m_Козлова Н.В. — Понятие и сущность юридического лица. Очерки истории и теории [2003]-1

СТПТУТ



Н. В. КОЗЛОВА


ПОНЯТИЕ И СУЩНОСТЬ


ЮРИДИЧЕСКОГО


ЛИЦА


ОЧЕРК ИСТОРИИ И ТЕОРИИ


УЧЕБНОЕ ПОСОБИЕ


Рекомендовано Учебно-методическим Советом по юридическому образованию УМО по классическому университетскому образованию в качестве учебного пособия для студентов вузов, обучающихся по специальности 021100 "Юриспруденция"

2003
г-

УДК 347 ББК 67.404 К 59
Рекомендовано в качестве учебного пособия
для студентов высших учебных заведений,
обучающихся по направлению и специальности «Правоведение»
Рецензенты:
заведующий кафедрой гражданского права юридического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова, доктор юридических наук,
профессор Е.А. Суханов; доцент кафедры гражданского права юридического
факультета МГУ им. М.В. Ломоносова, кандидат юридических наук Е.В. Кулагина.
Научный редактор:
доцент кафедры гражданского права юридического
факультета МГУ им. М.В. Ломоносова,
кандидат юридических наук B.C. Ем.
Козлова Н.В.
К 59 Понятие и сущность юридического лица. Очерк истории и теории: Учебное пособие. - М.: «Статут», 2003. - 318 с.
ISBN 5-8354-0169-8 (в обл.)
Учебное пособие раскрывает процесс становления института юридического лица в российском и западноевропейском праве, понятие и сущность юридического лица как субъекта права, содержит анализ современной системы юридических лиц в Российской Федерации и возможных путей совершенствования этой системы. >
В работе учтено законодательство по состоянию на 1 марта 2003 г.
Учебное пособие адресовано научным работникам, преподавателям юридических вузов, аспирантам, студентам и всем читателям, интересующимся проблемами корпоративного права.
Автор пособия - Козлова Наталия Владимировна, кандидат юридических наук, доцент кафедры гражданского права юридического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова, вице-президент юридической фирмы ООО «Ем и Ко».
УДК 347
ББК 67.404 ISBN 5-8354-0169-8
О Козлова Н.В., 2003
© Суханов Е.А., предисловие, 2003
© «Статут», редподготовка, оформление, 2003
СОДЕРЖАНИЕ
Предисловие..................................................................................................8
Введение......................................................................................................13
Глава I. Понятие юридического лица
§ 1. Институт юридического лица в российском праве.
Признаки юридического лица..............................................................17
§ 2. Категория юридического лица в зарубежном праве..........................37
Глава II. Происхождение юридического лица
§ 1. Юридические лица в римском праве..................................................43
Виды юридических лиц........................................................................44
Государство...........................................................................................44
Императорский престол.......................................................................46
Римский род...........................................................................................47
Муниципии............................................................................................47
Коллегии................................................................................................49
Товарищества........................................................................................52
Церковные учреждения........................................................................55
«Лежачее» наследство..........................................................................56
Создание юридических лиц.................................................................56
Правоспособность юридических лиц..................................................57
Дееспособность юридического лица...................................................57
Значение юридических лиц..................................................................57
§ 2. Возникновение юридических лиц в странах Западной Европы.......58
Появление товариществ.......................................................................58
Зарождение акционерных обществ.....................................................61
Церковные и иные учреждения...........................................................65
§ 3. Становление института юридического лица в западноевропейском праве (XVIII-XIX вв.)....................................................67
Источники права компаний..................................................................67
Правовое положение юридических лиц во Франции.........................69
Статус юридических лиц в Англии.....................................................72
Германское законодательство о юридических лицах........................75
§ 4. Юридические лица в русском дореволюционном гражданском
праве.......................................................................................................78
Первые законы о компаниях................................................................78
3
__________S "I"______________^_____
Манифест императора Александра 1...................................................81
Развитие законодательства о юридических лицах в XIX столетии..82
Виды юридических лиц........................................................................83
Порядок создания юридических лиц...................................................84
Юридические лица в проектах Гражданского уложения..................86
§ 5. Правовое положение юридических лиц по российскому законодательству советского и постсоветского периода (1917-1994 гг.).....89
Законодательство первых лет советской власти (1917-1930 гг.).....89
Реформы 1930-1940 гг.........................................................................93
Система юридических лиц по ГК РСФСР 1964 г..............................94
Реформы 1960-1980 гг.........................................................................95
Развитие системы юридических лиц в период перестройки
экономического механизма в СССР (1980-1990 гг.).........................96
Российское законодательство 1990-1994 гг.....................................103
Глава III. Сущность юридического лица
(НЕКРИТИЧЕСКОЕ ИЗЛОЖЕНИЕ ВЗГЛЯДОВ
РОССИЙСКИХ И ЗАРУБЕЖНЫХ ПРАВОВЕДОВ
НА ПРОБЛЕМУ ПОНЯТИЯ ЮРИДИЧЕСКОГО ЛИЦА)
§ 1. Научные концепции о природе юридического лица
(общая характеристика)......................................................................107
§ 2. Теория фикции (олицетворения) в зарубежной правовой науке.... 115
Средневековые глоссаторы................................................................115
Канонисты и церковное право...........................................................115
Взгляды легистов................................................................................117
Развитие теории фикции в XIX столетии.........................................118
Теория «олицетворения» Савиньи.....................................................120
Взгляды Виндшейда...........................................................................121
Дальнейшее развитие теории олицетворения...................................121
Концепция Бирлинга...........................................................................124
Теория фикции в Англии и США......................................................125
Оценка теории фикции (олицетворения)..........................................126
§ 3. Понимание юридического лица как «целевого» или
«бессубъектного» имущества............................................................131
Теория «целевого имущества» Бринца.............................................132
Концепция Беккера.............................................................................132
Теория «олицетворения имущества» Белау......................................133
Оценка теории целевого (бессубъектного) имущества...................134
§ 4. Юридическое лицо как реальный субъект права.............................136
Органическая теория Гирке...............................................................136
Взгляды сторонников органической теории.....................................138
Доктрина социальной реальности.....................................................139
4
Теория «состояния» Леонгарда..........................................................144
Оценка теории реального субъекта...................................................145
§ 5. Теории правоведов, не признающих самостоятельное значение
юридического лица.............................................................................147
Точка зрения Гейзе.............................................................................147
Теория «интереса» Иеринга...............................................................148
Взгляды Больце...................................................................................148
Позиция Сальковского........................................................................149
Теория Буркгарда................................................................................149
Взгляды Книпа....................................................................................149
«Центр интересов» Карловы..............................................................150
Доктрина «коллективных интересов» Морандьера.........................150
Теория «коллективной собственности» Планиоля..........................150
Взгляды Биндера.................................................................................151
Концепция «управляющих»...............................................................152
Теория «администрации» Сермана....................................................152
Взгляды Гельдера................................................................................152
Оценка изложенных теорий...............................................................153
§ 6. Агностические теории........................................................................155
Доктрина «приложения прав» Рюмелина.........................................155
Концепция Еллинека...........................................................................156
Взгляды Кельзена................................................................................156
Учение Вольфа....................................................................................156
Оценка агностических концепций.....................................................157
§ 7. Юридическое лицо с точки зрения русской дореволюционной
цивилистики........................................................................................158
Развитие теории фикции (олицетворения)........................................158
Учение Г.Ф. Шершеневича................................................................158
Взгляды A.M. Гуляева........................................................................160
Позиция Е.Н. Трубецкого...................................................................160
Точка зрения И.М. Тютрюмова.........................................................160
Концепция В.Б. Ельяшевича..............................................................161
Развитие доктрины социальной реальности.....................................161
Позиция Д.И. Мейера.........................................................................161
Концепция Н.С. Суворова..................................................................162
Учение И.А. Покровского..................................................................162
Взгляды В.И. Синайского...................................................................163
Теории ученых, не признающих юридическое лицо самостоятельным субъектом права...................................................................163
Точка зрения Н.М. Коркунова...........................................................163
Теория «общественного обладания» Ю.С. Гамбарова....................163
Агностическая теория Н.Л. Дювернуа..............................................164
5
Оценка достижений дореволюционной российской цивилистики... 165 § 8. Доктрины российских правоведов советского и постсоветского
периода о сущности юридического лица (1917-1994 гг.)...............166
Природа государственного юридического лица..............................167
Поиски сущности юридического лица..............................................168
Теория государства.............................................................................168
Теория администрации.......................................................................169
Теория директора................................................................................169
Теория коллектива..............................................................................169
Взгляды В.А. Мусина.........................................................................170
Учение В.П. Грибанова......................................................................170
Теория «организации» О.А. Красавчикова.......................................171
Теория «правового средства» Б.И. Пугинского...............................172
Теория «персонифицированного имущества» Е.А. Суханова........172
Агностические теории........................................................................173
Взгляды И.А. Танчука........................................................................173
«Негативная» концепция В.В. Лаптева.............................................173
Развитие концепции юридического лица как реального субъекта права в трудах российских цивилистов советского и постсоветского периода......................................................................................174
Теория «социальной реальности» Д.М. Генкина.............................174
Позиция С.Н. Братуся.........................................................................174
Теория «субъекта права» Б.Б. Черепахина.......................................175
Концепция В.А. Рахмиловича............................................................175
Оценка теорий, разработанных российскими правоведами советского и постсоветского периода........................................................175
§ 9. Юридическое лицо с точки зрения современного российского
законодательства (авторская позиция)..............................................182
Глава IV. Классификация юридических лиц
В ЕВРОПЕЙСКОМ КОНТИНЕНТАЛЬНОМ ПРАВЕ
§ 1. Юридические лица публичного и частного права...........................200
Публичные юридические лица..........................................................201
Квазипубличные юридические лица.................................................204
Частные юридические лица................................................................207
§ 2. Коммерческие и некоммерческие.....................................................208
§ 3. Юридические лица гражданского и торгового права......................209
§ 4. Корпорации и учреждения.................................................................209
Понятие и признаки корпорации.......................................................211
Понятие и признаки учреждения.......................................................215
Смешанные формы.............................................................................220
§ 5. Объединения лиц и объединения капиталов....................................221
6
_______________________Содержание__________________________
6. Договорные и уставные организации...............................................222
7. Полноправные и усеченные юридические лица..............................222
8. Правовые формы (конструкции) юридических лиц........................223
§ 9. Гармонизация европейского права компаний..................................227
Директивы Совета ЕС...............................................................................228
Регламенты Совета ЕС..............................................................................231
Глава V. Система юридических лиц в современном
РОССИЙСКОМ ПРАВЕ И НАПРАВЛЕНИЯ ЕЕ ЭВОЛЮЦИИ
§ 1. Критерии классификации...................................................................233
§ 2. Коммерческие и некоммерческие организации...............................236
§ 3. Правовой режим имущества юридических лиц...............................242
§ 4. Характер взаимоотношений между юридическим лицом и его
учредителями (участниками, членами).............................................243
§ 5, Организационно-правовые формы юридических лиц.....................258
Организационные формы коммерческих юридических лиц...........259
Правовые формы некоммерческих юридических лиц.....................261
§ 6. Перспективы развития системы юридических лиц в рыночной
экономике............................................................................................265
Сокращение числа организационно-правовых форм коммерческих юридических лиц.................................................................266
Упорядочение существующей системы некоммерческих юридических лиц.....................................................................................272
Определение правового статуса всех видов юридических лиц......274
Упорядочение терминологии действующего законодательства о
юридических лицах......................................................................276
Необходимость введения категории публичного юридического
лица................................................................................................278
Заключение...............................................................................................289
Библиография...........................................................................................292
ПРЕДИСЛОВИЕ
Проблема сущности юридического лица является одной из фундаментальных и, можно сказать, «вечных» проблем гражданского права. С момента появления в имущественном обороте этой важнейшей группы субъектов фажданского права и до настоящего времени теоретические споры по этой проблематике не утихают, а общепризнанного подхода к ее раскрытию пока так и не выработано. Вместе с тем это обстоятельство никак не помешало развитию самих юридических лиц и даже возникновению специальной подотрасли фажданского права - корпоративного права, или «права компаний», непосредственно призванной разрешать вопросы правового статуса коммерческих (хозяйственных) обществ, товариществ, кооперативов и других юридических лиц, основанных на началах членства.
Означает ли это, что научно-теоретическое изучение сущности фажданско-правовой конструкции юридического лица постепенно утратило не только познавательное, но и практическое значение?1 Думается, что ответ на этот вопрос должен быть отрицательным. Во-первых, процесс научного познания явлений, в том числе явлений правовой действительности, не может и не должен быть искусственно остановлен или сдержан. Ясно, что нерешенные проблемы так или иначе всегда будут привлекать к себе внимание новых исследователей. Во-вторых, для российского правоведения, которое в связи с проводимыми коренными социально-экономическими преобразованиями сейчас вынуждено
1 Интересно, что именно в германской цивилистике, выдвинувшей в XIX в. подавляющее большинство теорий юридического лица, теперь обычным, особенно в работах практического характера, является указание на то, что сущность юридического лица объясняется «многочисленными теориями, которые не имеют практического значения и не обладают большой познавательной ценностью» (Jauernig О. Buergerliches Gesetzbuch mit Ge-setz zur Regelung des Rechts der Allgemeinen Geschaeftsbedingungen. MUnchen, 1991. S. 4; Medicus D. Allgemeiner Teil des BGB. Ein Lehrbuch. 3. Aufl. Heidelberg, 1988. S. 405; Muenchener Kommentar zum Buergerlichen Gesetzbuch. Bd. 1. Allgemeiner Teil. 3. Aufl MUnchen, 1993. S. 285-288).
Такой подход распространен и в современном англо-американском праве (Непп Н. Handbook of the law of corporations and other business enterprises. 1983. P. 149-152; Blacks law dictionary. 6th ed. 1990. P. 113,340, 893-894).
Кстати, эту позицию, впервые процитированную в учебнике фажданского права МГУ 1998 г. автором настоящего предисловия, теперь нередко почему-то приписывают ему же (см., например: Слугин А.А. Гражданская правосубъектность юридических лиц: Авто-реф.... канд. юрид. наук. Краснодар, 2003. С. 3).
8
Предисловие
1
во многом пересматривать свой научно-теоретический и познавательный «арсенал», изменяя и приспосабливая его к новым экономическим и юридическим реалиям, проблема сущности юридического лица является одной из наиболее важных и острых, учитывая, в частности, принципиально изменившееся соотношение и фактическое значение ряда традиционных фажданско-правовых конструкций (акционерного общества, государственного предприятия и некоторых других видов юридических лиц).
Иное дело - как подходить к изучению и раскрытию этой проблемы, уже по меньшей мере третье столетие занимающей внимание правоведов. В современной отечественной литературе по этому поводу среди прочих уже достаточно ясно обозначились два заслуживающих упоминания подхода. Одни, обычно молодые авторы, пользуясь известной сумятицей, внесенной в отечественное правосознание современными преобразованиями, предлагают свои, «принципиально новые» теории юридического лица, полностью отвергающие все, ранее известное правовой науке.
Так, один из них, требуя создания «дееспособной теории юридического лица, объясняющей сложившееся фажданское законодательство и практику его применения», доказывает далее, что юридическое лицо есть не что иное, как «правовая организация отношений незатратной доходности (доходы как минимум не меньше расходов), возникающих в сфере производственного присвоения лица или их (так в тексте. - Е.С.) фупп»1. Данный вывод особенно пикантно выглядит применительно к некоммерческим организациям, прежде всего к таким юридическим лицам, как государственные учреждения и благотворительные фонды. При этом, осуществив в своей работе традиционный для диссертаций «исторический обзор фажданской правосубъектности», данный автор ничтоже сумняшеся объявляет впервые установленным, «что организации как юридические лица возникают на определенном этапе общественного развития и закон их появления един для всех народов» .
Другой автор, напротив, объясняет возникновение юридических лиц чистой случайностью, а именно тем, что купцы когда-то «подсмотрели» у средневековых профессоров и студентов систему организации «университетов» и с их же помощью распространили ее на предприни-

' См.: Слугин АЛ Указ. соч. С. 9, 14. Не может не вызвать известного душевного трепета и не менее безапелляционное утверждение данного автора о том, что «в современном гражданском обществе ... главными действующими лицами выступают юридические лица», причем владеющие не только средствами производства и денежным капиталом, но даже и «информацией, интеллектом, рабочей силой» (там же. С. 3-4).
2 См. там же. С. 12.
9
_______Н.В. Козлова. Понятие и сущность юридического лица_______
мательские отношения, создав корпоративную организацию дела1. После этого он доказывает, что «сущность феномена юридического лица -это создание новой организованности, через которую человек проявляет свое Я, реализует свои способности», создавая «Инфраструктуру Жизни», причем «универсальность формы юридического лица - в ее принципиальной бессодержательности», позволяющей «Человеку» ставить и реализовывать любые цели2. Данный вывод звучит весьма обнадеживающе на фоне различных «акционерных войн» и других многочисленных злоупотреблений с имуществом юридических лиц, «почему-то» неизменно сопровождающих активное использование этой гражданско-правовой конструкции в периоды построения в разных странах «капитализма с человеческим лицом».
Любопытно также, что оба автора полностью оставляют за рамками своего исследования анализ категории «организация» («организованность»), видимо, полагая ее вполне очевидной и не нуждающейся в каких-либо дополнительных комментариях.
С другой стороны, некоторые маститые ученые, по каким-либо причинам не признающие современных реалий, по-прежнему убеждают читателей в преимуществах с трудом выпестованной даже прежним правопорядком конструкции «предприятия» - юридического лица-несобственника, олицетворяющего собой «трудовой коллектив»3. При этом на память неизменно приходит «компания одного лица» («одночленная корпорация»)- фигура, весьма распространенная в развитом имущественном обороте, которую этот подход и не пытается объяснить4.
'См.: Грешников И.П. Субъекты гражданского права: юридическое лицо в праве и законодательстве. СПб., 2002. С. 131.
2 См. там же. С. 132.
3 Такую позицию наиболее активно отстаивают академики Ю К. Толстой и В.В. Лаптев, что в какой-то мере можно объяснить их известным пристрастием к хозяйственно-правовой концепции. Так, Ю.К. Толстой пишет, что, «поскольку акционирование унитарных предприятий не оправдало возлагавшихся на него надежд», «унитарным предприятиям ... не только уготована в нашей экономике долгая жизнь, но и следует идти по пути применения данной организационно-правовой формы там, где путь ей сейчас вроде бы заказан» (см.: Толстой Ю.К. К разработке теории юридического лица на современном этапе // В сб.: Проблемы современного гражданского права: Сборник статей. М., 2000. С. 97, 111), а В.В. Лаптев в ряде работ прямо говорит об «акционерном предприятии», пытаясь тем самым как последовательный сторонник «хозяйственного права» объединить две разнородных категории в одном понятии.
* Так, в Германии компании одного лица в настоящее время составляют до 45 % всех обществ с ограниченной ответственностью, а вместе с «семейными обществами» (контролируемыми обычно супругами) и обществами, фактически контролируемыми одним лицом, они составляют более 80% всех таких обществ (причем общее число обществ с ограниченной ответственностью в Германии достигает 450 тыс.) (Altmeppen H., Roth G.H.
10
Предисловие
В отличие от таких заведомо бесперспективных направлений научного поиска автор настоящей работы избрал традиционный, более трудный, но и более плодотворный путь: тщательный анализ сильных и слабых сторон если не всех вообще, то по крайней мере подавляющего большинства обоснованных в литературе взглядов по данной проблеме; выявление и изучение исторических тенденций развития института юридического лица, включая российское дореволюционное и зарубежное законодательство, вплоть до последних отечественных законов и директив, изданных Европейским Советом относительно «права компаний». Это создает возможность представить читателю самую широкую картину развития гражданско-правовой конструкции юридического лица, завершающуюся освещением общей системы видов юридических лиц, данной в сравнении с аналогичной системой, закрепленной действующим российским законодательством, а также рекомендациями по ее совершенствованию.
Такой подход имеет важное научно-познавательное значение и весьма полезен прежде всего для студентов, аспирантов и молодых исследователей гражданско-правовой материи. Поэтому настоящая работа Н.В. Козловой обозначена в качестве учебного пособия, хотя в действительности она, безусловно, носит монографический характер, будучи глубоким научным исследованием этой сложной и спорной проблематики. В настоящее время автором подготовлено к печати ее продолжение - вторая часть, в которой тщательно анализируются проблемы правового статуса юридического лица как участника гражданско-правовых отношений и особенности положения отдельных видов юридических лиц. Нельзя при этом не отметить, что такого рода обобщающих работ российская цивилистика не знала по существу более полувека - со времени появления двух известных фундаментальных трудов С.Н. Братуся о юридических лицах и о субъектах гражданского права.
Следует также подчеркнуть, что автор данной работы - доцент Н.В. Козлова уже более десяти лет читает на юридическом факультете МГУ как специальный курс по проблематике юридических лиц, так и общий курс гражданского права, в рамках которых ею успешно апробированы основные идеи, излагаемые в настоящем труде. Все это свидетельствует о высоком научном уровне настоящей работы и позволяет
Gesetz betreffend die Gesellschaften mit beschraenkter Haftung (GmbH), 4. Aufl. Miinchen, 2003. S. 3).
И это не принимая во внимание имеющиеся теперь и у нас государственные корпорации - компании со 100 %-ным или иным решающим участием публично-правовых образований, объявленные Ю.К. Толстым просто «юридическими фикциями» (там же. С. 94).
11
______Н.В. Козлова. Понятие и сущность юридического лица______
рекомендовать ее читателю в качестве действительно серьезного исследования одного из сложнейших гражданско-правовых институтов.
Сентябрь 2003 г.
Профессор Е.А. Суханов,
заведующий кафедрой гражданского права
юридического факультета МГУ
Посвящается 250-летию Московского государственного университета
им. М.В. Ломоносова
ВВЕДЕНИЕ
Демократические преобразования, начатые в нашей стране на рубеже XX-XXI столетий, затронули все сферы экономической и политической жизни общества. Сочетание принципа свободы предпринимательства с его государственным регулированием на путях интеграции в международное сообщество привело к признанию России страной с рыночной экономикой. Возрос авторитет Российского государства в международных отношениях, упрочился его статус как полноправного партнера промышленно развитых стран.
Конституция 1993 г. провозгласила Российскую Федерацию демократическим федеративным правовым государством с республиканской формой правления (п. 1 ст. 1). Реформы, направленные на становление важнейших институтов правового государства, коснулись всех отраслей отечественной юриспруденции. Поистине революционные перемены, связанные с укреплением частной собственности, развитием договорного права и других институтов произошли в области цивилистики. Изменение субъектного состава участников имущественных отношений вызвало существенную трансформацию привычной категории юридического лица.
Помимо Гражданского кодекса Российской Федерации (далее -ГК РФ) за последние годы было принято множество нормативных актов, регламентирующих отношения, возникающие в процессе создания, функционирования и прекращения самых разных коммерческих и некоммерческих организаций. Достаточно назвать федеральные законы: «О государственной регистрации юридических лиц»1, «О несостоятельности (банкротстве)» , «Об акционерных обществах»3; «Об обществах с эграниченной ответственностью»4, «О производственных кооперати-
' Собрание законодательства Российской Федерации (далее - СЗ РФ. 2001. №33. Ч. 1.
Ст. 3431.
:СЗ РФ. 2002. №43. Ст. 4190. 1 СЗ РФ. 1996. № 1. Ст. 1; № 25. Ст. 2956; 1999. № 22. Ст. 2672; 2001. № 33. Ч. 1. Ст. 3423;
2002. № 12. Ст. 1093; № 45. Ст. 4436.
1 СЗ РФ. 1998. № 7. Ст. 785; № 28. Ст. 3261; 1999. № 1. Ст. 2; 2002. № 12. Ст. 1093.
13
_______Н.В. Козлова. Понятие и сущность юридического лица_______
вах»1; «О государственных и муниципальных унитарных предприятиях»2; «Об общественных объединениях»3 и др.
Причем наряду с традиционными конструкциями, известными русскому дореволюционному и современному зарубежному праву, законодатель ввел в оборот новые виды юридических лиц, в частности: товарищество собственников жилья (ст. 291 ГК РФ; Закон «О товариществах собственников жилья»4), некоммерческое партнерство и автономную некоммерческую организацию (ст. 8, 10 Закона «О некоммерческих организациях»5) и др.
К сожалению, большинство законодательных актов о юридических лицах весьма далеки от совершенства. Причиной тому является не только недостаточно высокий уровень правовой культуры отдельных разработчиков, но также отсутствие целостной, научно обоснованной концепции, объясняющей природу юридического лица.
В дореволюционной России вопрос о понятии юридического лица рассматривался в монографиях многих цивилистов, среди которых были: Ю.С. Гамбаров, Л.Л. Герваген, Д.Д. Гримм, А. Евецкий, В.Б. Елъяшевич, А.И. Каминка, В.Я. Максимов, Д.И. Мепер, М.Я. Пергамент, Л.И. Пет-ражщкш, И.А. Покровский, В.И. Синайский, Н.С. Суворов, И.Т. Тарасов, Е.Н. Трубецкой, Г.Ф. Шершеневич и др.
Пристальное внимание проблеме сущности юридического лица уделялось в литературе советского и постсоветского периода. Широко известны научные труды А.С. Аскназия, В.В. Бородина, М.И. Брагинского, , С.Н. Братуся, А.В. Бенедиктова, Н.И. Гапдаенко, Д.М. Генкина, И.П. Грешникова, В.П. Грибанова, И.В. Елисеева, В.В. Зайцевой, О.А. Кра-савчикова, М.И. Кулагина, В.В. Лаптева, B.C. Мартемьянова, В.П. Мозолина, П.А. Панкратова, Б.И. Пугинского, А.А. Пушкина, В.А. Рахмилови-ча, А.А. Собчака, Е.А. Суханова, О.Н. Сыродоевой, Ю.К. Толстого, Е.А. Флейшиц, P.O. Халфиной, Е.Б. Хохлова, Б.Б. Черепахина и др.
Применение действующего российского законодательства выявило множество практических и теоретических проблем. Однако в настоящее время нет ни одной монографии, посвященной комплексному теоретическому анализу института юридического лица.
'СЗРФ. 1996.№20.Ст. 2321,2001.№21. Ст. 2062;2002.№ 12. Ст. 1093.
2 СЗ РФ. 2002. № 48. Ст. 4746.
3СЗ РФ. 1995. №21. Ст. 1930; 1995. №47; 1997. №20. Ст. 2231; 1998. №30. Ст. 3608;
2002.№11.Ст. 1018;№12.Ст. 1093; №30. Ст. 3029. 4 СЗ РФ. 1996. № 25. Ст. 2963; 1998. № 15. Ст. 1794; 2002. № 1. Ч. 1. Ст. 2; 2002. № 12.
Ст. 1093. 5СЗ РФ. 1996. №3. Ст. 145; 1998. №48. Ст. 5849; 1999. №28. Ст. 3473; 2002. №12.
Ст. 1093; № 43. Ст. 4190; 2002. № 52. Ч. 2. Ст. 5141.
14
Введение
Понятно, что накопившийся опыт потребовал в первую очередь комментирования отдельных положений закона и систематизации ответов на самые злободневные вопросы. Не случайно большинство нынешних исследователей, в том числе В.А. Белов, В.В. Долинская, В.В. Залес-ский, ТВ. Кашанина, Д. В. Ломакин, С Д. Могилевский, Е.В. Пестерева, М.Ю. Тихомиров, В.А. Туманов и др.1, преимущественно сосредоточились на развернутых пояснениях к действующим нормативным актам и анализе статуса отдельных субъектов предпринимательской деятельности. Возникло даже целое направление в российской цивилистике, изучающее особенности правового положения различных видов хозяйственных обществ и товариществ, которое получило название корпоративное или акционерное право2.
Очевидно, что грамотное реформирование системы юридических лиц невозможно без учета правовой природы этого явления, знания национальных традиций и достижений передового зарубежного опыта, уяснения основных направлений эволюции данного института. Поэтому представляется необходимым с позиций реалий сегодняшнего дня переосмыслить учение о юридическом лице как субъекте гражданского права, разработанное выдающимися отечественными цивилистами XIX и XX вв. Только проследив историю появления юридических лиц в России и за рубежом, изучив различные философские концепции, мы сможем детально проанализировать действующее законодательство и опыт его применения, чтобы найти правильный подход к пониманию сущности юридического лица и предложить законодателю научно обоснованные рекомендации, пригодные для практики.
Данная работа представляет собой учебное пособие, в котором будет рассмотрен генезис института юридического лица и его философского понимания, а также современная система юридических лиц и возможные пути ее совершенствования. Подробный анализ правового статуса юридического лица как субъекта права станет предметом самостоятельного исследования.
Автор бесконечно благодарна своим учителям - профессорам МГУ им. М.В. Ломоносова, докторам юридических наук Сергею Михайловичу Корнееву и Вениамину Петровичу Грибанову (ныне покойным), руководившим в 1985-1987 гг. исследовательской работой автора в процессе
1 Подробнее см. библиографию к настоящему изданию.
2 См.: Долинская А.А. Акционерное право. М., 1997; Лаптев В.В. Акционерное право. М., 1999; Ломакин Д.В. Акционерное правоотношение. М., 1997; Степанов П.В. Корпоративные отношения в коммерческих организациях как составная часть предмета гражданского права. Дис. ... канд. юрид. наук. М., 1999; Бакшинскас В.Ю., Дедов Д.И., Карелина СИ. Правовое регулирование деятельности акционерных обществ (Акционерное право). М, 1999 и др.
15
_______Н.В. Козлова. Понятие и сущность юридического лица
написания курсовых проектов и дипломной работы, посвященных институту юридического лица.
Глубокую благодарность автор выражает своему научному руководителю, под руководством которого ею была защищена кандидатская диссертация «Учредительный договор о создании коммерческих обществ и товариществ» (1993 г.), - доктору юридических наук, профессору, заведующему кафедрой гражданского права МГУ им. М.В. Ломоносова, Евгению Алексеевичу Суханову за ценные замечания и советы, высказанные в процессе написания настоящей книги.
Автор сердечно благодарит свою маму - историка и специалиста по архивному делу Аллу Яковлевну Козлову за неоценимую помощь при подготовке данной работы.
Особая благодарность - научному консультанту, строгому, но справедливому рецензенту и критику, замечательному человеку и другу- доценту кафедры гражданского права юридического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова, кандидату юридических наук Владимиру Саурсеевичу Ему, без помощи и поддержки которого эта книга никогда бы не увидела свет.
1 марта 2003 г.
ГЛАВА I. ПОНЯТИЕ ЮРИДИЧЕСКОГО ЛИЦА
§ 1. Институт юридического лица в российском праве
Признаки юридического лица
Категория юридического лица является одной из самых проблемных в цивилистической науке. Почти каждый ученый с известным именем разработал собственную теорию юридических лиц1. Между тем исчерпывающий ответ на вопрос, что такое юридическое лицо, пока не найден. Трудность определения природы юридического лица связана с необходимостью уяснения таких фундаментальных понятий гражданского права, как лицо, субъект, субъективное право, право собственности, которые существующие теории также определяют довольно противоречиво2.
Институт юридического лица как совокупность правовых норм, регулирующих процесс возникновения, функционирования и прекращения юридических лиц, сформировался в западноевропейском праве во второй половине XIX столетия. Становление и развитие этого института происходило под влиянием отчасти римского права, отчасти христианской теологии, а позднее - немецкой классической философии, с учетом объективно складывающейся экономической и политической ситуации.
Общепризнанно, что юридическое лицо есть субъект права, как и лицо физическое3. Но можно ли утверждать, что юридическое лицо есть реально существующий субъект, самостоятельный участник правоотношений, обладающий собственной волей?
Сама терминология, которая используется для обозначения юридического лица в разных правовых системах, дает повод усомниться в этом: мистическое лицо, фиктивное лицо, искусственное лицо (artificial person), моральное лицо (personne morale, persona moralis), но чаще всего - юридическое лицо (legal person, juridical person, Juristische Person, personne juridique, personne civile and etc.). В странах англоамериканского права приняты термины компания (company), корпора-
' См.: Суворов КС. Об юридических лицах по римскому праву. М., 2000. С. 79.
' См.: Герваген Л.Л. Развитие учения о юридическом лице. СПб., 1888. С. I.
3 См.: Бращусь С.Н. Юридические лица в советском гражданском праве. М., 1947. С. 35; Суханов Е.А. Юридические лица как участники гражданских правоотношений // Гражданское право: Учебник. В 2 т. Т. I / Отв. ред. проф. Е.А. Суханов. 2-е изд., перераб. и доп. М., 1998. С. 169-178.
17
1 лава 1. Понятие юридического лица
ция (corporation)1. Русский термин юридическое лицо заимствован из германского права.
Многие исследователи считают, что субъектами юридических отношений являются прежде всего люди, поскольку право - это явление общественное и установлено для удовлетворения потребностей составляющих общество людей2. Человек есть субъект права, поскольку он создан из плоти и крови, имеет интересы и стремления, наделен сознанием и волей, необходимыми для осуществления фактических и юридических действий. Юридическое лицо живым существом не является, в правоотношениях его представляют конкретные люди, действия которых порождают правовые последствия непосредственно для юридического лица. Не случайно до сих пор философы и правоведы спорят, обладает ли юридическое лицо самостоятельными интересами и волей, или же оно только ширма, за которой стоят реальные люди со своими собственными стремлениями?
Возникает другой вопрос: кого считать юридическим лицом? С развитием товарно-денежных отношений в имущественном обороте появляются все новые виды организаций с правами юридического лица. Они создаются разными способами, имеют своеобразную внутреннюю структуру, правовой режим имущества, неодинаковый объем правоспособности, но в гражданском обороте все выступают как равноправные субъекты - юридические лица. Науке надлежит выработать такое определение юридического лица, которое подходило бы для всех этих субъектов, но при этом не умаляло своеобразия каждой юридической личности.
Ученые-правоведы выявили основные признаки и черты юридического лица как субъекта права:
1) организационное единство, т.е. независимость существования юридического лица от его учредителей или входящих в его состав членов (участников). Юридическое лицо есть особое образование, ведущее самостоятельную бессрочную жизнь, которая в первую очередь определяется его внутренним регламентом - уставом или положением, устанавливающим правовой статус данного юридического лица;
2) наличие самостоятельных интересов и воли, не совпадающих с интересами и волей учредителей, участников (членов) или управляющих юридического лица;
3) самостоятельное участие в правоотношениях (совершение сделок, заключение договоров и пр.);
4) наличие собственного имени (фирменного наименования), под которым юридическое лицо участвует в правоотношениях;
1 См.: Гражданское и торговое право капиталистических государств / Отв. ред. Е.А. Ва-^ сильев. М., 1993. С. 75.
2 См.: Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права. М., 1995. С. 88-91.
18
_______§ 1. Институт юридического лица в российском праве_______
5) имущественная обособленность, т.е. обладание имуществом, обособленным от имущества участников (членов), управляющих или пользователей услугами юридического лица, что проявляется как наличие самостоятельного бухгалтерского баланса или сметы;
6) самостоятельная имущественная ответственность по своим обязательствам принадлежащим ему имуществом;
7) процессуальная правоспособность, т.е. возможность выступать в суде в качестве истца, ответчика или третьего лица и т.п.1
Трудности, с которыми столкнулась российская правовая наука в поисках определения понятия юридического лица, были вызваны не тодько сложностью самой проблемы или несовершенством законодательства, но также своеобразием политического и экономического развития России. На протяжении всего XX столетия в советской России господствующей организационно-правовой формой юридического лица стали государственные организации (предприятия и учреждения), статус которых не всегда был достаточно определен и вызывал многочисленные споры.
Сразу после Октябрьской революции (1917-1919 гг.) государственные предприятия были переведены на сметное финансирование, а все их обязательства были аннулированы. Отсутствие хозяйственного расчета и твердой денежной единицы, обезличенность доходов и расходов предприятия означали, что предприятие не имело имущественной самостоятельности и не могло нести самостоятельную имущественную ответственность. Поэтому государственные предприятия и учреждения эпохи «военного коммунизма» вряд ли можно вообще признать юридическими лицами.
С переходом к новой экономической политике хозяйственная самостоятельность государственных предприятий была расширена, и они начали выступать по отношению к государственным органам и государству в целом в качестве самостоятельных в имущественном отношении хозяйственных единиц. По мнению С.Н. Братуся, правоспособность государственных предприятий не ставила под сомнение их юридиче-
' См.: Суворов Н.С. Об юридических лицах по римскому праву. С. 48-50, 282; ГенкинДМ Юридические лица в советском гражданском праве // Проблемы социалистического права. 1939. №1. С. 93; Вшьнянскип СИ. Лекции по советскому гражданскому праву. Харьков, 1958. С. 108; Иоффе О.С. Советское гражданское право: курс лекций. Ч. 1. Л., 1958. С. 105; Советское гражданское право: Учебник для юридических вузов. Т. 1 / Под ред. проф. И.Б. Новицкого и П. Е. Орловского. М., 1959. С. 100-102; Грибанов В.П. Юридические лица. М., 1961. С. 4-5; Кулагин М.И. Государственно-монополистический капитализм и юридическое лицо // Избранные труды. М., 1997. С. 17; Суханов Е.А. Юридические лица как участники гражданских правоотношений // Гражданское право. Т. 1. С.183-188.
19
Глава I. Понятие юридического лица
скую личность, хотя еще в 1921 г. официально они юридическими лицами не именовались'.
В российском гражданском законодательстве термин юридическое лицо впервые встречается в декрете ВЦИК и СНК РСФСР от 22 мая 1922 г. «Об основных частных имущественных правах», который включил государственные учреждения, предприятия и их объединения в пределах, указанных их уставами или положениями, в состав «признаваемых законом юридических лиц»2.
Легальное определение юридического лица появилось в ГК РСФСР, принятом ВЦИК РСФСР 31 октября 1922 г. и введенном в действие с 1 января 1923 г.3 Согласно норме ст. 13 ГК РСФСР 1922 г. юридическими лицами признаются объединения лиц, учреждения или организации, которые могут, как таковые, приобретать права по имуществу, вступать в обязательства, искать и отвечать в суде.
Законодатель не предлагает четкого определения юридического лица, но его логика прослеживается достаточно ясно: юридическое лицо .есть то, что, не будучи лицом физическим, признается субъектом права.
Была сделана попытка точно установить момент возникновения юридического лица. В соответствии с нормами ст. 14 ГК РСФСР 1922 г. юридическое лицо должно иметь утвержденные, а в надлежащих случаях зарегистрированные уполномоченным на то органом устав или положение. Правоспособность юридического лица возникает с момента утверждения устава (положения), а в тех случаях, когда закон требует регистрации юридического лица - с момента такой регистрации.
В 1925 г. Гражданская кассационная коллегия Верховного Суда РСФСР заняла твердую позицию, указав, что правами юридического лица пользуются только такие объединения и организации, которым эти права предоставлены по закону или уставом, или положением, определяющим круг их деятельности4.
Однако утвержденное постановлением Совета Народных Комиссаров СССР от 20 октября 1925 г. Положение о торговой регистрации5 распространялось только на юридические лица, занимающиеся промышленной и торговой деятельностью. Причем большинство юридических лиц того времени, как правило, подпадали под действие специаль-
'См.: Братусъ С.Н. Юридические лица в советском гражданском праве. С. 215-219.
2 См. там же. С. 222 (СУ РСФСР. 1922. № 36. Ст. 423. Разд. III).
3 СУ РСФСР. 1922. № 36. Ст. 423; Новицкая Т.Е. Гражданский кодекс РСФСР 1922 года. М., 2002. С. 67-69, 114-115.
4 Сборник разъяснений Верховного Суда РСФСР. М, 1931. С. 52-55.
5 СЗ СССР. 1925. № 82. Ст. 622.
20
_______§ 1. Институт юридического лица в российском праве_______
ных законов, на основании которых они учреждались и в которых был установлен иной порядок их создания и функционирования.
При отсутствии факта государственной регистрации судьи нередко попадали в тупик, когда в ходе рассмотрения конкретного спора не могли определить наличие или отсутствие у того или иного предприятия либо у той или иной организации прав юридического лица. Более того, приспосабливаясь к потребностям социалистического строительства, судебная практика тех лет по сути признала фактические юридические лица.
Обобщив практику по гражданским делам за 1925 г., Верховный Суд РСФСР признал, что принципиально правильное положение ст. 14 ГК РСФСР 1922 г. не может быть выдержано до конца: «...наш суд и наше право не придают форме чрезмерного значения при правильности материальной стороны дела. Жизнь заставила отступить от этой позиции и делать исключения из общего правила», ибо «нельзя закрывать глаза на факты жизни». Например, самостоятельными участниками гражданского оборота были признаны фабричные (заводские) комитеты профсоюзов (фабзавкомы), которые в процессе реализации широко распространенного в то время «рабочего кредита» самостоятельно выступали в интересах рабочих и служащих. В одном из своих решений Гражданская кассационная коллегия Верховного Суда РСФСР признала ответственным за совершение сделки фабричный заводской комитет (фабзавком), сославшись на тот факт, что в обороте он выступил как самостоятельный участник, хотя и не являлся юридическим лицом1.
Вопрос о статусе государственных предприятий был запутан еще больше, когда в середине 20-х гг. XX столетия в имущественном обороте советской России появились так называемые трестированные предприятия, т.е. заводы и фабрики, которые входили в состав крупных объединений на правах структурных подразделений2.
Первоначально юридическим лицом признавалось только само объединение, но не входящие в его состав предприятия. В Положении о государственных промышленных трестах, утвержденном декретом ВЦИК и СНК РСФСР от 10 апреля 1923 г. юридическим лицом был назван лишь государственный промышленный трест, который обычно являлся объединением целого ряда производственных единиц - заводов,
1 Сборник разъяснений Верховного Суда РСФСР. М., 1931. С. 52-55; Сборник разъяснений Верховного Суда РСФСР. М., 1935. С. 30; Братусь С.Н. Юридические лица в советском гражданском праве. С. 196-197.
2 См.: Венедиктов А.В. Государственная социалистическая собственность. М., 1948; Он же. Организация государственной промышленности в СССР. 1921-1934 гг. Л., 1961; Братусь С.Н. Юридические лица в советском гражданском праве. С. 307-357 и др.
21
Глава I. Понятие юридического лица
фабрик и т.п. (ст. 1)'. И хотя вопрос о статусе предприятия, входящего в состав треста, стал предметом научных дискуссий2, судебная практика строго придерживалась буквы закона, отклоняя все попытки рассматривать трестированные предприятия как самостоятельные субъекты гражданского права3.
Новое Положение о трестах от 29 июня 1927 г. хотя и укрепило хозяйственную самостоятельность (внутренний хозрасчет) производственного предприятия, входящего в состав треста, однако не признало трестированное предприятие юридическим лицом, закрепив правило, что при совершении сделок и иных юридически значимых действий директор предприятия может действовать только от имени треста на основании доверенности4. Между тем в судебной практике 20-х и 30-х гг. XX столетия нередко встречались случаи, когда сделка, заключенная директором трестированного предприятия от имени треста, признавалась сделкой самого предприятия, чтобы исключить ответственность треста по обязательствам предприятия5. В дальнейшем, после некоторых колебаний, судебная практика окончательно признала трестированные предприятия юридическими лицами, полностью исключив тем самым ответственность треста по долгам входящего в него предприятия6.
Постановление ВЦИК и СНК РСФСР от 27 сентября 1926 г. «О хозяйственных операциях учреждений, состоящих на государственном бюджете»7 не называло госбюджетные учреждения юридическими лицами. Однако анализ его содержания позволяет сделать однозначный вывод о признании этих учреждений субъектами гражданского права.
Серьезные сомнения возникали по поводу правового статуса подразделений, составляющих часть или отдел другого государственного учреждения.
Например, в одном из постановлений 1926 г. Гражданская кассационная коллегия Верховного Суда РСФСР указала, что Отдел местного хозяйства Исполнительного комитета Таганрогского Совета депутатов трудящихся не имел права выдавать векселя, поскольку «отделам исполкомов не присвоены права юридического лица».
1 СУ РСФСР. 1923. № 29. Ст. 336.
2 См.: Венедиктов А.В. Правовая природа государственных предприятий. Л., 1928; Карасе А.В. Советское промышленное право. М., 1925; Шретер В. Советское хозяйственное право: право торгово-промышленное. М.;Л., 1928 и др.
3 См.: Гражданский кодекс РСФСР с постатейно-сисгематизированными материалами. М.,
1926. С. 47.112.
4 СЗ СССР. 1927. № 39. Ст. 392.
3 Бюллетень Госарбитража. 1932. № 8. С. 26; № 12. С. 34.
6 См.: Братусъ С.Н. Юридические лица в советском гражданском праве. С. 301-307.
7 СУ РСФСР. 1926. № 64. Ст. 499.
22
_______§ 1. Институт юридического лица в российском праве_______
Однако в разъяснении от 28 июня 1926 г. (протокол № 10) «О правоспособности государственных учреждений в связи с вопросом об их участии в гражданском обороте в качестве фактических юридических лиц» Пленум Верховного Суда РСФСР указал, что отсутствие государственной регистрации в качестве юридического лица не запрещает признавать, в частности, отделы исполкомов Советов депутатов трудящихся фактическими юридическими лицами в связи с совершением ими юридических сделок, направленных на выполнение возложенных на них задач1.
Таким образом, с конца 20-х до начала 60-х гг. XX в. наши государственные организации (предприятия и учреждения) по сути не имели законодательно признанных прав юридического лица и тем более каких-либо вещных прав на закрепленное за ними государственное имущество2.
Утвержденные Верховным Советом СССР 8 декабря 1961 г. (введены в действие с 1 мая 1962 г.) Основы гражданского законодательства Союза ССР и союзных республик3 (далее - Основы); принятый Верховным Советом РСФСР 11 июня 1964 г. (вступил в силу 1 октября 1964 г.) ГК РСФСР4 также дали определение юридического лица путем перечисления его отличительных признаков и свойств. Согласно ст. 11 Основ и ст. 23 ГК РСФСР юридическими лицами признаются организации, которые обладают обособленным имуществом, могут от своего имени приобретать имущественные и личные неимущественные права и нести обязанности, быть истцами и ответчиками в суде, арбитраже или третейском суде.
В ст. 24 ГК РСФСР 1964 г. содержался перечень юридических лиц, среди которых были названы государственные предприятия, «состоящие на хозяйственном расчете, имеющие закрепленные за ними основные и оборотные средства и самостоятельный баланс».
Законодатель пытался определить правовой статус государственных предприятий и момент возникновения у них прав юридического лица.
Положение о социалистическом государственном производственном предприятии, утвержденное постановлением Совета Министров СССР от 4 октября 1965 г. № 731, содержало прямое указание на то, что предприятие является юридическим лицом (п. 2)5. Согласно норме ст. 26 ГК
' Сборник разъяснений Верховного Суда РСФСР. М„ 1931. С. 52-55; Братусъ С.Н. Юридические лица в советском гражданском праве. С. 196-197.
2 См.: Венедиктов А.В. Государственная социалистическая собственность. М;Л., 1948. С. 777-781; Новицкий И.Б. История советского гражданского права. М., 1957. С. 167-168; Суханов Е.А. Проблемы развития законодательства о коммерческих организациях // Хозяйство и право. 2002. № 5. С. 50-51 и др.
' Ведомости ВС СССР. 1961. № 50. Ст. 525.
4 Ведомости ВС РСФСР. 1964. № 24. Ст. 406.
5 СП СССР. 1965. №19-20.
23
Глава I. Понятие юридического лица
РСФСР 1964 г. правоспособность юридического лица возникает с момента утверждения его устава или положения (как правило, вышестоящим органом управления - министерством, ведомством и т.п.).
Между тем в результате регулярно проводимых реформ управления экономикой, направленных на «укрепление хозяйственной самостоятельности предприятий», повсеместное внедрение принципа «хозяйственного расчета», в том числе в отношениях между отдельными звеньями внутри «производственно-хозяйственных комплексов», в имущественном обороте СССР и России появилось множество государственных предприятий, которые, не являясь юридическими лицами, имели при этом все атрибуты юридического лица. Они могли от своего имени заключать договоры, несли по ним самостоятельную имущественную ответственность, выступали от собственного имени в суде с правами соответствующей стороны по спору, возникшему из этого договора. Как правило, такое предприятие имело самостоятельный (отдельный) баланс, да еще гербовую печать, наличие которой на практике считалось едва ли не исключительным признаком юридического лица.
Таким образом, относительно устойчивое понятие юридическое лицо вновь оказалось размытым, а определение статуса государственного предприятия по-прежнему оставалось проблемой не только для ци-вилистической науки, но и в правоприменительной практике.
В качестве доказательства достаточно привести норму Положения о предприятии 1965 г., согласно которой «комбинат, трест, фирма или иная хозяйственная организация, в состав которой входят производственные единицы, не являющиеся самостоятельными предприятиями, действуют в соответствии с настоящим Положением как производственные предприятия. Комбинат, трест или иная хозяйственная организация, которой подчинены самостоятельные предприятия, действует по отношению к ним как орган хозяйственного управления. Комбинат, трест фирма или иная хозяйственная организация, в состав которой входят производственные единицы, не являющиеся самостоятельными предприятиями, и которой вместе с тем подчинены самостоятельные предприятия, осуществляет в отношении первых и в отношении выполняемой непосредственно самой организацией производственной деятельности права и обязанности производственного предприятия в соответствии с настоящим Положением, а в отношении подчиненных ей самостоятельных предприятий действует в качестве органа хозяйственного управления» (п. 10). Как видим, законодатель оперирует понятием «самостоятельное предприятие», не раскрывая его смысл и не указывая прямо, что речь идет о юридических лицах.
Анализируя нормативные акты того периода, советская цивили-стическая наука пыталась выявить сущность юридического лица. Исхо-
24

§ 1. Институт юридического лица в российском праве
дя из буквального толкования правовых норм, получалось, что юридическим лицом признается организация, обладающая признаками, указанными в законе (ст. 11 Основ ГЗ 1961 г., ст. 23 ГК РСФСР 1964 г.). Следовательно, достаточно найти у какой-либо организации все эти признаки и можно утверждать, что она является юридическим лицом.
По мнению С.Н. Братуся, признание или непризнание данного общественного образования юридическим лицом зависит не столько от наличия или отсутствия в законе, конкретном уставе или положении формулы «пользуется всеми правами юридического лица» либо «является юридическим лицом», сколько от существа дела, т.е. от того, обладает или не обладает данное общественное образование той очерченной точными признаками мерой имущественной и оперативной самостоятельности, которая составляет содержание понятия юридического лица1.
Подобные рассуждения мы находим у многих авторитетных цивилистов: А.А. Пушкина2, Б.И. Пугинскогоъ, МИ. Брагинского4 и др.
Некоторые правоведы даже выделили особый, признаковый, способ образования юридических лиц, который характеризуется тем, что статус юридического лица определяется только исходя из наличия у конкретной организации признаков, характерных для юридического лица .
К сожалению, данный способ определения понятия юридического лица оказался непригодным для правоприменительной практики.
При заключении договора или возникновении конкретного спора с участием какого-либо предприятия (организации) его контрагентам, суду или органам арбитража, иным заинтересованным лицам приходилось внимательно анализировать содержание устава (положения), регламентирующего правовой статус данного предприятия (организации). Как правило, в уставах (положениях) большинства предприятий (организаций) прямо указывалось, что данное предприятие (организация) «имеет права юридического лица» либо «не является юридическим лицом». Но встречались уставы (положения), в которых не было прямых записей о наличии или отсутствии у данного предприятия (организации) прав юридического лица. В этих случаях вывод о том, является ли кон-
' См.: Братусъ С.Н. Юридические лица в советском гражданском праве. С. 143, 207. 3 См.: Пушкин А.А. Субъекты гражданского права (текст лекций). Харьков, 1974. С. 10.
3 См.: Пугинский Б.И. Юридические лица // Советское гражданское право: Учебник. Т. I / Отв. ред. В.П. Грибанов, С. М. Корнеев. М., 1979. С. 136-139.
4 См.: Брагинский М.И. Участие Советского государства в гражданских правоотношениях. М, 1981. С. 25-34.
5 См.: Жабреев М.В. Публичные образования и их органы: гражданско-правовой статус и участие в гражданских правоотношениях // Цивилист, зап. Межвуз. сб. науч. трудов. М, 2001. С. 195.
25
Глава I. Понятие юридического лица
кретное предприятие (организация) юридическим лицом, мог быть сделан после выявления у него указанных в законе признаков юридического лица.
Очевидно, что при таком подходе ошибки были неизбежны. Например, почти три года длился спор по иску прокуратуры г. Москвы к ТОО «Жилтоварищество «Наш Дом»» и Дирекции № 7 Московского муниципального предприятия по эксплуатации высотных административных и жилых домов о признании недействительным договора аренды. Дело прошло все инстанции, решения и постановления Госарбитража г. Москвы несколько раз отменялись вышестоящими инстанциями. Конфликт освещался в печати, вызвал широкий отклик среди москвичей, поскольку речь шла о законности передачи большого жилого дома на ул. Солянка в аренду и эксплуатацию его жильцам, проживающим преимущественно в коммунальных квартирах и пытавшихся самостоятельно улучшить свои жилищные условия. В итоге исход спора был сведен к получению ответа на единственный вопрос: являлась ли на момент заключения договора Дирекция № 7 названного предприятия юридическим лицом или не являлась? Казалось, что достоверно установить это практически невозможно, учитывая, что она была создана в ЗО-е гг. Получалось, что от субъективной оценки судом содержания с трудом найденного в архивах Положения об этой Дирекции зависит судьба сотен людей - коренных москвичей, жителей старого дома. Поскольку в данном Положении имелась запись, что Дирекция № 7 является юридическим лицом, в иске прокуратуре было отказано.
Правоприменительная практика советского периода наглядно доказала, что с точки зрения цивилистической науки простое перечисление в законе признаков юридического лица не может быть признано удовлетворительным в качестве критерия для определения правосубъектности конкретной организации. Особенно наглядно это можно увидеть на примере анализа правового положения структурных подразделений государственных строительных трестов, производственных и научно-производственных объединений (ПО, НПО), которые начиная с середины 70-х и до начала 90-х гг. XX века являлись наиболее распространенной формой юридического лица1.
В соответствии с Положением о производственном объединении (ПО), утвержденным постановлением СМ СССР от 27 марта 1974 г. № 212 , Положением о научно-производственном объединении (НПО), утвержденным Постановлением СМ СССР от 30 декабря 1975 г.
' Подробнее см. § 5 гл. II настоящей работы. 1 СП СССР. 1974. № 8. Ст. 38.
26
_______§ 1. Институт юридического лица в российском праве_______
№ 10621, а впоследствии - согласно Закону СССР от 30 июня 1987 г. «О государственном предприятии (объединении)»2 в состав производственного или научно-производственного объединения входили структурные (производственные) единицы, действующие на основе положений, утверждаемых самим объединением. Структурная (производственная) единица осуществляла промышленную, торговую и другую деятельность на началах хозяйственного расчета, могла иметь отдельный баланс и счета в учреждениях банков, была вправе заключать от своего имени хозяйственные договоры и несла по ним ответственность закрепленным за ней имуществом (ст. 5).
На основании норм ст. 15 Закона СССР от 30 ноября 1979 г. «О Государственном арбитраже в СССР»3 и ст. 16 Правил рассмотрения хозяйственных споров государственными арбитражами, утвержденных постановлением Совета Министров СССР от 5 июня 1980 г. №440 (в редакции постановления СМ СССР от 16 апреля 1988 г. № 490)4 такая структурная (производственная) единица могла от собственного имени участвовать в арбитражном процессе со всеми правами и обязанностями соответствующей стороны, поскольку это было прямо предусмотрено законодательством.
Между тем арбитражные суды не признавали указанные структурные (производственные) единицы юридическими лицами. В Информационном письме Высшего Арбитражного Суда РФ от 30 июня 1993 г. № С-13/ОП-210 «Об отдельных рекомендациях, принятых на совещаниях по судебно-арбитражной практике»5, дословно сказано, что «наделение правами юридического лица не означает создание юридического лица». При решении вопроса о том, является ли структурная единица юридическим лицом, суд обязан проверить, вправе ли был орган, который наделил структурную единицу правами юридического лица, учреждать предприятие. Помимо этого, нужно выяснить, обладает ли созданное предприятие всеми правами юридического лица и какое законодательство об учреждении предприятия действовало в тот период.
В условиях социалистического планового хозяйства само по себе наличие или отсутствие у конкретного предприятия прав юридического лица мало влияло на его статус как участника имущественных отношений. Так, в положениях о заводах, входящих в состав ПО «АЗЛК», содержалась запись, что заводы являются юридическими лицами. Напро-
1 СП СССР. 1976. №2. Ст. 13.
2 Ведомости ВС СССР. 1987. К» 26. Ст. 385; 1989. № 9. Ст. 214; 1991. № 12. Ст. 325.
3 Ведомости ВС СССР. 1979. № 49. Ст. 844; 1987. № 2. Ст. 35; № 7. Ст. 92; № 25. Ст. 355; 1988. № 1.Ст. 3.
4 СП СССР. 1988. № 19-20. Ст. 59.
5 Вестник ВАС РФ. 1993. № 9.
27
Глава I. Понятие юридического лица
тив, в положениях о заводах в составе ПО «ЗИЛ» говорилось, что они не имеют прав юридического лица. По сути разница сводилась к тому, что директор, например, Московского автоагрегатного завода ПО «ЗИЛ» заключал договоры от имени объединения, а не от имени самого завода, и в случае возникновения спора в качестве ответчика привлекалось само объединение. Между тем согласно Положению о Московском автоагрегатном заводе ПО «ЗИЛ», утвержденному генеральным директором объединения в 1985 г., завод «самостоятельно распоряжается закрепленными за ним основными и оборотными средствами, трудовыми и материальными ресурсами», осуществляет свою деятельность на основе хозрасчета (п. 1.5.1), несет ответственность по заключенным договорам, имеет расчетный счет (п. 1.5.2), печать со своим наименованием и наименованием объединения (п. 1.9) и т.д.1
В советский период хозяйственные договоры заключались предприятиями (организациями) по прямому указанию вышестоящих планирующих и снабженческо-сбытовых органов, на основании планов прикрепления и заказ-нарядов. Контракты носили схематичный характер, поскольку их содержание определялось нормативными актами2 либо типовыми договорами, имеющими силу обязательного для сторон нормативного акта3. В случае невыполнения обязательств предприятие несло ограниченную ответственность, а нередко просто освобождалось от нее по решению Совета Министров СССР. Даже вынесение государственным или ведомственным арбитражем решения о взыскании некой суммы с одного предприятия в пользу другого не имело для ответчика большого значения, поскольку фактически сводилось к перекладыванию денег из одного государственного кармана в другой. Обращение взыскания на иное имущество предприятия, тем более привлечение к дополнительной ответственности его руководителей было принципиально невозможно. При всех вариантах предприятие оставалось полностью подчиненным государственной власти.
Суть научной дискуссии, которая разгорелась среди российских цивилистов по поводу правового статуса структурных подразделений
' Архив юридического отдела ОАО «ЗИЛ».
гСм.: Положение о поставках продукции производственно-технического назначения и Положение о поставках товаров народного потребления, утвержденные постановлением СМ СССР от 25 июля 1988 г. № 888 // СП СССР. № 24-25. Ст. 70; Правила о договорах подряда на капитальное строительство, утвержденные постановлением СМ СССР от 24 декабря 1969 г. № 973 //СП СССР. 1970. № 2. Ст. 11.
3 См.: Типовой договор подряда на капитальное строительство, утвержденный постановлением Госстроя СССР и Стройбанка СССР от 9 января 1970 г. № 3/1, с изменениями от 1 декабря 1980 г. // Основные акты о правовой работе в народном хозяйстве. М., 1983. С. 460-461.
28
_______§ 1. Институт юридического лица в российском праве_______
с правами юридического лица и самих понятий юридическое лицо, субъект права, была кратко и остроумно сформулирована профессором МГУ им. М.В. Ломоносова СМ. Корнеевым после доклада профессора А.А. Пушкина на Всесоюзной научной конференции 3-6 октября 1978 г., утверждавшего, что производственные единицы объединений хотя и не юридические лица, но все же выступают в обороте, они - «почти юридические лица»:
Смешались в кучу лица и не лица,
И это Пушкина дерзанье.
Субъектом стала единица?
Иль юридическому лицу он сделал обрезание?'
Очевидно, что только установление процедуры обязательной государственной регистрации для всех видов юридических лиц поможет избежать ошибок при определении правового статуса конкретной организации. Включение юридического лица в единый государственный реестр придает факту его существования публичную достоверность, устраняя на этот счет всякие сомнения.
Требование государственной регистрации предприятий было установлено ст. 33 Закона РСФСР от 25 декабря 1990 г. «О предприятиях и предпринимательской деятельности»2, где было сказано, что предприятие может быть учреждено либо по решению собственника имущества или уполномоченного им органа, либо по решению трудового коллектива государственного или муниципального предприятия в случае и порядке, предусмотренных законодательными актами РСФСР. Предприятие считается учрежденным и приобретает права юридического лица только с момента его государственной регистрации.
Следовательно, если по новому законодательству орган, наделивший структурную единицу правами юридического лица, был не вправе учреждать предприятие, арбитражный суд не признавал такое предприятие юридическим лицом, даже если в уставе предприятия, утвержденном его учредителем, содержалась запись, что предприятие является юридическим лицом (наделено правами юридического лица)3.
В соответствии с нормами ст. 1 Закона РФ от 4 июля 1991 г. «Об арбитражном суде»4 и ст. 2 АПК РФ от 5 марта 1992 г. (вступил в силу с
1 Корнеев С. М. Коллегам и друзьям (без претензий на поэзию). М., 2001. С. 26.
! Вестник ВС РСФСР. 1990. № 30. Ст. 418; Вестник СНД и ВС РФ. 1992. № 34. Ст. 1966;
1993. № 32. Ст. 1256. Вступил в силу 1 января 1991 г. 5 Вестник ВАС РФ. 1993. К» 9. С. 99. * Вестник СНД РСФСР и ВС РСФСР. 1991. № 30. Ст. 1013; Вестник СНД и ВС РФ. 1992.
№ 34. Ст. 1965; 1993. № 32. Ст. 1236.
29
Глава I. Понятие юридического лица
15 апреля 1992 г.)1 предприятия и организации, не являющиеся юридическими лицами, могли быть сторонами в арбитражном процессе только в случаях, установленных законодательными актами РФ.
Поэтому, когда 7 марта 1991 г. Закон СССР о государственном предприятии (объединении) утратил силу2, арбитражные суды прекратили производство по целому ряду споров, в которых истцами или ответчиками выступали такого рода структурные подразделения различных предприятий (объединений). При этом суды ссылались на то, что согласно ст. 2 АПК РФ (1992 г.) право на обращение в арбитражный суд имеют организации, являющиеся юридическими лицами. Хотя многие структурные подразделения, входившие в состав трестов и тому подобных объединений, обладали правом заключать от своего имени договоры, несли по ним самостоятельную имущественную ответственность, имели отдельные балансы, расчетные счета в банках и даже гербовую печать, в положениях о таких подразделениях было записано, что правами юридического лица они не обладают. Арбитражный суд обоснованно указывал, что право выступать в качестве истца или ответчика по спору принадлежит юридическому лицу - предприятию (объединению, тресту и пр.), а не его структурным подразделениям.
Как ни странно, с похожими ситуациями можно столкнуться и сегодня.
Известно, что филиалы и представительства юридического лица не являются субъектами права (ст. 55 ГК РФ 1994 г.) . Однако многие коммерческие организации наделяют свои филиалы и представительства столь широкими полномочиями, что они фактически приобретают все права юридического лица.
Сумятицу в умы предпринимателей вносит также правило, содержащееся в постановлении Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 1 июля 1996 г. № 6/8 «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации»4. В п. 20 данного постановления говорится, что представительства и филиалы не являются юридическими лицами, однако если у руководителя этого филиала имелись соответствующие полномочия, выраженные в положении о филиале и доверенности, то в
1 Вестник СНД РФ и ВС РФ. 1992. № 16. Ст. 836; 1993. № 32. Ст. 1236; Вестник ВАС РФ. 1993. № 2. Утратил силу 1 июля 1995 г. в связи с принятием АПК РФ 1995 г.
2 Вестник ВС СССР. 1991. № 12. Ст. 325.
3 См.: Гражданский кодекс Российской Федерации. Части первая, вторая и третья. Официальный текст по состоянию на 1 марта 2003 г. // СПС «КонсультантПлюс». Версия проф.; Суханов Е.А. Юридические лица как участники гражданских правоотношений // Гражданское право: Учебник. Т. 1/Отв. ред. проф. Е.А. Суханов. С. 194-196.
4 Вестник ВС РФ. 1996. № 9; Вестник ВАС РФ. 1996. № 9.
30
______§ 1. Институт юридического лица в российском праве_______
этом случае договоры, подписанные от имени филиала его руководителем, следует считать совершенными от имени юридического лица.
Между тем оказывается, что «быть юридическим лицом» и «иметь права, свойственные юридическому лицу», - далеко не одно и то же.
Например, в середине 90-х гг. XX столетия арбитражные суды на основании подп. 1 п. 1 ст. 107 АПК РФ 1995 г.1 регулярно отказывали филиалам коммерческих банков в принятии исковых заявлений о взыскании задолженности по кредитному договору с мотивировкой, что филиал банка, хотя и может быть признан стороной по кредитному договору, но не является юридическим лицом, тогда как в соответствии с нормами ст. 22 АПК РФ арбитражному суду подведомственны споры с участием граждан-предпринимателей, юридических лиц, а также Российской Федерации и ее субъектов.
Чтобы разрешить возникающие коллизии материального и процессуального права, в Информационном письме Высшего Арбитражного Суда РФ от 14 мая 1998 г. № 34 «О рассмотрении исков, вытекающих из деятельности обособленных подразделений юридических лиц» сказано, что обособленное подразделение, не являющееся юридическим лицом, может предъявлять иск только от имени юридического лица (п. 1). Если подписанный руководителем обособленного подразделения иск предъявлен от имени этого обособленного подразделения или иск предъявлен к обособленному подразделению, а не к юридическому лицу, арбитражный суд возвращает исковое заявление. Однако в случаях, когда такой иск принят к производству, но у руководителя подразделения имеются соответствующие полномочия от юридического лица, истцом или ответчиком по делу следует считать юридическое лицо и рассматривать спор по существу с участием юридического лица (п. З)2.
С переходом к рыночной экономике вопрос о понятии юридического лица встал с особенной остротой. В гражданском обороте появились организации-собственники, которые не зависят в имущественном отношении от государства, осуществляют свою коммерческую или иную деятельность на свой страх и риск, несут за нее ответственность всем принадлежащим им имуществом. Более того, в обороте теперь участвуют юридические лица, субсидиарную ответственность по долгам которых могут нести их учредители или собственники имущества, а в некоторых случаях даже руководители (ст. 56, 69, 82, 95 и др. ГК РФ 1994 г.). Поэтому законодательное закрепление правового статуса различных видов юридических лиц стало принципиально важным.
1 СЗ РФ. 1995. № 19. Ст. 1709. Введен в действие с 1 июля 1995 г.

· Вестник ВАС РФ. 1998. № 7.
31
Глава I. Понятие юридического лица
Согласно нормам ст. И Основ гражданского законодательства Союза ССР и республик, утвержденных Верховным Советом СССР 31 мая 1991 г.1 (вступили в силу на территории России 3 августа 1992 г.),2 юридическим лицом - субъектом права признается организация, которая имеет в собственности, полном хозяйственном ведении или оперативном управлении обособленное имущество, отвечает по своим обязательствам этим имуществом и выступает в суде, арбитражном суде и третейском суде от своего имени.
Как видим, определение юридического лица было несколько расширено в сторону конкретизации имущественного статуса различных организаций, характера приобретаемых ими прав и обязанностей, пределов участия в процессе. Вместе с тем очевидно, что обладание всеми указанными признаками не может служить основанием для признания или непризнания некой организации юридическим лицом. Поэтому в ст. 13 Основ 1991 г. было прямо указано, что юридическое лицо считается созданным с момента его государственной регистрации.
Таким образом, решение вопроса о правовом статусе той или иной организации существенно облегчилось. Вывод о существовании конкретного юридического лица можно было сделать на основании наличия или отсутствия у него свидетельства о государственной регистрации.
Что касается предприятий и организаций, созданных до введения порядка обязательной государственной регистрации всех юридических лиц, то здесь по-прежнему все не так однозначно.
Например, до сих пор неясен правовой статус воинских частей^.
К ним относятся учреждения, военно-учебные заведения, предприятия и организации Вооруженных Сил РФ, ведущие свое хозяйство на правах отдельной воинской части4. Согласно законодательству юридическими лицами признаны учреждения и организации армии и флота5,
1 Вестник ВС СССР. 1991. № 26. Ст. 733.
2 См. постановление ВС РФ от 14 июля 1992 г. № 3301-1 «О регулировании гражданских правоотношений в период проведения экономической реформы» // Вестник ВС РФ. 1992. №30. Ст. 1800. Основы 1991 г. утратили силу в связи с принятием ПС РФ 1994-2002 гг.
1 См.: Веснин А. Место военных организаций в гражданских правоотношениях // Законность. 1999. №б; Шестаков А. Гражданско-правовая природа воинской части // Законность. 2000. № 2; Догляд В. Юридическое лицо в военном камуфляже // Бизнес-Адвокат. 2001. №2.
4 См.: Положение о войсковом (корабельном) хозяйстве Вооруженных Сил СССР, утвержденное приказом министра обороны от 22 февраля 1977 г. № 75 // СПС «Консультант-Плюс». ВерсияПроф.
'Федеральный закон «Об обороне» от 12 апреля 1996г. (в ред. закона от 30 декабря 1999 г.) Ст. 11 // СПС «КонсультантПлюс». ВерсияПроф.
32
§ 1. Институт юридического лица в российском праве
военно-учебные и медицинские учреждения Министерства обороны РФ1, военные комиссариаты2.
В соответствии с п. 12 ст. 1 Закона «Об обороне» имущество Вооруженных Сил РФ, других войск, воинских формирований и органов является федеральной собственностью и находится у них на правах хозяйственного ведения или оперативного управления. Вместе с тем многие подразделения Вооруженных Сил РФ, которые также именуются «воинскими частями», имеют весьма неопределенный правовой статус. При этом они сплошь и рядом заключают хозяйственные и иные договоры, исполняют принятые на себя обязательства, подают иски в арбитражные суды или привлекаются в качестве ответчиков. Нередко уже при рассмотрении спора в суде высшей инстанции выясняется, что данная воинская часть не является юридическим лицом, хотя имеет все атрибуты, обычно свойственные юридическому лицу.
Судебная практика изобилует случаями прекращения дел с участием воинских частей по причине отсутствия у них прав юридического лица3. В качестве мотивировки суды обычно ссылаются на отсутствие факта государственной регистрации данной воинской части как юридического лица либо на отсутствие общего или специального законодательного акта, признающего данную разновидность подразделения Вооруженных Сил РФ юридическим лицом.
В то же время известны случаи, когда в аналогичной ситуации суд признает конкретную воинскую часть субъектом права, обнаружив у нее все признаки, свойственные юридическому лицу (ст. 48 ГК РФ).
Сходная ситуация складывается в отношении подразделений МВД*.
Как ни странно, весьма нечетко определено правовое положение многих государственных образовательных учреждений, в том числе Московского государственного университета им. М.В. Ломоносова, созданного по Указу императрицы Елизаветы Петровны 25 (12) января 1755 г. Достаточно сказать, что Указом Президента РФ от 24 января 1992 г. № 48 (в редакции от 24 декабря 1996 г. № 1759)5 МГУ был предоставлен статус «самоуправляемого государственного высшего учеб-
' Федеральный закон «Об обороне»; Указ Президента РФ от 11 ноября 1998 г. № 1357 «Об
утверждении Положения о Министерстве обороны Российской Федерации» // СЗ РФ.
1998. №46. Ст. 5652.
3 Указ Президента РФ от 15 октября 1999 г. № 1372 // СЗ РФ. 1999. № 42. Ст. 5013. 3 См.: Постановление Президиума ВАС РФ от21 апреля 1998 г. № 6068/97 // Вестник ВАС
РФ. 1998. №7. "См.: Жадное В.Ю. Юридическая личность МВД, ГУВД, УВД субъектов Российской
Федерации и РУОП МВД России. Автореф. дис.... канд. юрид. наук. М., 1997. 5 См.: СПС «КонсультантПлюс». ВерсияПроф.
33
Глава I. Понятие юридического лица
ного заведения», тогда как согласно нормам ст. 48, 50, 120, 296, 298 ГК РФ он является государственным учреждением, имущество которого находится в собственности Российской Федерации и передано университету на праве оперативного управления.
Устав МГУ, принятый на конференции трудового коллектива (Советом ученых советов МГУ) 2 ноября 1998 г. и зарегистрированный Московской регистрационной палатой 30 декабря 1998 г. (п. 3.2)1, воспроизвел совершенно непонятные, с точки зрения юриста, нормы п. 7 ст. 12 Федерального закона от 10 июля 1992 г. «Об образовании» (в редакции закона от 13 января 1996 г.)2 и Федерального закона от 19 июля 1996 г. «О высшем и послевузовском профессиональном образовании» (в редакции законов от 10 июля и 7 августа 2000 г.)3: «...структурные подразделения высшего учебного заведения могут наделяться по доверенности полностью или частично правомочиями юридического лица в порядке, предусмотренном уставом высшего учебного заведения». Эти положения противоречат нормам ГК РФ (ст. 51, 52), а потому в соответствии со ст. 3 ГК РФ не подлежат применению.
Как отмечает профессор Е.А. Суханов, в данном случае отечественный законодатель просто не смог юридически грамотно выразить мысль о том, что высшее учебное заведение, например университет, вправе наделять некоторые свои структурные подразделения правами юридического лица (учреждения), чтобы предоставить им определенную самостоятельность в имущественной сфере при сохранении полного контроля за их основной деятельностью4.
Много проблем возникает в связи с определением статуса публично-правовых образований.
Действующее российское законодательство (гл. 5 ГК РФ) считает государство, государственные и муниципальные образования самостоятельными, особыми субъектами права (sui generis), существующими наряду с физическими (гл. 3 ГК РФ) и юридическими лицами (гл. 4 ГК РФ). От имени Российской Федерации и ее субъектов в гражданском обороте участвуют органы государственной власти в рамках их компетенции, установленной актами, определяющими статус этих органов (п. 1 ст. 125 ГК РФ). От имени муниципальных образований действуют органы местного самоуправления в рамках их компетенции, установленной актами, определяющими статус этих органов (п. 2 ст. 125 ГК
' Архив юридического управления МГУ им. MB. Ломоносова.
2 Вестник СНД РФ и ВС РФ. 1992. № 30. Ст. 1797; СЗ РФ. 1996. № 3. Ст. 150; 1997. № 47. Ст. 5341.
3 См.: СПС «КонсультантПлюс». ВерсияПроф.
4 См.: Суханов Е.А. О правовом статусе образовательных учреждений // Вестник ВАС РФ. 2002. № 11. С. 65-66.
34
_______§ 1. Институт юридического лица в российском праве_______
РФ). Кроме того, в случаях и порядке, предусмотренных федеральными законами, указами Президента РФ и постановлениями Правительства РФ, нормативными актами субъектов РФ и муниципальных образований, по их специальному поручению от их имени могут выступать государственные органы, органы местного самоуправления, а также юридические лица и граждане (п. 3 ст. 125 ГК РФ).
Как полагают ведущие специалисты в области юридических лиц и права собственности, органы публичного образования (например, Федеральное Собрание, Правительство РФ и др.) сами по себе не являются субъектами правоотношений, так как действуют от имени публичного образования (Российской Федерации и др.), а поэтому у них не может быть каких-либо организационных форм1.
Между тем ряд ученых утверждают, что органы публичного образования сами являются юридическими лицами2.
В большинстве случаев аналогичная позиция поддерживается законодателем и судебной практикой. Так, в постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 21 октября 1997 г. по делу №4051/97 определено, что Управление федерального казначейства по Самарской области является учреждением3.
Некоторые исследователи думают, что органы публичного образования являются самостоятельными участниками гражданско-правовых отношений, имея особый статус квазиюридического лица .
Указанные теоретические разногласия приводят к тому, что на практике бывает непросто определить характер правоотношения с участием публично-правового образования и точно сказать, какие субъекты являются его участниками: само публичное образование или его органы, которые нередко тоже имеют статус юридического лица. Например, Министерство имущественных отношений РФ является юридическим
1 См.: Суханов Е.А. Публично-правовые образования как участники гражданских правоотношений // Гражданское право: Учебник. В 2 т. Т. L / Отв. ред проф. Е.А. Суханов. 2-е изд., пере-раб. и доп. М., 1998. С. 280-293.
2 См.: Гражданское право: Учебник для вузов. Часть первая / Под общ. ред. Т.И. Илларионовой, Б. М. Гонгало, В.А. Плетнева. М., 1998. С. 141; Грось Л.А. Участие публичных образований в гражданских правоотношениях - правовых и процессуальных // Журнал российского права. 1999. № 3. С. 30-31; Комягин Д. Правовые механизмы недопущения роста задолженности бюджета // Эж-Юрист. 2000. № 10. С. 8; Кашковский О. Виды предпринимательской деятельности некоммерческих организаций и ее ограничения // Эж-Юрист. 2000. № 20. С. 2.
3 См.: Жабреев М.В. Публично-правовые образования и их органы: гражданско-правовой статус и участие в гражданских правоотношениях. С. 211.
4 См.: Го.ювизнин А. Некоторые вопросы участия в гражданском обороте органов государственной власти (местного самоуправления) // Хозяйство и право. 1999. № 6. С. 61-63.
35
Глава I. Понятие юридического лица
лицом - государственным учреждением и при этом наделено некоторыми полномочиями действовать от имени Российской Федерации1.
Новый АПК РФ 2002 г.2 допускает возможность участия в арбитражном процессе образований, не являющихся юридическими лицами. В соответствии с нормами п. 2 ст. 27 АПК РФ арбитражные суды рассматривают дела с участием организаций, являющихся юридическими лицами, граждан-предпринимателей, а в случаях, предусмотренных законом, также с участием Российской Федерации, субъектов Российской Федерации, муниципальных образований, государственных органов, органов местного самоуправления, иных органов, должностных лиц, образований, не имеющих статуса юридического лица, и граждан, не имеющих статуса индивидуального предпринимателя.
Следуя традициям российского законодательства, ГК РФ 1994 г. дает определение понятия юридического лица, исходя из его признаков. Согласно п. 1 ст. 48 ГК РФ юридическим лицом признается организация, которая имеет в собственности, хозяйственном ведении или оперативном управлении обособленное имущество и отвечает по своим обязательством этим имуществом, может от своего имени приобретать и осуществлять имущественные и личные неимущественные права, нести обязанности, быть истцом и ответчиком в суде. В п. 2 ст. 51 ГК РФ сказано о необходимости государственной регистрации для возникновения юридического лица.
Однако легальное определение юридического лица, данное путем перечисления его признаков, не устраивает современную науку. Профессор В.А. Рахмилович справедливо отмечает, что норма п. 1 ст. 48 ГК РФ прямо указывает правовые формы, в которых может быть выражено имущественное обособление юридического лица: право собственности, право хозяйственного ведения и право оперативного управления, умалчивая о других допустимых формах имущественного обособления. Например, инвестиционный институт, имеющий денежные средства на счетах в банках, но арендующий помещение и оборудование, не обладает имуществом ни на праве оперативного управления, ни на праве хозяйственного ведения, ни на праве собственности, а имеет только обязательственные права требования и права пользования. Буквальное толкование п. 1 ст. 48 ГК РФ может привести к выводу, что такая организация не признается юридическим лицом. В действительности обособление имущества юридического лица возможно посредством не только вещ-
См.: Положение о Министерстве имущественных отношений Российской Федерации, утвержденное постановлением Правительства РФ от 3 июня 2002 г № 377 // СЗ РФ 2002. №23. Ст. 2178. 2 СЗ РФ. 2002. №30. Ст. 3012.
36
______§ 2. Категория юридического лица в зарубежном праве_______
ных прав, но и с помощью других правовых форм (институтов). Поэтому отсутствие у организации имущества на праве собственности, хозяйственного ведения или оперативного управления не может служить основанием для отказа в признании ее юридическим лицом и регистрации в качестве такового1.
Более того, системный анализ норм ст. 18, п. 1 ст. 56, п. 2 ст. 63, ст. 128, п. 4 ст. 454 и др. ГК РФ, иных законодательных актов и судебной практики (по делам о наследовании, о порядке обращения взыскания на имущество должника и т.д.) приводит к выводу, что имущественные права есть составная часть имущества любого субъекта, что является общепризнанным и в правовой теории .
Вместе с тем мы видим, с какой осторожностью следует давать дефиниции любым юридическим понятиям и конструкциям. Как замечает А.И. Каминка, опасность юридического определения заключается не столько в его трудностях, хотя и они довольно велики, сколько в изменчивости нормируемых законом явлений. В случае, когда законом дано точное определение известных отношений, становится крайне трудно применять постановления закона, если отношения претерпели хотя бы незначительное видоизменение3. Римские юристы не зря предупреждали об опасностях таких определений: omnis definitio - periculosa est.
§ 2. Категория юридического лица в зарубежном праве
Проблема понятия юридического лица существует и в зарубежном праве. Как правило, иностранное законодательство избегает определений юридического лица. Например, в ст. 1-3 кн. 2 ГК Нидерландов только перечисляются отличительные признаки и возможные разновидности юридических лиц.
1 См.: Комментарий к ГК РФ, части первой (постатейный) / Отв. ред. О.Н. Садиков. М., 1997. С. 116-117.
1См.: Маковский А.Л. Основы гражданского законодательства Союза ССР и республик (Комментарий статей 5-8 главы 1 «Основные положения») // Хозяйство и право. 1991. № 10. С. 19; Сергеев А.П. Объекты гражданских прав // Гражданское право: Учебник. Ч. 1. Изд. 2-е, перераб. и доп. / Под ред. А.П. Сергеева. М, 1996. С. 212; Рахмилович В.А. Юридические лица // Гражданское право России. Общая часть: Курс лекций / Отв. ред. О.Н. Садиков. М, 2001. С. 140-142. Иную аргументацию см.: Брагинский М. М., Вит-рянский В.В. Договорное право: Общие положения. М, 1998. С. 230-237; Брагинский М.И. К вопросу о соотношении вещных и обязательственных правоотношений // Гражданский кодекс России. Проблемы, теория, практика: Сборник памяти С. А. Хохло-ва / Отв. ред. А.Л. Маковский. М., 1998. С. 125-127.
3 См.: Каминка А.И. Акционерные компании. Т. 1. СПб., 1902. С. 319.
4 См.: Гражданский кодекс Нидерландов. Кн. 2, 3, 5, 6 и 7 / Пер. М. Ферштман; Отв. ред. Ф. Й. М. Фельдбрюгге. Лейден, 1996.
37
Глава I. Понятие юридического лица
Весьма интересным представляется легальное определение, данное китайским законодателем. Согласно Общим положениям гражданского права Китайской Народной Республики1 юридическими лицами являются организации, которые обладают гражданской правоспособностью и гражданской дееспособностью, самостоятельно согласно закону приобретают гражданские права и несут гражданские обязанности (ч. 1 ст. 36). Юридические лица должны иметь свое наименование, организационную структуру и место нахождения; обладать необходимым имуществом и нести расходы; самостоятельно нести гражданскую ответственность, а также быть учрежденными согласно закону (ст. 37). Гражданская правоспособность и гражданская дееспособность юридического лица возникают с момента его образования и прекращаются в момент его ликвидации (ч. 2 ст. 36).
В большинстве зарубежных правопорядков, как и в российском праве, юридическое лицо считается созданным с момента государственной регистрации.
Между тем правовая теория и судебная практика не считают этот критерий достаточно надежным для определения наличия или отсутствия у конкретной организации статуса или признаков юридического лица.
Например, по законодательству Германии до регистрации в торговом реестре ни акционерное общество, ни общество с ограниченной ответственностью как юридические лица не существуют2. Однако на стадии между учреждением (момент подписания учредителями договора об обществе или устава)3 и регистрацией общества существует будущее или предварительное общество, которое рассматривается правовой наукой и судебной практикой как объединение особого вида, не являющееся юридическим лицом, но обладающее некоторыми правомочиями, свойственными субъекту права. Предварительное общество имеет собственное наименование (фирму); на его имя могут быть открыты банковские счета. Оно может принимать вещные вклады от учредителей и продолжать деятельность предприятия, внесенного учредителями в качестве вклада в уставный капитал общества. Предварительное общество само вправе выдавать векселя и чеки; выступать вкладчи-
' См.: Общие положения гражданского права Китайской Народной Республики. Приняты 4-й сессией Всекитайского собрания народных представителей шестого созыва 12 апреля 1986 г. // Гражданское законодательство КНР / Пер. с кит. М., 1997.
: См. § 41 Акционерного закона от 6 сентября 1965 г.; § 11 Закона об обществах с ограниченной ответственностью от 20 апреля 1892 г. в редакции 1980 г. // Германское право. Ч. II. Торговое уложение и другие законы / Пер. с нем. М., 1996.
3 См. § 2 Закона «Об обществах с ограниченной ответственностью»; § 2, 23, 28 Акционерного закона // Германское право. Ч. П. Торговое уложение и другие законы.
38
_______§ 2. Категория юридического лица в зарубежном праве_______
ком в коммандитном товариществе с участием общества с ограниченной ответственностью (GmbH und Co,KG). В гражданском обороте от имени предварительного общества действуют управляющие, которые несут личную и солидарную ответственность по всем обязательствам, принятым от имени общества1.
После внесения в торговый регистр общество считается созданным и к нему в порядке правопреемства переходят все вещные, обязательственные и корпоративные права, приобретенные предварительным обществом. С этого же момента прекращается предварительное общество и устраняется персональная солидарная ответственность лиц, которые действовали от имени предварительного общества2.
Нечто похожее наблюдается в праве Финляндии. Согласно финскому Закону о компаниях часть уставного капитала компании тоже оплачивается к моменту его регистрации. Деньги в счет оплаты акций вносятся подписчиками в банк на открытый советом директоров депозитный счет компании, имущество передается во владение компании. До регистрации в торговом регистре компания не является юридическим лицом. Однако на этом этапе совет директоров может решать все вопросы, касающиеся ее создания и образования уставного капитала (оплаты акций), но не вправе распоряжаться имуществом и средствами компании до ее регистрации. Лица, вступающие в обязательства от имени компании до регистрации, несут по ним неограниченную солидарную ответственность. Если компания не будет зарегистрирована, члены совета директоров солидарно отвечают перед подписчиками за возврат сумм, уплаченных ими за акции. После регистрации ответственность по сделкам, одобренным компанией, несет она сама (сек. 14 гл. 2 Закона о компаниях)3.
В англо-американском корпоративном праве существует учение о фактическом юридическом лице.
Как пишет Е.А. Флейшиц*, судебная практика США, а также законодательство ряда штатов (Аризона, Калифорния, Луизиана, Мериленд, Монтана, Невада, Оклахома, Орегон, Южная Каролина, Южная Дакота и др.) признали существование наряду с корпорацией юридической (de
1 См. § 41 Акционерного закона от 6 сентября 1965 г. // Германское право. Ч. П. Торговое уложение и другие законы.
2 Gotz Hueck. Gesellschaftsrecht. MUnchen, 1991. S. 331-344.
3The new Finnish Companies Act. Helsinki, Edita, 1997; Business Laws in the Nordic Countries. Stockholm, 1998. P. 89-92; см. также: Козлова Н.В. Правовое положение акционерных обществ и обществ с ограниченной ответственностью в Финляндии // Законодательство. 2001. № 10. С. 68-73; № 11. С. 79-84.
4 См.: Флепшиц Е.А. Буржуазное гражданское право на службе монополистического капитала. М, 1948. С. 26-28.
39
Глава I. Понятие юридического лица
jure) корпорацию фактическую (de facto). Фактическая корпорация (corporation de facto) есть не оформленная в качестве юридического лица организация, не выполнившая какого-либо требования для того, чтобы закон признал ее юридическим лицом. Однако при рассмотрении спора суд может посчитать ее юридическим лицом и применить к ней принцип ограниченной ответственности только корпоративным имуществом, при наличии трех условий:
1) если в данном штате существует закон о корпорациях;
2) если была сделана добросовестная, но не доведенная до конца попытка организовать корпорацию в соответствии с законом;
3) если организация ведет свои дела на «корпоративных началах».
Претворение в жизнь доктрины «фактической корпорации» объясняется двумя положениями. Во-первых, «общественное доверие» требует признать не увенчавшуюся успехом, но добросовестную попытку инкорпорирования. Поэтому нельзя давать организации или ее контрагентам, которые знают о попытке создания корпорации, право ссылаться на то, что формальности инкорпорирования не были соблюдены. Во-вторых, организация действовала как юридическое лицо, и контрагенты вступили с ней в сделку как с корпорацией. Тем самым участники сделки лишили себя права ссылаться на то, что с точки зрения закона организация не была юридическим лицом.
Любопытная норма содержится в ст. 331 ГК Квебека. Суд вправе предоставить правосубъектность, придав ей обратную силу, юридическому лицу, которое, еще не будучи учрежденным, публично, непрерывно и определенно демонстрировало все внешние признаки юридического лица и действовало в качестве такового как в отношениях со своими участниками, так и в отношениях с третьими лицами1.
В других случаях, например, при заключении договора дочерней корпорацией, входящей в холдинг, американские суды в интересах истца или ответчика признают стороной по договору именно холдинг как предприятие, экономическое единство, хотя и не оформленное юридически. Если имущества дочерней компании не хватает для возмещения убытков, причиненных кредитору, суд игнорирует юридическую обособленность участников холдинга и возлагает имущественную ответственность не только на конкретную дочернюю корпорацию, но и на других участников холдинга.
Английский суд при рассмотрении иска к юридическому лицу может привлечь к солидарной или субсидиарной ответственности фактических владельцев компании - ее учредителей или участников. Эта процедура называется «снятие корпоративных покровов», «поднятие кор-
1 См.: Гражданский кодекс Квебека. М, 1999. С. 81.
40
_______g 2. Категория юридического лица в зарубежном праве_______
поративной вуали» (lifting the corporate viel; piercing of the viel of incorporation).
Иногда при решении вопроса об ответственности юридического лица суд возлагает ответственность на его управляющих.
Получается, что в каждой конкретной ситуации суд на основании оценки имеющихся фактов может признать или не признать наличие юридического лица. Такое положение вещей англо-американские юристы называют «неустойчивостью юридического лица».
Отступления от принципа корпоративной целостности обнаруживаются и в других областях английского права. Например, если компания является членом холдинга или группы компаний, то ее права как арендатора или арендодателя могут распространяться и на другие компании, входящие в данный холдинг (группу). С точки зрения трудового законодательства переход лица на работу в другую компанию в пределах одного холдинга или группы компаний не рассматривается как перемена места работы1.
Ссылаясь на немецкие источники, С.Н. Братусь замечает, что по германскому праву лишенные правоспособности ферейны (Fereine ohne Rechtsfahigkeit), т.е. союзы, не признанные юридическими лицами, обладают пассивной процессуальной правоспособностью, а именно могут выступать на суде от своего имени как самостоятельные субъекты имущественной ответственности (ст. 50 Устава гражданского судопроизводства). Допускается также принудительное обращение взыскания на имущество неправоспособного ферейна2.
В современном законодательстве большинства европейских стран (Бельгия, Люксембург, Испания, Италия, Франция и др.) полные и коммандитные торговые товарищества признаются юридическими лицами. По законодательству Великобритании, Германии и некоторых других стран эти товарищества юридическими лицами не являются.
Тем не менее, в правоотношениях они пользуются отдельными правомочиями юридического лица. В Германии полные и коммандитные товарищества считаются юридическими лицами торгового права и могут от своего имени заключать сделки, выступать в суде в качестве истцов и ответчиков. В Великобритании самостоятельным субъектом права товарищество (partnership) может признать суд при рассмотрении конкретного спора.
' Berk. The theory of enterprise entity. Columbia Law. Renew, 1947. № 3; см. также: Фпей-шщ Е.А. Буржуазное гражданское право на службе монополистического капитала. С. 28; Сыродоева О.Н. Акционерное право США и России (сравнительный анализ). М, 1996. С. 61-73; Попова Е., Попов Е. Корпоративная вуаль // Хозяйство и право. 2002. № 12.
^ С. 62-74.
2 См.: Братусь С.Я. Юридические лица в советском гражданском праве. С. 151.
41
Глава I. Понятие юридического лица
Ученые-правоведы объясняют, что законодательство ряда стран допускает существование юридических лиц, не имеющих собственного обособленного имущества и обладающих лишь некоторыми признаками, свойственными юридическому лицу. Это так называемые относительные или усеченные юридические лица1. Однако никто точно не знает, что представляют собой эти «полуюридические лица».
До недавнего времени товарищество (partnership) не признавалось юридическим лицом и в США. Однако, как пишет О.Н. Сыродоева, по мнению американских правоведов, новая редакция Единообразного закона о товариществах (Union Partnership Act) признала, что товарищество является не «совокупностью лиц», а юридическим лицом2.
Таким образом, практически в любой законодательной системе можно обнаружить организации, обладающие отличительными чертами юридического лица, но не являющиеся субъектами права, и, напротив, субъектов права, не имеющих всех признаков юридического лица. Пока цивилистическая наука пытается объяснить природу этих организаций и найти для них подходящее определение, сами они прекрасно существуют, вызывая многочисленные споры среди правоведов - теоретиков и практиков.
В.П. Грибанов считает, что вопрос о сущности юридического лица- это вопрос о тех реальных общественных отношениях, которые находят свое выражение в фигуре юридического лица, в правовом оформлении его деятельности. Выяснить сущность юридического лица - значит показать, кто стоит за данным юридическим лицом, какие классы, группы и отдельные лица определяют его волю, в чьих интересах оно осуществляет свою деятельность3.
Как заметил Д.Д. Гримм, образование юридических институтов всегда предшествует появлению юридических доктрин, пытающихся осмыслить эти институты4.
Чтобы определить понятие, выяснить сущность юридического лица с точки зрения современной науки и предложить грамотные рекомендации законодателю, нужно проследить эволюцию данного правового института, после чего выявить подходы, которые были найдены правоведами для объяснения природы этого явления на различных этапах истории.
' См.: Советское и иностранное право: проблемы взаимодействия и развития / Под ред. В.П. Мозолина. М., 1989. С. 202; Кулагин М.И. Государственно-монополистический капитализм и юридическое лицо: Избранные труды. М., 1997. С. 46-48.
'Larson J.W., Comiter R.B., Cane M. В. Partnership Law // Journal of Partnership Taxation. 1993. Vol. 10. № 3. P. 233; см. также: Сыродоева О.Н. Акционерное право США и России (сравнительный анализ). С. 26-28.
3 См.: Грибанов В.П. Юридические лица. С. 9, 38-39.
4 См.: Гримм ЦД. К учению о субъектах прав // Вестник права. 1904. № 9. С. 179.

ГЛАВА II. ПРОИСХОЖДЕНИЕ ЮРИДИЧЕСКОГО ЛИЦА
§ 1. Юридические лица в римском праве
Институт юридического лица как таковой в римском праве отсутствовал. По замечанию Н.С. Суворова, деление лиц на две категории: физических и юридических, составляющее неизбежную принадлежность всех современных систем частного права, произошло не в римской юриспруденции, а позднее. Однако ни римская юридическая жизнь не могла обойтись без признания особого рода субъектов гражданского права, не совпадающих с естественными лицами, ни римская юридическая наука не могла игнорировать действительного существования таких субъектов1.
Дошедшие до нас источники свидетельствуют, что уже в VI в. до н.э.
римском обществе создавались коллегии религиозного характера, профессиональные союзы ремесленников, булочников, швейников и т.д.2 Применительно к ним римские юристы обычно пользовались выражениями personae vice funge, privatorum loco haberi, дабы показать, что нечто, не будучи естественным человеческим лицом, функциониру-
в гражданской жизни вместо такового лица, обслуживается как ...аковое лицо. Иногда подобный субъект косвенно или прямо назывался persona, т.е. лицо. Для обозначения юридических лиц употреблялись термины corpus, universitas, collegia, в значении целость, совокупность вещей, собранных в единое целое (например, табун), соединение людей (народ, войско и т.д.), собрание лиц, союз лиц, коллегия .
Большинство ученых считают, что прообразами юридических лиц в Древнем Риме явились различные публично-правовые образования, среди которых главным было государство. По утверждению некоторых правоведов (П.Е. Соколовский и др.), именно государство следует считать тем древнейшим и первоначальным юридическим субъектом, по примеру которого образовались все другие союзные формации как юридические лица. Другие ученые (Савиньи, Муромцев) полагают, что понятие юридического лица как равноправного с физическими лицами субъекта гражданских прав первоначально развилось в применении к
1 См.: Суворов Н.С. Об юридических лицах по римскому праву. С. 29.
2 См.: Новицкий И.Б. Римское право. М., 1993. С. 58-59.
* См.: Бартошек М. Римское право: понятия, термины, определения. М, 1989. С. 319, 398; Суворов Н.С. Об юридических лицах по римскому праву. С. 29-31.
43
Глава II. Происхождение юридического лица
муниципиям, с которых оно было перенесено на другие корпорации и государство'.
Виды юридических лиц. Исследователи римского права обычно выделяют следующие виды юридических лиц: государство; императорский престол; политические общины, в том числе города (civitas, respub-lica, municipium, municipes) и колонии (coloniae deductio), ассоциации римских граждан (conventus civium Romanoram), селения (vici, pagi, cas-tella, fora, conciliabula, praefecturae), провинции (commune provinciae); вольные союзы, среди которых были религиозные коллегии (gentes, so-dalitates), похоронные коллегии (collegia funeratitia), коллегии ремесленников, коллегии или декурии подчиненного служебного персонала; товарищества (societas) публиканов и др.; церковные учреждения и богоугодные заведения христианского времени, а также «лежачее» наследство2.
Кроме того, в имущественном обороте участвовали самостоятельные государственные предприятия и учреждения.
Римскому праву было известно деление юридических лиц на хозяйственные предприятия (societas publicanorum, societates argentariorum), a также на общества и фонды, т.е. юридические лица, целью которых было выполнение некоторых общественных, политических, социальных, культурных, гуманитарных и других неэкономических задач3.
Государство. По мнению И. Пухана и М. Поленак-Акимовской, в древнем римском праве (jus quiritium, а позднее jus civile) в период древнеримского патрицианско-плебейского государства (от возникновения римского государства до установления магистратуры перегрин-ского претора - 754-242 гг. до н.э.) римское государство (Populus Romanus), безусловно, являлось правоспособным, осуществляло властные функции юридического лица в публичном праве и функции юридического лица в частном праве, обладая имуществом (res publicae) для удовлетворения общегосударственных нужд и участвуя в обороте посредством купли-продажи, раздела земли, сдачи в аренду, выполнения общественных работ и т.д. Н.С. Суворов также убежден, что римское государство имело земельную собственность от начала своего существования5.
Как пишет И.А. Покровский, древнее римское право предполагало в качестве субъектов, носителей прав, только отдельных лиц. Все отно-
' См.: Суворов Н.С. Об юридических лицах по римскому праву. С. 32-33.
2 См. там же. С. 189-219.
3 См.: Пухан И., Поленак-Акимовская М. Римское право (базовый учебник) / Пер. с македонского д.ю.н., проф. В.А. Томсинова и Ю.В. Филиппова; Под ред. проф. В.А. Томси-нова. М, 1999. С. 94.
4 См. там же. С. 4-5,92.
5 См.: Суворов Н.С. Об юридических лицах по римскому праву. С. 33.
44
§ 1. Юридические лица в римском праве
шения, возникавшие не между отдельными лицами, регулировались иными нормами и охранялись иными средствами. Вместе с тем в хозяйственной жизни Рима огромное значение имело государственное имущество, в частности, государственные земли (ager publicus), государственные рабы (servi publici), хотя они находились вне обычных гражданских отношений (res extra commercium). Римское государство (Populus Romanus) не было собственником государственных имуществ (res publicae), как наша казна. Государственные имущества принадлежали римскому народу (populi Romani) вообще, но никому в частности. Представители власти, сначала царь, а затем республиканские магистраты (консулы, цензоры, квесторы и т.д.), управляли этим имуществом в интересах народа по началам публичного права. Например, сделки магистрата по передаче участков государственной земли в аренду частным лицам за известный оброк не являлись договорами обычного гражданского права, а потому были свободны от форм, необходимых для этих договоров. Споры, возникающие из этих договоров, рассматривались не обычным гражданским судом (legis actio), а подлежали административному разбирательству магистрата. Государственная казна (aerarium) являлась не юридическим лицом, не субъектом права, а складочным местом для государственных ценностей. В основе такого порядка лежала идея не регулирования и охраны чьих-либо субъективных прав, а управления имуществом, никому в частности не принадлежащим .
В. Б. Ельяшевич подчеркивал, что в республиканский период (V-IV вв. до н.э.) римское государство (Populus Romanus) не было уравнено с частными лицами (privatae personae, singuli), т.е. не являлось юридическим лицом гражданского права2.
В период перехода от республики к империи (IVII вв. до н.э.) раздел провинций между императором Августом (принцепсом) и Сенатом как органом старой республики сделал необходимой двоякую государственную казну: сенатскую (эрар) и императорскую (фиск). С утверждением императорской власти средства как эрара, так и фиска находятся в ведении императора и фактически расходуются на государственные нужды.
В императорский период (III вв. до н.э.) фискальное имущество принципиально уравнивается в обороте с частным имуществом. При Северах различие между императорскими и сенатскими провинциями окончательно исчезло, и доходы со всех провинций стали поступать в государственную казну, за которой сохранилось название фиск.
J См.: Покровский И.А. История римского права. СПб., 1998. С. 307-308. 2 См.: Ельяшевич В.Б. Юридическое лицо, его происхождение и функции в римском частном праве. СПб., 1910. С. 65.
45
Глава II. Происхождение юридического лица
Как отмечал Н.С. Суворов, с точки зрения римского права под фиском нужно понимать государство как хозяина государственного имущества. Фискальное имущество стало рассматриваться как принадлежность государства в лице императора. Фиск становится рядом с частными лицами, подчиняется тем же правилам, подпадает суду, выступая в гражданском обороте наравне с ними, хотя и пользуется многими привилегиями. Сделался возможным неслыханный в период республики судебный процесс между частным лицом и казной, суд по процессам фиска сблизился с ординарной юрисдикцией по имущественным делам частных лиц1.
В классическом римском праве (от установления магистратуры пе-регринских преторов до эдикта императора Каракаллы - 242 г. до н.э. -212 г. н.э.) теоретическая база существования юридических лиц была более развитой. В эпоху принципата (30 г. до н.э. - 193 г. н.э.) государству принадлежали две группы правомочий: государство как носитель государственной власти (imperium) было субъектом публичного права; как носитель частноправовых имущественных полномочий (fiscus) оно было субъектом частного права2.
Императорский престол. По мнению исследователей, обособление императорского коронного имущества от императорского частного имущества стало выражением идеи, что самый императорский престол существует как постоянное юридическое учреждение, требующее столь же постоянного обеспечения определенным имуществом, субъект которого есть каждый царствующий государь как таковой. Вместе с тем особая, государственная, природа фискального имущества, а также имущества императорского престола (коронного имущества императора и императрицы) проявлялась в различных отступлениях для него от норм обычного гражданского оборота, что выразилось в обширной системе фискальных привилегий: имущество фиска не подлежало давности; требования фиска имели преимущественное право перед другими кредиторами; фиску по его требованиям принадлежало законное закладное право на все имущество должника и т.д. До полного уравнения государства с частным лицом в области имущественных отношений римская юриспруденция никогда не доходила и даже никогда ясно и отчетливо не ставила государство в ряд допускавшихся ею юридических олицетворений3.
1 См.: Суворов Н.С. Об юридических лицах по римскому праву. С. 189-194.
2 См.: Пухан И., Поленак-Акимовская М. Римское право. С. 93.
' См.: Суворов Н.С. Об юридических лицах по римскому праву. С. 190-194; Покровский И.А. История римского права. С. 314-315.
46
§ 1. Юридические лица в римском праве
Римский род. Во времена создания республики римский род представлял собой относительно неустойчивое объединение лиц, обладающее некоторыми имущественными и неимущественными правомочиями. Будучи коллективом или объединением всех членов рода, род обладал имуществом, иногда мог наследовать после своих членов. Если член рода покидал род, он не имел права требовать соответствующую квоту имущества, которое принадлежало роду на праве собственности как юридическому лицу1.
Муниципии. Прежде чем свершилось слияние эрара с фиском, произошло важное для истории юридических лиц событие - введение муниципальной системы с распространением при Юлии Цезаре римского гражданства на все подвластные Риму города. Как правило, это были города Латинского союза - федерации 30 городов в Центральной Италии, возникшей в начале I тысячелетия до н.э. Цветущие торговые города, например, греческие колонии Южной Италии - Тарент и др., обладали обширным имуществом и сложным хозяйством. Возможно, в греческом праве эти города уже рассматривались в имущественном обороте как особые юридические лица. Названные города вошли в состав расширившегося римского государства как его члены с известным кругом общегосударственных функций, перенесенных на них волей римского народа. Муниципия явилась как местная община, обособленная и получившая известную самостоятельность часть государства. Границы компетенции муниципальных и центральных государственных учреждений определялись особыми законами (leges municipales). Во второй половине республиканского периода муниципии становятся на одну доску с частными лицами (personae privatus, personae singularis), на них распространяется действие норм частного права. Претор, а позднее император своим эдиктом предоставлял им хозяйственную самостоятельность и признавал их субъектами права, подчиняя их обыкновенному гражданскому праву и гражданскому суду2.
По мере развития муниципального устройства римские юристы стали обращать внимание на то, что иногда имущество не принадлежит отдельным гражданам, а закрепляется за какой-то организацией, так что объединение в целом и отдельные его члены оказываются в отношении имущественных прав обособленными. Марциан отмечал, что театры, ристалища и тому подобное имущество принадлежат самой городской общине как некоему целому, а не отдельным ее членам, и если община имеет раба, это не значит, что отдельные граждане - члены общины
' См.: Пухан И., Поленак-Акимовская М. Римское право. С. 92-93.
2 См.: Суворов Н.С. Об юридических лицах по римскому праву. С. 39-40; Покровский И.А. История римского права. С. 310-311.
47
Глава II. Происхождение юридического лица
имеют какую-то долю в праве на этого раба1. Таким образом, городское имущество стало рассматриваться как особое, не принадлежащее ни римскому народу, ни отдельным физическим лицам.
Постепенно развивалась правоспособность общин в области наследственного права, которую римская юриспруденция первоначально отрицала. Во времена юриста Улъпиана общины наследуют по закону после своих вольноотпущенных, могут быть назначаемы в их завещаниях наследниками, являться отказополучателями. Не хватает лишь пассивной способности наследовать (testamentifactio passiva) по завещаниям посторонних лиц. Конституция императора Льва 469 г. уже предоставляет возможность назначать общины наследниками.
Муниципальный сенат или магистрат, стоящий во главе общины, рассматривается как естественный выразитель воли муниципии, призванный подавать иски от ее имени и защищать ее в суде. Рядом с ним Ульпиан называл судебного представителя (actor), избираемого Сенатом, или по его поручению назначаемого ad hoc декретом магистрата. В любом случае он может быть избран лишь для конкретного дела; общее полномочие вести все дела, которые возникнут в будущем, невозможно.
В послеклассическую эпоху (III-VI вв. н.э.) обычай греческих общин назначать постоянного процессуального представителя с общим полномочием начинает распространяться и в Италии. Тем самым по отношению к сделкам муниципий преторское право фактически создает прямое представительство. Как писал В. Б. Ельяшевич, если акторов, по аналогии с прокураторами, называют представителями общины, то магистратов (qui res municipum administrant) можно охарактеризовать как органы общины, органы ее волеобразования и волеизъявления. По отношению к магистратам мы имеем нечто большее, нежели отнесение последствий их действий к общине; самые эти действия рассматриваются как действия общины. Однако действия магистрата имеют значение действий органа общины лишь постольку, поскольку он уполномочен законом. В противном случае это его личные действия, за которые он отвечает так же, как всякое лицо, управляющее чужим имуществом2.
Следует заметить, что длительное время обязательство представителя, например заем, совершенный им в интересах общины, создавало для заимодавца только личный иск против самого представителя, а не против общины. Кроме того, римские юристы, например Ульпиан, под-
' D. 1.8.6.I (см.: Новицкий И.Б. Римское право. С. 59).
"См.: Ельяшевич В.Б. Юридическое лицо, его происхождение и функции в римском частном праве. С. 156-160, 173, 184,213,229.
48
§ 1. Юридические лица в римском праве
черкивали, что за деликты своих представителей община не отвечает, ибо не может действовать со злым умыслом1.
Коллегии. Новая постановка городов в области отношений частного права отразилась на других союзных образованиях, известных римской юридической жизни под именем коллегий, идея юридического олицетворения которых в смысле субъектов гражданского права начала разрабатываться юриспруденцией не раньше конца республиканского периода. Какова бы ни была историческая последовательность появления в римской жизни муниципий и коллегий, в каком бы отношении ни стояла организация коллегий к муниципальному строю, в качестве субъектов в гражданском обороте первыми выступают муниципии, и лишь по их образцу складывается гражданская правоспособность других корпораций.
Исследователи полагают, что все вольные союзы, когда-либо существовавшие в Риме, носили публичный характер и возникли на почве публичного права. Одно из центральных мест в римской жизни занимали религиозные коллегии. Официальными религиозными коллегиями были только коллегии жрецов, состоявших при том или другом храме, к которым не были отнесены общины верующих. Напротив, gentes, so-dalitates и религиозные коллегии перегринов были корпорациями в том смысле, что для всех членов их существовала обязанность посещения установленных жертвенных собраний в определенных помещениях2.
Помимо отправления культа, древнейшими функциями жреческих коллегий, в частности коллегии понтификов (верховных жрецов), были: ведение календаря, определение присутственных и неприсутственных дней в публичных организациях, распределение бюджета общины, участие в процедуре посвящения богам домов и храмов, земельных участков, а также осуществление правосудия и толкование законов. По мнению Теодора Момзена, римский народ привык обращаться к понтификам за разъяснениями всяких недоразумений не только по вопросам религии, но и по юридическим казусам. В среде своей коллегии понтифики выработали те юридические традиции, которые лежат в основе римского частного права3.
Как пишет И.П. Грешников, жреческие коллегии, которые образовались задолго до того, как сложилось римское общество, появилось государство и оформилось право, выступили прообразами общественных организаций. Причем жреческие коллегии послужили ядром, во-
' См.: Покровский И.А. История римского права. С. 311.
2 См.: Суворов Н.С. Об юридических лицах по римскому праву. С. 41-44, 198-199, 224;
Ельяшевич В.Б. Юридическое лицо, его происхождение и функции в римском частном
праве. С. 280.
1 См.: Момзен Т. История Рима. В 5 т. Т. 1. М, 1994. С. 372.
49
Глава П. Происхождение юридического лица
круг которого из рядовых общин сформировался народ Рима как субъект и гражданское общество, из сакральных таинств понтификов возникло само право. Именно коллегии жрецов объединили существовавший в Риме институт суда, элементы аналогичных египетских и греческих институтов, законодательство греческих полисов и создали стройную, отлаженную, непротиворечивую систему, абстрагированную от конкретного социума и государственного образования1.
Во времена республики юридическое положение религиозных коллегий как собственников было неясным. Коллегиям издревле приписывалось обладание недвижимостями и рабами, существовала особая жреческая касса (area). Между тем недвижимости, которыми наделялись храмы, рассматривались как составные части государственной земли (agri publici), владение и пользование ими предоставлялось жрецам на тех же основаниях, на которых гражданам предоставлялось обладание государственной землей для отправления публичного культа (rerum sa-crarum causa). Народу принадлежала обособленная государственная касса (area pontificum), выделенная из народного эрара для отправления публичных культов (sacra publica).
Управление имуществом, предоставленным храмам и коллегиям (аренда земли, ремонт зданий и т.п.), находилось в ведении государственных должностных лиц. Наконец, жреческие коллегии не могли сами приобретать имущество и вступать в обязательства, т.е. не имели существенных прав, благодаря которым союз становился субъектом гражданского права. Вещи, посвященные божеству, исключались из гражданского оборота, так что принадлежность ему этой вещи скорее отрицала человеческое право на эти вещи, нежели приобретала характер господства собственника над принадлежащей ему вещью. Н. С, Суворов полагал, что в голове римского юриста III в. н.э. могла быть идея религиозного учреждения, видимым носителем которого является коллегия жрецов, состоящая при храме данного божества. Таким образом, для классической римской юриспруденции юридическое лицо представлялось как союз лиц2.
При этом римские юристы отмечали факт, что в некоторых случаях права и обязанности принадлежат не отдельным лицам и не простым группам физических лиц, а целой организации, имеющей самостоятельное бытие, независимое от бытия отдельных ее членов. Например, До-миций Ульпиан, сочинениям которого была придана обязательная юридическая сила, писал, что право требования совокупности членов объединения не есть право требования каждого отдельного члена; долг этой
§ 1. Юридические лица в римском праве

совокупности не есть долг каждого отдельного члена. Кредитором и должником перед третьими лицами выступает совокупность, но не отдельный член союза1.
К религиозным коллегиям относятся похоронные коллегии (collegia funeratitia), ибо местам погребения римляне придавали религиозный характер. Члены этих коллегий собирались раз в месяц для сбора членских взносов, составляющих общую кассу коллегии, из которой в случае смерти одного из членов выдавалась денежная сумма (funeratitium) для покрытия издержек погребения.
Для религиозных союзов (collegia sodalitia) религиозная цель служила только предлогом. По мнению ученых, они были клубами для общественного развлечения, а в конце республиканского времени сделались политическими клубами для поддержания кандидатуры того или иного лица, хорошо оплатившего эту поддержку. Вследствие этого религиозные союзы стали источником смут и опасностей для правительства, которое их запретило2.
В императорское время и позднее, в постклассическую эпоху, образовались наследственные цехи, члены которых вместе с их потомками обязаны были отправлять известное ремесло как повинность в пользу государства, которое за это освобождало их от несения других тягот. Таковы были коллегии ремесленников, хлебопеков и булочников (pis-tores), корабельщиков (navicularii) в Риме и провинциях. Обязательная наследственная служба корабельщиков тяготела над их имуществом, даже если оно переходило путем универсального или сингулярного преемства к лицам, не принадлежащим к корпорации. Коллегии, которые не были прямо учреждены правительством, а образовались самими ремесленниками, благодаря единству ремесленной или промышленной специальности, приобретали тот же принудительный характер.
Коллегии или декурии подчиненного служебного персонала также имели права юридического лица3.
С течением времени количество этих союзных образований возрастало. Законами XII таблиц (V в. до н.э.) корпорациям - коллегиям (collegium) и союзам (universitas) было разрешено самим определять свои внутренние отношения. Каждая корпорация принимала устав, на основе которого ее члены строили отношения друг с другом. Корпорация была независима от смены отдельных ее членов. Отдельные участ-
' См.: Грешников ИЛ. Субъекты гражданского права. С. 16-17. 2 См.: Суворов Н.С. Об юридических лицах по римскому праву. С. 41-43, 198-201.
50
' Ulp. D. 36.1.1.15 (см.: Ельяшевич В.Б. Юридическое лицо, его происхождение и функции в римском частном праве. С. 395); D. 3.4.7.1-2 (см.: Новицкий И.Б. Римское право. С. 59).
2 См.: Суворов Н.С. Об юридических лицах по римскому праву. С. 201-203.
3 См.: Суворов Н.С. Об юридических лицах по римскому праву. С. 203-205; Пухан И., Поленак-Аюшовская М. Римское право. С. 95-96.
5/
Глава II. Происхождение юридического лица
ники вступали в союз и выбывали из него, но союз при этом сохранялся как единое целое. Говоря о независимости существования корпорации от смены отдельных его членов, юрист Алфен сравнивал корпорацию с кораблем, на котором можно заменить все или отдельные составные части, но при этом корабль будет все тот же1.
Очевидно, что существование любой организации невозможно без наличия у нее имущества, посвященного целям организации. Поэтому члены религиозного союза делали ежемесячные взносы в его пользу, по мере надобности устанавливали имущественные взносы для удовлетворения той или иной потребности союза. Юридически это имущество не являлось собственностью союза, а принадлежало отдельным его членам. Однако пока существовал союз, эта собственность была неделимой, а выбывающий из него участник не имел права требовать себе доли имущества объединения. В случае прекращения союза имущество делилось между последним составом его членов.
Еще задолго до осознания в законодательстве этого явления корпорации, союзы и товарищества стали рассматриваться как самостоятельные субъекты права, владеющие имуществом, обособленным от имущества их участников. Но только во времена принципата профессиональные союзы (universitas), частные корпорации (collegium) и религиозные объединения были наделены правами юридического лица2.
Товарищества. Широкое распространение в римском праве получили договоры товарищества, по которым двое или несколько лиц объединялись для осуществления известной хозяйственной цели, ведения совместными силами торговли или промысла. Договор заключался между лицами, желающими сообща построить дом или снарядить для торговли за морем корабль. Они участвовали в общем деле имущественным вкладом или своим трудом либо сочетанием имущественного взноса с личными услугами. Прибыль и убытки от ведения дела распределялись между товарищами поровну либо в предусмотренных договором долях. Обычно соглашение составлялось на определенный срок и прекращалось по истечении этого срока либо после достижения поставленной цели. Существовали и товарищества на неопределенный срок3.
В классическом римском праве различались два вида товариществ:
1) товарищества по совместному проживанию и совместной деятельности, участники которых договаривались об общности всего на-
1 D. 5.1.76 (см.: Новицкий И.Б. Римское право. С. 59).
2 См.: Ельяшевич В.Б. Юридическое лицо, его происхождение и функции в римском частном праве. С. 329-332,451 ^t54.
'См.: Римское частное право: Учебник / Под ред. проф. И.Б. Новицкого и И.С. Перетерского. М„ 1996. С. 467.
52
§ 1. Юридические лица в римском праве
стоящего и будущего имущества и о разделении между собой всего, чем они обладали. Как правило, договор возникал между членами одной семьи (сособственниками, сонаследниками). Эти соглашения стали прообразом так называемых гражданских товариществ или договоров о совместной деятельности, не имеющих предпринимательского характера;
2) производственные товарищества, участники которых объединяли часть собственного имущества для выполнения определенной работы либо ведения совместной хозяйственной деятельности и получения общих доходов. Подобные договоры заключались между купцами или ремесленниками для совместного ведения торговли, промысла либо иной доходной деятельности. Так образовывались различные промышленные и торговые товарищества (societas) .
Особое значение в Древнем Риме имели товарищества публиканов (откупщиков). Публиканами назывались лица, которые на основании договора (location, rendition) брали у государства в аренду или на откуп какой-либо род государственных доходов на срок от трех до 100 лет. Они вносили вперед определенный залог (praedes, subsignatio praediarum) и несли перед государством неограниченную имущественную ответственность. Подобное предприятие требовало больших денежных затрат, поэтому лица, заключившие такой договор с государством, обычно объединялись в товарищества (societates vectigalium publicorum). В состав товарищества входили полные товарищи (socii), которые несли полную ответственность, и вкладчики, отвечавшие только суммой внесенного в предприятие вклада (participes или affines). Товарищество возглавлял манцепс (manceps). По некоторым источникам, во главе товарищества публиканов стоял директор (magister), имевший в провинциях вице-директоров (promagistri) и целый персонал подчиненных должностных лиц.
Наивысшего процветания товарищества публиканов достигли в конце республиканского периода. Необходимость придать им юридическую устойчивость привела к выделению этих товариществ из ряда обыкновенных договорных товариществ и признанию за ними прав юридического лица. При заключении договоров с государством manceps должен был действовать уже не от своего имени, а во имя корпорации. В отличие от обычного гражданского товарищества, которое рассматривалось как союз лиц, основанный на доверии друг к другу, а потому прекращающийся во всех случаях смерти или выхода одного из товарищей, бытие товарищества публиканов стало признаваться независимым от смены отдельных членов. Пай умершего товарища на основании решения товарищей переписывался на имя наследника, который стано-
' См Пухан И. Поленак-Акимовская М. Римское право. С. 266-267.
53
Глава II. Происхождение юридического лица
вился новым товарищем. Возможно, что паи имели известную рыночную стоимость и могли переходить из рук в руки, подобно нынешним акциям1.
Как видим, товарищества публиканов явились прообразом современных нам коммандитных товариществ.
Первоначально товарищества не признавались самостоятельными субъектами права. Они не могли совершать сделки, заключать договоры, выступать в гражданском процессе, искать и отвечать. Обособление имущества товарищества от его членов имело значение лишь для внутренних, но не внешних отношений. Так, юридическая личность товарищества публиканов и принцип ограниченной ответственности товарищества его обособленным имуществом признавались лишь в отношениях товарищей с третьими лицами, но не с государством. До самых поздних времен казна считала ответственными перед собою отдельных публиканов и производила взыскание с манцепса, отвечавшего пред нею всем своим имуществом, и с поручителей-praedes, которые отвечали своими praedia.
Для посторонних лиц сделка, совершенная одним из участников в интересах товарищества, была лишь сделкой данного гражданина, который являлся по ней управомоченным и обязанным лицом. Поэтому в отношениях с третьими лицами товарищи были вынуждены выступать сообща, совместно заключая различные сделки и подписывая договоры. В обороте фигурировали все или часть наличных членов организации, а последствия совершенных ими юридических действий касались только их самих. Это было неудобно для всех участников сделок.
Торговые товарищества особенно нуждались в признании их субъектами права. Внутренние отношения в товариществах, участники которых длительное время занимались совместной коммерческой деятельностью, были рассчитаны на обособленность общего имущества от имущества отдельных товарищей и на независимость существования объединения от смены отдельных членов. Между тем смерть или выход одного из участников товарищества влекли за собой прекращение товарищества, а выходящий участник получал свою долю в общем имуществе.
Когда форма товарищества начала широко применяться для организации торговых предприятий, то характер предприятия как единого целого стал отражаться на построении товарищества. Оборот желал здесь видеть и с внешней стороны определенное единство. Кредиторы товарищества получали преимущественное право перед кредиторами
§ 1. Юридические лица в римском праве
1 См.: Суворов Н.С. Об юридических лицах по римскому праву. С. 205-211; Тарасов И. Т. Учение об акционерных компаниях. М., 2000. С. 82-83; Каминка А.И. Акционерные компании. Т. 1. С. 58-81.
54

отдельных товарищей на удовлетворение из капиталов товарищества. Уполномоченный товарищества без доверенности считался его представителем. Претензии к товариществу направлялись по адресу его конторы, а не по месту нахождения отдельных товарищей. Наконец, товарищество стало выступать в обороте под собственным именем (фирмой) как единое предприятие1.
Церковные учреждения. Распространение христианства привело к возникновению христианских общин как субъектов права. По мнению исследователей, первая христианская община возникла в Иерусалиме. В периоды гонения христиан римской властью христианская община в каком-либо городе могла легитимировать себя перед правительством в форме похоронной коллегии, позволенной императорскими законами. Вместе с тем историки свидетельствуют, что в спокойные периоды христианские общины существовали как таковые и даже имели недвижимое имущество, принадлежавшее именно общине, а не составляющим ее физическим лицам.
При христианских императорах церковные учреждения в лице их администраторов стали рассматриваться как юридические лица. По законодательству императора Юстиниана, кроме епископской церкви, которая первоначально была единственным церковным институтом с правами юридического субъекта в лице своего епископа, к юридическим лицам причислялись церкви вообще, монастыри и богоугодные заведения. В римско-христианском государстве центром, объединяющим церковное имущество, была императорская власть, включившая церковь в римское публичное право. Следуя научной терминологии своего времени, законодатель называл религиозные и богоугодные учреждения коллегиями или союзами, но в действительности качество юридического субъекта связывалось не с корпорацией как союзом лиц в древнеримском смысле, а с теми органами, которые получали полномочие от церковного правительства заведовать делами религиозных и богоугодных учреждений. Епископ, дающий религиозную санкцию духовному учреждению, предоставлял ему и публичную санкцию по воле императора, каковая могла быть поддержана в силе гражданским магистратом.
С распространением христианства и признанием его государственной религией была создана почва для возникновения самостоятельных учреждений. Прежде всего гражданской правоспособностью были наделены церковные учреждения (ecclesiae). Отдельные церкви получили право приобретать имущество и наследовать по завещаниям, быть кре-
1 См.: Суворов Н.С. Об юридических лицах по римскому праву. С. 212; Ельяшевич В.Б. Юри-дическре лицо, его происхождение и функции в римском частном праве. С. 451-454.
55
Глава II. Происхождение юридического лица
диторами, выступать стороной в суде и т.д. Сверх того, наряду с фиском они получили различные привилегии. Впоследствии правоспособными признаются частные благотворительные учреждения (госпитали, приюты и пр.), ибо они находились под наблюдением церковных властей (епископов). Эти благотворительные учреждения, обозначаемые выражениями piae causae, pia corpora, venerabiles domus («благочестивые, почтенные собрания») являлись самостоятельными юридическими субъектами1.
«Лежачее» наследство. «Лежачее», т.е. открывшееся, но еще не принятое наследство (hereditas jacens), также рассматривалось в качестве своеобразного юридического лица. Римские юристы допускали, что умершее лицо, существовавшее в действительности и оставившее неизгладимый след своей личности в имуществе, имущественных отношениях, завязанных им при жизни, на короткое время предполагается как бы еще живым в интересах имеющего намерение занять его место наследника2.
Создание юридических лиц. Древнее право связывало учреждение юридического лица с самим фактом наличия сообщества, создания объединения и принятия его установлений. Свобода образования сообществ не ограничивалась, их деятельность только регламентировалась. Созданное сообщество существовало до тех пор, пока его деятельность не входила в противоречие с общественным порядком.
В классическом римском праве юридические лица в публичном праве учреждались на основании решения соответствующих государственных органов: закона, эдикта, сенатусконсульта и т.п. На основании международного договора о союзничестве учреждались новые самоуправляющиеся единицы. В частном праве юридические лица учреждались по решению государственных органов либо по инициативе частных лиц. Со времен Цезаря и Августа (Les Julia de collegiis - середина I в. до н.э.) для учреждения частных юридических лиц по инициативе не менее трех римских граждан стало необходимым получение предварительного согласия государственных органов, которое могло быть общим, если учреждалось типическое юридическое лицо (похоронная коллегия), или специальным3.
Таким образом, в классическом праве автономная система создания юридических лиц сменилась концессионной.
' См.: Суворов Н.С. Об юридических лицах по римскому праву. С. 212-218; Он же. Учебник церковного права. 5-е изд. М., 1913. С. 416-419; Покровский И.А. История римского права. С. 315-316.
2 См.: Суворов Н.С. Об юридических лицах по римскому праву. С. 218-219.
3 См.: Пухан Я., Поленак-Акимовская М. Римское право. С. 4-5, 93-94.
56
§ 1. Юридические лица в римском праве
По словам Гая, образование корпорации предоставляется не без разбора всем и каждому, а сдерживается запретительными законами, сенатусконсультами и императорскими конституциями. Марциан прибавляет еще инструкции или императорские приказы (mandata) провинциальным наместникам. Полицейское разрешение и приобретение корпоративных прав на основании закона совпадали, т.е. одновременно со специальным дозволением существования известного общества ему специально «даровался» статус юридического лица'.
Правоспособность юридических лиц была специальной, поскольку они могли совершать любые правовые деяния, связанные с целью, ради которой были созданы (взимание налогов, ведение общественных работ, лечение больных, помощь своим членам и т.д.). Эти субъекты наделялись правоспособностью в области гражданского, а точнее, имущественного права. Они могли иметь вещные и обязательственные права, вести процессы. До Юстиниана только фиск, отдельные церковные общины и корпорации имели привилегии в виде возможности получать наследство, другие имущественные права.
Дееспособность юридического лица распределялась между его органами в соответствии с их компетенцией. Компетенция органов государственных и самоуправляющихся единиц определялась установлениями по управлению государством. Организация государственных предприятий и самостоятельных учреждений предусматривалась самим учредительным актом. Организация частного юридического лица проводилась по примеру государственного. Частные юридические лица имели собрание членов, избранных руководителей и платных служащих. Собрание членов было правомочно давать общие направления деятельности юридического лица. Руководство и оплачиваемые служащие проводили в жизнь общие направления, выработанные собранием членов в соответствии со статусом юридического лица. Во главе служащих стоял директор (actor, syndicus) как высший орган юридического лица2.
Значение юридических лиц. Юридические лица в римском праве не достигли полного расцвета. Однако гениальное по простоте изобретение римских юристов - создание искусственного субъекта права там, где возможности индивидуума были ограничены - оказалось весьма эффективным способом для достижения самых разных целей3.
' См.: Суворов Н.С. Об юридических лицах по римскому праву. С. 225-227.
2 См.: Пухан И., Поленак-Акимовская М. Римское право. С. 94-95. О прекращении юридических лиц см.: Гримм Д.Д. Лекции по догме римского права. М, 2003. С. 99-100.
1 См.: Ельяшевич В.Б. Юридическое лицо, его происхождение и функции в римском частном праве. СПб., 1910. С. 449; Шершеневич Г.Ф. Русское гражданское право. М., 1995. С. 89.
57
Глава II. Происхождение юридического лица
Во-первых, отныне участники совместной торговой и промысловой деятельности могли обособить имущество, предназначенное для общей цели, путем создания юридического лица и передачи ему в собственность этого имущества. Тем самым общее имущество участников не сливалось с их частным имуществом, оказываясь достаточно защищенным от взыскания со стороны их личных кредиторов.
Во-вторых, появилась возможность сложения с отдельного коммерсанта всей тяжести предпринимательского риска путем ограничения его ответственности перед третьими лицами имуществом, переданным юридического лицу, от имени которого данный предприниматель участвует в коммерческом обороте. В результате индивидуальное имущество коммерсанта заслонялось от взыскания со стороны общих кредиторов, поскольку с появлением юридического лица его участники фактически отвечали по общим долгам, сделанным от его имени, уже не солидарно, а субсидиарно.
В-третьих, благодаря статусу юридического лица сложные по своей внутренней структуре объединения лиц (корпорации, союзы и пр.), получили возможность совершать сделки и иные юридически значимые действия с легкостью и удобством как единый субъект права.
Римская правовая мысль выработала понятия правоспособности и дееспособности этого искусственного субъекта. Выделились даже основные типы юридических лиц- корпорации ^учреждения.
По замечанию И.А. Покровского, новому миру был передан очень тонкий юридический способ, при помощи которого самые разные социальные образования могли быть введены в нормальную жизнь гражданского общества, - и новый мир широко им воспользовался .
§ 2. Возникновение юридических лиц в странах Западной Европы
Появление товариществ. Начиная с XII столетия в Италии, а затем почти во всех государствах континентальной Европы произошла рецепция римского права. Трудно сказать, пришла ли идея юридического лица в правовые системы этих стран из Рима, или юридическое лицо есть закономерное явление в общественной жизни любого государства на определенном этапе его исторического развития. Как отмечал А.И. Каминка, новые юридические формы создаются нелегко, жизнь постепенно приспосабливает существующие формы к вновь возникающим потребностям, а в результате переработки старых форм создаются
' См.: Покровский И.А. История римского права. С. 316.
58
§ 2. Возникновение юридических лиц в странах Западной Европы
такие, которые имеют мало общего с первоначальными1. С развитием капитализма потребность в образовании различных объединений для совместного ведения предпринимательской деятельности была столь сильной, что исторический опыт и знания, накопленные греческой и римской культурой, не могли не пригодиться.
Торговые отношения между разными городами и странами начались давно и получили широкое развитие в средние века. Известно, что уже в 1224 г. между Нидерландами, Генуей и Венецией поддерживалось регулярное морское сообщение. В период первоначального накопления капитала торговля была делом рискованным, а путешествия в дальние края и заморские страны - опасными. Средства передвижения были ненадежны, дороги - плохи, а люди - беспомощны перед силами природы. На торговые караваны нападали разбойники и морские пираты. Купцы рисковали не только деньгами, товарами, но и жизнью. Поэтому они предпочитали вести дела сообща, компаниями, чтобы легче преодолеть подстерегавшие их в чужих краях и в пути трудности (слово компания означает общий хлеб). Купцы объединялись в торговые гильдии и вместе снаряжали торговые экспедиции. Купеческие ассоциации вырабатывали некоторые правила совместной деятельности регламенты. И хотя общего капитала у торговой гильдии не было, но каждый ее член вносил определенные платежи на нужды ассоциации. Члены гильдии солидарно отвечали за ее долги перед кредиторами ассоциации, а гильдия отвечала за долги каждого ее члена2.
В XI-XIV столетиях широкое распространение в морской торговле, особенно в Италии и Франции, получили коммандитные товарищества (commenda, commandita). Первоначально отдельные лица просто вручали для спекуляции свои деньги или товары либо предоставляли труд по оценке капитану какого-нибудь отправлявшегося в плавание корабля, вследствие чего образовывался общий фонд (columna comunis), в котором участники делились на socii, дававшие деньги или товары, и nautae, предоставлявшие свой труд3.
Впоследствии на их основе стали создаваться морские торговые товарищества (societas maris), выступавшие во внешних отношениях как единое предприятие, целью которого являлась морская торговля или перевозка. Патрон-учредитель, задумавший построить корабль, объявлял стоимость корабля и размеры паев, обычно равных между собой. Товарищество считалось возникшим в силу принятия на себя разными
См.: Каминка А.И. Акционерные компании. Т. 1. С. 47.
2 См.: Тарасов И. Т. Учение об акционерных компаниях. М, 2000. С. 86; Каминка А.И. Акционерные компании. Т. 1. С. 85, 165.
3 СМ.: Тарасов И. Т. Учение об акционерных компаниях. С. 83.
59
Глава II. Происхождение юридического лица
лицами по приглашению патрона-учредителя всех долей предприятия. В условиях нормального хода дел обязанности товарища исчерпывались оплатой принятой на себя доли участия, тогда как патрон отвечал за долги товарищества всем своим имуществом. Необходимость уплаты дополнительных взносов возникала при снаряжении корабля в плавание, в случае ремонта корабля. Если без согласия своих товарищей патрон увеличивал размеры корабля, указанные им при создании товарищества, то никто не обязан был участвовать в дополнительных расходах, даже если извлечет из них выгоду, соответствующую его доле участия в предприятии. Когда же решение об увеличении размеров корабля принималось большинством участников, вносить дополнительные взносы обязаны были все. При недостаточности средств у кого-либо из товарищей их доля уменьшалась, а к участию в предприятии приглашались новые лица. В случае неудачи предприятия корабль по требованию кредиторов продавался, и вырученные средства направлялись для погашения долгов. Кроме того, неограниченную и солидарную ответственность по долгам товарищества несли его члены. Нежелание лица продолжать участие в деятельности товарищества влекло за собой не прекращение товарищества, а отчуждение своей доли участия.
Во главе товарищества стоял патрон, но решающее значение в делах управления принадлежало товарищам, воле которых подчинялся патрон. Вопросы увеличения размера основного капитала, исправления корабля, передачи командования обсуждались и решались только на собрании участников. О ходе предприятия патрон отчитывался перед собранием, которое принимало решение о распределении прибыли. Вместе с тем патрон не был простым уполномоченным. Во-первых, в силу специфики морской торговли при отсутствии участников патрон мог сам решать вопросы, подлежащие обсуждению товарищами. Во-вторых, даже в случае выхода за пределы предоставленных ему полномочий обязательства патрона перед третьими лицами подлежали выполнению.
Весьма любопытной в морских товариществах была роль писца, который вел учет товаров в корабельном регистре и осуществлял своеобразные функции контроля. Таким образом, морское товарищество было скорее объединением капиталов, нежели договорным соединением отдельных лиц.
Интересную форму корпоративной организации XII в. представляют собой горные товарищества. Общий капитал товарищества был разделен на паи, которые могли свободно отчуждаться, но по правилам приобретения недвижимости. Управление делами товарищества осуществлялось общими собраниями. Примечательно, что уже в те времена появились посредники в купле-продаже паев, участились случали обма-
60
§ 2. Возникновение юридических лиц в странах Западной Европы
нов и спекуляций, что заставило государство направлять в товарищества своих представителей для контроля за их деятельностью.
Широкое распространение во Франции и в Германии получили компании по эксплуатации мельниц. Имеются данные, что собственником долей участия в таком предприятии (suches), которые могли свободно отчуждаться, был французский король Карл V1.
Зарождение акционерных обществ. На протяжении XIII XIV столетий в странах Западной Европы бурными темпами начали развиваться ремесла и торговля. Внедрение в производство машин и механизмов стимулировало рост производительности труда, активизировало товарно-денежные отношения. Появились целые сословия людей - ремесленники, купцы, банкиры, - для которых совершение торговых сделок (купля-продажа товаров, обмен и ссуда денег под проценты) стало основным источником дохода.
Большую роль в развитии акционерной формы юридического лица сыграли генуэзские маоны (союзы государственных кредиторов).
Города Италии нуждались в деньгах, чтобы привести в порядок городское хозяйство, вести войны за независимость. Военные расходы требовали оперативного сбора средств, а прямое обложение населения было не слишком выгодно для состоятельных горожан. Поэтому создали систему государственных займов (montes), принудительных и добровольных, взамен на предоставление каких-либо льгот и преимуществ. Еще до выплаты основного долга гражданам обещалась выплата процента, который сначала устанавливался высоким, а затем снижался. Чтобы обязать государство добросовестно исполнять свои обязательства, установили уголовную ответственность (штраф) чиновника (и даже его потомков), который не исполнял обязательств перед кредиторами. Государственные кредиторы нередко объединялись в союз - маону (montes), соединяя свои капиталы для ссуды государству (mons), приобретая для погашения этой ссуды право на получение соответствующей части государственных доходов.
В середине XIV в. одна из таких маон преобразилась в компанию колонизации о. Хиоса. Исследователи считают, что на основе маон возникли банки Венеции, Генуи, Флоренции, которые впоследствии начали производить банковские и торговые операции, доход от которых распределялся между кредиторами. Созданный в 1345 г. (по другим источникам - в 1371 г.) в Генуе Банк Святого Георгия был крупнейшим банком того времени. По образцу Генуэзского банка в 1694 г. были учреж-
1 См.: Каминка А.И. Акционерные компании. С. 89-111; Тарасов И. Т. Учение об акционерных компаниях. С. 84; Шершеневич Г.Ф. Курс торгового права. Т. 1, СПб., 1908. С396-397.
61
Глава II. Происхождение юридического лица
лены Английский банк Патерсона, Лауевский банк во Франции, банк Святого Амвросия в Милане.
Во Франции крупные торговые товарищества возникают в XIV в. В 1535 г. в Руане была образована первая компания купцов для торговли с Индией. В 1628 г. торговую компанию (Compagnie de la Nouvelle France) основал Ришелье. Известны такие: Compagnie d'Orient, основанная в 1642 г.; Compagnie de la Chine, созданная в 1697 г.; Compagnie d'Occident, учрежденная в 1712 г. и др. В 1838 г. во всей Франции было 1039 акционерных товариществ1.
В XVI в., названном эпохой Великих географических открытий, были открыты новые земли и морские пути. Открытие в 1492 г. Америки, в 1498 г. - морского пути в Индию вокруг Африки способствовало развитию мореплавания, освоению новых земель. Начавшаяся колонизация Индии, Африки и Америки со стороны Испании, Португалии, Голландии и Англии способствовала расширению сферы мировой торговли. Расширялись торговые отношения Германии с Венецией, Генуей и другими итальянскими городами. Купеческие гильдии и морские товарищества стали объединяться в колониальные компании.
По мнению исследователей, начало акционерной формы юридического лица было положено в Италии, ее развитие продолжилось в Голландии, а затем уже в других странах - Англии, Франции, Германии, России. В частности, Франция заимствовала принципы акционерного строя из Голландии, хотя голландский термин акционист, который встречается и в немецкой литературе, постепенно вытесняется более поздним французским термином акционер, появившимся в 1686 г. Институт биржи также возник в Италии, а сам термин нидерландского происхождения, распространившийся в Италии лишь в XVII столетии.
В средние века центром торговой деятельности был Лондон, где происходили биржевые собрания. Первые колониальные товарищества были задуманы в Англии в 1496 г. венецианцем Каботом (Jean Cabot, настоящая фамилия - Gabola), но вследствие недостатка средств предприятие распалось. В 1566 г.2 Себастьян Кабот организовал товарищество Russian Company (Англо-Московскую торговую компанию), установившее торговые отношения с Россией.
Голландские купцы стали завязывать торговые отношения с Африкой, Бразилией, Индией и Россией. В 1594 г. в Амстердаме была об-
1 См.: Каминка А.И. Акционерные компании. С. 113-162, 251; Тарасов И. Т. Учение об акционерных компаниях. С. 83-84, 93100; Шершеневич Г.Ф. Курс торгового права Т 1 С. 397.
2 По другим источникам 1553 г. // См.: Шершеневич Г.Ф. Курс торгового права. Т I С. 399.
62
§ 2. Возникновение юридических лиц в странах Западной Европы
разована крупная компания (Compagnie van Verre), первоначально состоявшая из 10 участников, число которых в 1598 г. возросло до 18, причем каждый из них имел своих участников. В одном только 1598 г. компания отправила в разные страны 80 кораблей.
Колониальная торговля потребовала установления некоторых правил и кооперации. Голландское правительство взяло на себя инициативу и после проведения переговоров в 1602 г. соединило несколько отдельных торговых компаний в одну Нидерландскую Ост-Индскую компанию. Впоследствии по ее подобию в 1621 г. была создана Нидерландско-Вест-Индская компания.
Первоначально регламентом (octroa) Ост-Индской компании ее участникам было запрещено в течение 10 лет выходить из состава компании, равно как принимать новых участников. Внесенные паи были неравными, а доля прибыли, получаемой участниками, - пропорциональна размерам их торговли. Впоследствии были разрешены выход из компании, продажа паев третьим лицам и прием новых членов. Доли участия каждого члена компании разделили на равные части, ставшие предметом биржевого оборота. Эти части стали называть акциями, которые можно было с легкостью продавать и покупать, хотя акции как ценной бумаги, выражающей право участия в предприятии, еще не существовало. Компания состояла из пяти отделений (камер), во главе которых находилось разное число директоров. Между директорами существовало распределение обязанностей, совмещение должностей и родство между директорами не допускалось. Возглавлял компанию Совет из 17 человек, который обязан был давать отчет о деятельности компании собранию акционеров, созываемому посредством особых публикаций. В 1622 г. участникам компании было предоставлено право избирать лиц, управляющих делами компании, и установлен особый ревизионный орган в лице двух главных участников, которые ежегодно проверяли счетоводство всех отделений1.
Английская Ост-Индская компания отличалась от Нидерландской. Своим возникновением она была обязана не мерам правительственного поощрения, а частной инициативе энергичных предпринимателей, хотя еще 31 декабря 1569 г. английская королева даровала предпринимателям привилегию на 15 лет на право исключительной торговли в Индии, а самой Ост-Индской компании были особо дарованы права корпорации, обширные права монопольной торговли и разного рода преимущества по ввозу и вывозу товаров. Поводом для создания компании послужило искусственное установление голландскими купцами сильно
1 См.: Каминка А.И. Акционерные компании. Т. 1. С. 127-128, 163-197; Тарасов И.Т. Учение об акционерных компаниях. С. 85-87.
63
Глава II. Происхождение юридического лица
завышенных цен на перец. 22 сентября 1599 г. в Лондоне под председательством лорда-мэра был созван митинг, на котором приняли резолюцию об образовании ассоциации для торговли с Индией. 101 человек выразил желание участвовать в этом предприятии, подписавшись на общую сумму 30133 фунта стерлингов 6 шиллингов и 8 пенсов. Причем все подписывались на круглые суммы от 100 до 3000 фунтов стерлингов, и только один подписался на 333 фунта 6 шиллингов 8 пенсов. Собрание постановило, что впредь ни один предприниматель не будет принят в компанию без взноса как минимум в 200 фунтов. Принцип ограниченной ответственности участников по обязательствам компании четко прослеживался в ее деятельности.
Во главе компании стояло общее собрание участников, которое впервые выступало именно как орган управления, а не просто совокупность наличных членов. Собрание созывалось в известном месте, в определенном порядке и принимало постановления большинством голосов. Очередные собрания созывались ежегодно, чрезвычайные - по мере надобности. Первоначально каждый участник имел один голос. В хартии компании 1662 г. право голоса было предоставлено только акционерам, которые внесли в капитал компании не менее 500 ф. ст., а в 1772 г. ценз возрос до 1000 ф. ст., причем лицо, желающее воспользоваться правом голоса, должно было провладеть акциями не менее одного года. Общее собрание устанавливало правила внутреннего управления и осуществляло за ним надзор. Непосредственное ведение дел компании находилось в руках коллегиального органа - комитета из 24 человек, которые избирались общим собранием из числа членов компании сроком на один год и решали все текущие дела большинством голосов. Представитель компании - управляющий (Gouvernor) также избирался общим собранием сроком на один год. Кроме того, общее собрание избирало депутата или, выражаясь языком современных акционерных компаний, кандидата на должность главного директора, заменявшего его в случае его отсутствия. Все новые участники компании и все должностные лица обязаны были приносить присягу на верность компании1.
Английским правительством в 1606 г. были образованы первые корпорации в США .
Во Франции в 1628 г. возникла благодаря кардиналу Ришелье Компания Западной Индии, в 1664 г. при содействии Кольбера была учреждена Компания Восточной Индии3.
' См.: Каминка А.И. Акционерные компании. Т. 1. С. 198-207. 3 The History of American Business and Industry. Washington, 1972. P. 9. 3 См.: Шершеневич Г.Ф. Курс торгового права. Т. 1. С. 400.
64
§ 2. Возникновение юридических лиц в странах Западной Европы
В Германии первые юридические лица появились позднее, чем в Голландии, Англии и Франции, хотя уже в XV-XVI столетиях были известны товарищества, имевшие некоторые черты коммандитных товариществ на акциях. В силу экономических и политических причин купцы не испытывали потребности создавать крупные компании, поскольку внешняя торговля была организована по принципу торговых гильдий, где каждый ведет торговлю за свой счет, подчиняясь известным правилам. Поэтому инициатива колониальной торговли принадлежала правительству, которое устанавливало способ образования компании, регулировало ее внутренние и внешние отношения. В частности, известны: Компания по торговле с Гвинеей (основана в 1682 г.); Бранденбургско-Африканская компания (1692 г.); Orientalische Gesellschaft (1719 г.); Die Russiche Com-pagnie in Berlin, организованная в 1725 г. для поставки прусского сукна в Россию; Азиатская торговая компания (1750 г.). В 1853 г. учрежден первый акционерный банк (Bank fiir Handel und Industrie). Всего в 1843 г. в Пруссии было 29 акционерных компаний, тогда как в 1861 г. - 250, а в 1874 г.-уже 1124.
В Австро-Венгрии к началу 1870 г. также насчитывалось 270 акционерных компаний1.
Церковные и иные учреждения. Нельзя забывать, что в средние века крупнейшим феодалом была церковь, сосредоточившая в своих руках значительные богатства: земельные наделы, драгоценные предметы культа, другое имущество. Подразделения церкви (монастыри, храмы и т.п.) и создаваемые под ее эгидой благотворительные (богоугодные) заведения (ночлежки, больницы, приюты, школы и пр.) рассматривались как самостоятельные субъекты права - юридические лица. Любопытно, что в то время церковное имущество было неотчуждаемым, поэтому церковь стали называть «мертвой рукой», т.е. собственником, который не выпускает взятое из руки. Акт предоставления церкви имущества назывался admortisatio, т.е. умерщвление имущества для гражданского оборота.
Чтобы богатые церковные учреждения не употребляли свое имущество на чужеродные цели, не обогащались за счет нуждающихся, с XIII столетия во многих странах стали принимать «амортизационные» законы или законы «о мертвой руке» (Amorrtisationsgesetze, leges de manu mortua, leges de non admortisando), ограничивающие церковные приобретения. Так, в Северной Америке был установлен общий предел (50000 долларов для недвижимости), далее которого не могли простираться церковные приобретения; в Германии был установлен предел для
' См.: Тарасов И. Т. Учение об акционерных компаниях. С. 102-108, 126; Каминка А.И. Акционерные компании. Т. 1. С. 283-293.
65
Глава II. Происхождение юридического лица
каждого отдельного приобретения (5000 марок), превышение которого требовало специального разрешения государственной власти, будь то приобретение непосредственно монастырем или через монаха. В эпоху Реформации началась секуляризация церковного имущества, т.е. изъятие его у церкви с обращением в государственную собственность1.
Своеобразными юридическими лицами являлись старейшие высшие и средние учебные заведения.
Традиционно считается, что первый университет был создан в г. Болонья (Северная Италия) в 1088 г. Он представлял собой корпорацию студентов, которая сама приглашала профессоров, определяла их обязанности и порядок занятий. В дальнейшем по такому образцу строили свою жизнь университеты юга Франции, Испании, Италии, например, знаменитый Падуанский университет, с которым связаны имена Галилео Галилея,- Джордано Бруно, многих других выдающихся мыслителей и поэтов.
Примерно в 1200 г. был основан Парижский университет, который был объединением ученых и магистров-преподавателей. По такому же принципу создавались в конце XII столетия Оксфордский университет, а в начале XIII столетия - Кембриджский университет2.
Известны Лондонские юридические корпорации (Грейс Инн, Линкольн Инн, Миддл Темпл, Иннер Темпл) - своеобразные высшие учебные заведения, студенты которых изучали законы и практиковались в их применении.
. Таким образом, уже в средневековой Европе в имущественном обороте участвовали не только коммерческие юридические лица (товарищества, общества, корпорации, компании и т.п.), но и некоммерческие (учреждения, институты и др.). Процесс создания юридических лиц везде происходил под контролем государства, которое фактически учреждало либо контролировало их, даруя на определенный срок привилегии, патенты и т.п.
Для упорядочения деятельности юридических лиц требовался правовой фундамент. Он создавался постепенно, ибо право, как явление консервативное, всегда с осторожностью приспосабливается к новым потребностям экономической и общественной жизни.
' См.: Суворов Н.С. Учебник церковного права. С. 419-420.
' См.: Андреев А.Ю. Лекции по истории Московского университета (1755-1855). М., 2001. С. 27-29.
66
§ 3. Становление института юридического лица в западно-_______________________европейском праве_______________________
§ 3. Становление института юридического лица в западноевропейском праве (xviii-xix вв.)
Источники права компаний. Первоначально деятельность юридических лиц, в особенности торговых товариществ, регулировалась местными обычаями, часть которых иногда систематизировалась. Например, морские товарищества (societas maris) подчинялись правилам, содержащимся в Сборнике морских торговых обычаев (Consulat de la mer societates maris), составленном, как полагают исследователи, частным лицом примерно в XII-XIV вв.
Первые акционерные компании возникали на основании особых актов короны: эдиктов, патентов, деклараций, даруемых абсолютным монархом возникающему юридическому лицу. Регламенты этих компаний были весьма различны, находясь в зависимости не только от целей создания компании, но и от многих политических, экономических и случайных причин. Так, голландские торговые компании учреждались на основании letters d'octroi и пользовались целой массой привилегий, монополий и прав. Поэтому первые источники корпоративного права следует искать не в теории или законодательстве, а в уставах (octroa) отдельных товариществ и компаний1.
Деятельность церковных и подведомственных церкви образовательных и благотворительных учреждений в Западной Европе регламентировалась преимущественно каноническим правом.
Одним из источников канонического права были конкордаты -соглашения между государством и церковью, т.е. между государственными властями и папой как церковным главой католиков данного государства, по вопросам, имеющим общий интерес для церкви и государства. По форме конкордат мог быть трех видов и представлять собой:
1) акт папского законодательства (булла, бреве), основанный на предварительном соглашении с правительством и публикуемый в Риме;
2) два независимых документа (папский и государственный), где каждая сторона в одностороннем порядке признавала известные права другой стороны;
3) единый документ, составленный и подписанный обеими сторонами.
Другим важным источником являлись сборники. Среди них первым следует назвать Декрет Грациана, получивший название по имени составившего его монаха, который в середине XII в. преподавал в Бо-
1 См.: Каминка А.И. Акционерные компании. Т. 1. С. 89-107; Тарасов И. Т. Учение об акционерных компаниях. С. 86,113.
67
Глава II. Происхождение юридического лица
лонской юридической школе каноническое право, впервые отделенное от богословия. Известны также папские сборники, в том числе Сборник Папы Григория IX 1234 г., Сборник Папы Бонифация VIII 1298 г., Сборник Папы Климента V 1313 г., получившие общее название Corpus juris canonici.
Кроме того, деятельность отдельных церковных учреждений, особенно в сфере их внутренней организации, управления имуществом и т.п., регулировалась обычаями и церковными уставами1.
Правовой статус высших образовательных учреждений (университетов), их права и обязанности определялись уставами (хартиями), которые строго регламентировали всю университетскую жизнь. Когда университеты попали под власть светского государства, их уставы стали утверждаться верховными правителями. Например, устав, привилегии и штат одного из старейших университетов Германии -Геттингского университета был высочайше утвержден в 1734 г. английским королем и курфюрстом Ганновера Георгом П2.
Достоверно известно, что деятельность Московского, Петербургского, Казанского императорских университетов, Киевского университета Святого Владимира, Харьковского университета и Новороссийского университета в Одессе подчинялась правилам, изложенным в Университетском Уставе 1863 г.3
Дерптский (Юрьевский, Тартуский) университет был единственным университетом XIX в., который имел собственный устав, дарованный императором 9 января 1865 г.4 Как было сказано во вступительном слове к уставу, Дерптский университет «учреждался для общего блага Российской Империи, в особенности же для губерний Лифляндской, Эстляндской и Курляндской»5.
С начала XVII столетия в странах Западной Европы принимаются первые специальные законы о юридических лицах. Как показывает анализ этих актов, регламентирующих порядок создания, деятельности и ликвидации юридических лиц, законодатель, с одной стороны, стремился предоставить свободу частной инициативе, развивать торговлю и промыслы, а с другой стороны, старался предотвратить всевозможные злоупотребления.
1 См.: Суворов Н.С. Учебник церковного права. С. 157-164; Аннерс Э. История европейского права. С. 183-184.
2 См.: Андреев А.Ю. Лекции по истории Московского университета. С. 47.
3 См.: Эимонтова Р. Г. Идеи просвещения в обновляющейся России (50-60-е гг. XIX в.). М„ 1988.
4 См.: Устав Императорского Дерптского университета. СПб, 1820.
5 См.: Обзор деятельности Императорского Дерптского ун-та. Дерпт, 1866. С. 3.
68
§ 3. Становление института юридического лица в западноевропейском праве
Правовое положение юридических лиц во Франции. Одними из первых французских законов стали эдикты 1611, 1624, 1650 гг., в соответствии с которыми было запрещено выпускать билеты на предъявителя (бланковые билеты) лицам или учреждениям, не получившим на то специального разрешения (привилегии)1.
Французский Ордонанс о торговле 1673 г., изданный при Людовике XIV, предусматривал три вида компаний:
1) societe en nom collectif, названный современными правоведами полным торговым товариществом (societe generate)2, члены которого несли по обязательствам товарищества неофаниченную и солидарную ответственность;
2) societe en commandite (коммандитное товарищество);
3) societe en participation или anonime (анонимное товарищество), которое, по мнению И. Т. Тарасова, не имело ничего общего с современными акционерными компаниями, но могло привлечь к торговле дворянство и духовенство, имевших предубеждение к этому занятию.
24 августа 1793 г. Национальный Конвент издал закон, по которому все компании, чей капитал состоял из акций на предъявителя или из отчуждаемых бумаг либо долей участия, занесенных в книги и свободно передаваемых, должны прекратить свою деятельность с 1 января 1774 г., а возникновение таких предприятий в будущем допускалось не иначе как с разрешения Законодательного Собрания.
Закон от 15 апреля 1794 г., совершенно запретивший на будущее время учреждение новых компаний, был отменен лишь 21 ноября 1795 г.3
Французский фажданский кодекс (Code Civil), принятый 1 марта 1804 г. и введенный в действие 21 марта 1804 г., не упоминает о юридических лицах. Однако первая книга «О торговле вообще» Французского торгового кодекса (Code de Commerce) 1807 г., вступившего в силу 1 января 1808 г., содержит правила о торговых товариществах4.
Торговый кодекс ввел отмененный ранее Законом 30 брюмера IV г. (21 ноября 1795 г.) концессионный принцип создания акционерных компаний, которые были названы анонимными товариществами
' См.: Тарасов И. Т. Учение об акционерных компаниях. С. 113-114.
2 См.: Братусъ С.Н. Субъекты гражданского права. М., 1960. С. 144-145; Нарышкина Р.Л. Источники гражданского и торгового права // Гражданское и торговое право капиталистических государств / Отв. ред. Е.А. Васильев. М., 1993. С. 38.
3См.: Тарасов И. Т. Учение об акционерных компаниях. С. 95, 114-115; Каминка А.И. Акционерные компании. Т. 1. С. 260.
4 См.: Гражданское, торговое и семейное право капиталистических стран. Сборник нормативных актов: гражданские и торговые кодексы / Под ред. В.К. Пучинского, М.И. Кулагина. М., 1986. С. 106-118.
69
Глава II. Происхождение юридического лица
(societes anonymes). В один ряд с ними были поставлены коммандитные товарищества на акциях, хотя концессионная система к ним не применялась. Декретом от 16 января 1808 г. было приказано всем акционерным компаниям под страхом закрытия испросить правительственную концессию для своего существования1.
Принятый в 1856 г. Закон о коммандитных товариществах на акциях (Loi des societes en commandite par actions) был направлен на то, чтобы основной капитал компании был действительно собран. Устанавливалось, что компания может возникнуть только после подписки всего основного капитала и уплаты 74 этого капитала, каковая должна подтверждаться перечисленными в законе документами. После этого можно выпускать акции на предъявителя, но до оплаты 2/3 акций они не могут отчуждаться. Подписчики отвечали за полную оплату акций, только после этого можно было выдавать акции на предъявителя. До оплаты 2/3 стоимости акций они не могли отчуждаться. Закон предписывал, чтобы в случае внесения вкладов не наличными деньгами общее собрание акционеров проверяло их оценку. Только после проверки этой оценки и принятия ее общим собранием общество считалось окончательно возникшим. Аналогичные правила устанавливались на случай, если товарищи выговаривали в свою пользу какие-либо преимущества.
Позднейшие законы (1863, 1867, 1884, 1893 гг.) развивали и совершенствовали правила деятельности компаний.
Закон 1863 г. не отказался совсем от концессионной системы, а допустил свободное возникновение акционерных компаний лишь с капиталом не более чем в 20 млн франков, присвоив им название товарищества с ограниченной ответственностью (societe a responsabilite limitee), в отличие от акционерных товариществ (societ6 anonyme), для которых была сохранена необходимость правительственного разрешения. Закон точно перечислил сведения, которые подлежали внесению в торговый регистр вместе с представлением соответствующих документов. Доступ к регистру был открыт всем желающим, а краткие извлечения из этих сведений печатались в определенных газетах.
Вводилось новое правило, что в случае потери 3/4 основного капитала правление компании обязано созвать общее собрание для решения вопроса о прекращении либо продолжении деятельности товарищества. Для придания товариществу большей устойчивости закон требовал образования резервного фонда из '/2о части чистой прибыли до тех пор, пока он не достигнет '/щ части основного капитала. Были установлены
1 См.: Тарасов И. Т. Учение об акционерных компаниях. С. 99, 119; Каминка А.И. Акционерные компании. Т. I.C. 265.
70
§ 3. Становление института юридического лица в западно-
____________________европейском праве __________________
отчетность управляющих перед общим собранием и право акционеров знакомиться с этими отчетами до общего собрания1.
Закон 1867 г. объединил положения об акционерных обществах и коммандитных товариществах на акциях. Он отменил концессионную систему, допустив свободное возникновение компаний, за исключением обществ страхования жизни, для создания которых по-прежнему требовалось правительственное разрешение.
Были определены последствия нарушения порядка учреждения компании в виде:
- недействительности самой компании;
- гражданской ответственности лиц, виновных в несоблюдении закона;
- уголовного наказания.
Требование о признании акционерной компании недействительной вследствие одного из указанных законом нарушений могло быть заявлено любым заинтересованным лицом.
Непосредственное руководство компанией сосредоточивается в руках администраторов или правления, избираемых общим собранием и могущих во всякое время быть отстраненными этим собранием от исполнения своих обязанностей. Закон также ввел новую форму компании - товарищество с переменным капиталом (societe a capital variable).
Закон 1893 г. установил, что акции, оплачиваемые не наличными деньгами, должны быть сполна оплачены в момент возникновения компании и не могут быть отчуждаемы в течение двух лет после ее образования. Заявленное в суд требование о признании товарищества недействительным, не подлежало удовлетворению, если к моменту подачи иска основания недействительности уже отпали либо устранены .
Термин юридическое лицо (personne morale) впервые появился в Законе об ассоциациях от 1 июля 1901 г. Ассоциация определялась как договоренность между двумя или несколькими лицами об объединении на постоянной основе своих знаний или деятельности с целью, не связанной с получением прибыли. Различались три вида ассоциаций: неза-явленные ассоциации, создаваемые свободно и не имеющие никаких юридических прав; заявленные ассоциации, которые после подачи декларации в соответствующую префектуру приобретали статус юридиче-
' См.: Каминка А.И. Акционерные компании. Т. 1. С. 267-272.
2 См.: Каминка А.И. Акционерные компании. Т. 1С, 273-282; Тарасов И. Т. Учение об акционерных компаниях. С. 120-121.
71
Глава II. Происхождение юридического лица
ского лица; социально значимые ассоциации (столовые для бездомных и пр.)1.
27 июля .1965 г. принимается Закон «О торговых товариществах» (вступил в силу 24 июля 1966 г.), который был значительно дополнен правительственным Декретом от 23 марта 1967 г. № 65-236.
Законом от 11 июля 1985 г. единственному физическому или юридическому лицу предоставлено право создавать товарищество с ограниченной ответственностью, именуемое «единоличным предприятием с ограниченной ответственностью»2.
Статус юридических лиц в Англии. Общее право Англии (common law) дозволяло учреждать только товарищества, доли участия в которых не отчуждаются, а товарищи несут неограниченную солидарную ответственность по долгам товарищества. Для учреждения таких товариществ никакого разрешения не требовалось.
Между тем многие компании с правами юридического лица, созданные благодаря особым актам монарха или парламента, были построены по принципу ограниченной ответственности участников. По их примеру недобросовестные учредители исключительно в целях наживы и без всякого полномочия со стороны законодателя создавали такие компании и присваивали долям участия качества отчуждаемости.
Чтобы воспрепятствовать учреждению «мыльных пузырей», т.е. дутых, спекулятивных компаний, разорявших честных и добропорядочных вкладчиков, 11 июня 1720 г. правительство издало Закон о мыльных пузырях (Bubbles Act), получивший свое название по имени разыгранной в 1718 г. спекуляции акциями Южной компании (South See Bubbles), учрежденной в 1711г. Отныне всякого рода зловредные проекты либо предприятия, присвоившие себе без законного основания корпоративные права, а долям участия - качество отчуждаемости, объявлялись недействительными; их учреждение либо незаконное присвоение прав признавалось наказуемым деянием.
Целесообразность принятия данного закона вызвала серьезные сомнения у большинства исследователей. Во-первых, понятие вредности можно трактовать весьма широко. Во-вторых, все компании, даже возникшие ранее, были без разбору подведены под понятие товарищества (societas), в результате чего государство утратило свое влияние на процесс их создания. Закон создал многочисленные трудности в практике учреждения компаний, которые приходилось устранять с помощью осо-
1 См.: ХалфинаР.О. Современный рынок: правила игры. М, 1993. С. 15;Жамен С, Лакур Л. Торговое право / Пер. с франц. Е.В. Азимовой; Под ред. К. Лобри. М., 1993. С. 78.
2 См.: Кулагин М.И. Государственно-монополистический капитализм и юридическое лицо // Избранные труды. М., 1997. С. 60-61, 223.
72
§ 3. Становление института юридического лица в западно-
__________ европейском праве_____________________
бых Charters или Letters-Patent монарха, посредством коих некоторые компании наделялись корпоративными правами, либо частными актами парламента, которыми назначались представители компании, а сама компания получала права юридического лица. В 1825 г. этот закон был отменен.
Закон 1844 г. (в редакции 1847 и 1848 гг.) признал существование торговых товариществ, которым разрешалось выпускать акции для привлечения капиталов, и существенно облегчил их деятельность, предоставив директорам право выступать в гражданском обороте в качестве уполномоченных от имени компании как юридического лица.
Была установлена двойная регистрация компаний:
1) предварительная, которая производилась до окончательного возникновения компании, т.е. до получения правительственной концессии;
2) окончательная, до утверждения которой сделки с акциями компании запрещались.
Для осуществления регистрации компаний было учреждено особое ведомство при торговой управе (Joint Stock Companies Registration Office). Важнейшие данные об учреждении и деятельности компании публиковались.
Закон 1855 г. (Limited liability Act) допустил возможность учреждения акционерных компаний с ответственностью участников, ограниченной пределами внесенных ими вкладов (с обязательным указанием об этом в фирме компании - limited, ltd), положив начало их широкому распространению'.
Более подробно деятельность компаний регулировалась законами 1856 и 1857 гг., образующими единый законодательный акт, известный как Акт о компаниях (Companies Act) 1856-1857 гг. Он не распространялся только на страховые компании, деятельность которых по-прежнему регламентировалась Законом 1844 г. Для всякой иной цели, не противоречащей закону, было разрешено образовать компанию с корпоративными правами, с ограниченной ответственностью участников, чтобы не менее семи лиц подписали учредительный договор, подлежащий регистрации.
В учредительном договоре должны быть указаны: фирма (с обязательным прибавлением указания - limited, ltd, если ответственность была ограничена); место нахождения правления; цель создания компании; размер основного капитала; число и номинальная стоимость акций. К договору прилагался подписанный учредителями устав компании. При его отсутствии компания считалась подчинившейся действию нормаль-
1 См.: Каминка А.И. Акционерные компании. Т. 1. С. 221-225; Тарасов И. Т. Учение об акционерных компаниях. С. 89,118-124.
73
Глава II. Происхождение юридического лица
ного устава, приложенного к закону, насколько он подлежал применению. Компания приобретала корпоративные права с момента регистрации, с которого она считалась вправе выдавать удостоверение о числе подписанных акций, являвшихся движимым имуществом.
Акции были только именными. Любопытно, что специальным постановлением общее собрание могло обратить обычные акции в привилегированные. Компания под угрозой штрафа обязана была вести точные списки акционеров с указанием сделанных ими взносов, причем эти книги были открыты (за вознаграждение) для всеобщего доступа под угрозой штрафа в случае отказа компании предоставить такую информацию. За уплату подписной суммы в обмен на акции акционер отвечал перед компанией, но не перед третьими лицами. Отчуждение акций происходило на основании письменного договора. В случае отчуждения не полностью оплаченных акций ответственность переходила на приобретателя, однако в течение одного года после отчуждения ответственным за полную оплату акций оставался первоначальный акционер.
Высшим органом компании признавалось общее собрание ее членов, созываемое как минимум один раз в год. Решения собрания оформлялись протоколами. Для обсуждения наиболее важных вопросов, например, об изменении устава компании, об отчуждении всего или части ее имущества в обмен на акции другой компании, о ликвидации и т.п., устанавливалась осложненная процедура созыва собрания и принятия решения. Исполнительным органом компании являлось правление, состав и место нахождения которого также подлежали регистрации под угрозой штрафа за ее отсутствие.
Собрание могло избрать инспекторов (inspectors) для ревизии всех дел общества. О назначении ревизионной комиссии могла просить также 75 часть акционеров, учитывая число акционеров и размер представляемого ими капитала. Ревизоры имели широкие права по изучению дел компании, включая право допрашивать служащих под присягой.
В целях защиты интересов кредиторов и рядовых акционеров законы 1856 и 1857 гг. подробно регламентировали процедуру добровольной и судебной ликвидации компаний, в частности вводилось требование регистрации начала и окончания ликвидации. Кроме того, устанавливалась уголовная ответственность всех служащих и акционеров, виновных в уничтожении книг или документов либо в иных действиях, направленных во вред кредиторам либо акционерам.
Закон 1862 г. вменил компаниям в обязанность под страхом уплаты штрафа в 5 фунтов стерлингов за каждый день просрочки заявлять регистратуре об имени, месте жительства и звании членов компании (акционеров), а также управления с указанием суммы внесенного акционерного капитала.
74
§ 3. Становление института юридического лица в западно-______________________европейском праве_______________________
Последующие законы о компаниях (Companies Act) 1867, 1877, 1879, 1880, 1883, 1890 гг. развивали акционерное право.
Закон 1867 г. впервые ввел институт акции на предъявителя.
В 1877 г. было позволено уменьшать уставный капитал компании, в том числе путем уменьшения номинальной стоимости акций, когда вследствие понесенных убытков их стоимость реально уменьшилась, а также путем погашения невыпущенных акций.
С 1879 г. всем компаниям было разрешено устанавливать ограниченную ответственность ее участников с сохранением неограниченной ответственности по всем ранее принятым обязательствам1.
В 1890 г. был принят Закон о товариществах, в 1985 г. - Закон о компаниях (дополнен в 1986 г.)2, являющиеся основой современного права компаний в Великобритании.
По мнению А.И. Каминкы, развитие корпоративного права в других странах Западной Европы испытывало значительное влияние английского опыта3.
Германское законодательство о юридических лицах. Корпорации в Германии появились только в XVIII в. Так, в Пруссии в 1838 г. был издан закон о железнодорожных предприятиях, несколько статей которого посвящались организации акционерных предприятий.
В 1843 г. был принят первый прусский закон об акционерных компаниях. Для возникновения акционерных компаний требовалось особое разрешение. Закон подробно определял обязательное содержание устава (указание фирмы предприятия, предмета деятельности компании, размера капитала и акций, основных черт управления). Уставы, в которых содержались отступления от закона или допускались акции на предъявителя, подлежали публикации в собрании узаконений. Компания была обязана ежегодно представлять местным правительственным органам свой баланс, поскольку правительство было вправе требовать прекращения компании, если ее капитал уменьшился наполовину; о таком уменьшении капитала правление должно было произвести публикацию.
Общее Торговое Уложение для государств Германского Союза 1861 г. ввело требование внесения акционерной компании в торговый регистр, после чего компания считалась возникшей. Регистрации подлежали также все изменения устава, назначения членов правления, ликвидация. Акционеру (акционерам), владеющему '/ю частью основного

' См.: Тарасов И.Т. Учение об акционерных компаниях. С. 125; Каминка А.И. Акционер-^ ные компании. Т. 1. С. 226-239,241- 245.
2 См.: Кашанина Т.В: Хозяйственные товарищества и общества: правовое регулирование внутрифирменной деятельности. М, 1995. С. 343.
3 См.: Каминка А.И. Акционерные компании. Т. 1. С. 272,298 и др.
75
___________Глава II. Происхождение юридического лица____________
капитала, предоставлено право требовать созыва общего собрания, если иной размер части основного капитала не предусмотрен уставом компании.
Долгое время в Германии действовала концессионная система создания акционерных обществ, пока 11 июня 1870 г. не был принят закон, отменивший специальное правительственное разрешение на создание компаний, за исключением железных дорог и банков1.
Закон 1884 г. обязал подписчиков и всех последующих акционеров полностью оплачивать стоимость акций. Учредители общества должны составить его устав с указанием необходимых сведений относительно возникающего общества и представить все требуемые законом данные в торговый суд для внесения в торговый регистр. В течение двух лет после регистрации общества учредители, члены правления и наблюдательного совета, а также лица и учреждения, приглашающие к приобретению акций, несли ответственность перед подписчиками. Были приняты меры по защите меньшинства акционеров. Группа, владеющая Vio частью основного капитала, могла просить торговый суд произвести ревизию, если докажет правдивость своего заявления о нечестности, грубом нарушении закона или устава при учреждении компании, ведении ее дел или ликвидации. Каждому акционеру, который присутствовал на общем собрании и голосовал против его решения, нарушающего закон или устав, было предоставлено право оспаривать данное незаконное решение в судебном порядке2.
21 марта 1892 г. был принят Закон об обществах с ограниченной ответственностью, который действует в настоящее время с поправками 1898 и 1980 гг.3
По мнению исследователей, в конце XIX в. возникла потребность в такой форме соединения, когда предприниматель отвечал бы не всем своим имуществом, а только в определенных пределах, заранее известных ему и кредиторам. Принцип ограниченной ответственности сближал бы эту форму общества с акционерной компанией с тем отличием, что в новой форме подобающее место занимал бы личный элемент, который отодвигается на задний план в акционерной компании в силу ее капиталистической организации. Кроме того, возможность продажи доли участия в таком обществе не должна подрывать значения этого участия как длительного отношения. Конструкция общества с ограни-
' См.: Каминка А.И. Акционерные компании. Т. 1. С. 272-299; Тарасов И. Т. Учение об акционерных компаниях. С. 126-127; Каманина Т.В. Хозяйственные товарищества и общества: правовое регулирование внутрифирменной деятельности. С. 349.
2 См.: Каминка АИ. Акционерные компании. Т. 1. С. 312-317.
3 См.: Германское право. Ч. II. Торговое уложение и другие законы / Пер. с нем. М, 1996. С. 328-407.
76
§ 3. Становление института юридического лица в западно-
_____________европейском праве_______________________
ченной ответственностью есть результат «кабинетной» работы германских юристов, вызванной насущной практической потребностью, ибо форма акционерного общества была недостаточно гибкой, а полные товарищества не могли получить широкого распространения в силу принципа неограниченной солидарной ответственности его участников по долгам товарищества.
В отличие от акционерного общества, в котором акционер не может быть обязан ни к каким дополнительным платежам, договор об образовании общества с ограниченной ответственностью обычно устанавливал, что сверх основного взноса в капитал общества каждый участник обязан вносить дополнительные вклады пропорционально доле своего участия в основном капитале общества. Обязанность внесения дополнительных вкладов могла быть ограничена известным кратным отношением к основному взносу участника или вообще ничем не ограничиваться. В таком случае участник может отказаться от дополнительных взносов, предоставив обществу свою долю участия.
В отличие от германского права австрийский закон императивно установил обязанность внесения дополнительных платежей, лишь ограничив ее известными пределами .
Принятое в 1896 г. и вступившее в силу с 1 января 1900 г. Германское гражданское уложение (ГГУ) включает общие нормы, регулирующие отношения с участием юридических лиц (§ 21-89) .
В 1897 г. принято Германское торговое уложение (ГТУ), которое также вступило в силу с 1 января 1900 г. и содержит нормы о торговых товариществах (§ 105-237).
С 1 января 1966 г. в Германии действует новый Акционерный закон, принятый 6 сентября 1965 г., который заменил собой одноименный закон 1937 г.
Возможность создания акционерных обществ с единственным участником допускается Законом от 10 мая 1968 г.
Закон от 4 мая 1980 г. разрешил одному лицу образовывать товарищество с ограниченной ответственностью. Легализована практика учреждения особой разновидности коммандитного товарищества, в котором в качестве полного участника выступает товарищество с ограниченной ответственностью одного лица, а в качестве коммандитиста -это же физическое лицо3.
1 См.: Каминка А.И. Очерки торгового права. Вып. I. Изд. 2-е. СПб., 1912. С. 354-365.
2 См.: Германское право. Ч. I. Гражданское уложение / Пер. с нем. М., 1996. С. 19-29.
3 См.: Германское право. Ч. II. Торговое уложение и другие законы. С. 45-63, 163-327; Кулагин М.И. Государственно-монополистический капитализм и юридическое лицо. С. 61-62, 223.
77
Глава II. Происхождение юридического лица
Как считают ученые, германское право, в частности Германское гражданское уложение, оказало существенное влияние на законодательство многих стран, прежде всего на гражданские кодексы Японии и Таиланда, Гражданское уложение Австрии 1911 г., Швейцарское гражданское уложение 1907 г., на законодательство Скандинавских стран, а также стран Латинской Америки (Аргентина, Бразилия, Перу)1.
Итак, в конце XIX - начале XX столетия в странах Западной Европы сформировалась достаточно прочная законодательная база для правового регулирования отношений, возникающих в процессе создания и деятельности юридических лиц.
§ 4. Юридические лица в русском дореволюционном гражданском праве
Первые законы о компаниях. Идея создания компаний была принесена в Россию лишь в конце XVII в. из развитых стран Западной Европы. Как и в Германии, в России она зародилась не в торговых, а в правительственных кругах. Мысль об организации крупных компаний для производства китоловного промысла и добывания сала возникла еще в эпоху царя Алексея Михайловича (1645-1676 гг.). Однако подлинный интерес к торговым компаниям проявил Петр I, который после своих заграничных путешествий увидел необходимость этого института для экономического развития России. Первым законом о компаниях следует считать Указ Петра I от 27 октября 1699 г. № 1706 «О составлении купцам, как и в других государствах, торговых компаний, о расписании городов по торговым делам на провинции, с подчинением малых городов главному провинциальному городу, и о причислении к слободам разночинцев, имеющих промыслы». Указом предписывалось «Московского государства всяких чинов купецким людям торговать так же, как торгуют иных государств торговые люди, компаниями, и чинить отпуски товарам в компаниях, иметь о том меж собой с общего совета установления, от чего надлежит быть в сборах Великого Государя казны пополнение»2.
К расширению круга участников торгового оборота был направлен и Указ Петра I от 2 марта 1711 г. «О предоставлении права заниматься торговлей людям всякого звания, о выморочных деревнях и о наказании
' См.: Нарышкина Р.Л. Источники гражданского и торгового права // Гражданское и торговое право капиталистических государств: Учебник / Отв. ред. Е.А. Васильев. С. 43-44.
1 См.: Полное собрание законов Российской Империи. Т. III. I689-1699 гг. СПб., 1830. С. 653.
78
§ 4. Юридические лица «русском дореволюционном
_______________________гражданском праве_______________________
укрывающихся от службы» . Таким образом, право торговать и составлять компании получили люди разных чинов и званий.
Указом от 8 ноября 1723 г. №4348 предлагалось учредить компанию в Испании для ведения китового промысла от г. Архангельска.
4 августа 1724 г. издается Указ №4540 об учреждении компании для торга с Испанией.
Чтобы получить полное представление о формах компаний, Петр I приказал доставить ему книги о купеческих порядках в европейских странах, послал своих представителей для изучения опыта и деловых обычаев иностранного купечества. В 1739 г. состоявший на службе у Петра I шведский инженер Лоренц Ланг, исполнявший дипломатические миссии в Китае, а затем назначенный вице-губернатором в Иркутск, составил проект компании для торговли с Китаем, который был рассмотрен и одобрен Сенатом. 21 сентября 1739 г. издан Указ об отмене китайского караванного пути и замене его компанией, собранной из знатных купцов и прочих персон, желающих положить в нее капитал. Компания имела складочный капитал в размере 2 млн руб., разделенный на 6666 и 2/3 акций по 300 руб. Вступление в компанию производилось путем немедленной оплаты акций, управление осуществлялось общим собранием и избираемыми директорами. Однако на призывы Сената записаться в участники компании и вложить паи никто не откликнулся.
Предпринятые Петром I попытки законодательно ввести в оборот компании не дали практических результатов, потому что в России еще не было экономических условий для их создания. Во-первых, для ведения мелких кустарных промыслов на Руси существовали традиционные формы, например артельное товарищество (артель). Во-вторых, русские купцы, в отличие от торговцев в других странах, имели значительно большую свободу в торговых делах при несоразмерно малой ответственности. Поэтому особой необходимости в объединении капиталов и распределении рисков они не испытывали2.
Вместе с тем указы о создании компаний имели большое значение для дальнейшего развития торгового дела в России. Мелкие ремесленники и торговцы получали возможность объединять свои капиталы и заниматься торговлей и промыслом в крупных масштабах.
По утверждению русских историков, торговые компании начали учреждаться уже начиная с 1755 г. Российское государство всемерно
'См.: Полное собрание законов Российской Империи. Т. IV. 1700-1712 гг. СПб, 1830.
^ С. 642.
2 См.: Каминка А.И. Акционерные компании. Т. 1. С. 331-343; Кашанина Т.В. Хозяйственные товарищества и общества: правовое регулирование внутрифирменной деятельности. С. 357.
79
Глава II. Происхождение юридического лица
поощряло создание торговых и промышленных компаний или товариществ, предоставляя им всевозможные льготы и привилегии в виде выделения земель и дворов, кредитов, освобождения участников от воинской повинности.
Указом Правительствующего Сената от 22 ноября 1756 г. учреждается «Российская в Константинополе торгующая коммерческая компания», существовавшая до 1762 г. Компании была дана печать с российским гербом, вокруг которого было написано полное название компании. Капитал ее состоял из 200 акций по 500 руб. каждая; 100 акций распределялось между учредителями, остальные предоставлялись желающим. Учредители выдавали акционерам документы, свидетельствующие о праве участия в компании, которые могли свободно продаваться.
В 1758 г. была учреждена компания Персидского торга, капитал которой состоял из 4000 акций по 150 руб. каждая. В 1763 г. учреждена компания для торговли в Средиземном море, на 20 акций которой подписался сам государь. В 1782 г. создана Санкт-Петербургская компания для строительства кораблей. В 1794 г. образована Российско-Американская компания1.
Как и в других странах, в России для каждой компании первоначально составлялся особый устав. На основе уставов отдельных компаний постепенно вырабатывались главные принципы корпоративного права. В отличие от основных начал обязательственного права, где, как правило, никто не может быть принужден к действиям, на которые сам добровольно не выразил согласия, важнейшие вопросы деятельности корпорации решались общим собранием участников по большинству голосов, которому оставшиеся в меньшинстве участники должны были подчиниться. Принцип подчинения меньшинства большинству вообще не чужд российскому правосознанию. Большинством голосов принимались решения во времена древнего народного веча, на деревенских и сельских сходах, на собраниях артелей и т.д.
Преимущество компании перед отдельными коммерсантами представлялось очевидным: аккумуляция капитала, уменьшение предпринимательских рисков и т.п. Акционерный капитал распадался на равные части - акции. Внесенные участниками капиталы не могли быть истребованы обратно. Акции пользовались даже привилегией - они не подлежали аресту в пользу кредиторов акционера, имеющих право только на доходы по акциям2.
' См.: Каминка А.И. Акционерные компании. Т. 1. С. 326-340. 2 См. там же. С. 341-348, 361-362.
80
§ 4. Юридические лица в русском дореволюционном ______________________гражданском праве______________________
Взыскать с акционеров задолженность компании также было нельзя. Суть ограниченной ответственности разъяснялась Правительствующим Сенатом в Указе от 6 сентября 1805 г. № 21.900 «Об ответствова-нии акционерным компаниям, в случае взыскания, одним складочным капиталом»1, изданном в связи с банкротством Санкт-Петербургской акционерной компании по постройке кораблей. Указ прямо провозгласил, что акционерная компания отвечает одним складочным капиталом, а потому при неудачах ни один из ее акционеров не теряет свыше положенного им в компанию капитала.
Манифест императора Александра I от 1 января 1807 г. № 22.418 «О дарованных купечеству новых выгодах, отличиях, преимуществах и новых способах к распространению и усилению торговых предприятий»2 рекомендовал купцам производить торговлю путем образования двух видов купеческих товариществ: полного и на вере (ст. 1). Согласно Манифесту полное товарищество создавалось двумя или многими товарищами, которые договорились между собой вести дела под общим именем как единый торговый дом (ст. 2). Товарищество на вере составлялось из одного или многих товарищей (полных) и одного либо нескольких вкладчиков, которые вверяли полным товарищам для торга известные суммы своих капиталов (ст. 3).
Полные товарищи являлись купцами, принадлежащими к равным гильдиям, и отвечали по обязательствам торгового дома сообща и порознь всем своим движимым и недвижимым имуществом (ст. 2, 3). Вкладчики, дающие на веру свои капиталы, отвечали по обязательствам товарищества только наличным вкладом и не могли ни с кем вступать в сделки от лица торгового дома (ст. 3).
Взаимные обязательства между товарищами, обязательства с посторонними, на общее имя торгового дома делаемые, срок или бессрочность товарищества определялись действием заключенного товарищами договора, имеющего равную с законом силу (ст. 2).
Кроме того, Манифест допускал создание товарищества по участкам, которое составлялось из лиц, складывающих воедино определенные суммы, известное число которых давало складочный капитал. Такая компания учреждалась только «с утверждения Его Императорского Величества» и предоставляла возможность участвовать в ней лицам всех состояний, не принадлежащих к купечеству (ст. 1).
В соответствии с нормой ст. 5 Манифеста торговый дом принимал «гражданское и торговое знаменование», когда вносил в Магистрат и в
'См.: Полное собрание законов Российской Империи. Т. XXVIII. 1804-1805 гг. СПб.,
1830. С. 1211. 2 См.: Полное собрание законов Российской Империи. Т. XXIX. С. 971-979.
81
Глава II. Происхождение юридического лица
Думу выписку из своих взаимных постановлений, оповещая об этом купечество печатными листами. Выписка должна была содержать указание о роде товарищества, имена, место жительства и род звания полных товарищей, подписи и печати товарищей, уполномоченных вести дела торгового дома, количество капитала, составленного товарищами и вкладчиками. По желанию участников в выписке указывались также вкладчики. При этом говорилось, что «торговый дом обоего рода по типу гильдии, в какой считаются товарищи, пользуется правами торга». Таким образом, после государственной регистрации названные товарищества рассматривались как щридические лица.
Манифест 1807 г. не только закладывал правовой фундамент для создания различных компаний, но ставил своей задачей возвеличить торговых людей. В частности, учреждалась «Бархатная книга» для записи знатных купеческих родов (ст. 17). Дворянству, которому ранее (4 ноября 1802 г.) даровалось только право «внешнего оптового торга», было прямо разрешено вести торговлю и создавать купеческие товарищества (ст. 6).
Развитие законодательства о юридических лицах в XIX столетии. Император Николай I 6 декабря 1836 г. утвердил «Положение об акционерных компаниях», которое позднее было включено в Свод законов гражданских (ч. I т. X Свода законов Российской Империи).
Законодатель фактически сохранил разрешительную систему создания компаний, чтобы поддерживать только выгодные предприятия и не допускать разорения вкладчиков. Устав компании подлежал утверждению органом, который давал разрешение на создание компании. Закон регламентировал предельные размеры уставного капитала, способы его оплаты, размеры акций (от 50 до 1000 руб.), упоминал об общем собрании и правлении компании1.
Как только в России создались условия для успешного предпринимательства в сфере промышленности и торговли, число компаний стало неуклонно возрастать. Если до 1855 г. в среднем возникало не более трех компаний в год, то в 1856 г. - пять компаний, в 1857 г. - 16, в 1858 г. - 392. Всего с 1822 по 1855 г. в России была создана 81 акционерная компания, а в 1876 г. насчитывалось уже 550 компаний. К сожалению, общеевропейский кризис 1873 г. разорил большинство из них. По данным на 1877 г., число компаний составило всего 1413.
'См.: Каминт А.И. Акционерные компании. Т. 1. С. 376-382; ШершеневичГ.Ф. Курс торгового права. Т. 1. С. 412-413.
2 Журнал для акционеров. 1858. № 93.
3 См.: Тарасов И. Т. Учение об акционерных компаниях. С. 111-112.
82
§ 4. Юридические лица в русском дореволюционном гражданском праве
После издания Свода законов Российской Империи положения Манифеста о товарищеских соединениях вошли в Свод законов гражданских (1910 г.)1 и Устав торговый (1903 г.)2
Виды юридических лиц. Согласно ст. 698 Свода законов (т. X. ч. 1) права на имущества могли приобретать:
- члены Императорского Дома;
- дворцовые управления;
- казна;
- дворянские общества, города и городские общества, сельские общества, а также земские учреждения;
- епархиальные начальства, монастыри и церкви;
- кредитные установления;
- богоугодные заведения;
- ученые и учебные заведения;
- частные лица;
- сословия лиц: товарищества, компании, конкурсы.
Как видим, применительно к товариществам и компаниям используется понятие сословие лиц. Термин юридическое лицо в российском законодательстве того времени не встречается.
Между тем в правовой литературе и разъяснениях Правительствующего Сената, которые носили характер официального толкования законодательства, указывалось, что названные в законе виды товариществ, а именно товарищество полное; товарищество на вере или по вкладам; товарищество по участкам (на паях) ; компания на акциях (акционерное общество); товарищество трудовое или артельное (ст. 2128, 2198 и др. Св. зак. т. X. ч. 1; ст. 55 и др. Св. зак. т. XI. ч. 2), признаются самостоятельными юридическими лицами, отличными от частных физических лиц, их составляющих. Товарищество обладает правом собственности на имущество, которым оно отвечает по своим обязательствам и которое не подлежит переходу к отдельным товарищам, пока существует компания4.
Согласно разъяснениям Правительствующего Сената право приобретать и отчуждать имущество, заключать договоры и вступать в обязательства, предъявлять иски и отвечать в суде имели губернские и зем-
' См.: Свод Законов Российской Империи. Т. X. Ч. 1. СПб., 1913.
2 См.: Свод Законов Российской Империи. Т. XI. Ч. 2. СПб., 1913.
3 Товарищество по участкам или на паях (паевое товарищество) есть аналог современного нам общества с ограниченной ответственностью (см.: Максимов В.Я. Законы о товариществах. М., 1911. С. 29-30).
4 См.: Максимов В.Я. Законы о товариществах. С. 59-60,181-187.
83
Глава II. Происхождение юридического лица
ские дворянские общества1; духовные учреждения (церкви, монастыри, архиерейские дома)2; религиозно-просветительные, благотворительные и богоугодные учреждения (заведения), действующие на основании уставов или правил, утвержденных епархиальными начальствами либо Святейшим Синодом, либо светской властью; общественные управления, которые действовали от имени города3.
Исследователи отмечают, что перечень юридических лиц (данный в ст. 698 ч. 1 т. X Св. зак.) является примерным. В действительности их существовало значительно больше, а указания на них были рассеяны по всему Своду законов4.
Порядок создания юридических лиц. Российский законодатель допускал свободное учреждение товариществ полных и коммандитных (на вере). Полное товарищество как юридическое лицо возникало с момента представления выписки из договора товарищества в городскую либо в купеческую управу (в Москве, Санкт-Петербурге, Одессе). Кроме того, товарищи обязаны были оповестить купечество об открытии торгового дома печатными листами (ст. 59 Св. зак. т. XI. ч. 2). Каждому из товарищей, вступившему в отношения с третьими лицами от имени незарегистрированного торгового дома, грозил штраф в 500 руб. (ст. 1197 Улож. о наказаниях)5.
В соответствии с нормами ст. 2131 Свода законов (т. X. ч. 1) товарищества по участкам или компании учреждались по видам государственного хозяйства с Высочайшего утверждения. Как указано в ст. 2140 Свода законов (т. X. ч. 1), ни одна компания на акциях не может быть учреждаема без особого разрешения правительства, под которым, согласно разъяснению Правительствующего Сената, в данном случае разумеется Верховная законодательная власть6.
Учреждение компании на акциях разрешалось по усмотрению правительства в трояком виде (ст. 2141 Св. зак. т. X. ч. 1):
1 См.: Законы гражданские (Свод законов. Т. X. Ч. 1) с разъяснениями Правительствующего Сената и комментариями русских юристов, извлеченными из научных и практических трудов по гражданскому праву и судопроизводству. По 1 февраля 1915 г. Изд. 5-е, испр.
' и значит, доп. В 2 т. Т. 1 /Сост. И. М. Тютрюмов. Пг, 1915. С. 837-838.
~ См.: Суворов И.С. Центральная организация церкви как юридическое лицо // Журнал юридического общества. 1895. Кн. V; Он же. Архиерейский дом и епархия как юридические лица // ЖЮО. 1895. Кн. X; Он же. Монастыри и церкви как юридические лица // ЖЮО. 1896. Кн. VI.
3 См.: Законы гражданские (Свод законов. Т. X. Ч. 1) с разъяснениями Правительствующего Сената. Т. 1 / Сост. И. М. Тютрюмов. С. 837.
4 См.: Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права М, 1995. С. 91.
5 См.: Максимов В.Я. Законы о товариществах. С. 11,174-175.
6 См.: Законы гражданские (Св. зак. Т. X. Ч. 1) с разъяснениями Правительствующего Сената. Т. 1 / Сост. И. М. Тютрюмов. С. 1847.
84
§ 4. Юридические лица в русском дореволюционном _______________________гражданском праве_______________________
1) дается одно простое дозволение составить компанию без присвоения ей каких-либо изъятий из общего порядка; или
2) предоставляются вместе с тем некоторые особые преимущества в виде временных изъятий из общих правил, как-то: льготы в податях и повинностях и т.п.; или
3) даруется компании привилегия, т.е. исключительное право действия, с воспрещением того же предприятия, в течение известного срока, всем другим.
Просьбы о дозволении учредить компанию на акциях поступали на рассмотрение в то министерство или Главное управление, к ведению которого преимущественно относился предмет деятельности компании. К заявлению прикладывался подписанный учредителями проект устава компании (ст. 2189, 2190 Св. зак. т. X. ч. 1).
При рассмотрении проекта в министерстве принималось в соображение (ст. 2193 Св. зак. т. X. ч. 1):
1) соответствует ли устав общим законам и правилам о данном виде компаний;
2) в достаточной ли степени он защищает права и интересы всех тех, кто пожелает участвовать в компании;
3) не нарушаются ли данным проектом законные права третьих лиц. Рассмотренный и исправленный в министерстве по согласованию с
учредителями проект устава компании вместе с заключением министра вносился либо в Совет Министров, когда требовалось только дозволение на учреждение компании, либо в Государственную Думу, а затем в Правительствующий Сенат, когда испрашивались изъятия из действующих законов (ст. 2196 Св. зак. т. X. ч. 1). Особые изъятия из действующего законодательства и преимущества, предоставляемые некоему акционерному товариществу, подлежали Высочайшей конфирмации.
После Высочайшего соизволения на учреждение компании ее устав в утвержденном виде вновь подписывался учредителями, приводился в действие и во всеобщую известность, по представлению министра, через Правительствующий Сенат путем публикации в Собрании узаконений и распоряжений правительства, а также публиковался компанией в Ведомостях (ст. 2197 Св. зак. т. X. ч. 1).
Исключение из этого правила составляли уставы акционерных коммерческих банков с основным капиталом не свыше 5000000 руб., акционерных земельных банков, частных ломбардов для закладов движимости (Т. XI Уст. кред., разд. X, ст. 1, 56).
Не допускались к учреждению компании, предмет коих представлялся явно несбыточным или противным законам, нравственности, доброй вере в торговле и общественному порядку или был соединен с важ-
«5
Глава II. Происхождение юридического лица
ным ущербом государственным доходам либо с вредом для промышленности (ст. 2151 Св. зак. т. X. ч. 1). Проект устава такой компании возвращался просителям непосредственно из министерства, без испра-шивания дальнейшего разрешения.
В том же порядке возвращались уставы компаний, учредители которых не согласились сделать предложенные им на основании законов исправления, если их возражения не были признаны уважительными (ст. 2198 Св. зак. т. X. ч. 1)'.
Как отмечает профессор В.А. Томсинов, такой порядок создания акционерных обществ просуществовал вплоть до принятия Закона 4 марта 1906 г., согласно которому было позволено учреждать их без «испрошения на то правительственной власти» (ст. 2). Нотариально заверенный проект устава акционерного общества стал утверждаться губернатором или градоначальником, после чего поступал на регистрацию в губернские или городские присутствия по делам об обществах2.
Юридические лица в проектах Гражданского уложения. В проекте, подготовленном Высочайше учрежденной Редакционной Комиссией по составлению Гражданского уложения не только впервые появляется термин юридическое лицо, но и предлагается его легальное определение3.
Согласно ст. 13 проекта (глава I «О лицах», раздел I, книга первая «Положения общие») юридическими лицами называются те товарищества, общества и установления, которые в порядке и пределах, законом установленных, могут от своего имени приобретать права по имуществу, в том числе право собственности и другие права на недвижимые имения, принимать на себя обязательства, искать и отвечать в суде.
Юридическими лицами признаются:
1) казна и другие государственные и общественные установления, имеющие свое отдельное имущество, и
2) частные товарищества, общества и установления.
Частному установлению с правами юридического лица предписывалось иметь устав, утвержденный правительственной властью: местным губернатором или соответствующим министром, если деятельность установления предполагалось распространить за пределы губернии (ст. 16). Особо подчеркивалось, что частные установления с правами юридического лица (больницы, богадельни, училища, музеи, публичные библиотеки) могут быть учреждаемы исключительно с целью благотво-
1 См.: Максимов В.Я. Законы о товариществах. С. 37-38 (1880, 1847).
2 См.: Томсинов В.А. Юридическая природа акционерного общества // Законодательство 1998. №7. С. 82.
3 См.: Гражданское уложение. Кн. I. Положения общие. Разд. I. Гл. I «О лицах» // Проект Высочайше учрежденной Редакционной Комиссии по составлению Гражданского уложения. 2-я ред. с объяснениями. СПб., 1905. С. 6.
86
§ 4. Юридические лица в русском дореволюционном
_______________________гражданском праве_______________________
рительности, содействия просвещению, народному здравию или иной общеполезной целью.
В Книге V проекта Гражданского уложения1 указывается, что все виды торговых товариществ, в том числе полное товарищество (ст. 2178-2219), товарищество на вере (ст. 2220-2238), акционерное товарищество (ст. 2248-2475), со дня внесения в торговую запись признаются юридическими лицами.
Полным товариществом признается такое товарищество, все участники коего (товарищи) занимаются торговлей или промыслом под общей фирмой и по обязательствам товарищества отвечают всем своим имуществом как совокупные должники (ст. 2173 проекта).
В соответствии со ст. 2220 проекта товариществом на вере признается такое товарищество, которое учреждено для ведения под общей фирмой, какой-либо торговли или промысла и состоит из одного или нескольких участников, отвечающих перед верителями товарищества всем своим имуществом (неограниченно ответственные товарищи), и одного или нескольких участников, ответственность коих ограничивается их вкладами в товарищество (вкладчики).
Определение акционерного общества содержалось в ст. 2248 проекта: акционерным признается такое товарищество, которое учреждается под особой фирмой с основным капиталом, разделенным на определенное число равных долей (акций), и по обязательствам которого отвечает только имущество товарищества, но не личное имущество участников (акционеров).
Для поддержания перспективных капиталистических форм в промышленности и торговле законодатель предполагал установить явочный (регистрационный) порядок создания юридических лиц, желая при этом сохранить правительственный контроль за предприятиями, предмет деятельности которых затрагивает общегосударственные интересы .
Например, об учреждении полного товарищества или товарищества на вере товарищи должны заявлять вотчинному установлению по месту нахождения товарищества для внесения в торговую запись и опубликования (ст. 2177, 2224 проекта).
1 См.: Гражданское уложение. Проект Высочайше учрежденной Редакционной Комиссии по составлению Гражданского уложения. С объяснениями, извлеченными из трудов Редакционной Комиссии и с приложением законопроекта об авторском праве, одобренного Государственной Думой / Под ред. И. М. Тклрюмова; Сост. А.Л. Саатчиан. Т. 2. СПб., 1910.
2 См.: Комментарий к Ст. 2250-2257 проекта Книги V Гражданского Уложения Высочайше учрежденной Редакционной Комиссии по составлению Гражданского уложения с объяснениями, извлеченными из трудов Редакционной Комиссии и с приложением законопроекта об авторском праве, одобренного Государственной Думой / Под ред. И.М. Тютрюмова; Сост. А.Л. Саатчиан. Т. 2. С. 873-876.
87
Глава II. Происхождение юридического лица
В целях недопущения возможных злоупотреблений и обмана создание учреждений (ст. 16 книги I проекта) и крупных акционерных обществ, предмет деятельности которых имел существенное значение для развития промышленности и общественного благосостояния, было обставлено требованиями получения разрешений и согласований, необходимостью соблюдения некоторых бюрократических формальностей (ст. 2250-2257 книги V проекта).
Как указывалось в проекте Гражданского уложения, уставы акционерных товариществ утверждаются Высочайшей властью или соответствующим министром, или губернским по земским и городским делам присутствием (ст. 2250 проекта).
Список акционерных товариществ, чьи уставы подлежат утверждению губернскими по земским и городским делам присутствиями, составляется министром финансов по согласованию с другими ведомствами и утверждается Комитетом Министров, после чего подлежит опубликованию (ст. 2254 проекта). В частности, губернскими присутствиями, на заседания которых приглашаются с правом голоса председатель или его заместитель (товарищ председателя) либо один из членов местного окружного суда, утверждаются уставы акционерных товариществ, имеющих предметом своей деятельности:
1) предприятия, относящиеся к благоустройству и удовлетворению местных потребностей городских и иных поселений (городские железные дороги, дилижансы, водопроводы, гостиницы, бани и пр.);
2) производство торговли товарами всякого рода;
3) устройство фабрик и заводов, за исключением горных, паровозо-и машиностроительных, металлургических заводов, основной капитал которых превышает 1 млн руб. (ст. 2225, 2253 проекта).
Уставы прочих акционерных товариществ утверждаются министром финансов или по согласованию с ним тем министром, к ведомству которого относится предприятие. Возникшие между ними разногласия разрешаются Комитетом Министров (ст. 2255 проекта).
Список предприятий, разрешение коих акционерным товариществам и частным лицам зависит исключительно от усмотрения власти, составляется министром финансов по согласованию с другими ведомствами, утверждается Государственным Советом и подлежит опубликованию. В остальных случаях министры и губернские присутствия были не вправе отказать в утверждении устава акционерного товарищества, если он соответствует правилам об акционерных товариществах (ст. 2256 проекта).
Уставы акционерных товариществ, для которых испрашивается принудительное отчуждение имуществ, либо некие изъятия из действующих законов представляются министрами, к ведомству коих отно-
88
§ 5. Правовое положение юридических лиц по российскому законодательству...
сятся предприятия, на Высочайшее утверждение через Государственный Совет (ст. 2251 проекта).
Уставы акционерных товариществ, получившие Высочайшее утверждение, представляются соответствующими министрами Правительствующему Сенату для обнародования в Собрании узаконений и распоряжений правительства, а уставы, утвержденные министрами и губернскими по земским и городским делам присутствиями, публикуются в Вестнике финансов, промышленности и торговли (ст. 2257 проекта).
Другой проект книги V «Обязательственное право» Гражданского уложения, разработанный В.Э. Герценбергом и КС. Перетерским, внесенный 16 октября 1913 г. министром юстиции в Государственную Думу1, также признает торговые товарищества юридическими лицами.
В частности, ст. 723 названного проекта гласит, что полное товарищество со дня внесения его в торговую запись признается юридическим лицом и может под своей фирмой приобретать права по имуществу, в том числе право собственности и другие права на недвижимые имения, принимать на себя обязательства, искать и отвечать в суде.
Приведенные выдержки свидетельствуют о высочайшем уровне развития теории цивилистической науки и законодательной техники в дореволюционной России. В силу известных причин ни один из проектов Гражданского уложения так и не стал законом. Однако накопленные лучшими российскими правоведами знания и опыт, достижения зарубежной юридической мысли были использованы при подготовке первых законодательных актов советской власти.
Как видим, русские правоведы творчески использовали опыт передовых стран Западной Европы. Классическая конструкция юридического лица была успешно перенесена на самобытную российскую почву, благодаря чему наша правовая наука и законодательство получили мощный толчок для своего дальнейшего развития.
§ 5. Правовое положение юридических лиц по российскому законодательству советского и постсоветского периода
(1917-1994 ГГ.)
Законодательство первых лет советской власти (1917-1930 гг.).
После Октябрьской революции 1917 г. имущество всех частных компаний было национализировано и объявлено собственностью Российской Республики. К началу 1919 г. все многообразие юридических лиц в торговле и промышленности сменилось единственной формой хозяйствен-
1 См.: Гражданское Уложение. Кн. V. Обязательственное право. СПб., 1913.
89
Глава II. Происхождение юридического лица
ной организации, каковой стало социалистическое государственное предприятие, не имеющее прав юридического лица и финансируемое по смете ВСНХ, Наркомата финансов и Госконтроля в безналичном порядке. Со временем большинство социалистических государственных промышленных предприятий получили статус юридического лица, хотя закрепленное за ними имущество находилось в собственности государства (Российской Федерации, субъектов РФ, муниципальных образований). А.В. Венедиктов определил хозрасчетное предприятие как государственное предприятие, организованное в виде самостоятельной хозяйственной единицы с правами юридического лица, действующей на началах хозяйственного или коммерческого расчета, в соответствии с плановыми заданиями руководящего государственного органа, и отвечающее по своим обязательствам лишь имуществом, не изъятым из оборота1.
Интересно, что конструкция предприятия как участника имущественного оборота появилась еще в дореволюционной России. Под именем торгового предприятия понималась совокупность личных и имущественных средств, соединенных для достижения известной торгово-хозяйственной цели по определенному плану. Строго говоря, субъектом права был предприниматель, купец, владеющий предприятием как имуществом или, точнее, имущественным комплексом. Предприниматель выступает в качестве лица, организующего торговое предприятие, дающего ему свое имя, выделяющего для него часть своего имущества, несущего на себе риск успеха и пользующегося всеми выгодами2.
В период новой экономической политики (нэпа), провозглашенной в 1921 г.3, возникли новые формы управления государственной социалистической промышленностью: объединение, организуемое на началах хозяйственного расчета (трест), и так называемое автономное предприятие4, которые по сути являлись государственными предприятиями юридическими лицами, наделенными обособленным имуществом, которым они самостоятельно отвечали по своим обязательствам.
Стали вновь создаваться частные компании. 1 февраля 1922 г. в РСФСР было учреждено первое акционерное общество советского пе-
1 См.: Венедиктов А.В. Правовая природа государственных предприятий. С. 7.
2 См.: Шершеневич Г.Ф. Учебник торгового права. М., 1994. С. 70-71.
3 См. Наказ СНК РСФСР от 9 августа 1921 г. «О проведении в жизнь начал новой экономической политики» // СУ РСФСР. 1921. № 59. Ст. 403; Основные положения о мерах к восстановлению крупной промышленности. Утверждены СТО РСФСР 12 августа 1921 г. // СУ РСФСР. 1921. № 63. Ст. 462.
4 См.: Венедиктов А.В. Государственная социалистическая собственность. С. 446-451; 508-509.
90

§ 5. Правовое положение юридических лиц по российскому законодательству...
риода; в 1922 г. их было образовано уже 20; к 1925 г. насчитывалось более 150 акционерных обществ.
31 октября 1922 г. был принят ГК РСФСР, вступивший в силу 11 ноября 1922 г.1 Впервые в русском гражданском праве было дано легальное определение юридического лица: юридическими лицами признаются объединения лиц, учреждения или организации, которые могут, как таковые, приобретать права по имуществу, вступать в обязательства, искать и отвечать в суде (ст. 13).
Кодекс воскресил и значительно развил такие формы юридических лиц, как полное товарищество (ст. 295-311), товарищество на вере (ст. 312-317), акционерное общество или паевое товарищество (ст. 322-366). Появился новый вид товарищества - с ограниченной (а точнее, с дополнительной) ответственностью (ст. 318-321).
Однако господствующей формой юридического лица оставалось государственное предприятие.
10 апреля 1923 г. был издан декрет, утвердивший Положение о государственных промышленных трестах2. Согласно нормам Положения и ст. 19 ГК РСФСР 1922 г. тресты являлись государственными промышленными предприятиями, которым государство предоставило самостоятельность в производстве своих операций согласно утвержденному для каждого из них уставу и которые действовали на началах коммерческого расчета с целью извлечения прибыли. Трест являлся юридическим лицом и мог состоять из одного или многих предприятий - производственных единиц.
В 1924 г. было принято Положение о коммунальных трестах3, в 1925 г.- о сельскохозяйственных трестах4. Положение о промышленных трестах распространялось на зрелищные и художественные предприятия. По типу промышленных трестов образовывались также государственные торговые предприятия (торги), положение о которых было принято 17 августа 1927 г.5
В конце 20-х гг. нормы ГК РСФСР 1922 г. и принятые в его развитие акты законодательства практически перестали применяться. 29 июня 1927 г. было принято новое Положение о трестах6, которое усилило планово-регулирующее влияние органов, под началом которых состояли тресты. В 1928 г. издано новое положение о государственных сель-
1 СУ РСФСР. 1922. №71. Ст. 904.
2 СУ РСФСР. 1923. № 29. Ст. 336.
3 СУ РСФСР. 1925. № 2. Ст. 14.
4 СУ РСФСР. 1925. № 21. Ст. 150.
5 СЗ СССР. 1927. № 49. Ст. 502.
6 СЗ СССР. 1927. № 39. Ст. 392; 1929. № 5. Ст. 47.
91
Глава II. Происхождение юридического лица
скохозяйственных трестах (госсельхозтрестах), в состав которых входили советские хозяйства (совхозы)1.
Интересной формой организации торговли явились синдикаты -объединения трестов, которые стали создаваться с 1922 г. Синдикаты являлись юридическими лицами и объединяли несколько трестов, централизуя их снабженческо-сбытовую деятельность. В 1928 г. было принято Положение о синдикатах2. По своему правовому статусу они напоминали современную нам ассоциацию или концерн. Синдикаты создавались на добровольных началах, имели переменный состав участников, которые могли свободно входить и выходить из синдиката. Складочный или паевой капитал синдиката образовывался из взносов его членов, которые в случае выхода из синдиката могли забрать свой пай обратно. Во главе синдиката стояло собрание уполномоченных, каждый из которых имел число голосов, пропорциональное величине пая данного участника. Ответственность членов по долгам синдиката также ограничивалась размером пая3.
Постановлением Совета Народных Комиссаров СССР от 20 октября 1925 г. было утверждено Положение о торговой регистрации4, согласно которому правоспособность всех видов юридических лиц, занимающихся промышленной и торговой деятельностью, возникала с момента их регистрации, если иное не устанавливалось в специальных законах, на основании которых были учреждены эти лица (п. 2, 3).
В августе 1927 г. было принято Положение об акционерных обществах5. Однако к началу 30-х гг. практически все акционерные общества были преобразованы в государственные предприятия.
Вместе с тем созданный в 1924 г. Банк для внешней торговли СССР (позднее - Внешэкономбанк) и образованное в 1929 г. Всесоюзное акционерное общество «Интурист» формально продолжали существовать в виде акционерных обществ, хотя в реальности их деятельность осуществлялась на принципах, установленных для всех государственных организаций. Очевидно, что единственной целью сохранения акционерной формы для фактических государственных организаций была необходимость исключить даже теоретическую возможность привлечения советского государства к субсидиарной ответственности по обязательствам этих юридических лиц, возникшим из договоров с их зарубежными партнерами.
1 СУ РСФСР. 1928. № 30. Ст. 223.
2 СЗ СССР. 1928. № 16. Ст. 129.
3 См.: Аронович В. С. О внутрисиндикатских отношениях и их юридическом выражении // Право и жизнь. 1925. № 6. С. 49-52.
4 СЗ СССР. 1925. № 82. Ст. 622.
5 См.: Братусь С.Н. Юридические лица в советском гражданском праве. Разд. III.
92
§ 5. Правовое положение юридических лиц по российскому ______________________законодательству..._______________________
Постановлением ЦК ВКП(б) от 5 декабря 1929 г. «О реорганизации системы управления промышленностью» основным субъектом хозяйствования в промышленности было признано социалистическое государственное производственное предприятие.
Реформы 1930-1940 гг. В ходе реформы управления промышленностью, проведенной в 30-е гг., синдикаты были ликвидированы, а на их основе созданы государственные всесоюзные и республиканские хозяйственные объединения.
Объединения являлись юридическими лицами и могли включать в себя три категории предприятий: производственные единицы, т.е. предприятия без прав юридического лица; самостоятельные предприятия с правами юридического лица; обособленные предприятия, по отношению к которым объединение осуществляло только планово-регулирую-щие функции.
В 1934-1935 гг. объединения ликвидируются, на их место приходят предприятия. Помимо трехзвенной системы управления промышленностью (отраслевое главное управление министерства - трест -предприятие) вводится двухзвенная система (главк - предприятие).
Главк имел права юридического лица и осуществлял планово-управленческие функции. Главк также мог находиться на хозрасчете и при этом централизовал снабженческо-сбытовую деятельность предприятия. Такая система существовала почти 30 лет1.
Как видим, в советский период законодательное развитие категории юридического лица было связано не с поиском наиболее оптимальных правовых конструкций, а с проводимыми социалистическим государством многочисленными реформами управления экономикой. Реформы поочередно влекли за собой то централизацию, то децентрализацию, а в результате предприятия получали то меньше, то больше свободы распоряжаться своим имуществом и средствами.
Проводимая правительством социалистическая реконструкция народного хозяйства привела к постепенному исчезновению всех видов обществ и товариществ из экономической жизни. Некоторое время отдельные товарищества еще существовали на базе остатков негосударственной собственности (собственности граждан и негосударственных юридических лиц - колхозов, межколхозных предприятий и т.п.) в аграрном секторе и в сфере мелкого бизнеса (рыболовецкие артели, артели старателей, отдельные сельскохозяйственные коммуны и др.) .
1 См.: Братусь С.Н. Юридические лица в советском гражданском праве. С. 244-255
2 См.: Павлов И.В. Понятие и сущность колхозных правоотношений и роль органов управления в формировании и развитии этих отношений // Вопросы колхозного и земельного права. М., 1951.
93
Глава II. Происхождение юридического лица
Форма товарищества использовалась и для образования потребительских объединений граждан (жилищные кооперативы, товарищества жильцов и т.д.). Однако прежнего значения эти формы уже не имели.
Характеризуя имущественную сферу деятельности советского социалистического государства в конце 40-х гг. XX столетия, С.Н. Братусь сделал вывод, что государство, выступая как целое, как казна, является юридическим лицом, от имени которого действует Правительство СССР или республики либо соответствующее Министерство финансов1.
По мнению многих исследователей, юридическими лицами являлись также местные Советы депутатов трудящихся. Согласно действующему в тот период законодательству они имели право эксплуатировать состоящие в их ведении земли, предприятия и прочее имущество как в бюджетном порядке, так и на началах хозяйственного расчета, в частности в установленном законом порядке могли отчуждать и сдавать в аренду состоящее в их ведении имущество; заключали договоры целевого займа, отвечая по ним всеми своими доходами и находящимся в их ведении имуществом. В отличие от местных Советов Верховные Советы СССР, РСФСР и других союзных и автономных республик не признавались юридическими лицами.
Признание государства и местных советов юридическими лицами не исключает юридической личности министерств и других центральных ведомств, отделов местных советов, социально-культурных учреждений и иных состоящих на государственном или местном бюджете организаций, именуемых бюджетными учреждениями2.
Система юридических лиц по ГК РСФСР 1964 г. К моменту принятия Основ гражданского законодательства Союза ССР и союзных республик 1961 г. и ГК РСФСР 1964 г. в России насчитывалось около десятка различных видов юридических лиц. Статья 24 ГК РСФСР 1964 г. перечисляет их следующим образом:
1) государственные предприятия и иные государственные организации, состоящие на хозяйственном расчете, имеющие закрепленные за ними основные и оборотные средства и самостоятельный баланс;
2) учреждения и иные государственные организации, состоящие на государственном бюджете и имеющие самостоятельную смету, руководители которых пользуются правами распорядителей кредитов (за изъятиями, установленными законом);
' См.: Братусъ С.Н. Юридические лица в советском гражданском праве. С. 158-195.
2 См.: Венедиктов А.В. Государственные юридические лица в СССР // Советское государство и право. 1940. № 10. С. 85-86; Братусь С.Н. Юридические лица в советском гражданском праве. С. 190-211.
94
§ 5. Правовое положение юридических лиц по российскому ______________________законодательству..._______________________
3) государственные организации, финансируемые за счет иных источников и имеющие самостоятельную смету и самостоятельный баланс;
4) колхозы, межколхозные и иные кооперативные организации и их объединения, другие общественные организации, а также в случаях, предусмотренных законодательством Союза ССР и РСФСР, предприятия и учреждения этих организаций и их объединений, имеющие обособленное имущество и самостоятельный баланс;
5) государственно-колхозные и иные государственно-кооперативные организации;
6) другие организации в случаях, предусмотренных законодательством Союза ССР.
Любопытно, что в 1973 г. на базе Управления иностранного страхования было организовано Страховое акционерное общество СССР (Ингосстрах СССР). Подобно Интуристу и Внешторгбанку, Ингосстрах являлся акционерным обществом лишь формально, оставаясь по сути государственной организацией.
Реформы 1960-1980 гг. Очередная хозяйственная реформа 60-х гг. была направлена на ослабление централизованного руководства промышленностью, укрепление экономического и правового положения предприятия. 4 октября 1965 г. было принято Положение о социалистическом государственном производственном предприятии1. Согласно этому Положению предприятие являлось юридическим лицом и осуществляло права владения, пользования и распоряжения имуществом, находящимся в его оперативном управлении (п. 2).
Реформа 70-х гг. снова предполагала укрупнение производства. Постановлением СМ СССР от 2 марта 1973 г. № 140 было утверждено Положение о всесоюзном и республиканском промышленных объединениях (ВПО)2.
Нужно обратить внимание, что само всесоюзное промышленное объединение (ВПО) не являлось юридическим лицом, будучи фактически органом управления подчиненными ему предприятиями. Правами юридического лица были наделены входящие в его состав предприятия и само управление.
Постановлением СМ СССР от 27 марта 1974 г. № 212 было утверждено Положение о производственном объединении (ПО)3.
Постановлением СМ СССР от 30 декабря 1975 г. № 1062 утверждено Положение о научно-производственном объединении (НПО)1.
1 СП СССР. 1965. № 19-20. Ст. 155.
2 СП СССР. 1973. № 7. Ст. 32.
3 СП СССР. 1974. № 8. Ст. 38.
95
Глава II. Происхождение юридического лица
Производственные (ПО) и научно-производственные объединения (НПО) являлись юридическими лицами, а входящие в их состав предприятия имели статус производственных единиц без прав юридического лица. Однако поскольку объединение различных предприятий в ПО и НПО шло не по территориальному, а по производственному признаку, то зачастую многие подразделения объединений, сильно удаленные от своего управления, получали права юридического лица. Для этого достаточно было решения соответствующего отраслевого министерства, которое утверждало устав объединения. Устав входящего в состав объединения предприятия утверждался самим объединением (п. 6 Положения о производственном объединении).
Развитие системы юридических лиц в период перестройки экономического механизма в СССР (1980-1990 гг.). Указом Президиума Верховного Совета СССР от 26 мая 1983 г. «О порядке осуществления деятельности на территории СССР совместных хозяйственных организаций СССР и других стран-членов СЭВ»2 всем государственным организациям было разрешено создавать международные объединения и совместные предприятия с иностранным участием.
13 января 1987 г. Совет Министров СССР принял постановление № 48 «О порядке создания на территории СССР и деятельности совместных предприятий, международных объединений и организаций СССР и других стран - членов СЭВ»3 и постановление № 49 «О порядке создания на территории СССР и деятельности совместных предприятий с участием советских организаций и фирм капиталистических и развивающихся стран»4.
Совместные предприятия (СП) являлись юридическими лицами (п. 7 постановления № 48; п. 6 постановления № 49), близкими по форме к обществу с ограниченной ответственностью. Учредительными документами совместного предприятия были названы учредительный договор и устав (п. 8; п. 7). В частности, в постановлениях указывалось (п. 4; п. 2), что решения о создании совместного предприятия принимаются государственными предприятиями, объединениями и организациями с согласия вышестоящего органа управления. Созданные на территории СССР совместные предприятия после вступления в силу документов об их создании регистрируются в Министерстве финансов СССР и приобретают права юридического лица с момента регистрации. Сообщение о создании СП публикуется в печати (п. 9; п. 9).
'СП СССР. 1976. №2. Ст. 13.
2 Ведомости ВС СССР. 1983. № 22. Ст. 330; № 25. Ст. 385.
3 СП СССР. 1987. Отд. 1. № 8. Ст. 38; 1989. Отд. 1. № 23. Ст. 75.
4 СП СССР. 1987. Отд. 1. № 9. Ст. 40; 1989. Отд. 1. № 23. Ст. 75.
96
§ 5. Правовое положение юридических лиц по российскому ____________________законодательству..._______________________
Организационная форма и правовой режим имущества совместного предприятия определялись весьма нечетко. Однако было ясно, что фактически совместное предприятие представляет собой общество с ограниченной ответственностью. Имущество совместного предприятия было обособлено от имущества его участников и государства, т.е. совместное предприятие становилось собственником своего имущества, в том числе имущества, переданного ему в качестве вклада государственными социалистическими предприятиями-участниками. В итоге государственное имущество, принадлежавшее государственному предприятию на праве оперативного управления, фактически переходило в частную собственность (собственность совместного предприятия). Таким образом, конструкция совместного предприятия как юридического лица стала весьма эффективным правовым средством «разгосударствления», а по сути -приватизации «общенародной социалистической собственности» .
26 мая 1988 г. был принят Закон СССР «О кооперации в СССР»2, регламентирующий создание и деятельность производственных и потребительских кооперативов, каковыми признавались добровольные объединения граждан (не менее трех) на началах членства для совместного ведения хозяйственной или иной деятельности на базе принадлежащего кооперативу на праве собственности, арендованного или предоставленного в бесплатное пользование имущества (п. 1 ст. 5, п. 1 ст. 11). Кооператив считался созданным с момента регистрации его устава в исполнительном комитете Совета народных депутатов по месту нахождения кооператива (ст. 11). Имущество кооператива формировалось за счет денежных и материальных взносов его членов, произведенной им продукции, иных доходов, кредитов банка и других источников (ст. 7). Кооператив является юридическим лицом (п. 3 ст. 5), собственником своего имущества (ст. 7), самостоятельно участвующим в обороте и отвечающим по своим обязательствам всем своим имуществом (п. 4 ст. 8). Члены кооператива не несли ответственности по его долгам, за исключением случаев, предусмотренных законом или уставом кооператива (п. 4 ст. 8, 43).
При этом сами кооперативы получили легальную возможность даже выпускать ценные бумаги, названные «акциями» (п. 4 ст. 22 Закона о
1 См.: Панкратов П. А. Правовое положение совместных предприятий как юридических лиц в СССР. Дис. ... канд. юрид. наук. М., 1991; Козлова Н.В., Панкратов П.А. Юридическое лицо как инструмент перераспределения собственности (К 15-летию начала реформы института юридического лица) // Вестник Моск. ун-та. Сер. 11. Право. 2002. № 1. С. 90-93.
'"Ведомости ВС СССР. 1988. №22. Ст. 355; Ведомости СНД и ВС СССР. 1989. № 19. Ст. 350; 1990. № 26. Ст. 489; 1991. № 12. Ст. 324.
97
Глава II. Происхождение юридического лица
кооперации), хотя по существу речь шла об облигациях, общая стоимость которых не могла превышать размера годового валового дохода кооператива1.
Как видим, кооперативы, равно как и совместные предприятия, стали первыми в СССР со времен нэпа юридическими лицами частного права, основанными на частной собственности на средства производства.
Вместе с тем ученые-правоведы справедливо критиковали законодательство о кооперации, которое допускало создание производственных кооперативов без какого бы то ни было первоначального имущественного фонда, стартового капитала, поскольку не требовало от участников кооператива внесения имущественных (паевых) взносов2.
Арбитражная практика того времени изобиловала спорами по искам банков и других кредиторов к разного рода кооперативам, которые брали, но не возвращали кредиты, не расплачивались за поставленные им товары или выполненные для них работы. Как правило, к моменту вынесения решения о взыскании с очередного кооператива-ответчика в пользу некоего истца суммы задолженности выяснялось, что кооператив уже прекратил свою деятельность, и найти кого-либо из его членов не представляется возможным, ибо никаких точных данных об учредителях (членах) кооператива его устав не содержит (в полном соответствии с п. 5 ст. 11 Закона). Но даже если членов кооператива удавалось разыскать, то оказывалось, что привлечь их к субсидиарной ответственности по долгам кооператива практически невозможно, так как ни порядок привлечения, ни конкретный размер этой ответственности не определены в законе, равно как и в уставе самого кооператива.
23 ноября 1989 г. Верховный Совет СССР принял Основы законодательства Союза ССР и республик об аренде3, часть положений которых (ст. 16-28) были посвящены правовому регулированию создания и деятельности арендных предприятий.
Согласно нормам ст. 16 Основ законодательства об аренде, трудовой коллектив государственного предприятия (объединения) был вправе образовать организацию арендаторов как самостоятельное юридическое лицо для создания на его основе арендного предприятия. Решение об образовании организации арендаторов и ее органов управления принималось общим собранием (конференцией) трудового коллектива не менее чем % голосов его членов. Организация арендаторов совместно с профсоюзным комитетом разрабатывала проект договора аренды и на-
§ 5. Правовое положение юридических лиц по российскому законодательству...
правляла его государственному органу, уполномоченному собственником сдавать в аренду государственные предприятия, который обязан был рассмотреть его в течение 30 дней со дня получения. Разногласия, возникающие при заключении договора аренды, рассматривались Государственным арбитражем. После подписания договора организация арендаторов принимала в установленном порядке имущество предприятия и приобретала статус арендного предприятия1.
Любопытно, что организация арендаторов как юридическое лицо возникала с момента принятия трудовым коллективом решения о ее создании, тогда как арендное предприятие приобретало права юридического лица со дня его государственной регистрации в исполнительном комитете Совета народных депутатов по месту нахождения арендного предприятия (п. 1,2 ст. 16 Основ).
Модель арендного предприятия как юридического лица также стала весьма эффективным средством «деобобществления» государственного имущества. Если производственные кооперативы способствовали перераспределению преимущественно оборотных средств, то арендные предприятия позволили приступить к поэтапной передаче в частные руки основных средств производства2.
3 августа 1989 г. Верховный Совет СССР внес изменения в Закон о государственном предприятии (объединении), принятый в 1987 г.3 (7 марта 1991 г. утратил силу). Предприятиям, объединениям и организациям независимо от их ведомственной принадлежности было разрешено самостоятельно, на договорных началах, создавать концерны, консорциумы, межотраслевые государственные объединения, государственные производственные объединения, различные ассоциации и другие крупные организационные структуры - юридические лица, в том числе с участием кооперативов и совместных предприятий, образованных с фирмами иностранных государств (п. 7 ст. 5).
В экономике тогдашней России эти юридические лица играли двоякую роль. Во-первых, они явились удачным правовым средством разгосударствления, а позднее - приватизации государственной социалистической собственности. Во-вторых, в ходе проведения реформы управления производством они служили надежным способом маскировки для сохранения среднего звена управления - министерств и ве-
1 См.: Суханов Е.А. Лекции о праве собственности. М., 1991. С. 111-112.
2 См.: Суханов Е.А. Правовые основы предпринимательства. М., 1993. С. 31.
3 Ведомости СНД и ВС СССР. 1989. № 25. Ст. 481. В ред. Закона СССР от 7 марта 1991 г.
98
' См.: Герасименко С.А. Аренда как организационно-правовая форма предпринимательст-
^ ва. М., 1992.
' См.: Козлова Н.В., Панкратов П.А. Юридическое лицо как инструмент перераспределения собственности. С. 95.
'Вестник ВС СССР. 1987. №26. Ст. 385; 1989. №9. Ст. 214 // Ведомости СНД и ВС СССР. 1991. № 12. Ст. 325.
99
Глава II. Происхождение юридического лица
домств, которые в соответствии с постановлениями Совета Министров РСФСР были в «добровольном порядке» преобразованы в разного рода ассоциации и концерны1.
Только на протяжении 1991 г. постановлениями Совета Министров РСФСР было создано более 30 такого рода концернов, ассоциаций и других крупных объединений предприятий. Причем все они наделялись властными полномочиями по управлению государственным имуществом, учреждению, реорганизации и ликвидации государственных предприятий, назначению их руководителей и т.п.
В целях контроля за процессом создания и деятельности таких образований Верховный Совет РСФСР принял постановление от 11 октября 1991 г. «Об упорядочении создания и деятельности ассоциаций, концернов, корпораций и других объединений предприятий на территории РСФСР», которым запретил органам государственной власти и управления РСФСР делегировать любым региональным, межотраслевым и межреспубликанским союзам, ассоциациям, концернам, корпорациям, холдингам и другим объединениям предприятий полномочия по управлению государственным имуществом и финансировать их деятельность. Созданным на территории РСФСР объединениям предприятий запрещалось осуществлять властные функции по отношению к входящим в эти объединения предприятиям, а Правительству РСФСР было указано, что оно может наделять такого рода объединения предприятий только теми правами, которыми само обладает2.
В сельском хозяйстве продолжали действовать артели, колхозы, межколхозные организации и хозяйства (МКХ), потребкооперации.
Кроме того, появились областные и районные агропромышленные объединения (ОАЛО и РАЛО), являющиеся юридическими лицами, но имеющие в своем составе колхозы, совхозы, другие предприятия и организации, которые также сохраняли хозяйственную самостоятельность и права юридического лица3.
' См. постановление СМ РСФСР от 5 июля 1990 г. № 226 «Об образовании российского государственного концерна речного флота»; постановление СМ СССР от 11 августа 1990 г. № 288 «Об образовании российского государственного концерна по производству строительных материалов и предметов домоустройства» и др.
2 См.: Информационное письмо ВАС РФ от 30 июня 1993 г. № С-13/ОП-210 «Об отдельных рекомендациях, принятых на совещаниях по судебно-арбитражной практике» // Вестник ВАС РФ. 1993. № 9. С. 98-99.
3 См.: Типовое положение об областном, краевом, республиканском (АССР) агропромышленном объединении, утвержденное постановлением СМ СССР от 25 ноября 1982 г. № 1016 // СП СССР. 1983. Отд. 1. № 1. Ст. 2; Типовое положение о районном агропромышленном объединении, утвержденное постановлением СМ СССР от 25 ноября 1982 г. № 1015 // СП СССР. 1983. Отд. 1. № 1. Ст. 1.
100
§ 5. Правовое положение юридических лиц по российскому законодательству...
Весьма многообразны были формы юридических лиц в некоммерческой сфере: общественные организации (КПСС, ВЛКСМ, профессиональные союзы и пр.), жилищно-строительные, дачно-строи-тельные кооперативы и т.д.
Кардинальные перемены в политической и экономической жизни СССР и России, начавшиеся после апрельского Пленума ЦК КПСС 1985 г. и получившие название «перестройка», стимулировали предпринимательскую активность людей буквально всех возрастов и социальных слоев. Вследствие ослабления тоталитарного контроля, предоставления хозяйственной самостоятельности государственным и общественным организациям в гражданском обороте появились такие виды юридических лиц, как межотраслевые научно-технические комплексы (МНТК, НТК)1, инженерные центры (ИЦ)2, центры научно-технического творчества молодежи (ЦНТТМ), государственные производственные объединения (ГПО), межотраслевые государственные объединения (МГО), народные концерны («Бутэк» и пр.), временные научные коллективы и т.д.
Например, постановлением СМ СССР от 25 января 1990 г. №77 «Об экономическом эксперименте в концерне «Бутэк»» было утверждено Положение об экономическом эксперименте в концерне «Бутэк» и устав «народного концерна «Бутэк», согласно которому и сам концерн, и входящие в его состав предприятия сохраняли права юридического лица3.
К сожалению, «полезный опыт» создания и деятельности таких «народных концернов» был успешно позаимствован многими нынешними «естественными монополиями», которые только благодаря почти бесконтрольному доступу к сырьевым ресурсам, установлению неоправданных льгот и привилегий имеют возможность получать сверхприбыли за счет эксплуатации природных богатств, принадлежащих Российскому государству и являющихся национальным достоянием.
Возникают коллективные предприятия, имущество которых было выкуплено их трудовыми коллективами в соответствии с договором аренды или иным договором. Такие предприятия нередко назывались «народными предприятиями»4.
1 См.: Типовое положение о межотраслевом научно-техническом комплексе, утвержден-
·
· ное постановлением СМ СССР от 31 июля 1986 г. № 903.
2 См.: Типовое положение об инженерном центре, утвержденное постановлением СМ СССР от 31 июля 1986 г. № 903.
jCm.: Комплект нормативно-методических документов для предприятий - участников
концерна «Бутэк». М., 1990.
4 См.: Суханов Е.А. Лекции о праве собственности. С. 106-108.
101
Глава II. Происхождение юридического лица
Коллективные предприятия представляли собой юридические лица, которые являлись собственниками выкупленного у государства имущества, а также всего приобретенного и произведенного самим предприятием. Хотя имущество коллективного предприятия делилось на «вклады» или «доли» его работников, возможность раздела или выдела имущества коллективного предприятия между его работниками отсутствовала. Стоимость вклада каждого работника в имуществе предприятия на момент его создания определялась исходя из списочного состава работников и стоимости всего имущества предприятия, а также из последующего трудового участия работника в деятельности предприятия. На вклад каждого работника начислялись проценты в размере, определяемом трудовым коллективом на основе результатов хозяйственной деятельности предприятия. Стоимость вклада можно было получить в денежном эквиваленте только после прекращения трудовых отношений с коллективным предприятием (ст. 14, 15 Закона РСФСР от 24 декабря 1990 г. «О собственности в РСФСР»)1.
Несмотря на широкую рекламную кампанию, развернутую в средствах массовой информации по поводу якобы очевидных преимуществ новых организационных форм совместной хозяйственной деятельности2, серьезные ученые-правоведы весьма резко и справедливо критиковали низкое качество большинства законодательных актов того времени и полную неясность правового статуса большинства подобных образований3.
Очевидно, что, поскольку в условиях СССР мирное перераспределение общественных богатств в пользу отдельных физических лиц исключалось, осуществление такого перераспределения было произведено с помощью института юридического лица. Присвоению государственной собственности горсткой олигархов предшествовала ее передача «в руки трудовых коллективов» этих самых «народных» предприятий. Таким образом, арендные и коллективные предприятия стали весьма эффективным средством поэтапной приватизации общественных богатств.
В ходе дальнейших экономических и политических реформ возникла необходимость создания системы юридических лиц, свойственной рыночной экономике и развитым правопорядкам. Поэтому в начале 90-х гг. российский законодатель предпринял попытки упорядочить
1 Ведомости СНД и ВС РСФСР. 1990. № 30. Ст. 416; 1992. № 34. Ст. 1966.
2 См.: Гудилин А. Первые шаги концерна // Хозяйство и право. 1989. № 10. С. 13-18; Панков А. С, Прокопчук С.Ф. Инженерный центр микроэлектроники // ЭКО. 1986. № 6; Па-тон Б. Е. Задачи интеграции науки, техники и производства// ЭКО. 1986. № 6 и др.
3См.: Суханов Е.А. Когда наступает «сумрак закона»? // Неделя. 1989. №49. С. 2-3; Он же. Консорциум? Концерн? Акционерное общество? // Коммерческий вестник. 1990. № 3. С. 50-53 и др.
202

§ 5. Правовое положение юридических лиц по российскому ______________________законодательству..._______________________
сложившуюся систему юридических лиц, которая уже перестала отвечать интересам и потребностям влиятельных деловых кругов.
Постановлением СМ СССР от 19 июня 1990 г. № 590 было утверждено Положение об акционерных обществах и обществах с ограниченной ответственностью1, которое впервые со времен ГК РСФСР 1922 г. регламентировало порядок создания и деятельности этих видов хозяйственных обществ. Общество с ограниченной ответственностью и акционерное общество являлись юридическими лицами, собственниками своего имущества.
Российское законодательство 1990-1994 гг. 25 декабря 1990 г. был принят Закон РСФСР «О предприятиях и предпринимательской деятельности»2 (далее - Закон о предприятиях и предпринимательской деятельности), закрепивший следующие организационно-правовые формы юридических лиц:
- государственное предприятие (ст. 6);
- муниципальное предприятие (ст. 7);
- индивидуальное (семейное) частное предприятие (ст. 8);
- полное товарищество (ст. 9);
- смешанное (коммандитное) товарищество (ст. 10);
- общество с ограниченной ответственностью (ст. 11);
- акционерное общество (ст. 11);
- предпринимательское объединение юридических лиц (ст. 13);
- арендное предприятие (ст. 15);
- коллективное предприятие (ст. 15).
Несомненным достоинством Закона РСФСР о предприятиях и предпринимательской деятельности стало введение на территории Российской Федерации обязательной государственной регистрации предприятий всех организационно-правовых форм, которую возложили на районные (городские, районные в городе) Советы народных депутатов по месту нахождения предприятия с обязанием их сообщать эти данные в Министерство финансов РСФСР для включения в государственный реестр (ст. 34 Закона).
Учитывая постоянный рост количества предприятий в г. Москве, значение и размеры столичного города, 17 сентября 1991 г. правительство г. Москвы приняло постановление № 97 «О введении единого порядка регистрации предприятий и организаций в Москве»3, возложив функции государственной регистрации и ведения реестра предприятий
'СП СССР. 1990. №15. Ст. 82.
"Вестник ВС РСФСР. 1990. №30. Ст. 418; Ведомости СНД РФ и ВС РФ. 1992. №34.
Ст. 1966; 1993. № 32. Ст. 1256. 3 Вестник Моссовета. 1991. № 10.
103
Глава II. Происхождение юридического лица
в г. Москве на Московскую регистрационную палату, положение о которой было утверждено решением Президиума Моссовета и правительства г. Москвы от 25 июля 1991 г. № 134-2.
К сожалению, борьба российских политиков за независимость России от СССР, которая ознаменовалась принятием Декларации о государственном суверенитете РСФСР от 12 июня 1990 г.', Закона РСФСР от 24 октября 1990 г. «О действии актов органов Союза ССР на территории РСФСР»2, провозгласивших верховенство Конституции и иных законов РСФСР на всей территории России, и начавшаяся «война законов» между Союзом ССР и Российской Федерацией не лучшим образом отразились на качестве подготовки многих правовых актов РФ.
Достаточно сказать, что согласно нормам ст. 11 Закона РСФСР о предприятиях и предпринимательской деятельности имущество товарищества с ограниченной ответственностью, которое приравнивалось к акционерному обществу закрытого типа, принадлежало его участникам на праве общей долевой собственности, тогда как в соответствии с нормами ст. 14 Закона РСФСР «О собственности в РСФСР»3 хозяйственные общества и товарищества признавались собственниками своего имущества, в том числе переданного им в качестве взносов их участниками.
Возможность осуществления предпринимательской деятельности в форме производственного кооператива вообще не предусматривалась российским законодательством, что поставило под сомнение легальность существования большого числа производственных кооперативов. Справедливой критике со стороны ученых-правоведов подвергались многие нормы Положения об акционерных обществах, утвержденного постановлением СМ РСФСР от 25 декабря 1990 г. № 6014, которое фактически отменило действие союзного Положения об акционерных обществах и обществах с ограниченной ответственностью на территории Российской Федерации. Например, вопреки ст. 34 Закона РСФСР о предприятиях и предпринимательской деятельности регистрация акционерных обществ была возложена на Министерство финансов РСФСР (п. 25).
Как подчеркивалось в правовой литературе, признание долевой собственности участников на имущество акционерных обществ и обществ с ограниченной ответственностью (п. 3 ст. 11 Закона РСФСР о предприятиях и предпринимательской деятельности; п. 43 Положения об акционерных обществах) не только лишает названные организации
' См.: Новые законы России. М., 1991. С. 3-5.
2 См.: Новые законы России. Вып. 1. С. 3-5,171-173.
3 Ведомости СНД и ВС РСФСР. 1990. № 30. Ст. 416; 1992. № 34. Ст. 1966.
4 СП РСФСР. 1991. № 6. Ст. 92.
104
§ 5. Правовое положение юридических лиц по российскому законодательству...
необходимой им имущественной обособленности, но и вообще делает бессмысленным их существование как юридических лиц1.
Поэтому все юридическое сообщество с энтузиазмом восприняло Основы гражданского законодательства Союза ССР и республик, утвержденные Верховным Советом СССР 31 мая 1991 г.2, где были четко закреплены различные организационные формы коммерческих и некоммерческих юридических лиц, которые могут создаваться на территории СССР и России (п. 2 ст. 11):
- хозяйственные общества и товарищества, в том числе полное и коммандитное товарищества, общества с ограниченной и дополнительной ответственностью, акционерное общество (ст. 19);
- производственные кооперативы (ст. 20);
- арендные и коллективные предприятия (ст. 21);
- государственные предприятия, дочерние предприятия (ст. 22); -хозяйственные объединения - ассоциации (союзы) и концерны
(ст. 23);
- потребительские кооперативы (п. 3 ст. 18); -общественные организации, религиозные организации (п. 3
ст. 18);
- благотворительные и иные фонды (п. 3 ст. 18);
- финансируемые собственником учреждения (п. 3 ст. 18);
- другие формы, предусмотренные законодательными актами (п. 3 ст. 18).
К сожалению, Основы гражданского законодательства Союза ССР и республик были введены в действие не с 1 января 1992 г., как предполагалось, а лишь с 3 августа 1992 г., когда было опубликовано постановление Верховного Совета РФ от 14 июля 1992 г. «О регулировании гражданских правоотношений в период проведения экономической реформы»3. Согласно данному постановлению Основы гражданского законодательства Союза ССР и республик применялись на территории РФ в части, не противоречащей Конституции РФ и законодательным актам РФ, принятым после 12 июня 1990 г. Таким образом, несмотря на очевидное несовершенство, приоритет имело российское законодательство.
Окончательно система юридических лиц, процесс их создания, деятельности, реорганизации и ликвидации были упорядочены только с принятием Государственной Думой РФ 21 октября 1994 г. части первой
См.: Суханов Е.А. Основы гражданского законодательства Союза ССР и республик (комментарий статей 11-17 главы 2 «Субъекты гражданских прав») // Хозяйство и право. 1991. №12. С. 7.
2 Ведомости СНД и ВС СССР. 1991. № 26. Ст. 733.
3 Вестник ВАС РФ. 1993. № 3.
105
Глава II. Происхождение юридического лица
Гражданского кодекса Российской Федерации1, глава IV которого «Юридические лица» согласно Федеральному закону от 21 октября 1994 г. «О введении в действие части первой Гражданского кодекса Российской Федерации»2 вступила в силу со дня ее официального опубликования - с 8 декабря 1994 г., а остальные разделы были введены в действие с 1 января 1995 г., за исключением главы 17, введенной в действие позднее.
Проследив историю возникновения и развития юридических лиц на различных этапах истории человеческого общества, обратимся к пониманию сущности института юридического лица отечественной и зарубежной гражданско-правовой наукой.
'СЗРФ. 1994. №32. Ст. 3301. 2 Там же. Ст. 3302.
ГЛАВА III. СУЩНОСТЬ ЮРИДИЧЕСКОГО ЛИЦА
(некритическое изложение взглядов российских и зарубежных правоведов на проблему понятия юридического лица)
§ 1. Научные концепции о природе юридического лица (общая характеристика) 3
Процесс образования понятий одинаков у всех народов. В начале возникновения в общественной жизни какого-либо явления понятие о не1и еще весьма смутное. Установление строго определенных понятий -это дело дальнейшей жизни народов. Именно так, по мнению Л.Л. Гер-вагена, обстоит дело с определением понятия юридического лица1.
Зачатки понимания правовой природы юридического лица мы находим еще в Древнем мире, у греков и римлян.
Греческая античная философия понятия субъект права еще не знала. Известный германский ученый Отто фон Гирке писал, что древ-1 ние феки понимали право как гармонический порядок государственного общежития, т.е. только в объективном смысле. Поэтому феческая философия не выработала понятие субъективного права, как и обособленное понятие фажданского права. Гражданские права рассматривались лишь как следствие принадлежности фажданина к государству2.
Известно, что идея юридического лица как самостоятельного субъекта фажданского права составляет крупнейшую заслугу римского права, хотя в самом Риме эта форма союзной организации вырабатывалась достаточно медленно3. По выражению Н.Л. Дювернуа, римская мысль ясно представляла себе возможность сочетания личности, конкретной правоспособности с человеком и так же легко разрывала эту связь, низводя человека до категории вещей или давая личный характер обладания там, где отдельного человека как обладателя назвать нельзя4.
В Европе XIXII столетий учение о юридическом лице развивалось христианской теологией и глоссаторами.
Глоссаторами именовали юристов, изучавших римское право и одновременно толковавших источники с точки зрения современной им философии. Примечания, которыми они снабжали римские тексты, называли глоссами (от латинского glossa - слово, требующее пояснения).
' См.: Герваген Л.Л. Развитие учения о юридическом лице. С. 2.
2 Gierke. Das deutsche Genossenschaftsrecht. T. III. 1881 (см.: Герваген Л.Л. Развитие учения о юридическом лице. С. 5-7).
3 См.: Покровский И.А. История римского права. С. 307.
4 См.: Дювернуа Н.Л. Чтения по гражданскому праву. СПб., 1902. С. 269-271.
107
Глава III. Сущность юридического лица
Глоссы записывались на полях книг (marginales) либо между строками (interlineares). Глоссаторы комментировали текст и цитировали своих предшественников, создавая особые книги (apparatus) в виде непрерывающихся комментариев к текстам источников. Со временем последовательно изложенный комментарий принимался школой или университетом в качестве пособия для преподавания (glossa ordinaria), которое читалось и комментировалось для слушателей1.
В XIIХШ столетиях европейская юриспруденция образовала две ветви каноническую и светскую, представители которых назывались канонистами и легистами2.
Именно средневековые ученые - поздние глоссаторы (консилиа-торы) и канонисты (папа римский Иннокентий IV и др.), на основании фикции как приема научного мышления впервые применили к корпорации понятие личности и ввели в правовую науку сам термин - юридическое лицо (Rechtssubjektivitat)3.
Распространение юридических лиц в имущественном обороте и законодательные построения, регламентирующие их жизнедеятельность, стимулировали развитие науки. Особая заслуга принадлежит германской правовой науке, которая пыталась объяснить феномен юридического лица с позиций философии.
Философские концепции XIX-XX вв. Проблему философского понятия природы юридического лица в середине XIX в. поставил профессор Фридрих Карл фон Савиньи. Вслед за ним вопрос о сущности юридического лица был подвергнут всестороннему анализу многими учеными, каждый из которых, чувствуя недостатки предшествующих теорий, начал разрабатывать собственные научные концепции, развитие которых продолжается в современную эпоху.
Появившиеся в конце XIX в. теории о сущности юридического лица Л.Л. Герваген разделил на четыре группы4. Принимая за основу его классификацию, можно указать несколько направлений, по которым шло формирование современного понятия юридического лица.
Теория фикции (олицетворения). Названная теория господствует в философии и юриспруденции начиная с XII в. и вплоть до наших дней. В средние века ее развивали Ансталт, Гугопинус, Пиллиус, Штифтунг, Иннокентий IV, Бартол, Цинус, Олрадус и другие ученые. Окончательное свое выражение она получила в работах Ф.К. Сави-
1 См.: Суворов Н.С. Учебник церковного права. С. 160-161.
2 См.: Суворов Н.С. Об юридических лицах по римскому праву. С. 44.
3 См.: Каминка А.И. Акционерные компании. Т. 1. С. 415; Аннерс Э. История европейского права/ Пер. со швед.; Ин-тЕвропы. М., 1996. С. 172-173.
4 Герваген Л.Л. Развитие учения о юридическом лице. С. 3-4.
108
______§ 1. Научные концепции о природе юридического лица________
ньи (1840-е гг. )', Бирлинга (1894) и других правоведов XIX в. под названием теория олицетворения.
Согласно этой теории корпорация, или союз, есть совокупность отдельных людей, которая при помощи фикции как научного приема, т.е. заведомо неправильного утверждения, рассматривается в качестве лица. Государство при помощи фикции на основании закона признает или создает искусственного субъекта права, допускаемого только в частном праве для достижения целей, поставленных отдельными людьми.
Как отмечает Л. Эннекцерус, при таком подходе юридическое лицо является недееспособным лицом, которое совершенно так же, как недееспособные физические лица, выступает через своих представителей, действия которых, при условии, что они совершены от имени юридического лица и в пределах предоставленных полномочий, создают права и обязанности для юридического лица, но не могут считаться действиями самого юридического лица2.
В данной теории можно выделить четыре направления.
1. Сторонники первого направления, в частности германские правоведы Савиньи, Георг Фридрих Пухта (1840, 1849, 1851), Резлер (1861) и другие ученые, считают, что государство при помощи фикции создает искусственного субъекта права.
2. Выразители второго направления полагают, что закон не создает, а только примиряется с существованием искусственного субъекта права, который играет роль лица.
В числе авторов и последователей данной концепции нужно указать таких германских ученых, как Лфейфер (1847), Арндтс (1859, 1874), Унгер (1859), Рот (1880) и др.
3. Теория персонификации разработана в конце XIX - начале XX столетия русскими учеными Г.Ф. Шершеневичем, A.M. Гуляевым, Е.Н. Трубецким, ИМ. Тютрюмовым. По их мнению, юридическое лицо есть то, что, не будучи лицом физическим, признается законом субъектом права.
4. Русский профессор В.Б. Ельяшевич считал юридическое лицо приемом юридической техники (1910).

1 Здесь и далее в скобках приводятся даты публикаций основных сочинений указанных
авторов. 2См.: Эннекцерус Л. Курс германского гражданского права. Полутом 1. Введение и общая
часть / Пер. с нем. К.А. Граве, Г.Н. Полянской и В.А. Альтшулера; Под ред. Д.М. Генки-
на, И.Б. Новицкого. М, 1949. С. 354.
109
Глава HI. Сущность юридического лица
К вышеназванной концепции близка теория правового средства,
созданная профессором Б. И. Пугинским (1984). Согласно этой теории юридическое лицо есть признак некоего сообщества или организации, наделение которым со стороны государства дает им возможность участвовать в гражданском обороте как единым субъектам права.
Последователем данной теории можно назвать И.П. Грешникова (1997, 2002), который полагает, что юридическое лицо есть правовая конструкция, позволяющая включить различные организованности в круг субъектов гражданского права.
Концепция «целевого» или «бессубъектного» имущества в сущности является развитием теории фикции (олицетворения).
Сторонники этой теории пришли к выводу, что встречаются ситуации, когда в действительности субъекта нет. В частности, возможность существования субъективных прав без субъекта пытаются доказать немецкие юристы Виндшейд (1853) и Кеппен (1856, 1862).
Другой германский ученый, Алоизий Бринц (1857), полагает, что иногда субъектом является понятие или цель. Кроме того, по мнению Э. Беккера (1861, 1886), субъектом может выступать то, что дает лицу власть распоряжения правом, например, ценная бумага.
Существенный вклад в развитие данной теории внесли правоведы Демелиус (1850),Дщель (1859), Фиттинг (1859), Брунс (1870), К. Белау (1871) и др.
В начале XX столетия в России аналогичных взглядов придерживался Б.С. Мартынов (1927).
В наше время данная концепция существенно развита и проработана профессором Е.А. Сухановым (1991, 1998, 2002), который считает, что сущность юридического лица составляет участвующее в гражданском обороте обособленное имущество.
Доктрина реального субъекта. Целый ряд ученых полагали, что юридическое лицо есть реальный субъект права. Как подчеркивал Л. Эн-некцерус, при таком понимании юридическое лицо мыслится как действующее самостоятельно, через свои органы, действия которых в пределах установленной компетенции считаются действиями самого юридического лица1.
Можно выделить три ветви названной теории.
1. Органическая теория, сторонники которой считают юридическое лицо неким социальным организмом, близким к человеку. Выразителями этой концепции являются германские правоведы Безелер (1835, 1843, 1847, 1866), Кунце (1863), Блюнчли (1864), О. Гирке (1868, 1873, 1887, 1895), Регельсбергер (1893) и др.
' См.: ЭннекцерусЛ. Курс германского гражданского права. Полутом 1. С. 354.
110
_______§ 1. Научные концепции о природе юридического лица________
2. Доктрина социальной реальности, согласно которой юридическое лицо есть существующий в действительности субъект права, не человек, но все-таки лицо, хотя и «бестелесное». Выразителями этой теории являются ряд германских правоведов, среди которых Бернат-цик (1890), Дернбург (1896), Цительман (1873); большинство французских ученых, например Лассон (1871), Л. Мишу (1906, 1909), Р. Са-лейль (1922) и др.
В России эта концепция поддерживалась многими известными учеными, среди которых профессора Д.И. Мейер (1853), Н.С. Суворов (1900), В.И. Синайский (1914), И.А. Покровский (1915), ДМ. Ген-кин (1939), Б.Б. Черепахин (1958), В.А. Рахмилович (1984, 1996) и др.
3. Теория «состояния» Р. Леонгарда (1883), определяющего юридическое лицо как реально существующий наряду с физическими лицами субъект, сущность которого есть длящееся состояние управления постоянными администраторами неким имуществом, выделенным из всех остальных имуществ ради юридической цели и не имеющим хозяина.
4. Теория «организации» профессора О.А. Красавчикова (1972, 1976), согласно которой юридическое лицо в советском гражданском праве - организация - есть определенное социальное образование, т.е. система существенных социальных взаимосвязей, посредством которых люди (или их группы) объединяются для достижения поставленных целей в единое структурно и функционально дифференцированное социальное целое.
Теории, не признающие самостоятельное значение юридического лица как субъекта права.
Ряд правоведов согласились со сторонниками теории фикции (олицетворения) в том, что юридическое лицо не является самостоятельным субъектом права, представляет собой некую конструкцию, созданную правом, правовую фикцию. Однако, по их мнению, все предыдущие учения не отвечали на вопрос о сущности юридического лица. Для решения этой проблемы необходимо выяснить, кто является действительным субъектом прав юридического лица. Если снять с юридического лица все покровы, то окажется, что за ним скрываются реальные участники общественных отношений - люди либо что-то иное, определяющие деятельность юридического лица.
В зависимости от точек зрения ученых и приводимых ими аргументов можно выделить следующие концепции.
1. Теория интереса, сторонники которой утверждают, что под ширмой искусственного субъекта скрываются реальные люди, ради которых и существует всякое право. Выразителями этой теории являются германские правоведы Больце (1873), Рудольф Иеринг (1877, 1880,
111
Глава HI. Сущность юридического лица
1887), Карлова (1885), Книпп (1896); французский ученый Л.Ж. Моран-дьер{\948); русский цивилист Н.М. Коркунов (1914) и др.
2. Теория администрации, приверженцы которой, в частности Серман (1877), Гельдер (1905), утверждают, что субъектом прав так называемого юридического лица являются его управляющие. В СССР данную теорию развивали профессора Н.Г. Александров (1955), С.Ф. Ке-чекьян (1958) и др.
3. Теория директора, разработанная в советской России профессором Ю.К. Толстым (1955), который считал, что за фигурой юридического лица скрывается его директор, выражающий вовне волю юридического лица.
4. Теория государства, выдвинутая в советское время^профессо-ром А. С. А скназием (1947).
5. Теория коллективной собственности, суть которой заключается в том, что юридическое лицо есть форма коллективного обладания имуществом.
Выразителями данной теории являются, в частности, французский ученый П. Планиоль (1906), германский юрист Биндер (1906), русский профессор Ю.С. Гамбаров (1911).
6. Теория коллектива, согласно которой юридическое лицо есть определенным образом организованный коллектив работников (рабочих и служащих). Она была разработана в СССР профессором А.В. Бенедиктовым и поддержана многими российскими цивилистами: С.Н. Братусем (1938, 1947, 1950), О.С. Иоффе (1958, 1975), Ю.Х. Калмыковым, ГК. Матвеевым (1978, 1979), В.П. Мозолиным (1982), В.А. Мусиным (1963), P.O. Халфиной (1974) и др.
Особо следует выделить концепцию, разработанную профессором В.П. Грибановым (1961), который полагал, что юридическое лицо есть в сущности трудовой коллектив, за которым стоит государство и администрация во главе с руководителем.
Нужно отметить, что о возможности или необходимости выявления материального, человеческого либо иного субстрата юридического лица писали многие российские ученые в советский период, в частности М.И. Брагинский (1981), Д.М. Генкин (1955), В.А. Ойгензихт (1983), К.Э. Торган (1982) и др.
Агностические теории. Исследуя проблему сущности юридического лица, некоторые авторы выдвинули концепции, которые впоследствии получили название «агностических». Как писал В.Б. Ельяшевич, в учениях агностиков теория юридического лица завершает круг, чтобы прийти к мертвой точке. Они возвращаются всегда к тому, что служило
112
§ 1. Научные концепции о природе юридического лица________
исходным пунктом, заканчивают работу там, где прежде ее лишь начинали1. Можно назвать несколько подобных теорий.
1. Доктрина «приложения прав», рассматривающая юридическое лицо как созданную правопорядком точку приложения прав и обязанностей. Сторонниками такого подхода являются германские ученые Рю-мелин (1891), Г. Еллинек (1892), Кельзен (1925), Г. Вольф (1933).
2. Учение о лице, изложенное в конце XIX в. профессором Н.Л. Дювернуа, который предлагал устранить искусственное разделение в юриспруденции субъектов права на два вида - физических и юридических лиц, оставив одну категорию - лица.
3. «Негативная» концепция, разработанная в середине XX в. советским академиком В. В. Лаптевым, предлагавшим отказаться от института юридического лица в гражданском праве, заменив его понятием хозяйственный орган.
Приведенная классификация научных теорий о сущности юридического лица весьма условна и отнюдь не претендует на исключительность. Вряд ли можно уложить все теоретические построения, отдельные утверждения и высказывания многих ученых в прокрустово ложе сухой логической схемы. Авторы перечисленных доктрин жили и писали каждый в свою эпоху, в специфических исторических условиях. Их мировоззрение формировалось под влиянием господствующих в то время церковных догматов, философских концепций, политических доктрин и др. По мнению Л.Л. Гервагена, ни одна теория не может установить абсолютно верное определение понятия юридического лица, как и любого другого понятия, ибо каждый человек мыслит субъективно, а взгляды его зависят от окружающей действительности2.
Одновременное существование множества столь разных научных концепций о природе юридического лица объясняется сложностью этого правового явления. В определенные исторические периоды развития общества на первый план выдвигались различные признаки юридического лица, в зависимости от того, какая из функций этого института превалировала на данном этапе. Большинство разработанных учеными теорий о природе юридического лица вполне отвечали потребностям тех конкретных условий, в которых они создавались. Развитие научных взглядов в целом отражает эволюцию института юридического лица3.
1 См.: Ельяшевич В.Б. Юридическое лицо, его происхождение и функции в римском частном праве. С. 22.
2 См.: Герваген Л.Л. Развитие учения о юридическом лице. С. 2-3.
3 См.: Елисеев И.В. Юридические лица // Гражданское право: Учебник. Ч. I / Под ред. Ю.К. Толстого, А.П. Сергеева. М., 1996. С. 119.
из
Глава Ш. Сущность юридического лица
Как отмечается в правовой литературе, современная зарубежная наука уже не уделяет столь пристального внимания теориям юридического лица. Обычно иностранные правоведы подчеркивают, что юридическое лицо надлежит рассматривать как обобщающее юридико-техническое понятие, которое служит для признания лиц или вещей правоспособными организациями. Сущность этого понятия объясняется многочисленными теориями, которые не имеют практического значения и не обладают большой познавательной ценностью. Данный подход характерен как для современного континентального, так и для англо-американского права1.
Между тем известно, что научная юриспруденция существенным образом влияет на правовую жизнь. Поэтому максимально точное определение того или иного правового понятия имеет первостепенное значение для законодательства и правоприменительной практики. Не требует доказательств истина, что изучение и уяснение природы правовых институтов есть единственный источник их разумного конструирования2.
Французский ученый Салейпь видел главную задачу правоведа не в том, чтобы создать свою маленькую теорию, представляющую интерес только для любителей, а в том, чтобы, рассмотрев многие теории, отображающие жизнь, выбрать и обобщить те идеи, которые соответствуют эпохе, требованиям жизни и вскрывают сущность явлений3. Поэтому нам представляется важным подробно проанализировать позиции ученых относительно природы юридического лица, чтобы показать, какое практическое значение они имели, каким образом повлияли на законодательство, в каком направлении возможно дальнейшее развитие института юридического лица. Учитывая специфику экономического и политического развития России, особую значимость исследований русских дореволюционных и советских ученых для становления института юридического лица в современном российском праве, выдвинутые ими концепции будут рассмотрены отдельно.
1 Blacks law dictionary. 1990. P. 113, 340, 893-894; Hem H. Handbook of the law of corporations and other business enterprises. 1983. P. 149-152; Jaueming O. Burgerliches Gesetzbuch mit
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
· Суханов E.A. Юридические лица как участники гражданских правоотношений. С. 178.
2 См.: Каминка АИ. Акционерные компании. Т. 1. С. 412.
3 Saieilles. De la personnalite juridique. 1922. P. 307 (см.: Братусь С.Н. Юридические лица в советском гражданском праве. С. 34).
114
§ 2. Теория фикции (олицетворения) в зарубежной правовой науке
§ 2. Теория фикции (олицетворения) в зарубежной правовой науке
Средневековые глоссаторы. На протяжении XI-XII вв. французские и немецкие исследователи римского права глоссаторы (Азо, Ак-курсий, Ансталт, Булгар, Гуголинус, Ирнерий, Мартин, Пиллиус, Пла-центин, Хуго, Штифтунг, Якоб и др. ) внимательно изучали римские тексты и старались объяснить неясные места с позиций современной им науки.
Серьезный вклад в развитие правовой науки в XIII-XIV столетиях внесли «поздние глоссаторы», которых называли консилиаторы (советники, консультанты; от латинского consilium - совет). С появлением плеяды ученых-консилиаторов {Синус де Пистойя, Бартоло де Сасофе-рато, Балдус де Убалдис и др.) связано возникновение совершенно нового вида деятельности, связанной с составлением юридических экспертиз, заключений и пр. по актуальным политическим, дипломатическим и частноправовым вопросам.
Как отмечают исследователи, признание римского права большинством европейских стран опиралось не на римские первоисточники (Ди-гесты или в целом Свод римского гражданского права - Corpus Juris Civilis) и не на основные принципы ранней школы глоссаторов, а на глубокие научные труды консилиаторов1.
Трактуя римские источники, средневековые юристы применяли латинский термин persona (лицо) исключительно к правоспособному человеку и понимали личность только в качестве разумного и волеспособ-ного субъекта. Понятие юридического лица глоссаторами не разрабатывалось. Римский союз (universitas) или корпорацию они определяли как союз, признанный государством в качестве субъекта права, полагая, что субъектом права выступала не корпорация как лицо, а совокупность наличных членов союза. Именно глоссаторы (консилиаторы) впервые заговорили об установленной законом фикции применительно к силе воли всех членов корпорации в случае представительства ее интересов одним лицом, группой лиц или даже большинством членов, поскольку единогласное постановление всех участников союза - явление крайне редкое2.
Канонисты и церковное право. В ХИ-ХШ столетиях, когда христианская церковь стала крупным феодалом, субъектами прав на церковное имущество стали признаваться отдельные храмы, монастыри и
1 См.: Аннерс Э. История европейского права. С. 162-173.
2 См.: Герваген Л.Л. Развитие учения о юридическом лице. С. 16-18; Суворов Н.С. Об юридических лицах по римскому праву. С. 62-64.
115
Глава III. Сущность юридического лица
благотворительные учреждения. Вся церковь рассматривалась как единственный обладатель церковной власти на земле, а в имущественном отношении - как субъект высшего права управления и надзора за имуществом отдельных церквей. Поэтому вопрос о понятии церкви вообще и юридического лица, в частности, стал одним из главных в церковном праве1.
Канонисты определяли церковь как союз (universitas) или корпорацию (collegium) и считали ее соединением людей, признанным за целое. Они полагали, что корпорация есть самостоятельный субъект права, независимый от перемены его членов. Канонисты впервые провели черту между правовым понятием лицо в смысле субъект права и реальным понятием человек. Различая понятия единство корпорации и совокупность составляющих корпорацию членов, они впервые назвали союз лицом (persona), применив это название сначала лишь к церкви. От названия ученые перешли к рассуждениям о природе этого лица.
Наиболее ярким представителем учения канонистов был римский папа Иннокентий IV, который в своей речи на Лионском соборе (по другим источникам - в булле) в 1245 г., отвечая на вопрос, может ли корпорация быть отлучена от церкви, указал, что всякое отлучение распространяется на душу и совесть и что поэтому не могут быть отлучаемы от церкви корпорации, у которых нет ни души, ни совести, ни воли, ни сознания и которые являются лишь отвлеченными понятиями (nomen intellectuale), правовыми наименованиями (nomina sunt juris), фиктивными лицами (persona ficta)2. Иными словами, юридическое лицо существует лишь в понятии и благодаря фикции, оно не одарено телом, а значит, не обладает волей. Действовать могут только его члены, но не сама корпорация, поэтому корпорация не может ни совершить преступления, ни быть отлученной от церкви3.
Таким образом, Иннокентий IV рассматривал юридическое лицо как один из так называемых вымыслов права - fictiones juris, когда допускается вымышленное существование факта, о котором известно, что он вовсе не существует или существует в другом виде4.
' См.: Герваген Л.Л. Развитие учения о юридическом лице. С. 13-15; Суворов Н.С. Учебник церковного права. М, 1915. С. 416-457.
2 См.: Иоффе О. С. Из истории цивилистической мысли // Иоффе О. С. Избранные труды по гражданскому праву. М., 2000. С. 54.
3 См.: Герваген Л.Л. Развитие учения о юридическом лице. С. 18-20; Дювернуа Н.Л. Конспект лекций по гражданскому праву. Вып. 2. СПб., 1886. С. 31-32.
4 Подробнее о юридических фикциях см.: МейерДИ. О юридических вымыслах и предположениях, о скрытных и притворных действиях // Уч. зап. Казанского ун-та. Кн. IV. 1853. С. 2; Дормидонтов Г.Ф. Классификация явлений юридического быта, относимых к случаям применения фикций. Казань, 1895.
116
'
§ 2. Теория фикции (олицетворения) в зарубежной правовой науке
Папа Иоанн XXII говорил, что коллегия есть лицо воображаемое (persona non vera, imaginaria) или представляемое (sed repraesentata). Эти термины - фиктивное, воображаемое, представляемое лицо -долгое время употреблялись применительно к корпорациям1.
Анализируя учение канонистов, О. Гирке говорил, что Иннокентий IV гениально определил чисто отвлеченную и фиктивную природу юридического лица.
Полемизируя с Гирке, российский цивилист Л.И. Каминка замечал, что понятия отвлеченности и фиктивности не тождественны, ибо самые отвлеченные понятия могут быть вполне реальными, а понятие фикции может вообще не обладать свойствами отвлеченности. По мнению А. И. Каминки, Иннокентий IV подчеркивал абстрактный, метафорический характер, который приобретают термины субъект права и юридическое лицо, применяемые не к физическим лицам, а к союзам лиц .
Взгляды легистов. Начиная с середины XIII в. воззрение христианских теологов на природу корпорации воспринимается цивилистами. Наибольшее распространение получило учение легистов (Бартол, Ци-нус, Олрадус и др.). Легисты называли корпорацией всякое человеческое соединение, в том числе государство. Каждая корпорация, будь то отдельная церковь, благотворительное учреждение, госпиталь или профессиональный союз, рассматривалась в качестве субъекта права, имеющего и публичные, и гражданские права. Таким образом, понятие юридического лица совпадало с понятием корпорации, сущностью которой опять-таки являлась юридическая фикция (persona repraesentata или ficta). С точки зрения легистов, корпорация существовала лишь в понятии, не имела души и тела.
Корпорация отождествлялась с совокупностью всех составляющих ее в данный момент лиц, представительство этого союза было лишь представительством его членов. При этом корпорация воспринималась как некое единство, существующее независимо от перемены членов и обладающее, по мнению Бартола, имуществом, обособленным от имущества отдельных участников. Администраторы корпорации рассматривались как активные представители этого субъекта, а прихожане, бедные, больные, рядовые члены союза и пр. составляли пассивную его часть.
Благодаря тому что противопоставление союза как единого целого и составляющих его членов было основано на фикции, которую можно
'См.: Герваген Л.Л. Развитие учения о юридическом лице. С. 18-21; Суворов Н.С. Об юридических лицах по римскому праву. С. 63-66; Братусь С.Н. Юридические лица в советском гражданском праве. С. 73; Аннерс Э. История европейского права. С. 172-173.
2 См.: Каминка А.И. Акционерные компании. Т. 1. С. 415.
117
Глава III. Сущность юридического лица
применять неограниченно, легисты продолжали рассуждать о природе корпорации в том же направлении, не замечая логических противоречий в своих теоретических построениях. Получилось, что, с одной стороны, на основании теории фикции действие большинства членов корпорации рассматривалось как действие самой корпорации, и считалось доказанным утверждение Олрадуса, что этот фиктивный субъект может иметь волю, действовать и даже совершать преступления. С другой стороны, по отношению к своим членам корпорация представлялась не как координированный индивидуум, а в качестве некоего высшего единства, которому принадлежит право господства над его членами, как господство целого над его частями1.
Развитие теории фикции в XIX столетии. Соглашаясь с трактовками римских источников, предложенных средневековыми учеными, даже Гирке, который был противником теории фикции, уже в XIX столетии пришел к выводу, что римская юриспруденция знала понятие лица только как лица индивидуального, только в области частного права, а всякие союзные образования включала в публичное право.
По мнению Гирке, чтобы сделать гражданский оборот с его цивильными, предназначенными для частных лиц формами, возможным для союзных образований, юриспруденция неминуемо должна была прибегнуть к фикции, т.е. к тому воззрению, что на самом деле действительного, реального лица как субъекта гражданского права в этих союзных образованиях нет и что лицо это искусственно создается путем фикции, придумывается, мыслится или представляется, следовательно, существует только в мышлении, а не в мире реальностей.
Материал, над которым орудует фикция, безразличен, поэтому нет никаких препятствий олицетворять с одинаковым успехом все что угодно. Получилось, что в римском праве рядом с действительным лицом встает фингированное, которое велением государства создается из ничего и в силу такого же веления может превратиться в ничто, наделяется правоспособностью в области имущественного права и разнообразными привилегиями, но остается неспособным к воле и действованию .
Гирке считал, что субъектами права признавались римское государство - в публичном праве и отдельный человек, римский гражданин, - в праве частном. Понятие союза встречается только в публичном праве, понятие лица - в частном. Римская корпорация, община и хри-
' См.: Герваген Л.Л. Развитие учения о юридическом лице. С. 21-22; Суворов Н.С. Об юридических лицах по римскому праву. С. 64-66; Каминка А.И. Акционерные компании. Т. 1С. 416-417.
2Gierke. Das deutsche Genossenschaftsrecht. Т. II. S. 28-29; Т. III. S. 130-140 (см.: Суворов Н.С. Об юридических лицах по римскому праву. С. 30-31).
118

§ 2. Теория фикции (олицетворения) в зарубежной правовой науке
стианская церковь являлись частями государства, но не лицами. Однако эти образования, как некое целое, могли приобретать и отчуждать имущество, т.е. имели имущественную обособленность и правоспособность. Следовательно, в гражданском праве их надо было приравнять к физическим лицам. Так возникла необходимость прибегнуть к фикции индивидуальной личности, к искусственному субъекту1.
Аналогичные рассуждения о природе римской корпорации мы находим в трудах В.М. Хвостова. По мнению ученого, римские юристы считали, что только существо, способное иметь волю, человеческие интересы, может быть носителем прав. Таким существом является лишь человек, который может быть субъектом права только в единственном числе.
Между тем надо было объяснить существование в римском обществе союзов, коллегий и товариществ, которые имели имущество, посвященное целям соединения и не принадлежащее никому в отдельности из членов этих союзов. Если нет определенного человека, который обладает правами на имущество союза, то строго говоря, у этих прав нет субъекта. Поэтому в силу практических соображений субъект здесь создает право. Право допускает фикцию, т.е. заведомо неправильное предположение, что в указанных случаях существует как бы физическое лицо, как бы человек, которому принадлежат эти права, и рассматривает эти права, как будто они принадлежат вымышленному человеку. В.М. Хвостов утверждал, что именно такая конструкция ясно выражена римским юристом Флорентином.
Как фиктивные, не существующие в действительности субъекты, юридические лица признавались римскими юристами недееспособными, ибо не существующее реально, воображаемое лицо не может иметь волю и способность действовать, не может совершать деликты. Права и обязанности юридическое лицо может приобрести только через представителей, которыми могут выступать:
1) собрание наличных членов союза;
2) председатели этих собраний;
3) особые должностные лица, уполномоченные, например, на ведение процесса.
Благотворительные учреждения и другие подобные установления управляются лицами, назначенными духовными властями или учредителем, но всегда под контролем духовной власти2.
' Gierke. Das deutsche Genossenschaftsrecht. T. III. 1881 (см.: Герваген Л.Л. Развитие учения
о юридическом лице. С. 11-12).
2 См.: Хвостов В. М. Система римского права: Учебник. М, 1996. С. 115-1 П.
119
Глава III. Сущность юридического лица
Теория «олицетворения» Савиньи. Впервые цельную и последовательную теорию о сущности юридического лица выдвинул Фридрих Карл фон Савиньи, который снова обратился к римскому праву. Как отмечает Н.С. Суворов, в юриспруденции учение Савиньи получило название теории олицетворения (Personifikationstheorie). Однако это название не совсем правильное, так как не указывает на сущность теории, которая состоит в том, что допускаемая этой теорией личность есть вымышленная, в действительности реально не существующая, фингиро-ванное существо, а не живое явление реального мира .
Савиньи полагает, что первоначальное понятие лица или юридического субъекта совпадает с понятием человека. Правоспособным является только каждый отдельный человек. Закон может изменить это понятие двояким образом. Во-первых, некоторым людям может быть вполне или отчасти отказано в правоспособности. Во-вторых, правоспособность может быть перенесена на нечто такое, что не есть отдельный человек.
По мнению Савиньи, право вынужденно прибегает к фикции (представлению или условному перенесению), когда конкретные человеческие цели не могут быть достигнуты одним индивидом и возникает необходимость создать корпорацию или союз и наделить его имущественными и другими правами. Эти правомочия не имеют реального обладателя, но ведь бессубъектных прав быть не может, субъективные права всегда принадлежат кому-то. Следовательно, в интересах практической жизни закон искусственно создает субъекта права. Юридическое лицо - это искусственный, фиктивный субъект, допускаемый только для юридических целей и только в частном праве. Как простая фикция, юридическое лицо не может иметь сознания и воли, оно недееспособно, и этот недостаток восполняется представительством.
Как писал Н.С. Суворов, несмотря на то, что всякое вообще юридическое лицо есть нечто искусственное, Савиньи различал между ними такие, которым нужно приписать естественное или необходимое существование (общины), и такие, существование которых есть искусственное и произвольное (институты и вольные союзы).
Поддерживая концессионную систему создания юридических лиц, Савиньи утверждал, что юридическое лицо, будучи фиктивным, не имеющим реального бытия, может существовать лишь как искусственное создание положительного права, а потому должно предполагать специальный творческий акт законодателя2.
1 См.: Суворов Н.С. Об юридических лицах по римскому праву. С. 69.
2 Savigny. System des heutigen r6mischen Rechts. T. II. 1840 (см.: Суворов Н.С. Об юридических лицах по римскому праву. С. 67-68, 226); Трубецкой Е.Н. Энциклопедия права. СПб., 1998. С. 167-168.
120
§ 2. Теория фикции (олицетворения) в зарубежной правовой науке
Взгляды Виндшейда. По мнению германского юриста Бернхарда Виндшейда, права могут принадлежать не только одному или нескольким субъектам. В действительности для некоторых имуществ нет субъекта, но поскольку глубоко тяготеющее к личности человеческое мышление этому противится, то мы придумываем искусственного субъекта, фиктивное лицо. В основе существующего в человеческом воображении юридического лица есть реально существующий субстрат - совокупность физических лиц, которая является самостоятельным существом, не совпадающим с суммой отдельных лиц'.
Дальнейшее развитие теории олицетворения шло по нескольким направлениям. Германский ученый Эрнст Цительман выделял две ветви этой теории2.
Первое направление было разработано германскими юристами Пухтой и Резлером4. По мнению ученых, право в субъективном смысле по определению требует субъекта. Способностью быть субъектом права обладает только человек, поэтому в строгом смысле слова именно он является лицом. Однако кроме целей отдельного человека существуют интересы и цели, реализовать которые люди могут лишь объединившись друг с другом и для достижения которых требуется имущество. Объективное право устанавливает для таких целей особые права и обязанности, которые не присваиваются отдельному человеку, а принадлежат некоему сообществу в целом.
Получается, что в этих правоотношениях субъекта фактически нет, поэтому право вынуждено создать искусственного субъекта, которому при помощи юридической фикции присваиваются имущественные права. Таким образом, корпорация, союз, учреждение и тому подобные образования не есть физические лица, но право рассматривает их в качестве таковых5.
Пухта считал, что юридическое лицо существует, если имеются субъект (корпорация или учреждение) и предписание закона, признающее его в качестве субъекта права. При этом ученый различает корпо-
1 Windscheid. Die ruhende Erbschaft und die vermogensrechtliche PersOnlichkeit // Kritische
Vierteljahresschrift fUr Gesetzgebung und Rechtswissenschaft. T. I. 1853. С 181-207; Die
Actio des Lehrbuch des romishen Zivilrechts vom Standpunkt des heutigen Rechts. 1856;
Pandektenrechts. T. I. 1870 (см.: Герваген Л.Л. Развитие учения о юридическом лице.
С. 45-47; Суворов Н.С. Об юридических лицах по римскому праву. С. 71-72). 2Zilelmann. Begriff und Wesen der sogenannten jiiristischen Personen. 1873 (см.: Герваген
Л.Л. Развитие учения о юридическом лице. С. 28). *Puchta. Vorlesungen. Т. I. 1849; Kleine zivilistische Schriften. № XXVIII. 1851; Corpora-
tionen / Weiske's Rechtslexion. T. III. 4 Roesler. Die rechtliche Natur des Vermo'gen der Handelsgesellschaften nach r6mischem Recht //
Goldschmidt's Zeitschrift fur Handelsrecht. T. IV. 1861. 3 См.: Герваген Л.Л. Развитие учения о юридическом лице. С. 27-29.
121
Глава I/I. Сущность юридического лица
рации публичные и частные, полагая, что публичные корпорации получают юридическую личность в силу общего юридического правила, а частные в каждом конкретном случае нуждаются в специальной концессии личности. Участники могут создать корпорацию, но для ее признания юридическим лицом требуется позволение государства .
По утверждению Савиньи и Пухты, для прекращения юридического лица также требуется позволение государства, ибо без этого члены корпорации могут злоупотреблять своей бесконтрольной властью. В случае упразднения юридического лица его имущество, как не имеющее хозяина, поступает в казну2.
Сторонники данного направления теории фикции (олицетворения) поддерживали установление концессионной (разрешительной) системы создания юридических лиц. Как известно, французский Торговый кодекс 1807 г. ввел отмененный ранее концессионный порядок создания акционерных компаний, а германский Закон 1863 г. допускал свободное возникновение акционерных компаний с капиталом не свыше 20 млн франков, сохранив необходимость получения правительственного разрешения для создания акционерных товариществ.
Выразители второго направления - германские ученые Арндтсъ, Пфейфер4, Рот5 и Унгер6 - предлагали иное обоснование теории олицетворения. Они утверждали, что гражданское законодательство не создает, а лишь примиряется ради юридических целей с существованием искусственного субъекта права, предназначенного для реализации неких человеческих потребностей.
Арндтс называл юридическое лицо вице-лицом. Он писал, что смертельные удары, направляемые против юридических лиц, суть удары по воздуху, не могущие оказать никакого влияния на теорию права, так как всегда существовали и будут существовать права собственности, права требования и обязанности, не имеющие человеческого субъекта и предполагающие иной субъект7.
' Puchta. Recension v. Savigny // Kritische Jahrbiicher ftir deutsche Rechtswissenschaft. T. IV. 1840. С 707-708 (см.: Герваген Л.Л. Развитие учения о юридическом лице. С. 34; Суворов Н.С. Об юридических лицах по римскому праву. С. 226).
2 См.: Герваген Л.Л. Развитие учения о юридическом лице. С. 34.
3 Arndts. Lehrbuch der Pandekten. 1879; Kritische Vierteljahresschrift fiir Gesetzgebung und Rechtswissenschaft. T. I. 1859.
4 Pfeifer. Lehre von den jiiristischen Personen nach gemeinem und wiirtembergischen Rechte. 1847.
3 Доги. Deutsches Privatrecht. T. I. 1880.
6 linger. Zur Lehre von den jUristischen Personen // Kritische Ueberschau der deutschen Gesetzgebung und Rechtswissenschaft. T. VI. 1859.
7 См.: Герваген Л.Л. Развитие учения о юридическом лице. С. 28; Суворов Н.С. Об юридических лицах по римскому праву. С. 74.
122
§ 2. Теория фикции (олицетворения) в зарубежной правовой науке
Пфейфер считал юридическое лицо существом, которое, не будучи человеком, рассматривается как субъект права1.
Названные правоведы выступали против существующей в Германии концессионной системы создания юридических лиц, которая не без влияния правовой науки в 1870 г. была фактически отменена.
На вопрос, что именно следует олицетворять, каждый из ученых отвечал по-разному.
Савиньи, Пухта и Шейрлъ1 олицетворяли цель корпорации или учреждения.
Барон, который вначале был противником теории фикции, впоследствии также писал, что юридическое лицо есть дозволенная постоянная цель, которой в силу юридической фикции принадлежит имущественная правоспособность3.
Большинство исследователей, начиная с Унгера, думали, что олицетворять нужно субстрат юридического лица - соединение лиц в корпорации или союзе, имущество в учреждении.
Некоторые правоведы полагали, что и в корпорации субстратом является имущество. Например, немецкий ученый Ранда4 замечал, что на юридическое лицо надо смотреть так, как будто бы имущество принадлежит корпорации или учреждению как отвлеченной совокупности всех членов. Фактически положение этого имущества будет такое же, как если бы существовал реальный субъект прав на это имущество5.
Никто из приверженцев теории олицетворения не утверждал, что корпорация или учреждение, а тем более наследственная масса есть реальные персоны. Понятие лица, персоны они условно переносили на юридическое лицо, правоспособность которого допускалась ими лишь в гражданском праве, применительно к имущественным правам, исключая все остальные (публичные) права.
Вместе с тем ученые этой школы права признают за юридическим лицом волю и дееспособность. По их мнению, само юридическое лицо действовать не может, однако оно выражает свою волю через физических лиц - представителей, воля которых посредством фикции рассматривается в гражданском праве как воля юридического лица. Для этого представители должны иметь надлежащие полномочия на совершение

1 См.: Герваген Л.Л. Развитие учения о юридическом лице. С. 28.
2 Scheurl. Die Erbschaft vor, in und nach ihrem Uebergang an Erben // Beitrage zur Bearbeitung des romishen Rechts. 1853.
3 См.: Суворов Н.С. Об юридических лицах по римскому праву. С. 80.
4 Randa. Das ZweckvermOgen, die jUristischen Personen // Archiv fiir deutsches Handels- und Wechselrecht (Siebenhaar). T. XV. 1866.
3 См.: Герваген Л.Л. Развитие учения о юридическом лице. С. 30,42.
123
Глава III. Сущность юридического лица
действий от имени юридического лица, выраженные в соответствии с его внутренним устройством, и не переступать границы этих полномочий.
Согласно теории олицетворения нельзя говорить о вине и умысле юридического лица, ибо оно не есть мыслящее существо. Юридические лица не могут совершать преступления, так как правонарушения допускают представители, действующие от имени корпорации. Однако юридическое лицо имеет имущество, а потому его можно привлекать к имущественной ответственности перед гражданским судом.
В то же время юридическое лицо, как обладатель имущества, само может пострадать от действий физического лица. Савиньи полагал, что юридическое лицо можно даже обидеть'.
Итак, сущность теории олицетворения, кратко сформулированная Цительманом, сводится к тому, чтобы примирить два положения:
1) утверждение о том, что нет права без субъекта, и
2) существование в реальной жизни имущества, не имеющего хозяина в лице отдельного человека.
Средством примирения данного противоречия является фикция -не существующего в действительности субъекта заменяет фиктивное юридическое лицо2.
Концепция Бирлинга. В конце XIX в. теория фикции, или олицетворения, развивается германским ученым Бирлингом. По его мнению, действительным субъектом права может быть только человек, обладающий разумом и признающий закон. Остальные возможные юридические субъекты уже наполовину или целиком фиктивные. Наполовину фиктивными субъектами являются малолетние дети, душевнобольные, безвестно отсутствующие, не признанные субъектами права иностранцы и другие лица, которые могут иметь отдельные права (скажем, право собственности) или обязанности (например, приняв наследство, наследник должен расплатиться по долгам наследодателя). Однако сами по себе они не считаются субъектами права и нуждаются в представительстве для восполнения недостатка правоспособности. Полностью фиктивными являются юридические лица, так как здесь фикция личности связывается не с естественным субъектом, а с понятием. В данном случае фикция есть не самоцель, а неизбежное вспомогательное средство мышления, служащее для научной работы и выработки теоретической доктрины.
1 Savigny. System des heutigen romishen Rechts. T. II. 1840. С 282-319 (см.: Герваген Л.Л.
Развитие учения о юридическом лице. С. 31-33). 2Zitelmann. Begriff und Wesen der sogenannten jilristischen Personen. 1873. С 14-15 (см.:
Герваген Л.Л. Развитие учения о юридическом лице. С. 34-35).
124
§ 2. Теория фикции (олицетворения) в зарубежной правовой науке
Как писал Бирлинг, в определении понятия корпорации фикция применяется несколько раз.
Во-первых, когда на место совокупности индивидуально-определенных, постоянно меняющихся людей ставится некое абстрактное и неизменное в количественном отношении множество.
Во-вторых, фикция используется, когда это множество принимается за единый субъект, отличающийся от каждого члена этого множества.
В-третьих, фикция наблюдается, когда мы рассматриваем отношения между корпорацией в целом и отдельными ее членами, ибо в действительности реальных отношений между целым и его частями быть не может, в противном случае целое нельзя признать единством, а следует считать просто совокупностью отдельных членов.
Наконец, к фикции прибегают, когда говорят об органах государства или корпорации, когда решения составляющих эти органы живых людей рассматривают как волю и действия данного союза или государства.
Применительно к определению понятия учреждения (установления) фикция состоит в том, что за неимением всякого базиса в нем нуждаются и там, где его на самом деле нет, а есть посвященное цели имущество1.
Теория фикции в Англии и США. Теория фикции (олицетворения) получила широкое распространение в Англии и США как теория искусственного образования (artificial entity) или правовой фикции (legal fiction).
В начале XIX в. в решении по делу The Trustees of Dartmouth College v. Woodward председатель Верховного Суда США Дэниел Маршалл определил корпорацию как искусственное образование, невидимое, неосязаемое и существующее только с точки зрения закона2.
В Англии в то время большинство юристов придерживались контрактной теории, согласно которой в качестве субъектов права могли выступать только физические лица3. Позднее, под влиянием американского опыта, судебная практика признала юридическое лицо самостоятельным субъектом права и противопоставила его составляющим компанию физическим лицам. Широко известен прецедент 1897 г., когда решением палаты лордов парламента Великобритании по делу Salomon v. Salomon and Co. Ltd. было признано, что компания, паи которой ока-
1 Bierling. Zur Kritik der jUristischen Grundbegriffe. T. 1.1877; T. II. 1883; JUristische Prinzipienlehre.
: T. I. 1894 (см.: Суворов КС Об юридических лицах по римскому праву. С. 135-138).

· См.: Гражданское и торговое право капиталистических государств / Отв. ред. Е.А. Васильев. С. 78.
3 См.: Сыродоева О.Н. Акционерное право США и России (сравнительный анализ). М, 1996. С. 22.
125
Глава 111. Сущность юридического лица
зались сосредоточены в руках одного пайщика, и единственный пайщик такой компании являются двумя различными субъектами права, а потому могут вступать в правоотношения и заключать между собой договоры1.
Таким образом, сторонники теории фикции отождествляют юридическое лицо с корпорацией или союзом лиц. Применяя фикцию в качестве приема научного исследования, корпорацию рассматриваеют как нечто самостоятельное, независимое от ее членов. Ее называют лицом представляемым (persona repraesentata), мистическим (persona mystica), моральным (persona moralis) или фиктивным (persona ficta).
Вместе с тем, придавая корпорации значение личности в гражданском праве, ей нередко приписывают не только имущественную правоспособность, но также волю и дееспособность, возможность совершать деликты. Как замечает Гирке, результат применения теории фикции оказался совершенно противоположным ее первоначальным предпосылкам2.
Оценка теории фикции (олицетворения). Теория фикции (олицетворения) вызвала серьезные возражения многих ученых, среди которых были Безелер, Блунчли, Болъце, Л.Л. Герваген, Гирке, Демелиус, Р. Иерииг, А.И. Каминка, Л. Мишу, Р. Салейль, Планиоль, Э. Цительман, Н.С. Суворов, И.А. Покровский, ДМ. Генкин, Б.Б. Черепахин и др.
Ряд правоведов считают, что римское учение о юридических лицах можно и нужно конструировать без помощи фикции. В частности, Н.С. Суворов убедительно доказывал, что римское государство, города, союзы, церковные общины имели права и обладали имуществом прежде, чем юриспруденция поставила их в положение частных лиц для сферы имущественных отношений. При этом никакой фикции, никакого воображаемого, существующего лишь в представлении, лица не требовалось, чтобы найти субъект для этих отношений союзов. Он соглашался с Демелиусом, что фикция есть лишь прием юридической науки, сила которого состоит не в том, чтобы давать бытие тому, чего на самом деле нет, а в том, чтобы допускать последствия, как будто бы небывшее случилось или случившееся не произошло. Для обозначения юридических лиц в римском праве использовались термины universitas, corpus, corpus habere, обычно употребляемые не только применительно к союзам лиц, но и к собирательным вещам (войско, народ, табун, корабль и т.д.). Тем самым различные соединения самостоятельных существ подводи-
' См.: Гражданское и торговое право капиталистических государств. С. 78.
2 Gierke. Das deutsche Genossenschaftsrecht. T. III. 1881. S. 354-382 (см.: Герваген Л.Л. Развитие учения о юридическом лице. С. 21-22); Суворов Н.С. Об юридических лицах по римскому праву. С. 64-66.
126
§ 2. Теория фикции (олицетворения) в зарубежной правовой науке
лись под категорию собирательных вещей и рассматривались не как представления, а как действительные тела1.
А.И. Каминка соглашался с Н.С. Суворовым, что фигура юридического лица была ясно разработана в римском праве как законченная и стройная в своей простоте конструкция. Он считал, что до нас не дошло много подробностей этого учения, а фактически само явление коллективной правоспособности было развито в Риме значительно более, чем об этом свидетельствуют дошедшие источники. В эпоху рецепции римского права уровень юридического понимания был сравнительно низок, поэтому конструкция юридического лица, как и многие другие, оказалась недоступной. Юристы не могли освоить ее так, чтобы с успехом воспользоваться ею для дальнейшего развития. Средневековые глоссаторы не могли вполне понять и последовательно провести принцип римской корпорации, что союз (universitas) как единый субъект права есть лицо, совершенно самостоятельное по отношению к совокупности составляющих его членов. Действительный порок теории глоссаторов состоял в том, что она смешивала два разных по сути понятия: совокупность как единство и совокупность как собранное вместе множество разных лиц при отсутствии единства2.
Противники теории олицетворения полагали, что применению фикции в ней придается слишком большое значение. Закон не может установить субъекта права там, где его нет в действительности. Если государство признает соединение людей корпорацией или союзом, то оно ничего не создает, а лишь констатирует нечто фактическое.
Прибегнув к одной фикции для установления искусственного субъекта, имеющего права на имущество, которое не принадлежит ни одному отдельно взятому человеку, сторонникам теории олицетворения пришлось использовать вторую фикцию, состоящую в том, что воля и действия представителей юридического лица есть воля и действия самого юридического лица. На самом деле воля представителя осталась именно его волей, которой исследователи по своему разумению придали значение воли представляемого. Таким образом, пределов для использования фикции нет, кроме как по субъективному мнению того или иного ученого о целесообразности ее применения3.
Решительно против фикции выступал Больце, отмечая, что одни юристы считают государство в качестве юридического лица существом искусственным, неспособным к воле и действованию; другие, напротив, существо юридического лица представляют именно в самостоятельной
1 См.: Суворов Н.С. Об юридических лицах по римскому праву. С. 30-32, 46-47,70-71. ' См.: Каминка А.И. Акционерные компании. Т. 1. С. 398,413-414. 3 См.: Герваген Л.Л. Развитие учения о юридическом лице. С. 34-40.
127
Глава III. Сущность юридического лица
правоспособности и волеспрсобности. Получается, с одной стороны, юридическая личность состоит в том, что не имеет воли, вследствие чего и устанавливается; с другой стороны, она устанавливается прямо потому, что имеет волю1.
Многие правоведы считали неверной основную предпосылку теории фикции, что субъектами права могут быть только живые люди, полагая, что тем самым философы закрыли себе путь для объяснения явлений гражданской правоспособности, выходящей за пределы правоспособности отдельного человека2.
По мнению Н.С. Суворова, Ю.С. Гамбарова и некоторых других ученых, исторически первыми субъектами права были не отдельные люди, а их совокупности - племя, род, семья, община (римская муниципия), государство, т.е. общественные союзы, причем публичные. История свидетельствует, что юридические лица существовали независимо от осознания или признания их в праве, даже вопреки запретам. Юридическое лицо - это объективное общественное явление. Римское государство, города и союзы имели права и имущество прежде, чем юриспруденция нашла необходимым поставить их в положение частного лица для сферы имущественных отношений. Никакой фикции, никакого воображаемого, существующего лишь в представлении, лица не требовалось, чтобы найти субъект для этих отношений3.
Как утверждали Безелер и Блунчли, корпорация не может быть фиктивным лицом, так как она есть действительное, реальное, живое лицо, а не искусственный продукт мышления. Существование корпорации нельзя ограничивать только областью частного права, так как некоторые виды корпораций могут принимать участие в публичной жизни с самостоятельными правами4.
Профессор Н.Л. Дювернуа подчеркивал, что на самом деле в понятие лица как субъекта гражданских прав входят далеко не все черты реальной действительности. Во всех правовых системах представление лица, правоспособного субъекта, есть абстракция, юридическая переработка живого явления, будь то государство, община, союз людей или отдельный человек. Лицо в правовом смысле есть понятие единое, всегда установленное методом юридическим. Как отдельные люди, так и союзы людей суть лица в смысле права. Нельзя утверждать, что одни из
1 Bolze. Der Bergiff der juristischen Person. 1879 (см.: Суворов Л.Л. Об юридических лицах по римскому праву. С. 92).
2 См.: Дювернуа Н.Л. Чтения по гражданскому праву. Т. 1. С. 269-271.
3 См.: Суворов Н.С. Об юридических лицах по римскому праву. С. 32-47, 189-217; Гамба-ров Ю. С. Курс гражданского права. Т. 1. Часть Общая. СПб., 1911. С. 448^*49.
4 См.: Суворов Н.С. Об юридических лицах по римскому праву. С. 71-72.
128
§ 2. Теория фикции (олицетворения) в зарубежной правовой науке
них - реальные особи, а другие - только мыслимые. Правообладающий союз отнюдь не менее правоспособен, чем человек1.
Аналогичные возражения приводил Е.Н. Трубецкой, считавший, что понятие человека как субъекта права не совпадает с понятием конкретного живого человека. Закон признает субъектами права еще не родившихся детей, которые могут наследовать; безвестно отсутствующих, хотя в действительности, возможно, умерших людей, сохраняя за ними все имущественные и семейные права. Вследствие такого несовпадения совсем не обязательно прибегать к фикции для признания субъектом права учреждения или союза. Фикция есть вымысел, предположение чего-то несуществующего. Между тем соединения людей в обществе, преследующие определенные цели, учреждения с определенными функциями - явления реальные. И если субъект прав не есть то же самое, что человек, то называть его юридическим лицом - вовсе не значит создавать фикции2.
Возражая сторонникам теории олицетворения, Л.Л. Герваген подчеркивал, что государство, корпорация, союз, лежачее наследство, конкурсная масса есть объективные явления в правовой жизни людей. Назвав эти известные явления юридическими лицами, противопоставленными лицам физическим, наука не достигла никакого результата. Прибавление к слову лицо слова юридическое ничего не проясняет, так как названные установления были и остались не-лицами. Если же они нелица, то вопрос о том, кто при них является субъектом права, по-прежнему открыт3.
Теория фиктивного лица оставляет без ответа вопрос, кто является собственником имущества, находящегося в распоряжении юридического лица? Если составляющие юридическое лицо живые люди есть по отношению к нему только посторонние субъекты, то собственник имущества юридического лица не установлен. Остается либо признать собственником государство, либо персонифицировать цель, для достижения которой образовано юридическое лицо, либо признать, что соединение людей не образует нового качества, а является простой совокупностью отдельных индивидов.
Следует согласиться с Л.Л. Гервагеном, С.Н. Братусем1 и другими противниками теории олицетворения в том, что она не проясняет сущность юридического лица. Фикция как вымысел, заведомо неверное
1 См.: Дювернуа Н.Л. Чтения по гражданскому праву. Т. 1. С. 270-273.
2 См.: Трубецкой Е.Н. Энциклопедия права. С. 168.
3 См.: Герваген Л.Л. Развитие учения о юридическом лице. С. 34-40.
4 См.: Герваген Л.Л. Развитие учения о юридическом лице. С. 42-44; Братусь С.Н. Юридические лица в советском гражданском праве. С. 76-79.
129
Глава III. Сущность юридического лица
предположение может быть использована, когда у юриспруденции недостаточно правовых средств для регулирования сложившихся в обществе отношений. В этом случае фикция близка к аналогии. Но фикция совершенно непригодна для научного объяснения реальных явлений, потому что ничего не дает для выяснения содержания понятия.
Вместе с тем нужно признать, что теория фикции (олицетворения) вполне отвечает практическим интересам и потребностям общественной жизни. Она оказала существенное влияние на законодательство, судебную практику, особенно по спорам, связанным с внедоговорной ответственностью юридических лиц за действия органов и представителей. Теория фикции утвердила самостоятельность коллективной личности как субъекта права, провела грань между индивидуальными правами членов союза и правами корпорации. Доказано, что понятие юридического лица есть предмет гражданского права, а применение фикции позволило наполнить это понятие содержанием, которое определялось потребностями времени.
Правы германские ученые, которые утверждали, что закон как нормативный правовой акт, разрешающий создание юридических лиц, сам по себе не создает и не может создать никакого юридического лица. Например, Указ Петра I от 27 октября 1699 г. № 1706, предписавший купецким людям торговать компаниями, так и не привел к возникновению ни одной компании, поскольку в тогдашней России не было подходящих экономических условий для их деятельности. В то же время индивидуальный, распорядительный акт верховной законодательной или исполнительной власти вполне успешно может создать юридическое лицо. Достаточно вспомнить Указ императрицы Елизаветы Петровны от 12 (25) января 1755 г. о создании Московского Императорского университета.
Однако нельзя полностью отрицать государственное содействие при возникновении юридических лиц. Соглашаясь с Гирке и его последователями, считавшими излишним получение от государства разрешения на создание каждого юридического лица, Н.С. Суворов подчеркивал, что даже если бы правоспособный союз возникал без специальной концессии, на основании установленных государством общих правил, а государство только получало о нем сведения и контролировало его деятельность, все равно нельзя утверждать, что союз возник не по воле государства и что он совершенно не зависит от государства1.
Действительно, мировая практика показала, что даже при установлении чисто регистрационного порядка учреждения юридических лиц
1 См.: Суворов Н.С. Об юридических лицах по римскому праву. С. 151-152.
130
§ 3. Понинманние юридического лица как «целевого» или
__________________«бессубъектного» имущества__________________
определенный контроль за их созданием и деятельностью со стороны публичной, государственной власти является неизбежным.
В результате научных изысканий получилась страдающая многими противоречиями, но весьма прогрессивная для своего времени теория. Утверждение, что юридическое лицо есть все то, что, не будучи лицом физическим, признается законом субъектом права, вполне пригодно для использования законодателем и правоприменительной практикой.
§ 3. ПОНИМАНИЕ ЮРИДИЧЕСКОГО ЛИЦА КАК «ЦЕЛЕВОГО» ИЛИ «БЕССУБЪЕКТНОГО» ИМУЩЕСТВА
Многие исследователи сущности юридического лица полагали, что все поиски его человеческого субстрата лишены основания, ибо в некоторых случаях право мыслимо и без лица как субъекта. Начиная с середины XIX столетия целый ряд ученых выступили против применения к корпорациям фикции лица, полагая, что понятие права применимо и к фактам реальной жизни, каковым является наличие имущества, посвященного цели корпорации.
Одним из первых в 1853-1862 гг. оспаривал необходимость субъекта для права германский юрист Бернхард Виндшейд, по мнению которого права могут существовать вообще без субъекта (лежачее наследство)1.
Согласившись с этой точкой зрения, немецкий ученый Кеппен находил, что в силу предписания закона права могут приобретаться непосредственно в пользу имущества, состав которого также может меняться независимо от воли и действий субъекта2.
Похожий силлогизм строил Деметсус, утверждая, что коль скоро богоугодные заведения могут иметь требования, хотя не являются лицами, следовательно, требования могут принадлежать не одним только лицам. Поэтому юридическое лицо есть не более чем бык из воска3.
' Windscheid. Die ruhende Erbschaft und die vermogensrechtliche PersOnlichkeit // Kritische Vier-teljahresschrift fUr Gesetzgebung und Rechtswissenschaft. T. I. 1853. С 181-207; Die Actio des Lehrbuchs des ro'mishen Zivilrechts vom Standpunkt des heutigen Rechts. 1856; Pandektenrechts. T. I. 1870 (см.: Герваген Л.Л. Развитие учения о юридическом лице. С. 45-47; Суворов Н.С. Об юридических лицах по римскому праву. С. 71-72).
' Koeppen. System des heutigen romishen Erbrechts. 1856; 1862 (см.: Герваген Л.Л. Развитие учения о юридическом лице. С. 52-54; Суворов Н.С. Об юридических лицах по римскому праву. С. 71-72).
3 Demelius. Die Rechtsfiktion in ihrer geschichtlichen und dogmatischen Bedeutung. 1850 (см.: Герваген Л.Л. Развитие учения о юридическом лице. С. 54; Суворов Н.С. Об юридических лицах по римскому праву. С. 71).
131
Глава Ш. Сущность юридического лица
Теория «целевого имущества» Бринца. В 1857 г. интересную теорию выдвинул профессор Мюнхенского университета Алоиз Бринц1. Он писал, что право может вполне обойтись без юридического лица. Исключение юридического лица из права есть исключение чучела из естествознания. Имущество может не только предназначаться для определенной цели, но и принадлежать этой цели. Например, имущество богов, городов, храмов. Следовательно, право может принадлежать не только кому-то, но и чему-то. Имущество, принадлежащее цели, не может одновременно принадлежать лицу. Действительным субъектом имущественных прав корпорации является цель ее создания.
Бринц отвергал как теорию олицетворения, так и теорию реального субъекта, полагая, что юридическое лицо выдумано для объяснения возможности возникновения правоотношений между членами союза и этим союзом. На деле же совместное управление имуществом, находящимся в пользовании союза людей, не создает нового субъекта. До определенного момента в жизни союза имущество является собственностью составляющих его людей, т.е. действительных субъектов.
По мере дальнейшего развития все корпорации как публичного, так и частного права претерпевают изменения. Имущество перестает быть собственностью членов союза, становясь принадлежностью цели корпорации. Таким образом, из субъекта союзное единство превращается в объект. Когда говорят о правах и обязанностях юридического лица, то прибегают к метафоре, исходящей из неправильного предположения, что нет имущества без субъекта. Юридическое лицо - это фикция. Правильное название для имущества так называемых юридических лиц есть целевое имущество (Zweckvermogen)2.
Теорию целевого имущества поддержали правоведы Дщель (1859), Фиттинг (1859) и Брунс (187O)3.
Концепция Беккера. Профессор Гейдельбергского университета Эммануил Беккер4 различал два вида имущества:
1) составляющее частное владение;
2) не составляющее частное владение, а выделенное для определенной цели.
1 Brinz. Pandekten. 1873. Т. 1; Lehrbuch der Pandekten. 1884.
2 См.: Герваген Л.Л. Развитие учения о юридическом лице. С. 54-58; Суворов Н.С. Об юридических лицах по римскому праву. С. 72-79; Братусъ СИ. Юридические лица в советском гражданском праве. С. 79-80.
3 См.: Герваген Л.Л. Развитие учения о юридическом лице. С. 46.
4 Becker. ZweckvermOgen und Aktiengesellschaften
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
· Понинманние юридического лица как «целевого» или «бессубъектного» имущества
На этот последний род имущества следует распространить правовые положения, касающиеся имущества отдельного человека. Нет никаких оснований считать юридическим субъектом именно человека. Субъектами могут быть вещи и даже бестелесные отношения. Так, субъектом права (кредитором) является ценная бумага на предъявителя, поскольку она есть носитель требования. Это требование связано непосредственно с бумагой и существует независимо от наличия владельца бумаги.
Осуществляется требование через представителей, могущих быть хозяевами бумаги, но не кредиторами по отношению к обязанному бумагой лицу. Возможны даже иски от имени безжизненных или одушевленных вещей, например от имени петуха Тираса или английской кобылы Беллоны, хотя судья, вероятно, был бы удивлен подобными исками. Юридические лица есть целеназначения с аппаратами, приспособленными для достижения определенных целей, ибо всякому праву, пользователем которого является вещь, должен быть дан в распорядители человек1.
Теория «олицетворения имущества» Белау. Нечто среднее между теориями олицетворения и целевого имущества представляет собой учение германского правоведа Белау2, выступившего против названия юридическое лицо. Он считает, что в корпорациях и учреждениях роль лица играет имущество, не принадлежащее отдельному человеку, но служащее определенной цели для пользы многих людей. Это имущество, в действительности не имеющее хозяина, рассматривается правом так, как будто субъектом является человек, физическое лицо. Сущность юридического лица есть имущество, поэтому корпорация (учреждение) будет существовать до тех пор, пока существует ее имущество.
Для возникновения корпорации (учреждения) требуется, чтобы в наличии имелись:
1) имущество, не имеющее хозяина и не находящееся в данный момент в обороте;
2) общеполезные имущественные цели;
3) закон, позволяющий, чтобы это имущество играло роль лица.
Упраздняется корпорация (учреждение) полицейским актом, переходом имущества в частные руки, а также достижением поставленной цели или установленной невозможностью ее достигнуть. После пре-
1 См.: Герваген Л.Л. Развитие учения о юридическом лице. С. 58-61; Суворов Н.С. Об юридических лицах по римскому праву. С. 74-76.
2 Bohlau. Rechtssubjekt und Personenrolle. 1871.
133
Глава III. Сущность юридического лица
кращения существования корпорации ее имущество распределяется между оставшимися членами или переходит к казне1.
Сторонник этой теории, Ранда, подчеркивал, что специального признания со стороны государства не требуется, достаточно регистрации2.
Оценка теории целевого (бессубъектного) имущества. Эта теория имеет большое научное значение, ибо показывает, что за фиктивным лицом стоит что-то другое, какая-то цель, хотя авторы и последователи данного учения эту цель не определяют.
Действительно, с помощью фигуры юридического лица имущество, экономически обособляемое для достижения известной общей цели, обособляется также юридически. Имущество, как совокупность юридических отношений, получает своего отдельного субъекта, обособленного от тех лиц, которые заинтересованы в нем. Созданием юридического лица спасается стройность юридических построений и облегчается достижение насущных жизненных потребностей, для которых необходимо такое обособление3.
Вместе с тем защищаемое авторами этой теории положение, что права могут существовать сами по себе, без лица, вызвало обоснованные возражения многих ученых.
Во-первых, как писал Л.Л. Герваген, субъективное право не может существовать без субъекта. Субъектом права является человек, ибо назначение объективного права есть регулирование отношений между людьми, а не отношений между не-людьми или между лицами и нелицами. Кроме того, права не могут принадлежать имуществу, поскольку имущество не может пользоваться чем-либо. Регулируя отношения между людьми, объективное право всегда имеет в виду лишь пользование, осуществляемое людьми.
Не случайно один из главных теоретиков этого учения, Бринц, анализируя нормы Германского гражданского уложения о союзах лиц (Verein - § 21 и след.) и учреждениях (Stiftung - § 80 и след.), писал, что понятие целевого имущества определяет суть учреждения, но не вполне отвечает понятию корпорации, поскольку существование корпорации не зависит от наличности имущества4.
' См.: Герваген Л.Л. Развитие учения о юридическом лице. С. 42-44; Суворов Н.С. Об юридических лицах по римскому праву. С. 77.
2 Randa. Das ZweckvermOgen, die jiiristischen Personen // Archiv fur deutsches Handels- und Wechselrecht (Siebenhaar). 1866. T. XV (см.: Герваген Л.Л. Развитие учения о юридическом лице. С. 42-44; Суворов Н.С. Об юридических лицах по римскому праву. С. 77).
5 См.: Шершеневич Г.Ф. Курс гражданского права. Тула, 2001. С. 115.
* См.: Герваген Л.Л. Развитие учения о юридическом лице. С. 47,54-57.
134
§ 3. Понинманние юридического лица как «целевого» или __________________«бессубъектного» имущества__________________
Критикуя возможность совершения правовых действий от имени вещей и животных, Н.Л. Дювернуа весьма остроумно назвал конструкции Беккера «правоспособными мопсами»1.
Во-вторых, по мнению Л.Л. Гервагена, приверженцы теории целевого имущества высказываются против применения фикции для выяснения правовых понятий, но сами при этом не обходятся без фикции. Первый раз фикция используется, когда положения права, выработанные для имущества физических лиц, переносятся на имущества, служащие определенной цели. Повторно фикция применяется, когда воля и действия физических лиц - представителей некой цели - рассматриваются в качестве воли и действия этой цели2.
Аналогичные противоречия отмечал Н.С. Суворов. Он писал, что Бринц уходит от ответа на вопрос, кому принадлежит имущество юридического лица, утверждая, что оно предназначено для известной цели. При этом цель становится собственником или кредитором, но не признается лицом. Однако человек тоже может задаться целью, обращая на ее достижение свое имущество, которое при этом будет оставаться собственностью данного человека. Таким образом, субъект имущества юридического лица остается невыясненным. Более того, сам Бринц сознается, что целевое имущество издревле рассматривалось так, как если бы оно принадлежало лицу, т.е. фактически использует фикцию лица3.
А. Гольмстен также указывает, что принадлежность имущества цели есть не что иное, как неудобомыслимая фикция4.
На это обстоятельство обращает внимание Н.Л. Дювернуа, указывая, что сам факт предназначения какой-то имущественной массы определенной цели не дает ответа на вопрос, как это имущество существует в праве, можно ли его приобретать, отчуждать, владеть им, обязываться по нему, искать и отвечать в суде. Кто будет решать судьбу этого имущества? Помимо прочего, далеко не всякое целевое имущество приобретает характер личности. Например, приданое, предназначенное для совместного ведения супружеского хозяйства, не рассматривается супругами как что-то чуждое, обособленное от них.
Н.Л. Дювернуа считает справедливым утверждение правоведа Брунса., что при рассмотрении имущества отдельного лица мы должны различать три элемента:
1) кто обладает этим имуществом;
2) каков состав имущества;
1 Си.: Дювернуа Н.Л. Чтения по гражданскому праву. Т. 1. С. 271.
' См.: Герваген Л.Л. Развитие учения о юридическом лице. С. 47,54-57.
3 См.: Суворов Н.С. Об юридических лицах по римскому праву. С. 72-74.
4 См.: МейерД.И. Русское гражданское право. Ч. 1. М, 1997. С. 120.
135
Глава Ш. Сущность юридического лица
3) кто является субъектом пользования.
Указание на цель и назначение имущества, равно как и на его фактических пользователей безразлично для юридического отношения. Для правовых отношений главным остается вопрос о том, кто есть юридически определенный правообладатель: собственник, правопреемник, должник, кредитор, истец, ответчик, продавец, покупатель и т.д. Цивилист должен установить этого правообладателя, кто бы он ни был - человек или союзное лицо, ибо юридическая судьба имущества зависит от его принадлежности1.
Как видим, теория целевого (бессубъектного) имущества основана на той же фикции юридической личности, что и теория олицетворения. Вместе с тем данная концепция внесла весомый вклад в развитие науки о юридическом лице. Ученые доказали, что всякое человеческое соединение может иметь некое обособленное имущество, посвященное общей цели и что в гражданском обороте любое юридическое лицо должно обладать определенным имуществом.
§ 4. Юридическое лицо как реальный субъект права
Ряд ученых решительно выступили против теории фикции (олицетворения), предложив свои концепции для объяснения природы юридического лица. Значительный вклад в развитие учения о юридическом лице внесли германские философы Безелер, Блюнчли, Купце, Гирке, Дернбург, Цительман, Бернатцж, Регельсбергер, Леонгард, французские юристы Лассон, Л. Мишу, Р. Салейль и другие исследователи. Взгляды правоведов отличаются большим разнообразием, совпадая в главном. Они оспаривают утверждение, что субъектом права может быть только человек, и полагают, что без всякой фикции юридическое лицо есть реальный субъект права.
При этом одни ученые утверждают, что юридическое лицо есть ре-альный субъект - живой организм; не человек, но все-таки лицо.
Приверженцы второго направления считают юридическое лицо социальной реальностью, явлением объективной действительности, которое создается или признается правом.
Органическая теория Гирке. Анализируя многие философские течения середины XIX столетия, германский профессор Отто фон Гирке разработал стройную и обоснованную концепцию, рассматриваю-
§ 4. Юридическое лицо как реальный субъект права
щую юридическое лицо как реальный субъект права, живой социальный организм, хотя и отличный от человека1.
Суть учения Гирке состоит в том, что субъектом права может быть не только физическое лицо. Рядом с индивидуальными субъектами права существуют субъекты сверх-индивидуальные, а именно - социальные организмы. Юридическое лицо это не фикция, а телесно-духовный живой организм, который может желать и действовать, обладает своей особой, самостоятельной волей, чувствами, желаниями, корпоративной честью. Корпорация имеет место нахождения, печать, герб, купеческую и ремесленную фирму, авторские права.
Вместе с тем корпорацию можно назвать организмом только по аналогии с человеком, ибо юридическая личность союза не существует без признания ее таковой объективным правом. Корпоративная личность есть признанная государством способность человеческого союза как единого целого, отличного от суммы связанных индивидов, быть субъектом прав и обязанностей. Ни человек, ни союз не являются созданиями объективного права, но они существуют как субъекты права, если признаны в качестве таковых объективным правом. Государство может признать или не признать союз юридическим лицом, но при этом оно не может действовать произвольно, не вступая в конфликт с правовой идеей. Закон устанавливает условия признания личности корпорации, определяя тем самым порядок создания союзов (явочный или разрешительный). Таким образом, государство, будучи носителем законодательной власти, влияет на жизнь развивающихся в нем союзов.
Как всякий субъект права, юридическое лицо обладает правоспособностью и дееспособностью, может совершать деликты и отвечать за них. Особенность юридического лица состоит в том, что оно действует через свои органы, образованные из людей. Это не представительство, не замещение одного лица другим, но представление целого через его часть.
Союзное лицо есть лицо составное, хотя и единое, причем его составные части сами суть лица, субъекты права. Союз лиц, объединенных в корпорацию, не сводится ни к фикции, ни к сумме отдельных членов союза, хотя он не существует без этих индивидов. Внутренние отношения в союзном лице являются по сути юридическими, корпоративными отношениями, регулируемыми правом. Союзное лицо имеет устройство, причем юридическими нормами определяются условия приобретения и прекращения качеств члена и органа.
' См.: Дювернуа Н.Л. Чтения по гражданскому праву. Т. I.C. 264-271.
136
' Gierke. Das deutsche Genossenschaftsrecht. T. IIII. 1868, 1873, 1881; Die Genossen-schaftstheorie und die deutsche Rechtssprechung. 1887; Deutsche Privatrecht. 1895; Герваген Л.Л. Развитие учения о юридическом лице. С. 68.
137
Глава III. Сущность юридического лица
Деление правоспособности корпорации на публичную и частную неверно, так как это две стороны одного явления: одно и то же лицо в качестве государства издает законы и в качестве фиска заключает договоры; одному и тому же субъекту принадлежат корпоративное имущество и корпоративная власть. Ученый считает юридическим лицом государство, которое отказывается от своего величества для гражданских отношений с частными лицами, хотя по-прежнему остается государством1.
Взгляды сторонников органической теории. Юрист Купце полагал, что народ и община - не фикции, а исторически возникшие органические реальности, столь же естественные, как отдельные люди. Институты или учреждения, в которых увековечен акт человеческой воли, есть объективная реальность, способная служить основой для имущества2.
Блюнчли говорит о юридическом лице как о человеке, живом существе, снабженном телом, имеющем душу и обладающем своей волей3.
Германский правовед Штоббе утверждает, что называемые в противоположность физическим лицам идеальные, мистические или моральные лица не есть создания положительного права. Но право признает лишь наличность субъекта - лица, имеющего волеспособность и имущественную правоспособность. Государство, политические и церковные общины, корпорации и союзы, учреждения и тому подобные явления - все это действительные юридические субъекты, существа, обладающие волей и могущие приобретать права4.
Знаток римского права Регелъсбергер называет юридические лица общественными образованиями. Он считает их реальными, хотя и бестелесными юридическими субъектами, основу которых образуют общественные организмы, оживляемые людьми. Реальность юридического лица Регелъсбергер показывает на примере государства. Государство есть союз лиц для самых разных целей, рассчитанный на некое число настоящих и будущих членов, носитель разнообразных интересов, иногда противоположных интересам отдельных членов. В нем развивается власть, действующая внутри и вовне. Таким образом, государство имеет собственные интересы, собственную жизнедеятельность, собственную волю.
________§ 4. Юридическое лицо как реальный субъект права_________
Те же признаки, свойственные существу как личности, мы находим в корпорациях. Правда, такая личность создается из индивидуальных лиц и работает исключительно их силами, но из постоянного, покоящегося на твердой организации взаимодействия отдельных воль, предназначенных для достижения общей цели, возникает новая, общая воля. Вследствие взаимодействия отдельных людей, составляющих союз, образуются новые коллективные интересы и воля, отличные от воли каждого члена союза.
Собирательные лица - не суть произведения природы, подобно людям, а социальные образования. Мы не можем их видеть и осязать, но из этого не следует, что они есть схемы или фикции. Для кого телесное и реальное - синонимы, тот должен оспаривать реальность самого права. Юридические лица - суть действительные, реальные юридические субъекты, хотя и не имеющие телесной индивидуальности. Их основу образуют общественные организмы, и оживляющие их элементы -суть люди. Поскольку эти люди как члены организма служат ему, действуют в пользу его целей, они порождают союзную жизнь, отличную от их индивидуальной жизни1.
Итальянский ученый Джорджи также считал юридическое лицо (союз) если не физическим организмом, то существом моральным, столь же истинным и действительным, как телесные организмы2.
Доктрина социальной реальности. Многие ученые рассматривают корпорацию как реальный субъект права, некую существующую в действительной жизни социальную реальность.
Немецкий юрист Колер считает, что юридическое лицо есть реальный юридический субъект, ибо для признания лица субъектом права нет надобности, чтобы оно было одарено разумом и сознанием3.
По мнению Шлоссмана, юридическое лицо есть реально существующая формация, к которой, как к физическому лицу, приурочиваются хозяйственные и юридические отношения и которая способна функционировать в этих отношениях. Это означает, что существует имущество, доход с которого направляется на определенные цели и которое путем юридических сделок, совершаемых органами, может быть умножено
'См.: Трубецкой Е.Н. Энциклопедия права. С. 172-175; Суворов КС. Об юридических лицах по римскому праву. С. 97-107,143.
3 Kuntze. Prinzip und System der Handelsgesellschaften // Goldschmidt's Zeitschrift flir Han-delsrecht. 1863. T. VI (см.: Герваген Л.Л. Развитие учения о юридическом лице. С. 69; Суворов Н.С. Об юридических лицах по римскому праву. С. 70-79).
3 Blunischli. Deutsches Privatrecht. 1864 (см.: Герваген Л.Л. Развитие учения о юридическом лице. С. 67-68).
* Stobbe. Deutsches Privatrecht. Т. 1; Суворов Н.С. Об юридических лицах по римскому праву. С. 132-133.
138
' Regelsberger. Pandekten. T. I. 1893; Суворов Н.С. Об юридических лицах по римскому праву. С. 133-135; Трубецкой Е.Н. Энциклопедия права. С. 180-181.
2 Giorgi. La dottrina delle persone giuridiche о corpi morali es posta con speciale considerazione del diritto moderao italiano. Vol. 1. 1876. P. 52-63 (см.: Суворов Н.С. Об юридических лицах по римскому праву. С. 191-194).
3 Kohler. Oeber das Recht der Stiftungen // Archiv filr bUrgetliches Recht. T. Ill; Rechtsver-gleichende Studien Uber islamistisches Recht. 1889; Суворов Н.С. Об юридических лицах по римскому праву. С. 113.
139

Глава III. Сущность юридического лица
или уменьшено, а также составляет объект для удовлетворения потребностей третьих лиц1.
Сальковский находил, что при корпорации субъектом является совокупность всех членов в данный момент. Организованное соединение физических лиц, признанное государством субъектом права - это что-то реальное, а не фиктивное2.
Юрист Аффольтер также полагал, что субъективные права могут принадлежать не только людям. Юридическое лицо есть нечто неосязаемое, бестелесное, но реально существующее. Субстанцию юридического лица составляют факты: существующая во времени воля учредителя, наличность имущества корпорации, возможность и дозволенность цели, достаточное количество участников, внесение в торговые книги. Все это вполне реальные факты, а не фикции. Юридическое лицо имеет права и обязанности, отличные от прав и обязанностей составляющих его лиц. В корпорации это проявляется в том, что она может как таковая заключать договоры со своими членами; смешение долгов и требований участника с требованиями и долгами корпорации не допускается, открытие конкурса над имуществом участника корпорации не есть банкротство самой корпорации и т.д. Следовательно, юридическое лицо есть самостоятельный субъект права3.
Германский ученый Г. Дернбург определял юридическое лицо как имеющую самостоятельную правоспособность общественную организацию, которая суть представление, но не фикция4.
Французский философ Лассон замечал, что юристы считают человека лицом по трем причинам. Во-первых, он имеет волю, которая может ставить сама себе цель. Во-вторых, он имеет разумение для выбора средств достижения цели. В-третьих, он имеет физическую возможность своей руководимой разумом волей совершать действия и вызывать юридические последствия.
Однако не все люди обладают этими качествами в необходимой мере, следовательно, человек как лицо есть некая абстракция, не вполне адекватная реальному человеческому существу. Право может ограни-
' SMossmann. Zur Lehre von den Stiftungen // Jahrbiicher fur die Dogmatik des heutigen ro-mischen und deutschen Privatrechts. T. XV; Суворов Н.С. Об юридических лицах по римскому праву. С. 113.
2 Saikowki. Bemerkungen zur Lehre von den juristische Personen. 1863; Герваген Л.Л. Развитие учения о юридическом лице С. 70; Суворов Н.С. Об юридических лицах по римскому праву. С. 78-81.
3 Affolter. Die rechtliche Natur der offenen Handelsgesellschaften // Archif flir biirgerliches Recht. T. V. 1891; Суворов Н.С. Об юридических лицах по римскому праву. С. 113-114.
* Dernburg. Pandekten. T. I. 1896; Суворов Н.С. Об юридических лицах по римскому праву. С. 136.
140
________§ 4. Юридическое лицо как реальный субъект права_________
чить или не признать конкретного человека субъектом юридического отношения.
По мнению Лассона, моральные или нефизические лица существуют в реальной действительности, они выступают не только в частном, но и в международном праве, причем играют в реальной жизни весьма существенную роль. От имени моральных лиц действуют живые люди, мыслящие и действующие в пользу целей, стоящих перед этими лицами. Таким образом, моральное лицо есть каждая общеполезная цель, которой придается свойство личности, так как люди предоставляют ей свои физические и интеллектуальные способности1.
Германисты впервые обратили внимание на публично-правовую природу юридических лиц, в том числе государства, которое рассматривали в качестве реально существующего субъекта.
Безелер утверждал, что государство не могло бы придавать отдельным субстратам свойства личности, если бы само было фикцией, ибо в таком случае оно должно было бы взять откуда-нибудь личность2.
Юрист Больце, который вообще-то отрицал понятие юридического лица, тем не менее считал, что государство есть вполне дееспособный субъект права, успешно собирающий налоги, назначающий чиновников, заключающий международные договоры, приобретающий собственность и т.д. Эти действия могут иметь как публичный, так и частный характер, и границу здесь провести трудно. Отдельный человек, объединение индивидов, а также целое, образованное соединением людей в единство, - все это субъекты права, существующие, поскольку они признаются объективным правом и подчиняются распоряжениям закона3.
Значение объективного права для признания существования юридического лица подчеркивал Бернатцик, указывавший, что способность быть лицом или субъектом права дается юридическим порядком. Юридическое лицо есть социальный организм, за которым действующий правопорядок признает самостоятельную цель и волю, способную к достижению этой цели, которые имеют источником человеческие цели и человеческую волю. Государство - это юридическое лицо, поскольку
1 Lasson. Prinzip und Zukunft des VOlkerrechts. 1871; Герваген Л.Л. Развитие учения о юридическом лице. С. 70; Суворов Н.С. Об юридических лицах по римскому праву. С. 81-83.
2 Beseler. System des gemeinen deutschen Privatrechts. 1866; Герваген Л.Л. Развитие учения о юридическом лице. С. 67-68.
3 Bolze. Der Bergiff der juristischen Person. 1879; Суворов Л.Л. Об юридических лицах по римскому праву. С. 92-93.
141
Глава III. Сущность юридического лица
государственный юридический порядок есть источник всякой правоспособности и должен поставить себя как субъект всякого права1.
Романист Барон первоначально также утверждал, что государство и вообще все корпорации не изобретены в чьей-то голове, а даны с началом истории. Если бы государства не были действительными лицами, то не могло бы существовать ни международного, ни государственного права. Корпорации тоже являются естественными лицами, ибо основаны не на фикции, а на естественноисторической необходимости. Сама корпорация есть истинная естественная личность. Впоследствии ученый изменил свои взгляды и присоединился к точке зрения Савинъи, придя к убеждению, что юридическое лицо есть дозволенная постоянная цель, которой в силу юридической фикции принадлежит имущественная правоспособность2.
Исследуя проблему юридического лица, германский юрист Эрнст Цительман выделял два основных вопроса:
1) о природе юридических лиц;
2) о том, как технически с ними обращаться.
Позиция ученого о природе корпорации состоит в следующем. Субъективное право - это правовая власть, предоставленная объективным правом. Для наличия субъективного права требуется субъект. Чтобы быть субъектом права, необходимо, во-первых, иметь внутреннюю способность являться лицом; во-вторых, предписание закона, признающее эту способность. Дозволение объективного права ученый считает особенно важным. Он полагает, что и человек только тогда есть лицо, когда он признан законом в качестве субъекта права. Чтобы быть лицом, необходимо иметь признанную правом способность воли. Поэтому в проблеме сущности юридического лица главным является не вопрос, кому принадлежит имущество, а вопрос, чья воля господствует над ним. Физическое тело для понятия лица не требуется, но при этом лицо должно быть реальным, а не фиктивным. Например, в случае лежачего наследства воля умершего имеет правовое действие и признается законом субъектом права.
В рассуждении о субъекте корпорации Цительман применял доказанный им принцип единства во множественности. Для существования корпорации требуется субстрат, соединенные отдельные части и связующая их сила. При этом связанными в корпорации будут не люди, но
' Bernatzik. Kritische Studien iiber den Begriff der jiiristischen Personen und Uber die jUristische PersOnlichkeit der Behorden insbesondere // Archiv fiir offentliches Recht. T. V. 1890; Cyeo-

· ров Н.С. Об юридических лицах по римскому праву. С. 120-132.
2 Baron. Die Gesamtrechtsverhaltnisse in rSmishen Recht. 1864; Герваген Л.Л. Развитие учения о юридическом лице. С. 69; Суворов Н.С. Об юридических лицах по римскому праву. С. 80.
142
________§ 4. Юридическое лицо как реальный субъект права_________
их воля в каком-либо определенном направлении. Связующими силами являются цель корпорации и сознательное стремление людей соединиться. Воля корпорации и является субъектом или лицом в праве. Только из практических удобств законодатель, прибегая к фикции, называет субъектом права саму наследственную массу, само учреждение или саму корпорацию.
Термин юридическое лицо Цительман не признавал, подразделяя лица на телесные и бестелесные1.
Представителями реалистической теории являются французские ученые Л. Мишу и Р. Салейль. Они признавали реальность юридического лица как человеческого коллектива, имеющего волю и интерес, отличные от интересов и воль составляющих его индивидов. По их мнению, юридическое лицо - это общественное образование, имеющее свою волю и действующее в целях обеспечения некоторых общих интересов, связывающих воедино определенную группу людей.
Как утверждает Мишу, если свойство быть субъектом права не вытекает из природы человека, то и организация, которая может быть субъектом прав и обязанностей (personnalite morale), не обязательно должна быть юридическим лицом (personnalite juridique). Однако существование организации как личности должно быть признано правопорядком. Для превращения человеческого коллектива в самостоятельное лицо необходимы три основных условия.
Во-первых, наличие у этого коллектива постоянно действующего интереса, отличного от индивидуальных интересов его членов.
Во-вторых, соответствующая организация, способная проявлять коллективную волю, могущую представлять и защищать этот интерес. Воля юридического лица есть воля его органов, через которые оно действует и которые представлены живыми людьми, индивидами.
Третье условие - признание его правом, включение государством в юридическую среду2.
Говоря о реальности существования государства как юридического лица, Л. Мишу подчеркивал, что законодательство, признающее за государством права юридической личности, не создает правосубъектности государства. Законодательство предполагает эту правосубъектность
' Zitelmann. Begriff und Wesen der sogenaunten jiiristischen Personen. 1873. S. 14-15 (см.: Герваген Л.Л. Развитое учения о юридическом лице. С. 34-35, 70-73); Суворов Н.С. Об юридических лицах по римскому праву. С. 90-92.
2 Michoud L La theorie de la personnalite morale et son application au droit francais. T. III. Paris. 1906-1909, 1924; Братусь С.Н. Юридические лица в советском гражданском праве. С. 105-107; Кулагин М.И. Избранные труды. С. 35-36; Хохлов Е.Б., Бородин В.В. Понятие юридического лица: история и современная трактовка // Государство и право. 1993. №9. С. 155-156.
143
Глава III. Сущность юридического лица
существующей, говоря лишь о применении и осуществлении этой правосубъектности1.
Салейль считал необходимым для возникновения юридического лица наличие трех предпосылок.
Во-первых, наличие организма, который может на деле применить власть (юридическая активность).
Во-вторых, наличие разумной, свободной и независимой воли.
В-третьих, согласованность указанной активности и целей юридической личности с коллективными интересами общества.
Таким образом, для признания юридической личности налицо должны быть субъективный, объективный и социальный элементы. Любое юридическое лицо имеет определенную организацию, создаваемую единством цели и воли. По сути юридическое лицо есть некая интеллектуальная реальность, созданное человеческим разумом юридическое представление2.
Французские ученые особо подчеркивали необходимость признания юридической личности объективным правом.
Теория «состояния» Леонгарда. Доктор философии Р. Леонгард анализировал природу корпорации через определение понятия субъективного права. Он считал, что субъективное право есть известное состояние известных людей в государстве. Носителями прав могут быть не только разумные граждане, но и малолетние и недееспособные. Следовательно, субъективное право это состояние какого-либо существа, в пользу которого, посредством дозволенного принуждения закон обеспечивает возможность совершать известные действия или ожидать наступления действий. Отсюда вывод: субъективное право есть нечто пассивное, поэтому выражение быть вправе более верное, чем иметь право.
Для того чтобы быть субъектом права, нужно обладать способностью иметь потребности, которые могут быть удовлетворены пользованием правом. Следовательно, юридическое лицо без всякой фикции может быть признано субъектом права. Юридическое лицо есть субъект, реально существующий наряду с физическими лицами. Поэтому имущество не представляет собой юридическое лицо, а принадлежит юридическому лицу. В сущности юридическое лицо есть длящееся состояние управления постоянными администраторами неким имущест-
' Michoud L La theorie de la personnalite morale et son application au droit francais. T. I. 1924. P. 293 (см.: Братусь С.Н. Юридические лица в советском гражданском праве. М., 1947.
^ С. 161).
2 Salleiles R. De la Personnalite juridique. 1922; Братусь С.Н. Юридические лица в советском гражданском праве. С. 105-107; Грибанов В.П. Юридические лица. С. 18.
144
________§ 4. Юридическое лицо как реальный субъект права_________
вом, выделенным из всех остальных имуществ ради юридической цели и не имеющим живого хозяина1.
Оценка теории реального субъекта. Критикуя слабые стороны этой теории, Л.Л. Герваген справедливо указывал, что имуществом учреждения управляет и распоряжается не воля учредителя, а назначенные администраторы; имуществом, составляющим наследственную массу, управляет не воля наследодателя, а душеприказчик. Конечно, воля учредителя или наследодателя имеет влияние на имущество в том смысле, что после того, как она высказана, администратор или душеприказчик становятся обязанными ее исполнять, подчиняясь предписаниям закона2.
Противоречивость взглядов Цительмана отмечал юрист Харум, который писал, что действующая воля бестелесных субъектов не может быть признана существом, имеющим права. Даже если отделить волю от человека и признать ее законом в качестве лица и субъекта, получается, что она не может быть признана субъектом права, ибо воля не во-леспособна, тогда как, по логике Цительмана, для понятия лица требуется признанная правом способность воли. Цительман смешивал правовые действия акта воли с правовой властью волеспособного существа, составляющей необходимый атрибут понятия субъективного права3.
Доводы Цительмана и его сторонников опровергал правовед Рез-лер. Если при создании корпорации несколькими людьми их воли соединились в одно целое, то эту волю можно признать единой только при помощи фикции, поскольку в действительности объединенной воли здесь не существует, а имеются одинаковые в данном направлении самостоятельные воли нескольких учредителей. Кроме того, выходит, что один человек, создавший несколько учреждений, может выделить из себя нескольких лиц4.
Развивая учение Д.И. Мепера, его последователь А. Гольмстен отмечал, что германисты во главе с Гирке обольщают себя мыслью, что юридическое лицо не фикция, а реальная личность, имеющая свою волю. Когда же пришлось ответить на вопрос, где эта воля, они также прибегли к фикции. При этом одни говорят об образовании этой воли из
' Leonhard R. Ein Beitrag zu der allgemeinen Zivilrechtslehre und zur Begriffsbestimmung des subjectiven Rechts // Griinhut's Zeitschrift Шг das private und offentliche Recht der Gegen-wart. 1883. S. 7-33 (см.: Герваген Л.Л. Развитие учения о юридическом лице. С. 61-67); Суворов Н.С. Об юридических лицах по римскому праву. С. 91-95.
2 См.: Герваген Л.Л. Развитие учения о юридическом лице. С. 74-76.
3 Harum. Griinhut's Zeitschrift. 1874. S. 207-211 (см.: Герваген Л.Л. Развитие учения о юридическом лице. С. 76-77).
4 Roesler. Die rechtliche Natur des Vermogen der Handelsgesellschaften nach roinischen Rechte // Goldschmidt's Zeitschrift fUr Handelsrecht. 1861. T. IV; Герваген Л.Л. Развитие учения о юридическом лице. С. 77.
145
Глава III. Сущность юридического лица
частиц воли отдельных членов корпорации и учреждения. Другие сочиняют какую-то бестелесную или застывшую волю: в корпорации - это воля отдельных членов, мыслимая как нечто самостоятельное, особое от воли каждого из них, воля учреждения - это воля учредителя1.
Недостатком теории реального субъекта является также критикуемая многими учеными биологизация, очеловечивание юридического лица. Объяснением этому может служить идеалистическая философская позиция большинства авторов данной концепции2.
Веские соображения против этой теории выдвинул профессор Л. И. Петражщкж. Он указывал, что для существования юридического лица вовсе не требуется живого социального организма, обладающего самостоятельной волей, чувствами, желаниями и пр. Предположим, правительство приняло постановление об основании университета, из средств государственной казны отпустило на это определенные суммы, на которые приобретен участок земли и построено университетское здание. Отпущенные средства составляют имущество университета, который уже является правоспособным субъектом, юридическим лицом, хотя в момент его основания в нем еще нет ни ректора, ни профессоров, ни студентов. Он признается юридическим лицом даже тогда, когда не может обладать волей и никак не может являться живым организмом. Очевидно, что ни от подписи министра, ни от пожертвований никакого организма не рождается, разве что бумажного .
Профессор Ю.С. Гамбаров указывал, что перенесение понятия субъекта права с отдельного человека - физического лица на юридическое лицо неверно, так как исторически первоначально субъектом права были не отдельные люди, обособленные человеческие личности, а совокупности этих личностей - племя, род, семья, сословие, корпорация, государство, т.е. общественные союзы, из которых отдельная человеческая личность высвобождалась только путем медленного исторического процесса .
Значение теории реального субъекта для дальнейшего развития науки о юридическом лице трудно переоценить.
Во-первых, цивилистическая наука признала реальность существования в общественной жизни юридического лица как субъекта права.
1 См.: МейерД.И. Русское гражданское право. Ч. I. С. 120.
1 См.: Братусь С.Н. Юридические лица в советском гражданском праве. С. 103.
3 См.: Трубецкой Е.Н. Энциклопедия права. С. 173.
4 См.: Гамбаров Ю. С. Курс гражданского права. Т. 1. С. 448-449; Братусь С.Н. Юридические лица в советском гражданском праве. С. 103.
146
§ 5. Теории правоведов, не признающих самостоятельное значение _______________________юридического лица_______________________
Во-вторых, наука показала решающее значение объективного права для возникновения юридического лица.
В-третьих, найден субстрат, выражающий вовне волю юридического лица - его органы, созданные и наделенные полномочиями в соответствии с объективным правом и уставом корпорации.
В-четвертых, доказано существование юридических лиц в публичном праве.
Таким образом, представляется, что теория реального субъекта нашла правильный подход к пониманию сущности юридического лица.
Как ни странно, полученный авторами этой концепции научный результат совпал с выводом сторонников теории фикции (олицетворения) и оказался вполне пригодным для использования его законодателем. Если не углубляться в анализ сущности и природы юридического лица, то мы имеем достаточно логичное формальное его определение: юридическое лицо есть все то, что, не будучи физическим лицом, признается законом субъектом права1.
§ 5. Теории правоведов, не признающих самостоятельное значение юридического лица
Многие правоведы отказывались признать юридическое лицо самостоятельным субъектом права, считая, что единственным субъектом правовых отношений является человек, имеющий интересы, потребности и пользующийся правом. Ученые пытались снять покровы с юридического лица, выявить его сущность и найти субстанцию, которая скрывается за этой фигурой. Аргументация правоведов в защиту выдвигаемых ими теорий весьма разнообразна. Рассмотрим наиболее известные концепции.
Точка зрения Гейзе. Германский правовед Гейзе определил юридическое лицо как все, что признается в государстве отдельным субъектом права, и заметил, что такое лицо должно иметь какой-нибудь субстрат, который его образует или представляет. Этим субстратом могут быть:
1) во-первых, люди, а именно
- отдельный человек в данное время (должностное лицо богоугодного заведения);
- одновременный союз многих лиц (корпорация);
2) во-вторых, вещи, в том числе
- земельные участки как субъекты сервитутного права;
1 См.: Герваген Л.Л. Развитие учения о юридическом лице. С. 39.
147
Глава III. Сущность юридического лица
- целое имущество лица (фиск, лежачее наследство);
- имущественная масса, посвященная общеполезной цели и управляемая особым образом1.
Начались поиски субстрата юридического лица.
Теория «интереса» Иеринга. Ряд исследователей полагали, что определяющим моментом для признания некого явления субъектом права является наличие у него определенных интересов и потребностей. На первом месте среди теорий этой группы ученых стояла доктрина германского правоведа Рудольфа Иеринга2.
Иеринг считал, что субъективное право есть интерес, защищенный объективным правом. Юридическое лицо не способно иметь интересы и цели, поэтому не может иметь права. Права возможны только там, где они служат своему субъекту. Единственно реальными субъектами прав являются только живые люди, входящие в состав корпорации, учредители либо люди, которых обслуживает учреждение. Но поскольку пользователи меняются, юриспруденция и законодатель создали абстракцию, называемую юридическим лицом. Юридическое лицо есть искусственный правообладатель. Во-первых, оно служит субъектом для внешних отношений. Во-вторых, оно предназначено для реализации прав участников корпорации. Если права, предоставленные по уставу члену корпорации, будут нарушены, в том числе решением большинства, принятым в противоречие с уставом, участник союза может защищать их путем предъявления иска. Юридическое лицо - это прием юридической техники, который не может быть субъектом пользования и не имеет прав3.
Взгляды Больце. Аналогичное мнение о природе корпорации высказал юрист Больце. Он считал, что субъектами права в корпорации являются все члены союза в данный момент в их соединении. Они вместе имеют нераздельно одно и то же право, реализуемое через отдельных представителей союза. Больце отрицает значение юридического лица, утверждая при этом, что фикция должна быть отброшена как негодная. Сравнение так называемого юридического лица с лицами остается «хромающим», так как это название ничего не проясняет, а только запутывает истинные отношения между членами корпорации и обществом. Вопрос о том, кто является собственником и как несколько человек
1 Heine. Grundrisse Systems des gemeinen Zivilrechts. 1807; Суворов Н.С. Об юридических лицах по римскому праву. С. 67.
2 Jehring. Abhandlungen aus dem romischen Rechte. Ceist des rumischen Rechts auf verschie-denen Stufen seiner Entwicklung. 1888; Zweck im Recht. 1877; Иеринг Р. Интерес и право. 1880.
3 См.: Суворов Н.С. Об юридических лицах по римскому праву. С. 83-88; Братусь С.Н. Юридические лица в советском гражданском праве. С. 82-83.
148
§5. Теории правоведов, не признающих самостоятельное значение
_______________________юридического лица_______________________
могут рассматриваться в качестве собственников одной вещи, следует решать согласно объективному праву1.
Позиция Сальковского. По мнению Сальковского, корпорация есть союз естественных лиц, признанный в государстве в качестве юридического субъекта. Именно совокупность физических лиц и есть юридическое лицо2.
Теория Буркгарда. Правовед Буркгард также распространял понятие юридического лица вообще на все субъекты права, считая, что и человек есть субъект права только в силу признания его таковым законом3. Он полагал, что понятие юридического лица следует распространить на все вообще субъекты права, поскольку нет такого субстрата, который не мог бы быть признан юридической личностью в силу потребностей оборота и целесообразности. Интересы и потребности имеет отдельный человек. Однако человек беспомощен перед лицом природы. Его силы возрастают, когда он объединяется с другими людьми и служит их интересам, чтобы они помогали его интересам. Эти абстрактные интересы, которым мы приписываем самостоятельное существование, представляют для юридического порядка субстрат, пригодный, чтобы поставить его в позицию наравне с индивидом. Тем самым абстрактные интересы приобретают себе аппарат, функционирующий к их услугам. Насколько можно расширить юридическое содержание личности, настолько может быть признана за такими интересами личность в юридическом смысле. Установление уголовно-правовой защиты чести юридического лица либо наделение их семейными правами есть лишь вопрос политики права, а содержание правоспособности есть вопрос положительного права. Формы юридической личности нужно выводить из оборота, из целесообразности4.
Взгляды Книпа. Исследователь Книп выразился о юридических лицах очень образно, утверждая, что «шляпу можно повесить только на реальный гвоздь, а не на фиктивный». В действительности субъектами прав корпорации выступают отдельные ее члены, настоящие и будущие, которые являются сособственниками ее имущества, представляют ее в право-
1 Bdlze. Der Begriff und Wesen der jUristischen Person. 1879; Герваген Л.Л. Развитие учения о юридическом лице. С. 82-86.
2 См.: Суворов Н.С. Об юридических лицах по римскому праву. С. 88.
3 Burcklmrd. Zur Lehre von den juristische Personen // Griinhut's Zeitschrift fiir das Privat und offentliches Recht der Gegenwart. T. XVIII; Суворов Н.С. Об юридических лицах по римскому праву. С. 113-115.
4 См.: Суворов Н.С. Об юридических лицах по римскому праву. С. 115-117.
149
Глава III. Сущность юридического лица
отношениях. Он соглашался с крылатой фразой того времени, что церковное государство папы есть собственность всех католиков1.
«Центр интересов» Карловы. Правовед Карлова не одобрял идеи бессубъектных либо безличных прав, а также бессубъектного или безличного имущества. Он соглашался с Иерингом, что движущей силой в праве являются интересы и цели людей, однако возражал ему в том, что юридическое лицо не имеет интересов. В человеческом общежитии неизбежно возникают общие интересы и потребности многих людей, которые не совпадают с интересом отдельного человека и могут быть достигнуты только сообща, общими экономическими средствами. Такие общие интересы, признаваемые за самоцель, и являются юридическими лицами, которые суть безличные, бестелесные центры этих интересов.
Корпорации возникают тогда, когда индивид не может реализовать свои цели в одиночку и потому объединяется с другими людьми. Учреждение или институт (больница, приют и т.д.) могут создаваться государственным или общинным актом, равно как актом одного или нескольких человек, преследующих общий интерес. Учредительский акт является самоцелью, центром интересов многих людей. В корпорации общий интерес поддерживается составляющими ее людьми, в учреждении он подкрепляется составленным из вкладов учредителей имуществом. Однако для возникновения юридического лица общий интерес должен быть поддержан государством.
Вместе с тем ученый признавал, что воля юридического лица, установленная решением большинства членов корпорации, есть воля самого союза, отличная от воли составляющих его людей. Он соглашался с Гирке, что корпорации обладают правоспособностью и деликтоспо-собностью и даже сами могут быть обижены2.
Доктрина «коллективных интересов» Морандьера. В середине 50-х гг. XX столетия теории Иеринга и Карловы были развиты французским ученым Луи Жюлио де Морандьером. По его мнению, моральные или юридические лица - это объединения коллективных интересов, которые рассматриваются правом как субъекты прав3.
Теория «коллективной собственности» Планиоля. Впоследствии идеи и взгляды, высказанные сторонниками теории интересов, были восприняты и развиты многими юристами. Некоторые ученые полагают, что интересы могут быть не только индивидуальными, свойствен-
' Kniep. Societas publicanorum. Т. I. 1896; Суворов Н.С. Об юридических лицах по римскому праву. С, 143-144.
3 Karlowa. Rumische Rechtsgeschichte. 1885; Zur Lehre von den jiiristischen Personen // Griln-hut's Zeitschrift fur das privat und offentliche Rechl der Gegenwart. T. XV; Суворов Н.С. Об юридических лицах по римскому праву. С. 104-112.
3 См.: Морандьер Л.-Ж. де. Гражданское право Франции. М., 1948. С. 48.
150
§ 5. Теории правоведов, не признающих самостоятельное значение
_______________________юридического лица_______________________
ными человеку, но и коллективными, выразителем которых является юридическое лицо. В конце XIX века возникла теория коллективной собственности, которая имела множество модификаций и развивалась преимущественно французскими правоведами. Законченное выражение она получила в трудах П. Планиоля.
По мнению Планиоля, юридическое лицо - это коллективное имущество, взятое от других и состоящее в отличном от индивидуальной собственности обладании более-менее значительной группы людей. Коллективная собственность отличается от общей долевой собственности тем, что никто из ее участников не может в отдельности ни владеть, ни пользоваться, ни распоряжаться этим имуществом. Например, нация пользуется военными крепостями, но ни один гражданин не вправе ими пользоваться единолично.
Юристы игнорировали эту собственность, прикрывая ее фикцией юридических лиц, которым приписывали имущество. Утверждение, что в фажданском обороте коллективная собственность выступает так, как если бы это была индивидуальная собственность, является ложным. Вместо признания, что существуют два вида собственности, говорится, что существуют два вида личности. Миф о юридическом лице необходимо заменить положительным понятием, которым может быть только коллективная собственность. Юридическое лицо есть лишь форма или прием коллективного обладания имуществом, средство упростить управление этим имуществом. Субъектом прав на это имущество является коллектив составляющих его людей1.
Взгляды Биндера. Германский правовед Биндер также полагал, что совокупность людей может быть субъектом права, если таковым считать не реальное существо, а некую мыслительную форму, с которой связано юридическое правоотношение. Корпорация есть союз лиц, коллектив, состоящий из членов, а отнюдь не мистическое совокупное лицо. Корпорация как таковая не имеет ни органов, ни воли.
Раздельная ответственность корпорации и ее членов допускается законодателем по практическим соображениям. На самом деле за долги отвечает не корпорация, а члены корпорации, которые несут ответственность общим корпоративным имуществом. Ограничение ответственности членов союза по его долгам объясняется тем, что корпорация является постоянным и непрерывным союзом. Поэтому его имущество обслуживает только цели союза. В силу тех же причин возможна про-
' Planiol P. Traite elementarie de droit civil. 1906. Т. 1. С. 1050-1051 (см.: Гамбаров Ю.С. Курс гражданского права. Т. 1. С. 452); БратусьС.Н. Субъекты гражданского права. С. 84-85.
Глава HI. Сущность юридического лица
цессуальная правоспособность корпорации и деятельность ее представителей в лице правления'.
Позднее Биндер изменил свою точку зрения, признав наличие юридической личности у корпорации и учреждения, поскольку они есть проявления социального существования человека2.
Концепция «управляющих». Заслуживают внимания появившиеся в конце XIX - начале XX в. учения, авторы которых, развивая мысль Иеринга, что субъект права есть субъект пользования, которым может быть только живой человек, пришли к заключению, что субъектами прав юридического лица являются его управляющие.
Теория «администрации» Сермана. Любопытный вывод сформулировал швейцарский ученый Серман, утверждая, что истинным субъектом прав в юридическом лице являются те его участники, которые действуют от его имени и определяют его волю, когда речь идет о размещении капитала, об отчуждении или приобретении имущества и т.д. Это лица, определяемые внутренним устройством корпорации, которые пользуются правами администрации, реализуя цели союза3.
Взгляды Гельдера. Аналогичное заключение сделал немецкий юрист Гельдер, полагая, что субъектами прав и обязанностей учреждения являются его должностные лица, администраторы, которые управляют учреждением в интересах других лиц. Однако это не значит, что власть органа учреждения имеет своим источником чужую волю. Эта власть принадлежит собственно управителям и есть продукт их воли. Таким образом, администратор учреждения - это не орган юридического лица, но орган общества, которое передало ему право управления имуществом, представитель обслуживаемых учреждением людей.
Юридическое лицо есть техническое средство для обозначения должностного лица или товарищеского имущества. В обоих случаях субъектами права являются люди - должностные лица или товарищи, которые в силу соглашения соединили воедино свое имущество для достижения определенной цели. Юридическое лицо не является самостоятельным лицом, им может быть только человек как субъект деятельности, имеющей юридическое значение. Юридическое лицо - это персонифицированное юридическое отношение, частично должностное,
' Binder. Das Problem der jilristischen Personlichkeit. 1907; Братусь С.Н. Юридические лица в советском гражданском праве. С. 89-91.
1 Binder. Philosophie des Rechts. Berlin, 1925; Братусь С.Н. Юридические лица в советском гражданском праве. С. 87-91.
3 Serment. Associations et cirporations. 1877; Суворов Н.С. Об юридических лицах по римскому праву. С. 189-194.
152
§ 5. Теории правоведов, не признающих самостоятельное значение _______________________юридического лица_______________________
частично корпоративное, принадлежащее к области публичного права, но в силу фикции трактуемое как права и обязанности частного лица1.
Оценка изложенных теорий. Перечисленные теории неоднократно подвергались критическому анализу со стороны многих ученых.
Л.Л. Герваген возражал против теории «интереса» Иеринга, говоря, что в ней смешались такие разные и утвердившиеся понятия, как право собственности и право пользования. Следуя логике Иеринга, необходимо признать больных собственниками имущества больницы, пассажиров железной дороги собственниками имущества этой дороги, квартирантов - собственниками нанятой квартиры, бедных собственниками ночлежного дома и т.д. Иеринг не различал право пользования и фактическое пользование, которое в ряде случаев может осуществляться без права и даже вопреки праву (например, слушание музыки под окном концертного зала юридически безразлично, а проезд без билета -правонарушение)2.
Противоречивость взглядов Иеринга отмечал НС. Суворов, подчеркивая, что юридическое лицо сохраняется для внешних отношений, но считается неспособным быть субъектом права3.
Как писал Е.Н. Трубецкой, следуя учению Иеринга, мы признаем субъектами прав богадельни стариков, нищих, больных и т.д. Но никто из них не имеет права на поступление в богадельню, они принимаются туда из человеколюбия, следовательно, не они субъекты присвоенных богадельне прав. Иеринг понимал субъекта права слишком натуралистически.
Между тем возможность существования идеальных субъектов права обусловлена самой природой правоотношения. Юридическое отношение - это всегда идеальное отношение между лицами. Право собственности не есть физическое взаимодействие человека с вещью, право пользования не есть фактическое обладание4.
Схожее замечание высказывал С.Н. Братусь. По его мнению, трактуя реальность субъекта в натуралистическом смысле, Иеринг не увидел той общественной реальности, которая опосредуется фигурой юридического лица5.
А. Гольмстен отмечал, что, отрицая фикцию юридического лица, Иеринг фактически признавал ее. Корпорациям и учреждениям во
1 Holder. Natiirliche und jUristishe Prinzipienlehre. 1905; Братусь С.Н. Юридические лица в советском гражданском праве. С. 8791.
2 См.: Герваген Л.Л. Развитие учения о юридическом лице. С. 79-82.
3 См.: Суворов Н.С. Об юридических лицах по римскому праву. С. 145.
4 См.: Трубецкой Е.Н. Энциклопедия права. С. 178,183.
3 См.: Братусь С.Н. Юридические лица в советском гражданском праве. С. 83.
153
Глава III. Сущность юридического лица
внешних отношениях приписываются права, во внутренних отношениях права в действительности принадлежат людям, пользующимся выгодами корпораций и учреждений. То, чему приписывается право, есть лишь «фигурант», а субъектами права являются пользователи, выгодоприобретатели. Так называемые внешние отношения есть, по сути, права самого юридического лица, а внутренние отношения есть права физических лиц по отношению к юридическому лицу. Иеринг считал, что юридическое лицо здесь фигурирует как личность, а права ему приписываются, признавая тем самым и фикцию юридического лица1.
Анализируя теорию Больце, Л.Л. Герваген писал, что она содержит множество интересных и справедливых выводов, например, о возможности принадлежности права нескольким лицам вместе (общее право). Однако применительно к имуществу корпорации и учреждения нет такого общего права собственности, которое принадлежало бы всем ее членам вместе, но ради пользы каждого отдельного члена, а имеются люди, на которых возложена обязанность управления и распоряжения, и люди, у которых есть известное право пользования этим имуществом2.
Давая оценку концепции «коллективной собственности» Пла-ниоля, профессор С.Н. Братусь заметил, что она игнорирует цель и объективно складывающееся волевое единство, которые определяют деятельность общественных образований3.
Против теории администрации выступал Е.Н. Трубецкой, утверждая, что лица, заведующие больницей или богадельней, не могут считаться субъектами прав на имущество учреждения, поскольку, совершая для него юридические сделки, они действуют не по собственному праву, а в качестве представителей учреждения как юридического лица4.
Аналогичную мысль высказал французский ученый Л. Дюги, подчеркнув, что орган юридического лица сам не является лицом, а обладает компетенцией5.
Вместе с тем необходимо отметить, что в рассуждениях ученых, раскрывающих сущность юридического лица, есть много справедливых утверждений и весьма интересных выводов.
Как считал профессор С.Н Братусь, значение теории «интереса» Иеринга заключается в том, что она не отрывает юридическое лицо от живых людей и их отношений.
1 См.: МейерД.И. Русское гражданское право. Ч. 1. С. 120-121.
2 См.: Герваген Л.Л. Развитие учения о юридическом лице. С. 82-88.
3 См.: Братусь С.Н. Юридические лица в советском гражданском праве. С. 84-87.
4 См.: Трубецкой Е.Н. Энциклопедия права. С. 183.
5 См.: Хохлов Е.Б., Бородин В.В. Понятие юридического лица: история и современная трактовка. С. 156-157.
154
§ 6. Агностические теории
Теория «коллективной собственности» Планиоля также содержит рациональное зерно, учитывает живых людей, их права и обязанности по поводу имущества, принадлежащего юридическому лицу.
Столь различные на первый взгляд доктрины юристов Гельдера и Биндера правильно показывают, что не столько имущество, сколько определенная организация является существенным моментом в формировании и создании юридического лица1.
Итак, несмотря на противоречия во взглядах, каждый из авторов названных концепций, несомненно, способствовал дальнейшему развитию учения о юридическом лице.
§ 6. АГНОСТИЧЕСКИЕ ТЕОРИИ
Некоторые исследователи вообще отрицают не только реальность юридического лица как субъекта, но даже необходимость для права самого этого института, считая бесплодными любые попытки выяснить его сущность. Они называют юридическое лицо центром, созданным правопорядком, точкой приложения прав и обязанностей. По мнению этих правоведов, значение юридического лица состоит в том, что некое организационное единство людей выступает вовне как единое целое. В. Б. Ельяшевич назвал подобные теории агностическими2. Рассмотрим некоторые из них.
Доктрина «приложения прав» Рюмелина. Германский юрист Рюмелинъ считал, что права и обязанности могут быть соединены не только с корпорациями, малолетними и безумными, но также с любым понятием или именем, например с номером 1891, с животным, с домом, с парком.
Юридическое лицо есть некий опорный пункт (Beziehungspunkt, Anknupfungspunkt), к которому можно относить имущество, права и обязанности. Однако для того, чтобы предоставленное право имело значение, необходимо соединить его с человеческой волей, которая использует это право и делает его действительным. Поэтому всякое юридическое лицо связано с людьми, разумная деятельность которых поставлена на службу. Следовательно, при каждом таком «опорном пункте» должны существовать люди, разумная деятельность которых осуществляет эти права.
1 См.: Братусь С.Н. Юридические лица в советском гражданском праве. 83-84,90-91.
2 Ельяшевич В.Б. Юридическое лицо, его происхождение и функции в римском частном праве. С. 22.
3 Rumelin. Metodisches Uber jUristische Personen. Freiburg, 1891.
155
Глава III. Сущность юридического лица
Поскольку возможно существование бессубъектных прав, нет надобности каждый «опорный пункт» называть юридическим субъектом. Сущность юридического лица состоит в том, что оно есть опорный пункт для совокупности прав и обязанностей, при помощи этого критерия следует проводить разницу между юридическим лицом и товариществом, в котором права и обязанности принадлежат индивидам, а отличный от индивидов «опорный пункт» отсутствует1.
Концепция Еллинека. Представитель юридической школы госу-дарствоведов Еллинек полагал, что понятие субъект права - это юридическая абстракция, созданная правопорядком. Правопорядок может сделать юридической личностью любое единство, в том числе человеческий коллектив. Физическое и юридическое лица как субъекты права -это юридические абстракции, продукты правопорядка.
Как считал С.Н. Братусь, по сути теория Еллинека сводит юридическое лицо к фикции2.
Взгляды Кельзена. По мнению юриста Кельзена, юридическое лицо - это искусственное мыслительное средство, персонификация норм, регулирующих поведение одного человека или множества людей. При этом Кельзен признавал, что только человек может быть управомо-ченным и обязанным в том смысле, что его поведение становится содержанием правовой нормы. Лицо - это форма, человек - содержание3.
Учение Вольфа. Немецкий правовед Ганс Вольф категорически отрицал реальность юридического лица. По его мнению, объективной реальностью является только человек, его индивидуальные интересы и воля. «Волевое единство» и «общие интересы» суть фикции. Упряжка двух лошадей не создает одного хвоста вместо двух. Несколько однородных волевых актов не создают единой воли, а лишь производят согласованную совместную деятельность людей. Поэтому фиктивна трактовка юридического лица как реальности, фиктивно признание воли органа волей «единства», фиктивно уравнение воли управляющего с «общей волей» корпорации, фиктивно отождествление различных совокупностей людей и превращение их в личности.
Юридическое лицо есть идеальная, мысленная связь юридических фактов, отношений и норм. Оно - часть правопорядка, субъект в юри-дико-техническом смысле слова. Главное в юридическом лице - его
§ 6. Агностические теории
' См.: Суворов НС. Об юридических лицах по римскому праву. С. 117-118; Братусь С.Н. Юридические лица в советском гражданском праве. С. 91-93.
2 Jellineck. System der subjektiven offentlichen Rechte, 1892; Братусь С.Н. Юридические лица в советском гражданском праве. С. 93.
3 Kelsen. Allgemeine Staatslehre. 1925; Братусь С.Н. Юридические лица в советском гражданском праве. С. 95-96.
156
организация, которая не является ни фикцией, ни созданием государства. Государство лишь регулирует деятельность юридических лиц.
Юридическое лицо обладает признаками, резко отличающими его от человека, как субъекта права: оно существует независимо от смены членов и управляющих; вышедшие участники теряют связь с имуществом, а вновь пришедшие приобретают все предусмотренные уставом права и обязанности; его органы действуют в интересах юридического лица, которое отвечает за их действия своим имуществом (ответственность в виде уменьшения общего имущества) и т.д.1
Оценка агностических концепций. Таким образом, несмотря на многообразие предпосылок и доводов, все теории, отрицающие понимание юридического лица как субъекта права, сходятся в одном. Юридическое лицо - это юридическая абстракция или фикция, созданная правопорядком, опорный пункт приложения прав и обязанностей или комплекса правовых норм.
Большинство ученых, приверженцев самых разных взглядов на сущность юридического лица, нашли эти объяснения неудовлетворительными. В правовой литературе неоднократно отмечалось, что теории «приложения прав» совершенно запутывают понятие юридического лица, низводят реальное общественное явление до мыслительной, абстрактной формы. Трактовка юридического субъекта как персонификации части правопорядка уподобляет ее рассказу барона Мюнхаузена о том, как он вытащил себя из болота за волосы: выходит, что нормы права являются субъектами права, а субъективные права носят сами себя.
Однако в рассуждениях ученых, отрицающих юридическую личность, есть справедливые утверждения и весьма интересные выводы.
Как отмечал С.Н. Братусь, именно Вольф раскрыл существенные признаки юридического лица: независимость от смены участников, имущественная обособленность, выступление в обороте от своего имени через управляющих, ответственность только имуществом организации. Указанные признаки бесспорны, хотя реальность юридического лица Вольф не признавал, рассматривая его как комплекс не переходящих в новое качество правоотношений между людьми2.
Агностики считали, что субстратный подход, направленный на поиски сущности юридического лица, является тупиковым, и по-своему пытались решить эту проблему. Их теории также способствовали дальнейшему развитию цивилистической науки.
' Wolff. Organshaft und juristische Person. 1933; Братусь С.Н. Юридические лица в советском гражданском праве. С. 96-98.
2 См.: Братусь С.Н. Юридические лица в советском гражданском праве. С. 96-98.
157
Глава III. Сущность юридического лица
§ 7. Юридическое лицо с точки зрения русской дореволюционной цивилистики
Для выяснения сущности юридического лица русские правоведы XIX столетия изучали различные доктрины, господствовавшие в юриспруденции в России и за рубежом.
Развитие теории фикции (олицетворения). Большинство русских ученых высказались в пользу теории фикции для объяснения понятия и сущности юридического лица. Наиболее авторитетные цивилисты считали юридическое лицо искусственным субъектом, созданным правом и применяемым к реальным общественным явлениям. Аргументы в защиту своих концепций они также приводили на основе анализа источников римского права.
Учение Г.Ф. Шершеневича. Рассматривая точки зрения зарубежных ученых о юридических лицах, профессор Г.Ф. Шершеневич писал, что юридическое отношение предполагает активных субъектов. Право есть явление общественное и установлено людьми для удовлетворения их потребностей. Следовательно, субъектами права являются люди.
Однако последовательное проведение этого принципа невыгодно самим людям и обществу. В некоторых ситуациях возникает необходимость обособить имущество, посвященное общей цели. Например, в акционерном соединении множество лиц складывают небольшие взносы в значительный капитал для достижения общей экономической цели. Чтобы решить поставленные задачи без создания юридического лица, объединенное имущество пришлось бы вручить одному или нескольким лицам, которые от своего имени совершали бы все необходимые действия. Общий капитал слился бы с частным имуществом управителей и мог бы подвергнуться взысканию со стороны их кредиторов. Кто при такой опасности решится сделать взнос?1
Выход из затруднения может быть найден, если на место действительных физических лиц поставить воображаемое лицо, фиктивного субъекта и сделать его участником всех отношений, установленных для общей цели. Этот искусственный субъект становится центром юридических отношений, преследующих общую цель, юридическим средством обособления и достижения экономических интересов многих людей. Создание такого лица сохраняет стройность юридических понятий и облегчает достижение жизненной потребности, для которой обособляется имущество.
' См.: Шершеневич Г.Ф. Русское гражданское право. М., 1995. С. 89.
158
§ 7. Юридическое лицо с точки зрения русской дореволюционной __________________________цивилистики__________________________
Юридическое лицо как правовое средство позволяет нескольким независимым субъектам объединить свои капиталы и сосредоточить в одних руках значительные денежные ресурсы путем передачи их в собственность создаваемой организации.
Г.Ф. Шершеневич возражал приверженцам теории «бессубъектного» имущества, говоря, что они смешали вопрос о принадлежности имущества с вопросом о его назначении и допустили возможность существования права без субъекта.
Выступая против концепций, отрицающих понятие юридического лица, он подчеркивал, что пользование правом не всегда принадлежит тому, чье право; назначение имущества не определяет его принадлежность. По мнению ученого, в отличие от простого пользователя какими-то выгодами, обладатель субъективного права может защищать свое право посредством судебного иска, т.е. опираясь на силу государственного принуждения. Аналогичное требование может быть предъявлено и к нему. Очевидно, что если иск предъявлен к ночлежному дому, то ответчиками не являются его посетители.
При этом Г. Ф. Шершеневич признавал справедливым утверждение, что в основе юридического лица лежат реальные потребности живых людей, но подчеркивал, что юридические лица есть искусственно созданные самой жизнью или законодателем субъекты, которым даются права для охраны человеческих интересов. Он считал необоснованными аргументы противников применения фикции в праве, с точки зрения которых фикция не объясняет явлений действительности, а дает только мнимое понятие, отвлекающее от жизни. По его мнению, фикция есть теоретический прием, успешно используемый и в других науках, например воображаемые линии - параллели и меридианы - в географии.
Под юридическим лицом ученый понимает все то, что, не будучи физическим лицом, признается со стороны закона способным, ввиду определенной цели, быть субъектом права. Юридическое лицо есть самостоятельный субъект, существующий независимо от составляющих или учредивших его физических лиц и обладающий только имущественной правоспособностью. Прав, связанных с физической природой человека (брачных, семейных и т.п.), юридическое лицо, как субъект фиктивный, не имеет.
Свою деятельность юридическое лицо осуществляет через представителей, восполняющих недостаток дееспособности фиктивного субъекта. Полномочия представителей или органов юридического лица выражаются в законе (для публичных учреждений), договоре или уставе (для товариществ) либо волей учредителя (если это частное учреждение). Действия органов в пределах их полномочий рассматриваются как
159
Глава III. Сущность юридического лица
действия самого юридического лица, у которого в результате этих действий возникают права и обязанности. За уголовно наказуемые деяния отвечают сами представители, юридическое лицо уголовной ответственности нести не может1.
Взгляды A.M. Гуляева. Аналогичной точки зрения придерживался профессор A.M. Гуляев.
Он писал, что юридическое лицо есть искусственно созданный субъект, за которым объективное право признает свойства юридического лица. Для бытия юридического лица необходим физический состав, а также наделение этого состава имущественной правоспособностью, совершаемое в силу специального закона либо в силу признания органами исполнительной власти соответствия целей и характера физического состава требованиям общего закона о юридических лицах.
По мнению A.M. Гуляева, юридическое лицо, как субъект воображаемый, лишено дееспособности. Волю его определяет большинство членов либо закон или устав, если речь идет об учреждениях. Для приведения в действие этой воли юридическое лицо нуждается в представителях, полномочия которых также устанавливаются в соответствии с уставом или законом2.
Позиция Е.Н. Трубецкого. Профессор Е.Н. Трубецкой также назвал юридическое лицо собирательным, искусственным субъектом.
Юридическое лицо создается для удовлетворения общественных потребностей или для осуществления коллективных интересов группы частных лиц, а правами его наделяет закон.
По мнению ученого, юридическое лицо существует при наличии следующих условий:
1) длящаяся, постоянная цель организации;
2) материальный субстрат, т.е. имущество, предназначенное для определенной цели, либо определенные физические лица, либо и то и другое вместе;
3) юридическое признание со стороны государственной власти3. Точка зрения И.М. Тютрюмова. Приват-доцент И.М. Тютрюмов
в комментарии к одному из проектов Гражданского уложения подчеркивал, что существенный признак всякого юридического лица состоит не в зависимости его существования от перемен в его личном составе, не в раздельности имущества товарищества от имущества товарищей, а
'См.: ШершеневичГ.Ф. Учебник русского гражданского права. С. 88-93; Он же. Курс гражданского права. С. 115-119.
2 См.: Гуляев А. М. Русское гражданское право. Обзор действующего законодательства и проекта Гражданского Уложения. СПб., 1907. С. 44-47.
3 См.: Трубецкой Е.Н. Энциклопедия права. С. 167-175.
160
§ 7. Юридическое лицо с точки зрения русской дореволюционной
__________________________цивилистики__________________________
в том, что оно, не будучи физическим лицом, является самостоятельным субъектом права. Поэтому всякое установление и всякое соединение лиц, которое в силу закона признается способным иметь самостоятельные имущественные права, есть юридическое лицо1.
Концепция В.Б. Ельяшевича. Известный историк римского права В.Б. Елъяшевич полагал, что юридическое лицо есть не что иное, как прием юридической техники, используемый для облегчения участия в гражданской жизни общественных объединений, торговых товариществ, публичных и частных учреждений и тому подобных образований. Он подробно проследил процесс возникновения в праве юридических лиц и убедительно показал, что юридические лица были вызваны к жизни потребностями имущественного оборота. Как писал В.Б. Ельяшевич, найденный юридической техникой прием был гениальным по простоте: в отношениях с третьими лицами к сложным организациям применяются те же нормы, что и к отдельным лицам. Благодаря этому сложные по своей структуре объединения получают возможность принимать участие в гражданском обороте с чрезвычайной легкостью и удобством. Как бы своеобразно ни складывались отношения внутри организации, во внешнем обороте это не проступает2.
Развитие доктрины социальной реальности. Многие исследователи, напротив, подчеркивали, что юридическое лицо - не просто искусственный субъект, но социальная реальность, оживляемая действующими от его имени людьми.
Позиция Д.И. Мейера. Профессор Д.И. Мейер не считал убедительной позицию Савиньи и Пухты, которые строили юридическую личность посредством вымысла.
По мнению ученого, юридическое лицо не является фикцией, его существование не вымышленное, а действительное, хотя и не наглядное. Совокупность физических лиц и общественное заведение одаряются правами не потому, что придумываются с целью получить права. Напротив, поскольку они наделяются правами, постольку становятся личностями, ибо с точки зрения права субъект прав и лицо - понятия тождественные. Аналогичным образом человек - физическое лицо -признается лицом только потому, что общество приписывает ему значение субъекта прав.
1 См.: Гражданское Уложение. Проект Высочайше учрежденной Редакционной Комиссии по составлению Гражданского Уложения. С объяснениями, извлеченными из трудов Редакционной Комиссии и с приложением законопроекта об авторском праве, одобренного Государственной Думой / Под ред. И. М. Тютрюмова. Т. 2. С. 813.
2 См.: Ельяшевич В.Б. Юридическое лицо, его происхождение и функции в римском частном праве. С. 329-332,449-454.
161
Глава III. Сущность юридического лица
Более того, нет других лиц, кроме физических и юридических. Значит, если сводить юридические лица к вымыслу, то нужно признавать их вымышленными физическими лицами. Однако никто этого не делает, включая тех юристов, которые принимают вымысел за основание юридической личности. Наоборот, все признают, что юридическое лицо есть особенное учреждение, следующее своим отдельным законам и представляющее свою самостоятельную теорию1.
Д. И. Мейер называл юридическое лицо субъектом права, который не подходит под понятие физического лица. Он подчеркивал, что юридическое лицо есть субъект права только по исключению и потому всегда нуждается в признании со стороны общественной власти2.
Концепция Н.С. Суворова. Профессор Н.С. Суворов являлся сторонником реалистического подхода к изучению юридического лица. Он подчеркивал, что юридическое лицо - это не фикция и не целевое имущество.
Субстратом юридического лица являются живые люди. По сути юридическое лицо есть общественная организация или общественный организм, имеющий значение как для частного, так и для публичного права. Это - субъект имущественных прав, связное целое, составляющееся из наличных членов и органов этих общественных организаций в их связи и единстве3.
Учение И.А. Покровского. Профессор И.А. Покровский также полагал, что понятие субъекта прав в значительной мере условное и вполне применимое к производным (юридическим) лицам. По его мнению, юридическое лицо не есть что-то мертвое и безжизненное - это некая социальная реальность, живая клеточка социального организма. Жизненность и активность ему придает воля корпорации или учредителя, продолжающая одушевлять созданное ею учреждение. Забвение этого элемента составляет основной порок теории фикции.
Юридическое лицо обладает правоспособностью, для которой закон может установить некоторые пределы, признав ее специальной только для целей организации. Оно имеет право на имя и право на честь, ибо деловая репутация имеет огромное значение для успеха деятельности юридического лица.
Юридическое лицо отвечает за правонарушения (деликты), допущенные как отдельными представителями, так и корпорацией в целом. В известных пределах на него может быть возложена даже уголовная
1 См.: МеперД.И. О юридических вымыслах и предположениях, о скрытных и притворных действиях // Уч. зап. Казанского ун-та. Кн. ГУ. 1853. С. 29-30.
2 См.: МеперД.И. Русское гражданское право. Ч. 1. С. 120-121.
3 См.: Суворов Н.С. Об юридических лицах по римскому праву. С. 182-183.
162
§ 7. Юридическое лицо с точки зрения русской дореволюционной
_____ цивилистики__________________________
ответственность (в виде штрафа), поскольку юридическое лицо составляет живое продолжение индивидуальных лиц, личность и воля которых присутствуют в созданном ими образовании1.
Взгляды В.И. Синайского. Как писал профессор В.И. Синайский, лицом в праве называется правообладатель, точнее носитель прав и обязанностей. Под именем юридического лица следует разуметь также носителя прав и обязанностей, но в противоположность лицу физическому, не человека, а союз лиц или учреждение.
Теория фикции, полагающая юридическое лицо существом вымышленным, на самом деле не существующим, недостаточно учитывает тот факт, что юридические лица существуют, и в этом смысле они реальны, а не фиктивны. Как реальные субъекты права, юридические лица обладают правоспособностью, дееспособностью, в том числе деликто-способностью. Причем они могут иметь не только имущественные, но и личные права (право на имя, право на честь и т.п.) .
Теории ученых, не признающих юридическое лицо самостоятельным субъектом права.
Точка зрения Н.М. Коркунова. Последователь Иеринга, профессор Н.М. Коркунов считал, что носителем права может быть только человек, а юридическое лицо - это всего лишь способ существования правовых отношений людей, входящих в его состав.
Цель юридического лица - те же человеческие интересы, только общие для определенной группы людей. Деятельность юридического лица - это деятельность его членов или их представителей. Воля юридического лица - это воля отдельных личностей.
Вместо того чтобы разграничить тождественные интересы целого ряда личностей, юридические нормы рассматривают несколько однородных интересов как один интерес, а группу людей - как один субъект юридического отношения - юридическое лицо. Это не более чем технический прием, упрощающий взаимоотношения заинтересованных людей3.
Теория «общественного обладания» Ю.С. Гамбарова. По мнению профессора Ю.С. Гамбарова, юридическое лицо представляет собой искусственное распространение понятия субъекта права от единичного физического лица на идеальное единство многих физических лиц или имуществ, служащих определенной цели, которое приравнено в силу фикции к понятию того же физического лица как субъекта права.
' См.: Покровский И.А. Основные проблемы гражданского права. М., 1998. С. 157-158. 1 См.: Синайский В.И. Русское гражданское право. М., 2002. С. 113-114, 119-122. 3 См.: Коркунов И. М. Лекции по общей теории права. СПб., 1914. С. 148.
163
Глава III. Сущность юридического лица
Ученый полагал, что единственным субъектом права может быть только человек.
Сущность юридического лица заключается в том, чтобы предоставить права группе или коллективу людей. Он соглашался с Планиолем, что юридическое лицо есть коллективное имущество, коллективная собственность группы людей, поэтому юридическое лицо следует рассматривать не в разделе «субъекты права», а в учении об «общественном или коллективном обладании».
При этом Ю.С. Гамбаров подчеркивал, что юридические лица существуют независимо от осознания или признания их правом. Юридическое лицо - это объективное общественное явление1.
Агностическая теория Н.Л. Дювернуа. Некоторые ученые дореволюционной России также отрицали необходимость понятия юридического лица для правоведения, считая его излишним либо непригодным для раскрытия действительных общественных отношений.
Профессор Н.Л. Дювернуа писал, что римские цивилисты не разделяли правоспособных субъектов, лиц, на две категории - физических и не-физических, иначе называемых юридическими, фиктивными, мыслимыми.
Это объяснялось, во-первых, относительной неразвитостью имущественных отношений, участниками которых были преимущественно люди, а не союзы. Во-вторых, понятие личности представлялось римским философам достаточно обособленным от отдельного человека. Например, вполне волеспособный раб не признавался в римском обществе правоспособным.
В то же время принадлежность имущества городу или корпорации, обособленность их долгов и требований от обязательств отдельных людей была очевидна. Придумывать их правоспособность было незачем, ибо в гражданском обороте они функционировали так же, как полноправный человек. Такая конструкция вполне удовлетворяла потребностям юридической практики.
Римские юристы употребляли термин лицо для обозначения абстрактного правообладателя, правоспособного субъекта. Лицо или субъект прав - это юридическая абстракция, переработка живого явления, будь то человек или союз людей. Римское право связывало понятие правоспособное лицо с живым человеком и так же легко разрывало эту связь, низводя человека до категории вещей или придавая личный характер обладанию там, где обладателем нельзя было назвать конкретного индивида.
1 См.: Гамбаров Ю. С. Курс гражданского права. Т. 1. С. 447-450.
164
§ 7. Юридическое лицо с точки зрения русской дореволюционной ______________________цивилистики_______________________
Философы и правоведы XIX в. не допускали обезличения человека, но и не представляли себе лица вне отдельного человека. Признав один раз личностью только разумного и волеспособного субъекта, юристы закрыли себе путь к объяснению целого ряда явлений гражданской правоспособности, выходящей за пределы правоспособности физического лица. Если человек правоспособен в силу того, что он разумен и воле-способен, то на какой основе будет держаться правоспособность при отсутствии личной воли и разума?
Н.Л. Дювернуа считал, что эта порочная предпосылка вызвала массу недоразумений, привела к попыткам очеловечить союзные образования, наделить их разумом и волей либо, наоборот, вовсе обойтись без субъекта там, где, по мнению ученых, существует имущество, посвященное и принадлежащее некой цели. Ближе всех к правильной постановке вопроса о юридическом лице подошел Савиньи. Своей теорией, «персонификации», или «олицетворения», ныне господствующей в учебниках, он перенес проблему на юридическую почву, указав, что к формам союзного обладания надо применять по аналогии те же конструкции, что и к формам личного обладания.
Однако Н.Л. Дювернуа был не согласен с предложенным Савиньи делением правоспособных лиц на физических и юридических, считая, что законодательство и практика вполне могут обходиться терминами лицо или субъект права1.
Оценка достижений дореволюционной российской цивилистики. Представляется, что несомненной заслугой российских правоведов явилось перенесение дискуссии о понятии и сущности юридического лица из сферы отвлеченных и абстрактных рассуждений идеалистической философии в область публичного и частного, гражданского права. Главным вопросом для ученых стал вопрос о том, для чего предназначено юридическое лицо и как законодатель должен обращаться с этим понятием.
Концепция юридического лица как искусственного субъекта права, создаваемого или признаваемого законом для реализации определенных целей и человеческих потребностей, наделенного имуществом и осуществляющего свою деятельность через живых людей, отвечает потребностям юридической практики.
Разработанные учеными доктрины юридического лица нашли свое отражение в проекте Гражданского уложения (ст. 13-30), который впервые принял сам термин юридическое лицо, до этого употреблявшийся лишь в трудах философов и разъяснениях Правительствующего Сената.
1 См.: Дювернуа Н.Л. Чтения по гражданскому праву. Т. 1. С. 257-276.
165
Глава III. Сущность юридического лица
Так, в ст. 13 проекта было сказано, что юридическими лицами признаются:
1) казна и другие государственные и общественные установления, имеющие свое отдельное имущество;
2) частные общества, товарищества и установления1.
Несмотря на то что Гражданское уложение осталось проектом, многие теоретические выводы, сделанные представителями русской цивилистической науки относительно сущности юридического лица, были восприняты Гражданским кодексом РСФСР 1922 г. и последующим законодательством.
Как видим, большинство русских ученых XIX в. были сторонниками теории фикции (олицетворения), развивая в своих трудах ее основные положения, и лишь незначительная часть правоведов высказались в поддержку теории юридического лица как реального субъекта права.
§ 8. Доктрины российских правоведов советского и постсоветского периода о сущности юридического лица
(1917-1994 гг.)
Национальная экономика СССР изначально строилась как единое социалистическое государственное предприятие, управляемое из одного центра и являющееся частью государственного аппарата. Фактически в стране остался единственный хозяйствующий субъект, одно юридическое лицо - государство, а отдельные предприятия мыслились как особые хозяйствующие органы. Когда выяснилось, что внутри этого огромного государственного синдиката при обилии вертикальных иерархических связей нельзя обойтись без прямых горизонтальных отношений между отдельными предприятиями и организациями, возникла потребность в определении их юридической личности2.
Советская правовая наука была неразрывно связана с политикой и полностью подчинена догматам партийно-государственной идеологии марксизма-ленинизма. Но даже в этих стесненных условиях, когда господствующими формами юридического лица стали государственные предприятия, учреждения и организации, цивилисты продолжали развивать учение о юридическом лице, пытаясь раскрыть и показать его сущность применительно к сложившейся экономической и политической ситуации.
1 См.: Гуляев А. М. Русское гражданское право. Обзор действующего законодательства и
проекта Гражданского Уложения. С. 43.' "См.: Хохлов Е.Б., Бородин В.В. Понятие юридического лица: история и современная
трактовка. С. 156-157.
166
§ 8. Доктрины российских правоведов ... о сущности юридического лица
Природа государственного юридического лица. В первые годы советской власти было выдвинуто несколько теорий о природе государственного треста как юридического лица, которые так или иначе пытались применить традиционные подходы к этому понятию в условиях социалистической действительности.
Тресты рассматривались как:
1) обособленные центры сосредоточения гражданских прав и обязанностей;
2) своеобразные частные предприятия, построенные по образцу капиталистических предприятий, права собрания акционеров в которых осуществлял ВСНХ;
3) персонифицированная часть государственного имущества1.
Профессор Е.А. Фпейшиц считала, что в юридической личности государственного органа персонифицируется не само имущество, а именно государственный орган как хозяйственная организация. Но поскольку юридическим лицом может быть только собственник имущества, то тресты и иные государственные организации есть формирующиеся, но еще «недоразвившиеся» юридические лица2.
Профессор Б. С. Мартынов полагал, что сущность треста заключается в доверенном управлении государственным имуществом, организованном в особое предприятие для производства хозяйственных операций на правах юридического лица, наделение которыми является прежде всего техническим приемом, при помощи которого облегчается участие в обороте данной имущественной массы3.
По мнению профессора А.В. Бенедиктова, государственный трест обладает двоякой природой. Как орган государства, он выступает в отношениях, лишенных товарного содержания. Поскольку это отношения внутри государственного механизма, они по своей природе не правовые, а организационно-технические. Трест участвует в правоотношениях в качестве юридического лица, если закрепленное за ним имущество включается в сферу товарного оборота, механизм которого требует, чтобы один и тот же хозяйствующий субъект (государство) выступал в обороте не в одном, а в нескольких лицах. Наделение хозрасчетных предприятий правами юридического лица представляет собой персони-
1 См.: Хохлов Е.Б., Бородин В.В. Понятие юридического лица: история и современная трактовка. С. 157.
2 См.: Флейшиц Е.А. Торгово-промышленное предприятие. М., 1924. С. 20-25.
3 См.: Мартынов Б. С. Организационные принципы советского госпредприятия в условиях планирования товарного оборота// Право и жизнь. 1927. № 3. С. 30-47.
167
Глава III. Сущность юридического лица
фикацию государственных органов, за которыми стоит само государство как коллективный хозяйствующий субъект1.
Поиски сущности юридического лица. Многие правоведы, даже признавая, что юридическое лицо есть социальная реальность, субъект права, считали, что коль скоро оно не является естественным лицом, а от его имени действуют живые люди, то нужно найти ответ на вопрос, кто же стоит за юридическим лицом и определяет его волю.
О необходимости выявления субстрата юридического лица писали многие ученые: М.И. Брагинский2, Д.М. Генкинъ, В.П. Мозолин*, В. А. Ойгензихт5, К.Э. Торган6, P.O. Холерина1 и др.
Поиски материального, людского, волевого или иного субстрата юридического лица привели к возникновению новых теорий.
Теория государства. Профессор С.А. Аскназий утверждал, что волю юридического лица определяет социалистическое государство, будучи собственником всего социалистического имущества. Именно оно, как организованный всенародный коллектив, стоит за государственным юридическим лицом. По мнению ученого, действительным субъектом прав, предоставляемых юридическому лицу, является общенародное социалистическое государство8.
Точка зрения С.А. Астазия встретила возражения многих юристов, которые говорили, что с ее помощью невозможно объяснить имущественную обособленность юридических лиц от государства и друг от друга; наличие между ними имущественных споров; принцип самостоятельной материальной ответственности юридического лица по своим обязательствам.
' См.: Венедиктов А.В. Правовая природа государственных предприятий.Л., 1928. С. 68-88. 2 См.: Брагинский М.И. Участие советского государства в гражданских правоотношениях.
С. 50. 3См.: ГенкинД.М. Значение применения института юридического лица во внутреннем и
внешнем товарообороте СССР // Сб. научных работ МИНХ. Вып. 9. М., 1955. С. 9.
4 См.: Мозолин В.П. Формирование гражданского права развернутого социализма // XXVI съезд КПСС и проблемы гражданского и трудового права, гражданского процесса. М, 1982. С. 12-13.
5 См.: Ойгензихт В.А. Воля и волеобразование (очерки теории, философии, психологии права). Душанбе, 1983. С. 151-157.
6 См.: Торган К. Э. Имущественные интересы производственного объединения: гражданско-правовой аспект. Рига. 1982. С. 30.
7 См.: Халфина P.O. Общее учение о правоотношении. М., 1974. С. 195-196.
1 См.: Аскназий С.А. Об основаниях правовых отношений между государственными социалистическими организациями // Уч. зап. Ленинградского юридического ин-та. Вып. PV. Л., 1947.
168
§ 8. Доктрины российских правоведов ... о сущности юридического лица
Теория администрации. Вслед за Серманом и Гельдером профессора Н.Г. Александров и С.Ф. Кечекьян сделали вывод, что правами юридического лица наделяется администрация предприятия, которая управляет частью государственного имущества в соответствии с волей государства. Как писал С.Ф. Кечекьян, государственное юридическое лицо - это организованная совокупность должностных лиц, часть государственного механизма2.
Теория директора. Несколько иной взгляд на юридическое лицо высказал профессор Ю.К. Толстой. По его мнению, носителем гражданской правоспособности любой организации является ее руководитель, так как именно он распоряжается делами любого предприятия. За директором предприятия стоит само социалистическое государство - собственник государственного имущества3.
Многим ученым позиция указанных правоведов показалась спорной. По мнению В.П. Грибанова, сторонники названных концепций смешали два вида правосубъектности: административную и гражданскую. Администрация и руководитель предприятия выступают в двух качествах. С одной стороны, они являются наделенными административными полномочиями органами государства. С другой стороны, это органы юридического лица, обладающие необходимыми полномочиями совершать от его имени гражданско-правовые действия4.
Теория коллектива. В 40-е гг. XX столетия профессор А. В. Венедиктов несколько изменил высказанное ранее мнение относительно сущности государственного социалистического предприятия. Если прежде он видел за ним только государство как собственника всего государственного имущества5, то в более поздних работах А.В. Венедиктов определил государственный хозяйственный орган (юридическое лицо) как организованный коллектив рабочих и служащих во главе с ответственным руководителем.
По мнению ученого, понятие государственного юридического лица не может быть сведено, а точнее, подменено понятием персонифицированного имущества. За государственным юридическим лицом, кроме советского государства и назначенного им руководителя, стоит весь коллектив рабочих и служащих данного предприятия. Именно трудовой
1 См.: Александров Н. Г. Законность и правоотношения в социалистическом обществе. М., ^ 1955. С. 154.
2 См.: Кечекьян С.Ф. Правоотношения в социалистическом обществе. М., 1958. С. 105.
3 См.: Толстой Ю.К. Содержание и гражданско-правовая защита права собственности в СССР. Л, 1955. С. 88.
4 См.: Грибанов В.П. Юридические лица. С. 44-45.
3 См.: Венедиктов А.В. Правовая природа государственных предприятий. С. 80-81.
169
Глава III. Сущность юридического лица
коллектив, основанный на общности целей и принципах сотрудничества, сочетает интересы отдельного предприятия и народного хозяйства, интересы человека и общества в целом1.
Доктрина юридического лица как определенным образом организованного коллектива была поддержана и развита многими известными цивилистами, среди которых: В.П. Грибанов, С.Н. Братусь1, О.С. Иоффе1, Ю.Х. Калмыков, Г.К. Матвеев4, В.П. Мозолин, В.А. Ойгензихт, Р. О. Халфина и др.
Так, по мнению профессора В.П. Мозолина, отсутствие легального определения людского субстрата юридического лица является серьезным недостатком гражданского законодательства (ст. 11 Основ 1961 г.; ст. 23 ГК РСФСР 1964 г.), который отрицательно сказывается на содержании норм о правоспособности и дееспособности юридических лиц, посвященных договорной ответственности5.
Взгляды В.А. Мусина. Профессор В.А. Мусин утверждал, что любое решение, принимаемое предприятием как субъектом права, предопределяется нормативными актами и плановыми заданиями, волей руководителя, действующего в соответствии с законом, а также производственной деятельностью коллектива предприятия6.
Учение В.П. Грибанова. Своеобразную концепцию относительно сущности юридического лица разработал профессор В.П. Грибанов.
Как писал В.П. Грибанов, юридическое лицо - это общественное образование, в котором находит свое выражение характер существующих в данном обществе производственных отношений.
По своей сущности социалистическое юридическое лицо представляет собой созданный государством или возникший по инициативе граждан коллектив трудящихся. Без коллектива рабочих и служащих нет юридического лица, оно превращается в мифическую фигуру, не
1 См.: Венедиктов А.В. Органы управления государственной социалистической собственностью // Советское государство и право. 1940. № 5-6; Он же. Государственные юридические лица в СССР // Советское государство и право. 1940. № 10; Он же. Государственная социалистическая собственность. С. 591-592, 656-657, 664-665.
1 Братусь С.Н. Некоторые вопросы учения о субъектах права // Советское государство и право. 1949. № 11. С. 78; Он же. Юридические лица в советском гражданском праве. С. 46,67.
3 См.: Иоффе О. С. Ответственность по советскому гражданскому праву. Л., 1955. С. 66-67; Он же. Развитие цивилистической мысли в СССР (часть I) // Иоффе О. С. Гражданское право: Избранные труды. М., 2000. С. 313-314.
4 См.: Матвеев Г.К. Основания гражданско-правовой ответственности. М., 1979; Он же. Психологический аспект вины советских юридических лиц // Советское государство и право. 1978. №8.
' См.: Мозолин В.П. Формирование гражданского права развернутого социализма. С. 12-13. 'См.: Мусин В.А. Волевые акты государственного предприятия и проблема сущности юридического лица // Правоведение. 1963. № 1. С. 64.
770
§ 8. Доктрины российских правоведов о сущности юридического лица
способную самостоятельно осуществлять возложенную на него деятельность. Роль трудового коллектива в управлении государственными предприятиями и организациями будет неуклонно повышаться.
Сущность государственного юридического лица, по мнению В.П. Грибанова, заключается в том, что за ним стоит само советское государство, выражающее волю всего советского народа, администрация предприятия, учреждения или организации во главе с ответственным руководителем и весь коллектив рабочих и служащих.
В.П. Грибанов определял юридическое лицо как организацию, обладающую определенной совокупностью таких материальных и правовых признаков, как организационное единство, имущественная обособленность, выступление в обороте от своего имени, самостоятельная имущественная ответственность, способность выступать истцом или ответчиком в арбитражном процессе.
Признавая справедливость многих высказанных юристами утверждений, профессор отмечал, что каждая теория по-своему отражает различные стороны юридического лица как субъекта гражданских и хозяйственных отношений. Взятые вместе эти теории отвечают на вопрос, что такое юридическое лицо .
Теория «организации» О.А. Красавчикова. Профессор О.А. Красавчиков, не разделяя полностью ни одну из высказанных ранее позиций о сущности юридического лица, утверждал, что юридическое лицо не сводится к сумме индивидов. Главное в юридическом лице - социальные связи и отношения, в которых находятся люди, объединяясь для достижения поставленных целей.
По мнению ученого, юридическое лицо есть правовая форма выражения определенных общественных отношений людей, объединенных единой целью.
Анализируя нормы ст. 11 Основ 1961 г., ст. 23 ГК РСФСР 1964 г., О.А. Красавчиков сделал вывод, что организация есть определенное социальное образование, т.е. система существенных социальных взаимосвязей, посредством которых люди (или их группы) объединяются для достижения поставленных целей в единое структурно и функционально дифференцированное социальное целое2.
1 См.: Грибанов В.П. Юридические лица. С. 4-6,9, 21, 38-39,45,52.
2 См.: Красавчиков О.А. Общая характеристика государственных юридических лиц // Советское гражданское право Т. 1. М„ 1972. С. 118; Он же. Понятие юридического лица в советском гражданском праве // Советское гражданское право. Вып. 1. Свердловск, 1976. С. 126; Он же. Понятие юридического лица в советском гражданском праве // Советское гражданское право / Под ред. проф. О.А. Красавчикова. 3-е изд., испр. и доп. М., 1985. С. 129.
171
Глава III. Сущность юридического лица
О.А. Красавчиков различал два понятия: юридическое лицо - организацию и ее юридическую личность. Он полагал, что юридическое лицо - это организация, обладающая определенными признаками (организационное единство, имущественная обособленность, выступление в обороте от своего имени, самостоятельная имущественная ответственность, участие в гражданском процессе от своего имени).
Юридическая личность есть установленная законом мера возможности и необходимости участия организации в гражданских и иных правоотношениях, определение границ ее правосубъектности1.
Теория «правового средства» Б.И. Пугинского. Представляет интерес точка зрения профессора Б.И. Пугинского. Он считал юридическое лицо одним из признаков организации, который не должен отождествляться ни с самой организацией как с устойчивым структурным образованием, ни с ее трудовым коллективом.
Ученый возражал против «очеловечивания» фигуры юридического лица и поисков его людского субстрата. По его мнению, нет обязательной связи между характером обязанностей, выполняемых работниками организации и наделением ее гражданской правосубъектностью, тем более между правосубъектностью и жизнедеятельностью трудового коллектива.
С позиций функционального подхода юридическое лицо является правовым средством, регулирующим допуск организаций к участию в гражданско-правовых отношениях. Юридическое лицо есть предусмотренный законодательством признак организации, наделение которым в установленном порядке предоставляет ей возможность самостоятельно участвовать в гражданском обороте.
Институт юридического лица - это правовая категория, применяемая государством для установления юридического статуса организации как участника имущественных отношений2.
Таким образом, Б.И. Пугинский фактически разделял взгляды сторонников теории фикции (олицетворения).
Теория «персонифицированного имущества» Е.А. Суханова. Профессор Е.А. Суханов считает, что юридическое лицо, будучи субъектом гражданского права, по сути представляет собой специфический способ организации хозяйственной деятельности, заключающийся в обособлении, персонификации имущества, т.е. в наделении законом
§ 8. Доктрины российских правоведов о сущности юридического лица
1 См.: Красавчиков О.А. Сущность юридического лица // Советское государство и право. ^ 1976. № 1.С. 51-55.
2 См.: Пугинский Б.И. Гражданско-правовые средства в хозяйственных отношениях. М., 1984. С. 162.
172
обособленного имущества качествами персоны (субъекта), признании его особым, самостоятельным товаровладельцем.
Именно персонификация имущества характеризует его юридическое обособление от имущества и личности своих учредителей, дает ему возможность последующего самостоятельного участия в гражданском обороте, т.е. приобретения и осуществления гражданских прав и обязанностей под собственную имущественную ответственность перед своими кредиторами.
По мнению Е.А. Суханова, юридическое лицо является гражданско-правовой категорией, созданной для удовлетворения определенных реальных потребностей имущественного (гражданского оборота)1.
Агностические теории. Некоторые советские юристы, сторонники хозяйственного права как самостоятельной отрасли частного права, вообще отвергают понятие юридического лица.
Взгляды И.А. Танчука. Профессор И.А. Танчук полагал, что юридическое лицо выражает абстрактное понятие комплекса прав и обязанностей, участие в товарообороте. Для хозяйственного права категория юридического лица неприменима, ибо она отражает абстрактные права и обязанности, а в хозяйственном праве все права и обязанности должны быть дифференцированы и конкретизированы2.
«Негативная» концепция В.В. Лаптева. Академик В.В. Лаптев отрицал необходимость института юридического лица в регулировании хозяйственных отношений, поскольку считает, что в имущественном обороте одинаково успешно участвуют как предприятия и учреждения -юридические лица, так и организации, не имеющие прав юридического лица. Вместо категории юридического лица он предлагал ввести понятия субъект хозяйственного права, хозяйственный орган и орган хозяйственного руководства, которые, в отличие от института юридического лица, могут использоваться в хозяйственных отношениях не только по горизонтали, но и по вертикали3.
'См.: Суханов Е.А. Правовые формы предпринимательства. С. 14-17; Он же. Юридические лица как участники гражданских правоотношений. В 2 т. Т. I. С. 171; Он же. Концептуальная основа законодательства о коммерческих организациях и пути ее совершенствования // Доклад на научно-практической конференции 14-15 февраля 2002 г. «Гражданское законодательство России на современном этапе: проблемы и пути его развития». М., 2002.
2 См.: Танчук И.А. Правовое положение производственного объединения (комбината) и производственных единиц//Советское государство и право. 1974. № 9. С. 64.
3 См.: Лаптев В.В. Предмет и система хозяйственного права. М., 1969. С. 50-52; Теоретические проблемы хозяйственного права. М, 1975. С. 79-86; Лаптев В.В. Субъекты хозяйственного права // Советское государство и право. 1975. № 4. С. 80.
173
Глава III. Сущность юридического лица
Высказанные отдельными авторами предложения об отказе от института юридического лица не нашли поддержки среди юристов. Большинство ученых указывают на то, что сторонники «негативной» концепции, отрицающие значение юридического лица, не предлагают взамен ничего конструктивного, что могло бы успешно заменить этот институт. Определения понятий, предложенных вместо проверенной веками конструкции юридического лица, даются весьма расплывчато, без указаний на их принципиальные различия, что делает невозможным практическую реализацию данной концепции.
Развитие концепции юридического лица как реального субъекта права в трудах российских цивилистов советского и постсоветского периода.
Теория «социальной реальности» Д.М. Генкина. Развивая учение германских и французских правоведов конца XIX - начала XX в. о юридическом лице как реальном субъекте права, профессор ДМ Генкин пришел к выводу, что юридическое лицо есть социальная реальность, носитель самостоятельных гражданских прав и обязанностей, наделенный имуществом для осуществления возложенных на него задач. Вопрос о юридическом лице - это вопрос о выступлении данного образования как единства, как носителя воли в его отношениях к другим субъектам1.
Вместе с тем Д.М. Генкин допускал возможность выявления людского субстрата для негосударственных юридических лиц (кооперативных организаций)2.
Позиция С.Н. Братуся. Анализируя взгляды многих исследователей на природу юридического лица, профессор С.Н. Братусь также делал вывод, что юридическое лицо - это социальная реальность; воля юридического лица - это именно его воля, хотя психологически она вырабатывается и изъявляется его органами, т.е. живыми людьми.
С точки зрения С.Н. Братуся, юридическое лицо есть общественное образование, основой или «субстратом» которого являются люди, находящиеся в определенных отношениях между собой3.
По мнению ученого, юридическое лицо есть правовая форма выражения определенных социальных связей людей, объединенных волей в одно целое для удовлетворения личных и общественных интересов.
' См.: Генкин Д.М. Юридическое лицо в советском гражданском праве. С. 91-92; Он же.
Значение применения института юридического лица во внутреннем и внешнем товаро-^ обороте СССР. С. 17. - См.: Генкин Д.М. Значение применения института юридического лица во внутреннем и
внешнем товарообороте СССР. С. 9.
3 См.: Братусъ С.Н. Юридические лица в советском гражданском праве. С. 46,67.
174
§ 8. Доктрины российских правоведов ... о сущности юридического лица
Трудящиеся предприятия - это не просто совокупность людей, а социально организованный трудовой коллектив, выступающий как юридическое лицо в товарно-денежных имущественных отношениях. Права коллектива не сводятся к совокупности прав отдельных работников. Трудовой коллектив как единое целое, как социальный организм обладает широкими полномочиями в области планирования, участия в управлении производством, материального стимулирования, хозяйственного расчета и т.д. Часть функций трудового коллектива непосредственно связана с волеобразованием и деятельностью коллектива как юридического лица, а часть выходит за рамки имущественных отношений, участниками которых являются юридические лица1.
Теория «субъекта права» Б.Б. Черепахина. Говоря о природе юридического лица, профессор Б.Б. Черепахин считал само собой разумеющимся, что без коллектива, без людей нет и юридического лица, тем более не может осуществляться его деятельность.
На вопрос, кто стоит за юридическим лицом, правовед отвечал, что за юридическим лицом как субъектом гражданских прав и обязанностей никто не стоит, как никто не стоит за гражданином, также являющимся субъектом права. Имущество юридического лица принадлежит ему самому и не принадлежит людям, составляющим его людской субстрат.
Юридическое лицо есть самостоятельный носитель прав и обязанностей, субъект гражданского права. Понятие юридического лица нельзя подменять понятием «трудовой коллектив». Администрация предприятия и его руководитель - суть органы юридического лица, но не само юридическое лицо2.
Концепция В.А. Рахмиловича. Профессор В.А. Рахмилович также убедительно доказывал отсутствие необходимости обоснования или поиска людского или иного особого «субстрата» (сущности) юридического лица.
По мнению ученого, носителем прав и обязанностей юридического лица является само юридическое лицо3.
Оценка теорий, разработанных российскими правоведами советского и постсоветского периода. В условиях социалистического способа производства институт юридического лица являлся правовой формой орга-
' См.: Братусъ С.Н. Советское гражданское право. Субъекты гражданского права. М, 1984.65-69.
2 См.: Черепахин Б.Б. Волеобразование и волеизъявление юридического лица // Правоведение. 1958. № 2. С. 46.
3 См.: Рахмилович В.А. О так называемом субстрате юридического лица (К вопросу о путях изучения юридического лица) // Проблемы совершенствования советского законодательства. Труды ВНИИСЗ. Вып. 29. М, 1984. С. 113-118.
175
Глава III. Сущность юридического лица
низации хозяйственных связей и правоотношений между товаропроизводителями. Наделение предприятия правами юридического лица было способом обособления его как основного производственного звена в общей системе управления народным хозяйством, средством закрепления за ним права оперативного управления имуществом, выделенным ему государством, и предоставления его администрации и трудовому коллективу минимальной самостоятельности в принятии решений в рамках правовых актов, детально регламентирующих все сферы деятельности юридического лица.
Предложенные учеными концепции юридического лица отражали реальное положение юридических лиц - субъектов гражданского права. Несмотря на разницу во взглядах, каждый из ученых внес свой вклад в развитие науки о юридическом лице.
Можно согласиться с утверждением Е.А. Флейшиц, что клиенты приходят не лично к предпринимателю, а в его предприятие. В общение с публикой вступает не предприниматель, а служебный персонал предприятия. Представление об определенном уровне технических достоинств и деловой добросовестности, деловой репутации соединяется не с личностью предпринимателя, которая мало кому известна, а с предприятием, работающим под определенным названием (фирмой), заслужившим доверие и популярность1.
Практика показывает, что во многих случаях именно профессиональная репутация, деловые связи, уровень подготовки персонала, качество работы привлекают клиентов во всякие консультационные фирмы (аудиторские, юридические и т.п.).
Следует отметить, что именно теория коллектива, выдвинутая А.В. Бенедиктовым, помогла С.Н. Братусю сформулировать концепцию об ответственности юридического лица за действия его работников как за свои собственные .
Аналогичным образом взгляд на трудовой коллектив как на выразителя воли юридического лица по выполнению его функций позволил ГК. Матвееву сделать вывод, что в случае нарушения юридическим лицом договорных обязательств или причинения им вреда другому лицу, необходимым условием ответственности организации являются виновные действия или упущения его работников в связи с неисполнением ими своих трудовых обязанностей, так как вина работников есть собственная вина юридического лица3.
' См.: Флейшиц Е.А. Торгово-промышленное предприятие в праве западноевропейском и РСФСР. С. 11.
2 См.: Братусь С.Н. Некоторые вопросы учения о субъектах права. С. 78.
3 См.: Матвеев Г.К. Психологический аспект вины советских юридических лиц. С. 43; Братусь С.Н. Субъекты гражданского права. М, 1984. С. 64.
176
§ 8. Доктрины российских правоведов ... о сущности юридического лица
Данная позиция была закреплена в норме ст. 445 ГК РСФСР 1964 г., согласно которой организация обязана возместить вред, причиненный по вине ее работников при исполнении ими своих трудовых (служебных) обязанностей. Аналогичные нормы содержатся в ст. 1068 ГКРФ 1996 г.
Следует согласиться с В.П. Грибановым, что в советский период именно государство обладало правами на имущество государственного юридического лица, вышестоящие государственные органы определяли и формировали волю юридического лица, организовывали и направляли его деятельность.
В то же время деятельность юридического лица осуществлял коллектив рабочих и служащих, а юридическое лицо несло за деятельность своих органов и за действия своих работников гражданско-правовую имущественную ответственность как за собственные действия.
Поэтому справедливо утверждение В.П. Грибанова, что юридическое лицо всегда выступает в обороте от своего имени, самостоятельно отвечает по своим обязательствам и обладает процессуальной правоспособностью. За государственным юридическим лицом фактически стояли государство как носитель законодательной власти, администрация предприятия, действовавшая от его имени, и трудовой коллектив рабочих и служащих, непосредственно осуществлявших деятельность юридического лица и принимавших участие в управлении производством1.
Действительно, 17 июня 1983 г. Верховным Советом СССР был принят Закон СССР «О трудовых коллективах и повышении их роли в управлении предприятиями, учреждениями, организациями»2.
Конечно, никто из цивилистов не воспринял всерьез этот закон, наполненный политическими лозунгами, декларативными утверждениями и пространными демагогическими рассуждениями о значении и роли трудового коллектива как хозяина в управлении производством. Никаких реальных прав и обязанностей трудовой коллектив не имел и не мог иметь, ибо любой коллектив есть лишь более-менее организованная совокупность людей, но не субъект гражданского права. Обладателем субъективных прав, в том числе вещных, исключительных и прочих, должником и кредитором в обязательственных отношениях может являться либо само юридическое лицо, либо входящие в его состав конкретные участники (члены), т.е. физические или юридические лица, а также государство (ст. 17, 21, 48, 51, 124 ГК РФ).
1 См.: Грибанов В.П. Юридические лица. С. 46-52.
2 Ведомости ВС СССР. 1983. № 25. Ст. 382.
177
Глава III. Сущность юридического лица
Вместе с тем понимание юридического лица как определенным образом организованного трудового коллектива, отражавшее реальные тенденции в общественных отношениях, повлияло на развитие законодательства и правовой науки.
Наглядной иллюстрацией этой теории является известная всем правопорядкам конструкция артельного товарищества или производственного кооператива, члены которого обязаны принимать личное трудовое участие в его деятельности (ст. 107-112 ГК РФ, Закон РФ от 8 мая 1996 г. «О производственных кооперативах»1).
В соответствии с нормами ст. 16 Основ законодательства Союза ССР и союзных республик об аренде 1989 г. организация арендаторов возникала как самостоятельное юридическое лицо уже с момента принятия трудовым коллективом решения о ее создании, тогда как арендное предприятие приобретало права юридического лица со дня его государственной регистрации в исполкоме соответствующего Совета народных депутатов. Причем организация арендаторов была прямо наделена даже процессуальной правоспособностью, ибо могла участвовать в качестве стороны в арбитражном процессе по спору, возникшему при заключении договора аренды предприятия.
Закон СССР от 6 марта 1990 г. «О собственности в СССР» (ст. 12) , а также Закон РСФСР от 25 декабря 1990 г. «О предприятиях и предпринимательской деятельности» (ст. 15)3 допускали участие в имущественном обороте такой формы юридического лица, как коллективное предприятие*.
Похожая конструкция существует в законодательстве Таджикистана. Согласно нормам ст. 286, 287 ГК Республики Таджикистан 1999 г. часть прибыли, полученной предприятием от использования государственного имущества, после уплаты налогов и других обязательных платежей в бюджет переходит в собственность трудового коллектива предприятия, распределяется по вкладам и может быть получена членом трудового коллектива, причем с начислением на вклады процентов (дивидендов) в размере, определяемом по соглашению между администрацией предприятия и трудовым коллективом.
1 СЭ РФ. 1996. № 20. Ст. 2321.
2 Ведомости СНД и ВС СССР. 1990. № 11. Ст. 164.
3 Вестник ВС РСФСР. 1990. №30. Ст. 418; Ведомости СНД и ВС РФ. 1992. №34. Ст. 1966; 1993. №32. Ст. 1256.
4 См.: Суханов Е.А. Лекции о праве собственности. С. 102-108; Герасименко С.А. Аренда как организационно-правовая форма предпринимательства.
178
§ 8. Доктрины российских правоведов ... о сущности юридического лица
Наглядной иллюстрацией реализации этой теории стал принятый 24 июня 1998 г. Федеральный закон РФ «Об особенностях правового положения акционерных обществ работников (народных предприятий)»1.
Как отмечал доцент Д. В. Ломакин, идея привлечения трудящихся к управлению предприятием в целях создания заинтересованности в повышении эффективности производства отнюдь не нова. Изначально она реализовывалась в форме привлечения рабочих к участию в прибылях организации2.
Так, на каменноугольных копях фирмы «Г. Бриге, сын и Ко» в Западном Йоркшире (Великобритания) определенная часть прибыли распределялась между рабочими пропорционально их заработку3.
Роль трудового коллектива в деятельности юридического лица признается зарубежным законодательством. Одним из первых правовых актов, регулирующих участие рабочих и служащих в управлении акционерным обществом стал французский Закон от 26 апреля 1917 г.4
Широко известен Закон ФРГ 1952 г. об участии в управлении предприятиями горнодобывающей и металлургической промышленности. После принятия Закона о статусе предприятия 1972 г., отменившего ранее действовавший аналогичный закон 1952 г., в 1976 г. был принят Закон об участии в управлении предприятием5.
Возможность работников акционерного общества оказывать влияние на решения, принимаемые наблюдательным советом, посредством участия в его деятельности предусмотрены действующим Акционерным законом ФРГ от 6 сентября 1965 г. (разд. 2 ч. 4 кн. I)6.
Современное законодательство о компаниях стран Европейского союза также рекомендует привлекать к участию в управлении компаниями представителей трудового коллектива рабочих и служащих.
Так, 8 октября 2001 г. Совет Европейского союза утвердил Регламент №2157/2001 об Уставе европейской компании7 и Директиву
'СЗ РФ. 1998. №30. Ст. 3611.
2 См.: ЛомакинД.В. Что такое народное предприятие? // Законодательство. 1998. № 11. С. 46.
3 См.: Тотомианц В.Ф. Участие в прибыли и рабочее акционерство. М., 1919. С. 27-31.
4 См.: Кулагин М.И. Государственно-монополистический капитализм и юридическое лицо // Избранные труды. С. 8791.
5 См. там же. С. 62-63.
6 См.: Германское право. Ч. II. Торговое уложение и другие законы / Пер. с нем. М, 1996. С. 163-327.
7 Council Regulation (EC) № 2157/2001 of October 2001 on the Statute for a European company (SE)//Official Journal(OJ). L294. 10.11.2001. P. 0001-0021.
179
Глава III. Сущность юридического лица
№2001/86/ЕС', дополняющую Устав европейской компании по вопросам участия наемных работников2.
Согласно норвежскому Закону об акционерных обществах 1976 г. акционерные общества, имеющие более 200 служащих, должны создать Корпоративное собрание, '/3 членов которого избирается из числа служащих, а 2/3 - общим собранием акционеров. Корпоративное собрание обладает некоторыми исполнительными и контрольными функциями: принимает решения по вопросам, касающимся значительных инвестиций, связанным с необходимостью увеличения, сокращения или перестановки рабочей силы, избирает председателя и членов Совета директоров и т.д.3
Как отмечается в правовой литературе, несмотря на уменьшение влияния корпоративных собраний на политику компаний, их служащие активно выступают за поддержку этого института, ибо он позволяет наемным работникам принимать участие в деятельности общества4.
Сохраняет актуальность позиция Б. И. Пугинского по отношению к институту юридического лица, который он считал правовым средством допуска организаций к участию в гражданско-правовых отношениях.
Данная позиция способствовала тому, что правоведы обратили внимание на прикладное значение института юридического лица. Наглядной иллюстрацией правильности такого подхода является успешное использование российским законодателем в начале 90-х гг. XX в. конструкции акционерного общества как юридического лица в качестве средства приватизации государственного имущества, когда государственные предприятия и объединения начали в массовом порядке преобразовываться в закрытые и открытые акционерные общества .
Безусловно, наглядным отражением теории фикции (олицетворения) явилась норма п. 1 ст. 34 Закона РСФСР от 25 декабря 1990 г. «О предприятиях и предпринимательской деятельности», согласно которой любое предприятие независимо от его организационно-правовой формы подлежит государственной регистрации. Деятельность незарегистрированного предприятия запрещается. Доходы, полученные от дея-
§ 8. Доктрины российских правоведов ... о сущности юридического лица
1 Council Directive № 2001/86/ЕС of 8 October 2001 supplementing the Statute for a European Company with regard to the involvement of employees // Official Journal (OJ). L294. 10.11.2001. P. 0022-0032.
2 См.: Асосков А.В. Устав европейской компании: новый этап развития права Европейского союза // Законодательство. 2002. № 8. С. 62-74.
3См.: Козлова Н.В. Компании с ограниченной ответственностью по законодательству
Норвегии // Иностранное право: Сб. научных статей и сообщений. М., 2002. С. 19-20. 4 Business Laws in the Nordic Countries. Stockholm, 1998. P. 116.
3 См. Указ Президента РФ от 1 июля 1992 г. № 721 «Об организационных мерах по преобразованию государственных предприятий, добровольных объединений государственных предприятий в акционерные общества// Ведомости СНД и ВС РФ. 1992. № 28. Ст. 1657.
180
тельности незарегистрированного предприятия, взыскиваются через суд и направляются в местный бюджет.
Следует отметить, что требование государственной регистрации предприятия существенным образом способствует упорядочению имущественного оборота, стабильности во взаимоотношениях между его участниками, поскольку в немалой степени облегчает определение правового статуса потенциальных контрагентов.
В свете реалий сегодняшнего дня представляется правильным мнение профессора С.Н. Братуся, что юридическое лицо не может существовать без соответствующего организационного оформления, выраженного в учредительных документах, и должно иметь обособленное имущество.
Также справедливо утверждение О.А. Красавчикова, что разные виды юридических лиц обладают различной правоспособностью.
Особо следует подчеркнуть значение признака имущественной обособленности для бытия юридического лица, на который обращает внимание не только профессор Е.А. Суханов, но и другие исследователи1.
Понимание юридического лица как функционирующего в обороте обособленного имущества имело огромное влияние на российское законодательство. Несомненной заслугой данной теории стала победа над всякого рода «мыльными пузырями», которые повсеместно расплодились, в частности, после принятия Закона от 26 мая 1988 г. «О кооперации в СССР».
Под влиянием этой прогрессивной научной теории в Законе РСФСР от 25 декабря 1990 г. «О предприятиях и предпринимательской деятельности» появились нормы о том, что уставный фонд товарищества с ограниченной ответственностью (акционерного общества) образуется только за счет вкладов (акций) учредителей (п. 1 ст. 11; п. 2 ст. 12 Закона).
Более того, в целях защиты интересов потенциальных кредиторов юридического лица Положением «О порядке государственной регистрации субъектов предпринимательской деятельности» (подп. г п. З)2 прямо предусматривалось, что размер уставного капитала (фонда) акционерного общества, совместного предприятия, государственного или
1 См.: Стройкина Ю.В. Имущественная обособленность как конструктивный признак коммерческой организации. Дис.... канд. юрид. наук. Оренбург, 2002.
2 Утверждено Указом Президента РФ от 8 июля 1994 г. № 1482 «Об упорядочении государственной регистрации предприятий и предпринимателей на территории РФ» // СЗ РФ. 1994. № 11. Ст. 1194. Утратило силу в связи с принятием Федерального закона от 13 июля 2001 г. «О государственной регистрации юридических лиц», введенного в действие с 1 июля 2002 г. //СЗ РФ. 2001. № 33. Ст. 3431.
181
Глава III. Сущность юридического лица
муниципального предприятия не должен быть менее суммы, равной 1000-кратному размеру, а предприятий других организационно-правовых форм - 100-кратному размеру установленной законодательством минимальной месячной оплаты труда.
Как видим, научные разработки советских и российских цивилистов периода 1917-1994 гг. не только объективно отражали существующие реалии, но также способствовали дальнейшему развитию правовой науки и совершенствованию законодательства о юридических лицах.
§ 9. Юридическое лицо с точки зрения современного
российского законодательства
(авторская позиция)
Проследив хронологию возникновения юридических лиц, развитие российского и зарубежного законодательства, мы можем выявить современные подходы к пониманию природы юридического лица.
Действующее законодательство Российской Федерации рассматривает юридическое лицо преимущественно с позиций теории фикции, т.е. как правовое средство, прием юридической техники, искусственный субъект права, возникающий только после его государственной регистрации.
Согласно ГК РФ 1995 г. юридическое лицо считается созданным и приобретает правоспособность с момента его государственной регистрации (п. 2 ст. 51; п. 3 ст. 49), а прекращает свое существование (ликвидируется) после внесения записи об этом в единый государственный реестр юридических лиц (п. 8 ст. 63).
Действительно, значение государственной регистрации, которая понимается как предварительное дозволение верховной власти на создание юридического лица или последующее одобрение его возникновения, признается всеми учеными, равно как сама регистрация в том или ином виде существует во всех развитых правопорядках.
Вместе с тем, по нашему мнению, объяснение сущности юридического лица с позиций теории фикции нельзя признать удовлетворительным.
Как писал Г.Ф. Дормидонтов, развивая концепцию Д.И. Мейера1, фикция есть известный прием мышления, состоящий в том, что научная задача решается при помощи ложного положения. Мы предполагаем существующим обстоятельство, по поводу которого известно, что оно не существует, или, наоборот, считаем не существующим известное
1 См.: МейерД.И. О юридических вымыслах и предположениях, о скрытных и притворных действиях.
182
§ 9. Юридическое лицо с точки зрения современного российского
_____________________ законодательства _____________________
существующее явление. В тесном смысле юридическая фикция - тот же прием, допускаемый и даже предписываемый в известном случае объективным правом1.
Многие ученые, в частности О. Гирке, Д.И. Мейер, КС. Суворов, В.И. Синайский, Б.Б. Черепахин, С.Н. Братусь и др., указывали, что право не может создать субъекта там, где его нет в действительности. Право лишь констатирует нечто фактическое, а потому признание юридического лица со стороны государства совершенно не зависит от вымысла. Представляется, что правильность такого подхода доказана самой жизнью.
Современный российский законодатель всячески подчеркивает значение признака имущественной обособленности юридического лица (п. 1 ст. 48 ГК РФ), который по-прежнему используется в правовой литературе2.
Нормы п. 3 ст. 90 ГК РФ, п. 2 ст. 16 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью»3, п. 1 ст. 10 Федерального закона «О производственных кооперативах»4 предписывают учредителям оплатить не менее половины уставного капитала к моменту государственной регистрации юридического лица.
Между тем оказалось, что весьма проблематично наделить имуществом еще не созданное юридическое лицо, т.е. не обладающее к моменту государственной регистрации никакими элементами фажданской правосубъектности.
Федеральный закон от 24 ноября 1995 г. «Об акционерных обществах»5 (далее - Закон об акционерных обществах) содержал аналогичное требование, что акции общества при его учреждении должны быть полностью оплачены в течение срока, установленного уставом общества, причем не менее 50 % уставного капитала общества должно быть оплачено к моменту регистрации общества (п. 1 ст. 34 Закона).
' Си:. Дормидонтов Г.Ф. Классификация явлений юридического быта, относимых к слу-^ чаям применения фикций. Казань, 1895. С. 14,109.
2 См.: Братусь С.Н. Субъекты гражданского права. С. 135-137; Грибанов В.П. Юридические лица. С. 7-8; Стройкина Ю.В. Имущественная обособленность как конструктивный признак коммерческой организации; Суханов ЕЛ. Юридические лица как участники гражданских правоотношений. С. 171; Он же. Концептуальная основа законодательства о коммерческих организациях и пути ее совершенствования; Он же. О понятии юридического лица и предприятия // Законодательство России в XXI веке: по материалам научно-практической конференции. Москва. 17 октября 2000 г. М., 2002. С. 181.
3 СЗ РФ. 1998. № 7. Ст. 758; № 28. Ст. 3261.
4 СЗ РФ. 1996. № 20. Ст. 2321; 2001. № 21. Ст. 2062.
3 СЗ РФ. 1996. № 1. Ст. 1; № 25. Ст. 2956; 1999. № 22. Ст. 2672.
183
Глава III. Сущность юридического лица
Однако осуществление эмиссии ценных бумаг еще не существующего акционерного общества оказалось практически невозможным .
Не случайно в соответствии с Федеральным законом от 12 июля 2001 г. «О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон «Об акционерных обществах»» п. 1 ст. 34 данного Закона был изложен в новой редакции2.
В частности, акции общества, распределенные при его учреждении, должны быть полностью оплачены в течение года с момента государственной регистрации общества, если меньший срок не предусмотрен договором о создании общества. Не менее 50 % акций общества, распределенных при его учреждении, должно быть оплачено в течение трех месяцев с момента государственной регистрации общества (абз.1, 2 п. 1 ст. 34 Закона).
Как известно, еще в 1844 г. в Англии была установлена процедура двойной регистрации компаний: предварительная и окончательная .
Согласно нормам § 80, 81 действующего Германского гражданского уложения 1896 г. для возникновения учреждения требуется:
1) волеизъявление учредителя;
2) разрешение федеральной земли, т.е. одобрение государства, на территории которого будет находиться учреждение.
Только после этого возможна передача учреждению какого-либо имущества (§ 82)4.
Следовательно, как замечал Н.С. Суворов, посвящение имущества определенной цели не есть акт, которым создается юридическое лицо, а есть предоставление имущества уже существующему лицу .
Действительно, по законодательству Германии до регистрации в торговом регистре общество как юридическое лицо не существует6.
Однако, как отмечается в правовой литературе, на стадии между подписанием учредителями договора об обществе (устава), который
1 См.: Ем В. С, Козлова Н.В.. Селяков Н.Ю. Неугасимая лампада // Вст. статья к книге: Суворов Н.С. Об юридических лицах по римскому праву. М., 2000. С. 13; Ломакин Д.В. О проекте Федерального закона «О государственной регистрации юридических лиц» // Законодательство. 2001. № 6. С. 76; Козлова Н.В. Создание юридических лиц: взгляд в будущее // Хозяйство и право. 2002. № 1. С. 108-110.
2 СЗ РФ. 2001. № 33. Ч. 1. Ст. 3423.
3 См.: Каминка А.И. Акционерные компании. Т. 1. С. 225; Тарасов И. Т. Учение об акционерных компаниях. С. 123.
4 См.: Германское право. Ч. I. Гражданское уложение. С. 28.
3 См.: Суворов Н.С. Об юридических лицах по римскому праву. С. 154.
6 См. § 41 Акционерного закона от 6 сентября 1965 г.; § 11 Закона об обществах с ограниченной ответственностью от 20 апреля 1892 г. в редакции 1980 г. // Германское право. Ч. II. Торговое уложение и другие законы.
184
§ 9. Юридическое лицо с точки зрения современного российского _______________________законодательства_______________________
именуется учреждением общества1, до его регистрации существует предварительное общество, которое не является юридическим лицом, но обладает некоторыми правомочиями, свойственными лишь субъекту права2.
Примерно аналогичная процедура предусмотрена финским Законом о компаниях (сек. 14 гл. 2) .
Анализ практики создания и деятельности хозяйственных обществ и товариществ в России и за рубежом позволяет сделать вывод, что частичная правоспособность фактически возникает у них до момента государственной регистрации в качестве юридических лиц4.
Более того, мы знаем, что германские полные и коммандитные товарищества по закону вообще не являются юридическими лицами, однако суд может признать их таковыми при рассмотрении спора.
Английские и американские суды в некоторых случаях также признают правосубъектность незарегистрированных компаний, фактических корпораций и т.п.
Французский правовед Л. Мишу подчеркивал, что организация, которая может быть субъектом прав и обязанностей, не должна быть непременно юридическим лицом5.
В определении Палаты по гражданским делам Кассационного суда Франции от 28 января 1954 г. прямо указано, что юридическое лицо не является созданием закона; правосубъектностью обладает образование, наделенное возможностью выражать свою коллективную волю для защиты законных интересов, которые вследствие этого должны быть юридически признаны и защищены6.
Практика создания и деятельности предприятий и организаций в советской России наглядно показала, что при определенных условиях само по себе наличие или отсутствие статуса юридического лица не влияет на правовое положение хозяйствующего субъекта.
' См. § 2 Закона «Об обществах с ограниченной ответственностью»; § 2, 23, 28 Акционерного закона// Германское право. Ч. П. Торговое уложение и другие законы. г Gotz Hueck. Gesellshaftsrecht. MUnchen, 1991. S. 331-344.
3 Подробнее см.: The new Finnish Companies Act. Helsinki: Edita, 1997; Business Laws in the Nordic Countries. Stockholm, 1998. P. 89-92; Козлова Н.В. Правовое положение акционерных обществ и обществ с ограниченной ответственностью в Финляндии // Законодательство. 2001. № 10. С. 68-73;№ 11.
4 См.: Козлова Н.В. Создание юридических лиц: взгляд в будущее. С. 109-110.
5 См.: Братусь СИ. Юридические лица в советском гражданском праве. С. 105-107; Кулагин М.И. Избранные труды. С. 35-36.
6 Civ. 28 janv. 1954 // Recueil Dallos. 1954. P. 217. Note Levasseur (см.: Кулагин М.И. Избранные труды. С. 36).
Глава III. Сущность юридического лица
Достаточно вспомнить структурные подразделения (производственные единицы) государственных производственных и научно-производственных объединений, которые не были юридическими лицами, но участвовали в гражданских правоотношениях наравне с юридическими лицами.
Воинские части, не являющиеся юридическими лицами, и по сей день заключают договоры, обязательства из которых обычно исполняются сторонами, и только когда стороны обращаются в арбитражный суд за разрешением возникшего спора, такие дела прекращаются.
Похожие примеры мы находим в современном российском законодательстве. Согласно Федеральному закону от 14 апреля 1995 г. «Об общественных объединениях» (ст. З)1 создаваемые гражданами общественные объединения могут регистрироваться и приобретать права юридического лица либо функционировать без государственной регистрации и приобретения прав юридического лица.
Таким образом, в современных условиях все большее распространение получает взгляд на юридическое лицо как на реальный субъект права.
Именно с позиций реалистической теории российский законодатель определяет понятие органов юридического лица, действия которых считаются действиями самого юридического лица (п. 1 ст. 153 ГК РФ).
Как писал Л. Грось, юридическое лицо является субъектом прежде всего гражданского права. Правосубъектность юридического лица в областях трудового и финансового права носит производный характер. Юридическое лицо становится работодателем и налогоплательщиком в связи с деятельностью, направленной на достижение целей, установленных законом либо учредительными документами юридического лица. Определение круга юридических лиц, их учредителей есть предмет гражданского права2.
Данное утверждение представляется слишком категоричным. Многие исследователи отмечают, что система частного права в ее общей части заявила претензию быть самодовлеющей системой права, не обращая внимание на остальные области.
Между тем основные понятия права, такие, как учение о праве в объективном и субъективном смысле, об источниках права, толковании права, об аналогии, об обратной силе законов, о коллизиях законов, об осуществлении прав (процесс, доказательства, принятие решений) и пр.,
1 СЗ РФ. 1995. № 21. Ст. 1930; 1997. № 20. Ст. 2231.
2 См.: Грось Л. Участие публично-правовых образований в отношениях собственности: гражданско-правовые проблемы. С. 33.
186
§ 9. Юридическое лицо с точки зрения современного российского
_______________________законодательства _________________
являются общими для всех областей права, как частного, так и публичного, в том числе государственного, уголовного, процессуального и др.
Романисты боялись применить понятие юридического лица к отношениям публичного права, отождествляя его с понятием имущественной правоспособности.
Таким образом, господствующим в юриспруденции стало готовое понятие юридической личности как способности быть носителем имущественных прав. Это воззрение было доведено до абсурда тем, что вместо возможности или способности иметь имущество само это имущество в его реальности вздумали поставить на место юридического лица.
Если сообразить, что юрист, для области частного права нуждающийся в субъекте имущественных прав, и для области публичного права нуждается в субъекте права судить, наказывать, требовать уплаты податей и отбывания повинностей, так как право немыслимо без его субъекта, то нельзя не согласиться, что попытка выдать понятие юридического лица - этот базис и твердыню всего государственного права и всей юриспруденции вообще - за пугало и за бесполезную фикцию представляется крайним пределом, до которого могла дойти односторонне развивавшаяся романистическая юриспруденция'.
По нашему мнению, возможность обладания имуществом на каком-либо вещном праве либо имущественными правами есть следствие гражданской правосубъектности, но никак не наоборот.
Как справедливо заметил А.А. Собчак, нельзя обладать субъективным гражданским правом вещного характера и не быть при этом субъектом гражданского права2.
Вместе с тем само по себе обладание обособленным имуществом, т.е. наличие его на балансе некоего предприятия (организации), еще не означает, что данное предприятие (организация) является юридическим лицом. Например, филиалы и представительства являются всего лишь неправосубъектными структурными подразделениями юридического лица, хотя имеют обособленное имущество, отражающееся на их отдельных балансах (ст. 55 ГК РФ).
В условиях рыночной экономики каждый субъект, самостоятельно вступающий в гражданско-правовые отношения, должен обладать обособленным имуществом. Желательно, чтобы имущество принадлежало
1 Bernatzik. Kritische Studien Uber den Begriff der jiiristischen Personen und iiber die jiiristische Personlichkeit der Behbrden insbesondere // Archiv fllr Offentliches Recht. T. V. 1890. S. 176-190 (см.: Суворов КС. Об юридических лицах по римскому праву. С. 120-122).
2 См.: Собчак А.А. Внутрипроизводственный хозрасчет в промышленности. Правовые вопросы. М., 1972. С. 33.
187
Глава III. Сущность юридического лица
лицу на праве собственности, хотя действующее российское законодательство допускает к участию в обороте государственные предприятия и учреждения - субъекты права хозяйственного ведения или оперативного управления (ст. 113-115, 120, 294-299 ГК РФ).
Безусловно, нельзя принижать значение имущества для деятельности юридического лица. Однако сводить понятие юридического лица только к имеющемуся у него обособленному имуществу представляется не вполне оправданным. Поэтому, на наш взгляд, вывод Е.А. Суханова, что сущность конструкции юридического лица есть персонифицированное имущество, т.е. имущество (имущественный комплекс), за которым закон признал свойства субъекта права (персоны), и что только эта юридическая фикция (конструкция) в должной мере отвечает потребностям рыночного оборота1, звучит слишком категорично. С этой точки зрения нужно признать, что формулировка п. 1 ст. 48 ГК РФ нуждается в уточнении.
В частности, заслуживает внимания поправка, сделанная В.А. Рах-миловичем: юридическим лицом называется организация, которая обладает обособленным имуществом, может от своего имени приобретать гражданские права и нести обязанности и вправе выступать в качестве истца и ответчика в суде, арбитраже и третейском суде2.
В свете системного анализа прежнего и действующего российского законодательства представляется небесспорным утверждение И.П. Греш-никова, что юридическое лицо есть абстрактная правовая конструкция, позволяющая включить различные организованности в круг субъектов гражданского права и получить им статус субъекта права3.
Во-первых, абстрактна любая правовая конструкция. Как справедливо заметил Лассон, юридическое понятие лицо есть абстракция даже применительно к отдельному естественному человеку, поскольку из полноты качеств и сторон жизни человеческого существа берутся только те, которые необходимы для сферы гражданских отношений. Точно так же государственное право оперирует понятиями гражданин и подданный. Отсюда не следует, что в этих случаях путем абстракции соз-
' См.: Суханов Е.А. Проблемы развития законодательства о коммерческих организациях.
С. 54. 2 См.: Рахмипович В.А. Понятие, значение и признаки юридического лица // Гражданское
право России: Курс лекций. Часть первая / Под ред. О.Н. Садикова. М., 1996. С. 56. ' См.: Грешников И.П. Субъекты гражданского права. СПб., 2002. С. 158.
188
§ 9. Юридическое лицо с точки зрения современного российского
_______________________законодательства_______________________
дается какое-то искусственное, фиктивное существо, отличное по природе от естественного человека1.
Во-вторых, нуждается в пояснении введенный автором термин организованность .
В-третьих, как мы знаем, есть случаи, когда субъектом права фактически признается организация, не являющаяся юридическим лицом.
С учетом изложенного серьезные сомнения вызывает справедливость высказывания М.В. Жабреева, что как абстрактные, реально не существующие субъекты гражданского права, юридические лица не могут непосредственно участвовать в гражданских правоотношениях2.
Очевидно, что понятия абстрактность, искусственность и фиктивность имеют совершенно разный смысл.
В обычном значении слова абстрактный (от латинского abstractus -отвлеченный) означает нечто мысленное, которое в противоположность непосредственно переживаемому, наглядному, воспринимаемому, данному в чувствах, т.е. конкретному, является не наглядным, а опосредованным, данным в понятии. В философском смысле абстрактным является реальный результат всякого мышления, результат абстрагирования; все понятийное в противоположность непонятийному.
Понятие есть представление, содержащее в себе требование постоянности, совершенной определенности, всеобщего признания, однозначного языкового выражения. Понятие - одна из логических форм мышления. Применительно к понятию следует различать: содержание мышления (относящееся к понятию); предмет понятия (независимый от мышления объект), объем понятия (совокупность вещей, которые охватываются данным понятием) и содержание понятия (совокупность объединенных в нем признаков одного или нескольких предметов).
Обозначения искусственный и естественный являются понятийной парой, выражающей отличия рукотворных созданий, произведений от творений природы.
Фикция (от латинского fictio - выдумка, вымысел) в научном мышлении означает предположение, которое осознается как невероятное, даже невозможное, однако служит человеческому разуму как временное вспомогательное понятие, впоследствии снова исключаемое из теоретического рассуждения3.
1 Lasson. Princip und Zukunft des Volkerrechts. 1871; Суворов КС. Об юридических лицах по римскому праву. С. 143.
2 См.: Жабреев М.В. Публичные образования и их органы: гражданско-правовой статус и участие в гражданских правоотношениях. С. 183-184.
3 См.: Философский энциклопедический словарь. М, 2000. С. 8,354,188,480.
189
Глава III. Сущность юридического лица
Основная посылка теории фикции, что права и обязанности могут принадлежать только людям, была опровергнута еще в XIX в. Как отмечают исследователи, перенесение понятия субъекта права с физического на юридическое лицо исторически неверно, ибо первоначально субъектами права были именно совокупности отдельных личностей1.
Н. С. Суворов подчеркивал, что понятие юридического субъекта не может быть ограничиваемо областью имущественных отношений гражданского права. Всякая цивилистическая теория юридической личности должна быть проверяема ее пригодностью для публичного права. В то же время отождествление юридического субъекта с лицом нежелательно, равно как подведение под понятие юридического лица всех субъектов права, в том числе естественного лица - человека2.
Любопытно, что противники воззрений на юридическое лицо как на самостоятельный субъект права обычно не оспаривают реальность существования государства.
Известно, что римское государство, города и союзы имели права и имущество прежде, чем юриспруденция поставила их в положение частного лица для сферы имущественных отношений. Никакой фикции, никакого воображаемого, существующего лишь в представлении лица не требовалось, чтобы найти субъект для этих отношений союзов3.
Как отмечают исследователи, тот факт, что само государство есть юридическое лицо, вытекает из понятия правоспособности. Государственный юридический порядок есть источник всякой правоспособности, а потому должен поставить себя как субъект всякого права, следовательно, как юридическое лицо, ибо государство должно осуществлять общую цель, стоящую выше интересов всех отдельных его членов4.
Большинство современных правопорядков рассматривают государство именно в качестве разновидности юридического лица. Государство и административно-территориальные единицы в большинстве промыш-ленно развитых стран признаются юридическими лицами публичного права5. Например, согласно норме п. 1 ст. 1 ГК Нидерландов государство, провинции, муниципалитеты обладают статусом юридических лиц6.
§ 9. Юридическое лицо с точки зрения современного российского _______________________законодательства_______________________
Российский законодатель считает государство самостоятельным субъектом права (гл. 5 ГК РФ) наряду с физическими (гл. 3 ГК РФ) и юридическими лицами (гл. 4 ГК РФ). Вместе с тем, коль скоро речь идет о юридической личности государства, романистическая литература всегда подразумевает только государственное имущество, как будто других прав у государства не существует. Встречается даже воззрение, что государство и фиск суть два различных юридических субъекта. Однако, по мнению многих правоведов, государство и фиск соотносятся между собой так же, как физический человек и его кошелек, поэтому следует говорить не о разных субъектах, а только о разных качествах одного и того же юридического лица - государства1.
Более того, как отмечал профессор М.Н. Марченко, несмотря на все разнообразие теорий, объясняющих происхождение государства и права, большинство ученых сходятся во мнении, что государство не навязывается' обществу извне, а возникает на его основе естественным путем с появлением в обществе различных групп, слоев и классов со своими собственными, противоречащими друг другу и противоборствующими интересами.
С появлением государства возникает и право, поскольку в условиях социальных противоречий прежние обычаи, рассчитанные на равенство членов общества и добровольное соблюдение правил, оказались бессильными. Появилась необходимость в новых регуляторах общественных отношений, которые обеспечивались не только силой общественного воздействия, но и государственным принуждением. Таким регулятором стало право.
Первоначально право складывалось как совокупность новых обычаев, к соблюдению которых обязывали зарождающиеся государственные органы, и прежде всего суды. Позднее правовые нормы (правила поведения) устанавливались актами князей, королей и просто наделенных такими полномочиями чиновников2.
1 См.: Гамбаров Ю. С. Курс гражданского права. Т. 1. Часть Общая. С. 448^149; Бра-тусъ СИ. Юридические лица в советском гражданском праве. С. 103 и др.
2 См.: Суворов НС Об юридических лицах по римскому праву. С. 141.
3 См. там же. С. 46, 32-33, 189-192.
4 Bernatzik. Kritische Studien iiber den Begriff der jiiristischen Personen und Uber die jiiristische Personlichkeit der Behbrden insbesondere // Archiv fUr otfentliches Recht. T. V. 1890. P. 237 (см.: Суворов Н.С. Об юридических лицах по римскому праву. С. 126).
5 См.: Зайцева В.В. Юридические лица // Гражданское и торговое право капиталистических государств: Учебник / Отв. ред. Е.А. Васильев. С. 79-80.
6 См.: Гражданский кодекс Нидерландов. Кн. 2,3,5,6 и 7.
190
1 Bernatzik. Kritische Studien Uber den Begriff der jiiristischen Personen und Uber die juristische Personlichkeit der Behdrden insbesondere // Archiv fUr Offentliches Recht. T. V. 1890. S. 176-190 (см.: Суворов Н.С. Об юридических лицах по римскому праву. С. 121).
2 См.: Марченко М.Н. Разнообразие теорий происхождения государства и права // Общая теория государства и права. Академический курс в 2 т. Т. 1. Теория государства / Отв. ред. проф. М.Н. Марченко. М., 1998. С. 37-46; Он же. Проблемы теории государства и права: Учебник. М., 2001. С. 74-140; См. также: Энгельс Ф. Происхождение семьи, частной собственности и государства // Маркс К, Энгельс Ф. Избранные произведения в трех томах. Т. 3. С. 350-370.
191
Глава III. Сущность юридического лица
Очевидно, что субъекты права, т.е. лица, которые могут быть носителями прав и обязанностей, участвовать в правовых отношениях1, возникли только с появлением самого права.
Таким образом, рассматривая государство в качестве древнейшего юридического лица, противопоставленного рядовым его гражданам (подданным, вассалам и т.п.), можно сделать вывод, что юридические и физические лица как субъекты права возникли одновременно.
Вся мировая история, в том числе история СССР, свидетельствует, что юридические лица существовали независимо от признания их объективным правом. Юридическое лицо - это объективное общественное явление, основанное на естественной необходимости, а не на фикции.
В то же время юридическое лицо - категория правовая, а потому абстрактная, как все правовые конструкции. Применительно к конкретному живому человеку понятия физическое лицо, субъект права тоже абстрактны. Однако с точки зрения теории права эти понятия вполне реальны, как реально понятие юридическое лицо.
Право есть достаточно объективное явление действительности, обусловленное историческими, экономическими, социальными и культурными традициями общественной жизни. С позиций диалектического материализма представляется весьма спорным уже приводившееся нами утверждение Рюмелина, что права можно связывать не только с малолетними и безумными, но и с любым понятием или именем, даже с № 1891, с животным, с домом, с парком2.
Практика - критерий истины - убедительно доказала, что нельзя наделить способностью быть субъектом права какое-нибудь кресло № 13, как нельзя, например, ввести с 24 декабря 1993 г. в гражданское законодательство Российской Федерации институт доверительной собственности (траста)3, который рассчитан на другие реалии и может функционировать только в англо-американском праве (общее право и право справедливости), а российское право может регулировать сходные отношения только с помощью договора доверительного управления. Вместе с тем надлежит согласиться с мнением В.А. Рахмиловича, что в отличие от людей - физических лиц, имеющих естественное происхождение, юридические лица создаются не природой, а самим обществом и правом4.
1 См.: Алексеев С. С. Право: азбука - теория - философия: опыт комплексного исследования. М., 1999. С. 70.
2 См.: Суворов Н.С. Об юридических лицах по римскому праву. С. 117-118.
3 См. Указ Президента РФ от 24 декабря 1993 г. Ss 2296 «О доверительной собственности (трасте)» // Вестник ВАС РФ. 1994. № 4.
4 См.: Рашилович В.А. Юридические лица // Гражданское право России. Общая часть: Курс лекций / Отв. ред. О.Н. Садиков. М., 2001. С. 135.
192
§ 9. Юридическое лицо с точки зрения современного российского _______________________законодательства_______________________
Как писал С.Н. Братусь, в отличие от физического лица, необходимой предпосылкой или условием возникновения юридического лица является сознательная волевая деятельность людей - органов государственной власти, определенной группы или одного дееспособного физического лица. Те юридические отношения, которые связывают определенный или неопределенный круг лиц при наличии поставленной ими или перед ними единой цели, общих интересов, вызывающих одинаковое поведение (а потому одинаковые права и обязанности, ибо всякое субъективное право есть определенная мера поведения), обособляясь от физических субъектов этих отношений, приобретают новое качество: участником правоотношения является новый субъект права - юридическое лицо. Юридическое лицо является носителем новых субъективных прав людей, создавших организацию1. Поэтому будет правильно назвать юридическое лицо искусственным субъектом, чтобы подчеркнуть его отличие от естественного лица - человека. Юридическое лицо есть искусственное общественное образование в том смысле, что так или иначе оно создается людьми по правилам, установленным законом.
Подчеркиваем, что именно объективное право наделяет живого человека или некое общественное образование свойством правосубъектности, способностью быть лицом. С этой точки зрения представляется некорректным говорить о юридическом лице как о чем-то фиктивном, равно как использовать фикцию в качестве научного приема для объяснения его сущности.
По нашему мнению, объективное право лишь устанавливает применительно к юридическим лицам такой правовой режим, который в достаточной степени отвечает их искусственной природе.
Таким образом, с позиций цивилистической теории здесь имеет место не фикция, а скорее аналогия, т.е. перенесение режима правового регулирования с одного объекта на другой, в данном случае - использование сходных норм и правил для определения правового статуса разных субъектов - физических и юридических лиц.
Безусловно, в силу особенностей юридического лица его правовой статус несколько отличается от статуса лица физического. Так, по причине своей искусственной природы юридическое лицо может участвовать в правоотношениях только посредством физических лиц, которые рассматриваются объективным правом либо как органы юридического лица, действующие от его имени в пределах установленной компетен-
1 См.: Братусь С. Н. Юридические лица в советском гражданском праве. С. 34,51.
193
Глава III. Сущность юридического лица
ции (п. 1 ст. 53 ГК РФ), либо как его законные (п. 2 ст. 53 ГК РФ) или добровольные представители (п. 1 ст. 182 ГК РФ).
Многообразие теоретических построений, придуманных правоведами для объяснения сущности юридического лица, и отсутствие окончательного научного вывода свидетельствуют, что поиски субстрата юридического лица - занятие достаточно бесперспективное. Юридическое лицо само по себе есть истинная волеспособная и дееспособная личность.
Можно отчасти согласиться с определением, предложенным И. Пу-ханом и М. Поленак-Акимовской, что юридические лица представляют собой объединения людей и имущества, за которыми было признано свойство быть носителями прав и обязанностей (правоспособность, статус юридического субъекта) и возможность действиями своих органов выражать правозначимую волю, вступая в правовые отношения между собой и с физическими лицами (дееспособность)1.
Действительно, как отмечают исследователи, до начала XX в. юридические лица на момент создания выступали как коллективные образования, ибо законодательство предусматривало минимум учредителей. Однако позднее в ряде стран законодатель разрешил создание юридического лица единственным учредителем2.
После принятия 21 декабря 1989 г. Двенадцатой Директивы ЕС о компаниях одного лица3, направленной на признание всеми государствами - участниками Европейского союза обществ с ограниченной ответственностью с одним участником, предлагать научное определение юридического лица как объединения людей и имущества представляется не вполне корректным.
Заслуживает внимания легальное определение юридического лица, которое содержится в действующем ГК Грузии: юридическое лицо -это созданное для достижения определенной цели, имеющее собственное имущество организационное образование, которое самостоятельно отвечает своим имуществом и от своего имени приобретает права и обязанности, заключает сделки и может выступать истцом и ответчиком в суде (п. 1 ст. 24)4.
Следует обратить внимание, что приведенное определение соответствует доктринальному пониманию юридического лица как с точки зрения теории «организации» профессора О.А. Красавчшова, так и с
' См.: Пухан И., Поленак-Акимовская М. Римское право. С. 92.
2 См.: Гражданское и торговое право капиталистических государств: Учебник / Отв. ред. Е.А. Васильев. С. 76.
3 Official Journal of the European Communities № L 395 of 30 December 1989.
4 См.: Гражданский кодекс Грузии. Принят 26 июня 1997 г., введен в действие с 25 ноября 1997 г. / Пер. с груз.; Отв. ред. Л. Чантурия. Тбилиси, 1998. С. 14.
194
§ 9. Юридическое лицо с точки зрения современного российского
___________________ законодательства_______________________
позиций теории «целевого имущества» профессора Е.А. Суханова. Кроме того, в данном определении подчеркивается искусственная природа юридического лица как субъекта права.
Вместе с тем очевидно, что никакое объединение людей, никакой трудовой коллектив, никакое имущество или организационное образование сами по себе не являются субъектами гражданского права. Обладателем субъективных прав, в том числе вещных, исключительных и прочих, должником и кредитором в обязательственных и иных гражданско-правовых отношениях могут быть:
- само юридическое лицо (ст. 48 ГК РФ);
- физическое лицо (ст. 17,21 ГК РФ);
- государство - Российская Федерация, субъекты Российской Федерации, муниципальные образования (ст. 124 ГК РФ).
Понимание юридического лица как реального субъекта права находит подтверждение не только в теории, но также в законодательстве и судебной практике.
В конце XIX столетия Гирке подчеркивал, что правоспособность юридического лица, как и лица индивидуального, простирается на публичное и частное право, причем в частном праве она не ограничивается только имущественным правом. По сравнению с правоспособностью лица индивидуального правоспособность юридического лица, с одной стороны, уже, поскольку отпадают все права, устанавливаемые человеческой индивидуальностью (например, семейные). С другой стороны, его правоспособность шире, так как юридическое лицо имеет права, которые могут принадлежать лишь общественному целому над его частями (например, корпоративная власть)1.
Соглашаясь с Гирке, С.Н. Суворов замечал, что юридическое лицо (корпорация) имеет известный законный ранг, место жительства, печать и герб, купеческую и ремесленную фирму, авторские права, наконец, честь, которой напрасно старались лишить его юристы и которая не только издревле играла всемирно-историческую роль, но и доныне действует в качестве живого политического, социального и этического понятия2.
В начале XX столетия в США получила широкую поддержку теория естественного лица (natural entity), согласно которой юридическое лицо по правовому положению должно быть приравнено к физическому, ибо корпорация образуется естественным путем, при помощи част-
1 Gierke. Deutsches Privatrecht (Binding's Systematishes Handbuch der deutschen Rechtswis-senschaft). 1895. S. 265, 469 and oth. (см.: Суворов Н.С. Об юридических лицах по римскому праву. С. 98).
"См.: Суворов Н.С. Об юридических лицах по римскому праву. С. 98.
195
Глава Ш. Сущность юридического лица
ной инициативы начинает вести самостоятельную жизнь и на этом основании не должна ущемляться в своих правах по сравнению с физическими лицами. Судебная практика стала считать корпорации гражданами штата регистрации и распространила на них привилегии и льготы, существующие для граждан данного штата1.
Аналогичные тенденции наблюдаются в российском праве.
Конституция РФ 1993 г. говорит только о правах и обязанностях гражданина, не упоминая прямо о юридических лицах. Между тем согласно постановлению Конституционного Суда РФ от 17 декабря 1996 г. № 20-П конституционные права человека и гражданина, закрепленные в Конституции РФ, распространяются на юридические лица в той степени, в какой это право по своей природе может быть к ним применимо (п. 4)2.
До некоторой степени справедливо утверждение, что для юриста понятие лицо существует настолько, насколько существуют права, к которым оно способно, и насколько дана ему эта способность юридическим порядком.
Лицо или юридическое лицо есть человек или человеческий союз, который имеет дарованную ему или признанную за ним юридическим порядком способность быть носителем субъективного права. В этом смысле личность единичного человека также можно назвать юридической, как и личность человеческого союза, либо вообще отказаться от употребления приставки юридическое применительно к индивидуальному или союзному лицу3.
Между тем полностью согласиться с такой точкой зрения вряд ли возможно. Очевидно, что некоторые права и обязанности по определению могут принадлежать только физическому лицу - человеку (брачно-семейные и пр.). Точно так же в силу естественных различий мужской и женской человеческой природы понятие материнства в семейном праве связано исключительно с женщиной, а отцовства - с мужчиной.
Гражданский кодекс РФ, признавая гражданскую правоспособность и дееспособность (правосубъектность) юридического лица (ст. 49 ГК РФ), предоставляет ему, в частности, право на защиту деловой репутации (п. 7 ст. 152 ГК РФ). Судебная практика по гражданским
' См.: Сыродоева О.Н. Акционерное право США и России (сравнительный анализ). С. 22-25.
2СЗРФ. 1997. №1. Ст. 197.
3 Bernatzik. Kritische Studien liber den Begriff der juristischen Personen und liber die jiiristische Personlichkeit der Beh6rden insbesondere // Archiv fiir uffentliches Recht. T. V. 1890. S. 188-193 (см.: Суворов КС. Об юридических лицах по римскому праву. С. 122; Дювернуа Н.Л. Чтения по гражданскому праву. Т. 1. С. 257-276).
196

§ 9. Юридическое лицо с точки зрения современного российского _______________________законодательства_______________________
делам даже допускает возможность компенсации морального вреда, причиненного юридическому лицу1.
В XIX столетии в Англии новые участники компании и должностные лица приносили присягу на верность компании2 так же, как подданные короны присягали своему монарху, а когда-то вассалы присягали своему сюзерену.
Процессуальная правоспособность юридического лица была признана Гражданским процессуальным кодексом РСФСР 1964 г. (ст. 29, 33 и др.) и Арбитражным процессуальным кодексом РФ 1995 г. (ст. 22 и др.). В современном российском законодательстве процессуальная правоспособность юридических лиц также признается Гражданским процессуальным кодексом РФ 2002 г. (подп. 1 п. 1 ст. 22 и др.)3 и Арбитражным процессуальным кодексом РФ 2002 г. (п. 2 ст. 27 и др.)4.
Трудовой кодекс РФ, введенный в действие с 1 февраля 2002 г. , как и ранее действовавший КЗоТ 1971 г., признает юридическое лицо -работодателя стороной в трудовых отношениях (ст. 20 ТК РФ).
Юридические лица являются субъектами административных отношений. В частности, за нарушения налогового, земельного законодательства, законодательства в области охраны окружающей среды, строительства и др. была установлена административная ответственность юридических лиц6.
В отличие от прежнего КоАП РСФСР 1984 г. новый Кодекс РФ об административных правонарушениях, введенный в действие с 1 июля 2002 г.7, прямо установил, что административным правонарушением признается противоправное, виновное действие (бездействие) физиче-
1 См. п. 5 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 20 декабря 1994 г. № 10 «О некоторых вопросах применения законодательства о компенсации морального вреда» // Бюллетень Верховного Суда РФ. 1995. № 3; Нешатаева Т.Н., Стар-женецкий В.В. Возмещение нематериального ущерба в пользу юридического лица в деле компании Комингерсоль против Португалии (решение Европейского суда по правам человека от 6 апреля 2000 г.) // Вестник ВАС РФ. 2001. № 2. С. 56-64.
2 См.: Каминка А.И. Акционерные компании. Т. 1. С. 206.
3 Принят Государственной Думой 23 октября 2002 г. Официальный текст по состоянию на 1 марта 2003 г. // СПС «КонсультантПлюс». ВерсияПроф.
4 Принят Государственной Думой 14 июня 2002 г. // СЗ РФ. 2002. № 30. Ст. 3012.
5 Принят Государственной Думой 21 декабря 2001 г. Официальный текст по состоянию на 1 марта 2003 г. // СПС «КонсультантПлюс». ВерсияПроф.
6 См.: Алехин АЛ., Кармолицкий А.А., Козлов Ю. М. Административное право Российской Федерации: Учебник. М., 1996. С. 294.
7 Принят Государственной Думой 20 декабря 2001 г. Официальный текст по состоянию на 1 марта 2003 г. // СПС «КонсультантПлюс». ВерсияПроф.
197
Глава III. Сущность юридического лица
ского или юридического лица, за которое установлена административная ответственность (п. 1 ст. 2.1 КоАП РФ 2001 г.).
Юридическое лицо признается виновным в совершении административного правонарушения, если будет установлено, что у него имелась возможность для соблюдения правил и норм, за нарушение которых предусмотрена административная ответственность, но данным лицом не были приняты все зависящие от него меры по их соблюдению (п. 2 ст. 2.1 КоАП РФ 2001 г.).
Уголовная ответственность юридических лиц действующим российским законодательством не предусмотрена.
Уголовный кодекс РФ, вступивший в силу с 1 марта 1996 г.1, прямо указывает, что уголовной ответственности подлежит только вменяемое физическое лицо, достигшее установленного возраста (ст. 19 УК РФ). Однако во Франции, где господствует реалистическая теория, юридические лица именно в качестве субъектов права несут уголовную ответственность2. Уголовную ответственность юридические лица несут также в Англии, Австралии, Нидерландах, США и ряде других стран3.
Следует отметить, что Уголовно-процессуальный кодекс РФ, вступивший в силу с 1 июля 2002 г.4, рассматривает, например, юридическое лицо в качестве потерпевшего, если преступлением причинен вред его имуществу и деловой репутации (п. 1,9 ст. 42 УПК РФ), и стороны, выполняющей на основе состязательности функцию обвинения (уголовного преследования).
Согласно нормам ст. 23 УПК РФ, если преступное деяние причинило вред интересам исключительно коммерческой или иной организации, не являющейся государственным или муниципальным предприятием, и не причинило вреда интересам других организаций, а также интересам граждан, общества или государства, то уголовное дело возбуждается по заявлению руководителя данной организации или с его согласия.
Весьма любопытной новеллой является норма ст. 139 УПК РФ, в соответствии с которой вред, причиненный юридическим лицам неза-
1 Принят Государственной Думой 24 мая 1996 г. Официальный текст по состоянию на 1 марта 2003 г. // СПС «КонсультантПлюс». ВерсияПроф.
2 См.: Гугкаев С. Некоторые аспекты уголовной ответственности юридических лиц в зарубежном праве // Иностранное право: Сб. науч. статей и сообщений. Вып. 2. М, 2001. С. 122-127.
3См.: Никифоров А. С. Юридическое лицо как субъект преступления и уголовной ответственности. М., 2003. С. 47-200.
4 Принят Государственной Думой 22 ноября 2001 г. Официальный текст по состоянию на 1 марта 2003 г. // СПС «КонсультантПлюс». ВерсияПроф.
198
§ 9. Юридическое лицо с точки зрения современного российского
_______________________законодательства_______________________
конными действиями (бездействием) и решениями суда, прокурора, следователя, дознавателя, органа дознания, возмещается государством в полном объеме.
Весьма интересным является вывод А.А. Слугина, что гражданская правосубъектность юридического лица опосредует не человека, а общественное отношение. Поэтому нельзя отождествлять сущность юридического лица с одним из его субстратов, равно как нельзя отрицать значение имущественного и человеческого субстратов для правосубъектности юридического лица1.
С точки зрения российского права юридическое лицо можно определить как созданный в соответствии с законом для определенных целей реальный субъект права, которому могут принадлежать имущественные и некоторые личные неимущественные права и обязанности, применимые к его искусственной природе.
Поскольку юридическое лицо является субъектом не только гражданских, но также трудовых, административных, финансовых, уголовных и иных правоотношений, следовательно, категория юридического лица является общеправовой.
Термины физическое лицо и юридическое лицо должны быть сохранены в действующем российском законодательстве, ибо правовое положение юридических лиц отличается от правового положения других субъектов права - физических лиц и публично-правовых образований.
'См.: Слуги»А.А. Гражданская правосубъектность юридичеких лиц: Автореф. дис. канд. юрид. наук. Краснодар, 2003. С. 15.
ГЛАВА IV. КЛАССИФИКАЦИЯ ЮРИДИЧЕСКИХ ЛИЦ В ЕВРОПЕЙСКОМ КОНТИНЕНТАЛЬНОМ ПРАВЕ
Существование в правопорядке определенной системы юридических лиц обусловлено влиянием многих факторов экономического и политического характера. Отдельные конструкции юридических лиц могут появляться и исчезать вслед за сменой формы государственного устройства, правления и даже политического режима конкретного государства. Как подчеркивает Е.А. Суханов, появление, функционирование и развитие юридических лиц в значительной степени определяется господствующим в экономике типом хозяйственного механизма, т.е. принятой системой регуляторов экономической деятельности - рыночной, планово-централизованной, смешанной, переходной. В зависимости от этого расширяется или сужается сеть юридических лиц, появляются или исчезают некоторые их разновидности1.
Правовая наука и законодательство европейских государств классифицируют юридические лица по разным критериям2. Рассмотрим некоторые из них, имеющие наиболее важное теоретическое и практическое значение.
§ 1. Юридические лица публичного и частного права
Различие между частными и публичными юридическими лицами было замечено еще римскими юристами. Римское государство обладало двумя группами правомочий: публичного и частного характера. В качестве носителя государственной власти (imperium) государство было субъектом публичного права. Как носитель частноправовых имущественных полномочий (fiscus) оно признавалось субъектом частного права3.
См.: Суханов Е.А. Юридические лица как участники гражданских правоотношений // Гражданское право. Т. I. С. 178-179.
См.: Братусь С.Н. Юридические лица в советском гражданском праве. С. 35; Суханов Е.А. Юридические лица как участники гражданских правоотношений // Гражданское право. Т.!. С. 180-183; Кулагин М.И. Избранные труды. С. 40-48; Богатых ЕА. Гражданское и торговое право. М., 1996. С. 37-46; Гражданское и торговое право капиталистических государств / Отв. ред. Е.А. Васильев. С. 79-84, 124-171; European Company Structures: A Guide to Establishing a Business Entity in a European Country / Edited by Michael J. Oltmanns. London, The Hague, Boston: Kluwer Law international, 1998; Dorreslein A., Kuiper I., Morse G. European Corporate law. Boston, 1994; Pennington, Robert R. Company Law. 7-th edition. Butterworths: London, Dublin, Edinburgh, 1995 и др. См.: Пухан И., Поленак-Акимовская М. Римское право. С. 94.
200
_______§ 1. Юридические лица публичного и частного права_______
В современных правопорядках юридические лица обычно подразделяются на публичные, частные и квазипубличные. Для их разграничения, как правило, используются следующие критерии:
1) порядок создания, в том числе правовая природа акта, послужившего основанием для возникновения юридического лица;
2) объем правоспособности, предмет и цели деятельности юридического лица;
3) наличие или отсутствие у юридического лица властных полномочий;
4) характер взаимоотношений между юридическим лицом и его учредителями (участниками);
5) правовой режим имущества юридического лица. Публичные юридические лица. Правовое положение публичных
юридических лиц (порядок создания, структура, компетенция, органы управления, правовой режим имущества и пр.) регламентируется нормами не только гражданского, но и публичного права.
Как подчеркивал Гирке, социальное право публичной корпорации становится составной частью публичного юридического порядка. Внутренняя жизнь публичной корпорации подчиняется действию таких же норм, какими регулируется собственная жизнь государства. Публичная корпоративная власть получает атрибуты государственной власти, а ее носители занимают начальственное положение. Внутренние споры в публичной корпорации разрешаются административной юстицией, а не путем гражданского процесса. В отношении учреждения, изменения, прекращения и защиты публичных корпораций государство осуществляет особую власть, надзирая за выполнением корпорацией ее задач .
Юридическое лицо публичного права создается по воле государства (иного публично-правового образования), на основании публично-правового акта нормативного характера (закона, иного правового акта) либо административного акта, который принимается органом государственной власти (управления) и определяет специальную (целевую) правоспособность юридического лица, в том числе его цели и задачи; предмет деятельности; полномочия, делегированные ему государством, иные права и обязанности; основы взаимоотношений с государством и его органами; структуру и компетенцию органов управления юридического лица; правовой режим имущества; ответственность юридического лица по его обязательствам и возможность привлечения к субсидиарной ответственности государства; порядок отчетности юридического лица и
1 Gierke. Deutsches Privatrecht (Binding's Systematishes Handbuch der deutschen Rechtswis-senschaft). 1895. S. 619-642 (см.: СуворовН.С. Об юридических лицах по римскому npa:
ву. С. 147).
201
Глава IV. Классификация юридических лиц

способы государственного контроля за его деятельностью; порядок его реорганизации и ликвидации и пр.
Публичные юридические лица имеют общегосударственное значение. Они являются частью государственной власти в разных инстанциях и обладают властными правомочиями публичного характера (издание нормативных актов; осуществление контрольных и надзорных функций; сбор налогов; отправление правосудия и пр.). Осуществляя предоставленное им полномочие, они сами или их органы действуют не в качестве представителей гражданского права, а в качестве должностных лиц или делегатов публичного или общественного права, заимствующих свои полномочия из самой должности. Эти лица имеют законные полномочия на свои должностные действия, осуществляя правомочия не только гражданского, но и общественного характера1.
Особенность государственных учреждений состоит в том, что они осуществляют чужие права, принадлежащие государству2. Действительно, суд нельзя считать субъектом права судить и наказывать; налоговые органы не являются субъектами права собирать налоги, а оборонное ведомство - субъектом права набирать рекрутов в армию и т.д. Все перечисленные юридические лица действуют от имени государства, наделившего их указанными полномочиями (компетенцией) в соответствии с законом. Нередко такие юридические лица даже не имеют собственных учредительных документов (своего устава или положения), а действуют на основании Конституции данного государства, иного общего или специального закона.
Законодательство зарубежных стран обычно причисляет к юридическим лицам публичного права государство, административно-территориальные единицы, государственные учреждения, торгово-промышленные палаты, иные подобные организации3.
Например, во Франции публичными юридическими лицами считаются: государство, департаменты, государственные учреждения, государственные учебные заведения, торговые палаты, благотворительные организации и др.4
1 См.: Суворов КС. Об юридических лицах по римскому праву. С. 150-159.
2 Bernatzik. Kritische Studien Uber den Begriff der jiiristischen Personen und Uber die jiiristische PersOnlichkeit der Behorden insbesondere // Archiv fur uffentliches Recht. T. V. 1890. S. 220 (см.: Суворов Н.С. Об юридических лицах по римскому праву. С. 124).
' См.: Братусь С.Н. Юридические лица в советском гражданском праве. С. 62-64; Кулагин М.И. Избранные труды. С. 40-43; Гражданское и торговое право капиталистических государств / Отв. ред. Е.А. Васильев. С. 79-80; Правительство, министерства и ведомства в зарубежных странах. М, 1994.
4 См.: Богатых Е.А. Гражданское и торговое право. С. 41.
202

________§ 1. Юридические лица публичного и частного права________
В ФРГ существует целая система юридических лиц публичного права. Прежде всего к ним относятся федеральные государственные учреждения (oberste Bundesbehbrden, Bundesoberbehorden, Zentrale Bun-desbehurden), в том числе Правительство; Федеральный банк; Федеральная счетная палата; Патентное ведомство; Федеральная почта; Министерство иностранных дел, иные федеральные министерства и ведомства. Они уполномочены к самостоятельному выполнению функций публичного управления и в пределах своей компетенции обладают правом принимать нормативные акты, обязательные для третьих лиц.
Как отмечают германские правоведы, многие юридические лица публичного права создаются государством исключительно с целью освободить собственно управленческие государственные организации от осуществления хозяйственной (экономической, предпринимательской и т.п.) деятельности. К ним относятся:
Во-первых, корпорации публичного права (Korperschaft des of-fentlichen Rechts), которые выполняют функции публичной власти, но не являются государственными учреждениями (органами), ибо государство осуществляет через них опосредованное управление. В пределах своей компетенции эти корпорации вправе принимать общеобязательные правовые нормы. В свою очередь они подразделяются на территориальные (коммуны, т.е. общины и союзы общин) и персональные (например, образованные лицами одной профессии или сферы деятельности - ремесленная, врачебная и адвокатская палаты и др.; организации социального обеспечения - больничные кассы, пенсионные организации; высшие школы). Членство в профессиональных корпорациях обычно является обязательным для соответствующих лиц.
Во-вторых, самостоятельные имущественные организации публичного права (Anstalten), определяемые как организационное единство имущественных и кадровых средств (имущество и управленческий аппарат) в руках носителя публичного управления, которое предназначено для длительного служения определенным управленческим целям. Эти юридические лица обычно создаются для выполнения работ и оказания услуг потребителям на основе публичных договоров (банки, сберегательные кассы, предприятия транспорта и связи, радио). При наличии специального управомочия со стороны государства они могут издавать акты, содержащие нормы права.
В-третьих, фонды публичного права (Stiftung) - правоспособные организации, создаваемые для управления некими имущественными ценностями (капиталом или вещью), целенаправленно переданными основателем данного фонда. Они учреждаются актом государственной власти (законом или на его основе), имеют властные полномочия и находятся под государственным надзором. Публичные фонды могут со-
203
Глава IV. Классификация юридических лиц
держать больницы, дома престарелых, создаваться для поддержки образования, науки, культуры, охраны природы и пр.
Германское гражданское уложение уравняло юридических лиц публичного и частного права только в отношении ответственности за действия правления и его членов, а также потери правоспособности в случае открытия конкурса над имуществом юридического лица (§ 89 ГГУ).
В ФРГ существуют ограничения для деятельности юридических лиц публичного права в сфере экономики, которые выгодны частноправовым субъектам. Публичные юридические лица могут заниматься предпринимательской деятельностью только в сфере общих интересов, при условии, что по причинам организационного или экономического характера эффективное осуществление этой деятельности субъектами частного права невозможно1.
В США публичными юридическими лицами считаются: государство (федерация и отдельные штаты); государственные (муниципальные) органы - государственные департаменты; независимые агентства и др.2
Свойство юридического лица жак субъекта публичного права требует специального признания.
Так, в ГК Нидерландов (п. 1 ст. 1) прямо сказано, что статусом юридических лиц обладают: государство, провинции, муниципалитеты, управления по надзору за плотинами, а также все органы, которым в силу Конституции предоставлены предписывающие полномочия. Другие органы, на которые возложено выполнение части функций органов власти, являются юридическими лицами только тогда, когда это предусмотрено законом (п. 2 ст. 1). Согласно п. 3 ст. 1 ГК Нидерландов общие положения Гражданского кодекса о юридических лицах не распространяются на юридические лица публичного права3.
Квазипубличные юридические лица. Наряду с публичными и частными юридическими лицами существуют промежуточные образования, которые обычно определяют как квазипубличные (quasi-public). Это субъекты, не причисляемые к юридическим лицам публичного права, но служащие общим нуждам населения4. Например, согласно праву ФРГ квазипубличными юридическими лицами можно признать частные предприятия с полученными публичными функциями.
1 См.: Жалинский А., Рерихт А. Введение в немецкое право. С. 156-160, 495; Германское право. Ч. 1. С. 29.
2 См.: Сыродоева О.Н. Акционерное право США и России (сравнительный анализ). С. 17.
3 См.: Гражданский кодекс Нидерландов. Кн. 2,3, 5, 6 и 7.
4 См.: Сыродоева О.Н. Акционерное право США и России (сравнительный анализ). С. 17.
204
________§ 1. Юридические лица публичного и частного права________
По сути эти организации остаются юридическими лицами частного права, но в определенной сфере могут наделяться публичными полномочиями - правом принимать административно-правовые акты и совершать необходимые действия (частные школы, частные банки, юридические лица, выполняющие функции профессионального надзора и контроля, проведения экспертиз и др.).
Как отмечают исследователи, передача публичных функций частноправовым юридическим лицам осуществляется для того, чтобы заменить бюрократический механизм эффективным хозяйственным управлением и сократить государственное финансирование1.
С точки зрения права США квазипубличными являются: Правительственная национальная ипотечная ассоциация (Government National Mortgage Association - GNMA, Джинни Мэй, Джинни); Федеральная национальная ипотечная ассоциация (Federal National Mortgage Association - FNMA, Фэнни Мэй, Фэнни), образованная Конгрессом США в 1938 г. в качестве представителя Правительства Соединенных Штатов для организации вторичного рынка частных ипотечных кредитов; Федеральная корпорация ипотечного кредитования (Federal Home Mortgage Corporation - FHLMS, Фредди Мак), созданная Законом 1970 г. о чрезвычайном финансировании жилищного строительства, и др.
Эти организации, осуществляющие рефинансирование ипотечных кредитов, определяются американским законодательством как «федеральные фонды содействия» и сочетают в себе черты одновременно публичных и частных юридических лиц. С одной стороны, они созданы для выполнения определенной правительственной цели, обозначенной их федеральным статусом, получают ряд полномочий от федеральных органов и контролируются федеральным правительством США; с другой стороны - участвуют в обороте, извлекают прибыль и управляются как юридические лица частного права2.
Квазипубличными юридическими лицами являются государственные (публичные) корпорации.
Прародительницей государственных корпораций считается Англия, хотя сейчас они широко распространены во многих зарубежных странах. В английском праве выделяют несколько разновидностей публичных корпораций: коммерческие публичные корпорации (Национальное управление железных дорог); управленческие публичные кор-
1 См.: Жалинский А., Рерихт А. Введение в немецкое право. С. 160, 495; Steding R. Handels und Gesellschaftsrecht. 2. Aufl. Baden-Baden: Nomos, 1994. S. 23.
2 См.: Рогова Е. С. Кто может заниматься рефинансированием? // Ипотека. 2000. № 8 (30). С. 2; Она оке. Гражданско-правовые проблемы вторичного рынка ипотечного кредитования. Дис.... канд. юрид. наук. М., 2002. С. 131-136.
205
Глава IV. Классификация юридических лиц
порации, отвечающие за организацию и функционирование сферы услуг (корпорация по развитию городов и жилищного строительства); публичные корпорации, осуществляющие совещательные, консультационные функции (Комитет по ценам и доходам).
В США публичные корпорации создаются для осуществления отдельных правительственных функций (например, корпорации по комплексному использованию природных ресурсов, муниципальные корпорации в области местного самоуправления) .
Государственная корпорация создается на основе акта государственного органа (парламента, министерства), определяющего ее правовой статус: цели и задачи, виды деятельности, структуру органов управления, порядок отчетности, разрешения споров, реорганизации и ликвидации и др.
Правоспособность государственной корпорации является специальной (исключительной), а сделки, выходящие за ее пределы, считаются ничтожными.
Классическая государственная корпорация унитарна, ибо ее имущество образовано за счет государства, хотя не исключено формирование имущества из взносов государственных образований различного уровня либо иных субъектов публичного права. Обособленное имущество корпорации, которым она отвечает по своим обязательствам, остается в государственной собственности.
Как правило, государство по долгам корпорации не отвечает. Государственные корпорации могут функционировать на принципах самоокупаемости, быть прибыльными или заведомо убыточными. Чаще всего корпорации финансируются из бюджета, хотя нормативные акты и уставы некоторых корпораций дают им возможность получать доходы от использования имущества, выпуска ценных бумаг, оказания услуг, иных видов деятельности. Поэтому возможен различный порядок налогообложения: уплата налогов по правилам, установленным для коммерческих юридических лиц; предоставление налоговых льгот; полное освобождение от уплаты налогов. Финансовая отчетность корпорации ежегодно представляется на рассмотрение и утверждение органа власти, ответственного за исполнение бюджета, и в соответствующее государственное ведомство.
1 См.: Мозолин В.П. Корпорации, монополии и право в США. М, 1966; Нарышкина Р.Л. Правовое положение государственно-капиталистических предприятий // Гражданское и торговое право капиталистических государств / Отв. ред. Е.А. Васильев. С. 171-176; Гражданское и торговое право капиталистических стран / Под ред. В.П. Мозолина и М.И. Кулагина. М., 1980. С. 87-93; Ершова И.В. Проблемы правового статуса государственных корпораций // Государство и право. 2001. № 6. С. 35-36; Ершова И.В. Правовой режим государственного имущества в хозяйственном обороте: теоретические основы и пути совершенствования. М., 2001.
206
________§ 1. Юридические лица публичного и частного права________
По мнению ИВ. Ершовой, государственные (публичные) корпорации (public corporation) англо-американского права являются типичными юридическими лицами частного права. Однако если данная государственная корпорация преследует цели публичного характера, обладает властными полномочиями, возникает и прекращается на основании специального акта, принимаемого компетентными государственными органами, имеет строго специальную правоспособность, то ее следует причислить к юридическим лицам публичного права1.
Частные юридические лица. Деятельность юридических лиц частного права не имеет публично-правового значения, они не выполняют властно-распорядительные или контрольные функции. Как правило, такое юридическое лицо создается по усмотрению одного или нескольких частных лиц, на основании частноправового акта (гражданско-правовой сделки одного учредителя либо договора нескольких учредителей).
Учредители утверждают устав юридического лица, определяют предмет и цели его деятельности, формируют его имущественную базу, образуют органы управления и пр. Большинство коммерческих и некоммерческих юридических лиц относятся именно к этой категории.
Публичные компании англо-американского права (public companies) являются типичными юридическими лицами частного права. Их нельзя путать с классическими публичными юридическими лицами, ибо сходство между ними состоит только в названии.
В Англии частная компания (private company) была легализована в начале XX в. Закон 1980 г. закрепил различия между частной и публичной компаниями. По сравнению с публичной частная компания пользуется рядом преимуществ: для начала деятельности компании не требуется получения промыслового свидетельства; она может иметь лишь одного директора; смягчены требования к лицам, которые могут действовать в качестве директоров. Только по отношению к публичной компании закон устанавливает требование минимального размера уставного капитала и части уставного капитала, подлежащей оплате к моменту регистрации компании. Закон 1981 г. снизил требования публичной отчетности по отношению к мелким и средним компаниям2.
В США английской частной компании соответствует закрытая корпорация (close corporation), легализованная судебной практикой.
Особенности ее статуса заключаются в следующем: ограничена численность акционеров; запрещена публичная подписка на акции; ог-
1 См.: Ершова И.В. Проблемы правового статуса государственных корпораций. С. 36.
2 См.: Зайцева В.В. Общество с ограниченной ответственностью // Гражданское и торговое право капиталистических государств / Под ред. Е.А. Васильева. С. 170-171; Robert R. Pennington. Company Law. 7-th edition. London, Dublin, Edinburgh: Butterworths, 1995.
207
Глава IV. Классификация юридических лиц
раничена свобода передачи акций. При наличии указанных признаков корпорация может вести дела в упрощенном порядке, пользоваться иными привилегиями1.
Закрытая корпорация американского права напоминает известное российскому праву закрытое акционерное общество. По сути так называемые публичные и частные компании английского права (public or private company) есть аналоги открытых и закрытых акционерных обществ российского права, которые известны также некоторым другим правопорядкам. Например, в Финляндии согласно нормам Закона о компаниях 1978 г. (29.09.1978/734) в редакции Закона от 14 февраля 1997 г. (osakey-htiolaki 1997/1452, с последующими изменениями и дополнениями) существуют две разновидности акционерных компаний: частная компания (private limited company; osakeyhtio или Оу - на финском языке; aktiebolag или Ab - на шведском языке) и публичная компания (public limited company; julkinen osakeyhtio или Oyj - на финском языке; publikt aktiebolag или Abp - на шведском языке).
Аналогичное деление акционерных компаний на открытые и закрытые имеет место в законодательстве Нидерландов3.
§ 2. Коммерческие и некоммерческие
Юридические лица различаются между собой по предмету и целям деятельности. Коммерческие юридические лица преследуют цель извлечения прибыли, а некоммерческие ставят перед собой альтруистические (общественные, политические, социальные, культурные, гуманитарные) и прочие неэкономические задачи. Большинство юридических лиц являются коммерческими (предпринимательскими).
В США предпринимательскими (private, business, profit-making) считаются корпорации, если они созданы с целью получения прибыли (промышленные, банковские, транспортные, страховые, зрелищные и пр.). Законодательство о предпринимательских корпорациях большинства штатов базируется на Примерном законе о предпринимательских корпорациях 1969 г. (новая редакция 1984 г.).
Непредпринимательские (non-profit) корпорации, в том числе просветительские (университеты, колледжи и пр.), религиозные, коопера-
1 См.: Зайцева В.В. Общество с ограниченной ответственностью. С. 171; Corporations and Business Associations: Statutes, Rules, Materials, and Forms / Selected and edited by Melvin Aron Eisenberg. New York, 1997.
2 The New Finnish Companies Act. Helsinki: Oy Edita Ab, 1997; см. также: Козлова Н.В. Правовое положение акционерных обществ и обществ с ограниченной ответственностью в Финляндии // Законодательство. 2001. № 10,11.
3 См. Ст. 64-274 Кн. 2 Гражданского кодекса Нидерландов.
208
§ 3. Юридические лица гражданского и торгового права_______
тивы и др., не преследуют цели получения прибыли. Деятельность непредпринимательских корпораций регулируется, в частности, Законом о непредпринимательских корпорациях 1970 г. и законами штатов1.
§ 3. Юридические лица гражданского и торгового права
В странах с дуализмом частного права, где наряду с гражданским кодексом существует торговый кодекс, имеет значение классификация юридических лиц на гражданские, подпадающие под действие норм гражданского права, и торговые, деятельность которых регламентируется нормами торгового права.
Во Франции гражданскими компаниями по цели являются компании, не осуществляющие торговых операций, а занимающиеся, например, операциями с недвижимостью, землеустройством и пр. Известны гражданские компании для совместной профессиональной деятельности (гражданские профессиональные компании ревизоров и т.п.). Деятельность гражданских компаний регулируется Гражданским кодексом, они не обязаны публиковать о себе сведения и т.д.
Торговыми компаниями по форме независимо от целей деятельности признаются акционерные товарищества, акционерные коммандитные товарищества, товарищества с ограниченной ответственностью, в том числе принадлежащие одному лицу, полные товарищества.
Торговыми компаниями по цели являются компании, осуществляющие коммерческие операции (покупку с последующей перепродажей и пр.).
Деятельность торговых компаний регламентируется Законом от 24 июля 1966 г. о торговых товариществах, который вошел в Торговый кодекс. В отличие от гражданских компаний, торговые компании подлежат регистрации в Торговом реестре, обязаны вести бухгалтерскую отчетность и т.п.
§ 4. Корпорации и учреждения
Во многих странах (Германия, Швейцария и др.) юридические лица подразделяются на корпорации (организации, объединения, союзы) и учреждения (заведения, установления)3.
1 См.: Богатых Е.А. Гражданское и торговое право. С. 44; Сыродоева О.Н. Акционерное право США и России (сравнительный анализ). С. 17-21; Hamilton, Robert W. The Law of Corporations. 3-th edition. St. Paul, Minn., USA, 1991.
3 См.: Жамен С, ЛакурЛ. Торговое право. С. 74-75.
'См., например: § 21-79 и § 80-88 Германского гражданского уложения // Германское право. Ч. 1. Гражданское уложение. С. 19-29.
209
Глава IV. Классификация юридических лиц
Термин корпорация происходит от латинского corpus habere, обозначающего права юридической личности1. До середины XIX в. понятие учреждение не было известно правовой науке. В литературе юридические лица назывались по-разному: союз, союзное лицо (universitas), коллегия (collegia), корпорация (corpora, corporationes).
С тех пор как германский юрист Штифтунг ввел в цивилистику понятие учреждение, корпорацию стали понимать как юридическое лицо, основанное на членстве, участии2.
Современные зарубежные источники по-разному трактуют термин корпорация.
В США понятием корпорация охватываются практически все виды юридических лиц.
Английские правоведы называют корпорацией само юридическое лицо, поскольку все они делятся на единоличные корпорации (corporation sole - монарх; епископ Кентерберийский; отдельные должностные лица государства, например, министр почт, солиситор казначейства, публичный доверительный собственник и пр.) и объединения лиц (corporation aggregate).
В Англии торговые корпорации именуются компаниями (company) и подразделяются на публичные (аналог открытого акционерного общества континентального права) и частные (аналог закрытого акционерного общества). Поэтому ни одночленные корпорации английского права, ни публичные корпорации американского права не являются корпорациями в полном смысле слова, а имеют с ними только общее название.
Во Франции термин корпорация вообще не используется; юридические лица подразделяются на товарищества и ассоциации3.
Разграничение между корпорациями и учреждениями берет начало в римском праве. Со времен кодификации Юстиниана (Corpus Juris Ci-vilis - сер. VI в. н.э.) различались объединения людей, или союзы лиц (universitates personarum), и объединения имуществ (universitates rerum).
К союзам лиц относились коллегии (collegia), корпорации (corpora), религиозные союзы (sodalitates), товарищества (societas). Они являлись юридическими лицами, преследующими хозяйственную, по-
§ 4. Корпорации и учреждения
1 См.: Хвостов В. М. Система римского права. М., 1996. С. 114.
2 См.: Герваген Л.Л. Развитие учения о юридическом лице. С. 18-24; Братусь С.Н. Юридические лица в советском гражданском праве. С. 49.
3 См.: Зайцева В.В. Юридические лица // Гражданское и торговое право капиталистических государств / Отв. ред. Е.А. Васильев. С. 80-82; Богатых Е.А. Гражданское и торговое право. С. 40-44; Сыродоееа О.Н. Акционерное право США и России (сравнительный анализ). С. 17; Степанов П.В. Корпоративные отношения в коммерческих организациях как составная часть предмета гражданского права. С. 8-9 и др.
210

литическую, социальную, гуманитарную или религиозную цель, обладали обособленным имуществом и отдельным членством. Их участники имели право голоса на общих собраниях и могли избираться в качестве управляющих. Правоспособность союза четко отделялась от правоспособности отдельных членов.
Объединениями имуществ признавались: государственные учреждения со своими задачами и самостоятельными доходами; именные фонды, а также сиротские дома, дома престарелых, больницы, церкви и пр. (causae piae) Эти юридические лица не имели отдельного членства, но обладали собственным имуществом. Они выступали в обороте как персонифицированные имущественные комплексы, за которыми правопорядок признавал свойство юридического лица, правоспособность и дееспособность, ибо они служили для удовлетворения постоянных потребностей неопределенного круга людей. Органы этих юридических лиц заботились об осуществлении их задач, управляли их имуществом1.
Понятие и признаки корпорации. По мнению КС. Суворова, корпорация есть юридическое лицо, имеющее своим субстратом союз физических лиц, за волю которого принимается соединенная воля всех членов корпорации. Помимо органов управления (администрации) корпорация всегда имеет членов, каждый из которых обладает возможностью проявить свои корпоративные права: в избрании администраторов, выслушивании их отчетов, обсуждении на общих собраниях важнейших дел, касающихся корпорации2.
Как писал Гирке, корпорация есть реальное собирательное, составное лицо. Между ним и составляющими его индивидуальными лицами завязывается лично-правовой союз, подобного которому не бывает вне корпорации. Гирке выделил три группы отношений с участием корпорации.
Во-первых, внутренне-корпоративные отношения между корпорацией и ее членами. Корпорация обладает корпоративной властью над ее членами: предписывающей, принуждающей, наказывающей и надзирающей, которая коренится в юридически признанном господстве социального целого над его членами и органами. Права и обязанности публичной корпорации являются публичными, по аналогии с верховными правами и обязанностями государства. Если данная корпорация является частной, то внутренне-корпоративные права имеют ранг частного права и образуют особый класс частных прав власти.
Во-вторых, членские отношения между корпорацией и государством или другим союзом, в который входит корпорация. Членские
1 См.: Пухан И., Поленак-Акимовская М. Римское право. С. 61-63,95-96.
2 См.: Суворов Н.С. Об юридических лицах по римскому праву. С. 156,168-170.
211
Глава IV. Классификация юридических лиц
права и обязанности, возникающие внутри государственного или иного публичного союза, являются публичными, даже если их субъектом выступает корпорация частного права. Напротив, членские права и обязанности внутри частноправовой корпорации относятся к частному праву, даже если их субъектом являются публичная корпорация, община или само государство (например, в качестве акционера, пайщика и т.п.).
В-третьих, индивидуальные, в том числе имущественные, права и обязанности, принадлежащие корпорации как субъекту права по отношению к другим равноправным субъектам1.
Между корпорацией и входящими в нее лицами Гирке также различал отношения троякого рода.
Во-первых, «некорпоративные отношения, в сфере которых действует чисто индивидуальное право. Отношение между корпорацией и членом такое же, как между корпорацией и всяким третьим лицом.
Во-вторых, чисто корпоративные отношения, подчиняющиеся действию социального права, которое в публичных союзах возводится в степень публичного права. Это отношения сочленства, которые устанавливаются приобретением членства или особо квалифицированного членского положения (органа, администратора) и прекращаются с его потерей.
С внешней стороны рассматриваемые отношения являются составными частями корпоративной юридической сферы, с внутренней - входят в область господства корпоративной власти и подпадают под влияние и контроль юридического лица. Это юридические отношения, и корпоративный порядок тоже есть порядок юридический. Поэтому он устанавливает как между членами, так и между каждым членом и целым отношения взаимности, которые выражаются во взаимных правах и обязанностях и подлежат юридической защите. Причем в этих отношениях к власти судебной прибегают не раньше, чем будут исчерпаны все средства помощи, установленные в уставе корпорации.
В публичных корпорациях споры между корпорацией и ее членом разбираются не ординарным судом, а административной юстицией.
В частных корпорациях споры рассматриваются в обычном гражданском процессе, например по иску о признании членства, об отмене постановления об исключении, о предоставлении права голоса или юридически обоснованного признания органом корпорации и т.д.
В-третьих, отношения корпоративно-особенного права, т.е. смешанные отношения, находящиеся частично внутри, а частично вне корпоративной сферы. Корпорация и ее члены одновременно могут со-
1 Gierke. Deutsches Privatrecht. S. 512-534 and oth. (см.: Суворов Н.С. Об юридических лицах по римскому праву. С. 105-106).
212
§ 4. Корпорации и учреждения
стоять в отношениях собирательного лица к входящим в него лицам и в самостоятельных отношениях обособленных лиц, так что социальное право переплетается с индивидуальным, а в публичных корпорациях -публичное с частным. Общий признак этих отношений - их двусторон-ность, в силу которой они одновременно принадлежат к индивидуальным и членским сферам их субъектов. От свободных отношений они отличаются корпоративной связанностью, а от чисто членских - индивидуально-правовой самостоятельностью1.
Как отмечал Бернатцик, особенность корпорации проявляется в том, что общая цель, которую поставили перед собой ее участники, признается законом обязательной, что означает отрешение отдельных индивидов от этой цели. Цель начинает собственную жизнь, если она нашла волю, которая будет ее постоянно осуществлять.
Таким образом, цель создания и деятельности корпорации осуществляется уже не только ради целей отдельных участников, но даже вопреки им. Неизбежный конфликт между индивидуальными и коллективными интересами делает невозможным непрерывное существование собирательной цели, если нет воли, которая подчинила бы сопротивляющиеся индивидуальные интересы собирательной цели.
Следовательно, требуется волевая организация. Когда государство признает цель, поставленную для себя множеством людей, и предоставляет юридическую силу той воле, которая предназначена для ее осуществления, человеческий союз, преследующий собирательные цели при помощи волевой организации, становится юридическим лицом, осуществляющим общую цель, стоящую выше интересов отдельных его членов2.
Анализ правовой литературы3 позволяет выделить основные признаки корпорации:
1) корпорация есть союз известных физических и/или юридических лиц, называемых участниками (членами);
'Gierke. Deutsches Privatrecht. S. 512-534 anol oth. (см.: Суворов Н.С. Об юридических лицах по римскому праву. С. 106-107).
2 Bernatzik. Kritische Studien Uber den Begriff der jilristischen Personen und liber die jiiristische Personlichkeit der BehOrden insbesondere // Archiv fur Offentliches Recht. T. V. 1890. S. 237 (см.: Суворов Н.С. Об юридических лицах по римскому праву. С. 125-126).
3 См.: Суворов Н.С. Об юридических лицах по римскому праву. С. 104-128; Братусь С.Н. Юридические лица в советском гражданском праве. С. 46-47; Зайцева В.В. Юридические лица // Гражданское и торговое право капиталистических государств / Отв. ред. Е.А. Васильев. С. 80; ЛомакинД.В. Акционерное правоотношение. С. 7-53; Ем ВС. Корпоративные правоотношения // Гражданское право. Т. I / Отв. ред. проф. Е.А. Суханов. М., 1998. С. 103; Степанов П.В. Корпоративные отношения в коммерческих организациях как составная часть предмета гражданского права и др.
213
Глава IV. Классификация юридических лиц
2) корпорация создается и прекращается на основе акта обшей воли ее учредителей (участников, членов);
3) корпорация действует в интересах своих участников, преследуя определенную ими цель;
4) корпорация как юридическое лицо независима от перемен в составе ее участников;
5) между корпорацией и ее участниками, а также между самими участниками возникает корпоративное правоотношение, порождающее у каждого его участника корпоративные права и обязанности;
6) реализуя свои корпоративные права, участники корпорации могут в определенной степени управлять корпорацией и ее имуществом, влиять на формирование ее воли как юридического лица;
7) корпорация имеет внутреннюю структуру, обеспечивающую организационное единство;
8) руководящие органы корпорации избираются ее членами, которым они подотчетны;
9) высшим органом корпорации является общее собрание ее членов, решения которого принимаются большинством голосов.
П.В. Степанов полагает, что корпорацией является организация, которая основана на принципе членства (участия) с присущей ей системой органов управления, включающей волеобразующие органы (орган), высшим из которых является общее собрание участников, и волеизъяв-ляющий орган, т.е. исполнительный орган юридического лица.
Компания одного лица тоже является корпорацией, так как обладает всеми признаками и может в любое время принять в свой состав несколько членов. Однако полные и коммандитные товарищества не являются корпорациями, ибо их органами выступают сами товарищи, а представляют собой форму, переходную от простого товарищества к корпорации1.
Данное утверждение небесспорно.
Как замечает С.Н. Братусь, чем шире круг лиц, вовлекаемых в корпорацию, тем слабее связи между отдельным членом и корпорацией в целом, тем сильнее обособляется данное общественное образование в качестве субъекта права. Единство поведения расширяющегося и сменяющегося круга лиц объективируется как сфера субъективных прав постоянного и неизменяемого по своим специальным целям и задачам целого. Образовавшееся единство имеет свою логику развития, самостоятельное движение и существование. Чем уже круг лиц, составляющих корпорацию, тем сильнее связи между ним и целым, тем яснее
' См.: Степанов П.В. Корпоративные отношения в коммерческих организациях как составная часть предмета гражданского права. С. 8-9,18-21 и ел.
214
§ 4. Корпорации и учреждения
движущие силы, создающие феномен юридического лица, и тем легче государству отказать в признании правосубъектности за данным соединением лиц1.
Действительно, полные и простые коммандитные товарищества как объединения чисто личного характера, используемые преимущественно в сфере мелкого и среднего бизнеса, далеко не всегда признаются полноправными юридическими лицами.
Вместе с тем очевидно, что в тех правопорядках, где полные и простые коммандитные товарищества рассматриваются как субъекты права, их следует с полным основанием отнести к юридическим лицам -корпорациям.
Представляется, что корпорациями можно назвать все виды хозяйственных товариществ и обществ, кооперативы, общественные и религиозные организации, некоммерческие партнерства, объединения юридических лиц и другие юридические лица, основанные на корпоративных началах (принципах членства, участия и т.п.).
Понятие и признаки учреждения. Учреждение создается одним или несколькими учредителями, которые обособляют часть своего имущества и целевым назначением передают его создаваемому юридическому лицу для решения каких-либо задач обычно некоммерческого характера.
Древнеримскому праву понятие учреждения было чуждо. Юридическое лицо, понимаемое как выступающая в качестве единства целостность, называлось «universitas» (союз), «corpus» (целость). Если кто-то предназначал имущество для определенной цели, он передавал его физическому или юридическому лицу.
Идея учреждения как юридического лица возникла в христианскую эпоху на почве обособления церковного имущества (монастырей, храмов). Учреждения стали появляться в Риме с возникновением первых христианских общин, которые обладали достаточным имуществом, предназначенным для отправления религиозных обрядов.
Позднее это имущество было признано собственностью церкви, а церковь - особым установлением, через которое осуществляется божье попечение о верующих на земле. Превращение христианства в господствующую религию фактически устранило рядовых верующих от управления церковными делами. Церковь перестала быть союзом верующих лиц, получив вневременное, отчужденное от воли и интересов отдельных верующих существование. Церковное имущество стало рассматриваться как принадлежность всей церкви, предназначенное для ее
1 См.: Братусь С.Н. Юридические лица в советском гражданском праве. С. 53.
215
Глава IV. Классификация юридических лиц
божественной и вечной цели. Служители церкви считались распорядителями, а верующие - пользователями этого имущества.
Постепенно идея учреждения распространилась на другие, зависимые от церкви общественные образования: богадельни, приюты, ночлежки, больницы, школы и т.д. Первоначально их имущество рассматривалось как собственность отдельных богов, Христа, церкви либо бедных.
Позднее имущество, завещанное для благотворительных целей, управляемое назначенной завещателем администрацией, становится автономным по отношению к церкви, хотя духовные лица - распорядители (епископы) осуществляли контроль за расходованием этого имущества и деятельностью благотворительного учреждения1.
В период поздней империи в Риме существовали классические учреждения, которые действовали под контролем публичного церковного права. Однако само понятие учреждения римским правом выработано не было. Римская юриспруденция по-прежнему считала, что субъектом гражданского права может быть либо отдельный человек, либо союз лиц.
Средневековые юристы также не выработали понятие учреждения. Средневековые университеты и другие учебные заведения рассматривались в качестве корпораций.
Длительное время термины корпорация, союз понимались исключительно в смысле юридическое лицо.
Подобная трактовка привела к появлению корпоративной теории учреждения, согласно которой учреждение рассматривалось не как противоположная корпорации организационная форма юридического лица, а как корпорация с неопределенным числом участников, коими именовались все пользователи (дестинаторы) данного учреждения2.
Понятие учреждение в цивилистику впервые ввел германский юрист Штифтунг. С тех пор корпорацией стало называться только юридическое лицо, основанное на членстве, участии3.
Признаки учреждения:
1) учреждение (больница, музей и пр.) создается по воле одного или нескольких учредителей, но действует в интересах неопределенного круга лиц (пользователей);
2) основой учреждения является имущество, переданное его учредителями и предназначенное для удовлетворения целей, ради которых создано учреждение;
1 См.: Суворов Н.С. Учебник церковного права. С. 10-56,416-457.
2 См.: Суворов Н.С. Об юридических лицах по римскому праву. С. 126-182; Суворов Н.С. Учебник церковного права. С. 10-23, 416-457; Братусь С.Н. Юридические лица в советском гражданском праве. С. 47-60.
3 См.: Герваген J1.JJ. Развитие учения о юридическом лице. С. 18-24; Братусь С.Н. Юридические лица в советском гражданском праве. С. 49.
216
§ 4. Корпорации и учреждения
3) между учреждением и его пользователями, а также между самими пользователями корпоративные отношения не возникают;
4) содержание деятельности учреждения определяется общественным интересом и направляется волей государства;
5) органом, вырабатывающим волю учреждения как юридического лица, является администрация, назначенная учредителем либо государственной властью;
6) учреждение не может быть прекращено по воле его администрации, а только в силу закона (например, если будет полностью израсходовано имущество учреждения, либо в случае уклонения от цели, предназначенной учредителем и одобренной государством)1.
Как замечал Гирке, учреждение (институт, заведение, фонд) есть союз с личностью, насажденной в него извне. Его душа есть единая учредительная воля, а телом является органический строй, в силу которого люди не перестают служить этой воле. Зерном личности учреждения служит не имманентная ей общая воля, а трансцендентная учредительная воля, которую органы лишь развивают, но не могут изменить2.
По мнению Н.С. Суворова, учреждение есть юридическое лицо, субстратом которого служит имущество и за волю которого принимается воля учредителя, выраженная в учредительном акте. Оно создается для преследования постоянной цели, требующей непрерывного достижения, если не изменятся фактические внешние обстоятельства. Учреждение не имеет никаких членов, а контроль за действиями администраторов принадлежит правительственным органам3.
Как подчеркивал германский правовед Карлова, в учреждении носителем прав является не отдельное физическое лицо, не союз людей, а сама учредительная воля, которая в нем проявляется. Если корпорация действует посредством составляющих ее людей, то для деятельности учреждения недостаточно одной учредительной воли, а требуется, чтобы один или несколько учредителей посредством вкладов составили имущество и поставили этот центр интересов, призываемый к жизни учредительным актом, в качестве опорного пункта его мощи4.
Говоря о разновидностях учреждений (институтов), Гирке разделил их на публичные и частные. Публичным следует считать институт, социальное право которого образует составную часть публичного порядка
1 См.: Братусь С.Н. Юридические лица в советском гражданском праве. С. 46-47,61, 66. 2Gierke. Deutsches Privatrecht. S. 635-645 (см.: Суворов Н.С. Об юридических лицах по римскому праву. С. 107-108).
3 См.: Суворов Н.С. Об юридических лицах по римскому праву. С. 156,168-170.
4 Karlowa. Zur Lehre von den juristischen Personen // Grunhut's Zeitschrift fur das privat und offentliches Recht der Gegenwart. T. XV. S. 394-400 (см.: Суворов Н.С. Об юридических лицах по римскому праву. С. ПО).
217
Глава IV. Классификация юридических лиц
(Anstalt). В зависимости от источника происхождения в институте публичной воли различают государственные, церковные, общинные и корпоративные институты. По мнению ученого, любая публичная корпорация может создать публичный институт (например, банк или заведение для призрения). Другой разновидностью учреждения является институт, социальное право коего принадлежит к частному праву (Stiftung)1.
Похожее разграничение между разновидностями учреждений (институтов) проводил Бернатцик. Он считал, что Anstalten - это публичное установление, общая цель и воля которого санкционируются государством. Цель деятельности такого учреждения ставится как самоцель, не совпадая с целями государства.
Государство признает за такими установлениями самостоятельную волю, которая должна достигать поставленной цели. Правительственные учреждения потому не могут считаться самостоятельными институтами, что им недостает самостоятельной цели, так как их задачи совпадают с государственными целями. В самом Stiftung(e) воля частного учредителя и одобряющего государства соединяются, вследствие чего возникает юридическое лицо2.
Немецкий исследователь Дернбург иначе толковал эти понятия. По его мнению, Stiftung есть фонд, в котором личность связывается с имуществом, возникает только с предоставлением имущества в пользу какой-либо цели и прекращается с уничтожением имущества. Напротив, Anstalt (заведение, учреждение) имеет юридическую личность, даже если не обладает никаким имуществом3.
Виндшейд рассматривал в качестве Stiftung лежачее наследство и фиск .
Учреждения частного права создаются на основании односторонней сделки отдельного частного лица либо договора нескольких лиц. Публичные учреждения создаются публичной властью, чаще всего путем издания специального акта.
Учредители утверждают устав учреждения, определяют предмет и цели его деятельности, передают ему часть своего имущества, определяют структуру органов управления, их состав и компетенцию, порядок
' Deutsches Privatrecht. S. 635-645 (см.: Суворов Н.С. Об юридических лицах по римскому праву. С. 107-108).
2 Bernatzik. Kritische Studien liber den Begriff der jilristischen Personen und iiber die juristische Personlichkeit der Behorden insbesondere // Archiv fur offentliches Recht. T. V. 1890. S. 250-260 (см.: Суворов Н.С. Об юридических лицах по римскому праву. С. 126-127).
3 Dernburg. Pandekten. 1896. Т. I (см.: Суворов Н.С. Об юридических лицах по римскому праву. С. 108).
4 Windscheid. Lehrbuch des Pandektenrechts. T. I. 1887 (см.: Суворов Н.С. Об юридических лицах по римскому праву. С. 108).
218
§ 4. Корпорации и учреждения
реорганизации и ликвидации, иные особенности статуса данного учреждения.
Как отмечал В.М. Хвостов, характер и цели деятельности учреждения предначертаны приходящей извне чужой волей - учредителя или закона. Подобно корпорации, учреждение имеет органы, т.е. лиц, которые должны управлять его делами, но не имеет членов.
В отличие от корпорации, судьба которой находится в руках составляющих ее участников (членов), а органы господствуют над ее правовой жизнью, в учреждении нет господствующих, а есть только служащие органы. Действующие в учреждении люди являются лишь управляющими, но не хозяевами дела. Выгодами от деятельности учреждения пользуются дестинаторы, которые стоят вне юридического лица и не входят в его состав1.
Таким образом, в учреждении нет ни участников, ни членов. Лица, пользующиеся услугами учреждения, также не состоят в отношениях членства ни между собой, ни с учреждением.
Волю учреждения формируют не его создатели, а органы управления самого учреждения, которые действуют в соответствии с законом и учредительными документами. Даже изменение учредительных документов такой организации в ряде случаев оказывается весьма затруднительным, если в них не предусмотрены возможность и процедура его изменения.
Хотя учреждение как юридическое лицо есть самостоятельный субъект права, в основе его создания кроются именно юридическое обособление учредителем части своего имущества и передача его учреждению для расходования на определенные цели. Не случайно многие ученые трактуют сущность учреждения как «целевое», или «персонифицированное», имущество, посвященное общеполезной цели.
С этой точки зрения учреждениями являются государственно-капиталистические предприятия (публичные корпорации в Англии, публичные предприятия во Франции и т.д.)2, благотворительные фонды и пр.
Как правило, создание и деятельность частных учреждений особо контролируются государством.
Например, в Германии для создания учреждения необходимо получить разрешение компетентного органа государственной власти. После получения такого разрешения возникает юридическое лицо, к кото-
1 См.: Хвостов В. М. Система римского права. С. 122.
2 См.: Нарышкина Р.Л. Правовое положение государственно-капиталистических предприятий // Гражданское и торговое право капиталистических государств / Отв. ред. Е.А. Васильев. С. 174-176.
219
Глава IV. Классификация юридических лиц
рому на праве собственности переходит названное в учредительном акте имущество.
Французское право вообще не знает понятия частного учреждения, допуская только учреждения, созданные публичной властью, и частные корпорации'.
Некоторым правопорядкам (Англия, США) институт учреждения вообще не известен. В Англии для аналогичных целей используется институт доверительной собственности (trust) либо конструкция одночленной корпорации (corporation sole), которая противопоставляется совокупности лиц (corporation aggregate).
Единоличная корпорация - это лица, последовательно друг за другом занимающие какую-либо публичную должность и инкорпорированные так, что образуют единое непрерывное юридическое лицо. В качестве единоличной корпорации, т.е. физического лица, которое в силу занимаемой должности пользуется статусом юридического лица, действуют монарх, архиепископ, епископ, публичный доверительный собственник, министр почт.
Вместе с тем английские публичные корпорации (public corporation), которые, будучи независимыми субъектами права, выполняют функции экономического и социального характера от имени государства , по сути являются именно учреждениями.
Смешанные формы. Между корпорацией и учреждением существуют образования переходного типа: имеются учреждения с корпоративным устройством и корпорации, сближающиеся по устройству с учреждениями3.
По мнению Гирке, Н.С. Суворова и некоторых других ученых, государство и административно-территориальные образования как юридические лица представляет собой смешанный тип, соединение инсти-тутных и корпоративных элементов4.
Например, Н.С. Суворов считает, что городские общины в римском праве являлись публичными корпорациями, обладающими признаками учреждения. Во-первых, в городских общинах далеко не все граждане
1 См.: Зайцева В.В. Юридические лица // Гражданское и торговое право капиталистических государств / Отв. ред. Е.А. Васильев. С. 81-84.
2 См.: Основы договорного права / Салмонд и Вильяме. М., 1955. С. 386; Гражданское и торговое право капиталистических государств / Отв. ред. Е.А. Васильев. С. 84,174-176.
3 См.: Гримм Д.Д. Лекции по догме римского права / Под ред. и с предисл. В.А. Томсино-ва. М., 2003. С. 85-86; Хвостов В. М. Система римского права. С. 122; Брошусь СН. Юридические лица в советском гражданском праве. С. 57; Он же. Субъекты гражданского права. С. 46-47.
4 Gierke. Deutsches Privatrecht. S. 635-645 (см.: Суворов Н.С. Об юридических лицах по римскому праву. С. 107-108,157-159).
220
__________§ 5. Объединения лиц и объединения капиталов__________
имели избирательное право, а потому не участвовали в корпоративной жизни, оставаясь на положении пользователей, для которых действует городское управление. Во-вторых, выборный коллегиальный орган городского управления (думу) нельзя рассматривать в качестве корпоративного собрания, соединенная воля которого имеет решающее значение при заключении гражданских сделок. Городское управление было компетенцией управы, администраторов, тогда как дума была инстанцией разрешающей, контролирующей, а не действующей непосредственно. В-третьих, дума и управа являлись городскими органами, существовавшими как учреждения, цели и задачи которых, а также средства их достижения были указаны государством1.
§ 5. Объединения лиц и объединения капиталов
В зависимости от характера связей между учредителями (участниками) юридического лица, специфики их прав и обязанностей по отношению друг к другу и юридическому лицу различаются юридические лица - объединения лиц и объединения капиталов2.
Во всех правопорядках объединениями лиц признаются полные и коммандитные товарищества, ибо, как правило, товарищи лично участвуют в делах предприятия, совершают от его имени сделки и иные юридически значимые действия и пр.
Классическим примером объединения капиталов является открытое акционерное общество, в котором правовые связи между юридическим лицом и его участниками (акционерами), а также между самими акционерами являются достаточно слабыми.
Следует согласиться с мнением Н.И. Гайдаенко, что существующее в праве Франции товарищество с ограниченной ответственностью (societe a responsabilite limitee) сочетает в себе признаки одновременно объединения лиц и объединения капиталов3, хотя обычно в правовой литературе его причисляют к объединениям капиталов4.
' См.: Суворов Н.С. Об юридических лицах по римскому праву. С. 159.
2 См.: Козлова Н.В. Акционеры или товарищи? Некоторые проблемы создания и регистрации юридических лиц// Законодательство и экономика. 1992. № 11; Козлова Н.В. Организационные формы предпринимательства: достоинства и недостатки // Законодательство. 1997. № 2; Ломакин Д.В. Акционерное правоотношение. М., 1997 и др.
3 См.: Гайдаенко Н.И. Товарищества с ограниченной ответственностью и объединения с общей экономической целью по праву Франции. Дис. ... канд. юрид. наук. М, 1992. С. 14-17.
* См.: Зайцева В.В. Понятие и виды торговых товариществ // Гражданское и торговое право капиталистических государств / Отв. ред. Е.А. Васильев. С. 126.
221
Глава IV. Классификация юридических лиц
§ 6. Договорные и уставные организации
Иногда юридические лица разграничивают по основаниям возникновения и особенностям учредительных документов, выделяя договорные и уставные организации.
Большинство юридических лиц действуют на основании устава (кооперативы, общественные организации, фонды и пр.).
Классическими договорными объединениями являются полные и коммандитные товарищества, которые создаются и действуют на основе только учредительного договора.
Как правило, юридические лица, сочетающие в себе признаки объединения лиц и объединения капиталов, например товарищество с ограниченной ответственностью по французскому праву, имеют два учредительных документа: учредительный договор и устав. Хотя следует заметить, что во Франции все виды товариществ имеют устав в качестве учредительного документа.
§ 7. ПОЛНОПРАВНЫЕ И УСЕЧЕННЫЕ ЮРИДИЧЕСКИЕ ЛИЦА
В ряде зарубежных стран наряду с полноправными юридическими лицами (de jure) допускается существование так называемых относительных (усеченных), или фактических, юридических лиц (de facto), т.е. организаций, которые с точки зрения закона не являются субъектами права, но в определенных правоотношениях признаются таковыми. К ним относятся, например, полные и коммандитные товарищества германского права (offene Handelsgesellschaft; Kommanditge-sellschaft); схожие с ними партнерства англо-американского права (general partnership; limited partnership); объединения с общей экономической целью по французскому праву (groupment d'interet economique) и др. Отсутствие у товарищества (объединения) законодательно признанного статуса юридического лица не лишает его возможности участвовать в правоотношениях, поскольку при рассмотрении спора суд обычно признает его юридическим лицом.
Отрицание за товариществом (объединением) свойств субъекта права устраняет по сути двойное налогообложение его участников, так как освобождает товарищество (объединение) от уплаты корпоративного налога и налога с имущества, ибо субъектами налогообложения являются только сами участники1.
_______§ 8. Правовые формы (конструкции) юридических лиц_______
Во Франции полные и коммандитные товарищества закон признает субъектами права, считая их полноправными юридическими лицами с момента торговой регистрации. Между тем, как отмечают исследователи, фактическое товарищество, не имеющее статуса юридического лица, может функционировать, не заявляя о себе, но тем не менее подчиняться законам о торговых товариществах1.
Усеченным юридическим лицом является предприятие (entreprise, Unternehmen, I 'entreprise), которое во многих правопорядках не признается субъектом права, а вслед за получившей признание доктриной германского права рассматривается как определенный имущественный комплекс, являющийся объектом права (Unternehmen als Rechtsob-jekt).
Вместе с тем в ФРГ законодатель наделяет предприятие некоторыми элементами правосубъектности. Предприятие нередко регистрируется в торговом регистре в качестве самостоятельного хозяйствующего субъекта, может иметь собственное фирменное наименование, ведет собственное счетоводство и составляет собственный баланс, которые не затрагивают личного имущества коммерсанта, если он является индивидуальным предпринимателем. Коммерсант вправе позаимствовать финансовые средства у предприятия, что проводится по торговым книгам как его долг, хотя должником и кредитором по всем обязательствам предприятия является коммерсант - физическое или юридическое лицо.
В современном английском праве существуют квазикорпорации, т.е. союзы лиц, которые не являются субъектами права, но обладают некоторыми свойственными им признаками. В частности, профсоюзы не признаются юридическими лицами, хотя могут иметь имущество, заключать от своего имени договоры личного найма, вправе предъявлять иски против клеветы и выступать ответчиками по искам о восстановлении членства в профсоюзе2.
§ 8. Правовые формы (конструкции) юридических лиц
Большинство видов юридических лиц, разнообразных по характеру деятельности и организационной структуре, но твердо установленных правопорядком (полное товарищество, акционерное общество и др.)
1 См.: Кулагин М.И. Государственно-монополистический капитализм и юридическое лицо // Кулагин М.И. Избранные труды. С. 46-48; Зайцева В.В. Понятие и виды торговых това-
222
риществ // Гражданское и торговое право капиталистических государств / Отв. ред. Е.А. Васильев. С. 126-127 и др.
1 См.: Жамен С, Лакур Л. Торговое право. С. 76.
2 См.: Гражданское и торговое право капиталистических государств / Отв. ред. Е.А. Васильев. С. 84, 111-116.
223

Глава IV. Классификация юридических лиц
известны с давних времен. В литературе их называют конструкциями или формами юридического лица1.
В большинстве европейских стран (Германия, Франция и др.) существует закрытый перечень форм юридических лиц (numerus clausus), в пределах которого возможна свобода выбора формы юридического лица и некоторая, как правило, ограниченная законом, свобода внесения изменений в их типовую структуру.
Это означает, что учредители вправе избрать только правовую форму, которая прямо разрешена законом. Определенность организационной формы защищает стабильность и предсказуемость торгового оборота, а также интересы потенциальных контрагентов юридического лица, которые будут вступать с ним в правоотношения, зная и учитывая специфику его правового статуса. Свобода договора практикуется при наличии диспозитивных норм либо пробелов в регулировании отношений2.
Существование этих возможностей объясняется потребностями экономического оборота и социальной жизни. При выборе формы юридического лица учитывается специфика его деятельности, количество возможных учредителей, пределы ограничения их ответственности, степень риска, трудности управления, особенности налогообложения и представления отчетности и пр.
Для осуществления коллективного предпринимательства наилучшим образом подходят коммерческие (торговые, хозяйственные) товарищества (общества). Торговое товарищество (общество) можно определить как организационно-правовую форму коммерческого юридического лица, предназначенную для осуществления несколькими лицами предпринимательской деятельности.
Европейскому континентальному праву известны несколько основных разновидностей торговых товариществ (обществ).
Бельгия: полное товарищество (la societe en nom collectif или vennootschap onder firma), простое коммандитное товарищество (la societe en commandite simple, или commanditaire vennootschap), акционерное коммандитное товарищество (la societe en commanadite par actions, или de commanditaire vennootschap op aandelen), товарищество с ограниченной ответственностью (la societe de personnes a responsabilite limitee, или de personenvennootshap met beperkte aansprake lijkheid), ак-
' См.: Зайцева В.В. Виды юридических лиц// Гражданское и торговое право капиталистических государств / Отв. ред. Е.А. Васильев. С. 79.
2 См.: Жалинскип А., Рерихт А. Введение в немецкое право. С. 303, 495-496; Steding R. Handels- und Gesellschaftsrecht. S. 42; Eisenliardt U. Gesellschaftsrecht. 8 Aufl. Miinchen, 1998 и др.
224
_______§ 8. Правовые формы (конструкции) юридических лиц_______
ционерное общество открытого типа (la societe anonyme, или de naamlose vennootshap).
Греция: полное товарищество, коммандитное товарищество, общество с ограниченной ответственностью (ЕРЕ), акционерное общество (АЕ).
Дания: полное товарищество, коммандитное товарищество, акционерное коммандитное общество (Kommandit-Aktieselskab), закрытое акционерное общество (Anpartsselskabsloven), открытое акционерное общество (Aktieselskabsloven), кооператив.
Испания: полное товарищество, коммандитное товарищество, акционерное коммандитное товарищество (la sociedad comanditaria рог acciones), товарищество с ограниченной ответственностью (la sociedad . de responsabilidad limmitada), акционерное общество (la sociedad an-onima).
Италия: полное товарищество, коммандитное товарищество, акционерное коммандитное товарищество (societa in accomandita per azioni - sapa), товарищество с ограниченной ответственностью (societa a responsabilita limitata - srl), акционерное товарищество (societa per azioni - spa), кооператив.
Люксембург: полное товарищество (la societe en nom collectif -Senc), простое коммандитное товарищество (la societe en commandite simple - Sees), акционерное коммандитное товарищество (la societe en commanadite par actions - Seca), товарищество с ограниченной ответственностью (la societe a responsabilite limitee - Sari), акционерное товарищество (la societe anonyme - SA), кооперативное товарищество (societe cooperative - Sc).
Нидерланды: частное товарищество (de maatschap), полное товарищество (de vennootschap onder firma), коммандитное товарищество (de commanditaire vennootschap), акционерное коммандитное общество (de commanditaire vennootschap op aandelen), акционерное общество закрытого типа (de besloten vennootshap - BV), акционерное общество открытого типа (de naamlose vennootshap - NV).
Норвегия: полное товарищество (ANS), полное товарищество из одного участника, товарищество с неограниченной долевой ответственностью (DA), коммандитное товарищество (kommandittselskap - KS), акционерное общество (A/S).
Португалия: полное товарищество, коммандитное товарищество, акционерное коммандитное товарищество (a sociedade em commandita рог accoes), товарищество с ограниченной ответственностью (a sociedade рог quotas de responsabilidade limitada), акционерное общество (a sociedade anonima de responsabilidade limitada).
Финляндия: полное товарищество (avoin yhtio), коммандитное товарищество (kommandiittiyhtio), частное общество (osakeyhtio, или Оу -
225
Глава IV. Классификация юридических лиц
на финском языке; aktiebolag, или АЬ - на шведском языке; является аналогом закрытого акционерного общества по российскому праву), публичное общество (julkinen osakeyhtio, или Oyj - на финском языке; publikt aktiebolag, или Abp - на шведском языке; является аналогом открытого акционерного общества по российскому праву), кооператив (osuuskunta).
ФРГ: полное товарищество (offene Handelsgesellshaft - OHG), коммандитное товарищество (die Kommanditgesellshaft - KG), акционерное коммандитное товарищество (die Kommanditgesellshaft auf Ak-tien - KG), общество с ограниченной ответственностью (die Gesellshaft mit beschrankter Haftung - GmbH), акционерное общество (die Aktienge-sellshaft - AG), кооператив.
Франция: полное товарищество (societe en nom collectif-SNC), простое коммандитное товарищество (societe en commanadite simple), акционерное коммандитное товарищество (societe en commanadite par actions), товарищество с ограниченной ответственностью (societe a re-sponsabilite limitee - SARL), акционерное товарищество (societe ano-nyme - SA), кооперативное товарищество (societe en participation).
Швеция: полное товарищество (handelsbolag), коммандитное товарищество (kommanditbolag), акционерное общество (aktiebolag).
В странах общего или англо-американского права товариществам и обществам континентальной правовой системы соответствуют товарищества, компании и корпорации.
Приблизительная система коммерческих юридических лиц в Великобритании и США выглядит следующим образом: полное товарищество (general partnership), коммандитное товарищество (limited partnership), компания с неограниченной ответственностью (unlimited company), частная компания или компания с ограниченной ответственностью (private limited liability company, close corporation), общество с дополнительной ответственностью (company limited by guarantee), акционерное общество (company incorporated with limited liability, public limited company, company limited by snares, public corporation)1.
Отдельные виды торговых товариществ (обществ) во многом сходны. Они являются коммерческими организациями; обладают общей правоспособностью; создаются обычно на договорной основе несколь-
' См.: Загребнев СВ. Американская компания с ограниченной ответственностью (LLC) // Законодательство. 2001. № 2. С. 71-78; Зайцева В.В. Торговые товарищества // Гражданское и торговое право капиталистических государств / Отв. ред. Е.А. Васильев. С. 124 171; Company Law in Europe. Issue 0, 1, 2. 1989-1992; European Company Structures: A Guide to Establishing a Business Entity in a European Country / Edited by Michael J. Olt-manns. London, The Hague, Boston: Kluwer Law international, 1998; Business Laws in the Nordic Countries и др.
226
__________§ 9. Гармонизация европейского права компаний__________
кими лицами (учредителями), каждое из которых имеет корпоративные права и обязанности по отношению к юридическому лицу (например, обязанность внести вклад при образовании уставного капитала юридического лица, право на получение доли дохода от его деятельности, право на участие в управлении и т.д.) и др.
^Названные разновидности юридических лиц отличаются друг от друга1! Кроме того, правовой статус товариществ (обществ) в каждой стране имеет свою специфику, иногда весьма существенную.
Например, в Финляндии особой формой закрытой акционерной компании (некоммерческого характера) является создаваемая собственниками квартир в многоквартирных домах, правовой статус которой определяется специальным актом (Asuntoosakeyhtiolaki)2.
§ 9. Гармонизация европейского права компаний
После заключения в 1957 г. Римского договора, провозгласившего образование Общего рынка, в странах - участницах Европейского союза (до 1992 г. - Европейского экономического сообщества) начался процесс унификации правовых норм, регулирующих отношения в сфере создания и деятельности коммерческих юридических лиц.
Соблюдение принципов свободы поселения, устройства промыслов и занятия частной хозяйственной деятельностью, свободы учреждения и недискриминации юридических лиц, домицилированных на территории стран - членов ЕС3, предполагает принятие унифицированных правовых норм, обеспечивающих сравнимые условия деятельности коммерческих
' См.: Брауде И.Л. Акционерные общества и товарищества в торговле и промышленности. Пг., 1923; Вавин Н.Г., ВормсА.Э. Товарищества простое, полное и на вере. М., 1924; Данилова Е.Н., Перетерский И.С., Раевич СИ. Советское хозяйственное право. М., 1926; Суханов Е.А. Правовые формы предпринимательства; Он же. Система юридических лиц // Государство и право. 1991. № 11; Долинская В.В. Торговые общества: сравнительный анализ // Веста. Моск. ун-та. Сер. 11. Право. 1992. № 3; Суханов Е.А. Юридические лица (Комментарий ГК РФ) // Хозяйство и право. 1995. № 3; Он же. Юридические лица как участники гражданских правоотношений // Гражданское право. Т. 1. С. 212-248 и др.; Козлова Н.В. Организационные формы предпринимательства: достоинства и недостатки // Законодательство. 1997. № 2; Белое В.А., Пестерева Е.В. Хозяйственные общества. М.,
1 2002.
2 An Introduction to Finnish Law. Helsinki: Finnish Lawyers' Publishing, 1993. P. 89; см.: Козлова Н.В. Правовое положение акционерных обществ и обществ с ограниченной ответственностью в Финляндии.
3 Юридическое лицо считается домицилированным на территории ЕС, если оно создано в соответствии с законодательством стран - участниц ЕС, имеет свой центральный офис, осуществляет централизованное управление или ведет основную деятельность на территории ЕС.
227
Глава IV. Классификация юридических лиц
организаций во всех государствах участниках ЕС и облегчающих их взаимодействие.
Первым шагом к унификации европейского права компаний (European Company Law), т.е. созданию единообразных правил создания и деятельности коммерческих юридических лиц на территории стран -членов ЕС, является гармонизация, понимаемая как согласование общих подходов, концепций развития национальных законодательств, процесс выработки общих правовых принципов и отдельных решений в области корпоративного права в целях согласованного правового развития европейских государств1.
Одним из направлений сближения корпоративного права стран -членов ЕС является заключение международных конвенций. В частности, следует назвать Конвенцию от 29 февраля 1968 г. «О взаимном признании компаний и других юридических лиц». В стадии разработки находится проект конвенции об изменении места нахождения компаний, подписание которой позволит юридическим лицам стран - членов ЕС переводить свои офисы из одного государства в другое в пределах территории ЕС2.
Директивы Совета Европейского союза. Главным инструментом гармонизации права компаний служат директивы, принимаемые Советом Европейского союза (Council of the European Union). Директива является правовым актом, обязательным для стран - участниц ЕС, но только в отношении конечного результата. Директива Совета ЕС это своего рода типовое положение, определяющее главные задачи, которые подлежат разрешению в национальном законодательстве отдельных государств - членов Европейского союза. Выбор форм, методов и правовых средств для достижения поставленных целей, способов инкорпорации общих норм в национальное законодательство отдельных стран предоставляется самим государствам-участникам3.
С 1968 г. было принято несколько основных директив по праву компаний, в большинстве своем касающихся вопросов создания и дея-
1 См.: Тихомиров Ю.А. Курс сравнительного правоведения. М, 1996. С. 75; Марченко М.Н. Сравнительное правоведение. Общая часть: Учебник для юридических вузов. М., 2001. С. 184; International Encyclopedia of Comparative Law. New-York, 1973. Vol. II. Ch. 5.
2 См.: Асосков А. Акционерное законодательство Европейского союза // Право и экономика. 1998. №4. С. 103-104; Он же: Тенденции развития частноправового регулирования транснациональных корпораций // Вестн. Моск. ун-та. Сер. 11. Право. 2002. № 5. С. 57-70; Кадышгва О.В. Определение национальности юридических лиц и договор об учреждении Европейского сообщества//Вестн. Моск. ун-та. Сер. П. Право. 2002. № 5. С. 70-83; Wooldridge F. Company law in the UK and the EC: its harmonization and unification. London, 1991. P. 7-9.
1 См.: Хартли Т.К. Основы права Европейского сообщества/ Пер. с англ. М., 1998. С. 222-236.
228
§ 9. Гармонизация европейского права компаний
тельности обществ с ограниченной ответственностью и акционерных обществ1.
Первая директива Совета ЕС по праву компаний от 9 марта 1968 г. У» 68/151/ЕЕС2 затрагивает три группы вопросов. Во-первых, она устанавливает минимальный перечень информации о деятельности акционерных компаний, которые подлежат публикации в национальном торговом реестре. Во-вторых, директива содержит положения относительно правоспособности компаний, действительности сделок, совершаемых исполнительными органами с третьими лицами. В-третьих, она определяет исчерпывающий перечень оснований и порядок признания регистрации компании недействительной.
Вторая директива от 13 декабря 1976 г. № 77/91/EEC3 касается вопросов образования, увеличения и уменьшения уставного капитала открытых акционерных обществ. Бельгия, Нидерланды и некоторые другие страны распространили требования Второй директивы и на закрытые общества4.
Третья директива от 9 октября 1978 г. № 78/855/ЕЕС5 устанавливает возможные способы объединения акционерных обществ (слияние и присоединение), гарантии защиты прав акционеров и кредиторов компании при реорганизации.
Четвертая директива от 25 июля 1978 г. № 78/660/ЕЕС6 содержит положения о составлении балансов обществ с ограниченной ответственностью и акционерных обществ.
' См.: Авилов Г. Е. Унификация правовых норм о торговых товариществах в рамках ЕЭС // Проблемы современного международного частного права. Сб. обзоров. М., 1988. С. 192-208; Асосков А. Акционерное законодательство Европейского союза // Право и экономика. 1998. № 4. С. 99-104; Он же. Акционерное законодательство Европейского союза // Юридический мир. 1998. № 6. С. 48-53; Он же. Правовые формы участия юридических лиц в международном коммерческом обороте. М., 2003. С. 239-246; Кулагин М.И. Государственно-монополистический капитализм и юридическое лицо // Избранные труды. С. 68-70; Хапе Х.В. Европейское право торговых обществ // Основы немецкого торгового и хозяйственного права. М., 1995. С. 49-53; Юмашев Ю. М. Основные тенденции развития акционерных прав в Европейском союзе // Государство и право. 1992. № 6; Он же. Правовое регулирование прямых иностранных капиталовложений в ЕЭС. М., 1988. С. 60-78; Dor-resteinA., Kuiper I., Morse G European Corporate law. Boston, 1994. P. 40-65; Hulle. K. The harmonization of Company Law in the European Community // Harmonization of Company and Securities Law. Tilburg University Press. 1989. P. 10-30; Wooldridge F. Company law in the UK and the EC: its harmonization and unification. London, 1991. P. 5-84 и др.
2 Official Journal of the European Communities № L 65 of 14 March 1968. Изменения и дополнения директив последовали в связи с присоединением новых участников ЕС.
3 Official Journal of the European Communities № L 26 of 31 January 1977.
4 Dorrestein A., Kuiper I., Morse G. European Corporate law. Boston, 1994. P. 46.
5 Official Journal of the European Communities № L 295 of 20 October 1978.
6 Official Journal of the European Communities № L 222 of 14 August 1978.
229
Глава IV. Классификация юридических лиц
С начала 80-х гг. предпринимались попытки унификации норм, регулирующих отношения внутри торговых товариществ: о внутренней структуре компаний, компетенции органов, участии наемных работников в управлении делами компаний. Однако многие государства возражали против резких вторжений в сферу национального права даже ради достижения единообразного