вторичка

Голубым цветом выделены образцы СТАТЕЙ т.е. как вам надо писать!


Введение.
Актуальность темы исследования. В современных условиях России вопросы экономического положения и материального обеспечения студентов, приобрели острый характер. Снижение уровня жизни большей части населения, безработица, развитие форм платного образования, мизерные стипендии заставляют студентов обращаться к поискам дополнительных заработков.
Выпускникам вузов предстоит решать возникающие в обществе проблемы, и от того, каких принципов, норм и ценностей придерживается современная студенческая молодежь во многом зависит либо успех, либо неудача предпринимаемых попыток модернизации общества.
В условиях рыночного реформирования российской экономики, наряду с сокращением численности и доли занятого в экономике трудоспособного населения, быстро увеличивается контингент студентов очной формы обучения, сочетающих обучение с работой в различных сферах деятельности. Сегодня трудовой деятельностью охвачено уже несколько миллионов студентов, еще больше студентов ищут работу. Таким образом, трудовая деятельность студентов приобрела в современном российском обществе массовый характер. В процессе трудовой деятельности у студенческой молодежи формируются новые представления о роли профессии и профессиональных достижений в жизни, целях профессиональной деятельности и о способах их достижения, меняются ценностные ориентиры, критерии социальной дифференциации. Отмена системы распределения выпускников, коммерциализация образования, инфляция - все это превращает выживание современного студента в одну из острейших социальных проблем, и трудовая деятельность выступает одним из элементов защищенности студентов.
В связи с этим резко возрастает актуальность исследования трудовой деятельности студентов. Особый интерес представляет исследование влияния вторичной занятости студентов на их ценностные ориентации, социально-
профессиональную адаптацию, социализацию и интеграцию в социальную структуру общества.
Степень научной разработанности проблемы. В современной социологической литературе в той или иной степени освещены отдельные аспекты данной проблемы. Публикации по этой теме можно подразделить: во-первых, на работы, в которых представлены исследования молодежи в целом и ее отдельных социальных групп (в том числе студенчества); во-вторых, на работы, которые в той или иной степени посвящены исследованию проблем социализации, ценностной ориентации, мотивации, адаптации молодежи и студенчества.
В социологической литературе глубоко и всесторонне разработаны проблемы, связанные с определением социальной природы молодежи, составной частью которой является студенческая молодежь. Анализ работ зарубежных социологов - Т. Парсонса, Н. Смелзера, М. Мид, а так же отечественных -В.Т. Лисовского, И.С. Кона, Ю.Е. Волкова, В.Н. Шубкина, Г.И.Осадчей, С.Н.Иконниковой и др., значительно облегчает задачу определения социальной сущности контингента студенческой молодежи, охваченной вторичной занятостью, ее относительного социального единства и внутренней социальной неоднородности.
Личность студента и жизнедеятельность студенческой молодежи всесторонне проанализированы в работах В.И. Добрыниной, С.Н. Иконниковой, А.И.Ковалевой, Д.В. Константиновского, Т.Н.Кухтевич, В.А.Лукова, В.Я.Нечаева, Л.Я.Рубиной, СВ.Туманова и др.
В отечественной социологии достаточно широко представлен также анализ исследования проблем образования и образовательных интересов студенчества, разработок общих проблем социологии образования, взаимодействия образования и общества. Этот аспект рассмотрен в работах С.Н.Иконниковой, ВТ.. Лисовского, В.Г.Харчевой, В.И.Чупрова, В.Н.Шубкина.
Теоретическая разработка проблем социализации личности стала осуществляться вначале в западной социологии. Значительный вклад в развитие теории социализации внесли Э.Дюркгейм, М.Вебер, Т. Парсонс, Р.Мертон, П.Сорокин и др. Их работы способствовали утверждению представления о социализации как процессе, в ходе которого формируются наиболее общие, распространенные, устойчивые черты личности. В российской социологии разработкой проблем социализации личности активно занимались такие отечественные социологи, как Г.М.Андреева, И.С.Кон, А.И.Кравченко Ж.Т. Тощенко, В.А.Ядов.
Для понимания конкретных социальных механизмов социально-профессиональной адаптации студенческой молодежи, ее интеграции в социальную организацию общества основополагающую роль играют труды по общей и экономической социологии и различные концепции экономического поведения, разработанные В.И. Верховиным, З.Т.Голенковой, Т.В.Заславской, Н.М.Римашевской, Л.Л.Рыбаковским.
Ряд плодотворных идей, раскрывающих закономерности формирования ценностных ориентации и способствующих пониманию их сущности, содержат труды А.Г.Здравомыслова, Н.И.Лапина, В.Н.Шубкина, В.А.Ядова.
В связи с распространением вторичной занятости в последние годы появилось ряд работ, посвященных анализу проблем трудовой деятельности студентов на рынке труда. На высокую степень распространения занятости среди современного студенчества указывают Ф.Э. Шереги и В.Г. Харчева. Проблемам вторичной занятости посвящена работа "Российский студент сегодня: учеба плюс работа" (Д.Л.Константиновский, Г.А.Чередниченко, Е.Д.Вознесенская) и др.
Однако влияние вторичной занятости студенческой молодежи на процесс социализации и адаптации до сих пор не было предметом исследования. Наиболее изучена та часть проблемы, которая связана с выбором профессии, однако проблемы, связанные с вхождением в профессию, динамика изменения ценностного отношения к ней в период профессионального обучения будущих специалистов в вузе практически еще не освещены в отечественной литературе.
Объектом исследования в диссертации выступают студенты вузов очной формы обучения г.Пензы.
Предметом исследования является трудовая деятельность студенческой молодежи и ее влияние на социализацию будущего специалиста.
Цель и задачи исследования.
Цель диссертационного исследования - выявить влияние вторичной занятости студенческой молодежи в современном российском обществе на социализацию, мотивацию, адаптацию и будущее трудоустройство студентов. В соответствии с данной целью в работе были поставлены следующие задачи:
- раскрыть причины вторичной занятости студенчества в современном российском обществе;
- определить характерные черты личности работающего студента, а также выявить особенности социализации студенчества в современном российском обществе;
- установить факторы, влияющие на формирование ценностных ориентации студентов;
- выявить основные мотивы трудовой деятельности студентов;
- определить влияние трудовой деятельности студентов на социальную и профессиональную адаптацию и на возможность успешного трудоустройства после окончания вуза;
- обосновать концептуальные основы оптимизации трудовой деятельности студентов.
Для сбора и анализа эмпирических данных использованы следующие методы: анкетный опрос, глубинное интервью, фокус-группы, анализ статистических данных, вторичный анализ результатов социологических исследований.
Научная новизна исследования:
- выявлены причины увеличения вторичной занятости студентов в современном российском обществе (снижение уровня жизни большей части населения, безработица, развитие форм платного образования, мизерные стипендии);
- определены характерные черты личности работающих студентов (высокий уровень интеллектуального развития, энергичность, инновационное мышление, мобильность, высокие способности к обучению);
- определена система основных ценностей работающих студентов, центральное место в которой занимают образование, труд, профессионализм;
- выявлена иерархия мотивационных приоритетов, побуждающих студентов работать: материальная заинтересованность, возможность будущего трудоустройства, приобретение практических навыков, необходимых в будущей работе;
- доказано, что трудовая деятельность во время обучения оказывает существенное влияние на профессиональную социализацию студентов, а так же на социально-профессиональную адаптацию (формирует профессиональные навыки и новый социальный тип работника, более адаптированного к современным условиям развития рыночных отношений, облегчает трудоустройство после окончания вуза);
- обоснованы пути оптимизации трудовой деятельности студентов (объединение усилий государственных, городских служб и законодателей, администрации вузов и работодателей; разработка и реализация системной программы оптимизации трудовой деятельности студентов; создание рынка рабочих мест студентов в рамках региона; активное участие вузов и администрации города и области в трудоустройстве студентов и выпускников).
Научно-практическая значимость исследования заключается в том, что материалы диссертации и теоретические выводы могут быть использованы при разработке курсов и спецкурсов по общей социологии, социологии молодежи, экономической социологии.
Теоретические и практические результаты и выводы работы могут быть использованы при разработке региональных программ оптимизации трудовой деятельности студентов для обоснования необходимости создания рьшка труда
студентов, что будет способствовать более эффективному решению актуальных проблем студенческой молодежи.
Апробация работы. Основные положения и выводы, изложенные в диссертационном исследовании, нашли отражение в семи публикациях автора, а также в выступлениях на международных и всероссийских научно-практических конференциях (Пенза, 2001 - 2003 гг., Тамбов, 2003 г), посвященных социально-экономическим вопросам развития современного общества.
Диссертация обсуждена на кафедре "Социология и управление персоналом" Пензенского государственного университета и рекомендована к защите.
Структура диссертации включает: введение, две главы, заключение, список использованной литературы.
10
ГЛАВА 1. ТЕОРЕТИКО - МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ АНАЛИЗА ПРОБЛЕМ СТУДЕНЧЕСКОЙ МОЛОДЕЖИ.
1.1. Студенчество как самостоятельная социально-демографическая группа.
Социологический подход к исследованию молодежи предполагает понимание ее как большой социально-демографической группы, особенности которой определяются ролью и местом молодого поколения в системе воспроизводства и развития общества. С этим связаны социально-психологические особенности молодежи, ее социально-политическая неоднородность в современном обществе, специфика ее социального положения.
Студенчество рассматривается как специфическая часть более широкой социально-демографической группы - молодежи. Следовательно, особенности положения молодежи в стране обуславливают и условия развития студенчества.
Студенческая молодежь занимает особое место среди трудоактивных групп, поскольку именно эта группа обеспечивает воспроизводство и формирование высококвалифицированных специалистов в наукоемких отраслях и различных отраслях промышленности и сферах управления, то есть тех, в чьих руках находятся реальные рычаги управления и от кого в конечном итоге зависит успех преобразований в современном российском обществе.
К сожалению государство, в настоящее время, не находит применение высокому образовательному потенциалу молодых
11
людей, не обеспечивает нормальные возможности им самим зарабатывать на достойную жизнь и тем самым поставило большинство из них на грань бедности, что ведет к дезинтеграции всего общества. Между тем, успешная трансформация экономических и социальных преобразований в российском обществе зависит не только от собственно экономических факторов, но и в значительной степени от того, насколько органично войдут в новые отношения трудоактивные группы населения.
Молодежь составляет четверть населения нашей страны и более трети трудоспособного населения. По данным статистики в 2002 году число молодых граждан, в возрасте 14-29 лет составило 36 миллионов человек. Составляя 25% всего и 41% трудоспособного населения, молодые люди до 29 лет составляют 51% от всех официально учтенных статистикой безработных [154, С.92-102].
На наш взгляд, сегодняшнюю молодежь можно рассматривать в двух срезах:
Первая группа (нынешние 25-30 летние) формировалась в советское время и в первые годы перестройки, с участием традиционных для тех лет институтов социализации - пионерской организацией, комсомолом и т.д. Формирование молодежи базировалось на принципах советского общества: социалистическая система ценностей, правил общежития, определенности будущего, гарантий на труд, учебу, и в определенном смысле продвижения по иерархической лестнице. В то же время практически отсутствовало право на выбор мировоззрения и свободу мысли.
Формирование и становление второй группы молодежи (приблизительно до 25 лет) совпало с ходом перестройки и дальнейших рыночных преобразований. Данный этап в истории нашей страны характеризуется закономерной в переходный период общей нестабильностью, противоречивыми общественно-политическими и экономическими условиями.
Выделенные группы молодежи, различающиеся по условиям становления и формирования, в настоящее время, оказались в одинаковых, общественных условиях и это способствует тому, что в молодежной среде идут интенсивные процессы дифференциации. В связи с этим возрастает актуальность исследования особенностей различных групп молодежи.
Появление молодежи, как отдельной социальной группы, связывается с разделением учебы и труда. Подготовка к трудовой жизни институционально обособляется в системе образования. Предшествующий включению молодых людей в общественную жизнь этап становится социально значимым, а институт образования объединяет молодежь в относительно самостоятельную общественную группу. Удлинение периода подготовки молодежи к общественной жизни приводит к исследованию ее связей с обществом как особой проблемы.
Таким образом, молодежь как социальная группа возникает в результате изменения взаимоотношений системы общественного производства и образования. Именно этот ключевой фактор возникновения молодежи как самостоятельной социальной группы и определяет ее основные проблемы и противоречия. В социологической науке первыми их стали рассматривать представители зарубежной науки.
В зарубежной социологии молодежи выделяется несколько методологических подходов к изучению этой социальной группы. Основными из них являются - функциональный подход (Т. Парсонс, Р.Мертон) и «теория конфликтов» (Ч.Р.Миллс, М. Мид).
В работах Т. Парсонса, основоположника структурного функционализма, исследовались проблемы межпоколенных отношений: поэтому молодежь рассматривалась не столько как объект социального обновления, сколько как объект социализации, а проявления недовольства и различного рода социального протеста с её стороны, определялись как формы девиантного, отклоняющегося от установленной нормы поведения [139, с.35-65].
В любом обществе для достижения статуса взрослого дети проходят период социализации, включающий усвоение моральных норм общества, правил поведения, приобретения знаний и навыков, необходимых для выполнения ролей взрослых. В традиционных обществах переход к статусу взрослого является динамичным и быстрым. Необходимые знания и навыки приобретаются естественно, как один из моментов взросления, а сам переход во взрослое состояние часто носит ритуальный характер. Для этой стадии общества характерна разновозрастная «гетерогенная» группировка и молодежь как особая, общественная группа не существует [182].
В современных индустриальных обществах структура общества усложняется, и для его функционирования нужны новые специализированные институты. Семейных связей уже недостаточно для достижения статуса взрослого, и в этих условиях возникают однородные «гомогенные» возрастные группы. Время перехода от статуса ребенка к статусу взрослого значительно удлиняется, и молодежь, обособляясь, занимает особую структурную позицию. При определенных условиях это может стать основой оппозиционного отношения молодежи к ценностям и нормам общества [60, с. 17-20].
Вторым крупнейшим методологическим направлением в рассмотрении проблем молодежи является конфликтный подход.
В работе Маргарет Мид «Культура и сопричастность» представлен культурологический вариант теории конфликта поколений. Межпоколенные отношения рассматриваются в связи с типом семейной организации и темпами общественного развития. В истории человечества М.Мид выделяет три типа культур: постфигуративные, в которых дети учатся главным образом у своих предков; кофигуративные, в которых и дети, и взрослые учатся прежде всего у равных, сверстников, и префигуративные, в которых взрослые учатся также у своих детей [182].
Первый тип характерен для традиционных, патриархальных обществ, базирующихся на большой семье. Они отличаются устойчивостью и неизменяемостью образа жизни, сознания и поведения. Общество ориентируется на опыт старейшего поколения, новшества невозможны, а возрастные взаимоотношения жестко регламентированы. Поэтому конфликтов между поколениями на стадии постфигуративной культуры просто нет.
Но по мере ускорения темпов социального развития такая стабильность и налаженность передачи опыта исчезает. Опора на опыт старших поколений оказывается недостаточной, более важной становится ориентация на опыт современного поколения. Влияние сверстников оказывается сильнее влияния родителей, что приводит к появлению особой молодежной культуры и институциональных юношеских групп. На стадии кофигуративной культуры уже возникают разного рода межпоколенные конфликты.
В современном обществе темпы развития ускорились настолько, что опыт старших поколений может даже мешать оценке новых, до этого не возникавших обстоятельств. Префигуративная культура ориентирована преимущественно на будущее, взрослые учатся у своих детей.
Таким образом, Маргарет Мид обосновывает зависимость динамики межпоколенных отношений от темпов научно-технического и социального развития. Социальную роль молодежи, как особой социальной группы она видит в подготовке почвы, на которой может возникнуть будущее общество.
В отличие от западной социологии, в советское время молодежь долго не рассматривалась как самостоятельная социально-демографическая группа, поскольку, по мнению известного российского социолога В.Т. Лисовского, выделение таковой противоречило бы официальной идеологической доктрине о социально-политическом единстве общества и его классовой структуре. [182, с. 113]. Одно дело говорить о молодежи, как о составной части рабочего класса, колхозного крестьянства, советской интеллигенции, другое - признавать ее социальные особенности как некоей целостности. В этом усматривалось противопоставление молодежи другим социальным группам.
Полемика между учеными по поводу критериев выделения молодежи в самостоятельную социальную группу, а также ее возрастных границ имеют давнюю историю. Существует множество различных подходов к предмету изучения - с позиций социологии, психологии, физиологии, демографии и т.д.
16
Одно из первых определений понятия «молодежь» было дано в 1968 г. В. Т. Лисовским: «Молодежь - поколение людей, проходящих стадию социализации, усваивающих, а в более зрелом возрасте уже усвоивших, образовательные, профессиональные, культурные и другие социальные функции: в зависимости от конкретных, исторических условий возрастные критерии молодежи могут колебаться от 16 до 30 лет» [182, с.32].
Что касается поколения, то в социологическом плане
поколение определяется спецификой экономических и культурных условий, соответствующих определенному историческому периоду, на основе которых происходит процесс его становления как сходной по мышлению и деятельности социальной общности.
С.И.Иконникова и В.Т.Лисовский, рассматривая молодежь как поколение, считают, что существенным признаком поколения является не только возраст, но и единство убеждений, целей, общность переживания и отношения к жизни. С возрастом поколение не утрачивает социальных черт, воспитанных эпохой. «Общность убеждений, интересов, ценностей, стремлений, симпатий - важный показатель позиции молодежи в обществе» [73].
Практически во всех теориях молодое поколение рассматривается как движущая сила инновационных изменений. Инновационный потенциал основывается на критически переосмысленном и переработанном молодым поколением историческом опыте, который в результате освобождается от устаревших стереотипов мышления и образцов поведения. Конфликт между старшим и младшим поколением способствует социальному продвижению в сторону прогресса.
17
Позднее более полное определение молодежи было дано И. С. Коном, который подчеркивал социальные аспекты этой группы: «Молодежь - социально-демографическая группа, выделяемая на основе совокупности возрастных характеристик, особенностей социального положения и обусловленных тем и другим социально-психологических свойств. Молодость как определенная фаза, этап жизненного цикла биологически универсальна, но ее конкретные возрастные рамки, связанный с ней социальный статус и социально-психологические особенности имеют социально-историческую природу и зависят от общественного строя, культуры и свойственных данному обществу закономерностей социализации» [87, с.478].
Молодежь становится наиболее широко изучаемой группой, начиная с конца 80-хг.г.. Более трети всех социологических исследований, проводимых в стране, так или иначе были связаны с молодежной проблематикой, однако в последние годы, в связи с резкими переменами в обществе, все острее ощущается потребность в фундаментальном анализе проблем молодежи, с позиций целостного подхода к изучению всего многообразия общественных связей молодого поколения.
От того, каковы позиции молодого поколения, каков его облик, зависит социальное развитие общества в целом. Социально-демографическая группа молодежи в кризисных условиях больше всего подвержена крушению идеалов, обострению нигилизма, апатии т.к. ее система ценностей подвижна, мировоззрение не устоявшееся, что приводит к потере нравственных и духовных ориентиров.














ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ
Актуальность темы исследования. Молодость - это особый этап в
жизни каждого человека. Стартовые позиции, достигнутые в самом начале
жизненного пути, являются предпосылкой для дальнейшей самореализации
молодых людей. Долгое время советская молодежь находилась в уникальном
положении, когда общество гарантировало постоянность социальной жизни и обязательное исполнение поставленных жизненных целей в том случае, если они соответствуют заданным обществом программам. Этому способствовали: экстенсивное развитие экономики, постоянная потребность рынка труда в рабочей силе, возможность получения образования выходцами из различных социальных слоев общества, система распределения выпускников высших учебных заведений и многое другое.
90-е гг. ХХ в. внесли существенные коррективы в процесс жизненного
проектирования молодежи. Смена государственной идеологии привела к
серьезной трансформации общества. Рыночная экономика, пришедшая взамен советской командно-административной системе, кардинально изменила социально-статусную иерархию, которая долгое время строилась по принципам классовой принадлежности и близости к государственно-партийной элите, повысив роль профессии и образования.
Благодаря развитию системы негосударственного и внебюджетного профессионального образования у молодых людей расширились возможности выбора вида, формы его получения. Как свидетельствует статистика, в настоящее время 80% выпускников школ получают будущую профессию в стенах высшей школы. При этом для значительной части студентов процесс обучения стоит немалых денег, что зачастую вынуждает их прибегать к поиску дополнительной работы.
Расширение свобод выбора в образовательной сфере и увеличение контингента обучающихся в вузах наталкивается на реалии свободного рынка труда, где количество свободных рабочих мест для специалистов с высшим профессиональным образованием ограничено, а требования к претендентам достаточно высоки. Большинство фирм и учреждений предпочитают получать «готовых» специалистов с опытом работы если не по специальности, то в близкой области или с навыками профессиональной деятельности, свидетельствующими о способности человека быстро осваивать новые знания и профессиональные требования.
Новые реалии требуют научного осмысления и специального исследования в силу нестандартности самого пути перехода России к обществу рыночного типа и определяемой этим специфики социальных процессов.
Успешность разрешения данного объективного противоречия между расширением возможностей удовлетворения профессионально-образовательных потребностей молодежи и сокращением вероятности трудоустройства в соответствии с полученным дипломом, по нашему мнению, в значительной степени определяется жизненной стратегией индивида.
Здесь мы сталкиваемся с другой научной проблемой, требующей дополнительного исследования. Понятие «жизненная стратегия» в рамках его
изучения связано с анализом длительного периода, который обычно принято
называть жизненным путем. Для характеристики базовых оснований, предпосылок, определяющих выбор жизненного пути, в лексиконе исследователей встречаются различные по степени, широте и направленности понятия: жизненная программа, жизненный план, жизненная перспектива, стратегия жизни, жизненные ориентации, биографическое проектирование и жизненные стратегии.
Научная точность и определенность в выборе оснований для изучения феномена жизненного пути, позволит решить проблему критериев оценки его
успешности. Особенно важно это для тех групп населения, которые вступают в трудовую жизнь, определяют свои профессиональные ориентации. К таким
группам безусловно относится студенческая молодежь, поскольку на этапе студенческой жизни закладываются основы будущей жизненной успешности и рыночной конкурентоспособности, что определяется не только выбором профессиональной специализации и успешной учебы, но и способами формирования профессиональных и личностных качеств, необходимых для будущей карьеры.
Итак, трансформация системы образования привела к инфляции высшего образования, девальвации ряда дипломов на рынке труда, росту безработицы среди молодых дипломированных специалистов.
Высокий уровень образования сам по себе уже не является предпосылкой для успешной самореализации молодых людей. В условиях повышенной конкуренции, существующей в современном российском обществе, наибольшего успеха добивается тот выпускник, который уже имеет опыт профессиональной деятельности. Поэтому студенты изменяют модель достижения жизненных перспектив путем сокращения усилий, затрачиваемых на учебу и получение диплома, перестающего гарантировать доступ к социально привилегированным позициям, в пользу получения профессионального опыта в сфере вторичной занятости. Данные факты свидетельствуют о том, что произошли существенные изменения в представлениях молодежи о путях достижения успеха в жизни и факторах, его определяющих.
Все это позволяет говорить об актуальности изучения условий и факторов выбора жизненных стратегий студенческой молодежью, которые выступают основной исследовательской проблемой данной работы.
Степень научной разработанности проблемы. Отдельные направления изучения жизненного мира, жизненного пути разрабатывались как западными учеными (П. Бергер, Э. Берн, Э.Гофман, Т. Лукман, В. Франкл,
Э. Фромм и т.д.), так и отечественными социологами и психологами (К.А. Абульханова-Славская, Е.С.Балабанова, Е.С. Баразгова, Е.И. Головаха, Е.Н. Данилова, Г.Е. Зборовский, Г.А.Иванченко, Д.Л. Константиновский, А.А. Кроник, Л.Н. Коган, В.С. Магун, Н.Ф.Наумова, Ю.М. и Т.Е. Резники, Л.Я. Рубина, М.Н. Руткевич, Л.В. Сохань, М.Х.Титма, Ф.Н. Филипов, Г.А. Чередниченко, В.Н. Шубкин, В.А. Ядов,и многие другие).

Данные авторы сформировали несколько подходов и предложили для описания процесса жизненного проектирования разные понятия.
В 60-е гг. ХХ в. проблематикой жизненных планов занимались
следующие социологические школы: уральская (Л.Я. Рубина, М.Н. Руткевич,
Ф.Н. Филиппов), ленинградская (В.Т. Лисовский, В.А. Ядов), прибалтийская
(М.Х. Титма), новосибирская (Д.Л. Константиновский, Г.А. Чередниченко, В.Н. Шубкин).
В 70-80 гг. ХХ в. приоритет в описании жизненного проектирования сместился с понятия жизненные планы на другие подходы. Л.В. Сохань предложил для описания жизненного пути молодежи использовать понятие жизненная программа. Жизненная перспектива как интегральное описание
будущего рассматривалась Е.И. Головахой.
М.Х. Титма, который долгое время занимался проблематикой жизненных ориентаций, однако, в последние годы отошел от этого понятия в
пользу жизненных стратегий, как наиболее адекватно описывающих современные тенденции.
В разработке концепции жизненных стратегий, на наш взгляд, можно выделить следующие направления. Наиболее масштабные работы, посвященные жизненным стратегиям, принадлежат Ю.М. Резник и Т.Е. Резник. Заслуга авторов в том, что они предложили комплексный подход, направленный на всестороннее изучение жизненных стратегий, который сочетает в себе антропологический, институциональный и позиционный анализ.
Н.Ф. Наумова, Е.Н. Данилова, Е.С. Балабанова рассматривают жизненные стратегии как результат экономической адаптации и идентификации.
Жизненная стратегия как результат трансформации притязаний личности нашла свое отражение в работах В.С. Магуна и его соавторов.
Студенчество как социальная группа, проблемы его профессиональных ориентаций, трудоустройства и вторичной занятости как научные проблемы также нашли отражение в трудах отечественных исследователей, таких как Е.С. Баразгова, В.А. Житенев, Е.Н. Заборова, Г.Е. Зборовский, Г..Б. Кораблева, Н.Б. Костина, В.Т. Лисовский, А.В. Меренков, Т. Петрова, В.Г. Попов, Л.Я. Рубина, Б.А. Ручкин, Ф.Э. Шереги, И.В. Шапко и др.
Значительный вклад в разработку различных аспектов вторичной занятости студентов был сделан Г.Балян, Ю.Р. Вишневским, Е.В. Вознесенской, В.И. Герчиковым, Ю. Комениковым, Д.Л. Константиновским, Т.В. Лисовским, П.Ф. Лисс, А.В. Меренковым, Л.Я. Рубиной, И.В. Холодняк, Г.А. Чередниченко, Р. Черновым, В.Т. Шапко, Е.В.Щепкиной и др.
Признавая значение и роль указанных исследователей и их трудов в разработке проблем жизненного проектирования молодежи, в анализе студенчества как социальной группы, проблем его ценностных и профессиональных ориентаций, трудоустройства, следует отметить, что в отечественной социологии еще недостаточно исследованы особенности формирования жизненных стратегий студенческой молодежью, проблемы влияния вторичной занятости на выбор жизненного пути, отсутствуют комплексные методики социологического измерения успешности проектирования молодежи и требуются дальнейшие исследования этих вопросов.

Объектом диссертационного исследования выступают жизненные стратегии молодежи, под которыми мы понимаем выбор способа жизненного
самоопределения и самореализации.
Предметом диссертационного исследования является вторичная занятость студенческой молодежи как фактор формирования жизненных стратегий.
Цель диссертационного исследования состоит в изучении вторичной занятости студенческой молодежи как фактора формирования жизненных стратегий.
Реализация цели предопределила решение следующих задач исследования:
1.Раскрыть содержание и специфику понятия жизненные стратегии в системе понятийного аппарата социологии.
2.Построить типологию жизненных стратегий современного российского студенчества.
3.Рассмотреть систему факторов формирования жизненных стратегий студенчества и место вторичной занятости в ней.
4.Показать особенности вторичной занятости студенческой молодежи в современных российских условиях.
5.Разработать методику эмпирического исследования жизненных стратегий студенческой молодежи.
6.Выявить эмпирические типы жизненных стратегий студенческой молодежи.
7.Раскрыть специфику процесса выбора стратегий у работающих и у неработающих студентов.








Секция 12. Образование и рынок труда
Студент вуза на рынке труда: типология вторичной занятости (на примере г.Мурманска) 1
Цылев В.Р., Мурманский государственный педагогический университет, Мурманск
Исследователи, изучающие вторичную занятость студентов, отмечают, что дан-ный феномен с начала 90-х годов получает все боле широкое распространение. По данным исследований на рубеже веков около половины студентов дневной формы обучения были заняты на относительно регулярной оплачиваемой работе [1]. В целом в статьях в боль-шей степени подчеркиваются позитивные стороны вторичной занятости. Отмечается то, что работа позволяет получить студенту необходимый социальный опыт осуществления контактов с работодателем и опыт работы, что помогает ему при трудоустройстве после получения дипломов. Часть студентов во время подработки подготавливают себе полно-ценное рабочее место, на которое приходят после окончания вуза. Вторичная занятость позволяет решить и материальные проблемы студентов. В отношении влияния вторичной занятости на учебу, отмечается, что работа студентов сопровождается прежде всего ухуд-шением посещаемости занятий и обычно ведет к небольшому снижению успеваемости. В целом же портрет работающего студента выглядит вполне привлекательным: «работаю-щий студент новый социальный тип, обладающий высокой трудовой мотивацией, вполне адаптированный к современным условиям развития рыночной экономики, актив-ный субъект трансформации нашего общества» [2].
В то же время нельзя не замечать, что вторичная занятость входит в серьезное противоречие с учебным процессом. В некоторых студенческих группах, особенно актив-но подрабатывающих, занятия проходят при полупустых аудиториях. И если такая тен-денция будет продолжаться, то очное обучение мало чем будет отличаться от вечернего или даже заочного (для тех случаев, когда студенты появляются только при сдаче зачетов и экзаменов). Следует также отметить негативное влияние феномена вторичной занятости на неработающих студентов. Когда они видят, что их работающие сокурсники успешно сдают сессию, не посещая занятий, то у них тоже снижается мотивация к регулярному по-сещению. Поэтому изучение феномена вторичной занятости представляет интерес с пози-ции тех проблем, которые связаны с ее совмещением с учебным процессом в вузе. Следу-ет рассматривать вторичную занятость не как целостный феномен, а разделить ее на типы, чтобы поддерживать только те из них, которые наиболее эффективно способствуют по
1 Исследование выполнено при финансовой поддержке РГНФ в рамках научно-исследовательского проекта № 09-03-43301а/С.
вышению социальной адаптации студентов и в то же время не наносят существенного вреда учебному процессу.
Для решения этой задачи было проведено исследование вторичной занятости сту-дентов города Мурманска весной 2009 г. В ходе исследования были опрошены студенты 5-х курсов пяти вузов, т.к. пятикурсники имеют наибольший опыт вторичной занятости. В анкете было обращение к опыту работы студентов на протяжении их учебы на всех пяти курсах, что позволило проследить динамику структуры вторичной занятости в процессе обучения. Всего в выборку попало 595 студентов, из них 353 из государственных вузов и 242 – из коммерческих. Выборка являлась доступной: опрашивались студенты тех вузов, администрация которых дала согласие на проведение анкетирования. Студенческие груп-пы, к которым был получен доступ, опрашивались полностью, всего было опрошено 29 групп студентов различных специальностей.
В результате кластерного анализа было выделено 5 групп студентов по различию в интенсивности вторичной занятости. Первая группа - практическое отсутствие занятости на всех курсах (или незначительная эпизодическая работа) – 44,3 % опрошенных студен-тов. Вторая группа - эпизодическая частичная занятость на всех курсах с увеличением ин-тенсивности к третьему и снижением на четвертом и пятом – 6,7 %. Третья группа - заня-тость в основном на 4 и 5 курсах с повышением интенсивности от частичной до полной – 17,1 %. Четвертая группа - стабильная частичная занятость на всех курсах с постепенным повышением интенсивности от первого до конца обучения – 21,3 %. И пятая группа - вы-сокий уровень занятости на всех курсах (от частичной на первом до полной на следую-щих) – 10,6 % студентов. Под частичной занятостью понимается работа с редким пропус-ком занятий, при полной занятости – частые пропуски. Распределения студентов государ-ственных и коммерческих вузов по группам статистически не различаются.
Студенты выделенных групп статистически различаются по уровню квалифика-ции выполняемой работы, по ее близости к получаемой специальности, по степени опре-деленности с работой после окончания вуза и по намерению продолжать работать на том же месте, по желанию работать по специальности, по преобладающим статьям расхода зарабатываемых денег, по оценке возможности успешно сочетать работу с учебой. Наибо-лее успешно сочетали учебу с работой (без заметного ущерба для учебы и с пользой для дальнейшего трудоустройства) студенты третьей выделенной группы. Среди студентов четвертой и пятой групп (с наибольшей интенсивностью вторичной занятости) есть моло-дые люди, успешно приобретающие опыт работы и устраивающие себя для дальнейшей жизни, но также имеется часть молодежи, работающая по рабочим специальностям (до
1 Исследование выполнено при финансовой поддержке РГНФ в рамках научно-исследовательского проекта № 09-03-43301а/С
2 Герчиков В.И. Феномен работающего студента // Социологические исследования. 1999. №8.. С. 87.
3 Константиновский Д.Л, Вознесенская Е.Д., Чередниченко Г.А.. Кончить курс и место достать: исследова-ние вторичной занятости студентов // Социологический журнал, 2001, №3. С. 116-118.
35 %) и ориентированная на зарабатывание денег для обеспечения своего досуга (около 25%).
СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ
1. Герчиков В.И. Феномен работающего студента // Социологические исследования. 1999. №8.. С. 87.
2. Константиновский Д.Л, Вознесенская Е.Д., Чередниченко Г.А.. Кончить курс и место достать: исследование вторичной занятости студентов // Социологический журнал, 2001, №3. С. 116-118







О. С. Мосиенко
Этимологический анализ вторичной занятости студентов



· О. С. Мосиенко
Этимологический анализ вторичной занятости студентов
В узком смысле понятие «вторичная занятость» используется для неработающих слоев населения (например, студенты, пенсионеры), в качестве характеристики их неосновного занятия. В широком смысле под понятием «вторичная занятость» понимают деятельность граждан, связанную с дополнительной работой помимо основного места работы. Выступает в различных формах: совместительство, по контракту, случайная, разовая работа и т. д. Не считается таковыми командировки, временные перемещения, а также работа на приусадебном, садовом участке, ремонт жилища, производство одежды, обуви и других предметов для собственных нужд.
Существуют две теоретические концепции вторичной занятости:
1. Статистическая: согласно данной концепции к «дополнительной» относится работа, выполняемая помимо и параллельно с основной. Термин «вторичная занятость» интерпретируется аналогичным образом. Согласно этому пониманию заработки неработающих категорий населения не могут быть отнесены к вторичным или дополнительным.
2. Социологическая: при такой трактовке под дополнительной работой подразумевается «вторичная занятость работающего населения и занятость категорий населения, которые определяют свое основное занятие как «пенсионер, безработный, учащийся, занятый в домашнем хозяйстве» [1, с.62].
В сферу вторичной занятости вовлечены миллионы работающих людей. Это заставляет анализировать данный социально-экономический феномен с позиции более полного и всестороннего его научного изучения. В этом смысле вторичную занятость можно рассматривать как социальную проблему, т.к. включение в нее широких слоев населения существенном образом влияет на разнообразные социальные процессы и явления.
Сегодняшний рынок вторичной занятости молодежи не влияет на формирование трудовых ресурсов, отвечающих многочисленным требованиям рынка. Мало того, опыт подработок не способствует формированию в группе подростков высоких карьерных притязаний. Вероятно, при формировании молодежной политики следует сосредоточить внимание на трудоустройстве более старших возрастных групп и увеличить число реальных открытых вакансий, способствующих формированию профессиональных и коммуникативных навыков молодых специалистов.
В целом в работах по проблемам вторичной занятости студентов [1,2, 3 и т.д.] подчеркиваются позитивные стороны этого процесса. Работа позволяет получить студенту необходимый социальный опыт осуществления контактов с работодателем и опыт работы, что помогает ему при трудоустройстве после окончания вуза. Часть студентов во время подработок подготавливают себе перспективное рабочее место. Вторичная занятость позволяет решить и материальные проблемы студентов.
Но также явно просматривается и отрицательное воздействие вторичной занятости. В отношении влияния на учебу, отмечается, что работа студентов сопровождается ухудшением посещаемости занятий и обычно ведет к снижению успеваемости.
В целом же портрет работающего студента выглядит вполне привлекательным: «работающий студент – новый социальный тип, обладающий высокой трудовой мотивацией, вполне адаптированный к современным условиям развития рыночной экономики, активный субъект трансформации нашего общества» [2, с. 116].
Литература
1. Звоновский В., Белоусова Р. Молодежь на рынке вторичной занятости // Вестник общественного мнения. 2006. № 2 (82).
2. Вознесенская Е.Д., Константиновский Д.Л., Чередниченко Г.А. «Кончить курс и место достать»: исследование вторичной занятости студентов // Социологический журнал, 2001, №3.



Студент и работа тема для России не новая. Она занимала видное место в художественной литературе прошлого: полунищий, полуголодный, вечно ищущий место гувернера или репетитора, перебивающийся с воды на хлеб таким предстает перед нами типичный студент второй половины XIX века. Студент Петербургского университета Раскольников, иногородний, "из дворян", приехавший из маленького городка Р-й губернии, "был до того худо одет, что иной, даже и привычный человек, посовестился бы днем выходить в таких лохмотьях на улицу" [1, с. 239]. Студенческую жизнь Раскольникова обеспечивали денежные переводы от матери (мать выделяла ему 15 рублей из своего пенсиона в 120 рублей, да и то нерегулярно) и уроки. Таков и его приятель студент Разумихин, который на учение зарабатывает уроками либо переводами с иностранных языков. До тех пор пока были уроки, Раскольников "как-нибудь, да пробивался", избегая обращаться к ростовщикам, хотя ломбарды и ростовщические конторы, где можно было закладывать и перезакладывать какие-то личные вещи, вплоть до собственной одежды, служили студентам подспорьем в тяжелые минуты. Однако к моменту совершения преступления Раскольников уже несколько месяцев как оставил университет, "за неимением чем содержать себя, и уроки и прочие средства его прекратились" [1, с. 28], несмотря на то, что учился усердно и многих своих однокурсников превосходил знаниями (на время оставляет учение и Разумихин по той же причине). На убийство ростовщицы Алены Ивановны Раскольникова во многом сподвигает отсутствие средств к существованию. Можно было бы предположить, что столь плачевное материальное положение студента, описанное Достоевским, явление маргинальное и экстремальное. Однако, обратившись к тетралогии Н.Г. Гарина-Михайловского [2], которую Горький назвал "целой эпопеей русской жизни", мы обнаруживаем в третьей и четвертой частях ("Студенты" и "Инженеры") почти такую же картину. Для большинства студентов, помимо родительских денег, основными источниками средств существования были репетиторство, гувернерство, частные уроки, переводы, работа переписчиком. Большая часть этих видов деятельности не имела никакого отношения к профессиям, которым студенты обучались в институтах. Значит, о том, что эта работа помогала молодым людям в овладении будущей профессией, говорить не приходится. Скорее студенты использовали для выживания культурные ресурсы, которые они наследовали от семьи или приобретали, обучаясь в гимназиях. Ограниченность студенческого рынка труда отчасти определялась негативным отношением к труду физическому. Студенты той эпохи чаще всего выходцы из дворянской среды, которая, несмотря на нередко встречающуюся материальную несостоятельность, сохраняла сословные предрассудки: вряд ли эти молодые люди могли представить себя на тяжелой физической работе вроде погрузки–разгрузки.  В фундаментальном труде А.Е. Иванова [3] подробно и всесторонне рассматривается "искусство выживания" дореволюционного русского студенчества. Проанализировав огромное количество статистических и исторических документов, автор приходит к выводу, что помимо родительской помощи и государственных ссуд и субсидий, обществ вспомоществования и кооперативных студенческих организаций собственные заработки студентов составляли существенную статью доходной части их бюджета. "Значительная доля студентов работала (постоянно, временно, эпизодически), притом не только в пору учебного процесса, но и в летнюю, вакационную" [3, с. 283]. При этом уже в конце ХIХ начале ХХ вв. "зловещей спутницей студенческой повседневности" [3, с. 286] была безработица.  Тема вторичной занятости студентов практически исчезает в послереволюционный, советский период. Многочисленны работы, посвященные проблемам здоровья молодежи и коммунистическому воспитанию, изучаются ценностные ориентации советского студенчества, проблемы его социализации. Полное отсутствие исследований материально-бытового существования студентов приводит к мысли, что политика советской власти в области высшего образования решила все эти проблемы. Не находит отражения эта тема и в художественной литературе того периода. В этом отношении симптоматична повесть Юрия Трифонова [4], в которой описываются жизнь и учеба студентов Литературного института в самые первые послевоенные годы. Большинство героев романа бывшие фронтовики. Они увлечены учебой, общественной, комсомольской деятельностью, работой в студенческом научном обществе, устанавливают связи с рабочим классом, разоблачают враждебные, идейно чуждые элементы среди студентов и преподавателей, переживают любовные романы Практически отсутствуют лишь проблемы жизненного обеспечения студентов, "низменные вопросы" зарабатывания денег. Материальная дифференциация среди студентов и, соответственно, связанные с ней проблемы обозначены лишь намеками. При этом, как правило, "отрицательные" герои явно более обеспечены, чем "положительные". Так, отрицательный герой Сергей талантливый эгоист ходит, "засунув руки в глубокие карманы своего просторного мохнатого пальто", а Лагутенко фронтовик носит "потертую шинель" Понятно, что наслаждение первыми годами мирного времени, послевоенный аскетизм выводили проблемы материального достатка далеко за рамки по-настоящему важных и интересных сторон мирной жизни. Однако воспоминания бывших студентов разных советских поколений приоткрывают нам более разнообразную реальность1. Зарабатывать на жизнь в дополнение к стипендии приходилось практически всем, кто не принадлежал к состоятельным слоям, кто приезжал в университетские центры из провинции. Материальные лишения, самоограничение, зачастую такая же, как у предшественников из дореволюционных времен, жизнь впроголодь были их буднями. Проблемы жилья, одежды стояли не менее остро, чем прежде. Безусловно, рынок приложения студенческого труда постепенно расширялся. Происходило это не только в связи с ростом производства и развитием научно-технического прогресса. Следует принять во внимание и то, что новые социальные слои, втянутые в сферу высшего образования, уже не гнушались неквалифицированным, физическим трудом. Так, погрузка–разгрузка вагонов становится одним из самых распространенных видов заработков среди студентов-юношей послевоенных лет. Обычно они работали в ночное время, разгружая вагоны с углем и стройматериалами, а летом еще и с овощами и фруктами. Бывшие студенты вспоминают, как на заработанные деньги они "водили девушек в коктейль-бары, наверстывая упущенное из-за войны".  Девушки эта исторически относительно новая для высшего образования категория работали значительно реже. Их бюджет составляли стипендии и родительские деньги. "В 1950 году я приехала в Москву, поступила в инженерно-строительный институт. Сразу же стала учиться на "отлично" и получать повышенную стипендию. Если не снимать жилье, элементарное существование стипендия могла обеспечить. А то, что отец присылал, уходило на жилье. Снимала с подругой двухместную кровать в коммунальной квартире в центре. У подруги не было необходимости работать, хоть она тоже была иногородней: у нее мать работала продавщицей в магазине. Во время летних каникул удавалось работать в пионерских лагерях воспитательницей. Это позволяло заработать деньги, чтобы купить себе кое-что из одежды". Часто работа воспитательницами в детских садах, лагерях в летнее время, мытье "мест общего пользования" в огромных коммуналках помогали студенткам сводить концы с концами.  С началом кампании по освоению целинных земель появились новые формы заработков в знаменитых студенческих стройотрядах. Во время летних каникул студенты также участвовали в сборе урожая на юге, в геологических или археологических экспедициях.  Более экзотическими представляются такие упоминаемые в рассказах бывших студентов виды эпизодических заработков, как сдача донорской крови, игра в преферанс на деньги с состоятельными клиентами (это было особенно распространено в вузах математического профиля), участие в качестве испытуемых в различных медицинских и психологических экспериментах. Те, кто владел музыкальными инструментами, играли в джазовых ансамблях; многие работали ночными сторожами, санитарами, истопниками. В эпоху тотального дефицита студенты, особенно языковых вузов, не гнушались и спекуляцией  Квалифицированный труд, совпадающий с изучаемой специальностью, был более доступен студентам престижных, столичных, в частности, гуманитарных, языковых вузов, факультетов МГУ. Они зарабатывали переводами, журналистикой, окололитературными формами деятельности (репортажи для прессы или радио, освещающие студенческую жизнь, и т. п.). "Со второго курса я подрабатывала в качестве переводчика на разных международных комсомольских тусовках, конференциях, конгрессах. Однако одевалась я благодаря тому, что мама меня обшивала, все шила из военных отрезов, которых было в доме множество. В Университете было много нуждающихся, несмотря на стипендии, которых на жизнь не хватало, пользовались тем, что в студенческой столовой Университета всегда были на столах хлеб и капуста, которые можно было есть бесплатно Это многих выручало" Распространенность занятости среди студентов зависела от профиля и статуса вуза. Так, в МВТУ им. Баумана студенты работали редко: "Работать времени не было, все время забирала учеба, иногородние жили в общежитиях им, как правило, родители денег подкидывали. Если ты москвич, то ты обеспечен живешь с родителями, ты накормлен и обут. Кроме того, у нас была одна из самых высоких стипендий по сравнению с другими вузами. Тем более никто из студентов не работал по специальности, ведь техническая специальность это производство, предприятие, нанять работника это целая история. В этом отношении гуманитариям было проще".  Несоответствие работы и получаемой специальности, похоже, не особенно беспокоило студентов советских времен: практическое освоение изучаемой специальности, профессионализация возлагались на "производственную практику", обязательную для всех. Еще более беззаботной студенческую жизнь делала система гарантированного трудоустройства выпускников вузов.  Затушевыванию материально-бытовых проблем студенческого бытия косвенно способствовала также политика государства в сфере высшего образования. Одним из следствий расширения вечерних отделений вузов стал специфический характер расслоения студенчества в зависимости от принадлежности к более или менее обеспеченным семьям: совмещение работы с учебой касалось в основном "вечерников".  Проблемы "искусства выживания" для студентов дневных отделений российских вузов вновь актуализируются в перестроечную эпоху и с годами становятся все более насущными. Коммерциализация образования, удорожание жизни, инфляция, безработица все это обостряет социальные проблемы современного студенчества. Появились работы, посвященные заново открываемому феномену вторичной занятости студентов современной России. Можно упомянуть в этой связи исследования, осуществленные в Новосибирске и Новокузнецке Институтом экономики и организации промышленного производства СО РАН и Новосибирским государственным университетом [5–7].  Различные аспекты материально-бытового положения студентов исследовались и с помощью социологических опросов в различных вузах. Особенно интенсивно они велись в 90-х годах в СНГ и Прибалтике в рамках программы "Общественное мнение" (рук. А.А. Овсянников)2.  На широкое распространение занятости среди современного студенчества указывают Ф.Э. Шереги и В.Г. Харчева [9, с. 45]. Проблемам вторичной занятости учащейся молодежи посвящена диссертация Т. П. Меркуловой [10]. По результатам проведенного ею в 1997 г. исследования, 41,4% опрошенных студентов совмещали работу с учебой.  Косвенным подтверждением распространенности и устойчивости феномена вторичной занятости могут служить данные исследования, проведенного нами в 1998 г. Изучались жизненные планы молодых людей накануне окончания ими средних школ, средних специальных учебных заведений и учреждений начального профессионального образования Москвы, Новосибирска и Новосибирской области; спустя полгода исследовалась степень реализации этих планов. В частности, было показано, что в планах молодежи желание совмещать в дальнейшем учебу с работой занимает приоритетную позицию; однако эта установка является наиболее труднодостижимой, по крайней мере, в первое время учебы (см. [11]). Общая характеристика исследования Изучение занятости студентов было продолжено нами в рамках программы "Разработка и реализация федерально-региональной политики в области науки и образования" Министерства образования Российской Федерации на материалах всероссийского опроса, проведенного в 2000 г. Был поставлен ряд исследовательских вопросов. Какие социальные группы студентов обращаются к вторичной занятости в большей степени? Где ищут и как находят работу студенты? Как работа влияет на успеваемость? Помогает ли она профессионализации студента?.. В общей сложности было опрошено 1812 студентов. Выборка строилась как ступенчатая комбинированная. Было отобрано 22 крупнейших вузовских центра страны в различных территориально-экономических районах, где расположены традиционные университеты и отраслевые вузы. Опрос был проведен в следующих территориально-экономических районах и городах в них: Северо-Западном (Новгород), Северном (Архангельск, Сыктывкар), Центральном (Тверь, Владимир, Тула, Рязань), Центрально-Черноземном (Воронеж), Волго-Вятском (Нижний Новгород), Поволжском (Казань, Самара), Северо-Кавказском (Ростов-на-Дону, Ставрополь), Уральском (Екатеринбург, Челябинск), Западно-Сибирском (Омск, Кемерово), Восточно-Сибирском (Красноярск), Дальневосточном (Хабаровск, Владивосток), а также в Москве и Санкт-Петербурге.  Отбор респондентов проводился в соответствии с двумя критериями: 1) пропорционально доле студентов в вузах соответствующих территориально-экономических районов; 2) пропорционально доле студентов по основным профилям высшего образования: гуманитарный, финансово-экономический, технический, медицинский, аграрный, педагогический, политики и права, военный (сюда вошли также милиция, налоговая полиция, таможня), художественный (артистический, музыкальный), а также традиционный многопрофильный университет (без разделения по факультетам). Во многих институтах сегодня наряду с традиционными, профильными для данного вуза специальностями вводится подготовка по дополнительным профессиям, на которые имеется особо высокий спрос. Поэтому распределение студентов в выборке по изучаемым специальностям выглядит более разнообразным, чем выделенные нами основные профили вузов. Опрашивались студенты четвертых курсов дневных отделений. Это позволяло изучить не только нынешнее состояние, но и их опыт вторичной занятости в предшествующие годы учебы. Нас интересовало положение с занятостью среди наиболее массовых слоев студенчества, обучающихся в государственных вузах3, поэтому для исследования отбирались отраслевые вузы и университеты, получающие финансирование из федерального бюджета. Подавляющее большинство (84,5%) опрошенных студентов четвертых курсов российских вузов в 2000 г. обучалось бесплатно. Такой показатель, безусловно, не отражает сегодняшнего соотношения численности студентов, оплачивающих учебу и обучающихся бесплатно для других курсов и вузов в целом. Существенным параметром выборочной совокупности было количественное представительство среди единиц наблюдения как работающих, так и неработающих студентов. Поэтому опрос охватывал целиком списочные составы групп различных факультетов и отделений. Опрос проводился по анкете, включавшей закрытые вопросы, связанные с учебой и работой респондентов. Изучались мнения студентов по проблемам студенческой занятости; выяснялись также социально-демографические характеристики опрашиваемых (пол, возраст, образование родителей, доход семьи и т. п.). Респонденты распределились по полу почти поровну: 49,2% юношей, 50,8% девушек. Возраст опрошенных четверокурсников в среднем составляет 20,5 лет. Это косвенно указывает на то, что наиболее типичной ситуацией является поступление в вуз сразу после окончания школы. Родители студентов относятся преимущественно к профессиональной интеллигенции. Самой многочисленной группой, из которой рекрутируются студенты, остаются высококвалифицированные специалисты (40,2% опрошенных), что подтверждает давно установленный факт высокой степени самовоспроизводства интеллигенции4. Руководители и предприниматели составляют вторую по значимости группу (33,2%). Затем следует группа служащих со средним специальным образованием (техники, секретари, медсестры, лаборанты и др.) 26,2% опрошенных. Дети промышленных и сельскохозяйственных рабочих составляют меньшинство 10%.  Полученные данные о социальном составе студентов показывают, тем не менее, что это отнюдь не кастовая, замкнутая элитарная группа, а достаточно разнородная по социальным характеристикам, по крайней мере, на уровне государственных вузов. Тем не менее очевидна культурная и в значительной степени социальная однородность студенчества, главным показателем которой является высокий образовательный уровень их родителей.  Распределение по уровню образования родителей показывает, что более половины отцов и более половины матерей опрошенных студентов имеют высшее образование. Еще свыше 30% родителей имеют среднее специальное образование. Эти цифры говорят о том, что студенты в своей массе выходцы из образованной среды, где высшее образование уже приобрело безусловную ценность. Более половины респондентов продолжали жить с родителями. 29% проживали в общежитиях, 9,7% снимали жилье и еще 7,3% имели собственную комнату или квартиру. Работающие и неработающие Респонденты разделились на две различные, но вполне сопоставимые группы: в среднем работают 39,1% опрошенных5, хотя эта доля существенно варьирует в зависимости от профиля вуза и специальности (от 88,9% в вузах политического, правового и управленческого профиля до 10% в вузах военного профиля). Соответственно, 60,9% опрошенных неработающие студенты, причем среди них 81,1%, то есть 49,4% студентов 4-х курсов, указали, что хотели бы работать, если бы им удалось найти работу. Что же делает вторичную занятость неотъемлемым элементом жизни современного студента? Это тем более важно выяснить, что обследованные студенты в подавляющем своем большинстве не платят за учебу, а по своему социальному происхождению относятся к более или менее обеспеченной среде. Материально-бытовые условия жизни студента помогает уяснить анализ его бюджета. Студентам было предложено определить, из каких средств складывается их бюджет, отграничивая при этом долю каждого источника дохода так, чтобы все вместе они составляли 100%. Вторичная занятость для студента важный, хотя далеко не единственный и даже не основной источник существования. Подавляющее большинство студентов находятся на содержании родителей: этот источник упоминают 92,5% студентов, а в общем объеме бюджета на долю родителей приходится 62,4%. О том же говорят данные других исследований. Так, В.И. Добрынина и Т.Н. Кухтевич фиксируют, что "ухудшение и без того трудного экономического положения студенческой молодежи заставляет ее практически постоянно прибегать к материальной помощи родителей: от 80 до 96% студенческой молодежи (в зависимости от региона) пользуются ею систематически" [8, с. 39]. Такая зависимость от родительской поддержки явление отнюдь не новое. Еще в дореволюционной России, как свидетельствует исследование А.Е. Иванова, "бюджет большинства студентов зиждился на финансовой помощи родителей и близких".















































Мосиенко Ольга Сергеевна
преподаватель кафедры
теоретической социологии
Южного федерального университета
тел.: (863) 300-63-06
АНАЛИЗ ВТОРИЧНОЙ
ЗАНЯТОСТИ СТУДЕНТОВ
ЮЖНОГО ФЕДЕРАЛЬНОГО
УНИВЕРСИТЕТА
(ПО МАТЕРИАЛАМ
СОЦИОЛОГИЧЕСКИХ
ИССЛЕДОВАНИЙ 2006 И 2011 ГГ.)
Аннотация:

Данная статья посвящена социологическому анализу динамики вторичной занятости студенческой молодежи Южного федерального университета. Рекомендуется ученым в области социологии и экономики образования, а также всем интересующимся современными научными теориями и эмпирическими разработками в сфере социологических и междисциплинарных исследований системы профессионального образования, рынка труда и образовательных услуг.

Понятие вторичная занятость хорошо знакомо большинству россиян еще с советских времен, хотя именно в тот период возможности вторичной занятости были ограничены законодательством. В узком смысле это понятие используется для неработающих слоев населения (студенты, пенсионеры) в качестве характеристики их неосновного занятия. В широком смысле под понятием вторичная занятость понимают деятельность граждан, связанную с дополнительной работой помимо основного места работы. Вторичная занятость выступает в различных формах: совместительство, по контракту, случайная, разовая работа и т. д. Не считается таковой работа на нескольких предприятиях, обусловленная родом деятельности по основному месту работы, то есть командировки.
Существуют две теоретические концепции вторичной занятости:
– Статистическая: к «дополнительной» относится работа, выполняемая помимо и параллельно с основной. Согласно этому пониманию, заработки неработающих категорий населения не могут быть отнесены к вторичным или дополнительным.
– Социологическая: под дополнительной работой подразумевается «вторичная занятость работающего населения и занятость категорий населения, которые определяют свое основное занятие как «пенсионер, безработный, учащийся, занятый в домашнем хозяйстве» [1, с. 62].
В сферу вторичной занятости вовлечены миллионы работающих людей. Это заставляет рассмотреть данный социально-экономический феномен с позиции более полного и всестороннего его изучения. В этом смысле занятость можно рассматривать как социальную проблему, так как включение в нее широких слоев населения существенном образом влияет на разнообразные социальные процессы.
В 2006 и 2011 гг. Социологическим центром мониторинга, развития и диагностики социального развития Южного федерального университета (г. Ростов-на-Дону) было проведено социологическое исследование на тему: «Социализация и воспитание студенческой молодежи вузов Ростовской области». Метод квотированного анкетирования охватил в 2006 г. 2236 студентов 1–5 курсов обучения 11 вузов Ростовской области и 469 экспертов этих же вузов, в 2011 г. выборка составила более 4000 студентов, около 1000 преподавателей 16 вузов Ростовской области и более 360 работодателей.
В ходе проведенных эмпирических исследований были затронуты вопросы вторичной занятости студентов, то есть временного или постоянного трудоустройства. В 2006 г. 52,1 % студентов ЮФУ имели эпизодическую, временную или постоянную работу, в 2011 г. – 46,6 % соответственно. 47,9 % – не имели никакой подработки вообще в 2006 г. и 53,3 % – в 2011-м.
Что касается распределения ответов студентов на тот же вопрос в соответствии с курсом их обучения, здесь ситуация складывается следующим образом: в 2006 г. 39,4 % первокурсников и 60 % пятикурсников, а в 2011 г. 8,6 % первокурсников и 42,0 % пятикурсников имеют временную или постоянную работу. Это может быть объяснено тем, что студенты к окончанию учебы более серьезно задумываются о будущем трудоустройстве,
поэтому, еще обучаясь в стенах университета, начинают искать работу и накапливать первичный трудовой опыт. Немаловажен еще и тот факт, что к пятому курсу увеличивается число потребностей, а карманных денег от родителей и стипендии не хватает. Также к пятому курсу почти 9 % студентов женятся или выходят замуж, а семьи нужно обеспечивать, поэтому работать просто необходимо. Плюс около 20 % студентов Южного федерального университета обучается на коммерческой основе, за обучение надо платить.
Данные по вторичной занятости студентов показаны в таблице 1.
Таблица 1– Подрабатываете ли вы? (в %, все подразделения ЮФУ, 2006 и 2011 гг.)
Варианты 1 курс 3 курс 5 курс
2006 2011 2006 2011 2006 2011
Да, имею постоянную работу 13,1 3,8 11,4 5,8 17,1 29,0
Да, имею временную работу 11,5 4,8 12,5 13,7 20,0 13,0
Да, эпизодически, где придется 14,8 11,4 27,3 25,8 22,9 26,7
Нет, подработки не имею 60,7 80,0 48,9 54,7 40,0 30,5

Приведем для сравнения и анализа данные вторичных социологических исследований. По заказу министерства культуры, спорта и молодежной политики правительства Самарской области в сентябре 2004 г. было проведено исследование. Опрашивалось более 800 жителей Самарской области в возрасте от 14 до 30 лет, представляющих различные половозрастные группы молодежи, проживающих в различных городах, районах области и репрезентирующих население области в этом возрасте [1, с. 64–65].
По итогам этого исследования, студенты – наиболее активно подрабатывающая группа: здесь около половины имели опыт подработок (49 %). Разумеется, для них самой важной деятельностью является учеба, что существенно ограничивает возможности устройства на основную работу. Именно поэтому студенты чаще, чем все остальные группы, вовлечены только во вторичную занятость. Помимо возможности совмещения, дополнительная занятость позволяет приобретать профессиональные и коммуникативные навыки, что является дополнительным стимулом для подработок.
Если проанализировать динамику вовлеченности различных групп молодежи Самарской области во вторичную занятость за 1994–2004 гг. [1, с. 67], то можно отметить, что более активно стали подрабатывать студенты. Эта группа, по сравнению с жителями среднего возраста, не обладает достаточным уровнем квалификации. С одной стороны, растущая активность, вероятно, свидетельствует о возросшем числе предложений неквалифицированного и низкоквалифицированного труда. С другой стороны, стремление как можно быстрее после окончания учебного заведения получить рабочее место заставляет учащихся повышать свою конкурентоспособность на рынке труда уже в период обучения.
В России почти 50 % молодых людей начинают работать еще во время учебы в вузе. Таковы данные исследования, проведенного Всероссийским центром изучения общественного мнения (ВЦИОМ) и представленного лидерами российского бизнеса в рамках конгресса национального бизнеса «Пора предпринимать!» в 2008 г. [2].
Согласно данным этого исследования, спрос на молодых специалистов на рынке труда значительно вырос, но их обучение в большей степени происходит уже непосредственно на рабочем месте.
Как отметил ректор МГУ им. Ломоносова, президент Российского союза ректоров Виктор Садовничий, «к сожалению, согласно полученным данным, для бизнеса не очень важно, какое именно образование получил выпускник». «Это для вузов серьезный сигнал», – сказал он. По словам Садовничего, причина – слишком большое количество филиалов вузов, которых в России насчитывается более 3 тысяч, дающих неравноценное образование. Именно это, как считает президент Российского союза ректоров, «снизило оценку диплома, который приносит выпускник» [2].
Весной 2009 г. было проведено исследование вторичной занятости студентов г. Мурманска. В ходе исследования были опрошены студенты пяти вузов. Всего в выборку попало 595 студентов, из них 353 из государственных вузов и 242 – из коммерческих [3].
В результате кластерного анализа было выделено 5 групп студентов по различию в интенсивности вторичной занятости. Первая группа – практическое отсутствие занятости (или незначительная эпизодическая работа) – 44,3 % опрошенных студентов. Вторая группа – эпизодическая частичная занятость на всех курсах с увеличением интенсивности к третьему и снижением на четвертом и пятом – 6,7 %. Третья группа – занятость в основном на 4-м и 5-м курсах с повышением интенсивности от частичной до полной – 17,1 %. Четвертая группа – стабильная частичная занятость на всех курсах с постепенным повышением интенсивности от первого до конца обучения – 21,3 %. И пятая группа – высокий уровень занятости на всех курсах (от частичной на первом до полной на следующих) – 10,6 % студентов. Под частичной занятостью понимается работа с редким пропуском занятий, при полной занятости – частые пропуски. Распределения студентов государственных и коммерческих вузов по группам статистически не различаются.
Вернемся к обследованию студентов Южного федерального университета. Работающие студенты отвечали на блок вопросов, связанных с характером их работы. Данные по этой тематике за 2006 и 2011 гг. можно посмотреть в таблице 2.
Таблица 2 – Если вам приходится подрабатывать во внеучебное время, то укажите характер вашей работы (в %, 2006 и 2011 гг.)
Варианты ЮФУ в целом ПИ ЮФУ ТТИ ЮФУ ЮФУ-Центр
2006 2011 2006 2011 2006 2011 2006 2011
Работа по специальности,
которую выбрали в вузе 16,5 23,0 17,0 24,3 14,3 13,8 18,3 23,4
Преимущественно
интеллектуальная работа 18,5 24,4 17,0 23,4 20,2 17,9 18,3 29,9
Участие в реализации
товаров 31,2 24,6 31,9 28,0 29,8 23,6 32,0 26,1
Преимущественно физиче-
ский, обслуживающий труд 19,8 23,5 14,9 18,7 28,6 41,5 16,0 15,2
По числу работающих по выбранной в вузе специальности в 2006 г. лидировали
студенты ЮФУ-Центра –18,3 %. А в 2011 г. ими стали студенты Педагогического институ-
та ЮФУ – 24,3%. А в среднем по всем структурным подразделениям ЮФУ число студен-
тов, подрабатывающих непосредственно по профессии, заметно увеличилось – с 16,5 %
в 2006 г. до 23,0 % в 2011 г.
Физическим и обслуживающим трудом занимались и занимаются преимущественно
студенты Технологического института ЮФУ – 28,6 % в 2006 г. и 41,5 % в 2011 г. Тут нужно
учесть тот фактор, что ТТИ ЮФУ находится в небольшом городе Таганрог. В более круп-
ном и мобильном Ростове-на-Дону все-таки проще найти интеллектуальную работу или
работу по специальности.
Отметим, как и пять лет назад, сегодня количество студентов, занятых интеллектуальным или же физическим трудом, примерно одинаково. В 2006 г. студентов, преимущественно занимающихся интеллектуальной работой по смежной или другой специальности, насчитывалось 18,5 %, и 19,8 % учащихся ЮФУ были заняты в сфере обслуживающего и физического труда. Подобная тенденция повторяется и в 2011 г.: в настоящее время 24,4 % опрошенных студентов заняты интеллектуальным трудом и 23,5 % физическим.
Если еще раз обратиться к таблице 2, то мы увидим, что самым распространенным и популярным видом вторичной трудовой занятости студентов ЮФУ является торговля и реализация товаров (31,2 % в 2006 г. и 24,6 % в 2011 г.)
В таблице 3 приведен корреляционный анализ ответов студентов по курсам обучения (2006 и 2011 гг.). Работой по специальности и интеллектуальной работой обладают в большей степени студенты старших курсов, а особенно выпускники (20,0 % в 2006 г. и 33,0 % в 2011 г.). А вот занимаются физическим и обслуживающим трудом в основном студенты на начальном этапе обучения в вузе: 15,4 % первокурсников в 2006 г. и 30 % первокурсников в 2011 г. И только 17,9 % студентов 5-го курса в 2011 г. соответственно.
Как и 5 лет назад, сегодня лидирующее место занимает торговая сфера у учащихся всех курсов, так как это самая востребованная и повсеместная область занятости, которая не предъявляет особых критериев при устройстве на работу: гибкий график, сравнительно достойная заработная плата, необязательность городской прописки и т. д.
Таблица 3- Укажите, пожалуйста, характер вашей работы (в %, 2006 и 2011 гг.)
Варианты 1 курс 3 курс 5 курс
2006 2011 2006 2011 2006 2011
Работа по специальности, которую выбрали
в вузе 10,3 23,3 16,3 22,6 20,0 33,0
Преимущественно интеллектуальная работа 12,8 16,7 14,3 17,9 15,6 34,0
Участие в реализации товаров 46,2 26,7 40,8 29,2 31,1 11,3
Преимущественно физический,
обслуживающий труд 15,4 30,0 20,4 24,5 20,0 17,9
В 2006 г. боле трети студентов ЮФУ – 37,4 % соглашаются с тем, что они успешно
сочетают работу и учебу. В 2011 г. работа по-прежнему не мешает учебному процессу
34,7 % студентов. Работа почти не мешает учебе 35,9 % и 33,3 % студентов ЮФУ в 2006
и 2011 гг. соответственно. 5 лет назад 27,6 % студентов ЮФУ отмечали, что работа часто
мешает учебе. В настоящее время данный процент немного выше – 32 %.
Распределения ответов на вопрос: «Как удается вам сочетать работу и учебу?» в
процентном соотношении в целом по ЮФУ по курсам обучения представлены в таблице 4.
Таблица 4 – Как удается вам сочетать работу и учебу? (в %, 2006 и 2011 гг.)
Варианты 1 курс 3 курс 5 курс
2006 2011 2006 2011 2006 2011
Удается сочетать вполне успешно.
Работа не мешает учебе 31,0 33,3 42,6 31,7 37,5 47,3
Удается сочетать сносно.
Работа почти не мешает учебе 33,3 20,5 24,1 36,7 43,8 34,4
Почти не удается сочетать.
Работа часто мешает учебе 19,0 17,9 20,4 14,2 10,4 10,7
Совсем плохо сочетаются работа и учеба.
Работа очень мешает учебе 16,7 28,2 13,0 17,5 8,3 7,6
Чем старше студенты, тем им легче становится сочетать работу и учебу. Это утверждение докажем цифрами: в 2006 г. более 80 % пятикурсников и 64,3 % первокурсников и в 2011 г. чуть более 50 % первокурсников и вновь более 80 % пятикурсников легко совмещают трудовую занятость и учебную деятельность. У студентов-выпускников появляется больше свободного времени благодаря тому, что на написание выпускной квалификационной работы дается целый семестр, поэтому возможно сочетание работы и учебы без ущерба учебному и научному процессу.
Ссылки:
1. Звоновский В., Белоусова Р. Молодежь на
рынке вторичной занятости // Вестник обще-
ственного мнения. 2006. № 2 (82).
2. Работать во время учебы в вузе начинают
почти 50 процентов россиян (04.07.2008). База
данных ВЦИОМ // [Электронный ресурс]. URL:
http://wciom.ru/index.php?id=266&uid=10354
(дата обращения: 03.11.2011).
3. Цылев В.Р. Студент вуза на рынке труда: ти-
пология вторичной занятости (на примере г.
Мурманска) // Материалы Всероссийской со-
циологической конференции «Образование и
общество». [Электронный ресурс]. URL:
www.ssa-rss.ru/abstract_bank/1252915635.pdf
(дата обращения: 03.11.2011). М., 2009.


Приложенные файлы

  • doc 14693024
    Размер файла: 200 kB Загрузок: 0

Добавить комментарий