4.Провиденциализм и эсхатологизм


Провиденциализм христианской истории заключается в том, что ее ход направляется божественным провидением, промыслом к заранее намеченной цели. Люди являются вольными или невольными исполнителями его воли. Апостол Павел попал в Рим как арестант, то есть против своей воли. Но именно римский период его деятельности способствовал утверждению христианства. Провиденциализм выражается также и в том, что события связываются между собой божественным провидением. События сначала замышляются Богом, а затем реализуются.
Одна из проблем теологии истории христианства: как совместить божественное предопределение истории и свободу воли человека? Один из вариантов ответа: Люди сами свободно ставят цели деятельности, но в результате получается то, что угодно Богу.
Эсхатология как учение о конце христианской истории подчеркивает, что такое завершение истории необходимо. Во-первых, зло должно исчезнуть. Во-вторых, праведники должны спасти свои души, после чего и установится «Царство Божие». На все это требуется время, то есть история. В-третьих, необходимо подвести итоги истории, тем самым придать ей смысл. Никто не знает, когда наступит конец времён. Но богословские учения, исходящие из авраамической традиции (иудаизм, христианство, ислам), содержат пророчества о неких знамениях, которые будут предшествовать концу света. Эсхатологические настроения сохраняются и сегодня, что находит выражение в названиях работ мыслителей второй половины ХХ в.: «Конец нового времени», «Конец истории?», «Конец науки».
Теологию истории христианства разрабатывал один из отцов церкви, представитель патристики Августин Аврелий (354-430 гг.). Он рассмотрел новые, по сравнению с античностью, проблемы. Одна – становление человеческой личности, её души. Одна из целей жизни христианина – преодоление своей греховности. Подчеркнем, что понятие греха впервые появляется в христианском учении, которое выдвинуло идеал человека, выраженный в заповедях Христа. Античные боги обладали всеми пороками людей и не могли быть для них образцом поступков и поведения. Августин приходит к выводу, что только божественная благодать выводит человека из греховности и тем самым спасает его душу.
Став епископом, Августин страстно боролся с язычеством, стремился к сакрализации всей жизни людей. Сакрализацию (лат. Sacer – священный, относящийся к религиозному культу) общества Р. Гвардини описывает так: «В средние века все слои, все формы жизни были религиозно насыщены. Христианская вера представляла общепризнанную истину. Законодательство, социальный порядок, этика общественной и частной жизни, философское мышление, труд художника, идея, движущие историю, - все это несло на себе определенные христианско-церковные черты. Этим еще ничего не сказано о человеческой или культурной ценности той или иной личности или произведения; но даже когда совершалось преступление, оно оценивалось с точки зрения христианского критерия. Церковь теснейшим образом срослась с государством.
Вторая проблема – ход общечеловеческой истории. Августин считал, что человечество едино, поскольку все люди происходят от Адама. В 410 г. орды варваров захватили и разграбили Рим. Под впечатлением этих событий он начал писать трактат «О граде Божьем». В этом трактате выделяются два противоположных вида объединений людей. Град Божий есть христианская церковь как духовная общность людей, основанная на «любви к Богу, доведенной до презрения к себе». Град Земной – совокупность людей, которая основана «на любви к себе, доведённой до презрения к Богу». Воплощением Града Земного была для него языческая Римская империя. Ее граждане были проникнуты потребительским духом и требовали только хлеба и зрелищ. Между этими градами идет борьба, которая должна завершиться исчезновением града Земного и утверждением господства града Божьего.
Идеи Августина о верховенстве «Града Божьего», то есть церкви над «Градом земным», то есть светской властью, использовали римские первосвященники в период средневековья. Вершиной подчинения светской власти духовной можно считать событие, получившее название «Хождение в Каноссу». Около этого итальянского замка император «Священной Римской империи» Генрих IV, босой и в рубище, в январе 1077 г. три дня умолял Папу Римского Григория VII снять наложенное на него отлучение от церкви. Без такого снятия Генриха IV никто бы не признавал императором.
Последующее тысячелетие не внесло заметных изменений в христианскую доктрину. Христианские догмы не позволяли видеть новые явления, в частности, выделения в особую группу населения городов, роль разделения людей по профессиям. Эпоха Возрождения переходная, но важно, что люди начинают осознавать себя творцами, способными изменить мир. Снова, вслед за Платоном, создаются проекты желательного совершенного общества, которое сильно отличается от существующего.

Приложенные файлы

  • docx 14738156
    Размер файла: 20 kB Загрузок: 0

Добавить комментарий