита
лизма и психологизма. Физикализм как программа
перевода основополагающих утверждений всех наук, в том числе психологии, на язык
физики


"физикалий"


по отношению к биологической и психологической реальности
представляет собой разновидность редукционизма
и является формой игнорирования
качественных особенностей соответствующих областей действительности. Витализм,
напротив, по отношению к физике есть утверждение принципиальной несводимости
жизненных процессов к силам и законам неорганического мира, а по отн
ошению к
психологии также может выступать как форма редукционизма, утверждения
достаточности признания существования особых жизненных сил для объяснения
психических феноменов. В последнем случае его следует квалифицировать как
биологизм. В свою очередь пси
хологизм по отношению, например, к социологии, логике
или этике является формой редуционизма, а как таковой


способом утверждения
существования психической реальности и ее качественном своеобразии.


В литературе изложены различные варианты решения вопрос
а о характеристических
признаках психического и об иерархии свойств, последовательность возникновения
которых отражает усложнение уровня психической организации. Так, с точки зрения
К.К.Платонова последовательность скачков, соответствующих процессу возникн
овения
психической реальности и последующего ее развития следующая:


от физического к физиологическому (раздражимость);


от физиологической раздражимости к переживаемости (субъективности), т.е. к
психическому;


от эмоций к ощущениям (от переживаемости к

чувствительности);


от сложного комплекса ощущений к оперированию понятиями


простейшему


78


© ПатологиЯ
-

сайт о познании феномена личности

мышлению;


от мышления к воле.


Такая последовательность развития повторяется и в онтогенезе. Причем как в фило

, так
и в онтогенезе каждый этап развития психики
претерпевал и продолжает претерпевать
собственные изменения, идущие по двум линиям. По одной линии каждый этап, вступая в
противоречие со средой, завершается скачком, обеспечивающим появление следующего
этапа. По другой линии развития он дифференцируется и

усложняет собственную форму,
которая вступает в новые структурные взаимоотношения с другими формами
психического отражения (Платонов К.К. Система психологии и теория отражения. М.;
Наука, 1982).


Специфика живого существа (которое можно охарактеризовать,

естественно, и
физическими параметрами, такими, как масса, размеры тела, ареал обитания,
продолжительность существования в средах с различными физико

химическими
свойствами и др.) обнаруживается прежде всего в следующих признаках:


самовоспроизводимость


способность к активному извлечению из окружающей среды
веществ, составляющих сам организм, и к отторжению веществ, препятствующих его
жизнедеятельности;


репродуцируемость


способность к размножению, порождению новых особей,
аналогичных родительским;


гомеостатность


способность поддерживать неизменными параметры физиологических
функций в определенных диапазонах изменения условий существования;


адаптивность


способность к активной регуляции своего состава и функций в
направлении приспособления к из
меняющимся условиям существования;


регенеративность


способность к восстановлению организмом утраченных или
поврежденных органов и тканей;


иммунабельность


невосприимчиврсть организма к инфекционным агентам и
чужеродным веществам антигенной природы;


рефлекторность


способность к реагированию посредством стереотипных целостных
актов


рефлексов


в ответ на определенные классы внешних воздействий


стимулов;


цикличность развития во времени, т.е. прохождение в границах от рождения до смерти
множества циклов (суточных, сезонных) , в пределах которых происходит закономерная
смена осуществляемых функций.


Прервем пока перечисление признаков живого, приводимых в
справочной и учебной
литературе, и обратимся к признакам, характеризующим психическое в его высших,
наиболее развитых формах, т.е. к человеческой психике. Такого рода качественный скачок
оправдан тем, что все равно на каком

то этапе рассмотрения его неизбе
жно придется
совершить, поскольку методологически ошибочно было бы надеяться исчерпать
специфику психического просто за счет неограниченного расширения перечня признаков
живого.


Проведение демаркационной линии может быть начато с указания на такой призна
к
человеческого бытия, как рефлексивность. Если животное тождественно для себя со своей
жизнедеятельностью, то человек способен отличать самого себя от себя же (различать то,
какой он есть, от того, каким он должен быть или каким он мог бы быть). Рефлексив
ность
и есть способность к неограниченному самоудвоению. Человек способен объективировать
субъективный смысл и субъективировать объективное значение собственного поступка,
дифференцировать объект и образ объекта в собственном сознании. Таким образом,
логич
ески первоначальным пунктом познания человеком психической реальности
становится различение им объектов и его образа. Исходя из этого принципиальная
трудность психологического познания может быть определена как необходимость
преодоления онтологического и г
носеологического парадоксов субъекта психического
отражения. Они состоят в том, что осознаются и фиксируются свойства отображаемой в
сознании реальности, а сам субъект в своих имманентно присущих ему признаках как бы


79


© ПатологиЯ
-

сайт о познании феномена личности

исчезает, растворяется в отображаемой р
еальности, его свойства если и фиксируются, то
происходит это на объектном языке.


Обращение к признакам человеческой психики естественным образом задает два
направления последующего рассмотрения. С одной стороны, требуется более точно
определить спектр п
ереходных форм между психикой животного и человека, избегая
ошибок антропоморфизма и биологического эволюционизма. С другой стороны,
необходимо проследить этапы исторического развития представлений о психике как
переход от синкретизма первоначальных воззре
ний к взглядам, более тесно
сопрягающимся с развитием требований верифицируемости/фальсифицируемости
признаков психической реальности. Осуществление подобного рода стратегии при
изложении системы психологического знания имеет принципиальное значение, поско
льку
лишь через постоянное взаимоскоординированное прослеживание характеристических
признаков животной и человеческой психики возможно сохранение содержательного
единства и целостности рассмотрения психического как такового. Подчеркнем еще раз,
что в данно
м случае речь идет о программах учебного познания, т.е. познания,
преимущественно детерминированного специфической целью


эффективным овладением
содержанием учебной дисциплины.


Другой специфической особенностью программ учебного психологического познани
я
является то, что они должны постоянно уточнять и преодолевать представления о природе
психической реальности, стихийно сложившиеся в недрах обыденного сознания, которые
отражают потребность в категоризации явлений, известных каждому по его
повседневному
опыту.


Открытие человеком психической реальности первоначально происходит в рамках
мифологического мышления и оформляется в виде представления о душе как особой
инстанции живого существа, ответственной за его активность. Душа мыслится не только
как инста
нция, то также и как некий двойник тела. Можно сказать, что изначально с
психической реальностью связывалось представление о ее субстанциальности. Атрибуты,
которыми наделялась эта субстанция, осмысливались, как правило, с дизъюнктивистских
познаний. Счита
лось, что тело человека существует в границах определенного интервала
времени, а душа существует вне времени, она вечна: тело локализовано среди прочих
физических объектов, душа же не имеет такой локализации; тело инертно (пассивно),
душа активна. Последую
щее развитие психологических представлений идет в
направлении уточнения этих первоначально обнаруженных свойств. Происходит
осознание того, что и тело должно рассматриваться в качестве источника особого рода
активности и соответственно психическая активнос
ть


это не активность вообще, а
специфическая активность. Осознание специфичности форм психической активности
происходит параллельно с осознанием своеобразия психической реактивности.
Представление о субстанциальности души преобразуется в направлении откр
ытия спектра
атрибутов, имманентных психической реальности и характеризующих специфику ее
онтологического статуса.


В античной Греции разработка представлений о психической реальности
непосредственно связывалась с категорией идеального (Платон, Аристотель
). Идеальность
осмысливалась как тот атрибут психического, который позволяет удержать понимание его
качественной специфики и одновременно преодолеть анимистические и гилозоистические
представления. Идеальное ортогонально по отношению к пространственно

врем
енному
континууму физической реальности. Содержание психического отражения в качестве
идеального воспроизводит свойства внешней по отношению к нему реальности, имея
одновременно возможность оказывать на нее обратное воздействие посредством
регуляции активн
ости тела, являющегося носителем психического.


В Новое время психическое в рамках концепции Декарта обретает еще один признак


эвидентность. Психическое есть то, что является непосредственно достоверным,
самоочевидным, сама данность которого есть свидет
ельство его существования. В


80


© ПатологиЯ
-

сайт о познании феномена личности

последней четверти XIX в. в работах Ф.Брентано усиленно подчеркивается неразрывность
предмета и его образа в сознании, и поскольку в качестве предмета может выступать в том
числе и содержание самого сознания (и это осмысливаетс
я как его сущностная
способность), психическое характеризуется также интенциональностью. Психическое
существует в акте расщепления предмета и его образа. В.Дильтей выдвигает программу
создания понимающей психологии. В ее рамках открывается еще один атрибут

психической реальности


имманентная субъектность. Исторические события прошлого,
элементы культуры исчезнувших цивилизаций, представления, извлеченные из глубины
бессознательного ныне живущего человека,


все это может стать элементами актуальной
психиче
ской реальности, предметом психологического познания постольку, поскольку
несет на себе неустранимую печать изначальной принадлежности к субъективной
реальности, которая в определенных пределах может быть реконструирована.


В XX в. развитие психологии, во

всяком случае по учебникам истории психологии,
существенно изменяется. На смену отдельным парадигмам на каждом отрезке
исторического развития приходит сосуществование нескольких альтернативных друг по
отношению к другу направлений. Это не означает, что ут
рачивает свое значение
атрибутивный подход к характеристике психической реальности. Скорее это связано с
тем, что в контексте различных направлений приоритетное значение приобретает
ориентация на разработку различных атрибутов. Общий же момент, который
хар
актеризует идейную атмосферу. психологических исследований нового этапа,


изменение онтологического статуса интроспективных показаний, проявившегося в утрате
веры в их безусловную достоверность. В свою очередь оно предопределило то, что
обнаруживаемые атр
ибуты психического предстают как специфические преломления
общенаучных категориальных схем в "ткани" психической реальности. Если ограничиться
упоминанием наиболее авторитетных направлений, то картина психической реальности
должна быть дополнена такими при
знаками, как экстериоризуемость


атрибут, в
разработку которого наибольший вклад внес бихевиоризм; стратифицированность


свойство, значимость которого для характеристики психического наиболее убедительно
продемонстрирована в психоанализе; гештальтность


специфическое обнаружение
целостности психического направлением, получившим одноименное наименование;
эргичность


способность к взаимообратимой трансформации образований
социокультурной и психической реальностей, акцентированная в деятельностной теории
п
сихики.


Теперь, после пунктирного обозначения линии развития представлений о психической
реальности, вновь обратимся к ранее приведенному перечню признаков живого. Очевиден
их апсихический характер. Поэтому встает вопрос о его дополнении. Это может быть
сделано через расширение предыдущей совокупности признаков:


чувствительность


способность живого организма преобразовывать физические и
биологические воздействия в феномены психической реальности;


восприимчивость


способность отображать внешние возде
йствия и конструировать себя
за счет этого в качестве субъекта психического отражения;


переживаемость


явленность (данность) субъекту определенных состояний как событий
его внутреннего мира, как формы манифестации субъектной экзистенциальности;


опредм
ечиваемость


способность субъекта психического отражения запечатлевать
(сохранять) определенные события, объекты в форме предметов

представлений его
внутреннего мира;


целесообразность


подчиненность поведения живого существа внутренним факторам,
придаю
щим ему избирательный, целостно

организующий, упорядочивающий характер;


научаемость


способность живого существа модифицировать собственное поведение в
направлении расширения спектра доступных реакций, расширяющих его адаптивные
возможности за счет нако
пления опыта жизнедеятельности;


обучаемость


направленность живого существа на воспроизведение в собственном


81


© ПатологиЯ
-

сайт о познании феномена личности

поведении индивидуальных вариантов активности, вырабатываемых другими
индивидами.


Охарактеризуем полученную совокупность признаков в целом. Ес
ли отдать предпочтение
дизъюнктивистскому подходу, приведенные атрибуты живого дают основание
рассматривать психическое в целом как свойство определенных организмов, способ их
организации, в то время как свойства рефлексивности, эвидентности, интенциональн
ости,
субъектности должны квалифицироваться как атрибуты собственно психического. Если
же отдать предпочтение конъюнктивистскому подходу, то свойства чувствительности,
целесообразности, научаемости, обучаемости, выделяемые в качестве характеристических
при
знаков живого, по отношению к категории психического можно квалифицировать как
атрибуты первого порядка, а свойства рефлексивности, эвидентности, интенциональности,
имманентной субъектности


как атрибуты второго порядка. Тем самым мы приходим к
проблеме р
анжирования многообразия признаков, присущих организму, являющемуся
носителем психической реальности, выделения критериев, позволяющих
дифференцировать свойства разных рангов и соответственно уровней психической
реальности. Эта проблема обнаруживает себя у
же в контексте повседневного
словоупотребления, когда разграничиваются одноуровневые (длинный, сутуловатый,
худой человек) и разноуровневые (маленький вертлявый жизнерадостный человек)
характеристики.


Специфическая трудность психологического познания, св
язанная с этой проблемой,
проявляется в распространенной подмене отношения "часть


целое" отношением
"свойство


носитель". Хотя очевидно, что носитель как целое не есть совокупность
(сумма) своих свойств, достаточно распространены представления о личност
и как о
совокупности своих ролей и о психических процессах как о компонентах,
конституирующих субъектов психического отражения и регуляции. Одно из направлений
преодоления указанной аберрации состоит в адекватном соотнесении иерархии
психических свойств с
иерархией их психических носителей, при этом свойство k

го
порядка должно быть объяснено как функция носителя (k

1)

гo порядка. Однако это
только один аспект проблемы. В его пределах психика в целом и отдельные психические
свойства человека рассматриваются

лишь в качестве свойств своих носителей. Но если
ограничиться данной трактовкой, то мы автоматически лишаем идеальное
онтологического статуса. Поэтому наряду с таким подходом важно учесть и то, что
психические функции это одновременно и органы (единство ф
ормы и содержания)
отражения свойств апсихической реальности, релевантных этим органам. Соответственно
тезис об инвариантности свойств отражаемой реальности и состояний субъекта
психического отражения сохраняет свою силу не только применительно к уровню
пс
ихофизического взаимодействия организма с окружающей средой, но и на других более
высоких уровнях психической иерархии.


Резюмируя сказанное, можно предложить следующий вариант определения категории
психического. Психическая реальность существует как сист
ема надорганизменных
информационных органов отражения и регуляции активности живых существ,
формирующихся в результате их взаимодействия с окружающей средой и подобными им
индивидами. Атрибутивными свойствами человеческого уровня психической реальности
явл
яются следующие признаки: рефлексивность, эвидентность, интенциональность,
имманентная субъектность.










82


© ПатологиЯ
-

сайт о познании феномена личности

2.3.2. ЭКСТРАГИРОВАНИЕ И ИНТЕРПРЕТАЦИЯ БАЗИСНЫХ ПОНЯТИЙ
ПСИХОЛОГИИ


Самостоятельной дидактической проблемой и источником распространенного типа
трудностей, сопровождающих изучение психологических дисциплин, является процесс
овладения учащимися (студентами, слушателями) понятийно

терминологическим
аппаратом психологии. Для
облегчения ориентации в этом аппарате, включающем в свой
состав слова общеупотребительной лексики и сугубо специальные термины,
представления, стихийно генерируемые сознанием, и понятия, сформировавшиеся в
рамках различных научных школ и направлений, чисто

технические наименования и
метафоры, опирающиеся на различные смысловые коннотации, целесообразно
использовать специальные дидактические средства. В данном случае в качестве такого
рода средств выступают вербально

геометрические высказывания, использованн
ые в §
2.2 для систематизации отраслей психологического знания.


В целом применительно к решению задачи анализа понятийно

терминологического
аппарата научной дисциплины принципиальное значение имеют следующие четыре
положения.


1. Положение о стратифицир
ованности языка, согласно которому в лексиконе
общеупотребительного или специального (профессионального) языка могут быть
выделены отдельные страты, ранжированные по частоте употребления находящихся на
этой страте слов. При этом число слов, располагающихся

на определенной страте,
пропорционально рангу страты: чем выше частота употребления, тем меньше слов входит
в эту страту. Справедливость этого положения подтверждают и некоторые модели,
описывающие механизмы организации языковой памяти человека. Так, согл
асно
В.А.Ганзену, в составе общеупотребительного (общенационального) языка могут быть
выделены восемь страт, исчерпывающих весь его лексический фонд. Все это указывает на
возможность выделения в составе целостного и относительно замкнутого лексикона
неболь
шого числа ядерных семантем, характеризующихся наибольшей частотой
употребления.


Предварительным шагом на пути их экстрагирования (выделения) может служить
помимо данных о частотности слов в тех или иных текстах сопоставление оглавлений
систематических к
урсов психологии. Произведенные оценки, как правило, приводят к
спискам, включающим 15


20 терминов. В качестве одного из вариантов подобного
списка может быть указан, например, следующий: ощущение, восприятие, представление,
память, внимание, воображение
, мышление, воля, чувства, эмоции, темперамент,
характер, способности, навыки, умения, сознание, личность. Несмотря на небольшой
размер списка, трудности возникают уже при попытках разъяснения содержания
соответствующих понятий: содержание (смысл) таких ши
роко употребимых слов
представляется само собой разумеющимся, но его вербализация оказывается субъективно
затруднительной. Объективно трудности проявляются в большой вариативности
предлагаемых определений, конечно, не в самом факте возможности предложить
р
азнообразные дефиниции, а в отсутствии согласованности между ними. В толковании
содержания этих понятий авторами систематических курсов психологии также имеют
место различия. Но здесь они обнаруживаются, в частности, в разных
последовательностях, в которых

рассматриваются соответствующие темы в рамках этих
курсов.


2. Положение о наличии в языке Генеративных механизмов словообразования, согласно
которому слова, расположенные на нижележащих Дровнях (чаще употребляемые), как
правило, используются в качестве
семантических множителей при толковании
содержания (смысла) слов, расположенных на нижележащих уровнях.


3. Положение о наличии в составе языка метаструктур, в соответствии с которым в
содержании лексических единиц любого уровня имплицитно присутствуют


83


© ПатологиЯ
-

сайт о познании феномена личности

см
ыслопорождающие категории. Они могут быть выделены посредством специального
анализа. Однако, несмотря на их повсеместное употребление, частота их эксплицитного
использования невелика.


4. В составе понятийно

терминологического аппарата научной дисциплины
(в том числе
психологии) может быть произведено разграничение между общенаучной лексикой и
лексикой, используемой для наименования феноменов и сущностей, изучаемых именно
данной отраслью науки.


Сформулированные положения позволяют уточнить постановку зад
ачи экстрагирования
ядерных элементов понятийно

терминологического аппарата психологии. Она
предполагает минимизацию числа собственно психологических и общенаучных терминов
из эмпирически устанавливаемого списка основных понятий и их иерархизацию.
Разъясне
ние собственно психологической терминологии должно быть при этом
осуществлено за счет спецификации общенаучной лексики, установления аналогий
(гомологии) с использованием терминологического аппарата других научных дисциплин,
повышения корректности эмпириче
ской операционализации содержания используемых
понятий.


Исходя из таким образом осмысленных требований поставленной задачи, охарактеризуем
некоторые из вариантов систематизации психологических понятий.


Оригинальный и конструктивный подход к построению
системы психологического
знания реализован в трехтомнике Л.М.Веккера "Психические процессы" (Т. 1. Л., 1974;
Т.2. Л., 1976; Т.З. Л., 1981). В рамках этого подхода явным образом произведено
разграничение (обеспечившее возможность демонстрации органической с
вязи)
предпосылок построения общей теории психических процессов и положений самой
теории, которые выступают как обобщения эмпирически зафиксированных признаков
изначально выделяемой триады психических процессов (когнитивные, эмоциональные,
волевые). В свою

очередь сами предпосылки разграничиваются на
внутрипсихологические и внешнепсихологические.


О категориальном разнообразии внутрипсихологических предпосылок можно говорить,
поставив в соответствие выделяемым психологическим направлениям (школам)
централь
ные для них понятия (сделав тем самым дрстаточно существенное допущение о
правомерности такого рода сведения). Тогда в качестве "стержневых" опор
рассматриваемой концепции можно выделить следующие понятия: ассоциация, структура,
целое, функция, поведение,
энергия, деятельность (действие, операция).


Внешнепсихологическими предпосылками являются рефлекторная теория, теория
информации и теория сигналов. Соответственно (с учетом сделанной оговорки) перечень
общенаучных понятий должен быть расширен за счет пон
ятий: субстрат, рефлекс,
информация, сигнал, управление.


Поскольку развиваемая Веккером теория трактуется самим автором как общая теория
психических процессов, то родовым понятием, обозначающим совокупность изучаемых
феноменов, является понятие психическ
ого процесса. Носитель психических процессов
квалифицируется как субъект. Следует отметить близость в рамках рассматриваемой
концепции трактовок содержания понятий процесса и механизма функционирования.
Важной является также оппозиция процесс


результат,
поскольку различие процессов
устанавливается на основе разграничения получаемых на их основе результатов
(продуктов). Специфически психологическими продуктами психических процессов
являются психические образы.


В монографии идет речь о трех группах процес
сов. В одну группу входят изначально
разграничиваемые когнитивные, эмоциональные, регуляционно

волевые процессы, а
также тетрада разноуровневых когнитивных процессов: ощущений (сенсорные процессы),
восприятия (перцептивные процессы), представлений, мышлени
я. Многообразие
сквозных интеграционных процессов образуют память, внимание, воображение, речь.
Кроме того, в параграфе, завершающем всю монографию, Веккер разделяет процессы,


84


© ПатологиЯ
-

сайт о познании феномена личности

соответствующие разным уровням психической регуляции поведения, т.е. разные форм
ы
экстериоризируемой психической активности, и тем самым разные механизмы перехода
(перевода) с одного уровня регуляции на другой: взаимодействие рецептора и
раздражителя, локомоцию, манипуляцию, труд, деятельность, поступок. Кроме процессов
выделяются инт
егративные образования: сознание как интеграл когнитивных и
эмоциональных процессов; характер как интеграл эмоциональных и регуляционно

волевых процессов; личность


"результат процессов внутриклассовой и межклассовой
психической интеграции, охватывающий в
се горизонтали и вертикали всех трех иерархий
в их внутренних и внешних связях"; самосознание. Непосредственным предметом
достаточно детализированного (хотя и в разной степени) исследования являются десять
процессов: ощущение, восприятие, представление, мы
шление, эмоции, воля, память,
внимание, воображение, речь.


Большой интерес уже на этапе предварительного знакомства с композицией
рассматриваемого произведения представляет подход к разграничению признаков,
характеризующих (позволяющих дифференцировать)
изучаемые феномены. Эмпирически
преднаходимые признаки всех психических процессов объединяются в три класса:
пространственно

временные, модальностные, интенсивностные. В результате
теоретического анализа выделяются признаки восприятия: константность, предм
етность,
целостность, обобщенность; признаки представлений: неустойчивость, фрагментарность,
обобщенность, панорамность, симультанность; признаки понятийного мышления:
децентрированность, согласованность содержания и объема, индуктивно

дедуктивный
строй, и
ерархизированность, скоординированность вариативных и инвариантных
компонентов, полнота обратимости, чувствительность к противоречиям и переносному
смыслу.


Одна из последних в отечественной психологической литературе попыток произвести
упорядочение ядерн
ых структур понятийно

терминологического аппарата психологии
принадлежит К.К.Платонову. Согласно ему, это ядро образуют 38 категорий. Шесть из
них являются общепсихологическими, т.е. их объем совпадает с объемом
психологической науки в целом. Это психическ
ое отражение, психическое явление,
сознание, личность, деятельность, развитие психики. Данные общепсихологические
понятия интегрируют в своем содержании частнопсихологические категории.
Многообразие форм психического отражения включает в себя: память, эмоц
ии,
ощущения, мышление, восприятие, чувства, волю. При этом отношения между ними
упорядочены по критерию простоты/сложности. Восприятие выступает как форма,
интегрирующая в своем составе память, ощущение, мышление; чувства включают в себя в
качестве элемен
тарных составляющих память, эмоции и мышление; воля интегрирует все
шесть перечисленных форм.


Многообразие психических явлений образовано психическими процессами,
психическими состояниями и свойствами личности, разграничение между которыми
произведено по

временному параметру длительности их существования. Сознание
охарактеризовано как единство переживания, познания и отношения. Личность включает
в себя понятия направленности, опыта, особенностей психических процессов,
темперамента, характера, способностей
. В составе категории деятельности выделяются
действия, цели, мотивы, психические акты. Категория психического развития обобщает в
своем содержании категории созревания, формирования, филогенеза, антропогенеза,
общественно

исторического развития, онтогенез
а.


Кроме названных 35 категорий в некоторых случаях К.К.Платонов включает в состав
понятийно

терминологического ядра в качестве видов психологических явлений
потребности как фактор активизации форм отражения, внимание как форму их
организации и психомоторику

как способ их объективации. Следует заметить также, что
первоначально выделенные в составе форм психического отражения семь его видов
впоследствии трактуются и как общие элементарные виды деятельности, и как формы


85


© ПатологиЯ
-

сайт о познании феномена личности

сознания. Отмеченная миграция не является

случайной и указывает на то, что их жесткое
закрепление в рамках какой

либо схемы вряд ли возможно и не отражает многообразия
их функций в структуре понятийно

терминологического аппарата психологии.
Изложенная позиция не дает ответов и на многие другие во
просы, например, почему такие
психологические категории, как представление и воображение, оказались исключенными
из состава основополагающих понятий? Каковы критерии ростоты/сложности форм
психического отражения? В каком смысле отношения, познание, пережив
ание выступают
в качестве атрибутов именно сознания, а не, допустим, личности? Так или иначе все это
только подчеркивает, а не снимает остроты проблемы упорядочения структуры
понятийно

терминологического аппарата психологии. Представляется, что решение
про
блемы следует искать не на путях постулативного выдвижения некоей схемы, а в
нахождении обоснованных упорядочивающих процедур, позволяющих одновременно
интерпретировать содержание анализируемых понятий.


В качестве одной из таких упорядочивающих процедур
может выступить процедура,
основанная на идее базиса, а в качестве одного из базисов, эвристичность которого
применительно к понятийно

терминологическому аппарату психологии
продемонстрирована В.А.Ганзеном, может быть избран базис из пяти общенаучных
катег
орий: субстрат, пространство, время, энергия, информация. Хотя в отношении этого
базиса нельзя сказать, что применительно к нему разработан некий специальный аппарат,
его использование оказывается плодотворным благодаря богатству содержания каждой из
входя
щих в него категорий. Они не только образуют систему понятий, с позиций любого
из которых может быть охарактеризовано каждое единичное явление или целый класс
явлений любой природы, в том числе психологических, но и позволяют экстрагировать
систему базисны
х психологических понятий.


В самом деле, любое психологическое явление характеризуется модальностью, т.е. своей
качественной определенностью, длительностью и фазовой динамикой, иначе говоря,
временными параметрами, своим положением среди сосуществующих в
месте с ними
явлений, или пространственной локализацией, интенсивностью


энергетическими
характеристиками, а также вероятностью своего наступления, т.е. несет в себе
определенную информацию. Эти категории присутствуют тем самым в качестве
семантических мн
ожителей в составе содержания любого понятия. Но понятия
отличаются друг от друга и удельным весом этих множителей. Возможность группировки
понятий основана на том, что соотношение удельных весов указанных семантических
множителей может образовывать устойч
ивые распределения.


В варианте, предложенном Ганзеном, центральное место занижает понятие субстрата. Его
этимология, как известно, восходит к понятию предмета или лингвистическому понятию
подлежащего, т.е. того, что подлежит рассмотрению. Но при употребл
ении этого понятия
применительно к психологической проблематике следует учесть различие в содержании
философских категорий субстанции и субстрата. Не углубляясь в саму проблему их
соотношения, отметим только, что если термин "субстанция" используется как
о
бозначение существующего само по себе, то субстрат обозначает скорее основу
существующего, т.е. то, что лежит в основании. Из истории психологии известна критика
попыток субстанциализации психики, но, признавая справедливость этой критики, нельзя
не отмети
ть, что в психологии психика исходно рассматривается как нечто данное, как то,
что подлежит изучению и до получения результатов анализа существует как бы само по
себе. Кроме того, категория субстрата чаще используется для наименования
физиологической основ
ы психических явлений. С этой точки зрения представляется
целесообразным использовать исходное вербально

геометическое высказывание в
следующем виде:




86


© ПатологиЯ
-

сайт о познании феномена личности


В отечественной литературе распространен подход, который в самом общем виде
трактует психику как особую

форму отражения. Тем самым этот подход указывает на
фундаментальную роль при рассмотрении психологической проблематики категории
отношения в двух ее аспектах: психическая реальность как отражающее


экстрапсихическая реальность как отражаемое; психика как

отражающее


экстрапсихическая реальность как ее носитель. В содержании категории отражения важно
отметить наличие во всяком случае двух моментов: 1) воспроизведение отражаемого в
отражающем за счет собственной активности отражающего, динамика которого
по
дчинена собственным закономерностям; 2) сохранение целостности отражающего при
взаимодействии с отражаемым.


Категории, сопряженные с категорией отношения, различия в содержании которых также
должны быть учтены при интерпретации психологических понятий, в

свою очередь
допускают упорядочение, аналогичное вышеприведенному:




Это высказывание можно рассматривать как компонент того общенаучного аппарата,
который органичным образом включен в состав понятийно

терминологического аппарата
психологии.


Во избежа
ние недоразумений требуется сделать некоторые пояснения относительно
смысла упорядоченных таким образом общенаучных понятий. В логико

лингвистическом
смысле отношения


это сказуемые предложений с двумя или более подлежащими, т.е.
предикаты, соотносимые с
наборами из п объектов. В математическом смысле отношение


это общее свойство подмножества декартова произведения двух или более множеств. В
общепсихологическом смысле, поскольку речь идет об отношении психической и
экстрапсихической реальностей, употребл
ение этого понятия оправдано прежде всего
потому, что выделяются разные типы отношений между соотносимыми реальностями:
гомоморфные и изоморфные, коррелятивные и реципроктные. Это, в частности, позволяет
говорить о психическом отражении как о гомоморфном о
тображении, допускающем
одновременно и возможность выделения областей, где сохраняются изоморфные
отношения.


Различие между понятиями отношения и отображения состоит в том, что в случае
отображений рассматриваемые объекты сами представляются как множеств
а элементов с
заданными на них отношениями. В отличие от отображений о преобразованиях имеет
смысл говорить в тех случаях, когда рассматриваются отношения не двух или более
изначально отличаемых между собой множеств, а одно множество элементов с заданными
между ними отношениями. Изменение отношений между элементами множеств есть их
преобразование. В этом смысле, например, можно говорить, что отношения, выделяемые
на уровне мышления, есть преобразование отношений, выделяемых на уровне восприятия.
В системе р
ассматриваемых понятий функция обозначает некоторое правило,
устанавливающее соответствие между элементами соотносимых множеств. Наряду с этим
понятие функции употребляют, имея в виду характер преобразований (изменений,
трансформаций), которые претерпевают

элементы одного множества при отображении в
другое. В этом смысле понятие функции совпадает с понятием оператора. Этот аспект
понятия функции часто подразумевается, когда говорят и о психических функциях.
Наконец, о функциях говорят в смысле роли, которую

выполняет некоторый процесс или
морфологический элемент в обеспечении существования определенного объекта.
Например, говорят, что функция психики заключается в отражении и прогнозировании
внешних воздействий, в регулировании собственной активности живого
существа,
являющегося ее носителем.



87


© ПатологиЯ
-

сайт о познании феномена личности


Первый шаг, который надлежит сделать при решении задачи экстрагирования базисных
категорий психологии, заключается в определении перечня категорий, которые могут
использоваться в разных контекстах в качестве синонимов обозначения предметной
области психол
огии в целом. Таких категорий по условиям решения задачи можно назвать
пять. Достаточно очевидно, что применительно к человеческому уровню существования
это будут следующие понятия: психика, сознание, личность, деятельность, общение.
Отношения между ними м
ожно изобразить таким образом:





Используя минимизированный указанным выше образом общенаучный аппарат, можно
предложить следующие дефиниции выделенных категорий.


Психика есть специфическая реальность, в формах которой воспроизводится
экстрапсихическ
ая реальность, которая сохраняет свою целостность при
экстрапсихических воздействиях, в рамках которой происходит трансформация,
преобразование отображенных воздействий и которая выполняет функции ориентации
своего носителя в окружающей среде, прогнозирова
ния будущих воздействий, регуляции
активности носителя.


Деятельность есть специфическая форма человеческой активности, в результате
осуществления которой устанавливается соответствие между психической и
экстрапсихической реальностями и посредством которо
й осуществляется преобразование
явлений экстрапсихической реальности в интрапсихическую и наоборот.


Сознание


форма психического отражения экстрапсихической реальности,
характеризующаяся наличием областей изоморфного и гомоморфного отображения,
способна
я компенсировать наличие или отсутствие требуемых экстрапсихических
воздействий для сохранения своей целостности.


Личность


инвариант социальных ролей и социальных функций человека, человек как
носитель и субъект преобразования общественных отношений в
психические
конституенты внутреннего мира.


Общение


процесс трансляции содержаний сознаний при межличностных
взаимодействиях, взаимоотображение содержаний психики взаимодействующих людей.


На втором уровне анализа понятийно

терминологического аппарата психологии может
быть произведено упорядочение категорий, соответствующих аспектам категорий первого
уровня:














88


© ПатологиЯ
-

сайт о познании феномена личности

На третьем ярусе психологической терминологии наиболее очевидным о
бразом
используемая система порядочивающих отношений прослеживается применительно к
составу когнитивных процессов:




Это указывает также и на то, что реализуемая процедура генетически в первую очередь
связана с психологией сознания и опирающейся на нее п
сихологией познания. В качестве
примеров упорядочения признаков, характеризующих когнитивные процессы, можно
привести следующие высказывания:








Хотя это и является достаточно очевидным, подчеркнем

тем не менее, что предложенный
вариант упорядочения психологических категорий не является единственно возможным
ни с точки зрения фактического результата, ни с точки зрения реализованной в нем
процедуры. Важно подчеркнуть также наличие именно многообразия

взаимодополняющих и согласующихся друг с другом возможностей, из которых в
зависимости от конкретных обстоятельств может быть извлечен тот или другой вариант.
Приведенный вариант упорядочения базисных понятий психологии с формальной точки
зрения приводит
к процедуре тетраномии. Фактически же гораздо более широкое
распространение имеют процедуры упорядочения, основанные на операциях дихотомии.
Если связывать операцию дихотомии


разделения объема понятия на два класса,
исчерпывающих объем делимого понятия,
с идеей базисов, то она предполагает
использование словесных диад, как правило, антонимов, т.е. лексических пар,
объединенных отношением противоположности. В "Словаре антонимов русского языка"
приведено около 800 таких пар, классифицированных на следующие
виды: контрарные;
контрадикторные; векторные. Каждое из контрарных понятий не только отрицает
противоположное, но и утверждает взамен его другое (умный


глупый, молодой


старый, взволнованный


спокойный). Контрадикторные понятия отрицают друг друга
таки
м образом, что между ними возможно третье (промежуточное) понятие: сознательный


бессознательный, одушевленный


неодушевленный, нравственный


безнравственный.
Векторные антонимы обозначают противоположности разнонаправленных действий,
процессов: возникн
овение


разрушение, возбуждение


торможение, консолидация


дезинтеграция.


Характер упорядочивающих процедур, реализуемых с опорой на лексические диады,
чаще всего отличается от тех, которые связаны с процедурой тетратомии. Они выступают
в форме исполь
зования наборов биполярных шкал или биполярных конструктов, с
помощью которых оценивается либо степень сформированности (выраженности) тех или
иных психических качеств, либо мера тяготения к какому

либо способу (полюсу)
интерпретации данных. Способ выделен
ия интегративных характеристик основывается на
статистическом анализе корреляционных связей. Но важно, особенно в контексте нашего


89


© ПатологиЯ
-

сайт о познании феномена личности

рассмотрения, подчеркнуть то обстоятельство, что конечным итогом интеграции чаще
всего оказываются те же самые ядерные структ
уры, которые были извлечены нами из
понятийно

терминологического аппарата посредством семантического анализа. Так, 16
факторов, выделяемых с помощью опросника Кэттелла, интерпретируются по
обнаружению через них проявлений интеллекта, воли, эмоций и воображ
ения в
коммуникативной сфере. В модели личности, соответствующей опроснику Ямпольского


Мельникова, на четвертом уровне выделяются четыре фактора: психическая
неуравновешенность, асоциальность, интроверсия, сензитивность. В рамках
рассматриваемого подхода

это обстоятельство может быть выражено с помощью
следующего высказывания:











































90


© ПатологиЯ
-

сайт о познании феномена личности

3. АТРИБУТЫ ПСИХИЧЕСКОГО


Описание психической реальности, осуществленное в предыдущей главе посредством
указания на ее атрибутивные признаки, нуждается в дополнении по крайней мерб в двух
отношениях. Во

первых, требуется дать ответ на вопрос, является ли предложенный
набор признак
ов в каком

либо смысле полным. Во

вторых, желательна и некоторая более
развернутая характеристика указанных атрибутов на конкретном историческом
материале. Утвердительный ответ на первый вопрос может быть дан с опорой на уже
использованный выше метод пента
базиса. При этом желательно дополнить компоненты
исходного вербально

графического высказывания признаками гармонического целого:





Тогда совокупность атрибутов психической реальности может быть упорядочена
следующим образом:




Поясним смысл приведенны
х категорий:


субстантивированность


свойство психических явлений быть представленными в
сознании в форме самодостаточных образований;


эвидентность


свойство самодостоверности сознания в целом и отдельных психических
феноменов;


рефлексивность


спос
обность (свойство, атрибут) психики отображать в себя свои
собственные состояния;


интенциональностъ


саморасщепляемость и последующая векторизованность
психических феноменов в зависимости от сoподчиненности разграниченных уровней
психической реальности;



субъектность


самопорожденность, генерированность осознаваемых явлений, в том
числе психическими структурами.


Предложенный ответ, возможно, покажется излишне категоричным. Но здесь, конечно,
речь идет не о том, что указанные признаки исчерпывают опис
ание психической
реальности. Можно лишь предположить, что с точки зрения принятого подхода к ее
описанию процессом вычленения совокупности (системы) этих свойств завершился
определенный исторический виток в развитии психологической науки, демонстрирующей
о
тносительно высокую связность указанных атрибутов. Что касается варианта решения
второй задачи, то он будет последовательно изложен в соответствующих параграфах
главы.










91


© ПатологиЯ
-

сайт о познании феномена личности

3.1. СУБСТАНТИВИРОВАННОСТЬ ПСИХИЧЕСКОГО


Одно из наиболее парадоксальных и
фундаментальных свойств психики, обнаруживаемых
на уровне сознания, состоит в том, что психика, существуя как продукт взаимодействия
носителя психики с окружающей его средой (компонентом которой он сам является),
предстает как некая новая (третья) реальнос
ть, относительно автономная и по отношению
к носителю психики, и по отношению к той реальности, которая отражена
(воспроизведена) в ней. Назовем это свойство субстантивированностью и интерпретируем
его в различных аспектах.


Логический аспект проблемы мож
но вскрыть, если предельно минимизировать
разнообразие компонентов действительности и принять, что в мире существуют только
вещи, их свойства и отношения между ними. Отмеченная парадоксальность допускает
интерпретацию отношения (психика есть отношение) в ф
орме вещи (психика есть некий
компонент действительности, т.е. вещь). Диалектика указанных категорий вполне это
допускает: вещь как совокупность (система) свойств или как "узел" многообразия
включающих ее отношений, свойства и отношения могут представать в

виде вещей, т.е.
объектов, обладающих теми или иными свойствами (свойствами n

х порядков).


В историческом плане открытие субстантивированности психики следует отнести к
античной культуре. Центральная задача, которую решила психологическая мысль
европейс
кой античности, заключалась в переходе от представлений, квалифицировавших
психику в качестве некоего двойника конкретного живого существа или другого предмета
(анимизм), к представлениям, трактовавшим ее как особый составной элемент космоса
(гилозоизм). А
нтичные мыслители, размышляя об устройстве универсума, высказывали
различные мнения о числе его первоэлементов. Одни решали эту проблему в духе
последующего монизма, выделяя единственный первоэлемент: вода (Фалее), айперон
(Анаксимандр), воздух (Анаксимен)
, огонь (Гераклит). Другие ограничивались
оперированием категориями "бытие" (жизнь) и "небытие" (смерть). Третьи, исходя из
тезиса о том, что небытия нет, разграничивали внутри сущего различные виды бытия. Так,
Анаксагор считал, что мир состоит из бесчисле
нного множества качественно различных
элементов (гомеомерий), движением которых управляет ум (нус); Эмпедокл говорил о
четырех корнях существующего: огонь, воздух, вода, земля, которые под действием начал
любви и ненависти образуют бесконечное множество со
единений. В рамках такого рода
воззрений и сформировалось представление о душе как о квинтэссенции (пятой
субстанции). Тем самым психическое, рассмотренное как первоэлемент, выступало как
субстанция (субъект).


Важной вехой в процессе осмысления такого пр
изнака психики, как
субстантивированность, является трактат Аристотеля "О душе". К нему мы уже
обращались в гл.1. Теперь отметим некоторые моменты в понимании Аристотелем
сущности души: Аристотель в значительной мере уже отходит от гилозоистических
предста
влений и трактует психику как эффект организации носителя психики (предикат).
Одушевленными, по Аристотелю, являются только живые существа. Душа


это начало
живых существ. "Ведь душа есть не тело, а нечто принадлежащее телу, а потому она и
пребывает в тел
е, и не так, как наши предшественники приноравливали ее к телу, не
уточняя при этом, что это за тело и каково оно, тогда как мы видим, что не любая вещь
воспринимается любой" (Аристотель. Сочинения. T.l. М., 1975. С. 399). При этом
проблема для Аристотеля
заключается в том, как различить свойства, присущие психике
как таковой, от свойств существ, которые являются носителями души, и в том, как
связаны свойства, характеризующие психику, со свойствами, присущими телу.
"Состояния души неотделимы от природной ма
терии живых существ так, как неотделимы
от тела отвага и страх, а не в том смысле, в каком неотделимы от тел линия и плоскость"
(там же, с.374).


В рамках понятия души Аристотель разграничивает три ее вида: растительный, животный


92


© ПатологиЯ
-

сайт о познании феномена личности

и разумный, так что сущес
твование каждого последующего вида невозможно без
существования предыдущего. "Нечто живет тогда, когда у него наличествует хотя бы
один из следующих признаков: ум, ощущение, движение и покой в пространстве, а также
движение в смысле питания, упадка или рос
та" (там же, с.396) Разумной душе присущи
троякого рода процессы, которые мы разделяем, используя соответствующие
существительные: ощущение, представление (воображение), мышление. Все эти процессы
взаимосвязаны. "Воображение же есть нечто отличное и от ощу
щения, и от размышления;
оно не возникает без ощущения, а без воображения невозможно никакое составление
суждений..." (там же, с.430). Затрагивая вопрос о природе души, Аристотель трактует ее
как возможность (энтелехию), восприимчивость. "Относительно любо
го чувства
необходимо вообще признать; что оно есть то, что способно воспринимать формы
ощущаемого без его материи, подобно тому как воск принимает отпечаток перстня без
железа или золота" (там же, с.421).


Процесс спиритуализации понятия души как субстан
ции


носителя отдельных
психических процессов, состояний, качеств получает в последующем отражение в
эволюции представлений о пневме (воздухе как элементе космоса). Аристотель различал
два вида пневмы: пневму как вдыхаемый воздух, регулирующий температуру

тела, и
психическую пневму, находящуюся в крови. Гален понимал пневму уже как субстанцию


посредника между душой и телом, используемого в качестве орудия чувственного
познания и телесных движений. В стоицизме (Хризипп) пневма


это тончайшая и
подвижнейш
ая субстанция, отождествляемая с панкосмическим имманентным божеством,
пронизывающая космос жизненным дыханием и объединяющая его в целостный
организм, различающаяся по степени интенсивности натяжения. При этом иерархия
натяжений следующая: 1) габитус, соо
бщающий единство неорганическим телам; 2)
природная пневма, вызывающая рост растений; 3) животная душа (псюхе); 4) разум
(логос). Наряду со спиритуализованным представлением продолжало использоваться и
воззрение на пневму как на тончайшее вещество. В такой

трактовке она встречается еще у
философов Нового времени в виде представления о жизненных духах (spiritus vitales),
обитающих в крови и нервах.


Новые аспекты проблемы обнаруживаются в рамках распространенной в средние века
дискуссии номиналистов и реали
стов. В центре этой дискуссии находится вопрос об
онтологическом статусе универсалий


общих понятий. Оба направления исходили из
противоположности бытия и сознания, как бы вынося последнее за пределы бытия.


Реалисты считали, что универсалии существуют н
езависимо от сознания (universalia sunt
realia). При этом отдельные мыслители, принадлежавшие этому направлению, выдвигали,
естественно, несколько отличавшиеся друг от друга трактовки. Так, согласно фоме
Аквинскому, универсалии существуют в трояком виде: "
до вещей" в божественном разуме


как их идеи, вечные прообразы; "в вещах"


как их сущности, субстанциальные формы;
"после вещей" в человеческом разуме


как понятия, результат абстракции.


С точки зрения номиналистов бытие общих понятий имеет иной харак
тер, чем бытие
признаков единичных предметов; вторые существуют действительно, реально, в то время
как общие понятия существуют лишь как отвлечения, в мышлении человека, идеально. В
их позициях также были оттенки. Например, согласно концепции Вильгельма
Ок
камского, только единичное, индивидуальное создается природой, только ему может
быть приписано бытие. Универсалиям же не может быть приписана реальность ни вне
души, ни в душе. Вне души универсалии не существуют, ибо немыслимо, чтобы нечто
единое и неделим
ое, но в то же время отличное от единичных предметов, могло
пребывать в них. Нельзя допустить, чтобы общее только формально отличалось от
единичных предметов, ибо в предметах нельзя делать формальных разграничений, не
сделав в то же время реальных. Общее,
находясь в душе, существует там не реально, а
только как представление, ибо предмет не может быть предикатом. Иначе говоря,
отрицание реальности общих понятий имело в данном случае смысл приписывания им


93


© ПатологиЯ
-

сайт о познании феномена личности

особого онтологического статуса.


В Новое время моме
нты противоположности объекта и его образа в сознании были
возведены в философии Декарта в ранг постулата о существовании двух субстанций:
материальной (для которой характерны протяженность и количественная измеримость) и
духовной (внепространственной, мыс
лительной). Противоречия провозглашенного таким
образом дуализма были преодолены, с одной стороны, Спинозой на основе
пантеистического монизма, для которого мышление и протяженность


не две субстанции,
а два атрибута единой субстанции, а с другой стороны,

Кантом, трактовавшим категорию
субстанции как условие возможности всякого синтетического единства восприятий, т.е.
опыта.


Обозначив узловые пункты в историческом развитии проблемы субстантивированности
психики, важно отметить, что применительно к психол
огии проблема онтологического
статуса общих понятий осложняется тем, что бытие психического не может быть
вынесено за скобки бытия как такового. В каком бы виде общее ни существовало в рамках
форм психического отражения, оно все

таки существует. Тезис о то
м, что психическое
характеризуется признаком субстантивированности, не следует смешивать с поло*
жением о квалификации психики (сознания) в качестве субстанции (субстанциальность
психики). Как известно, категория субстанции используется как выражение (указ
ание на)
предельного основания, позволяющего сводить феноменологически наблюдаемое
многообразие и изменчивость к постоянному, устойчивому, самостоятельно
существующему. Тезис же о субстантивированности психики лишь фиксирует особый
модус существования псих
ики, феноменологически обнаруживаемую ее специфику,
которая доступна изучению и нуждается в объяснении.


Для современного сознания в целом более характерно негативное отношение к
использованию самой категории субстанции. В наибольшей степени такого рода
о
тношение свойственно концепции (нео) позитивистской ориентации. Здесь понятие
субстанции рассматривается как рудимент обыденного сознания. В рамках
лингвистической философии, в частности, понятие субстанции рассматривав?ся как
исходный принцип натуралистич
еской метафизики, а его возникновение объясняется
специфической структурой индоевропейских языков, для которых характерно
противопоставление субъекта и предиката суждения. Однако не следует упускать из виду
и то обстоятельство, что для психологии изучение
обыденного сознания,
соответствующей ему речевой деятельности


неустранимый, а нередко и основной
объект исследования.


Именно в качестве подтверждения факта наличия у психики свойства
субстантивированности можно рассматривать и выделение соответствующих

лингвистических категорий. Такими категориями являются, в частности, категории
одушевленности/неодушевленности, личности/безличности. Категория
одушевленности/неодушевленности лингвистическими средствами фиксирует разделение
человеком всех предметов окруж
ающего его мира на живых (одушевленные существа) и
неживых (неодушевленные предметы). При этом в качестве критерия такого разделения
выступает характер сочетаемости соответствующих существительных с глаголами,
обозначающими психические процессы. В современ
ной лингвистической литературе
вводится разграничение участников описываемой в предложении ситуации в зависимости
от характера исполняемых ими ролей. Термином агенс обозначают участника ситуации, ее
намеренного инициатора, который ее контролирует, непосред
ственно исполняет действия,
является источником энергии этого действия. В отличие от агенса в роли актанта
квалифицируется любой член предложения, обозначающий лицо, предмет, участвующий
в процессе, обозначенном глаголом. Цациенсом называют участника, вовл
еченного в
ситуацию, которую он не контролирует.


Категория личности/безличности выражает соотнесенность субъекта предложения с
каким

либо объектом, рассматриваемым в качестве источника

инициатора активности.


94


© ПатологиЯ
-

сайт о познании феномена личности

Координаты этого субъект

объекта могут быть за
даны с различной степенью
определенности. Они могут быть указаны как особая точка (Я) в пространственно

временном континууме. В случае использования безличных конструкций при отсутствии
формально выраженного субъекта предикат становится средством реализаци
и не только
собственного предикативного, признакового, но и субъектом содержания ("Знобит",
"Жутко", "Радостно"). Поскольку в безличных конструкциях источник признака не
локализован, им становится среда как пространство, организованное этим признаком.
Гран
ицы этого пространства могут быть достаточно неопределенными4. В самом
безличном предложении акцент переносится на охваченность лица этим признаком. ("Я
часто тревожусь", "Мне с самого утра грустно").


Характерно, что в лингвистической литературе при анал
изе безличных конструкций
производится разграничение типов среды в качестве носителей субъектных признаков на
конкретно физический тип ("было тихо и совершенно безветренно"), физиологический
("Он почувствовал участившееся сердцебиение"), мыслительно

эмоцио
нальный ("Во мне
шевельнулось маленькое подозрение, но мне стало стыдно"). При этом безличные
конструкции, представляющие ментально

эмоциональный тип среды, разграничиваются
по типу локализаторов. Последние подразделяются на условно

пространственные,
харак
теризующие наивную геометрию внутреннего мира ("На душе у нее было
беспокойно и жутко"), и реально

пространственные ("Мне тут одиноко и беспокойно").


Противопоставление личных и безличных предложений является градуальным в том
смысле, что между ними може
т быть выделено несколько переходных форм. В
лингвистической литературе отмечается, что для индоевропейских языков характерен
следующий вариант градаций по типу субъекта. Субъект является:


лицом


"Я убежден в конечном торжестве справедливости";


индиви
дом

лицом, кроме Я


"Моя мать никогда не наказывала меня";


определенным множеством людей


"Члены моей семьи ладят друг с другом";


индивидом

не

лицом


"Слеза скатилась по щеке";


неопределенным множеством индивидов

лиц или не

лиц


"Люди легко подда
ются
панике";


определенным по пространственно

временным границам явлением внутреннего или
внешнего мира


"Меня часто охватывает беспокойство";


неопределенным по пространственно

временным границам явлением природы


"Темно", "Страшно".


При перенесении проблематики, связанной с осуществлением градуирования
высказываний по критерию личности/безличности, в собственно психологическую
плоскость важно учесть градации, обусловленные фиксацией меры подконтрольности
самому субъекту различных сос
тояний, процессов, образов, выделяемых им в своем
внутреннем мире. Конкретным вариантом реализации подобного рода градации может
служить, например, следующий ряд утверждений:


"Сопротивление моим начинаниям, как правило, усиливает мою настойчивость."



аз уж я взялся за работу, я делаю ее тщательно."


"Мне всегда хватает энергии, чтобы решить задачу, которую я считаю необходимой."


"Я всегда полон энергии."


"Меня трудно вывести из себя."


"Временами из

за своей застенчивости мне трудно отстаивать св
ои права."


"Ожидание действует мне на нервы."


"Мне часто говорят, что я вспыльчив."


"У меня бывают странные и необычные мысли."


"Временами мне хочется нанести повреждецие себе или кому

нибудь из окружающих."


Для современного психологического созн
ания такие понятия, как душа и пневма, в
значительной мере утратили свой объяснительный потенциал, однако в
феноменологическом плане, находящем выражение и подтверждение в характере


95


© ПатологиЯ
-

сайт о познании феномена личности

использования лексики, относящейся к описанию психической реальности, особ
ая форма
данности психического продолжает требовать выработки соответствующих
объяснительных схем. Среди представлений, выработанных современной психологией и
используемых в ней, к попыткам ответить на такого рода запросы можно отнести
представления о псих
ической резистентности (сопротивляемости психическому
отображению неблагоприятных факторов внешних воздействий), толерантности
(снижению чувствительности к психологически неблагоприятным воздействиям) и
механизмах психологической защиты.


Общий смысл поня
тия защиты (социальная защита населения, юридическая защита
обвиняемого, природозащитные сооружения, защита электрических цепей, защитная
одежда, защитная сигнализация и т.д.) указывает на наличие особых мероприятий или
создание особых по отношению к морфо
логии рассматриваемой системы устройств,
направленных на предотвращение проникновения в функционирующую систему
разрушающих ее или патогенных для нее воздействий. Соответственно можно сказать, что
психологическая защита в общем смысле действует как механиз
м предотвращения
дезорганизации и поддержки целостности психики, запускающийся в ситуациях
конфликта, требующих несовмещающихся способов реагирования, основывающихся на
вытесняющих друг друга психических образованиях. Специфика использования понятия
защиты

в психологическом контексте проявляется, в частности, в том, что оно часто
указывает прежде всего на механизм усиления психически травмирующих факторов, на
их использование патологически измененной личностью для укрепления патогенных
факторов. Поэтому пон
ятие психофизической защиты, употребляемое в этом смысле,
должно быть дополнено представлениями о психических механизмах, обеспечивающих
нормальные режимы функционирования психики, и возможности ее развития в
направлениях, задаваемых системой ценностных ор
иентации, т.е. о ее уже саногенных
функциях.


Как известно, представление о существовании механизмов психологической защиты в
научный оборот было введено З.Фрейдом ("Нейропсихология защиты", 1894) и
обосновывалось тем, что отдельные психические образовани
я могут менять свой статус
внутри психической реальности, перемещаясь по ее стратам, в результате напряжения,
возникающего у того или иного образования внутри включающего его психологического
поля. В рамках психологических концепций, сформировавшихся после

Фрейда, понятие
психологической защиты получало, естественно, несколько иные интерпретации,
сохраняя, однако, общий смысл свидетельства о приверженности и современного
психологического сознания представлению о субстантивированности психики. Так, с
точки з
рения одного из лидеров современной недирективной психиатрии К.Роджерса
неконгруентность самости и опыта приводит к тому, что опыт, не совместимый с
представлением индивида о себе (Я


образ), имеет тенденцию не допускаться к
осознанию. При этом есть повед
енческий ответ индивида на угрозу, цель которого
поддерживать сформировавшуюся структуру самости. В психологической литературе
были описаны и разнообразные конкретные механизмы: вытеснение, вымещение,
интроекция (идентификация), проекция, рационализация, р
егрессия, сублимация,
основываясь на которых, можно уточнить и конкретизировать представления о способах
проявления субстантивированности психики. С точки зрения подобного рода
представлений психическая реальность предстает как особый модус бытия, способны
й к
информационным и энергетическим взаимообменам с внепсихической реальностью,
характеризующейся особой структурой и собственными законами изменения
конфигураций, входящих в него образований и преобразования их энергетического
потенциала.


Понятие души в
озникло как концепт, позволяющий подчеркнуть: а) специфику
психических явлений по сравнению с физиологическими (оппозиция душа


тело); б)
целостность и единство многообразия (оппозиция душа


психические свойства,


96


© ПатологиЯ
-

сайт о познании феномена личности

процессы, состояния). Впоследствии, после

того как место атрибутивного признака
психических процессов (состояний, явлений) заняла их осознанность, понятие души
сменилось понятием сознания. Уместно в этой связи воспроизвести вариант
разграничения понятий "душа" и "сознание", предложенный Титченеро
м (1910). По его
мнению, следует разграничивать два главных значения слова "сознание". В первом
смысле сознание означает, что душа воспринимает свои собственные процессы.
Характерно, что в подтверждение того, что такой вариант употребления понятия сознания

имеет место, Титченер приводит высказывания Локка (1690): сознание есть "восприятие
того, что происходит в собственной душе человека", и Д.Стюарта (1793): "сознание есть
непосредственное знание, которое дух имеет о своих ощущениях и мыслях". Иначе
говоря,

с нашей точки зрения речь идет скорее о рефлексивности сознания, о том, что
сознание есть осознание самого себя (отличие самого себя от себя же и идентификация
себя с самим же собой). Во втором, по Титченеру, смысле сознание тождественно с душой
и слово "
сознательный" тождественно со словом "душевный". "Пока,


говорит Титченер,


имеют место душевные процессы, имеется налицо и сознание; и как только
прекращаются душевные процессы, наступает бессознательное состояние".


Подтверждая упомянутый вариант упот
ребления понятия "сознание", Титченер ссылается
на Д.Милля (1829): "То, что я сознаю мое собственное чувство, значит то же самое, как
если бы я сказал, что я его чувствую. Иметь чувство


значит сознавать и сознавать


значит иметь чувство". От первого вар
ианта употребления понятия сознания Титченер
предлагает отказаться: "Говорить о сознании как о самовосприятии души не только нет
никакой необходимости, но это даже вводит в заблуждение", поскольку, по его мнению,
восприятие и самовосприятие неотличимы. "Мы
,


говорит он,


будем считать сознание
равнозначным душе. Но так как мы имеем два различных выражения и желательно
отличать их друг от друга, будем говорить о душе тогда, когда будем иметь в виду
совокупность душевных процессов, которые протекают в продо
лжение всей
индивидуальной жизни; а о сознании будем говорить тогда, когда будем иметь в виду
совокупность душевных процессов, которые налицо теперь, кому

нибудь даны в
"настоящий" момент. Сознание является, таким образом, сечением через душевный поток"

итченер Э.Б. Учебник психологии. Ч.1.М., 1914.С.16).


Приняв во внимание такой вариант коррекции обыденного словоупотребления, все же
следует признать его непродуктивность, речь должна идти не о наложении на
определенный вариант словоупотребления, а об ук
азании условий и обстоятельств, при
которых тот или другой вариант оправдан. Разграничение понятий души и сознания
целесообразно с этой точки зрения дифференцировать с позиций их соотнесенности с
разными аспектами картины мира: мереологической и процессуал
ьной. Что же касается
понятия сознания, то здесь важнее было бы выделить составляющие его содержания. И
одной из таких составляющих как раз и выступает признак субстантивированности.

















97


© ПатологиЯ
-

сайт о познании феномена личности

3.2. ЭВИДЕНТНОСТЬ ПСИХИЧЕСКОГО


Определяющим моментом в развитии любой отрасли знания является процесс нахождения
релевантных по отношению к изучаемой ею реальности методов исследования, т.е.
познавательных процедур, позволяющих дифференцировать качественно различные
образования в структ
уре самой реальности (в уровнях ее существования) и осуществлять
обоснованные переходы по уровням и компонентам этой реальности. Для развития
психологии в процессе обретения ею научной автономии ключевым в этом смысле стал
XVII в., когда наряду с возрастан
ием общего интереса к методологии появились работы, в
которых методически упорядоченные познавательные процедуры начали систематически
применяться к изучению психической реальности. Одним из основоположников такого
рода исследований выступил Ренэ Декарт.



Исходя из того, что человеку свойственно заблуждаться, и понимая науку прежде всего
как способ отыскания истины, Декарт предпринял попытку найти основоположения,
которые сами характеризовались бы достоверностью и тем самым не требовали бы
дополнительных
обоснований. Приведенные им характеристики смены познавательных
установок в процессе выработки собственного мировоззрения укладываются в указание
этапов, свойственных естественной эволюции сознания вообще: от этапа некритического
накопления опыта к разгран
ичению его источников на два класса


внешний и
внутренний, от выработки критериев анализа содержания опыта к разграничению его
составляющих в соответствии с сознательно выработанными принципами. В содержании
индивидуального опыта, по Декарту, естественно
разграничиваются продукты
воображения (идеи), эмоции и суждения. "Что касается идей, если их рассматривать
только сами по себе, без отнесения к какой

нибудь другой вещи, то они, собственно
говоря, не могут быть ложными. Ибо воображаю ли я себе козу или хим
еру, будет
одинаково истинным, что я воображаю и ту, и другую. Не следует опасаться встретить
ложь в аффектах или желаниях, ибо, хотя я могу желать дурных и никогда не
существовавших вещей, все

таки существование моего желания не станет от этого менее
исти
нным. Таким образом, остаются одни суждения, относительно которых мне
необходимо тщательно остерегаться, чтобы не впасть в заблуждение. Самое же главное и
обычное заблуждение, которое здесь может встретиться, заключается в моем суждении о
том, что идеи, су
ществующие во мне, сходны или согласуются с вещами, находящимися
вне меня" (Декарт Р. Избранные произведения. М.: Госполитиздат, 1950. С.355).
Результатом его усилий в этом направлении стали "Правила для руководства ума".


"Первое


никогда не принимать з
а истинное ничего, чего я не познал бы таковым с
очевидностью, иначе говоря, тщательно избегать опрометчивости и предвзятости и
включать в свои суждения только то, что представляется моему уму столь ясно и столь
отчетливо, что не дает мне никакого повода п
одвергать их сомнению.


Второе


делить каждое из исследуемых мною затруднений на столько частей, сколько
это возможно и нужно для лучшего их преодоления.


Третье


придерживаться определенного порядка мышления, начиная с предметов
наиболее простых и наи
более легко познаваемых и восходя постепенно к познанию
наиболее сложного, предполагая порядок даже там, где объекты мышления вовсе не даны
в их естественной связи.


И последнее


составлять всегда перечни столь полные и обзоры столь общие, чтобы
была уве
ренность в отсутствии упущений" (там же, с.272).


Как уже было отмечено, принципиальный момент, который характеризует методическую
установку Декарта, заключается в следовании им требованию радикального сомнения. Он
ищет положение, в истинности которого не
возможно было бы усомниться, и находит его в
утверждении: "Я мыслю (сомневаюсь), следовательно, я существую" (Cogito ergo sum).
Иначе говоря, он приводит пример самообосновывающегося утверждения, т.е.


98


© ПатологиЯ
-

сайт о познании феномена личности

утверждения, отрицание которого утверждает его же. Тем
самым устанавливается и
критерий, сравнение с которым дает возможность определять степень достоверности всех
других утверждений.


К числу положений, обладающих степенью несомненности, сопоставимой с
очевидностью основополагающего критерия, Декарт относит
утверждение о
существовании души. Здесь принципиально важно отметить, что по сравнению с
предыдущим этапом развития психологии меняется направление рассуждений: не из
тезиса о существовании души выводятся ее свойства, а наоборот, само ее существование
обос
новывается из факта несомненности утверждения, в справедливости которого каждый
может убедиться сам, на своем опыте. "Исследуя со вниманием, что я такое, и видя, что я
могу вообразить, будто у меня нет тела и нет никакого мира, никакого места, где я мог
на
ходиться, но что я никак не могу вообразить, что я существую, а напротив, из самого
факта, что я намеревался сомневаться в подлинности других вещей, вытекает весьма
очевидно и достоверно, что я существую; если же я перестал только мыслить, то, хотя бы
все
остальное существование когда

либо в моем воображении и оказывалось истинным, я
не имел бы никакого основания считать себя существующим. Отсюда я заключаю, что я
есть субстанция, вся сущность или природа которой состоит только в мышлении и
которая, чтобы с
уществовать, не нуждается ни в каком месте, не зависит ни от какой
материальной вещи. Так что мое я, т.е. душа, благодаря которой я есмь то, что я есмь,
совершенно отлична от тела и более легко познаваема, чем тело, и если бы тела вовсе не
было, душа не пе
рестала бы быть всем тем, что она есть" (там же, с.283).


Обосновав таким образом характер существования души (Я как некая психическая
инстанция, тождественная с мышлением

сомнением в существовании бытия) и
обратившись к анализу души как таковой, Декарт р
азграничивает два рода ее состояний:
страсти (страдания, т.е. то, что вызвано воздействием извне) и действия, т.е. то,
источником чего является сама душа. Отдельные функции души (воображение, память,
чувствование) являются, по Декарту, модификациями интелл
ектуального сомнения.
"Всякая идея, будучи делом души, по своей природе не требует никакой другой
формальной реальности, кроме той, которую она получает или заимствует у мысли или
духа, относительно которого она служит только модусом, т.е. известным приемо
м или
способом мышления" (там же, с.359). Поэтому мы вправе были бы сказать по аналогии с
декартовским основоположением: "я воображаю, следовательно, я существую", "я
представляю, следовательно, я существую", "я чувствую, следовательно, я существую".


Нел
ьзя не заметить, что основополагающее утверждение Декарта есть не столько
когнитивный акт мышления в собственном значении этого термина, т.е. акт усмотрения

обнаружения общего в многообразии данного и выделение

обозначение этого общего, а
скорее интеллекту
альное переживание

чувство. Иначе говоря, мышление

сомнение
следует поместить в ряду других родственных душевных состояний. Поэтому
представляет интерес разграничить отдельные состояния, в которых, согласно Декарту,
может находиться душа.


Обращаясь к воп
росу о многообразии душевных состояний, вызванных внешним
воздействием, Декарт приводит следующий их перечень: удивление, уважение,
пренебрежение, великодушие, гордость, унижение, низость, благоговение, презрение,
любовь, ненависть, желание, надежда, страх
, беспечность, отчаяние, нерешительность,
мужество, смелость, соревнование, трусость, ужас, угрызения совести, радость, печаль,
злорадство, зависть, жалость, самоудовлетворенность, раскаяние, благосклонность,
признательность, негодование, гнев, слава, позо
р, отвращение, сожаление, веселость.
Приведенный перечень включает в себя простые и сложные эмоции, число же простых и
первоначальных страстей

эмоций, по Декарту, шесть: удивление, любовь, ненависть,
желание, радость, печаль. Поэтому за Декартом, следуя вы
работанным им установкам, мы
могли бы сказать: "Я удивляюсь, следовательно, существую", "Я люблю, следовательно,
существую", "Я ненавижу, следовательно, существую", "Я желаю, следовательно,


99


© ПатологиЯ
-

сайт о познании феномена личности

существую", "Я радуюсь, следовательно, существую", "Я печалюсь, сл
едовательно,
существую".


Таким образом, следуя проведенному Декартом анализу, можно выделить слой
феноменов, который характеризуется в пределах психологии наибольшей
достоверностью. Эвидентность есть общее свойство этой части психологических
образований.

Обладание этим свойством говорит о самодостоверности соответствующего
феномена. Нужно сказать, что выделение такого слоя реальности не есть прерогатива или
особенность только психической реальности. В любой области знания производится
разграничение данных
, которыми она оперирует, по степени достоверности и
соответственно выделяется класс изначально достоверных данных. Другое дело, что в
процессе исторического развития отрасли происходит изменение статуса отдельных
образований. Методология Декарта, будучи а
ссимилированной европейской культурой,
дала мощный импульс развитию как философско

спекулятивных, так и специально
научных, включая психологию, методов исследования. Несколько более подробно в этой
связи имеет смысл остановиться на характеристике аксиомати
ческого и
феноменологического методов.


Под аксиоматическим методом в современной его трактовке понимается определенный
способ построения (изложения) теории, при котором множество ее утверждений
разделяется на два класса: аксиомы и теоремы. Оба эти термин
а греческого
происхождения. Аксиомой называют положение, удостоенное признания, принятое,
теоремой


положение, подлежащее рассмотрению, изучению. В пределах
аксиоматического метода за исходные положения теории принимаются положения, в
пределах данной теор
ии невыводимые (это аксиомы), в отличие от всех остальных
(теорем), которые обосновываются (доказываются) на основе этих положений.
Назначение аксиоматического метода заключается в ограничении произвола при
принятии утверждений в качестве истинных, в повыш
ении компактности и обозримости
совокупности утверждений, образующих состав теории. Аксиоматический метод в
наиболее полной и аутентичной форме реализован в области математики. Здесь в его
развитии обычно выделяют три периода.


Наиболее известное произведение первого периода


это "Начала" Эвклида. В нем в
качестве аксиом избраны положения, истинность которых представлялась самоочевидной
на уровне обыденного сознания. Например, "через каждые две точки можно провести
прямую и при
том только одну; существуют хотя бы три точки, не лежащие на одной
прямой; через точку вне прямой в плоскости, проходящей через прямую и точку, можно
провести лишь одну прямую, параллельную данной. Начало второго периода развития
аксиоматического периода в

математике связывают с именами Н.Г.Лобачевского и
К.Гаусса, которые продемонстрировали возможность непротиворечивым образом
построить геометрию исходя из системы аксиом, отличной от эвклидовой. В частности, в
геометрии Лобачевского в системе эвклидовых ак
сиом заменена аксиома параллельности:
через точку, не лежащую на данной прямой, проходят по крайней мере две прямые,
лежащие с данной прямой в одной плоскости и не пересекающие ее. Эта, казалось бы,
явно противоречащая очевидностям повседневного опыта акси
ома, дала тем не менее
возможность построить непротиворечивую систему утверждений.


Такое открытие разрушило убеждение в абсолютной самоочевидности аксиом. Аксиомы
стали пониматься просто как исходные положения данной теории, обоснование выбора
которых вы
ходит за рамки данной теории. Начало современного периода развития
аксиоматического метода в математике положено работами Д.Гильберта. Основная идея
Гильберта


полная формализация языка науки, при которой ее суждения
рассматриваются просто как последовате
льности знаков (формулы) и которые
приобретают смысл лишь в результате интерпретации. Для вывода теорем из аксиом
формулируются специальные правила. Доказательство в такой теории


это просто
последовательность формул, каждая из которых либо аксиома, либо
получается из


100


© ПатологиЯ
-

сайт о познании феномена личности

предыдущих формул последовательности по какому

либо правилу вывода. Приведенный
абрис последовательности этапов развития аксиоматического метода в геометрии вовсе не
свидетельствует в пользу тезиса о том, что непосредственно очевидное постепе
нно
устраняется из сферы математического знания. Он говорит лишь о том, что происходит
историческое развитие содержания категории эвидентного.


Начало разработки феноменологического метода в качестве специальной философско

психологической процедуры положе
но работами З.Гуссерля. Центральная задача метода


прояснение смысла предмета, замутненного словами, оценками, разноречивыми
мнениями. Его исходная установка базируется на отказе от натуралистического
противопоставления сознания и бытия. В феноменах Гуссе
рль выделяет различные слои:
языковые оболочки, многообразные психические переживания, предмет, мыслимый в
сознании, смысл


инвариантную структуру и содержание языковых выражений.
Феноменологический метод направлен на обнаружение в содержании опыта таких
данных, статус которых определяется не как явления некоей лежащей за ними сущности, а
как того, что само себя обнаруживает, обладает непосредственной достоверностью. Цель
феноменологического метода


обнаружение слоев, содержащих априорные условия
мыслимос
ти предметов, чистых структур сознания. Предметное бытие и сознание здесь
коррелятивны друг другу. Сознание предстает как двуединство, включающее в себя
познавательные акты


ноэзис и предметное бытие


ноэмы. Феноменологический метод
реализуется с помощью

эпохе: воздержания от суждения, состояния ума, при котором мы
ничего не отрицаем и ничего не утверждаем. Эпохе состоит в извлечении предмета из
многообразия обычных эмпирических связей, в устранении всех суждений о его
пространственно

временном контексте,

в воздержании от их теоретического применения.
В результате предмет преобразуется в эйдос, в объект интеллектуальной интуиции,
имманентных актов чистого сознания.


Если рассматриваемый вопрос переместить в плоскость собственно психологии и
спросить: "Как
им образом методологическая установка, ориентированная на поиск
эвидентного, была реализована в сфере психического?", то искомый ответ может быть
извлечен из истории интроспекции, но при условии, что нам удастся избежать
расширительной трактовки ее функций

и возможностей.


Методологическая установка, сформулированная Декартом, часто в почти неизменной
форме принималась многими последующими психологами. Так, уже в конце XIX в.
американский психолог У.Джемс писал: "Интроспективное наблюдение


вот то, на что

нам следует полагаться в первую очередь, главным образом и всегда. Понятие
интроспекции необходимо четко определить


оно означает, очевидно, смотрение в
собственную душу и отчет о том, что мы там открываем. Каждый согласится, что мы
обнаруживаем при этом

состояние сознания. Насколько мне известно, наличие такого
состояния еще ни один критик не подверг сомнению, каким бы скептиком он ни был в
других отношениях. Существование познавания такого рода есть незыблемый факт, в то
время как в отношении других явл
ений нередко случается, что в сфере философского
сомнения они вдруг теряют ясность своих очертаний. Все люди непоколебимо уверены,
что они ощущают себя мыслящими, что они могут отличать свои психические состояния
(такие, как внутренняя активность или страс
ть) от объектов, вызывающих эти состояния.
Я считаю эту уверенность самым фундаментальным постулатом психологии и отвергаю
какое

либо исследование этой уверенности как слишком'метафизическое" (с. 185).


Однако наряду с подобной солидарностью и стремлением

методически
усовершенствовать процедуры, основанные на использовании интроспекции, не
прекращались и попытки подвергнуть сомнению возможности интроспекции. Тот же
Джемс по поводу аналогичного приведенному высказыванию утверждения Брентано:
"Феномены, пост
ижимые умственно, верны сами по себе. Поскольку они возникают,
постольку они существуют в действительности" (1874) заметил, что "если бы иметь
чувства или мысли в их непосредственной данности было бы вполне достаточно, то дитя в


101


© ПатологиЯ
-

сайт о познании феномена личности

колыбели было бы психологом
, и к тому же непогрешимым!" В таких ходах мысли как раз
и проявляется тенденция к отождествлению существования психики с выделением в ее
составе эвидентного, игнорирование сложного состава самой интроспекции, факта
существования различных стадий (ступеней
) психической зрелости, далеко не каждая из
которых может быть охарактеризована признаком эвидентности.


Одно из типичных возражений против использования интроспекции сформулировал
О.Конт: "Интроспекция, будучи деятельностью души, будет всегда находить ду
шу,
занятую интроспекцией, но никогда


какими

то другими из разнообразных
деятельностей". На это можно было бы возразить, что скорее следовало бы говорить о
том, что само сознание образовано знанием множества его возможных состояний,
различающихся степень
ю своей достоверности. Интроспекция как раз и дает возможность
констатировать соответствующие различия, а вовсе не ограничивается лишь фиксацией
самой себя.


Вместе с тем нельзя не признать справедливости многих критических возражений против
использования

интроспекции. Но они остаются в силе лишь постольку, поскольку принята
расширительная трактовка возможностей интроспекции. Так, Д.С.Милль отмечал, что
интроспекция не является строго непосредственной, поскольку включает в себя память.
Усиливая этот аргуме
нт, Боринг писал, что "почти невозможно отличить анестезию от
непосредственной антиретроградной амнезии: человек, чья память длится одну секунду,
имеет столь же глубокую ущербную способность к интроспекции, поскольку практически
он бессознателен так же, ка
к любой реагирующий организм или машина". Здесь
интроспекция расширена за счет включения в нее функций памяти.


По мнению Боринга, классическая интроспекция как метод психологии, определенный
через достаточно формальные правила и принципы, возникла у Вунд
та. Она предполагала
убеждение, что описание сознания, методически строго осуществленное, приведет к
выделению в его основе далее неразложимых и вместе с тем неустранимых
(фундаментальных) элементов. Событием в истории развития представлений об
интроспекци
и явилось принятие концепции, согласно которой физика и психология
отличаются друг от друга не содержанием подвергаемого анализу материала (опыта), а
лишь точками зрения на него. Э.Мах в 1886 г. выдвинул положение о том, что опыт,
точнее ощущение как базис
ная его часть составляет предмет всех наук; несколькими
годами позже Авенариус сформулировал тезис о том, что психология рассматривает опыт
в зависимости от субъекта (система С), а физика


как независимый от него. Эту точку
зрения фактически принял и Титч
енер, который в 1910 г. писал, что данные интроспекции


это "общая сумма человеческого опыта, рассматриваемого в зависимости от
переживающего субъекта". Поэтому с его точки зрения интроспективно данное
тождественно психологическому. В методическом отношен
ии Титченер наложил весьма
существенные ограничения на интроспекцию, потребовав исключить из всех описаний
сознания значения (ошибки стимула): он был убежден, что значения, выступающие как
предположения, лишены положительного характера, который присущ ощущ
ениям и
образам как экзистенциальным данным. Значения


это заключения о данных сознания,
которые не существуют в виде наблюдаемых сенсорных процессов, лишь прямое
описание дает описание непосредственно сенсорных данных.


Кюльпе после разрыва с Вундтом (1
901) предположил, что мы в действительности
никогда не наблюдаем целостные ощущения, а наблюдаем лишь остальные его атрибуты,
из которых строим ощущение как научный конструкт. Он как бы расщепил
психологический атом Вундта, разложив ощущение на четыре неде
лимых, но независимо
изменяющихся свойства: модальность, интенсивность, протяженность, длительность.
Кюльпе считал, что эти качества неотделимы от ощущений и могут изменяться
независимо друг от друга. В этот взгляд в последующем потребовалось внести
коррек
тивы, так как существуют различные качества, например высота и громкость,
цветовой тон и яркость спектральных излучений, которые не могут быть изменены


102


© ПатологиЯ
-

сайт о познании феномена личности

независимо друг от друга посредством прямой манипуляции стимулом. Стивене решил
эту проблему, обратившис
ь к понятию инвариантности. Независимым он считал атрибут,
который остается инвариантным при изменении параметров стимула в соответствии с
определенной функцией. Такое понимание выразилось в нанесении на стимульную
диаграмму кривых равной чувствительности,

например изотонических для высоты и
громкости, которые строятся относительно частоты и энергии стимула, или же
изохроматических для цветового тона, яркости и насыщенности, строящихся
относительно длины волны и энергии стимула.


Охарактеризованный в преды
дущем абзаце процесс можно в определенном смысле
истолковать и как последовательную критику убеждения в том, что непосредственный
повседневный опыт содержит абсолютно достоверные данные. Аналогичную
интерпретацию, т.е. истолкование, направленное на отрицан
ие того, что интроспективные
данные во всех случаях абсолютно достоверны, получали и другого рода
экспериментальные факты. Так, в 1912 г. Вергеймер продемонстрировал условия
возникновения видимого движения неподвижного дискретного стимула.


Однако обознач
енные тенденции и упомянутые факты свидетельствуют лишь в пользу
тезиса о необходимости ограничить функции интроспекции. Одна из них


выделение в
структуре психической реальности изначально, т.е. в пределах используемых
методических процедур, достоверных
данных и оценивание компонентов содержания
опыта по их достоверности. Сама интроспекция как таковая и эвидентность как
определенное свойство некоторых данных внутреннего опыта не могут быть устранены из
арсенала психологии. Если же мы обратимся к современн
ым процедурам
психологического исследования, то и в них можно без труда обнаружить, что конечным
основанием наличия (регистрации) собственно психологических данных выступают
определенные переживания субъекта. Другое дело, что они подлежат последующей
перер
аботке, в результате которой формируются (уточняются) конструкты, которые также
в свою очередь опираются на эвидентности, но уже иного рода.


Рассмотрим в качестве примера список утверждений, образующих шкалу нейротизма в
опроснике Мельникова

Ямпольского,

и преобразуем их формулировки так, чтобы
эксплицировать предполагаемый ими слой данных, обладающих свойством эвидентности.


1. "Временами я волнуюсь из

за пустяков" (переживание несоответствия значимости
причины и негативной эмоциональной реакции).


2.
"Я часто тревожусь" (переживание высокой частоты негативных эмоциональных
состояний).


3. "Иногда мне кажется, что я нахожусь на грани нервного срыва" (переживание
возможности утраты самоконтроля).


4. "У меня бывают периоды такого сильного беспокойства,

что я не могу усидеть на
месте" (осознание чрезмерности силы эмоционального возбуждения, переходящего в
двигательную активность).


5. "Мне часто говорят, что я вспыльчив" (констатация чрезмерной силы негативного
эмоционального реагирования, проявляющегос
я в условиях коммуникации).


6. "Иногда я настолько сильно возбуждаюсь, что долго не могу заснуть" (осознание
чрезмерной силы эмоционального возбуждения, проявляющееся в нарушениях сна).


7. "Обычно я спокоен, и меня трудно вывести из равновесия" (осозна
ние эмоциональной
стабильности).


8. "Бывало, что из

за волнения у меня пропадал сон" (6).


9. "Меня трудно рассердить" (7).


10. "Я все чувствую более остро, чем другие" (осознание/переживание повышенной
чувствительности: низких порогов эмоционального
реагирования).


11. "Я все принимаю близко к сердцу" (10).


12. "Я легко теряю терпение при общении с людьми" (осознание темпорального аспекта
повышенной эмоциональной чувствительности в условиях коммуникации).



103


© ПатологиЯ
-

сайт о познании феномена личности


13. "Критика и замечания меня очень задев
ают" (переживание повышенной
чувствительности к нарушениям нравственного равноправия).


14. "Иногда какой

нибудь пустяк овладевает моими мыслями и беспокоит меня
несколько дней" (осознание чрезмерной силы эмоционального возбуждения,
проявляющейся в состоя
нии навязчивости).


15. "Я впечатлительнее большинства людей" (осознание повышенной чувствительности).


16. "Уж раз в неделю я бываю возбужденным и взволнованным" (осознание
периодичности эмоционального возбуждения).


17. "Ожидание действует мне на нервы" (осознание темпорального аспекта повышенной
эмоциональной чувствительности).


18. "Меня настолько волнуют некоторые вещи, что мне даже говорить о них трудно"
(осознание чрезмерной силы эмоционального возбуждения, про
являющейся в
затруднениях вербализации).


19. "Я так переживаю свои неприятности, что подолгу не могу выкинуть их из головы"
(14).


20. "Думаю, что нервы у меня в порядке" (7).


21. "Я часто сожалею, что я такой раздражительный и ворчливый" (переживание

асимметрии частоты негативных и позитивных чувств в условиях коммуникации).


22. "Я вспыльчив, но быстро успокаиваюсь" (12).


23. "Временами я бываю злым и раздражительным" (констатация наличия негативного
аспекта эмоционального возбуждения в условиях к
оммуникации).


24. "Большую часть времени я чувствую общую слабость".


25. "Обычно я просыпаюсь утром свежим и отдохнувшим".


Произведенные переформулировки дают возможность эксплицировать психологическую
эквивалентность (б и 8, 7 и 9, 10 и 11) или близ
ость (4, 6, 10, 12, 13, 14, 18) ряда суждений,
образующих в данном случае шкалу нейротизма или тревожности. Тревожность при этом
можно интерпретировать как доминирование в многообразии эмоциональных
переживаний состояний тревоги, а тревогу


как состояние
ожидания усугубления
негативных эмоциональных переживаний в ситуациях неопределенности.


























104


© ПатологиЯ
-

сайт о познании феномена личности

З.З.РЕФЛЕКСИВНОСТЬ ПСИХИЧЕСКОГО


При характеристике функций психики по отношению к организму, являющемуся ее
носителем, в отечественной литературе чаще всего упоминается функция отражения
(сохранения, воспроизведения) значимых для него экстрапсихических воздействий.
Соответственно подразу
мевается, что в организме происходит преобразование
апсихического в психическое. На уровне человека эта функция квалифицируется как
познание. Сущностным признаком познавательного отражения является то, что продукт


результат этого отражения


обладает сво
йством рефлексивности: человек не только знает
нечто, но и знает, что он это нечто знает. Это свойство представляется фундаментальным,
далее не разложимым атрибутом психического. Семантически родственны понятию
рефлексивности понятия рефлекса как определен
ного способа реагирования организма на
внешние воздействия и рефлексии как некоей способности


операции сознания по
отношению к своему собственному содержанию. В логико

математических контекстах
термин "рефлексивность" используется для обозначения одного
из свойств бинарных
отношений: отношение элементов a и b рефлексивно, если оно таково, что сохраняется
при замене другого элемента пары на самого себя же, или a0b

� a0a ^ bob.
Категориальная общность, обнаруживаемая во всех случаях употребления указанных
понятий, образует основу для выявления специфического содержания рефлексивности как
атрибута психического.


Понятие рефлекса зародилось в концепции Декарта в качестве средства механистической
картины мира, требовавшей объяснения в том числе и поведения жи
вых существ.
Предполагалось, что их поведение есть эффект процессов, происходящих в нервной
системе и инициируемых в ней внешними воздействиями. Передвижение нервного
импульса рассматривалось по аналогии с распространением света и перемещением крови
по сос
удам. Считалось, что наиболее легкие и подвижные частицы крови (животные духи,
пневма), отфильтровывала» от остальных в нервные трубки, поднимаются согласно
общим правилам механики к мозгу. Их отражение от мозга к мышцам по типу светового
луча и есть то, ч
то впоследствии было обозначено термином "рефлекс". Согласно
декартовой схеме, внешние предметы действуют на периферические окончания
расположенных внутри нервных трубок нервных нитей, последние, натягиваясь,
открывают клапаны отверстий, ведущих из мозга в

нервы, покоторым животные духи
устремляются в соответствующие мышцы, в результате чего они надуваются.
Постоянство форм поведения объяснялось анатомической фиксацией нервно

мышечной
конструкции (диспозиции органов), их вариативность


за счет изменения ее

конфигурации под действием центростремительных передвижений животных духов.


Концепция Декарта получила развитие у Локка. Он принимает положение Декарта о том,
что самая достоверная истина


это знание о нашем собственном существовании, но
возражает прот
ив мнения Декарта о том, что душа постоянно мыслит и что мышление
есть постоянный признак души, Локк расходится с Декартом и в вопросе о
происхождении идей. По мнению Локка, подробно развитому во второй части "Опытов",
все сложные идеи вырабатываются рассу
дком из простых идей, источником которых
является внешний (ощущения) и внутренний (рефлексия) опыт. Вместо постулирования
врожденных идей Локк говорит об общих законах, которые приводят разум к открытию
достоверных истин. Согласно Локку, термин "рефлексия"

обозначает "внутреннее
восприятие деятельности нашего ума, когда он занимается приобретенными им идеями".
В разграничении Локком двух источников происхождения простых идей


один из
исходных пунктов традиции, приведшей к противопоставлению рефлекса и рефл
ексии. В
этом противопоставлении получил выражение дуализм души и тела Декарта. В
последующем демаркационная линия между психическими и физиологическими
процессами перемещалась в разных системах координат: с ориентацией то на
морфоневрологические данные, т
о на выделение параметров

признаков,


105


© ПатологиЯ
-

сайт о познании феномена личности

характеризующих собственно психологические и собственно физиологические явления.


Намеченный Декартом вариант трактовки рефлекса основывается на представлении, что в
процессе осуществления рефлекса происходит, говоря с
овременным языком, передача
организму при внешнем воздействии и вещества, и энергии, и информации.
Существенную поправку в такую трактовку внес англичанин Глиссон (1597


1677). Он
экспериментально опроверг господствовавшее со времен Декарта мнение об увел
ичении
объема мышцы при ее сокращении, так же как и мнение об ее увеличении за счет
передвигающегося по нерву вещества. В классическом определении рефлекса,
предложенном Прохазкой (1749


1820), представление о передаче вещества в ходе
осуществления рефлек
са уже отсутствует. Но вместе с тем в нем имеется указание на
неврологическое различие "чувствительных" и "двигательных" волокон. Внешние
впечатления, возникающие в чувствительных нервах, очень быстро распространяются по
всей длине до самого начала. Там он
и отражаются по определенному закону, переходят на
определенные и соответствующие им двигательные нервы и по ним чрезвычайно быстро
направляются к мышцам, посредством которых производят точные и строго
ограниченные движения.


Морфологическое разграничение

чувствительных и двигательных волокон
продемонстрировал английский невролог Ч.Белл (1774


1842), открывший различие
функций задних и передних корешков спинномозговых нервов. Он же параллельно с
И.Мюллером (1801


1858) сформулировал принцип специфической

энергии органов
чувств. Согласно ему, хотя причиной ощущения является внешнее (энергетическое)
воздействие, нет оснований считать, что получаемая информация воспроизводит по
своему качеству что

либо иное, кроме свойств самой нервной системы. Таким образом
, в
рамках подобного воззрения происходит как бы расщепление двух составляющих,
присутствующих в понятии рефлекса: информационной и энергетической, при этом
приоритет отдается последней.


Существенные изменения и представления о физиологических механизмах

рефлекса
были внесены работами Г.Гельмгольца (1821


1894). Следуя концепции Мюллера о том,
что ощущение возникает в результате высвобождения энергии, заключенной в органе
чувств под действием какой

либо физической причины, Гельмгольц принимает постулат
о

существовании исходных сенсорных элементов и выдвигает так называемую теорию
символов. Отношение ощущений к объективному миру имеет, согласно этой теории,
форму символа или знака, в содержании которого нет ничего сходного с реальными
свойствами предметов,

но который достаточен, чтобы обеспечить успех ориентации
организма в мире.


Свои расхождения с Мюллером Гельмгольц интерпретировал на языке
противопоставления идей нативизма и эмпиризма применительно к проблеме восприятия
пространства. Согласно Мюллеру,
в органе чувств заложены и специфичное для него
чувственное качество (модальность), и его пространственная внеположность объекту. В
противовес этому Гельмгольц определяющим фактором формирования
пространственного образа вещей провозгласил опыт: образ дан н
е имманентно, а
формируется в результате взаимодействия организма и предмета. В частности, механизм
адекватного восприятия величины предмета объяснялся через указание на наличие между
величиной изображения на сетчатке и степенью напряжения мышц, производящ
их
приспособление глаза к расстоянию до предмета. Еще одним существенным пунктом
учения Гельмгольца была его трактовка зависимости восприятия от предшествующего
опыта. Сопоставление степени влияния последнего в сравнении с сознательной
рефлексией позволило

выдвинуть Гельмгольцу тезис о бессознательных умозаключениях.
В нем содержалась плодотворная идея о существовании фундаментального пласта
психики, описание функционирования которого недоступно интроспекции и потому
может быть осуществлено только опосредов
анно путем экстроспекции.


Важнейший шаг в направлении выделения приоритетного значения, которое играет


106


© ПатологиЯ
-

сайт о познании феномена личности

информационная составляющая в составе рефлекса, сделал И.М.Сеченов (1829


1905).
Само название его первого трактата (хотя оно и не было авторским) "Ре
флексы головного
мозга" указывало на то, что рефлекторный принцип распространен и на
функционирование головного мозга, т.е. на ту область, специфика которой всегда
тщательно подчеркивалась и оберегалась от неправомерных экстраполяции. Специфика
психическог
о отражения обусловлена тем, что механизмы психического процесса
описываются в терминах внутренних изменений органа (субстрата), а результаты


в
терминах отображаемого объекта: "Когда на наш глаз падает свет от какого

нибудь
предмета, мы ощущаем не то изм
енение, которое он производит в сетчатке глаза, как бы
следовало ожидать, а внешнюю причину ощущения


стрящий перед нами, т.е. вне нас
предмет" (Сеченов И.М. Избр. философские и психологические произведения. М.:
Госполитиздат, 1947. С.433). Психические пр
оцессы, согласно концепции Сеченова, при
всей своей специфичности по происхождению и способу осуществления представляют
собой частную форму рефлекторных актов. Понятие рефлекса позволяет, по его мнению,
охватить единым принципом явления различных уровней о
рганизации:


физические взаимодействия организма и среды;


висцеральные акты, где роль сигналов, управляющих реакцией, играют процессы
возбуждения, т.е. сигналы чисто нервные, не осложненные психическим компонентом;


рефлекторные акты, в которых управля
ющие сигналы представляют собой нервно

психические сенсорные процессы, отличающиеся структурной нерасчлененностью
(валовое чувство);


двигательные акты, управляемые кинестетическими сигналами;


предметные действия, регулируемые образами восприятия;


соц
иально

детерминированные сознательные действия;


собственно психологические внутренние процессы, не получающие объективированного
выражения в исполнительных функциях.


Концепция Сеченова подчеркнула достаточно очевидный, но вместе с тем
фундаментальный факт: триединство трех составляющих рефлексов


афферентного,
центрального и эфферентного звеньев. Именно их единство и образует элементарный
механизм преобразования физи
ологических процессов в психологический феномен. Для
Сеченова недоступность психических процессов непосредственному экстраспективному
восприятию означала, что они, подобно движению Земли вокруг Солнца, познаются лишь
опосредованно. Перспективы, открывшиеся

блаШдаря такому ходу мысли, активно
осваивались впоследствии рефлексологией, реактологией, бихевиоризмом. Вместе с тем
нельзя не отметить, что широкое обращение к экстраспективным методам анализа
психических явлений отодвинуло на задний план методы интрос
пективного анализа, а в
ряде случаев культивировало иллюзию их ненужности вообще. Поэтому следует
напомнить и другую, неразрывно связанную с охарактеризованной линию исторического
развития психологии, узловыми пунктами которой были попытки выделить
интросп
ективно обнаруживаемые различия психических явлений.


Если вернуться, например, к Локку, то следует напомнить, что он не только
разграничивал два источника происхождения всех идей, содержащихся в человеческом
разуме: ощущения (рефлексы) и рефлексию, но и
внутри признаков сенсорных данных
различал первичные и вторичные качества. Само это разграничение было произведено
еще в античности. К первичным качествам были отнесены плотность, протяженность,
форма, движение и т.д., совершенно не отделимые "ни от какой
частицы материи", к
вторичным


цвета, запахи, звуки и т.д., которые "на деле не находятся в самих вещах, но
представляют собой силы, вызывающие в нас различные ощущения своими первичными
качествами... Идеи первичных качеств тел сходны с ними, и их прообра
зы действительно
существуют в самих телах, но идеи, вызываемые в нас вторичными качествами, вовсе не
имеют сходства с телами" (Локк Дж. Сочинения. Т. 1. М.: Мысль, 1985. С.186).


Несколько позже иную трактовку различий первичных и вторичных качеств, основ
анную


107


© ПатологиЯ
-

сайт о познании феномена личности

на идеях изгомоморфизма, предложил Лейбниц (1646


1716). Имея в виду эти различия,
он писал: "Я скорее сказал бы, что здесь имеется известное сходство


не полное и, так
сказать, in terminis, а в выражении expressive или в отношении порядка


вроде
сходства
между эллипсом и даже параболой или гиперболой и кругом, проекцией которого на
плоскость они являются, так как есть некоторое естественное и точное отношение между
проецируемой фигурой и ее проекцией, поскольку каждая точка одной соответствует,
со
гласно определенному отношению, каждой точке другой" (Лейбниц Г. Новые опыты о
человеческом разуме. М.


Л., 1936. С.117). Кроме различий в рамках сенсорных качеств
Локк проводит разграничения, касающиеся и продуктов рефлексии. "Два основных
главных вида д
еятельности души, которые чаще всего исследуются и настолько часто
встречаются, что каждый, кто пожелает, может заметить их в себе,


это восприятие, или
мышление и желание, или хотение. Сила мышления называется разумом, а сила желания
называется волею; об
е эти силы ума именуются способностями" (Локк, там же, с. 172).
Локк указывает также и на существование других модусов рефлексии: воспоминание,
различение, рассуждение, суждение, познавание, вера и т.д.


Локковские "идеи ощущения" служили посредниками меж
ду сознанием и физическим
миром; локковские "простые идеи рефлексии


это действие ума в отношении его же
других идей". Первичные и вторичные качества производят свои идеи посредством
толчка, поскольку, согласно Локку, единственно возможным способом предст
авить себе
воздействие тел является представление о воздействиях незаметных частиц на наши
органы чувств. Локковская идея ощущения имела двойственную природу: она
предполагала и отнесенность ощущения к внешнему объекту, его источнику, и свое
собственное со
держание. У Беркли (1685


1753) и Юма (1711


1776) ощущения
становятся непосредственно воспринимаемыми феноменами, за которым никакой другой
реальности не стоит или, по крайней мере, для вывода о существовании которой нет
никаких оснований. Юм в "Исследо
вании о человеческом познании" писал, что никаких
впечатлений ни о субстанции, ни о причинности, ни о других понятиях, характеризующих
внечувственную реальность, мы не получаем. Поэтому им не присуща та степень
достоверности, которая характерна для ощущени
й и эмоций (страстей). Однако этой точке
зрения сразу же была предложена альтернатива. Т.Рид (1710


1796) предложил
разграничивать ощущения и восприятия по критерию отнесенности к внешнему объекту:
ощущение


это простое состояние ума познающего, восприят
ие включает в себя
отнесенность к объекту, веру (belief) в его существование. Говоря современным языком,
восприятие в отличие от ощущения всегда предметно.


"Коперниканский переворот" в воззрениях на структуру психических процессов был
произведен в рамках

философского учения И.Канта (1720
––

1804). С точки зрения
рассматриваемой в данном случае проблемы рефлексивности оно интересно именно тем,
что в нем содержание направленности сознания на самого себя существенно расширено за
счет выделения многообразия д
ифференцированных операций. Теория познания Канта
включает в себя три основные раздела: трансцендентальную эстетику,
трансцендентальную аналитику и трансцендентальную диалектику. Центральный вопрос,
который обсуждается Кантом в его теории познания, это воп
рос о возможности научных
суждений, в которых связь субъекта и предиката характеризуется: а) всеобщностью и
необходимостью; б) новизной, т.е. знанием, дополнительным по отношению к
содержанию субъекта. Иначе говоря, это вопрос о возможности синтетических а
приорных
суждений. В трансцендентальной эстетике Кант характеризует условия (структуру)
чувственного познания. Он полагает, что не только вторичные, но и первичные качества
обусловлены априорными актами познающего субъекта. Согласно Канту, для
синтетическо
го соединения двух представлений, имеющего априорный и потому
всеобщий и необходимый характер, требуется, чтобы это соединение было произведено
определенным и правильным актом самого сознающего субъекта, т.е. чтобы он обладал
способностью известным способо
м соединять эмпирический материал единичных


108


© ПатологиЯ
-

сайт о познании феномена личности

ощущений, которые сами по себе не содержат никакой необходимости. Такого рода
возможность обеспечивают пространство и время как априорные формы чувственного
познания. С точки зрения Канта,пространство и время не
только не рядоположены вещам
и событиям реального внешнего мира, но не являются и обычными понятиями,
абстрагированными от данных в опыте свойств и отношений вещей. Пространство и
время


условия всякого опыта, чистые воззрения (intuitus purus) и не могут
быть его
продуктами.


Учение о сознании, категориях рассудка, используемых им схемах соединения понятий и
основоположениях составляет содержание трансцендентальной аналитики. Основными
формами, в которых рассудок соединяет между собой предметы своего позн
ания,
являются суждения, представляющие различные варианты сочетаний между субъектом и
предикатом. Согласно Канту, такое сочетание бывает четырех родов, в каждом из которых
возможны три случая.


1. Суждение выражает соотношение объемов предиката и субъект
а: субъект может
находиться под своим предикатом или как единичный экземпляр, или как часть рода, или
как целый род. Соответственно этому разграничиваются единичные, особенные и
всеобщие суждения.


2. Суждение выражает связь признака, содержащегося в субъ
екте, с признаком,
выражаемым предикатом. Эта связь может или утверждаться, или отрицаться, или
исключаться таким образом, что за субъектом оставляют всякие другие признаки за
исключением одного: утвердительные, отрицательные, бесконечные суждения.


3. Св
язь между субъектом и предикатом устанавливается суждением либо как
безусловная (категорическая), либо как условная (гипотетическая), либо как
разделительная.


4. Суждение характеризуется модальностью: они бывают проблематическими
(возможность), ассертори
ческими (действительность) или аподиктическими
(необходимость).


В целом границы и возможности человеческого познания исследуются Кантом в его
трансцендентальной диалектике. Бытие с точки зрения Канта дано человеку в трех
различных аспектах: как психическ
ие явления внутреннего мира (бытие в нас), как
внешние явления физического мира (бытие вне нас) и как возможность явлений,
неопределенное бытие как предмет вообще. От этих данных разум переходит к
безусловным идеям: от внутренних явлений


к идее безусловн
ого субъекта, или души, от
внешних явлений


к идее безусловного объекта, или мира, от возможного бытия


к идее
безусловного как такового, или Бога. Но эти идеи имеют особый онтологический статус:
они являются регулятивами познания. Если же разум игнориру
ет их специфику и
принимает безусловных субъекта, объекта и Бога за обычные предметы познания, то
вследствие этого появляются три мнимые науки: рациональная психология, рациональная
космология и рациональная теология. Трансцендентальная диалектика содержит

критику
этих трех мнимых наук. Для нас, естественно, наибольший интерес представляет критика
Кантом рациональной психологии.


Мнимо рациональное познание души высказывает о ней четыре главных тезиса: душа
есть субстанция; она есть субстанция прочая; она
есть существо самосознательное или
личность; она есть существо самодостоверное.


С точки зрения Канта это паралогизмы. Основная ошибка их состоит в том, что один и
тот же термин употребляется в разных смыслах, так что синтетическая связь между
субъектом и

предикатом здесь кажущаяся. По мнению Канта, из простоты или
внутреннего единства и постоянства нашего Я нельзя вывести, что есть нематериальная
субстанция. Несомненно, что наше Я как внутренняя психическая данность, не имея ни
протяженности или слагаемых

в пространстве частей, ни веса или массы, не есть тело или
вещество. Но, продолжает Кант, ведь само телесное или вещественное бытие, поскольку
оно определяется указанными свойствами, есть только явление в области наших внешних


109


© ПатологиЯ
-

сайт о познании феномена личности

чувств, и, следовательно, ут
верждение о нематериальности души в этом смысле сводится
к положению, что явление внутреннее, или психическое, не есть явление внешнее, или
физическое. Нет никакого разумного основания, чтобы не допустить, что для обеих сфер
бытия сущность одна и та же. Из

простоты мыслящего Я, далее рассуждает Кант, никак не
следует бессмертие души, т.е. невозможность исчезновения Я. Без сомнения, мыслящий
субъект, не будучи величиной протяженной, или экстенсивной, не может быть разрушен
разложением на части, но как сила и
нтенсивная он способен к убыванию до нуля.
Неосновательно утверждение рациональной психологии и о самодостоверности
внутреннего душевного опыта как о чем

то, отличающем его от внешнего. Как явления в
нашем сознании предметы и того, и другого одинаково дост
оверны. Несомненное
различие между ними состоит в том, что физические явления существуют как части
пространства, а психические


нет. Но так как само пространство есть форма нашей
чувственности, то это различие никак не касается достоверности того и другог
о.


Не будем далее прослеживать историю дифференциации представлений о рефлексивных
операциях. Обращение к ней имело для нас смысл аргумента в пользу тезиса о том, что
человек во всех случаях должен рассматриваться как система с дуальным управлением:
его
поведение строится в результате интеграции внешних и внутренних факторов. При
этом подлинную проблему составляет то, что внешние и внутренние факторы зачастую
являются не зависимыми друг от друга, а скорее образуют единство и даже различные,
отражающиеся д
руг в друге аспекты одной и той же сущности. Усиливавшаяся на
протяжении XIX в. тенденция к рассмотрению с единых позиций функционирования
рифериического и центрального отделов нервной системы привела к осознанию двух
капитальных тезисов: субстратом сомати
ческих, чисто телесных актов являются не только
рабочие органы, но и мозговые структуры; субстрат психических процессов имеет не
только внутримозговое начало, но и периферический компонент.


Обычная общефизиологическая схема соотношения органа и функции т
ребовала вывести
предметную специфику психических актов непосредственно из параметров
нейродинамики. Но характеристики первого возбуждения, фиксируемые экстроспективно
так же как и свойства внешнего объекта, тем не менее не поддаются очевидным образом
пере
формулированию в терминах свойств внешнего субъекта

раздражителя.
Нейродинамические процессы являются формой (способом) кодирования признаков
объекта

стимула, свойства которых внешне ничем не напоминают свойства объекта. По
отношению к процессам, развертыв
ающимся в нервной системе, психические процессы
вновь выступают формой их кодирования, но по отношению к свойствам объекта


как их
воспроизведение (результат декодирования нервных импульсов). Поэтому чтобы снять
психофизиологический парадокс, требуется на
йти такие состояния субстрата, которые
могли бы быть описаны в терминах свойств объектов

раздражителей.


Здесь мы снова сталкиваемся с древней проблемой разграничения первичных и
вторичных качеств объектов. Рецепторно

эффекторные звенья рефлекса, будучи,
с одной
стороны, состояниями субстрата психических явлений, с другой


являются состояниями
их взаимодействия с отображаемым объектом. Поскольку концевые звенья рефлекса по
своей природе необособимы от раздражителя, они выводят рефлекс за пределы
внутриорг
анизменного биологического отправления в область более общих
закономерностей физического взаимодействия между двумя физическими телами


организмом и объектом.


Инвариантные признаки, одновременно характеризующие и свойства объекта отражения,
и нервные пр
оцессы, возникающие в результате взаимодействия объекта и организма, и
психические процессы, воспроизводящие уже на языке психических состояний свойства
объекта, оказывается возможным выделить с помощью понятия информации.


Информация представляет собой в
оспроизведение множеством состояний ее носителя
упорядоченности множества состояний ее источника, воздействующего на носитель. При
этом простой я универсальной формой является пространственно

временная


110


© ПатологиЯ
-

сайт о познании феномена личности

упорядоченность. Рассмотрение процессов отражения как
процессов кодирования вместе
с тем не исключает специфичности языков нервного и психического кодов, не
предполагает принципиальной неразличимости объекта и его образа. Многообразие
возможных вариантов соотношения объекта и его образа предполагает разгранич
ение
областей их идентичности, равенства (идентичности с т0чки зрения используемых
процедур измерения), эквивалентности или способности замещать друг друга в
определенном спектре ситуаций.
















































111


© ПатологиЯ
-

сайт о познании феномена личности

3.4. ИНТЕНЦИОНАЛЬНОСТЬ

ПСИХИЧЕСКОГО


Психическое, существуя в многообразии экзистенционально специфических видов
(ощущения, восприятия, представления, чувства, ...) и выполняя по отношению к
организму, являющемуся его носителем, разнообразные функции (ориентации, регуляции,
поб
уждения, антипатии, ...), в самом своем возникновении опирается на некий акт
саморасщепления (самораздвоения). Психическое существует вследствие этого как бы в
пространстве тождества/нетождества стимула

объекта, отображаемого в психическом, и
самого психич
еского, являющегося носителем образа этого объекта. На эмпирическом
уровне Повседневной жизни этому соответствуют такие очевидные и общеизвестные
акты: чтобы что

то увидеть, нужно присмотреться; чтобы что

то услышать, человек
прислушивается; чтобы что

то п
онять, задумывается. Эта сторона психической жизни
была систематическим образом проанализирована в книге Ф.Брентано (1838


1917)
"Психология с эмпирической точки зрения", опубликованной в том же году (1874), что и
"Основы физиологической психологии" В.Вун
дта.


В основе концепции Брентано лежит стремление к последовательному разграничению
физических и психических феноменов. Родовым признаком, общим для всех психических
феноменов, является их интенциональность. Физический объект сам по себе не
интенционален
, он есть в себе покоящееся бытие. Но для того чтобы он стал фактом
(явлением) сознания, требуется психическое усилие. Например, когда человек слышит
слово, то "сквозь" слышимые звуки и видимый объект его сознание совершает акт
порождения предмета. Из прос
того сосуществования звука произнесенного слова и
восприятия обозначенной им вещи понимание и достигается. Понимание предполагает
психический акт, усилие соотнесения образа воспринятого объекта и порожденного в
сознании и соответствующего ему представления
. Сознание, по Брентано, направлено на
феноменально существующий объект, т.е. на предмет, который в своем существовании
завцсим от актуализации его сознанием субъекта. Субъект конституирован системой
актов, имеющих основание в нем самом.


Как акт, так и с
оответствующий ему предмет составляют, согласно Брентано,
принадлежность сознания, и поэтому развертываемая им позиция исключает из
рассмотрения вопрос о соотношении сознания и вне сознания находящегося объекта.
Поскольку сознание само по себе, изнутри себ
я продуцирует такой признак, как
предметность, нет необходимости в допущении существования объекта. Сознание
характеризуется имманентной предметностью. Само по себе осуществление акта
предполагает наличие как его составной части предмета, без полагания пре
дмета
неосуществим и сам акт. В концепции Вундта также содержится тезис об изначальной
тождественности предметов естествознания и психологии. Брентано придает этому тезису
своеобразную трактовку: предметом изучения в психологии являются акты, а предметом
и
зучения в естествознании являются содержания этих актов. Предложенное решение
вместе с тем влекло за собой новую проблематику: необходимость понимания того, как
осознаются сами акты. Поскольку с помощью акта осознается предмет, то возникает
дилемма: либо о
дновременно с предметом осознается и сам акт, либо для осознания акта
необходим новый акт. Второе предположение ведет к регрессу в бесконечность. Если акт
становится предметом, он утрачивает атрибутивный признак психического. Акт есть
двумерный вектор: одн
а его составляющая направлена на предмет, другая на него самого.
В акте осознания предмет и само осознание даны как единое целое. Мы не только
осознаем предмет, но и знаем об этом осознании. Без наличия такого конструкта
психическое просто не существует.


Наши знания о психическом истинны и безошибочны, основа этого заложена в структуре
самого акта, порождающего психическое. Если соответствие предмета и объекта всегда
находится под вопросом, то в случае внутреннего самовосприятия такой проблемы нет.
Здесь
и сам акт, и его самовосприятие принадлежат одной сфере, их природа


112


© ПатологиЯ
-

сайт о познании феномена личности

тождественна. Проверка истинности образа нуждается в выполнении определенных
познавательных процедур. В отношении же психических феноменов, подобных
переживанию скорби, радости, ненависти,

они излишни.


В целом психическое, дающееся в сознании в виде акта, характеризуется четырьмя
свойствами: интенциональной направленностью, непосредственной реальностью,
видентностью, специфической целостностью. У физических явлений перечисленных
выше свой
ств нет, но им присущи два характерных признака, которых лишено
психическое: протяженность (локализованность в пространстве) и представленность в
виде содержания интенциональого акта. Неопределенным при этом остается статус
продуктов фантазии, поскольку в
качестве содержаний интенциональных актов они
оказываются неотличимыми от объективно существующих явлений.


Согласно Брентано, задачей психологии является исследование психических феноменов.
Она делится на две ветви: дескриптивную (описывающую акты, из ко
торых строится
сознание) и генетическую (устанавливающую законы, которым подчиняются психические
явления). Первая априорна как математика, черпает свои познания из внутреннего
созерцания и без всякой индукции непосредственно приходит к аподиктически
достов
ерным утверждениям. Вторая склоняется к использованию естественно

научных
методов. В основе понятия истины лежит переживание эвидентности. Предметом
психологии являются не статичные элементы непосредственного опыта, а акты сознания


некие динамические еди
ницы, неразрывно с ними связанные. Поскольку акты сознания
всегда интенциональны, т.е. направлены на соответствующие объекты, имманентной
составляющей акта является интенциональный предмет. Сами же акты неоднородны по
признакам присущего им отношения к сво
ему предмету. Это отношение может быть
трояким: констатирующим (данность), квалифицирующим (принятие/отвержение),
оценивающим (любящим/ненавидящим). Соответственно этому Брентано различает три
группы основных психических явлений: представления, суждения, ч
увства. Им
соответствуют три стороны психического акта: идеация (представление объекта в форме
образа), квалификация его как истинного или ложного и его эмоциональная оценка.


Из широко использованного Брентано в своей концепции понятия интенциональности
Гуссерль (1859


1938) стремился исключить моменты психологизма и натурализма и дать
его трансцендентально феноменологическое истолкование. В философии Гуссерля
интенциональность рассматривается в качестве силы, которая координирует и
интегрирует самые раз
нообразные акты, приводящие к возникновению предметов. Так, в
"Философии арифметики" (1891) Гуссерль использует интенциональность в качестве
методологического принципа, проясняющего происхождение числа.


В интенциональном переживании можно выделить, по Гу
ссерлю, чувственные данные
(гиле) и духовную активность (ноэзу). Сущностью гиле является потенциальность,
сущностью ноэзы


актуальность. Полнота интенционального анализа конститутивной
деятельности сознания достигается, когда вводится третий компонент


н
оэма, результат
активности сознания. Способ существования интенциональных объектов (ноэм) нельзя
воспринимать по аналогии со способом существования реальных предметов, так как
ноэмы по своей природе ирреальны. Взаимоотношения между тремя компонентами
интен
ционального переживания можно изобразить в виде следующей схемы:




В феноменологической психологии существует синтетическая активность сознания двух
типов: тетическая и формальная. Акты сознания, лежащие в основе формального синтеза,
не дают указаний относительно статуса существования конституированного им предмета:


113


© ПатологиЯ
-

сайт о познании феномена личности

здесь

сознание определяет предмет в его "так

бытии". Убежденность в реальном
существовании предметов появляется благодаря тетическим актам сознания. На такого
рода акты обычно и опирается человеческая деятельность. Но они в рамках повседневной
деятельности не о
сознаются. Суть их заключается в том, что в них конституируется
предданность окружающего мира. Такая установка, характерная для повседневной
деятельности, тем не менее с точки зрения феноменологии есть продукт сложных
тетических актов.


Тетические акты мо
гут быть дифференцированы по их модальности (утверждение,
отрицание, сомнение). Они приписывают интендированному предмету реальное
существование (в этом случае речь идет о позиционном сознании) или не приписывают
реальности или даже возможного существовани
я (это будут нейтрализованное сознание,
важнейшей формой которого является фантазия). Тетический и формальный синтезы
сознания могут принимать различные формы: расчленяющий, или дискретный синтез и
синтез отношений. Первый приводит к установлению идентично
сти предмета за счет
присоединения (конъюнкции) или отъединения (дизъюнкции) его от множества
предметов. Благодаря синтезу отношений между явлениями устанавливаются такие связи,
как каузальность, условие, мотивация. Интенциональные переживания Гуссерль дел
ит на
три основных класса: мышление, чувствование, воление.


Интенциональные переживания играют различную роль в целостной жизни сознания, и
между ними можно установить определенную субординацию. Основу сознания образуют
докса


мир простого верования. До
ксические акты сознания составляют фундамент всех
других актов, благодаря которым возникают различные способы переживания
действительности. Гуссерль формулирует закон: обосновывающее всегда должно иметь
место, в то время как обоснованное может исчезнуть (ч
увство радости предполагает или
реальное восприятие предмета, или воспоминание о нем, или фантазию).


Акты сознания можно разделить на естественные (доксо

теоретические) и личностные.
Теоретическое мышление призвано конституировать свободную от ценностей
действительность. В отличие от доксо

теоретических личностные акты являются
специфически смыслообразующими. Мир доксы не может предписывать никаких
закономерностей, он дает для личностных актов лишь гилетический материал. Гуссерль
выделяет модусы чистого с
ознания


типы интенциональности: ретенцию, протенцию,
воспоминания и др. Эти модусы, как он полагает, играют значительную роль в
познавательной деятельности, поскольку благодаря им появляется возможность
воссоздать целостный смысловой горизонт предмета. С

помощью чистого воображения
интенциональных восприятий предмета и за предъявлением слова достигается то пред

знание, которое является предпосылкой феноменологического анализа.


Факторы, демонстрирующие активную роль сознания в отношении обнаруживаемых в
его составе феноменов, разносторонне изучены в рамках экспериментально

психологических исследований мотивации поведения. При этом под мотивацией
понимается особое состояние сознания, которое изменяет его реактивность на некоторые
раздражители

стимулы, а мо
тивы рассматриваются некоторые энергизаторы и
сенсибилизаторы актов. В ассоциативной психологии XIX века понятием, наиболее
близким понятие мотивации как фактору активации и направленности, было внимание.
Недостаточность только ассоциативных связей для воз
никновения психических явлений
была отчетливо показана на рубеже веков в экспериментальных работах школы
О.Кюльпе. Так, было продемонстрировано, что вербальная реакция, следующая за
предъявлением слова

стимула, определяется как ассоциативной связью, так и
установкой
испытуемого. Такая установка создается инструкцией. Было отмечено, например, что в
тех случаях, когда инструкция требовала, чтобы испытуемый отвечал словом,
рифмующимся со словом

стимулом (день


пень), он отвечал не словом, прочно
ассоциированн
ым со стимулом (день


ночь), а автоматически (без дополнительной
работы сознания) давал ответ, соответствующий инструкции. Иначе говоря, принятие


114


© ПатологиЯ
-

сайт о познании феномена личности

инструкции вызывает у испытуемого интенцию произвести действие определенным
образом. Один из сотрудников Кюль
пе Н.Ах назвал возникающую таким образом
установку детерминирующей тенденцией, противопоставив ее силе ассоциативной связи.


Очевидно, что человек в значительной мере сам избирает цели своей деятельности и тем
самым задает вектор и уровень мотивации собст
венной деятельности. Объектом

целью
для человека чаще всего оказывается не некий уже существующий объект, а
определенный уровень исполнения, результаты, которые человек собирается достичь или
достижения которых, как он полагает, от него требует общество (з
начимое для него
социальное окружение). С этой точки зрения исследования уровня притязаний и его
влияния на успешность могут рассматриваться как проявления на личностном уровне
интенциональности психического.


В исследованиях Аткинсона, в частности, показ
ано, что испытуемые с высоким уровнем
притязаний, как правило, проявляют упорство при решении задач, они уверены в
правильности получаемых решений, им свойственно честолюбие в том смысле, что они
ставят перед собой высокие цели и способны приложить большие

усилия, чтобы достичь
их, они не испытывают сомнений при решении задач, держатся независимо и
предпочитают не прибегать к помощи других. Согласно разработанной им модели,
активирующая тенденция является биполярным вектором, содержащим два компонента:
стре
мление добиваться успеха и стремление избегать неудач. Тенденция стремиться к
успеху понимается одновременно как сила, вызывающая у индивидуума действия,
которые, как он полагает, приведут к достижению интенционального предмета. Эта
тенденция в свою очеред
ь характеризуется направленностью, интенсивностью,
энергичностью соответствующих усилий. Она порождается личностным потенциалом,
субъективно оцениваемой вероятностью успеха и степенью его побуждающей
притягательности. Тенденция избегать неудач понимается к
ак сила, не позволяющая
индивидууму выполнять действия, которые, как он ожидает, приведут к неудаче,
стремление выйти из угрожающей ситуации. В реальном поведении всегда присутствуют
обе эти тенденции (Нюттен Ж. Мотивация // Экспериментальная психология /
Под ред.
П.Фресса, Ж.Пиаже. М., 197Л. Вып. 5).


В еще большей степени положение об интенциональности как атрибутивной
характеристике психического может способствовать разъяснению таких личностных
свойств, как интернальность/экстернальность,

интровертиро
в
анность/экстраверти
-
рованность.
Можно полагать, что формирование такого рода качеств в существенной
степени опосредовано определенными актами (выборами), которые субъект совершает в
сфере ценностных ориентации. Здесь в качестве интенциональных предметов вы
ступают
различного рода ценности.


Как известно, в основе распределения поведенческих реакций по шкале интернальность


экстернальность лежит операционализированное американским психологом Дж.Роттером
представление о локусе контроля. Согласно этому предст
авлению, люди могут быть
дифференцированы по тому, где они локализуют центры контроля за значимыми для них
событиями личной жизни: во внешней по отношению к ним среде (экстерналы) или
внутри личностной сферы (интерналы). Эти характеристики трансситуативны
и
обнаруживаются как интегративные тенденции поведения. Поведение экстернала
строится таким образом, что он фактически полагает, что все с ним происходящее есть
результат действия сил, ему не подконтрольных. Экстерналам более свойственно
уступчивое, конфор
мное поведение. Интерналы менее склонны подчиняться давлению
других, в большей степени оказывают сопротивление, когда сознают, что ими пытаются
манипулировать, и более гибки в поисках путей выхода из подобного рода ситуаций.
Люди с интернально расположенны
ми локусами контроля лучше работают в одиночестве,
более уверены в себе, проявляют большую терпимость, лучше информированы о
состоянии собственного здоровья, чаще прибегают к использованию профилактических
процедур, предпочитают недирективные методы психол
огической коррекции.



115


© ПатологиЯ
-

сайт о познании феномена личности


Если параметр экстернальность/интернальность носит скорее "топологический" характер,
то параметры экстра

, интровертированности и экстра

, интропунитивности являются в
значительной степени векторными. Параметр экстра

, интровертирова
нности выделен в
рамках типологии характеров, предложенной швейцарским психологом К.Юнгом, как
характеристика направленности личности либо на мир внешних объектов, либо на свой
собственный внутренний мир. Обращенность на внешний мир свойственна экстраверта
м,
для которых его события и обстоятельства притягивают их жизненную энергию. По
сравнению с интровертами им в большей мере присущи импульсивность, инициативность,
общительность, социальная адаптированность. Для интровертированного типа больше
характерны ф
иксация интересов на явлениях собственного внутреннего мира,
необщительность, социальная пассивность, склонность к самоанализу, быстрая
истощаемость в общении. Параметр экстра

, интропунитивности дополняет
характеристику направленности динамическими призна
ками поведения: склонностью
производить изменения во внешней или внутренней среде при возникновении
препятствий на пути удовлетворения потребностей. При экстрапунитивном типе
реагирования акцент делается на факте нанесения определенного ущерба субъекту,
вм
еняется в обязанность возместить ущерб, изменить обстоятельства контрсубъекту. При
интропунитивном реагировании субъект, оценивая ситуацию как неблагоприятную,
принимает вину за ее возникновение на себя или берет на себя ответственность за ее
исправление.



































116


© ПатологиЯ
-

сайт о познании феномена личности

3.5. ИММАНЕНТНАЯ СУБЪЕКТНОСТЬ ПСИХИЧЕСКОГО


Фундаментальной характеристикой человеческого бытия является то, что оно в той или
иной степени осмысленно. Воспринимаемые нами поступки других людей, события, в
которых участвуют люди, вещи, которые ими произведены, предстают перед нами как
свидетельства
их внутреннего мира, как его обнаружение. Мы убеждены, что тот смысл,
который всѐ это имеет для нас, в значительной степени и в большинстве случаев
аналогичен смыслу, который присутствовал в сознании произведших (создавших) их
людей. На уровне повседневног
о опыта мы достаточно уверенно дифференцируем
ситуации одобряемого, понятного и неодобряемого, непонятного для нас поведения.
Причем сам феномен понимания (наличие потребности понимать) отчетливее осознается
нами в ситуациях его нарушения. В этом смысле си
мптоматично, что авторы, изучающие
или описывающие этот феномен, склонны, чтобы акцентировать значимые, по их мнению,
моменты, занимать утрированно отстраненную точку зрения. Так, известные современные
американские авторы Д.Видер и Д.Циммерман 0дну из свои
х работ начинают с изложения
позиции инопланетного социолога, прибывшего на Землю для проведения исследований.
С инопланетной точки зрения поведение людей характеризуется следующим: а)
контактируя между собой, они постоянно сопровождают это самоописаниями:

влюбленные говорят друг другу о своих чувствах; пациент рассказывает врачу о своих
ощущениях; мать говорит ребенку о том, что она испытала, узнав о его поступке, и т.д.; б)
наличие согласованных самоописаний (подтверждение их сходства) ведет, как правило,

к
интенсификации общения, к насыщению его самоописаниями; в) предлагаемые
самоописания часто оспариваются, взамен их выдвигаются альтернативные; г)
самоописания включают описываемые явления и объекты в различные контексты,
которые в свою очередь выступают

элементами тех же самых контекстов.


В целом можно сказать, что люди стремятся к достижению взаимопонимания, которое
включает в себя понимание самих себя и других. Что же из себя представляет феномен
понимания сам по себе? Чтобы прояснить для себя ответы

на эти вопросы, обратимся к
некоторым представлениям (темам), развитым в концепциях В.Дильтея (1833


1911),
Э.Гуссерля (1859


1938),А.Шюца.


Впервые анализ феномена понимания занял центральное место в концепции В.Дильтея.
Поставленную перед собой задач
у Дильтей рассматривал как продолжение начатой
Кантом критики познания, но она должна была, по его мнению, стать критикой
исторического разума. С точки зрения Дильтея, у субъекта, имевшегося в виду Кантом, "в
жилах течет не настоящая кровь, а разжиженный ф
люид разума, как голой мыслительной
деятельности". Подлинный же субъект, являющийся творцом общественно

исторической
реальности, ее составной частью и субъектом ее познания, есть носитель многообразных
способностей и стремлений, существо чувствующее, дейст
вующее. "Новая критика
разума: 1) должна исходить из психологических явлений и побуждений, из которых
закономерно возникают искусство, религия и наука; 2) она должна анализировать эти
системы как естественные продукты, выкристаллизовавшиеся из многообразия

первоначально данного опыта". Если естествоиспытатель исходит из рассмотрения
природы как находящейся вне его реальности, воздействующей на него, вызывающей
изменения в его духовном мире, то трансцендентальный философ считает внешний мир
данным лишь в цел
остности его сознания. Трансцендентальная философия базируется на
внутреннем опыте. "В нашей целостной волящей, чувствующей, представляющей
сущности внешняя действительность дана одновременно и так же достоверно, как наша
собственная самость, т.е. как жизн
ь, а не как голое представление". Сознание Я и
осознание мира как реальности, независимой от нас, рождаются в живом опыте воли.
Схема познания реальности внешнего мира такова: воление произвольное действие опыт
сопротивления этому действию. Через опыт огра
ничения произвольности интенций
обнаруживаем наличие противостоящей человеку реальности. Познанием внутреннего


117


© ПатологиЯ
-

сайт о познании феномена личности

мира другого человека осуществляется и как умозаключение по аналогии, и как со

чувствие, со

переживание. Таким образом, в действительности обнару
живаются
сущности троякого типа, которым соответствуют равнодостоверные переживания трех
типов: переживание Я, переживание другого Я, переживание наличия не

Я (внешней и
самостоятельной по отношению к Я реальности). Эффект понимания сопровождает
обнаружени
е Я.


Феномен понимания является предметом психологии, но это должна быть психология
особого рода, как ее впоследствии назвал Шпрангер, "понимающая психология". Общим
пороком сформировавшихся к его времени психологических направлений, по мнению
Дельтея, я
вляется некорректная методология. Психологи пытались изучать психическую
реальность, не проводя различий между объектами естествознания и объектами
психологии, одними и теми же методами. В результате рождались психологические
концепции, с точки зрения кото
рых целостный человек строился из гипотетических
элементарных единиц: ощущений, восприятий, представлений. По Дильтею же, "человек,
предшествующий истории и обществу, есть фикция генетического объяснения; объектом
здравой аналитической науки должен быть ин
дивидуум как часть общества". Материал, из
которого построен индивидуум, дан в социальных связях. Сами же эти связи
непосредственно и достоверно даны во внутреннем опыте, где душевная жизнь предстает
в своей изначальной целостности.


В противоположность в
нешнему восприятию внутреннее заключается в прямом
усмотрении, в переживании, как оно дано непосредственно. Предмет психологии


душевная жизнь. Душевная жизнь составляет подпочву познания, поэтому познание
может изучаться лишь в связи с происходящими в не
й процессами. Истинный путь
познания


не путь конституирования, он ведет лишь к вероятностному знанию, а путь
описания и анализа. Индивидуум и социальные связи


это грани одной и той же
реальности, они взаимно обусловливают друг друга. Общественные связи

конституируют
индивидуум, а индивидуум, понимаемый как целостность жизни, вместе с другими
индивидуумами конституирует общество. "Игру взаимодействий в нем мы сопереживаем
силами всей нашей сущности, так как мы сами, изнутри, в живом беспокойстве познаем
состояния и силы, из которых строится его система".


Самопознание и познание других взаимодополнительны. Более того, самопознание в
значительной мере основывается на познании (понимании) других. "Внутренний опыт, в
ходе которого я углубляюсь в свои собств
енные состояния, никогда не дает мне
возможности осознать свою индивидуальность. Только сравнение себя самого с другими
дает мне знание индивидуального во мне". Человек только тогда получает доступ к себе,
когда способен отнестись к себе как к другому. Про
цесс, в котором душевная жизнь
познается через свои чувственно данные проявления, и есть процесс понимания. Доступ к
пониманию другого мы получаем благодаря тому, что им переживаемое целиком и
полностью выражается. Выражение


это не знак переживания,


а е
го полная
объективация (репрезентация). "Выражение может сказать о душевной жизни больше, чем
любая интроспекция. Оно поднимается из глубин, недоступных свету сознания...
Переживание


это жизнь в ее конкретности". И именно в понимании перед нами
открывает
ся жизнь. Объективации включают в себя не только то, что выражается
намеренно, но и то, что выражается непреднамеренно. Дильтей выделяет три класса
жизненных проявлений.


В первый класс включены понятия суждения, умозаключения. Они входят в состав науки,
и основой является их истинная характеристика, соответствие требованиям формальной
логики. "Суждение для того, кто его высказывает, и для того, кто его понимает,


одно".
Элементы этого класса дают возможность полного понимания, но относящиеся к нему
выраж
ения не дают представления о субстрате логических процессов, т.е. о самой
душевной жизни.


Во второй класс включаются действия. Для действия не характерно намерение сообщить


118


© ПатологиЯ
-

сайт о познании феномена личности

что

либо, но тем не менее такое сообщение в нем содержится. "Отношение действия к

духу, который в нем выражен, закономерно и допускает правдоподобные предположения
о нем". Здесь принципиальным является то, что это правдоподобные предположения.
"Действие по какой

то решающей причине может выделяться из полноты душевной
жизни как одна из

ее сторон. Как бы ни было оно обдумано, оно выражает лишь часть
нашей сущности". Действие квалифицируется в категориях
целесообразности/нецелесообразности. Третий класс жизненных проявлений


это
выражения переживания в собственном смысле слова. Такие про
явления "возникают из
потребности как

то выразить движение души, представить их самому себе или сообщить
другому. Это и есть область собственно понимания". Специфическое свойство выражений
в том, что о них не следует говорить в категориях истинности или це
лесообразности. Они
квалифицируются в категориях достоверности/недостоверности. Существуют разные
степени достоверности. Это связано с тем, что выражается не просто индивидуальное
переживание, а содержащийся в нем дух.


С точки зрения Дильтея, возможность

постижения другого и постижения себя в их
взаимообусловленности указывают на наличие третьей, общей для них инстанции


духа.
"Я понимаю под ним многообразие формы, посредством которых объективируется в
чувственном мире то общее, что существует между инди
видуумами... Он является также
медиумом, посредством которого осуществляется понимание других личностей и их
жизненных проявлений". Объективный дух внутри себя расчленен, структурирован на
области, которые выделяются по признакам однородности действующих в
нутри них
связей. Среди них Дильтей называет, во

первых, право, религию и т.п., во

вторых,
языковые сообщества, в

третьих, нормативные круги, дающие возможность понимать
поведение.


Дильтей разделяет элементарную и высшую формы понимания. Они соответствую
т
противопоставлению того, что порождено сиюминутными обстоятельствами и обречено
на исчезновение, и тех объективации, которые выражают непреходящие интересы и
ценности. Первые возникают из потребностей повседневной практической жизни. Чтобы
общаться, люди

должны понимать друг друга. Часто это происходит неосознанно
относительно причин

факторов, обеспечивающих это понимание, хотя связи между
выражаемым и выражением подчинены определенной логике. Из общего, в котором дана
связь выражения и выражаемого, мы из
влекаем эту связь в каждом отдельном случае:
единичное жизненное проявление интерпретируется посредством этого общего как
выражения духовного. Затем следует заключение по аналогии, при котором о субъекте на
основании содержащегося в общем ограниченного ряд
а случаев с очевидностью
высказывается предикат. Элементарное понимание, хотя и лежит в основе всей
повседневной жизни, ограничено по своей сути, ибо не дает представления о целостности
душевной жизни, являющейся субъектом всякого жизненного проявления. Ин
тересы и
ценности повседневной жизни могут вольно или невольно, осознанно или неосознанно
искажать отношения между выражением и объективной основой переживания.
Элементарное понимание базируется на со

переживании. В ограниченности
элементарного понимания з
аложена необходимость его высших форм.


Высшее понимание представляет собой переход от совокупности отдельных элементов,
содержащихся в произведении искусства или жизненном явлении (событии), к
целостности произведения или жизни. В таком понимании открыва
ется царство
индивидуального. В этом величайшее значение понимания для наук о духе. Объективный
дух и способности индивидуума совместно определяют духовный мир. На понимании их
обоих покоится история. Произведение искусства нам воочию демонстрирует
возможн
ость вновь

переживания. Вот пример такого совмещения констатации
ограниченности межличностного понимания и выхода в его беспредельность.


Есть в близости людей заветная черта,


Ее не перейти влюбленности и страсти





119


© ПатологиЯ
-

сайт о познании феномена личности


Пусть в жуткой тишине сливаются уста
,


И сердце рвется от любви на части.


И дружба здесь бессильна, и года


Высокого и огненного счастья,


Когда душа свободна и чужда


Медлительной истоме сладострастья.


Стремящиеся к ней безумны, а ее


Достигшие


поражены тоскою...


Теперь ты поня
л, отчего мое


Не бьется сердце под твоей рукою.


(А.Ахматова, 1915)


Исходная установка Гуссерля по отношению к современной ему науке сходна с позицией
Дильтея: наука со своими методами не может проникнуть в жизненный мир человека, она
подменяет его ми
ром объективированных абстракций. Необходимо поэтому осуществить
редукцию: пройти путь в обратном направлении, вернуться к донаучным представлениям.
В процессе восстановления чуждого науке жизненного мира мы должны раскрыть
фундирующие его интенции. Кризис

современной науки, согласно Гуссерлю, заключается
в том, что позитивные науки ослепляют человека плодами обеспеченного ими
процветания, ведут к забвению вопросов о достоинстве человеческого существования.
"Картезианский дуализм требует параллелизации mens

и corpus и предполагаемой тем
самым натурализации психического бытия". Для спасения науки от обесчеловечивающего
объективизма Гуссерль выдвигает феноменологическую концепцию. Само понятие
феномена Гуссерль трактует расширительно в сравнении с традицией, в
ключая в это
понятие не только данные собственного чувственного восприятия, но и осознаваемые
продукты целеполагания, воображения, воспоминания


все, что наличествует в сознании
непосредственно, ясно и очевидно.


Нужно принять во внимание, что Гуссерль р
ассуждает с позиций категории
интенциональности, имея в виду, что предмет не трансцендентен сознанию, а
коррелятивен интенциональному акту. Допущение о существовании объектов Гуссерль
именует естественной установкой сознания и предлагает для ее преодоления

особый
метод феноменологической редукции. Он не равносилен отрицанию существования
объективного мира, предполагает лишь воздержание от экзистенциональных суждений. В
ходе феноменологического описания, таким образом, выделяются содержания и
структуры созна
ния с точки зрения того, как они даются во внутреннем опыте,
осуществляется систематизация типов и форм компонентов сознания, сведение их к
фундаментальным интенциональным структурам (эйдосам). Основными структурами,
обнаруживаемыми в помощью феноменологич
еской редукции, являются две: структуры,
констатирующие Я, и структуры, свидетельствующие об их принадлежности другим Я. В
отличие от них объективный мир представляет собой результат осуществления процедуры
трансцендентальной редукции по отношению к уже фе
номенологически редуцированному
миру. Трансцендентальная редукция открывает конечные структуры сознания, служащие
конституированию мира для нас. В результате полностью восстанавливается исходная
структура действительности: Я, другое Я, не

Я.


В 1932 г. в
Вене была опубликована книга А.Шюца "Смысловое строение социального
мира. Введение в понимающую социологию". Согласно Шюцу, мы не должны принимать
на веру как единственно возможную данность мир, в котором мы живем среди себе
подобных, зависимы от тех объек
тов, которые воздействуют на нас и в свою очередь
подвергаются нашему воздействию, наша задача ответить на вопрос "как возможно
общество?" Для традиционной социологии здесь проблемы нет. Она принимает все
данное как само собой разумеющееся. Но в таком случ
ае, согласно Шюцу, теория и
методы социологии не могут быть адекватно обоснованы и их так называемые строгость и
научность оказываются эфемерными. Вместе с тем получение ответов на эти вопросы не


120


© ПатологиЯ
-

сайт о познании феномена личности

входит в компетенцию собственно социологии, они предполагают

философский уровень
анализа. В качестве конкретного метода такого рода анализа Шюц избирает
феноменологическую редукцию Гуссерля. Свою собственную концепцию Шюц называет
нетрансцендентальной конструктивной феноменологией установки. Предметом ее анализа
яв
ляются не реальные социальные явления и объекты как таковые, а продукты их
редукции (смыслы), конституируемые в потоке индивидуумов и организующие их
поведение в жизненном мире. Такого рода феноменология предусматривает не только
описание социальных объект
ов в их конкретном содержании, но и анализ
конституирующих их актов.


Жизненный мир


это сфера непосредственно переживаемой дорефлексивной
деятельности. Поток явлений этого мира


жизнь, бесконечная и нерасчлененная
длительность, внутреннее переживание времени. В этом потоке еще нет значений. Они
продуцируются в актах рефл
ексии. "Значение


это способ, которым Эго рассматривает
свое переживание". В рефлексии схватывается не настоящее переживание, а прошлое.
Жизненный мир характеризуется непосредственностью переживаний, анонимностью и
нерасчлененностью. В отличие от него в р
ационализированном мире выделяются
рефлексивные акты, объективирующее Эго и дискретные значения. Сам этот
рационализированный мир иерархизирован. На следующем его уровне специфические
устойчивые конфигурации значений, объединяясь в единство интенциональных

актов,
могут конституироваться в значимые объекты человеческого опыта. Объект в таком
случае рассматривается как устойчивая совокупность элементарных актов рефлексии.
Далее следует уровень значимых действий, реализующих при посредстве
"интенционального пр
оекта" единство включенных в него нижележащих уровней. В
принципе возможно выделение и последующих контекстов значений, но нас в данном
случае интересует прежде всего то, к чем с точки зрения концепции Шюца
обнаруживается имманентная субъектность как атриб
ут психического. С ответом на этот
вопрос связано решение проблемы интерсубъективности.


С точки зрения естественной установки, мое восприятие способа существования
внешнего мира, других людей и есть их объективное существование. Мир моей
повседневности


это не мною сконструированный мир, а мир объективный, общий для
меня и других людей, переживаемый другими точно так же, как и мной самим.
Окружающие меня люди не только живут вместе со мной в этом общем для нас мире, но
входят в него как его неотъемлемая
часть, как элементы моей биографической ситуации.
Точно так же я сам вхожу в их ситуацию как ее элемент. С точки зрения конститутивной
феноменологии все это имеет статус знания, которое есть, но которое было
конституировано в прошлом, а память об этом проц
ессе конституирования утрачена.
Чтобы понять, как возможно существование другого Я, коммуникации, социальных
структур, следует вернуться к процессу их конституирования.


С точки зрения Шюца, "мы соучаствуем без всякой рефлексии в живой одновременности
МЫ,

в то время как Я появляется лишь в рефлексивном повороте к самому себе". Каждый
из нас может пережить мысли и действия другого в его живом настоящем, при этом
каждый знает о другом больше, чем о себе. Мы не можем охватить наше собственное
действие в его а
ктуальном настоящем и постигаем лишь моменты, которые уже прошли. Я
и ТЫ как дорефлексивные данности непосредственного переживания одновременны.


Конечно, не всякий фактически имевший место акт взаимодействия

коммуникации
приводит к конституивному процесс
у структурирования жизненного мира. Но если такого
рода акт состоялся, вслед за ним наступает стадия понимания. Я хочу понять себя и хочу
понять другого. Понимание самого себя


это выявление значений состоявшегося
собственного опыта независимо от того, св
язывается ли он с физическими, социальными,
одушевленными иди неодушевленными объектами. Понимание другого реализуется лишь
тогда, когда другой наделяется статусом уже не одного из моих феноменов, а
воспринимается как самостоятельное существо, обладающее а
налогичным телом и


121


© ПатологиЯ
-

сайт о познании феномена личности

сознанием. Возникают прежние вопросы о том, в какой мере возможно понимание
другого, в какой мере я могу понять другого как самого себя. С логической точки зрения
эта возможность открывается с принятием постулата об идентичности другого
мне. Но
этот постулат должен получать и эмпирическое подтверждение через фактически
возобновляющиеся акты коммуникации, через взаимное подтверждение

признание друг
друга. Реализации такого рода взаимно подтверждающей коммуникации приводит к
структурировани
ю поля межличностного взаимодействия, в котором выделяются свои и
чужие, близкие и далекие, ситуации сближения и отвержения.


Таким образом, мы трижды, обратившись к мотивам, развитым в концепциях Дильтея,
Гуссерля, Шюца, проделали путь от радикального со
мнения, от воздержания от
экзистенциальных утверждений до восстановления целостности социального мира.
Проделывая такого рода путешествия

демонстрации, мы не просто возвращаемся в
исходный пункт обыденного сознания, но обогащаемся знанием многогранности
жи
зненного мира. Концепции, на которые мы ориентировались в предшествующем
изложении, роднит то, что они обращаются к дорефлексивным стадиям нашей
жизнедеятельности в надежде открыть механизмы, конституирующие мир нашей
повседневности и тем самым помогающие
понять многообразие возможных и
сосуществующих миров. Мир нашего существования пронизан нашими симпатиями и
антипатиями, нашими признаниями и отвержениями, которые обычно воспринимаются
как нечто само собой разумеющееся. Но такого рода данности могут воспр
иниматься и
как проблема, которая требует объяснения и разрешения. Для естественно

научно

ориентированной гуманитарной науки такая проблематика тоже, конечно, существует, но
она стремится ее разрешать с помощью выработки все более и более утонченных
абстра
кций, использования все более и более технически усовершенствованных процедур.
Упомянутые выше концепции предлагают и демонстрируют несколько иной путь. В
контексте проблематики всей данной работы в целом этот путь важен именно потому, что
сама его возможн
ость указывает на существование еще одного, качественно отличного от
уже рассмотренных атрибута психического.


Теперь важно рассмотреть открывшуюся возможность с методически

процедурной точки
зрения. В качестве варианта такого рода операционализации можно

привести
эксперименты, проведенные и описанные Г.Гарфинкелем в книге "Исследования по
этнометодологии". Эти эксперименты ставили своей задачей объективировать "фоновые
ожидания", жизненное поле, в котором, не осознавая того, пребывают общающиеся люди.
Экс
перименты состояли в намеренном разрушении имплицитных конвенций, служащих
условием и основой нормальной реализации коммуникативных актов. Чтобы дать
некоторое представление о такого рода экспериментах, можно привести следующий
диалог:


Субъект. Привет, Р
ей! Как поживает твоя девушка?


Экспериментатор. Что значит "как поживает"? Что ты имеешь в виду? Здоровье
физическое или состояние духа?


Субъект. Ничего не имею... Спрашиваю, как поживает... Что с тобой происходит?
(смотрит удивленно).


Экспериментато
р. Ничего. Так объясни все же, что ты имеешь в виду?


Субъект. Ладно... Как дела на факультете?


Экспериментатор. Что значит, как дела?


Субъект. Ты сам понимаешь, что это значит.


Экспериментатор. Но я действительно не понимаю.


Субъект. Что с тобой?

Ты нездоров?


Такого рода вопросы, переводившие коммуникацию в плоскость, обычно не являющуюся
предметом обсуждения, обессмысливали ситуацию. "Поведение, ориентированное на
такую обессмысленную среду, выявило свойства смущения, неуверенности, внутреннего

конфликта, психосоциальной изоляции, острой и непонятной тревоги, сопровождаемые


122


© ПатологиЯ
-

сайт о познании феномена личности

симптомами деперсонализации".


Эксперименты показали, что:


1) описание фоновых ожиданий может быть дано в форме правил поведения,
санкционируемых группой;


2) фоновые ожи
дания выполняют функции: стандартизации и категоризации всякого
обыденного взаимодействия, ориентации и координации взаимодействия индивидуума с
другими членами группы, обнаружения отклонений от нормального хода событий,
коррекции взаимодействия в осуществ
лении санкционированного поведения;


3) фоновые ожидания тесно связаны с социальными аффектами.


Фоновые ожидания


это социально одобряемый и безо всякой рефлексии принятый
образ действия, соответствующий социальному статусу, функциям и экспектациям. Ка
к
бы глубоко мы ни заходили в поисках общего согласия относительно субстантивных
проблем разговора, всегда остается нечто непроясненное, смутное, принимаемое на веру.
Именно этот остаток обеспечивает понимание. Осознаваемый смысл того, что мы говорим
в обы
денных ситуациях, как правило, ограничен вещно

событийным планом и
осознанием метода

модуса говорения: иронического, саркастического, метафорического,
повествовательного, шутливого, дискурсивного, двусмысленного и т.д. В ходе своих
повседневных дел мы прин
имаем на веру тот факт, что сказанное нами будет
расшифровано в соответствии с правилами, разделяемыми участниками разговора, для
выявления в сказанном его ясного, консистентного, планомерного характера.


В осуществляемых актах коммуникации всегда присутс
твуют по крайней мере три плана
выражения. На первом плане располагаются вербализованные формы внесубъектных
компонентов ситуации. На втором


фиксируются субъективные оценки, описываются
субъективные переживания, сопровождающие интерсубъективно данные ком
поненты
ситуации. На третьем плане осуществляется манифестация субъективно принимаемых
норм, моделей, правил поведения. Субъективный смысл и значимость компонентов,
располагающихся на всех трех стратах выражения и заимодействия, могут существенно
меняться
от ситуации к ситуации. В одних случаях для субъекта важно получить
подтверждение от партнеров по общению сходства/несходства интерсубъективно
выделяемых компонентов ситуации, в других важно добиться совпадения/несовпадения
оценок, сопровождающих восприяти
е переживаний, в третьих установить
совместимость/несовместимость принятых правил поведения. Общий эффект
коммуникативного акта, переживаемый как градус взаимопонимания, будет определяться
конгруентностью компонента всех трех уровней.


Существенный, самостоятельный и постоянно присутствующий вектор Я

адекватности
направлен на то, чтобы понять самого себя и свое окружение. Этот вектор действует
постоянно потому, что полная конгруентность всех названных планов выражения
недостижима, он де
йствует постоянно, потому что достигнутое понимание подвержено
разрушению и флуктуациям. Этот вектор самостоятелен в том смысле, что с ним
связываются специфические переживания и он сам ими же конституируется они
показывают, что окружающий меня мир отражае
т, что мир, в котором я нахожусь,
порожден усилиями других людей и моими собственными. Интенция на понимание в
общем плане указывает на то, что психическая реальность социогуманитарна по своей
природе, и это может быть интерпретировано как наличие у нее ат
рибута имманентной
субъектности.










123


© ПатологиЯ
-

сайт о познании феномена личности

ПРИЛОЖЕНИЕ

ПСИХОЛОГО

ДИДАКТИЧЕСКИЙ ПРАКТИКУМ


ЗАДАЧА КАК ФОРМА ПРЕЗЕНТАЦИИ ПСИХОЛОГИЧЕСКОГО ЗНАНИЯ


При характеристике форм организации учебного процесса (см
. § 1.2) каждой из названных
форм была поставлена в соответствие специфичная для нее форма существования
учебного материала (знания). При этом практическое занятие было определено как такая
форма организации совместной взаимосвязанной познавательной деятел
ьности, в
условиях которой учебный материал представлен преимущественно в виде учебных задач.
Можно констатировать, что из многообразия средств дидактического обеспечения
учебного процесса (типов учебных пособий) в сравнении с другими дисциплинами
психолог
ия менее всего обеспечена именно задачниками (это справедливо в отношении
как исторического прошлого, так и настоящего времени). Отчасти поэтому перед тем как
привести примеры некоторых типичных психологических задач, используемых в качестве
формы презента
ции психологического анализа, и для того чтобы наметить определенный
подход к их систематизации, остановимся на общедидактическом аспекте содержания
понятия "задача".


Учебную задачу можно охарактеризовать как определенным образом
стандартизированную (схе
матизированную) форму описания некоторого фрагмента
(отрезка) уже осуществленной (достигшей требуемого результата) познавательной
деятельности, ориентированную на создание условий для воспроизведения этой
деятельности в условиях обучения. Для задачи специф
ичен набор компонентов, задающих
уровень, содержание и направление интервала познавательной деятельности. К таким
компонентам прежде всего должны быть отнесены данные задачи, неизвестное (искомое)
задачи, совместно образующие условие задачи и требование за
дачи. С этой точки зрения
неизвестное (искомое) задачи также указано, дано в условии задачи, но способ его задания
иной, отличен от способа, которым выражены данные. Поэтому задача по собственно
состоит в том, чтобы найти способ перехода от данных к искомо
му, иначе говоря,
выразить искомое через данные. Это собственно и фиксирует требование задачи. Процесс
перехода от данных к искомому, позволяющий получить требуемую форму искомого, есть
процесс решения. Найденная форма искомого, удовлетворяющая требованию
задачи,
представляет собой ответ. Подтверждение (обоснование) того, что полученный ответ
(решение) соответствует требованию (условию) задачи, производится в ходе проверки
решения.


Процесс решения осуществляется в контексте реальной познавательной деятель
ности,
поэтому следует указать хотя бы некоторые субъектные компоненты, вовлеченные в
процесс преобразования данных, и благодаря вовлеченности которых сам этот процесс и
осуществляется. Из числа субъектных структур, констатирующих его тезаурус, отметим
лиш
ь двоякого рода образования: операнды и операции. Процесс решения состоится, если
в тезаурусе будут актуализированы релевантные условию операнды и операции.
Компонентное описание задачи позволяет ввести несколько параметров для их оценки:
корректность, сло
жность, трудность (параметры первого уровня), диагностичность,
креациозность.


Задача сформулирована (поставлена) дидактически корректно, если в зоне ближайшего
развития субъекта находится либо требуемое решение, либо доступное для него
обоснование невозм
ожности ее решения (некорректности ее постановки). Дидактический
смысл представления обучаемому задачи заключен в том, что осознание ее способно
актуализировать или генерировать в тезаурусе субъекта такие операции и операнды,
которые сделают возможным нахо
ждение решения. Задача сформулирована некорректно,
если данные задачи не достаточны, чтобы найти решение. Поясним это с помощью
заданий, используемых в целях диагностики. Так, при изучении интеллекта часто


124


© ПатологиЯ
-

сайт о познании феномена личности

используются числовые последовательности, которые
испытуемому предлагается
продолжить, установив соответствующую закономерность. Задача будет поставлена
некорректно, если мы предложим испытуемому продолжить ряд случайных чисел,
например 11, 13, 17, 44, 16, 33, 18,..., либо сообщим ему данные, закономернос
ть
порождения которых не заключена в них самих, например выпишем последовательно
даты проведения международных психологических конгрессов: 1889, 1892, 1896, 1900,
1909, 1923. Из этого ряда никак не вытекает, что число, соответствующее дате проведения
8

го
Конгресса,


1926.


Задания могут разделяться по сложности. Здесь критерием выступает число данных,
связи между которыми должны быть приняты во внимание, число опосредствующих


операций и т.д. Например, из двух приведенных ниже заданий первое объективно п
роще
второго:


4, 6, 8, 10, 12, 14, 16, ...


1, 4, 20, 2, 5, 25, 3, ...


Задание может быть объективно проще, но субъективно сложнее, если для выполнения
именно этого типа заданий у испытуемого нет субъективных ресурсов (не сформированы
соответствующие
операнды и операции) либо сформировались психологические барьеры,
не позволяющие ему выполнить определенного рода задание. В частности, в ходе
решения предшествующих объективно более сложных задач у испытуемого может
сформироваться установка, создающая зат
руднения для выполнения более простого
задания. Например, выполнение третьего из приведенных заданий может потребовать
больше времени, чем первые два, хотя оно объективно проще:


4, 2, 9, 6, 3, 10, 8, ...


9, , 6 36, 7, 4, 24, 5, ...


1, 2, 3,5, 7, 11,
13, ...


В данном случае нас, очевидно, интересуют задания, которые должны быть
ориентированы на создание условий для усвоения психологических знаний, точнее, на
дидактическое обеспечение процесса формирования ядерных структур понятийно

терминологического

аппарата психологии. Напомним, что ранее (см. § 1.3) мы
определили знание как форму отражения в сознании познающего субъекта свойств
познаваемого объекта. Характеристическим признаком психологических знаний является
то, что объекты, свойства которых в них

отражаются, представляют собой в свою очередь
определенную субъективацию предшествующей психической активности. Поэтому можно
сказать, что психологическое знание формируется как результат осознания различий
объективированной и субъективированной форм суще
ствования компонентов
психической реальности. По дидактическим критериям задания можно представить как
психологические задачи на следующие:


номинацию, предполагающие наименование описанного психического феномена;


атрибуцию, предполагающие соотнесение п
риведенного высказывания (тезиса) с
определенным направлением, концепцией, автором;


дифференциацию описанных явлений или, если возможно, их упорядочение по степени
выраженности определенного признака, ранжирование;


идентификацию субъективных позиций, с

точки зрения которых произведено
соответствующее описание;


реинтерпретацию данных конкретного исследования;


диагностику психических состояний, процессов по их описаниям.


Для характеристики психологических задач интересующих нас типов имеет смысл ввести
еще два параметра, так сказать, второго уровня в соответствии с разграничением двух
функций, которые эти задачи призваны обеспечивать в учебном процессе: 1) определения
усв
оения учебного материала; 2) стимулирования процесса порождения требуемых
когнитивных структур (операндов, операций). Их можно было бы соответственно назвать
диагностичностью и креациозностью. Для того чтобы с помощью задачи реализовать


125


© ПатологиЯ
-

сайт о познании феномена личности

функцию определения
, требуется, чтобы ответ мог быть квалифицирован в терминах
правильно/неправильно. Поэтому требование

вопрос задачи должен предполагать не
просто высказывание испытуемым его мнения или позиции, а объективизацию им ответа
в такой форме, по отношению к котор
ой имеется критерий ее убедительной для
испытуемого оценки. Задача будет стимулировать процесс порождения новообразований
в когнитивной сфере обучаемого, если будет, с одной стороны, вызывать его
познавательную активность (пробуждать желание ее решить), а
с другой


требовать от
обучаемого совершения определенного познавательного усилия.


Приведенный ниже массив конкретных заданий не претендует ни на то, чтобы
обеспечить курс определенной подготовки, ни на то, чтобы привести примеры задач всех
типов. Включ
енные в него задачи должны рассматриваться скорее как типовые варианты
заданий, входящих в дидактическое обеспечение процесса формирования
терминологического аппарата психологии, ориентируясь на которые, преподаватель будет
составлять различные их наборы с

учетом конкретных условий деятельности.


Родовым термином в перечне: задание, задача, упражнение, вопрос


можно считать,
конечно, термин "задание", содержание которого модифицируется в зависимости от
функциональной или целевой нагрузки. Задача


это зад
ание, преследующее цель
стимулировать интеллектуальное усилие, упражнение


задание, ставящее цели тренинга,
вопрос


элементарная лингвистическая форма описания проблемной ситуации. В
последующем эти различия учитываться не будут, и приводимый практикум м
ы
представляем как совокупность заданий.


































126


© ПатологиЯ
-

сайт о познании феномена личности

ЗАДАНИЯ


ЗАДАНИЕ 1

Назовите понятия, соответствующие приведенным ниже фрагментам высказываний:


1. Явление приспособления строения и функций организма или личности к условиям
природной или социальной среды.


2. Социально

психологическая квалификация стиля управления, характеризующегося
сосредоточением у лидера всех властных полномочий, силовым навяз
ыванием им
собственного мнения, подавлением инициативы других членов группы.


3. Ускорение соматического и физического созревания детей и подростков,
проявляющееся в увеличении массы и размеров тела, более ранних сроках созревания
физиологических функций.



4. Процесс извлечения усвоенного материала из долговременной или кратковременной
памяти.


5. Нервно

психическая слабость, проявляющаяся в повышенной утомляемости,
истощаемости, снижении порогов чувствительности, неустойчивости настроения,
нарушениях сн
а.


6. Относительно кратковременное эмоциональное состояние, сопровождаемое резко
выраженными двигательными проявлениями и изменениями в функциях внутренних
органов.


7. Психическое состояние, выражающее недифференцированную, недостаточно
осознанную потр
ебность.


8. Психическая функция, характеризующая сосредоточенность субъекта на каком

либо
реальном или идеальном предмете; параметрами функции обычно выступают объем,
устойчивость, переключаемость.


9. Процесс психического воздействия, протекающий в условиях снижения у объекта
уровней понимания, критичности, осознанности.


10. Патологическое нарушение перцептивной деятельности, состоящее в убежденности
субъекта в восприятии им объектов, которые в да
нный момент реально не воздействует на
его органы чувств.


11. Состояние сознания, характеризующееся резким сужением его объема, возникающее
либо спонтанно, либо (чаще) в результате специальных воздействий; может
сопровождаться необычными физиологическими

и психологическими реакциями.


12. Способность субъекта к получению знаний без осознания путей и условий их
порождения, в силу чего субъект переживает их как результат непосредственного
усмотрения.


13. Процесс распространения нервного процесса из очага

своего возникновения на другие
нейронные структуры.


14. Эмоциональное потрясение, производящее эффект внутреннего очищения.


15. Столкновение несовместимых друг с другом тенденций в сознании отдельного
индивидуума или в межличностных отношениях.


16.
Тип темперамента, характеризующийся низким уровнем психической активности,
замедленностью движений, сдержанностью моторики и речи, быстрой утомляемостью,
высокой сензитивностью, устойчивостью эмоций.


17. Побудительные причины, вызывающие активность лично
сти.


18. Нервнопсихические расстройства, характеризующиеся ипохондричностью,
понижением работоспособности, страхами, вегетативными расстройствами.


19. Склонность субъекта совершать действия, намеренно противоположные требованиям
и ожиданиям со стороны
других людей.


20. Глубокое (острое или хроническое) расстройство психики, проявляющееся в
искажении отражения действительности, помрачении сознания, снижении критичности
самосознания, социальной дезадаптации.



127


© ПатологиЯ
-

сайт о познании феномена личности


21. Процесс самопознания субъектом своих вн
утренних психических актов и состояний в
отличие от отражения внешних по отношению к субъекту воздействий.


22. Тип темперамента, характеризующийся высокой психической активностью,
энергичностью, работоспособностью, быстротой и живостью движений, разнообр
азием и
богатством мимики.


23. Личностная особенность, проявляющаяся в повышенной чувствительности к внешним
воздействиям, в боязни новых ситуаций, испытаний.


24. Повышение чувствительности рецепторов под влиянием действия раздражителей;
часто маскируе
тся одновременно развивающимся процессом сенсорной адаптации.


25. Устойчивое положительное эмоциональное отношение человека к какому

либо
другому человеку или группе.


26. Сильное, стойкое, всеохватывающее чувство, доминирующее над другими
побуждениями
человека и приводящее к сосредоточению на его объекте всех устремлений
и сил.


27. Тип темперамента, характеризующийся низким уровнем психической активности,
медлительностью движений, невыразительностью мимики, постоянством чувств и
настроений.


28. Тип
темперамента, характеризующийся высоким уровнем психической активности,
энергичностью действий, резкостью, стремительностью движений, быстрым темпом,
склонностью к резким сменам настроения.


ЗАДАНИЕ 2

Заполните пропуски в приведенных фрагментах текста

(Яро
шевский М.Г. История психологии. М., 1976):


1. Два великих греческих мыслителя IV в. до н.э.


... и Аристотель создали системы,
которые на протяжении многих веков оказывали глубокое влияние на философско

психологическую мысль человечества.


2. Противопоставление ... чувственному и признание за первым роли главной причины
бытия достигают апогея у Платона.


3. У Платона доминировала ориентация на математику, у Аристотеля


на ..., изучение
объектов которой имело древние материалистические тра
диции.


4. Следует иметь в виду два существенных момента, отличающих понятие души от
современных представлений о психической деятельности. Во

первых душа
идентифицировалась с ... (пятой субстанцией, пневмой, атомами). Во

вторых, еще не
запечатлелось ни в
размышлениях о ней, ни в соответствующих терминах различие между
душой ... и бессознательной.


5. У Аристотеля душа была формой, способом организации тела. У Фомы Аквинского
она становится "чистым" субъектом, не обладающим ничем, кроме способности ...


6
. Номинализм отвергал восходящее к Платону учение ..., согласно которому
универсалии суть реалии, существующие независимо от ... явлений и до них.


7. Своеобразие психологической мысли XVII р. раскрывается в разработке учений:


а) о живом ... как механич
еской системе, которая не нуждается для своего объяснения ни
в каких скрытых качествах и душах;


б) о ... как присущей индивиду способности путем внутреннего созерцания иметь самое
достоверное, какое только возможно, знание о собственных психических состо
яниях и
актах;


в) о ... как заложенных в теле в силу его собственной природы регуляторах поведения,
направляющих человека к тому, что для него полезно, и отвращение от того, что вредно;


г) о соотношении ... и психического.


8. У английского врача Гарт
лй (1705


1757) впервые универсальной категорией,
объясняющей всю психическую деятельность, становится ...


9. Давид Юм, заняв последовательно скептическую позицию, провозгласил


128


© ПатологиЯ
-

сайт о познании феномена личности

единственным объектом познания ...


10. Принцип специфической энергии орган
ов чувств сформулирован независимо друг от
друга ... и Ч.Беллом. Они не отрицали того, что причиной ощущений является
материальное воздействие извне на соответствующий телесный орган. Но они отрицали,
что полученная информация воспроизводит по своему качес
тву что

либо иное, кроме
свойств самой ... системы.


11. У Гербарта исходный "атом" души не ощущение, а ... Понятие об ощущении
соотносило простейший компонент психической жизни с деятельностью органов чувств.
Оно побуждало разграничивать ощущение и идею
как его копию. У Гербарта это
разграничение теряет силу. Имеется лишь один исходный элемент, который порождается
душой в силу присущего ей стремления к ...


12. До середины XIX в. физиологический процесс возбуждения в нерве считался не
только протекающим
с ... скоростью, но и вообще недоступным измерению. Так считал,
например, И.Мюллер. Но его ученик ... в 1850 т. решил эту задачу. Она оказалась
сравнительно небольшой


порядка нескольких десятков ... в секунду.


13. Согласно Вундту, обычное самонаблюдени
е бесконтрольно и хаотично. Контроль и
порядок в исследование ... способны внести экспериментальные процедуры ... Опыт
физиологический


... позволяет, считал он, расчленить опыт непосредственный


... и тем
самым реконструировать в научных понятиях архите
ктонику сознания индивидуума. 14.
Главными психическими элементами, по Сеченову, являются чувствование и действие, а
принципом построения поведения


согласованные действия с выполняющим сигнальную
роль ...


15. Первое сообщение об условиях ...


речь на
одном из общих собраний
Международного медицинского конгресса в Мадриде в апреле 1903 г.


И.П.Павлов
назвал "Экспериментальная психология и психопатология животных". Стало быть,
условно

рефлекторное поведение организма рассматривалось Павловым первоначаль
но
как область экспериментальной ..., а не


16. Американский психолог У.Джемс вычленял четыре формы Я (self): материальное Я
(мое ..., одежда, имущество и т.д.), ... Я (все, что относится к притязаниям на престиж,
дружбу и т.д.), духовное Я (процессы созн
ания, психические способности) и, наконец,
чистое Я, или чувство личной ..., основой которого служат органические (висцеральные и
мышечные) ощущения.


17. Американский психолог Стивене изложил следующим образом постулаты
операционализма в качестве руковод
ящих начал для психологии:


а) все высказывания о явлениях (эмпирические предложения) формулируются ь таких
простейших терминах, в отношении которых достижимо общее ... (социальный критерий);


б) внутренний опыт отдельной личности ...;


в) изучается кто

либо другой (организм или личность), но не сам ...


г) ... может анализировать события, происходящие в нем самом, но в этом случае он
трактует их так, как если бы они совершались ... личностью;


д) признаются только такие предложения (суждения), истинно
сть или ... которых может
быть по требованию проверена путем конкретных операций;


е) основной операцией является ... Оно играет ту же роль, какую у Маха выполняли ...


ж) четко различаются формальные и ... предложения, чтобы избежать бесконечной
путаниц
ы.


18. Первым шагом на пути утверждения детерминистического принципа в психологии
был ...


учение о всеобщей одушевленности материи. Он пришел на смену ...


воззрению, наделявшему сверхъестественным двойником, душой каждую конкретную
чувственную вещь.


19. В мышлении натуралистов и философов Нового времени сложилась интеллектуальная
схема, сконцентрировавшая достижения нескольких веков развития естествознания и
техники, известная как ... детерминизм.



129


© ПатологиЯ
-

сайт о познании феномена личности


20. Концепция Вундта продолжала традицию, восходящ
ую к Гербарту (а еще ранее


к
Лейбницу), согласно которой основания психики заложены в ней ... и ни в чем ... Сеченов
работал в том же направлении. Он принял за исходное не человеческое ..., способное к
самонаблюдению и являющееся вершиной психического ра
звития, а простейшие ...
жизнедеятельности организма, реализуемые посредством ...


сигналов.


ЗАДАНИЕ 3

Назовите приведенные ниже экспланансы (предикативные части определений):


1. Общее название нарушений различных видов восприятия, возникающих при
опред
еленных поражениях мозга: зрительных нарушений, когда при сохранении
достаточной остроты зрения человек не узнает предметы и их изображения; тактильных
нарушений, проявляющихся в расстройстве опознания предметов на ощупь; слуховых
нарушений, проявляющихся
в снижении способности различать звуки речи.


2. Нарушения письменной речи, характеризующиеся либо полной утратой способности
писать, либо грубыми искажениями слов, пропусками слогов и букв, неспособностью
соединить буквы и слоги в слова и т.д. У детей мо
гут быть проявлением органического
недоразвития мозга, следствием тугоухости, у взрослых


одно из проявлений афазии.


3. Нарушение счета и счетных операций вследствие поражения определенных областей
коры головного мозга либо вследствие расстройств высших

психических функций,
общего нарушения целенаправленной интеллектуальной деятельности.


4. Психологический механизм выработки информационного эквивалента результата
будущего действия, обусловливающий организацию двигательной активности организма.


5. Нар
ушение чтения или неспособность овладения чтением вследствие поражения
определенных отделов коры головного мозга.


6. Снижение или полное выпадение болевой чувствительности; может быть достигнуто с
помощью медикаментозных средств, массажа, в условиях гипн
отического внушения.


7. Способность к предвидению результатов целенаправленного действия.


8. Психическая функция или объяснительный принцип, характеризующий зависимость
восприятия от прошлого опыта.


9. Нарушение произвольности целенаправленных двигат
ельных актов, выражающих
расстройство высших уровней их регуляции.


10. Стремление человека быть в обществе других людей.


11. Нарушение сознания, выражающееся в галлюцинациях, бреде, двигательном
возбуждении; возникает чаще всего на высшей стадии некото
рых инфекционных
заболеваний либо после травм, ведущих к органическому поражению головного мозга.


12. Слабоумие как следствие недоразвития или атрофии высших психических функций: в
зависимости от характера повреждающих и дегенерирующих факторов различают

следующие виды: старческое, алкогольное, эпилептическое, посттравматическое и др.


13. Изменение самосознания, для которого характерно переживание потери своего Я,
эмоциональной вовлеченности в ситуацию.


14. Эффект снижения успешности выполнения сложны
х заданий вследствие присутствия
других людей.


15. Механизм преобразования внешних структур интерперсонального взаимодействия во
внутриличностные структуры.


16. Предрасположенность индивидуума к приписыванию ответственности за
происходящие события само
му себе.


17. Направленность личности в свой внутренний мир.


18. Ошибочное воспроизведение представлений или слов, заключающееся в объединении
элементов разных представлений, слогов, относящихся к разным словам.


19. Создаваемый субъектом классификационно

оценочный биполярный эталон;


20. Местоположение в личностном пространстве тенденции приписывать
ответственность за результаты своих действий внешним или внутренним факторам.



130


© ПатологиЯ
-

сайт о познании феномена личности


21. Личностный параметр, указывающ
ий на эмоциональную неустойчивость,
повышенную тревожность, ипохондричность, наличие вегетативных расстройств.


22. Разновидность навязчивых состояний, проявляющаяся в переживаниях и действиях,
возникающих вне ситуационной обусловленности.


23. Расстройс
тва памяти, при которых впервые воспринимаемое кажется уже знакомым,
пережитым когда

то.


24. Циклическое воспроизведение вопреки сознательному намерению какого

либо
действия, мысли, переживания.


25. Личностный параметр, характеризующий наличие в поведе
нии симптомов,
наблюдаемых при психотических расстройствах.


26. Специфическая связь между гипнотизируемым и гипнотизером, характеризующаяся
высокой степенью избирательности, сверхвосприимчивостью к внушениям гипнотизера и
нечувствительностью к воздействи
ям других источников.


27. Явление переживания ощущения, не специфичного для определенного органа чувств
при действии на него специфического раздражителя.


28. Форма специально организованного вербального воздействия, предназначенная для
уменьшения потер
ь семантически значимой информации.


29. Явление снятия психологических барьеров, повышения индивидуальной активности
вследствие наличия социального окружения.


30. Система ожиданий относительно норм исполнения индивидуумом внутригрупповых
ролей и функци
й.


31. Предрасположенность индивидуума к отнесению ответственности за происходящие
события, участником которых он является, к внешним обстоятельствам.


32. Направленность личности на мир внешних объектов.


ЗАДАНИЕ 4

Заполните пропуски в приведенных фраг
ментах текстов, определите, кто является
автором каждого из них (Аристотель, Декарт, Спиноза или Локк):


1. Относительно любого чувства необходимо вообще признать, что оно есть то, что
способно воспринимать ... ощущаемого без его ..., подобно тому как воск

принимает
отпечаток перстня без железа или золота.(материи, формы)


2. Под методом же я разумею точные и простые правила, строгое соблюдение которых
всегда препятствует принятию ... за истинное и без излишней траты умственных сил, но
постепенно и непреры
вно увеличивая ..., способствует тому, что ... достигает познания
всего, что ему доступно. (знания, ложного, ум)


3. Все, что только имеет место в объекте идеи, составляющей человеческую душу, все это
должнб быть воспринимаемым человеческой ..., иными сло
вами в душе необходимо будет
существовать ... этого, т.е. если объектом идеи, составляющей человеческую душу,
служит тело, то в этом теле не может быть ничего, что не воспринималось бы душою.
(идея, душою)


4. Я легко допускаю, что существует большое числ
о мнений, которые принимаются и
усваиваются как первые и неоспоримые принципы людьми различных стран, воспитаний
и характеров; многие из йих не могут быть ... как из

за их ..., так и из

за взаимной ... тем
не менее все эти положения, как бы неразумны они н
и были, считаются в разных местах
столь же ..., что даже здравомыслящие в других отношениях люди скорее расстанутся с
жизнью и всем самым дорогим для себя, чем позволят себе и другим ... в их истинности,
(истинными, нелепости, противоположности, священными
, усомниться)


5. На ... основывается все наше знание, от него в конце концов оно происходит. Наше
наблюдение, направленное на внешние ощущаемые предметы или внутренние действия
нашего ..., которые мы сами воспринимаем и о которых мы сами размышляем, дост
авляет
нашему разуму весь материал мышления. Вот два источника знания, откуда происходят
все ..., которые мы имеем или естественным образом можем иметь, (идеи, опыте, ума)



131


© ПатологиЯ
-

сайт о познании феномена личности


6. Когда душа воображает что

либо такое, что уменьшает способность тела к действию

или ограничивает ее, она стремится, насколько возможно, ... о вещах, ... существование
этого, (вспоминать, исключающих)


7. Для того чтобы сделать ум проницательным, необходимо упражнять его в ... вещей,
уже найденных другими, и методически изучать все,
даже самые незначительные,
искусства, но в особенности те, которые объясняют или предполагают ... (исследованиях,
порядок)


8. Воображение же есть нечто отличное и от ощущения, и от размышления; оно не
возникает без ..., а без ... невозможно никакое составление суждений, а что воображение
не есть ни ..., ни составление суждений


это ясно. (ощущения, мышление)


9. Нужно испол
ьзовать все вспомогательные средства интеллекта, воображения, ... и
памяти как для отчетливой интуиции простых положений и для верного сравнения с
известным, чтобы таким путем открыть его, так еще и для того, чтобы находить те
положения, которые должны быт
ь сравниваемы между собой; словом, не нужно
пренебрегать ни одним из средств, находящихся в распоряжении ... (искомого, человека,
чувств)


10. Если душа подверглась когда

нибудь сразу двум аффектам, то впоследствии,
подвергаясь какому

либо одному из них,
она будет ... также и другому. Если мы
воображаем, что кто

либо причиняет удовольствие предмету, который мы ненавидим, то
мы будем и его ... Наоборот, если мы воображаем, что причиняет этому предмету
неудовольствие, мы будем ... его. (любить, ненавидеть, п
одвергаться)


11. Наблюдения над детьми с очевидностью показывают, что нет других идей, кроме
идей, получаемых из ощущения или ... Я не вижу поэтому оснований верить, что душа
мыслит прежде, чем ... снабдят ее идеями для мышления. По мере того как идеи
ум
ножаются и удерживаются, душа посредством упражнения развивает в различных
направлениях свою способность мышления, точно так же как впоследствии сочетанием
этих идей с рефлексией о своей ... она увеличивает свой запас, равно как и развивает
легкость запоми
нания, ..., рассуждения и других способов мышления. (воображения,
деятельности, рефлексии, чувства)


12. Чувство не в состоянии воспринимать более слабое, когда сила ощущаемого слишком
..., например воспринимать слабый звук среди громких звуков, и нельзя
ни видеть, ни
обонять более слабый цвет и запах среди слишком ярких цветов и слишком резких
запахов. Ум же, наоборот, коща мыслит нечто, требующее большего напряжения, мыслит
требующее ... напряжения не хуже, а даже лучше. Дело в том, что способность ощуще
ния
невозможна без ..., ум же существует ... от него, (велика, меньшего, отдельно, тела)


ЗАДАНИЕ 5

Назовите приведенные ниже экспланансьи


1. Патологическое нарушение волевой регуляции действий, проявляющееся в отсутствии
побуждений к. деятельности, неспо
собности принять решение, хотя необходимость этого
осознается. Следует отличать от слабоволия как черты характера, сформировавшейся в
результате неправильного воспитания и устранимой направленной тренировкой.


2. Доминирование отдельных черт характера, пр
иводящее к избирательной уязвимости
личности по отношению к определенного рода психогенным воздействиям.


3. Явление актуализации в личности взаимоисключающих при обычных условиях
эмоциональных состояний.


4. Нарушения памяти, различают два вида: ретрогр
адные нарушения, проявляющиеся в
забывании событий, предшествовавших поражению, и антиретроградные нарушения,
проявляющиеся в забывании событий, последовавших за поражением.


5. Механизм связи между психическими явлениями, характеризующийся тем, что
появл
ение одного из них влечет за собой актуализацию другого.


6. Процесс и результат интерпретации субъектом межличностного взаимодействия


132


© ПатологиЯ
-

сайт о познании феномена личности

причин и мотивов поведения партнера.


7. Нарушения речи, проявляющиеся в нарушениях фонематических, морфологических,
си
нтаксических структур речи при сохранности движений, речедвигательного аппарата и
элементарных форм слуха.


8. Не соответствующие действительности представления и умозаключения, в
ошибочности которых убежденного в них субъекта невозможно разуверить; разли
чают
два вида такого рода отклонений: в одних случаях нарушается когнитивная сфера


больной подкрепляет свои суждения рядом "доказательств", в других


нарушается
образно^среативная сфера; необходимо отличать от сверхценных идей.


9. Вид психологической
защиты, при которой неприемлемые для индивидуума мысли,
воспоминания, намерения перемещаются в сферу бессознательного, переживаясь в форме
тревоги, страха, влечений.


10. Подвижное равновесие состояния какой

либо системы, сохраняемое посредством ее
против
одействия нарушающим это равновесие внешним и внутренним факторам.
Первоначально сложилось в физиологии для объяснения постоянства внутренней среды
организма, широко используется рядом психологических школ.


11. Аффективное состояние, характеризующееся от
рицательным эмоциональным фоном,
изменением мотивационной сферы, снижением активации когнитивных функций, общей
пассивностью поведения; резко снижена самооценка, восприятие времени отягощено
мучительными переживаниями.


12. Процесс преобразования смысла о
бразов, представлений, понятий за счет принятия
субъектом в расчет возможности других точек зрения.


13. Готовность, предрасположенность субъекта к поведенческому акту, реакции.


14. Временно господствующая рефлекторная система, обусловливающая работу не
рвных
центров в данный момент и тем самым придающая поведению определенную
направленность.


15. Психический процесс, направленный на устранение психического дискомфорта,
ограждение сознания от травмирующих переживаний; разграничивают ряд видов, среди
кото
рых проекция, идентификация, регрессия, конверсия.


16. Процесс отождествления субъектом себя с другим индивидуумом или группой на
основе установления эмоционально

когнитивной связи.


17. Неосознаваемое субъектом преобразование его представлений о движении в реальный
двигательный акт.


18. Ухудшение запечатления и сохранения запоминаемого материала в результате
наложения на него другого материала, которым оперирует субъект; различают
два вида
эффектов: ретроактивные и проактивные.


19. Процесс отнесения единичного представления или переживания к некоторому классу,
в качестве которого могут выступать вербализованные значения, перцептивные эталоны,
социальные стереотипы.


20. Неосознав
аемая тенденция человека изменять свое поведение так, чтобы оно
соответствовало групповым нормам и стереотипам поведения.


21. Психическая энергия индивида, расходование конторой осуществляется либо в
сублимированных социально приемлемых формах, либо в фо
рме неосознаваемых
влечений.


22. Механизм психологической защиты, которая осуществляется либо за счет того, что
другой человек наделяется чертами, присущими самому субъекту (ассимиляция), либо
чертами, отсутствующими у субъекта (комплементарность).


23.

Патологические, но обратимые расстройства психики, возникающие под
воздействием психических, травм как острых, так и слабых, но постоянно действующих.


24. Методологическая установка, характеризующаяся сведением явлений одного порядка
к явлениям качестве
нно иного порядка.


25. Явление более точного и полного воспроизведения материала по сравнению с


133


© ПатологиЯ
-

сайт о познании феномена личности

первоначально наблюдаемым.


26. Неспособность субъекта изменить намеченную программу деятельности в условиях,
когда этого требуют внешние обстоятельства; раз
граничивают когнитивную,
аффективную, мотивационную составляющие.


27. Состояние, возникающее в ответ на экстремальные воздействия, могущие оказывать
как положительное, мобилизующее, так и отрицательное влияние на деятельность вплоть
до полной дезинтеграц
ии.


28. Механизм психологической защиты, снимающий энергетическое напряжение
конфликта путем трансформации инстинктивных форм психологической активности в
социально одобряемые формы.


29. Отсутствие или ослабление реагирования на какой

либо неблагоприят
ный фактор в
результате снижения чувствительности к его воздействию.


30. Навязчивые неадекватные переживания страхов конкретного содержания,
охватывающие субъекта в определенной обстановке и сопровождающиеся вегетативными
дисфункциями.


31. Психическое
состояние, возникающее вследствие реальной или воображаемой помехи
достижению цели, проявляющееся в переживании гнетущего напряжения, тревожности,
отчаяния, гнева.


32. Интуитивное постижение эмоциональных состояний другого человека при
относительно слабо
й рефлексивной составляющей собственного поведения.


ЗАДАНИЕ 6

Заполните пропуски в приведенных фрагментах текстов, используя слова в скобках,
определите, кто является их автором (Дильтей, Дюркгейм, Шпрангер или Фрейд):


1. Внутреннее восприятие дает ... п
роцессов, происходящих в различных, несомненно
также глубочайших слоях душевного аппарата. Они мало известны, и лучшим их
образцом может служить ряд удовольствие


неудовольствие. Они первичнее,
элементарнее, чем ощущения, возникающие ..., и могут появлять
ся в состояниях смутного
сознания. Ощущения, сопровождающиеся чувством ..., не содержат в себе ничего
побуждающего к действию, наоборот, ощущения неудовольствия обладают этим
свойством в высокой степени. Они побуждают к изменению, к совершению движения, и
потому мы рассматриваем неудовольствие как повышение ..., а удовольствие


как
понижение ее. (извне, ощущения, удовольствия, энергии)


2. Всякий знает, что такое чувство удовольствия, волевой импульс или мыслительный
акт. Никто не подвержен опасности ...
их между собой. Раз такое знание существует, оно
должно быть и ... В известных границах возможность ... внутренних состояний
существует. Правда, и в пределах их постижения это затрудняется внутренним
непостоянством всего психического. Последнее


всегда пр
оцесс. Дальнейшее
затруднение заключается в том, что восприятие всегда относится к одно


му

единственному ... (индивиду, постижения, возможным, смешать)


3. Человек, который не мыслил бы ..., не был бы человеком, потому что он не был ...
существом. С одни
ми лишь индивидуальными восприятиями он ничем не отличался бы от
... (животного, концептами, социальным)


4. Лишь малая часть всей природы открывается нам в наших органах ..., лишь малая часть
всего духовно

исторического мира дана нам в нашем ..., но и пр
ирода, и духовный мир
снова и снова ... как таковые в индивидуальном переживании, (актуализируются, чувств,
окружении)


5. Я не понимаю, как мы можем обойтись без понятия субстанции в науках о духе. Оно
есть не что иное, как предпосылка к тому, чтобы вооб
ще научно понять образ действий
духовного ..., идентичного во времени. Лишь через ... духовный субъект определяется как
существенное, и многообразие его способов действий приводится в существенную ...
(субъекта, субстанцию, связь)



134


© ПатологиЯ
-

сайт о познании феномена личности


6. Многие строго ограни
чивают предмет психологии субъектом, т.е. процессами и
состояниями, которые принадлежат индивидуальному ... и которые могут быть даны лишь
косвенно чужому ..., т.е. могут быть реконструированы с помощью собственных
субъективных процессов. В такой науке был
о бы с самого начала загадкой, что мы вообще
подходим к внутреннему миру другого. В действительности этот внутренний мир связан
известными соотношениями с ... образованиями. Под термином "объективный" я понимаю
прежде всего нечто ... от отдельного, ему про
тивостоящее и действующее на ...
(объективными, независимое, сознанию, я)


7. Понятие не есть ... понятие; оно мне ... с другими людьми и, во всяком случае, может
быть сообщено им. Нельзя заставить ощущение перейти из моего ... в чужое; оно тесно
связано
с моим ..., с моей личностью и не может быть отделено от них. Все, что я могу
сделать,


это пригласить другого встать на мое место и подвергнуться воздействию того
... Напротив, всякий разговор, всякое умственное общение между людьми состоит именно
в обме
не ... Концепт есть представление по существу своему безличное: он служит
главным средством общения людей между собой. Природа концепта, таким образом,
свидетельствует о его происхождении; настолько он общ всем, настолько же он является
произведением ... И
з того, что не носит на себе печати какого

либо индивидуального ума,
следует заключить, что он выработан умом ... Если он более устойчив, чем ощущения и
образы, то именно потому, что коллективные представления более ..., чем представления
индивидуальные: и
ндивид чувствителен даже к слабым переменам, происходящим в его
внутренней или внешней среде; умственное состояние общества могут взволновать лишь
достаточно ... события. Всякий раз, когда нам дан тип мышления или действия, сводящий
к одному образцу многие

отдельные воли и умы, мы имеем дело с таким давлением,
оказываемым на индивида, которое громко говорит о вмешательстве ... (мое, обще,
сознания, организмом, объекта, концептами, всех, коллективным, устойчивы, важные,
коллективности)


8. Когда мы говорим
о субстанции в эмпирических науках, то при этом мы не думаем об
априорном постоянстве и ..., но только о собственном ... или о понятии закономерности, с
помощью которого мы определяем ..., о котором думаем как об относительно постоянном
во времени. Субстан
ция растворяется здесь в комплексе ... отношений, которые мыслятся
как действительные по отношению к ..., существующему во времени и пространстве.
(неизменности, законе, субъект, закономерных, субъекту)


9. Живую связь души мы приобретаем не путем постепенного испытания. Связь эта есть
жизнь, которая налицо


... всякого познания. Жизненность, историчность, свобода,
развитие являются признаками ее. Если мы станем анализировать эту душевную связь, мы
нигде

не наткнемся на что

либо вещественное или ..., мы нигде не можем составлять из
элементов, здесь нет изолированных элементов, они везде неразрывно связаны с ... (до,
субстанциальное, функциями)


10. Коллективные представления


продукт обширной, почти нео
бъятной ..., которая
развивается не только в пространстве, но и во времени. Для их создания множество
различных умов сравнивали между собой, сближали и соединяли свои ... и свои ..., и
длинные ряды поколений накапливали свой опыт и свои знания. Поэтому в н
их как бы
сконцентрировалась весьма своеобразная умственная связь, бесконечно богатая и более
сложная, чем умственная жизнь индивида. Отсюда понятно, почему разум обладает
способностью переходить за пределы ... познания. Он обязан этим не какой

нибудь
неиз
вестной мистической силе, а просто тому факту, что человек, согласно известной
формуле, есть существо ... В нем


два существа: существо индивидуальное, имеющее
свои корни в ... и круг деятельности которого вследствие этого оказывается
узкоограниченным, и
существо ..., которое является в нем представителем высшей
реальности интеллектуального и морального порядка, какую мы только можем познавать
путем наблюдения,


я разумею ... Эта двойственность нашей природы имеет своим
следствием в порядке практическом н
есводимость морального идеала к утилитарным


135


© ПатологиЯ
-

сайт о познании феномена личности

побуждениям, а в порядке отвлеченной мысли


несводимость разума к индивидуальному
... В какой мере индивид причастен к ..., в той же мере он естественно перерастает самого
себя и тоща, когда он мыслит, и тогда,
когда он действует, (кооперации, идеи, чувства,
эмпирического, двойственное, организме, социальное, общество, опыту, обществу)


11. Я в значительной части образуется из ..., приходящих на смену оставленным
стремлениям к обладанию ОНО, первые из этих отожд
ествлений неизменно ведут себя
как особая инстанция в Я, противопоставляют себя Я в качестве ..., в то время как
впоследствии окрепшее Я в состоянии держать себя более стойко по отношению к таким
воздействиям отождествлений, (отождествлений, сверх

Я)


12.

Я находит себя в смене состояний, единство которых познается через сознание
тождества ...; вместе с тем оно находит себя обусловленным внешним миром и, в свою
очередь, воздействующим на него; этот внешний мир, как ему известно, охватывается его
... и опре
деляется ... его чувственного восприятия. (актами, личности, сознанием)


13. Если расчленение душевного существа на ОНО, Я и ... можно рассматривать как
прогресс нашего знания, то оно должно также оказаться средством к более глубокому
пониманию и лучшему
описанию динамических отношений в душевной жизни. Я
находится под особым влиянием ...: выражаясь грубо, можно сказать, что восприятия
имеют для Я такое же значение, как влечения для ... При этом, однако, и Я псдолежит
воздействию ...подобно ОНО,.так как Я
является в сущности только модифицированной
частью последнего. (сверх

Я, восприятия, ОНО, влечений)


ЗАДАНИЕ 7

Испытуемый (взрослый, образование высшее) за отведенные 5 минут решил (расставив
знаки >,<) 18 логических задач:


1. А больше Б
в 9 раз

Б меньше В в 4 раза

В<А


2. А меньше Б в 10 раз

Б больше В в 6 раз

А<В


3. А больше Б в 3 раза

Б меньше В в 6 раз

В>А


4. А больше Б в 4 раза

Б меньше В в 3 раза

В<А


5. А меньше Б в 3 раза

Б больше В в 7 раз

А>В


6. А больше В в 9 раз

Б меньше В

в 12 раз

В>А


7. А больше Б в 6 раз

Б больше В в 7 раз

А>В

8. А меньше Б в 3 раза

Б больше В в 5 раз

В<А


9. А меньше Б в 10 раз

Б больше В в 3 раза

В>А


10. А меньше Б в 2 раза

Б больше В в 8 раз

А<В


11. А меньше Б в 3 раза

Б больше В в 4 раза

В>А


12.
А больше Б в 2 раза

Б меньше В в 5 раз

А<В


13. А меньше Б в 5 раз

Б больше В в 6 раз

В>А


14. А меньше Б в 5 раз

Б больше В в 2 раза

А<В



136


© ПатологиЯ
-

сайт о познании феномена личности

15. А больше Б в 4 раза

Б меньше В в 3 раза

В>А


16. А меньше Б в 3 раза

Б больше В в 3 раза

А<В

17. А больше Б

в 4 раза

В меньше Б в 7 раз

В>А


18. А больше В в 3 раза

Б меньше В в 5 раз

А<В


Предложите Ваш вариант заключения по результатам проведенного обследования.


ЗАДАНИЕ 8

Оптанту было предъявлено задание со следующей инструкцией: "Вам
предъявлены семь
числовых рядов. Вы должны найти закономерность построения каждого ряда и вписать
недостающие числа. Время выполнения работы


5 минут". Оптант следующим образом
выполнил задание (проставленные им числа подчеркнуты):

24, 21, 19, 18, 15, 13,

1
,
2
, 7

1, 4, 9, 16,
3
,
4
, 49, 64, 81, 100

16, 17, 15, 18, 14, 19,
5
,
6

1, 3, 6, 8, 16, 18,
7
,

8
, 76, 78

7, 16, 19, 5, 21, 16, 9, 9, 4

2, 4, 8, 10, 20, 22,
10
,
11
, 92, 94

24,22, 19, 15,
12
,
13

Предложите Ваш вариант заключения па результатам обследования.


ЗАДАНИЕ 9

Какие из суждений приведенного перечня Вы включили бы в шкалу искренности, а какие в
шкалу тревожности?


1. Я всегда выполняю свои обещания, не считаясь с тем, удобно мне это или нет.


2. Ожидание нервирует меня.


3. В детстве я немедленно и безропотно выполнял все то, что мне поручали.


4. Я часто ловлю себя на том, что меня что

то тревожит.


5. Я не слишком застенчив.


6. Иногда бывает, что я говорю о вещах, в которых не разбираюсь.


7. Я часто расстраиваюсь
из

за пустяков.


8. Не все люди, которых я знаю, мне нравятся.


9. Я не могу уснуть, если меня что

то тревожит.


10. Я склонен все принимать слишком всерьез.


11. В играх я предпочитаю скорее выигрывать, чем проигрывать.


12. Бывает, что нескромные шу
тки и остроты вызывают у меня смех.


13. Мне порой кажется, что передо мной нагромождены такие трудности, которых мне не
преодолеть.


14. Временами я становлюсь настолько возбужденным, что мне это мешает заснуть.


15. Иногда мне хочется выругаться.


16
. Я часто боюсь, что вот

вот покраснею.


17. Мне не хватает уверенности в себе.


18. Я часто мечтаю о таких вещах, о которых лучше никому не рассказывать.


19. Я всегда отвечаю на письма сразу же после прочтения.


20.Бывает, что я откладываю на завтра
то, что следует сделать сегодня.


ЗАДАНИЕ 10

Приведенное множество вопросов разделите на два подмножества: 1) для
диагностикиэкстраверсии/ин


троверсии; 2) для диагностики нейротизма:



137


© ПатологиЯ
-

сайт о познании феномена личности


1. Нравятся ли Вам оживление и суета вокруг Вас?


2. Часто ли у Вас бывает беспокойное чувство, что Вам чего

то хочется, а Вы не знаете
чего?


3. Вы из тех людей, что не лезут за словом в карман?


4. Чувствуете ли Вы себя иногда счастливым, иногда печальным без какой

либо
причины?


5. Бывает ли у Вас
дурное настроение иногда?


6. Когда Вас втягивают в ссору, предпочитаете ли Вы отмалчиваться, надеясь, что все
обойдется?


7. Легко ли Вы поддаетесь переменам настроения?


8. Нравится ли Вам находиться среди людей?


9. Часто ли Вы теряли сон из

за свои
х тревог?


10. Могли бы Вы назвать себя беспечным человеком?


11. Часто ли Вам хорошие мысли приходят слишком поздно?


12. Предпочитаете ли Вы работать в одиночестве?


13. Часто ли чувствуете себя апатичным и усталым без серьезной на то причины?


14.
Вы по натуре живой человек?


15. Часто ли Вам что

то так надоедает, что Вы чувствуете себя сытым по горло?


ЗАДАНИЕ 11

По вашему мнению, какие из приведенного множества вопросов больше подходят для
диагностики таких личностных качеств, как психотизм и ней
ротизм?


1. Вы всегда предварительно тщательно обдумываете то, что собираетесь сделать?


2. Вам очень трудно смотреть на то, как страдает ребенок?


3. Возникало ли у Вас когда

либо желание умереть?


4. Ваша мать безупречно честный человек?


5. Вы часто

страдаете от

бессонницы?


6. Вам нравится дразнить животных?


7. Назвали бы Вы себя нервным человеком?


8. Вы хотите, чтобы люди Вас боялись?


9. Верно ли, что Вы иногда полны энергии, а иногда совсем вялы?


10. Часто у Вас бывают спады и подъемы энергии?


11. Легко ли Вас обидеть?


12. Часто ли Вы чувствуете себя апатичным и усталым без серьезной на то причины?


13. Часто ли Вам говорят неправду?


14. Верно ли, что Вы долго колеблетесь, прежде чем принят
ь решение?


ЗАДАНИЕ 12

Из приведенного перечня вопросов и утверждений выделите пять, которые могли бы
быть использованы для диагностики ипохондричности:


1. У Вас хороший аппетит?


2. Временами Вам в голову приходят такие мысли, что о них лучше не рассказ
ывать?


3. Вам иногда хотелось бы навсегда уйти из дома?


4. Временами Вас беспокоят тошнота и позывы на рвоту?


5. У Вас прерывистый и беспокойный сон?


6. Вы считаете, что Вас часто незаслуженно наказывали.


7. Иногда Вы немного сплетничаете?


8. У

Вас бывает сильное сердцебиение?


9. Ваши родители часто не одобряли Ваших знакомств?


10. У Вас редко болит голова?


ЗАДАНИЕ 13



138


© ПатологиЯ
-

сайт о познании феномена личности

С какими из приведенных суждений согласится, по Вашему мнению, человек с
интернальным локусом контроля?


1. Продвижение по службе больше зависит от удачного стечения обстоятельств, чем от
способностей и усилий человека.


2. Мои отметки в школе чаще зависели от случайных обстоятельств (например, от
настроения учителя), чем от моих собственных усилий.


3. Дум
аю, что правильный образ жизни может больше помочь здоровью, чем врачи и
лекарства.


4. Как правило, именно неудачное стечение обстоятельств мешает людям добиться
успеха в своем деле.


5. Чаще всего я могу добиться от членов моей семьи того, что я хочу.


6. Мне всегда было трудно понять, почему я нравлюсь одним людям и не нравлюсь
другим.


7. Способные люди, не сумевшие реализовать своих способностей, должны винить в этом
только самих себя.


ЗАДАНИЕ 14

При проведении обследования оптант следующим образо
м заполнил бланк методики
определения личностного дифференциала:

1. Обаятельный

321012

3

Непривлекательный

2. Слабый

32101

2

3

Сильный

3. Разговорчивый

321012

3

Молчаливый

4. Безответственный

3210

1

23

Добросовестный

5. Упрямый

32

1

0123

Уступчивый

6.
Замкнутый

3

210123

Открытый

7. Добрый

3210

1

23

Эгоистичный

8. Зависимый

3210

1

23

Независимый

9. Деятельный

321012

3

Пассивный

10. Черствый

3210123

Отзывчивый

11. Решительный

3210

1

23

Нерешительный

12. Вялый

32

1

0123

Энергичный

13. Справедливый

321

0

123

Несправедливый

14. Расслабленный

32101

2

3

Напряженный

15. Суетливый

321012

3

Спокойный

16. Враждебный

321

0

123

Дружелюбный

17. Неуверенный

3210

1

23

Уверенный

18. Нелюдимый

3

210123

Общительный

19. Честный

321

0

123

Неискренний

20. Несамостоятельный

321012

3

Самостоятельный

21. Раздражительный

321012

3

Невозмутимый

Предложите вариант Вашего заключения по результатам обследования.


ЗАДАНИЕ 15

Какие суждения, по Вашему мнению, больше подходят для диагностики такого качества,
как настороженность в
межличностных отношениях, а какие


для диагностики
внутриличностной напряженности?


1. Меня забавляет, что люди часто делают совсем непохожее на то, что об этом потом
рассказывают.


2. Меня раздражают люди, которые не могут быстро принимать решения.


3.

Если меня обманывают в мелочах, то я предпочитаю делать вид, что не замечаю этого.


4. Я всегда в состоянии забыть о своих заботах и обязанностях, когда мне это
необходимо.



139


© ПатологиЯ
-

сайт о познании феномена личности


5. Я думаю, что большинство свидетелей говорят правду, даже если это им нелегко

дается.


6. Насмешливые замечания в мой адрес очень задевают меня.


7. Я человек, не склонный к сотрудничеству.


8. Без определенной причины у меня могут возникать сильные эмоции: тревога, гнев,
приступы смеха.


9. Я вынужден удерживать себя от того,
чтобы, не пытаться улаживать чужие дела.


10. Мне кажется, что я более раздражителен, чем другие.


11. Я подозреваю, что люди, с которыми я нахожусь в дружеских отношениях, могут
оказаться отнюдь не друзьями за моей спиной.


12. Если я остаюсь в доме од
ин, то через некоторое время я начинаю ощущать тревогу и
страх.


ЗАДАНИЕ 16

Какие суждения из приведенного перечня, по Вашему мнению, более пригодны для
диагностики такого личностного качества, как доминантность, а какие


для
диагностики экспрессивности?


1. Если бы я вел машину по дороге, где много других автомобилей, я, конечно, стремился
бы обогнать все идущие впереди.


2. Меня раздражают люди, которые создают для меня неудобства, опаздывая на
установленную встречу.


3. В компании я предоставляю други
м шутить и рассказывать забавные истории.


4. Мне очень нравится приглашать к себе друзей и развлекать их.


5. Если бы у меня было много денег, я жил бы, не стесняя себя ни в чем.


6. Худшее наказание для меня


одиночество.


7. В большинстве дел я предпочитаю действовать наверняка.


8. Я предпочту скорее отказаться от своего заказа, чем доставить официанту
беспокойство.


9. Вероятно, некоторые люди считают, что я слишком много говорю.


10. Я предпочитаю жить сегодняшним дн
ем.


11. Говорят, что мне нравится все делать своим оригинальным способом.


12. Я считаю, что нужно избегать излишних волнений.


ЗАДАНИЕ 17

Согласие с какими утверждениями из приведенного перечня, по Вашему мнению, скорее
указывает на наличие такого личн
остного качества, как эмоциональная неустойчивость,
а с какими


робость?


1. Я засыпаю с трудом.


2. В компании я обычно чувствую себя неловко.


3. Я подвержен эмоциональным срывам.


4. Мне приходится тратить много сил, чтобы преодолевать смущение.


5
. Меня раздражает, когда что

либо отвлекает мое внимание.


6. Мне говорили, что я был спокойным ребенком и любил играть в одиночестве.


7. Если у меня что

то не получается, это выводит меня из себя.


8. Иногда у меня бывают непродолжительные приступы то
шноты и головокружения без
определенной причины.


9. Мне редко бывает скучно.


10. Я принимаю решения медленнее, чем другие люди.


11. Мне трудно высказать свое мнение в присутствии большого числа людей.


12. Я осторожно отношусь к завязыванию дружески
х отношений с новыми людьми


ЗАДАНИЕ 18



140


© ПатологиЯ
-

сайт о познании феномена личности

В приведенном перечне разграничьте суждения, в согласии с которыми у обследуемого
проявляется тенденция к социальной нормативности в поведении и ригидность
личности:


1. Меня раздражает, когда я вижу какой

либо беспорядок.


2. Мне бывает трудно достойно ответить, когда надо мной подшучивают.


3. Я считаю, что раз уж мы взялись за работу, ее нужно выполнять тщательно.


4. Я не могу равнодушно слушать, когда другие люд
и высказывают идеи,
противоположные тем, в которые я твердо верю.


5. Нужно больше, чем это имеет место сейчас, настаивать на соблюдении норм морали.


6. Смеяться слишком громко


неприлично.


7. Я предпочитаю иметь дело с людьми пусть средних способнос
тей, но зато умеющих
противостоять соблазнам.


8. Мне трудно изменить уже принятое решение.


9. Мне трудно достаточно долгое время поддерживать оживленный разговор.


10. Если люди не согласны со мной, я не пытаюсь их переубедить, а продолжаю
поступать т
ак, как считаю нужным.


11. Дома в свободное время мне часто приходится заканчивать то, что я не успел сделать
на работе.


ЗАДАНИЕ 19

Используя приведенную шкалу наблюдения, охарактеризуйте поведение члена группы,
позиция которого в межличностных отношен
иях характеризуется высокой и низкой
степенью независимости, высокой и низкой степенью коммуникабельности, проставив
знаки +,


против соответствующих суждений:


1. Как правило, разделяет позицию лидера при внутригрупповых разногласиях.


2. Склонен проти
вопоставлять себя лидеру.


3. При возникновении разногласий в группе стремится склонить на свою сторону других
членов группы.


4. Предпочитает чаще других обращаться к лидеру за советом.


5. Стремится заслужить одобрение лидера.


6. Часто высказывается

неодобрительно о действиях лидера.


7. Не склонен вступать в близкие отношения с другими членами группы.


8. Болезненно реагирует на замечания в свой адрес со стороны окружающих.


9. Инициативен в общении.


10. Склонен к улаживанию отношений между чле
нами группы.


11. Стремится привлечь к себе внимание.


12. Больше говорит, чем слушает.


ЗАДАНИЕ 20

С какими из приведенных суждений скорее всего согласится челдвек с развитой
эмпатией, а с какими


нет?


1. Мне становится грустно, когда я вижу, что человек, случайно попавший в компанию,
оказывается в одиночестве.


2. Меня раздражают люди, открыто демонстрирующие свои чувства.


3. Меня раздражает, когда несчастные люди начинают жаловаться на свою судьбу.



4. Если окружающие меня люди проявляют признаки нервозности, я тоже начинаю
нервничать.


5. Я близко принимаю к сердцу проблемы моих друзей.


6. Я терял самообладание, когда мне доводилось сообщать людям плохие новости.


7. Мое настроение сильно зави
сит от окружающих.


8. Я считаю, что люди обогащаются, когда обмениваются жизненным опытом.


9. Мне нравится наблюдать за людьми, разворачивающими подарки.



141


© ПатологиЯ
-

сайт о познании феномена личности


10. Одинокие люди скорее всего недружелюбны.


11. Вид плачущих людей всегда выводит меня из рав
новесия.


12. Чтобы почувствовать себя счастливым, мне достаточно послушать хорошую песню.


13. Часто меня по

настоящему захватывают переживания литературных героев.


14. Меня охватывает гнев, когда я вижу, что с кем

то жестоко обращаются.


15. Я могу
оставаться спокойным, когда вокруг меня все взволнованы.


16. Когда друзья начинают говорить о своих проблемах, я стараюсь перевести разговор на
другую тему.


17. Чужой смех меня не заражает.


18. Удивительно, почему пустяки так часто и так сильно огорч
ают людей.


19. Чувства других людей мало могут влиять на решения, которые я принимаю.


20. Маленькие дети часто плачут безо всякой причины.


ЗАДАНИЕ 21

С какими утверждениями

скорее всего согласился бы пациент с выраженным
гипертимным типом акцентуации характера, а с какими


нет?


1. У Вас, как правило, веселое и беззаботное настроение.


2. Вы предприимчивы.


3. Вам трудно усидеть на одном месте.


4. Из Вас получился бы х
ороший ведущий в юмористическом спектакле.


5. При неудачах Вы не теряете чувство юмора.


6. У Вас хороший аппетит.


7. Случается, что Вы берете в долг, зная, что в срок отдать не удастся.


8. Вы любите яркую и броскую одежду.


9. Вы длительное время
при необходимости способны выполнять монотонную работу.


10. Вы легко сходитесь с людьми в любой обстановке.


11. Вы часто тревожитесь за свое будущее.


12. В компании Вы предпочитаете роль пассивного слушателя.


13. Вы не любите азартные игры.


14. В
ы подвижный человек.


15. Вы охотно подчиняетесь, когда кто

то берет над Вами шефство.


16. Когда Ваши планы не осуществляются, это выводит Вас из равновесия.


ЗАДАНИЕ 22

С какими утверждениями, по Вашему мнению, согласился бы пациент с выраженным
истероидным типом акцентуации характера, а с какими нет?


1. Многое из того, что других оставляет равнодушными, Вас приводит в восторг.


2. Бывает, что Вы впадаете в отчаяние.


3. Ваше самочувствие зависит от того, как к Вам относятся окружающие.


4. Перед тем как уснуть, Вы любите помечтать.


5. Проснувшись, Вы еще долго переживаете то, что видели во сне.


6. Вы любите лакомства и деликатесы.


7. Вы любите пофлиртовать.


8. Вы предпочитаете одежду, которая невольно привлекает внимание.


9. Вы часто разочаровываетесь в своих друзьях.


10. Вы остро ощущаете, как расположены к Вам окружающие.


11. У Вас есть актерские способности.


12. Вы с удовольствием завязываете новы
е знакомства.


13. Вы плохо переносите одиночество.


14. Вы считаете, что в будущем Ваши мечты осуществятся.


15. Вы охотно рискуете.


16. Вам нравится, когда на Вас обращают внимание.



142


© ПатологиЯ
-

сайт о познании феномена личности


17. Критика и возражения для Вас лучше, чем равнодушие и безразли
чие.


18. Вы были капризным ребенком.


19. Ради заманчивого дела можно нарушить и правила.


20. В детстве Вы любили выдумывать всякие небылицы, героем которых Вы были сами.


21. В школе Вы охотно участвовали в самодеятельности.


ЗАДАНИЕ 23

С какими у
тверждениями, по Вашему мнению, согласится пациент с выраженным
сензитивным типом акцентуации характера, а с каким


нет?


1. Настроение у Вас меняется по нескольку раз в день.


2. Если Вас что

то расстроило, Вы долго не можете заснуть.


3. Вам легко ис
портить аппетит.


4. Вы боитесь пить спиртное, потому что, опьянев, можете вызвать насмешки.


5. Вас нельзя назвать застенчивым.


6. Вам иногда кажется, что окружающие осуждают Вас за Ваш костюм.


7. Если Вам задолжали, Вы постараетесь об этом напомнит
ь.


8. Вы не из робкого десятка.


9. Вас нисколько не пугает перспектива потерять своих близких.


10. Вам хотелось бы иметь друга, о котором можно заботиться.


11. Вам часто кажется, что окружающие смотрят на Вас свысока.


12. Вы часто первым заговариваете с незнакомыми людьми.


13. Вы любите публично выступать.


14. В одиночестве Вы скучаете по людям, а среди людей быстро устаете.


15. Вы не испытываете затруднений при обращении к начальству.


16. Вы умеете постоять за

себя.


17. Бывают периоды, когда Вы ждете новых впечатлений, а бывает, что они Вас
утомляют.


18. Бывает, что пустяковые неудачи приводят Вас в уныние.


19. О приключениях лучше помечтать, чем реально в них пускаться.


20. Вы не умеете командовать дру
гими людьми.


ЗАДАНИЕ 24

С какими из утверждений согласился бы пациент с психоастеническим типом
акцентуации характера?


1. В детстве я избегал шумных подвижных игр.


2. В детстве я любил больше беседовать со взрослыми, чем играть со сверстниками.


3.

Школьные занятия меня сильно утомляли.


4. Я всегда боялся получить в школе плохую оценку.


5. Если меня ругают или мне возражают, мне всегда кажется, что правы другие, а не я.


6. Я могу быть впереди других в рассуждениях, но не в действиях.


7. Я ох
отно допускаю опеку над собой.


8. Я часто боюсь, что мне по ошибке могут приписать проступок.


9. Я много раз взвешиваю все за и против и все никак не решусь рискнуть.


10. Мне по нескольку раз приходится возвращаться, чтобы проверить, закрыл ли я двер
ь.


11. Неудачи меня угнетают.


12. Мне нравятся перемены в жизни.


13. Мне кажется, что в будущем все мои мечты осуществятся.


14. В одиночестве, бывает, я беседую с воображаемым собеседником.


15. Мне нравится знакомиться и беседовать с новыми людьми.


16. Я часто подолгу размышляю, правильно ли что

либо сделал или сказал.


17. Деньги меня мало интересуют.


18. Люблю одеться так, чтобы было к лицу.



143


© ПатологиЯ
-

сайт о познании феномена личности


19. Еда не доставляет мне большого удовол
ьствия.


20. Я просыпаюсь с мыслью, что сегодня мне надо будет сделать.


21. Мое настроение не ухудшится, если я знаю, что меня ждут неприятности.


ЗАДАНИЕ 25

С каким из суждений согласился бы, по Вашему мнению, пациент с неврастеническим
типом акценту
ации характера?


1. У меня, как правило, ничего не болит.


2. Мое настроение определяется моим самочувствием.


3. Сон у меня крепкий, без сновидений.


4. Утро для меня


самое тяжелое время суток.


5. Я ем с удовольствием, не люблю ограничивать себя в

еде.


6. Я не прочь выпить.


7. Я часто беспокоюсь, что мой костюм не в порядке.


8. Очень огорчаюсь и расстраиваюсь из

за постоянной нехватки денег.


9. Мои родители уделяли недостаточно внимания моему здоровью.


10. Я чувствую себя таким больным, ч
то мне, как правило, не до друзей.


11. Людское общество меня быстро утомляет и раздражает.


12. Мне интересно встречать новых людей.


13. Мои близкие меня раздражают.


14. В моем будущем меня больше всего беспокоит мое здоровье.


15. Я легко справляю
сь с неудачами.


16. Я рискую, только если меня к этому вынуждают обстоятельства.


17. Мне часто говорят, что я неаккуратен, хотя я так не считаю.


18. Я внимательно прислушиваюсь к советам относительно моего здоровья.


19. Всегда находятся люди, которые меня слушаются и признают мой авторитет.


20. В детстве я плохо спал и плохо ел.


ЗАДАНИЕ 26

С какими из суждений согласился бы, по Вашему мнению, пациент с выраженным
конформным типом акцентуации характера?


1. Не в
ыношу, когда мне возражают, сержусь и не всегда могу сдержать свой гнев.


2. Я не решаюсь прервать даже вовсе никчемные наставления.


3. Правила и законы нужно соблюдать неукоснительно.


4. Я стараюсь жить так, чтобы в будущем для меня не возникли пробл
емы.


5. Приключения меня привлекают, когда в них мне достается первая роль.


6. Не люблю новшеств, предпочитаю раз установленный порядок.


7. При неудачах нельзя отчаиваться.


8. Человек не должен отрываться от коллектива.


9. Прежде чем знакомиться,

я предпочитаю узнать, что это за человек, что о нем говорят
люди.


10. Я стараюсь жить так, чтобы окружающие не могли сказать обо мне ничего плохого.


11. Периодами я люблю больше дружеские компании, периодами избегаю их, ищу
одиночества.


12. Я считаю
, что родителей надо уважать, даже если хранишь против них обиды в
сердце.


13. Нехватка денег меня раздражает.


14. Не люблю слишком модничать, считаю


надо одеваться как все.


15. При нормальной семейной жизни никаких сексуальных проблем не существуе
т.


16. У меня хороший аппетит, но я не обжора.


17. Просыпаюсь с неприятной мыслью, что надо идти на работу.


18. Плохо сплю ночью и чувствую сонливость днем.



144


© ПатологиЯ
-

сайт о познании феномена личности


19. Мое настроение такое же, как у окружающих меня людей.


20. Я и в детстве был такой же,

как все дети, ничем не отличался от сверстников.


21. У меня никогда не было конфликтов с учителями.


22. Люблю быть первым, чтобы мне подражали или завидовали.



















































145


© ПатологиЯ
-

сайт о познании феномена личности

ОТВЕТЫ И ПОЯСНЕНИЯ


ЗАДАНИЕ 1


1


адаптация


2


авторитарность


3


акселерация


4


актуализация


5


астения


6


аффект


7


физическое влечение


8


внимание


9


внушение


10


галлюцинация


11


гипноз


12


интуиция


13


иррадиация


14


катарис


15


конфликт


16


меланхолик


17


мотивация


18


неврозы


19


негативизм


20


психоз


21


рефлексия


22


сангвиник


23


сензитивность


24


сенсибилизация


25


симпатия


26


страсть


27


флегматик


ЗАДАНИЕ 2


1


Платон


2


мыслимого


3


биологию


4


веществом, сознательной


5


сознавать


6


реализма


7


теле, сознании, страстях


8


ассоциация


9


опыт


10


Мюллером, нервной


11


представление, самосохранению


12


огромной, Гельмгальц, метров


13


сознания, физиологии, объективный,
субъек
тивный


14


действие, чувствованием


15


рефлексах, психологии, физиологии


16


тело, социальное, идентичности


17


согласие, исключается,
экспериментатор, экспериментатор,
экспериментатор, другой, различение,
ложность, эмпирические


18


гилозоизм, ан
амизм


19


механистический


20


самой, внешнем, сознание, акты,
чувствований


ЗАДАНИЕ 3


1


агнозия


2


аграфия


3


акалькуция


4


акцептор действия


5


алексия


6


анальгезия


7


антиципация


8


апперцепция


9


анраксия


10


аффилиация


11


делирий


12


деменция


13


деперсонализация


14


ингибиция


15


интериоризация


16


интернальность


17


интровертированность


18


контаминация


19


личностный конструкт


20


локус контроля


21


невротизм


22


обессии


23


пармнезия


24


персеверация


25


психотизм


26


раппорт


27


синестезия


28


фасцинация


29


фацилитация


30


экспектация


31


экстернальность


32


экстравертированность


ЗАДАНИЕ 4


1


Аристотель


2


Декарт


3


Спиноза


4


Локк


5


Локк


6


Спиноза


7


Декарт


8


Аристотель


9


Декарт


10


Спиноза


11


Локк


12


Аристотель



146


© ПатологиЯ
-

сайт о познании феномена личности


ЗАДАНИЕ 5


1


абулия


2


акцентуация


3


амбивалентность


4


амнезия


5


ассоциация


6


каузуальная атрибуция


7


афазия


8


бред


9


вытеснение


10


гомеостаз


11


депрессия


12


децентрация


13


диспозиция


14


доминанта


15


психологическая защита


16


идентификация


17


идеомоторный акт


18


интерференция


19


категоризация


20


конформность


21


либидо


22


проекция


23


психогения


24


редукци
онизм


25


реминисценция


26


ригидность


27


стресс


28


сублимация


29


толерантность


30


фобии


31


фрустрация


32


эмпатия


ЗАДАНИЕ 6


1


Фрейд


2


Дильтей


3


Дюркгейм


4


Шпрангер


5


Шпрангер


б


Шпрангер 7


Дюркгейм


8


Шпрангер


9


Дильтей


10


Дюркгейм


11


Фрейд


12


Дильтей


13


Фрейд


ЗАДАНИЕ 7


Скорее всего, испытуемый, затратив
слишком много времени на решение
первых десяти задач, ответы на
последующие задачи давал, не задумываясь
(автоматически). В пользу этого прежде

всего свидетельствует регулярное
чередование знаков >, < , ошибочные
ответы на задачи 16 и 18. Данные можно
интерпретировать как проявление высокой
инертности интеллектуальных процессов,
высокой истощаемости, личностной
ориентированности на представления
о
социальной желательности.


ЗАДАНИЕ 8


Данные можно интерпретировать либо как
нежелание испытуемого проходить
обследование, либо как указание на низкий
уровень интеллекта.


ЗАДАНИЕ 9


Шкала искренности


1,3,6,8,11,12,15,18,19,20


Шкала тревожности


2,4,
5,7,9,10,13,14,16,17


ЗАДАНИЕ 10


Шкала экстраверсии/интроверсии


1,3,6,8,10,12,14


Шкала нейротизма


2,4,5,7,9,11,13,15


ЗАДАНИЕ 11


Шкала психотизма


1,2,4,6,8,13,14


Шкала нейротизма


3,5,7,9,10,11,12


ЗАДАНИЕ 12


Шкала ипохондричности


1,4,5,8,10


ЗАДАНИЕ 13


3,5,7


ЗАДАНИЕ 14


Низкие показатели самооценки (сумма
оценок по шкалам 1, 4, 7, ..., 19 равна 24)
свидетельствует о недостаточно высоком
уровне принятия себя, может быть, о
наличии комплекса неполноценности,
неудовлетворенности собой;
положит
ельное значение фактора силы
(шкалы 2, 5, 8, ..., 20) говорит о высоком
уровне самоконтроля, склонности
рассчитывать на собственные силы в
трудных обстоятельствах, возможно, о
постоянной внутренней напряженности;
высокое отрицательное значение фактора
акти
вности (шкалы 3,6,9,...,21) указывает на
интровертированность, замкнутость.


ЗАДАНИЕ 15


Шкала настороженности в межличностных
отношениях



147


© ПатологиЯ
-

сайт о познании феномена личности


1,3,5,7,9,11


Шкала внутриличностной напряженности


2,4,8,10,12


ЗАДАНИЕ 16


Шкала доминантности


1,2,5,7,8,11


Шкал
а экспрессивности


3,4,6,9,10,12


ЗАДАНИЕ 17


Шкала эмоциональной неустойчивости


1,3,5,7,8,9


Шкала робости


2,4,6,10,11,12


ЗАДАНИЕ 18


Шкала тенденции к социальной
нормативности


1,3,5,7,11


Шкала ригидности


2,4,8,9,10


Нейтральное: 6


ЗАДАНИЕ 19


Независимость


+)2,3,6;(

)1,5,4


Коммуникабельность


(+)9,10,11;(

)7,8,12


ЗАДАНИЕ 20


Да: 1, 4, 5, 6, 7, 9, 11, 12, 13, 17, 20


Нет: 2, 3, 8, 10, 15, 16, 17, 18, 19


ЗАДАНИЕ 21


Да: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 10, 14


Нет: 9, 11, 12, 13, 15, 16


ЗАДАНИЕ 22


Да: 1


2.1


ЗАДАНИЕ 23


Да: 1, 2, 3, 4, 6, 7, 10, 11, 14, 17, 18, 19, 20


Нет: 5, 8, 4, 12, 13, 15, 16


ЗАДАНИЕ 24


Да: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 14, 16, 17, 18,
19, 20


ЗАДАНИЕ 25


Да: 2, 4, 8, 9, 10, 11, 13, 14, 16, 17, 18, 20


ЗАДАНИЕ 26


Да: 3, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 12, 14, 15, 16, 19, 20,
21

































148


© ПатологиЯ
-

сайт о познании феномена личности

ЛИТЕРАТУРА



1. Ананьев Б.Г. Человек как предмет познания. Л.: ЛГУ, 1968.


2. Василюк Ф.Е. Психология переживаний (анализ преодоления критических ситуаций).
М.: МГУ, 1984.


3. Богданов В.А. Системологическое моделирование личности в социальной психологии.
Л.: ЛГУ, 1987.


4. Веккер Л.М. Психические процессы. Т.1


3. Л.: ЛГУ, 1
974


1981.


5. Гамезо М.В., Домашенко И.А. Атлас по психологии. М.: Просвещение, 1986.


6. Ганзен В.А. Системные описания в психологии. Л.: ЛГУ, 1984.


7. Ионин Л.Г. Понимающая социология. М.: Наука, 1979.


8. Колесов Д.В. Эволюция психики и природа н
аркотизма. М.: Просвещение, 1991.


9. Леонтьев А.Н. Деятельность, сознание, личность. М.: Политиздат, 1975.


10. Мельников В.М., Ямпольский Л.Т. Введение в экспериментальную психологию
личности. М.: Просвещение, 1985.


11. Мерлин B.C. Очерк интегральног
о исследования индивидуальности. М: Педагогика,
1986.


12. Надирашвили Ш.А. Установка и деятельность. Тбилиси, 1987.


13. Общая психодиагностика / Под ред. А.А.Бодалева, В.В.Столина. М.: МГУ, 1987.


14. Орлов Ю.М. Восхождение к индивидуальности. М.: Про
свещение, 1991.


15. Платонов К.К. Система психологии и теория отражения. М.: Наука, 1982.


16. Рубинштейн С.Л. Проблемы общей психологии. 2

е изд. М.: Педагогика, 1976.


17. Рыбалко Е.Ф. Возрастная и дифференциальная психология. Л.: ЛГУ, 1990.


18. Ст
олин В.В. Самосознание личности. М.: МГУ, 1983.


19. Суходольский Г.В. Основы психологической теории деятельности. Л.: ЛГУ, 1988.


20. Экспериментальная психология. Вып. 1


6/Редакторы

составители П.Фресс,
Ж.Пиаже. М.: Прогресс, 1966


1978.


21. Ярошевский М.Г. История психологии. 2

е изд. М.: Мысль, 1976.



























149


© ПатологиЯ
-

сайт о познании феномена личности

ОГЛАВЛЕНИЕ


ПРЕДИСЛОВИЕ


1. ИСТОРИКО

ДИДАКТИЧЕСКОЕ ВВЕДЕНИЕ



1.1. Ретроспектива дисциплинарного образа психологии сознание


1.1.1. Аристотель


1.1.2. Декарт, Спиноза, Локк


1.1.3. Гегель


1.1.4. Вундт


1.1.5. Челпанов


1.1.6. Рубинштейн


1.2. Учебный предмет как компонент культуры


1.3. Психологическое знание: сущность, специфика, типология


2. ПРЕДМЕТНАЯ ОБЛАСТЬ ПСИХОЛОГИИ



2.1. Внешние границ
ы предметной области психологии


2.1.1. Онтологический статус психической реальности


2.1.2. Психофизический аргумент


2.1.3. Психохимический аргумент


2.1.4. Психосоматический аргумент


2.1.5. Психоневрологический аргумент


2.1.6. Психосоциальный аргумент


2.1.7. Психопатологический аргумент


2.2. Внутренняя дифференциация предметной области психологик


2.3. Экспликация предметной области психологик


2.3.1. Концептуальная модель психической реальности


2.3.2. Экстрагирование и интерпретация базисных поняти
й психологии


3. АТРИБУТЫ ПСИХИЧЕСКОГО



3.1. Субстантивированность психического


3.2. Эвидентность психического


3.3. Рефлексивность психического


3.4. Интенциональность психического


3.5. Имманентная субъектность психического


ПРИЛОЖЕНИЕ. ПСИХОЛОГО

ДИДАК
ТИЧЕСКИЙ ПРАКТИКУМ


Задача как форма презентации психологического знания


Задания


Ответы и пояснения


ЛИТЕРАТУРА










150


© ПатологиЯ
-

сайт о познании феномена личности








































ББК88.5 Г49

Гинецинский В.И.


Предмет психологии. Дидактический аспект: Пособие для преподавателей.

М.: Изд. корпорация "Логос", 1994.214 с.


Излагается определенное видение предметной области психологии с позиции,
мотивированной дидактическими соображениями. Приводятся задачи, ориент
ированные
на формирование понятийно

терминологического аппарата психологии. Предназначена
для преподавателей психологии. Будет полезна студентам и аспирантам
психологических факультетов, а также слушателям курсов повышения квалификации.


ISBN 5

85998

374

3



151


© ПатологиЯ
-

сайт о познании феномена личности



Приложенные файлы

  • pdf 14660284
    Размер файла: 2 MB Загрузок: 0

Добавить комментарий