Кюбра Икинджи 410


Все песни вместе словно означают период осмысления, сгорания и возвращения к жизни главным героем. Да и не только им одним, но и каждой личности. А по-отдельности напоминают небольшие отрывки тех уроков, которые человек выносит из всего, что с ним происходит.
Странно, наверное, слушая слова «Видно, край мой особенный...» представить под эту песню что-то, кроме родной страны. С нее здесь все и начинается. Она может быть не идеальной, полуразвалившейся и даже угнетающей, со своими «колдобинами», но все равно остается особенной. Возможно, становится отрадой, а, возможно, превращается в оковы, которые давно пора скинуть. Здесь тот самый «особенный край» стал клеткой для состязаний, в которой каждый должен успеть занять свое место, чтобы сбить с высокой ступеньки другого.
Такое ревностное отношение и попытка занять свое место, за что сражается внутри себя и что наблюдает главный герой, превращает всех в «разбойников». Возможно, собственного счастья. Песню про богатства неожиданно захотелось слушать в малиновом пиджаке и огромной цепи на шеи. Но главное, на мой взгляд, о чем здесь говорится, так это о том, что то самое золото нужно защищать одним разбойникам от других. И речь здесь, скорее, идет не о сценарии «Бандитского Петербурга», а о желании и способности накапливать, дорожить и бороться за свое «богатство». И ведь это история о внутреннем «храме» - единственном ценном, что до конца с нами.
Мы не принадлежим ни к чему в этом мире, и нет иного дома для нас, чем мы сами. На осознание такого уходит много времени, но в конце чувствуешь освобождение. Ею же насквозь для меня пронизана и песня про «Дом мой на двух ногах». Твой внутренний мир – единственное именно твое пространство. Каждое твое падение – лишь пустяк с возможностью его исправить. А единственная твоя защита – ангел-хранитель, играющий среди солнечных лучей. А чтобы не подставить под опасность «свой дом», нужно учиться спасать, что называется свою шкуру. В естественном отборе в живых остается сильнейшая особь и сравнение это вполне уместно для песни про «развороченный рай», ведь человек – то же самое животное. Дикая жизнь в развороченном раю означает выход из зоны комфорта, в которой ожидает лишь затухание и смерть. Здесь наступает словно граница: еще пара шагов и главный герой обречен на ментальный кризис.
До него доходит понимание того, насколько все бывает обманчиво. Тот, кто летит, не обязательно ангел. А тот, кто ангел, не обязательно олицетворяет спасение. Герои умеют разбиваться о реальность, а ты сам в определенный момент жизни будешь готов наплевать на свои богатства и отдашь их с легкой душой. В этом наблюдается отсылка к самому началу – где герою хочется забраться на «лестницу», которая отныне кажется ему горбатой, и где он размышляет об охране «золота» разбойниками. Теперь это приобретает совершенно иной вид и даже теряет значение.
После такого эмоционального периода всегда наступает затишье. И «Ихтиандр» напоминает даже не крик, а робкий и усталый голос души героя. Это то, что вырывается из надломов, оставшихся после ментального кризиса. Чувство того, что мир опостылел, желание вернуться к жизни вновь, но к жизни совершенно другой – без тех, с кем не хочешь делить даже воздух, и так, чтобы больше не чувствовать себя разбитым кораблем, давненько севшим на мель.
Вскоре приходит понимание того, что от себя даже при огромном желании убежать не получится. Собственно, как и от этой жизни, пока ты в ней, тоже. Ну а она действительно порой напоминает театр абсурда – многое из того, что предлгает нам судьба, не поддается объяснению в рамках здравого смысла, а каждого отдельного человека она ставит во главу театрального действия. Думающему и смотрящему на жизнь сквозь ее яркие витрины сложно принять общий порядок (или хаос?) вещей, но деваться, действительно, некуда. Приходится только менять «лица», будучи актером театра абсурда. Не ради лицемерия и не ради того, чтобы обмануть других. Просто ради того, чтобы уберечь себя от жестокости окружающего мира по отношению к самому себе. Зачем жалеть еще кого-то, если можно оградиться и выкинуть из жизни все лишнее?
Зачем делать большее, если Там уже все давно придумано? В «Урим Тумим» речь идет о духовном просветлении и вере в судьбу. Это попытка принятия мысли о том, что весь путь уже заранее проложен Кем-то свыше, поэтому глупо ждать больше того, что дадут, и не имеет смысла знать больше того, что положено. Возможно, попытка пройти дорогу к смирению и терпению. Для чего? Чтобы принять мир таким, какой он есть. Такми, каким его создали Высшие силы. И если Там все начиналось со слова, здесь словом все заканчивается. Для нас, но не для главного героя. Он словно восстал из пепла и, наконец, вернулся для новой осмысленной жизни.

Приложенные файлы

  • docx 14688159
    Размер файла: 18 kB Загрузок: 0

Добавить комментарий