2 Arianking Империя рабов Новая эра

Империя рабов (новая эра) http://ficbook.net/readfic/2354419 Автор: arianking (http://ficbook.net/authors/765086) Беты (редакторы): Kinpatsu no kunoichi (http://ficbook.net/authors/138935) Фэндом: Ориджиналы Рейтинг: NC-21 Жанры: Ангст, Драма, Повседневность, Даркфик, PWP Предупреждения: BDSM, Смерть персона жа, Насилие, Нецензурная лексика, Underage, Кинк, Зоофилия Разме р: планируется Макси, написана 41 страница Ко л-во частей: 6 Статус: в процесс е Описание: Рабский Дом-2. Жизнь братьев-х озяев и их рабов в формате лайфстайл, подробно и с деталями. Интеракти в в группе ВК - https://vk.com/empire_of_slaves Публикация на других ресурсах: Только после уведомления автора и его согласия Примечания автора: Это продолжение раннее начат ого рассказа. У вас могут возникать некоторые второстепенные вопросы о с итуациях, что упоминаются здесь из прошлого - они описаны в первой части. О днако там повествование не блещет художественностью, простое описание пыток и чмора. Здесь же я постараюсь развить историю в силу своих писател ьских возможностей, учитывая эмоциональную составляющую, характеры, ху дожественность и т.д. Почитать начало можно здесь - http://ficbook.net/readfic/2020434 Глава 1. Во времена, когда жизнь человеческая была дешевле пе ска... Солнце жарило на износ. Песок ветром поднимался вверх и мерзко вле зал в глаза, рот, уши. Дышать было трудно от песчинок, что забивали лёгкие. П оэтому все знатные господа, а также воины имели повязки на лице. Даже така я мелкая деталь, как простая ткань, что защищала от пыли и земли, разделяла людей на касты. Равнина... Вдалеке бежали горы, своими горными хребтами они создавали витиеватые узоры, сквозь которые пробивался закат. Сзади с тоял величественный дворец — это был оазис во всём бездушном пространс тве. Сегодня, в городе, даже в селе, нельзя прочувствовать всех тех эмоций, которые охватывают человека, оказавшегося на бескрайнем песке. Разве чт о, если поехать в Алжир, в его южную часть, туда, где проходит граница с Ниге ром, вы ощутите это. Одинокие оазисы на тысячи километров блеклых или ярк их песков и только холод смерти в раскаленной солнцем пустыне. Сзади б ыл дворец, спереди — пустыня. Площадь между — была усеяна людьми: по края м стояли шеренги воинов в кольчугах и с копьями. Бравые красавцы, загорел ые, с туникой, что едва покрывала бёдра, с копьями и щитами, они стали загра дительной линией, стеной для рабов. Впрочем, бежать там было некуда, если н е во дворец, значит на смерть в пески. Вторая внутренняя линия состоял а из пленников — рабов. Которые также стояли в две шеренги. Вид их был изм ученным, все сгорбленные и шатающиеся. Не раз пленники падали от палящег о солнца и жажды. Их одежда превратилась в тряпки. Кто-то был уже голым, кто- то закрывался обрывками. Только единицам удалось сохранить что-то ниже п ояса, тогда как голые спины всех без исключения пугали живыми ранами от п летей и кровяными потёками. — Наследник на площади! Крикнул кто-то , и моментально загремели щиты об землю, копья рванули вверх к небу, воины взревели "Хора!", засвистели плети надзирателей, что заставляли рабов вып рямиться перед Господином. Маленькая нога в калиге погрузла в песке. Из с воей крытой повозки, что была упряжена тремя рабами, появился Он — Насле дник Его Императорского Величества. Это был хилый юнец, с виду лет 15, со све тлой, несвойственной здешним местам, кожей. Белая туника парила на ветру, балтеус перекрещивался на бёдрах, показывая всем, что перед ними не кто и ной, как Он. Ведь только один пояс на тысячи километров здесь был такой: сд еланный из человеческой кожи, он имел золотые вставки, с которых свисали человеческие зубы. Наследник вышел. Моментально за ним выросли два рослы х, мускулистых тела, почти в 1,5 раза выше него самого. Это была личная охрана . Воины резко отличались от остальных, что стояли в заградительной стене. Эти два красавца были словно боги: 24-25 лет, идеальные черты лица, грозные гл аза, рельефный торс, мощные, как сваи, ноги. А кулаки телохранителей Наслед ника могли, наверное, в пыль разбить любую каменную стену. Гиганты, молоды е и неотразимые. "Хора!" ревели воины. Наследник немного приподнял свою тонкую ручку, которая раз в 6 была уже, чем у его охранителей, и вокруг мгнов енно воцарилась тишина. Только ветер визжал и не подчинялся Хоре. — М ои рабы! — голос Наследника был тонким и ещё не сформировавшимся. — Я при шёл вершить над вами суд! Длинный, на десятки метров, узкий тоннель, выс троенный из рабов, был всего в метре от Хоры. Один шаг и юнец оказался внут ри. Наследник шёл медленно, поворачивая голову то влево, то вправо и давая оценку каждому рабу. В череде стояли только мужчины самого разного возра ста. Были там и дети лет 13-14, и юноши по 17-18, и парни 22-23, и молодые мужчины по 27-28, и зр елые. Хора вершил судьбу каждого из них. — Годеру! Мне! В конюшни! Мне! В к опальни! Мне! Годеру! Наследник распределял рабов по своему усмотрени ю. Себе он отбирал молодых и красивых, в основном юношей, но пару раз взял и детей, и нескольких парней. В копальни и на конюшни посылал более взрослы х. А самых слабых направлял к Годеру. Неизвестно, что было хуже: попасть к Х оре или к Годеру. Рабов разводили по разным группам, в соответствии с р ешением Наследника. Всего там было больше 300 человек. Самая многочисленна я группа — рабочие рабы для копален, конюшни и других нужд, была уведена в о дворец первой. Уже внутри, каждого пленника подвергли обязательной про цедуре усечения. Воин подходил сзади и обхватывал раба за шею, а палач без жалостно и молча отрезал член жертвы, без какого-либо наркоза или заботы. Уже потом к обезумевшему пленнику подбегал мальчишка-раб и прикладывал салфетку на рану, чтобы жертва не истекла кровью. Так делали с каждым. Рабы стояли в очереди, под копьями, и шли вперёд. Горка отрезанных членов увели чивалась быстро. Пленникам резали их достоинства по двум причинам. Во-пе рвых, чтобы сломить их дух и сделать настоящими рабами. Это со стороны мож ет показаться, что ничего особенного, но по факту такая экзекуция убивал а психику даже самого сильного человека и не только в момент отсечения, н о и каждый день по несколько раз, когда этот "мужчина" шёл в туалет. Во-вторы х, всё это оберегало рабов от игр и недопустимых сексуальных отношений м ежду собой. Вместе с тем, рабам оставляли яйца, чтобы не нарушать их здоров ье и гормональный фон. Это рабочие пленники и их эффективность имела огр омное значение для Империи, которая и жила за счёт рабства. Группа мол одых пленников, которых Наследник выбрал для себя, была меньшей. Зато в не й находились только самые красивые, атлетичные рабы. С ними обращались н ежнее. Человек 25 просто погнали на задний двор, к покоям Хоры. Наверное, эти юноши были самыми несчастными из всех. Но об этом немного позже. Сейча с же Хору ждало новое развлечение. Самые болезненные, слабые и некрасивы е, а также старые рабы были отданы Годеру, и Наследник спешил увидеть это. Он быстро залез в свою колесницу, и трое запряжённых рабов понеслись сло мя голову, как гривастые кони, вперёд. По бокам от Хоры бежали его телохран ители, блеская своими глазами, как молниями, по сторонам. Никому не совето валось становиться на пути Наследника. Любой горожанин, даже самый знатн ый, мог превратиться в раба за такую провинность. Поэтому дорога для коле сницы всегда была чистой и свободной. В огромном замке можно было забл удиться. Белокаменные стены сливались с песком и обжигались палящим сол нцем. Жилые зоны, церемониальные, ритуальные, рабочие сектора... Покои Насл едника стояли осторонь и назывались в народе "Замок боли". Если подойти бл иже чем на 100 метров, можно было отчётливо услышать крики и стоны, которые н е прекращались ни на одну секунду. Голоса мучеников сливались, звуки пле тей, хлыстов, крики надзирателей, плач... Хора любил юношей. Хоть он и сам был ещё ребёнком, но уже второй год подряд проводил "смотр" и забирал всех пар ней, что ему приглянулись. Не спасала даже армия. Подданные могли или оста вить город и умереть в пустыне, т.к. выжить там без каравана нереально. Или мириться с тиранией Наследника. Ведь отец, Император, не запрещал своему отпрыску ничего. Колесница внеслась в ворота "Замка боли" и проследова ла к Колизею. Наследник был дома, тут он чувствовал себя намного уютнее и с покойнее. Трое рабов-гончих стояли потные и тяжело дышали. Они были запря жены особым образом. Первый ремень цеплялся к ошейнику, второй был часть ю сбруи, что охватывала торс каждого раба узкими поводьями, впиваясь в ко жу. Но самым жестоким был третий ремень: длинная колодка-"прищепка" оттяги вала и объединяла яйца всех троих бегунов, а уже к ней цеплялся сам ремень . Такая конструкция не позволяла кому-то из гончих вырваться вперёд или о тставать, они обязаны были бежать ровно, упадёт один — яйца оторвутся и у всех остальных. Это также не давало возможности рабам отдыхать во время стояния: они не могли ни лечь, ни присесть, только все вместе опуститься на колени и так дожидаться следующей поездки своего Господина. Колесни ца остановилась у огромной арки, что венчала Колизей. Позади была больша я поляна со множеством растительности. Имея очень ограниченные запасы в оды в городе, Император всё-таки позволял своему любимому сынишке тратит ь галлоны пресной жидкости на ежедневные поливы пальм и других растений . Это делало поляну фантастическим местом на всей территории песков. И не только из-за неразумного использования "жидкого золота пустыни", но и из-з а всего, что творилось там. Но об этом позже... Хора шмыгнул в арку и влез н а свой трон в ложе Колизея. — Зовите Годера! Наследник захлопал в л адоши, а его охранители мгновенно выросли по обе стороны кресла с невозм утимыми лицам. Внизу, на арене, раздался злобный рык. Глаза у Хоры раскрыли сь до невозможности, мышцы лица сжались в приятной улыбке, а сердце замер ло. — Годер! Годер! Наследник кричал и махал руками, пытаясь привле чь внимание своего "друга". Новый рык послышался уже ближе, он был протяжне е. Из туннеля на арену выбежал огромных размеров лев. Он рычал и смотрел по сторонам. Он был дико злым. Рабы, которых Наследник отобрал для Годера, бы ли выстроены у противоположного края арены, а за ними стеной встали воин ы, придерживая остриём копий каждого пленника, чтоб те не вздумали бежат ь или сопротивляться. Годер вышел на середину, выдал свой рык и кинулся к с тене, у которой были пленники. Но скармливать рабов льву никто не спешил. Х ора ждал большего. Вдруг, с левой стороны показалась длинная деревянн ая стрела, словно кран. На ней, с помощью верёвки, был привязан молодой раб. К жертве применили все знания шибари: руки парнишки были обмотаны канато м, также как и ноги, а ещё одна верёвка соединяла конечности за спиной, выл амывая их на весу. Несчастный орал и мучился только от этого, его суставы у же были вывихнуты и где-то повылетали из своих орбит. Четверо слуг управл яли стрелой на дальнем конце. Медленно раб "прилетел" к Годеру. Завидев еду , лев встал в позу превосходства и зарычал ещё сильнее, распушив свою шерс ть. Слуги начали медленно опускать жертву к дикому зверю, но так, чтоб тот не смог сразу вырвать её. Лев встал на задние лапы и попытался когтями под цепить раба, но слуги успели поднять тело выше. Визг и хрипы раба, которого вот-вот скормят хищнику закладывали уши. Но Хора сидел с выражением восх ищения и следил за всем, почти не дыша. Его охранители также неподвижно и б езэмоционально стояли по бокам. Жертву снова опустили ближе ко льву, и Го дер подпрыгнул вверх, успев, пролетая мимо, вонзить свои громадные когти в живот жертвы и зацепить член. Истерикам раба не было предела. Хора аж при встал и склонился со стены, чтобы лучше рассмотреть происходящее. Охрани тели тут же оказались рядом с Наследником и схватили того под обе руки, чт об юнец случайно не свалился на арену. Кровь начала капать с рассечённ ого живота жертвы, что висела над львом. Почуяв запах и вкус красной жидко сти, хищник просто обезумел и стал прыгать под окровавленным телом как м ог. Всё это сопровождалось истошными криками раба и злым рычанием льва. И только Наследник стоял в остолбенении, взирая и впитывая каждое мгновен ие. Со стороны было такое впечатление, что Хора просто насыщается зрелищ ем. Наконец, кто-то из слуг дал команду, и копьё вытолкнуло в спину одного и з рабов, что стояли у противоположной стены. Тот с криками полетел вниз. Не успев подняться, несчастный почти мгновенно был растерзан львом. За ним полетел второй, третий, четвёртый... Годеру уже было не до приманки в возду хе, на него падали доступные жертвы. Рабы поднимались и начинали бегать п о арене, но выхода не было, это просто оттягивало время их конца. А лев уже н е ел, он просто охотился, забивая своих жертв и переходя на следующих. Но ц арь зверей умное животное, поэтому он чудесно понимал, что мёртвое тело б ыстро становится падалью, и поэтому Годер не спешил разрывать всех рабов . Большая их часть испуганно жалась в любой доступный уголок, а лев наслаж дался ранней добычей, искоса поглядывая на будущие, ещё живые, обеды и ужи ны. Наконец, Хора насытился зрелищем, и проделки льва ему уже стали неи нтересны. На арене ещё дрожали около 20 живых рабов, песок был перепачкан в кровь и внутренности растерзанных, лев наслаждался обилием мяса, а Насле дник уже спешил дальше. — А сейчас я хочу посмотреть на свои новые при обретения! Хора быстрым шагом шёл по тропинке, вдоль которой были вкоп аны деревянные столбы, и на некоторых из них висели уже почти полумёртвы е молодые тела. Почти все они были изувечены до неузнаваемости. А сейчас п еклись на солнце, насаженные анальным отверстием на огромные наконечни ки в столбах. Наследник, проходя мимо, бил некоторых рабов, но это ему было уже неинтересно. Мученики доживали свои последние часы, перед тем, как на правиться в утилизацию. Пройдя метров 50, юнец вскочил на новый трон. Тольк о этот железный стул стоял уже просто посреди поляны. Моментально над На следником появился шатёр, крыша, которую натянули двое высоких рабов. Но самое интересное было в другом. Трон-кресло имело выступающие высокие но жки, под которыми лежали... рабы. Двое красивых плоских тел служили коврико м Хоре, а их яйца были придавлены креслом. Рабы визжали от этого, а когда На следник прыгнул на трон, те просто захлебнулись в своем оре. Но для Хоры вс ё это было привычным делом. Он спокойно поставил ноги на грудь каждой из п одстилок и ещё немного поёрзал задом, чтобы сесть поудобней и причинить как можно больше мучений яйцам своих ковриков. — Показывайте! Тут стоит отметить такой нюанс. Весь "замок боли" Наследника был напичкан раб ами. Они висели на стенах, лежали, в качестве ступеней или подстилок, высту пали подставками или просто статуями. У каждого была своя роль. Во всей эт ой вакханалии важную роль играли экзекуторы — группа таких же молодых р абов, которых Наследник отобрал в свои менеджеры. Эти "управленцы" органи зовывали всё до мельчайших деталей в замке, меняли отработанный материа л, а главное — разрабатывали ежедневные программы развлечений для Насл едника. Если Хоре что-то не нравилось, он с лёгкостью превращал экзекутор а в простого раба. Поэтому система работала, как часы. Объяснять надзират елям лишний раз, что они должны были сделать — не требовалось. Хора прост о впрыгнул на свой трон и стал ждать. Через минуту перед ними стояли в л инию 22 молодых голых тела. По бокам красовались трое красавцев-экзекутор ов. Рабы уже были помыты, обриты и обучены. Всего-то за какие-то 30 минут. — Вот этого! Того! И его! Наследник скомандовал, и трое юношей моментал ьно оказались у его ног. Хора с безумным взглядом крутил головой и не морг ал, рассматривая черты лица и тела своих избранников. — Вы, двое! Ру ка Наследника взлетела в воздухе, и экзекуторы сразу же оттащили третьег о избранника. Оставшимся двоим предстояло драться между собой. Первому н а вид было около 16, коренастый, не высокий, с тёмными смоляными волосами и м ощными руками. Второй был, наоборот, длинный и тонкий, лет 18, русый хиляк. Рабам очистили пространство. С Хоры сняли сандалии, и он засунул свои пят ки во рты "коврикам". Коренастый стал медленно обходить соперника, но хилы й поворачивался вслед. Так рабы крутились минуты две и ничего больше не д елали. Наследник махнул рукой, и обоих борцов экзекуторы моментально пос тавили на четвереньки. Далее посыпался град плетей на несчастные тела. Х илый орал и падал, а коренастый только врывался руками в землю и молча мот ал головой. После 20 плетей борцов вернули на ноги и приказали драться. Изб итые и обессиленные, окровавленные, а хилый ещё и зарёванный, они стали дв игаться быстрее. Хилый попытался сделать шаг на противника, но тот отсту пил. Тогда высокий замер на секунду, вытирая слёзы и размазывая сопли по л ицу, и потом неожиданно, как пума на охоте, прыгнул на коренастого. Низкий успел только квакнуть и получил сильный удар ногой в живот. Под весом хил ого и инерцией, оба повалились на землю. Минутное преимущество оказалось у длинного, и тот стал лупасить коренастого кулаками. Кровь брызгала по с торонам, низкий пытался защищаться, но находился в очень неудобной для с ебя позе. Полное превосходство было на стороне длинного. Как неожиданно этот хилый заорал во всё горло и выгнул грудь вперёд. Находясь спиной к На следнику и избивая коренастого, хилый не заметил, как Хора взял лук и выст релил в спину рабу. Садист был отличным стрелком, ведь охота на своих рабо в являлась одним из любимейших занятий наследника. Вторая стрела пронзи ла предплечье хилого, первая попала в правую руку. Раб визжал, попытался в стать, но третья стрела впилась в правое бедро, и он упал. — Бей! Хора приказал коренастому избивать хилого также, как тот минуту назад делал с ним. Второй раб, сплёвывая кровь, влез на израненного хилого, отчего тот просто обезумел, ведь коренастый порвал его тело, сев на стрелы. Но второй раб стал увечить лицо хилого со злостью и остервенением. Бил долго и силь но. — Пусть бежит! Наконец, Наследнику надоели драки, и он приказал коренастому бежать куда попало. Раб ещё не понимал, что его ждёт и рванул в перёд, куда глаза глядели. Хора не спеша натянул тетиву и выпустил стрелу в голень коренастого. Раб с хрипом повалился на землю и схватился за ногу. — Пусть бежит! Экзекуторы подняли несчастного и толкнули в плечи. Коренастый, как мог, стал хромать вперёд, как вторая стрела пронзила его п лечо. От силы удара мученик перекрутился на месте и снова упал. Выждав мин уту, Хора опять скомандовал холодным голосом. — Пусть бежит! На это т раз раба удалось поднять с трудом, но бежать он уже не смог. Наследник вз ял очередную стрелу, вставил её в лук, натянул тетиву и прицелился в затыл ок коренастого. *** — Ну и вот, вспоминая эту историю, я смотрю на него сегодня и вижу Хору. Двое солидных мужчин, одним из которых был хозяин Клуба, называемый Основателем, пили виски в расслабленном состоянии, уто пая в кожаных креслах. В стороне приятно потрескивал камин, свет был приг лушённым. Раб Максимка стоял на коленях рядом с Основателем и держал рук и лодочкой, в которых тлела сигара его хозяина. — Мой клуб — это посвя щение Хоре. Более безумного садиста в истории не было. Ни де Сад, ни Сен Жер мен, никто другой с этим мальчишкой не сравнился до сих пор. И я хочу, я вижу в этом Артёме реинкарнацию Хоры. Я хочу, чтобы он снова создал свой "замок боли". Мужчины потягивали виски и молча размышляли... Глава 2. Я - Хора, ты - Артем, а вместе ты-я-мы! ********************************************************************** Ищу группу активных единомыш ленников (поклонников рассказа) для возможного его продолжения. Интересно - напиши в ЛС тут или ВК - https://vk.com/arianking ********************************************************************** ********************************************************************** - Нет, Артемка, ты ахуенен! Я так себе всегда говор ю! А ты, петушара, ты же лох! Сейчас все хорошо, все сделаем... В гостиной ни кого не было, Младший развалившись на диване пузом вниз, махал по воздуху поднятыми пятками и что-то химичил на спине своего раба, который служил п одставкой, стоя на четвереньках. Артемка химичил в прямом смысле слова: н асыпал, пересыпал, отмерял нужный вес белого порошка. - Все буде добре... Е-е-е-е! Пацан завыл вслед за саундом, что раздавался из динамиков. Петух стоял не шевелясь, вся его спина была утыкана пакетиками, палочками, бума жными обрывками, пузырьками. В районе лопатки валялись зажигалка и тлеющ ая сигарета, которая временами щипала кожу, но петух терпел. - Вот скажи , петушара, я же ахуенен? - Да, хозяин! - Вот хорошо или плохо, что ты раб? Раби к? Рабище! Артемка откинул стекляную палочку из рук и перевернулся на спину, закатывая глаза под лоб в истерическом смехе. - Ра-аб! Мама, я ра-а-а б! - Пацан протянул руку к опустившему голову малолетке и милостиво похло пал того по щеке. - Вот хорошо было бы или плохо, чтоб твоя мама узнала, что т ы раб? А, петух? - Плохо, хозяин... - Слезы на глазах чересчур эмоционального р аба выступили мгновенно. Комната снова задрожала в истеричном смехе пацана. Океан Эльзы, тем временем, сменился новой композицией и Артемка, с первыми же битами, вскочил с дивана и стал дергать руками в воздухе, предс тавляя себя ударником музыкального коллектива. Спустя несколько секун д впилась гитара и спина Младшего выгнулась вперед, словно он наигрывает лучший в мире рок на переполненном стадионе. Дальше стало еще хуже: с нача льными словами милого женского вокала Темыч кинулся в пляс. Обнаженное х удое молодое тело выписывало всевозможные па на просторном полу, раз за разом подвергая опасности то плазму, то своего раба, о которые не споткну ться пацану помогало только чудо. Нужно отметить, что этот псих имел отли чный музыкальный слух и завораживающую пластику, он прикольно двигался под такт мелодии и мог бы вызвать симпатии у жюри любого танцевального к онкурса. - Мерещитсаааааа! Искажая само слово и свой рот пацан плюхн улся на кожаный диван, быстро дыша. Он вернулся к своему первоначальному занятию с порошком и пакетиками. Раб все это время покорно служил столом. Впрочем, петуху ведь было не привыкать к такому, да и это намного лучше, че м пытки и всякие испытания, что постоянно придумывал неугомонный Артемк а для своей вещи. Петух постепенно привыкал быть рабом, он начинал понима ть своего Хозяина и ему даже удавалось избегать излишней жестокости. С в иду малый и глупый раб все-таки был хитрым жучарой и, пусть немного, но пыт ался манипулировать пацаном. ********************************************************************** И щу группу активных единомышленников (поклонников рассказа) для возмож ного его продолжения. Интересно - напиши в ЛС тут или ВК - https://vk.com/arianking ********************************************************************** ********************************************************************** - Ща нам замерещи тся! Подготовка была закончена, на худощавой спине раба, по обе сторон ы выпирающего хребта, лежали две узкие белые дорожки порошка. Артемка об лизнулся, наклонился, закрыл левую ноздрю и проехался по спине своей вещ и, всасывая, как пылесос кристаллы. Лошадиное игого вырвалось из его безу мной души и вторая порция дури влетела в садистский мозг. Получив нужный себе заряд, Младший со всей силы хряснул петуха ладонью по пояснице, так, ч то тот вскрикнул, больше от испуга и неожиданности, чем от боли. Пацан одни м рывком запрыгнул на рабскую спину, ухватился за уши и с новым игого прик азал "скакать" на кухню. Артемка был почти в два раза больше и тяжелее свое й жертвы, но у петуха не было другого выбора, как, скрепя всеми суставами, п олзти вперед. Пацан разжал руку, посмотрел на таблетку уже задурманеным взглядом, облизнулся и быстро закинул "лекарство" себе в рот с фокусом под брасывания вверх и ловлей губами. - Гыыы! Споймал! Это хорошо или плохо, петух? Ответ раба был не интересен садисту. На кухне он припал к бутылк е с минералкой из холодильника, запивая таблетку, и опустошил ее наполов ину. В гостиной рванул новый рок и пацана инстинктивно затрясло под гита рные аккорды. - Ху-е-е-евая музыка у Влада! Но Smoke on the water ударил в ближний ди намик, стерео, как ни как, и звук начал выносить стекла и мозги. - А теперь ... пытки! Типа в такт музыке произнес садист и со всей силы въехал носко м по своим любимым яйцам раба, стоящего в его же любимой позе ожидания. Пет ух квакнул, скрутился и заскулил, моментально срываясь на плач. Садисту б ыло пофиг и он пинками погнал жертву назад в большую комнату, туда, где муз ыка срывала крышу и вызывала мурашки на коже своим ревом. - Дай сосок! Че рт! Дай сосок! Артемка держал в руке холодный железный зажим и хотел бы ло нацепить его на грудь раба, но первая попытка получилась неудачной. Ра б ревел, но уже стоял в позе, а вот пацан протянул свою руку-клешню, пытаясь ухватить сосок, но... промазал. В его глазах стало двоиться, Темыч потрусил головой и с новыми словами "Дай сосок!" снова попытался ухватиться за плот ь раба и снова промазал. Младшего наклонило вперед, он выгнулся, точно так же, как при игре на виртуальной гитаре, но теперь в обратную сторону, и пов алился прямо на свою вещь. Слава небу, что он ушел с кухни, потому что хруст черепа о ламинат был не таким гулким и травма не такой сильной, по сравнен ию с кафельной плиткой, что была настелена в предыдущей комнате. Пацан си льно и больно стукнулся головой об пол, у него сразу же хлынула кровь, но Т емыч не вскрикнул и не пошевелился. Петух тоже, не зная, что ему делать и бо ясь разозлить Хозяина, лежал и почти не дышал. Раб не видел кровь, т.к. рана б ыла с противоположной от малолетки стороны. Так продолжалось пару минут : голая вещь лежала на спине на полу, а ее хозяин навалился сверху, будто-бы отдыхал после бурного секса. Как вдруг левая нога Младшего дернулась, вы тянулась вперед, его слабенький пресс напрягся и стал рефлекторно сжима ться-разжиматься, словно пацан вот-вот кончит, но дальше задергались рук и и судорога свела шею так, что лицо вывернулось на 270 градусов назад. Артем стал по-настоящему подпрыгивать на рабе, потом повалился на бок, на спину и только сейчас петух заметил кровь и белую пену, что выплескивалась изо рта Хозяина. Глаза Младшего были открытыми, но непроизвольно бегали и де ргались также, как и все тело. Врач сказал бы, что это эпилептический припа док - очень опасная штука, но раб не знал подобного и просто, испугавшись, п опятился в самый угол комнаты, наблюдая за муками своего Хозяина. Может б ыть, петух даже хотел, чтоб Младшему было побольнее или чтоб он умер, но ра б скулил сам, как маленький щенок и не знал, что ему делать. Судороги не пре кращались, тело подпрыгивало на очень большую высоту, сантиметров 20 точн о, а может и больше. Дома не было никого. Белая пена постепенно заменялась на светло-желтую жидкость, что вытекала изо рта, а Артемка стал захлебыва ться в своей же блевотине. Более того, пацан начал задыхаться от того, что язык его попал в гортань из-за положения лежа на спине и конвульсий. Артем бледнел, его губы синели, а раб не двигался и даже не думал хоть как-то помо чь своему хозяину. Все это продолжалось минут 15 и не обещало ничего хороше го. - Гнида рабская! Ты почему не помог ему, сука! Чей-то тяжелый ботин ок очень больно и очень сильно ударил в лицо петуха носком прямо в нос, лом ая тот одним махом. Раб упал на пол, сильно ударившись затылком о стену. Ег о перевернули, он почувствовал тугие наручники на своих запястьях за спи ной и еще один сильный удар лицом об пол. После такого петух отключился. - Артем!.. так... опасно... не помогли... могло быть... Хора... будешь ты... Все было как в тумане. Пацан ничего не понимал, не видел и слышал только какие-то об рывки фраз. Его мозг не мог их связно обработать. Он даже дышал с трудом. Вс е тело болело, ломало, была жуткая слабость и какое-то чувство внутренней паники, но кричать или двигаться он не мог. Туман перед глазами, туман в го лове и только обрывки слов. - Хора... клуб... я... будут... должны... рабы... боль... но вый... ты... Влад сильно сжал левый кулак и просто вгрызся зубами в кожу бе зымянного пальца. На его глаза навернулись слезы. Впервые можно было вид еть, как этот мужественный и смелый, красивый и умный пацан плакал. Для нег о не было ничего дороже младшего брата. Несмотря на всю свою агрессию и же сткость, внешнюю холодность, Влад был готов на все, ради Артемки. Если бы б ыла такая возможность, он бы сам добровольно лег на это место. Но судьба ра спорядилась иначе. - Его раб просто сидел и наблюдал, 15 минут твой брат б ился в эпилептическом припадке. - Тихим голосом из-за плеча говорил Основ атель. - Если бы мои ребята опоздали хотя бы на 5 минут еще - ты бы сейчас стоя л не тут, а в ритуальном бюро. - Спасибо... я не знаю как вас отблагодарить. - Г олос Влада был хриплым и дрожащим. Это был совсем другой человек. - Но как, п очему ваши люди там оказались? Основатель улыбнулся и посмотрел на бе ссознательное тело, что лежало под капельницей, кардиографом и с кислоро дными трубками в носу. Огромные синяки образовались под глазами Младшег о, а лицо моментально исхудло почти вдвое. - Я же говорил, что мне интере сен твой брат. - Продолжил Основатель. - В вашем доме ведется постоянное ви деонаблюдение. - Влад с безумием, возмущением, ужасом, страхом и всеми друг ими перемешанными чувствами посмотрел широкими глазами на собеседника . - Да ты не бойся. Все это во благо. Вот видишь... - Основатель подробно объясни л. Владу понадобилось присесть, потому что ноги более не держали. - Я верю в твоего брата, в то что он станет великим. И если бы не мы, эта передозировка его бы уже убила. Палата была огромная и светлая. Там можно было не толь ко постоять у кровати больного, но и посидеть в уголке отдыха на диване и к реслах. Влад с Основателем провели в том месте пару часов, обсуждая разли чные вопросы. Пацана, с одной стороны, распирало возмущение, что в его жизн ь вот так нагло вторглись и, фактически, все знали о нем, видели его голым, к ак он чморил своих рабов, как трахал их. С другой же стороны, Влад отлично п онимал, что именно эта наглость оставила Артемку живым и он, как настоящи й пацан, был безгранично благодарен Основателю, был готов поклясться том у в верности. Старик все это читал по лицу, но только незаметно улыбался се бе под нос, не подавая виду и не выставляя Старшему никаких условий. Еще бы ло не время... - Двадцать семь! Облако! Череп! Доктор показывал Артему абстрактные изображения, а тот называл первое, что видел. Простой тест на качество мозговой деятельности. После прекомы, в которой некоторое врем я находился Младший, это нужный тест. К счастью, его организм был чертовск и сильным и болезнь отдалялась семимильными шагами. - Я могу сказать, ч то нет совершенно никаких отклонений! Другой врач, более солидный, в о чках и с козлиной бородкой, отчитывался перед Основателем и Владом. Стар ший брат провел три дня в своеобразной больнице - личном медблоке Клуба. В палате, где лежал Артем лечили знатных людей, что становились клиентами заведения: кто-то мог почувствовать себя плохо от перевозбуждения, кому- то нужно было прийти в себя после садомазо сессий (не все ведь доминами хо тят быть, даже богатые). В другом крыле откачивали рабов, которые еще могли быть возвращены к жизни после очередного клиента. - Печень в норме. Сде лали МРТ - функциональность мозга в норме. Сердце тоже ведет себя пристой но. Ваш брат здоровый человек! Троица стояла снаружи, Артем был один, но уже четко показывал, что живее всех живых: он все время дергал головой из с тороны в сторону, клацал пульт телевизора, ощупывал капельницу, словно п ятилетний малыш. В стеклянную палату вбежал молодой пацаненок, лет 14, в ко ротких облегающих шортах и почти незаметной майке. В руках он нес большо й поднос, накрытый массивной крышкой. Пацаненок поставил поднос на тележ ку и подкатил ту к Артему. У Младшего просто челюсть отвисла - его любовь к малолеткам никуда не делась даже после передоза, а тут такое красивое, по чти голое, тело. - Ты кто? - Поперхнувшись слюной спросил пацан. - Я раб ме дблока, господин, семнадцатый. Принес ваш обед. - Семнадцатый? - Переспрос ил Артем. Раб указал на татуировку, что была на внешней стороне предпл ечья из числа 17 и, поклонившись, убежал. У пацана даже аппетит пропал, после увиденного. Ему захотелось как можно быстрее сделать больно семнадцато му и посмотреть, как измениться лицо того в крике и плаче. - Рабы! Вокруг рабы! Громкий и ехидный голос дерзко выпалил почти над ухом Артемки. П ацан от неожиданности вздрогнул и испугался, повернувшись в сторону зву ка. - А что с ним? - Влад снаружи заметил, что его брат ерзает и будто бы раз говаривает с кем-то, хотя в палате не было никого. - Он бредит? - Я думаю, ему что-то показалось. - Ровным и спокойным голосом ответил Основатель и снов а улыбнулся себе под нос, одобрительно кивнув в сторону доктора. Примечание к части ********************************************************************** Ищу группу активных единомышленников (п оклонников рассказа) для возможного его продолжения. Интересно - напи ши в ЛС тут или ВК - https://vk.com/arianking ********************************************************************** ********************************************************************** Глава 3. Я - Хора, твой господин! Хозяин я! Ты ра б! Когда-то люди считали Землю куском глины, что стоит на спинах то слонов, то китов, то еще кого другого. Позднее мы стали понимать, что она - круглая и даже вертится. Правда, не всем это нравилось поначалу и были пы тки, казни, принуждения в раскаянии... но все-таки она вертится... Один умный человек сказал умную фразу (кстати, можно ли от умного услышать глупую фр азу? - вопрос, наверное, достоинством с Шекспира): полотно нашей жизни разм ечено на большое число участков дежавю. Все, что было - мы проходим снова, в се, что будет - нам уже знакомо. Так и живем от питекантропов до homo sapiens... - Глу бже бери, пидар! Что совсем разучился уже? Подвал был большой холодный и страшный. Теперь из-за земляных работ он стал еще и грязным. Вентиляция т ут плохая, поэтому воздух от пыли забивался сразу, вызывая кашель у всех п рисутствующих. Человек умный скажет, что недолго можно так прожить и эмф изема легких сама постучится через горло. Но разве проблемы рабов волнов али братьев? Тем более, что это вовсе не смертельное заболевание: работат ь будут, трахать и пытать можно, а на остальное Владу с Артемкой было напле вать. Земляные работы велись в две смены, практически без остановки, а потому результат за пару дней был, как говорится, на лицо. В углу лежало ок оло 30 набитых грунтом строительных мешков, а в стене уже имелось прилично е углубление - целая пещера. Дабы потолок не обвалился на каждом метре вгл убь ставились подпорки по обе стороны, что имели несущие балки. Конструк ция была личной разработкой Старшего, он хоть и не имел инженерных навык ов, но отлично рассчитал нагрузки и точки напряжения в своем будущем под земном замке. - Не надо, ну пожалуйста! - Соси и не ори! Пока надзирате ля нет можно и порезвиться. Так подумал бык и затащил свою "половинку" за м ешки. Не то чтобы этот злобный гигант стеснялся остальных, но еще детдомо вский рефлекс, когда он трахал чушка то в кладовке, то под лестницей, то в с арае, сработал и сейчас. Васька Сэр уехал с Владом и все время пропадал в м едблоке рядом с заболевшим Артемом. Старший, конечно же, отсылал надзира теля домой покормить рабов, сменить их в работе и проконтролировать ситу ацию, но передоз Младшего развязал руки пленникам. Фактически, они были с ами себе хозяевами. Этим моментом как раз и воспользовался бык. Расширит ели с цепями просто роднили пары рабов и чушку повезло быть в "семье" со св оим мучителем. Не имея надзора, бык решил вспомнить детдом, как тогда он тр ахал несчастного хилого малолетку и издевался над ним. Теперь же ему мож но было не бояться воспитателей или следов на теле чмошника, а анальная ц епь не давала чушку никаких шансов на спасение. - А-а-а-а! Давно я тебя не ч увствовал пидар! Бычара загнал чушка в самый угол и просто вклеил того в стену, вставляя свой огромный член в рот жертвы. Чушку было не привыкать , его трахали многие, в т.ч. и тут, но в этом случае имелся некий психологичес кий момент: Семашко стал тем первым злодеем, кто опустил чушка, унижая, изб ивая и чморя того каждый день и по сто раз в сутки. Фактически это и был сво еобразный рабский лайфстайл для чушка, от которого малолетка постепенн о отвык. Теперь же все вернулось назад: он на коленях и в темном углу, а бык-С емашко вгоняет свой член ему в рот. Истерика била жертву похлеще, чем член быка его же гортань. - Ты пидар думал все для тебя прошло? Бык по-дьяв ольски смеялся, двигая тазом. Чушок не был героем и даже не думал сопротив ляться. Мелкий стоял на коленях, обхватив руками напряженные бедра своег о насильника и только пускал слюни. Бык же крепкой рукой держал лоха за за тылок и регулировал силу и скорость. Член насильника полностью выскакив ал наружу и снова возвращался вглубь, отчего чушок весь измазался в собс твенной слюне. Маньяк-бык знал толк в ебле, он долбил очумело быстро, так ч то чушок не успевал носом даже воздух захватывать, потом резко снижал те мп и буквально возил своим каменным стволом по губам пидара. Дальше быча ра входил на весь размер, щекоча гортань чушка, перекрывая тому воздух, вы зывая рвотные позывы и ручьи слез. Пидар рефлекторно изрыгивал слюной, н о насильник не позволял достать свой член и лох давился назад ею. Кто прох одил подобное знает, насколько для нижнего это неприятная процедура. В э ти секунды он даже зубы в ход пустить не может, потому что паника от недост атка воздуха и судороги от рвоты делают его абсолютно беззащитным. Почти минуту бычара издевался так над своей жертвой. Один этот факт приносил е му наслаждение: приятно, когда петушок буквально бьется на твоем члене, б езропотно и несчастно. От нехватки кислорода, тело чушка так и норовило с огнуться пополам, а легкие горели, отторгая те малые дозы живительного г аза, что все же в них поступали. Глаза раба сами собой распахнулись, выража я всю его панику и желание нормально вдохнуть. Наконец, получив струю жел анного кислорода, чушок отпал к стене тяжело дыша. Насильник стал хлеста ть оголеной головкой по губам. Когда ему это надоело, пидар мгновенно, по к оманде, принялся ласкать член, он взял дрожащей рукой ствол мучителя и на чал качественно облизывать его со всех сторон. Бык закинул руки на грудь и надменно следил за происходящим. Как только щекотка и давление в мышца х наросли, бычара с озверением втолкнул все свое достоинство в рот пидар а и автоматными очередями расстрелял тому гортань. Спермы было так много , что она стала выходить наружу, булькая в рыданиях и криках чушка. - На, у трись, пидар! Бык кинул рабу кусок тряпки и тот развозил грязь со сперм ой по лицу. Семашко ждал недолго и через минуту уже надрачивал снова, набл юдая за своей жертвой. На этот раз он был не так активен: загонял свой член в рот, заставлял чушка усердно работать языком и губами, вытаскивал и опя ть надрачивал, потом снова загонял. Все вернулось, дежавю. *** - Вилка - Инструмент д ля пытки - Мясо - Тело для жести - Кетчуп - Сжиженная кровь с сахаром - П ерец - ... - Что все? С нормальным миром сравнений нет? - Хуйня слабо жжет дл я пыток, вот и думаю... Васька жевал свой бифштекс о котором так внезапно зашла речь, отрывал вилкой кусок, поливал кетчупом, клал в рот и с интерес ом следил за разговором братьев. Артем выглядел здоровым, бодрым,соверше нно никаких следов передоза. Все-таки в клубе какой-то магический медбло к, ни одна страховка не даст подобного лечения. Пацаны, по пути домой, заех али в кафе пообедать. Вокруг стоял теплый осенний день, было шумно, множес тво людей. Какая-то популярная забегаловка среди дальнобойщиков. Влад пи л манговый сок и оттягивался на спинке стула. Рядом с ним сидел верный раб , который как дробилка жевал свое вкусное мясное блюдо. В чем точно пацаны не обманули Ваську, так это в его новой качественной жизни: дорогие шмотк и, вкусная еда, свобода передвижений, никаких ограничений, кроме тех, что у становил хозяин. Мог ли он, селянин, мечтать о таком год назад? Если бы не бр атья, сидел бы он сейчас в своей общаге, в жаркой тесной и вонючей комнатке вместе с другими такими же простыми пацанами и учил задания. Теперь же ни дня науке, все время забавам и развлечениям. - Вот хороший! Длинные ноги , мощный торс. Люблю рельефные тела. - Ага! - Ответил Артем, слизывая мороже нное с конуса. - Что ага? - Не понял Влад. - А что? - Ну кому и на что ты ответил "ага"? - Допытывался Старший. - Ему про меня не рассказывай! Мы будем вдвоем дружить! - Да я так, это просто... - Замялся Тёмка. - Ну он уже старый... лет 18 точ но будет... таких я, обычно, прибивал стрелами к стене. Артемка поперхнул ся мороженным, следя за объектом разговора. В дальней части зала молодой пацан, лет 18, с друзьями постарше усаживался за стол, с набитым подносом ед ы. Он действительно был красив и подтянут. Но стрелами к стене - такое даже Артемке в голову не приходило и это вызвало спазм в горле. - Не, ну круто ! - Снова пробубнел себе под нос садист. - Тёмыч, натура ты блядская, ты совс ем там охренел что ли? Ты с кем постоянно разговариваешь? - Никак не успока ивался Влад. - Да чего ты, вон зазырь пацан какой уселся! - Стрелы надо вго нять так, чтоб они крепко держали тело, но не повреждали органы. - Диалог пр одолжался. - И вот ты обедаешь, а этот красавец стонет перед тобой на стене напротив с раскинутыми ногами и руками. - Голый! - Снова не сдержался Млад ший. Единственный кто молчал - Васька. Но и он понимал, что с его вторым х озяином что-то не так. Артем сидел напротив и бубнел не в попад. Васька тай ком поглядывал то на Младшего, то на Влада, который был сильно озабочен пр оисходящим. - Тёмыч, нам что вернуться в клуб? Тебя недолечили? - У меня был рекорд 6 дней. Но это уже скучно столько времени одно тело видеть на за втрак, обед и ужин. Я и яблоками в него кидал, и куриные косточки в член вгон ял, а он держался всё... Артем вскочил из-за стола и побежал в туалет. Паца н закрылся в кабинке и стал безумно мять свой пах. Было видно по всему, что история со стрелами его возбудила до предела и он точно ее использует со своими рабами. Впервые член Младшего встал без криков и пыток жертв. Арте мка сам этого не заметил даже, т.к. был полностью поглощен процессом дрочк и. - Расскажи еще про стрелы! Голос Младшего был направлен в пустоту, глаза его закрыты, а правая рука усердно работала между ног. Он быстро и тя жело дышал, закусывая себе губу и все прокручивая в голове образы того па цаненка, что спокойно сейчас ел свой суп за соседним столом кафе. Садист м ечтал, как бы пригвоздил его стрелами к стене напротив своей кровати. - Подходишь и начинаешь крутить стрелу. От такого этот раб орал даже в посл едние часы, когда вообще стал обессиленным. - А я бы еще обжигал его тело о гнем, - шептал Артемка сам себе. - Мы ничего не скажем Владу, но как мне с тобо й разговаривать, он же все слышит. - Со временем я тебя научу. Ты только слу шайся меня! - Голос был ехидным и насмешливым. - Да... я буду послушным... но кт о ты? - Я твой господин! Хозяин я! Ты раб! - Да, мой хозяин! В этот момент Ар темка взвыл от оргазма и из его члена рванула струя спермы прямо в лицо, за брызгав футболку, губы, все вокруг. Васька стоял снаружи кабинки в недоум ении и медленно попятился назад, к Владу. - Я - Хора, повелитель мира боли и рабов. - Продолжал голос. - Ты мой ученик и теперь станешь моими руками. - Д а, хозяин! - Прошептал Артемка, наконец, осознавший, что он впервые в жизни к ончил от мастурбации сам. Так как скулят щенята не повторит никто. Дик ие вопли от малого происшествия - ну кто с таким не сталкивался. Вот и сейч ас, кто-то пнул двухмесячного щенка, что ошивался вместе со своей собачье й стаей на обочине, и этот малыш поднял дикий шум, будто бы у него лапу отре зали или хвост. Влад взглянул в окно, вместе со всеми, кто находился в кафе, как ответ на душераздирающий крик. - Хозяин! Я только что слышал... Вас ька прибежал к своему господину, сел на место и тут же получил увесистый у дар в дых под столом так, что чуть не ударился лицом о тарелку с недоеденны м мясом. - Ты идиот? Какой нахуй хозяин? Тут люди! Раб смутился на секу нду, промямлил, что ошибся. Просто вырвалось, Васька уже настолько привык к своему статусу, что, наверное, во сне мог бы ответить на вопросы кто он и к то его хозяин. Тем не менее, его выбило из колеи состояние Младшего и раб с пешил доложить своему владельцу новости, крича в людном месте про свое з ависимое положение. - Просто... Артем - Васька снова замялся, чтоб не упот ребить "господин Артем", - он там разговаривает в туалетной кабинке сам с с обой. Называет кого-то хозяином, себя рабом, спрашивает как ему быть, чтобы вы... ты не слышал их разговоров... Влад с каждым словом мрачнел все более . Он понимал, что его брат двинулся мозгами, но не хотел во все это верить. - И еще, мне кажется, он там дрочил и кончил... Последние новости вообще запутали Старшего. Его лоб нахмурился, глаза забегали из стороны в сторо ну... Кстати про глаза... Существует такая теория, по которой легко можно выч ислить мысли человека в данный момент. Например, если человек смотрит вп раво при разговоре - он вспоминает детали того, о чем рассказывает в данны й момент. Взгляд, направленный влево, указывает на составление ложного о писания - мозг формирует неправду. Если же глаза закинуты к небу - в голове у говорящего происходит бурная визуализация, т.е. он сам для себя рисует к артинку того, о чем вещает.А вот когда глаза бегают из стороны в сторону - э то паника и хаос, невозможность собраться с мыслями и сосредоточиться. И менно таким было состояние Влада в ту секунду. - Ай ты мой маленький! - Ар темка присел на корточки рядом со щенком. - Наш маленький! - Грубо поправи л пацана Голос. Младший, как и все другие, услышал собачьи вопли и выбеж ал наружу посмотреть кого же там режут и над кем издеваются. Разве мог это т садист обойти стороной, хоть одну такую ситуацию? Вместе с тем, как и бол ьшинство маньяков, что ненавидят людей и с радостью делают тем больно, Ар темка до безумства любил животных. Дома, у отца, он имел даже своеобразный зоопарк, где были рыбки, попугай, собака, две кошки и белка. С огромными сле зами Младший покидал Отчий дом, прощаясь не с матерью или отцом, а именно с о своими питомцами. И вот сейчас этот садист сидел и гладил веселого и игр ивого щенка, который уже давно забыл про свои минутные несчастья, что пов лекли столько визгу и теперь этот малыш просто валялся на спине, кайфуя о т поглаживаний пацана. - Мой брат совсем шизанулся? Мне что, теперь его в психушку упрятать? - Не успокаивался Влад. И тут Васька выдал фразу, кот орая просто добила Старшего. В этот день ему вполне хватало неожиданност ей и сюрпризов, но услышать настолько правильные и толковые слова от раб а, тупого, забитого селянина Влад ну никак не ожидал. - Можно сказать? - Вн ачале несмело прошептал Васька. - Мне кажется, Артему просто надо дать нес колько дней. Он же почти не умер, может даже с ангелами разговаривал. Ну и т еперь у него просто посттравматический шок. Я так думаю... Влад постави л локти на стол и подпер руками свой подбородок, молча и пристально глядя на раба. Хозяин не знал что ответить. Во-первых, его разозлила такая дерзос ть: ну не положено вещи вот так "думать" и высказываться. Надо бы всыпать и н емедленно. Во-вторых, сама тенденция - Васька наглел, борзел и развивался в мажора просто на глазах. Еще неделю назад он бы ел бифштекс совсем с други ми чувствами, а сегодня - будто ему так и положено. А в-третьих, раб ведь сказ ал все абсолютно верно. Это он, Влад, такой паникер, а в словах Сэра есть бол ьшая доля истины. Тем более врачи проверили брата и не нашли никаких откл онений. - Чего сидим? Со своим обычным безумством выпалил Артемка, п одбежав к столу. Влад все также молчал и задумчиво смотрел вокруг, размыш ляя и над рабом, и над братом, и вообще о жизни. Его охватило чувство дежавю. Васька, сказав свою фразу, даже не задумался над ее смыслом особо. Хотя для его уровня интеллекта это и так был венец сознания. Но для Старшего эти сл ова уже звучали однажды. Их говорил отец, давно, когда Артемку похитили пр еступники, когда милиция вернула Младшего и тот вел себя неадекватно, шу гался каждого звука, боялся всех. И тогда отец сказал точь в точь, как раб с ейчас. - Ну давайте уже домой! Меня ждут... Старший скрутил кулак и под нес вплотную к Артемке. Тот сразу все понял и умолк, хотя мог бы выпалить н а все кафе "меня ждут рабы". В этот момент из-за стола поднялся тот красавчи к, на которого засматривался Артем, и пошел в туалет. Заметив это, пацан ср азу побежал в клозет сам. Красавец стоял у писуара и смотрел в стену. Артем ка подошел к умывальнику, как бы помыть руки, и все время пялился на восемн адцатилетнего. - Ммм, какая попка... Копье в нее хорошо бы вошло... Ммм... - Вос хищался Хора. Красавец подошел к соседнему умывальнику, но Артемка да же не подумал отвести глаза. Младший просто сжирал взглядом незнакомца. Тот спокойно помыл руки, не глядя на Артемку, подсушился и потом резко, с п олуоборота, накинулся на пацана, вдавив того за плечи к стене. - Какого х уя ты на меня пялишься весь день? Красавчик заорал, в нем пробудилась л ють и какой-то брутальный вихрь. Артем сжался инстинктивно, но не испугал ся. - Ого! Его точно надо стрелами к стене! - Хихикнул Хора. - Он тако-ой вред ный... - Ты чо, пидор? Незнакомец резко отпустил Артемку, вытирая свои ру ки. Красавчик увидел следы засохшей спермы на футболке пацана, прямо под воротником. Младший вытерся везде, когда кончал, но те капли пропустил. Не знакомцу хватило пары секунд, чтобы сориентироваться. - Значит, пидора с, я тебе понравился? В рот возьмешь? Красавчик не сильно, но так, чтоб да ть понять, кто тут хозяин положения, стукнул пацана в пресс. И в этот момен т животные инстинкты Младшего взбунтовались. Ему снова вспомнились изм ывательства из детства, как его именно так прижимали к стене, заставляли сосать и били в живот. Внутренняя паника наросла мгновенно, давление пов ысилось, дыхание участилось и даже начало спирать, тело напряглось. - Э ээй! - Вскрикнул Хора, как бы давая внутреннюю пощечину своему ученику. - Мы чего тут перед рабами унижаться должны? Красавчик не собирался сдава ться и потащил за плечи Артемку в одну из кабинок. Там незнакомец силой ус адил пацана на унитаз, а сам встал над ним, с остервенением расстегивая св ою ширинку. Младший за все время не произнес ни слова, только его Голос воз мущался постоянно. - Нет, ну это наглость! С нами так нельзя! - Уже бесился Хора. Красавчик готовился, но в этот момент Артемка, движимый своим вн утренним Учителем, сложил правую руку в кулак и, словно, гильотина обратн ого хода, врезал незнакомцу по яйцам со всей силы, что была в его мышцах св ерху вниз. Красавчик заорал и рефлекторно покосился вперед и стал присед ать, оказавшись на одном уровне с Младшим. В этот момент не хватало лишь фо тографа, потому что тот безумный и одновременно дикий взгляд, что был у па цана описать словами невозможно. Артемка склонил голову набок, глаза рас крыл широко, его ноздри разбухли, словно парус корабля, гонимый ветром, сп ина выровнялась, осанка стала идеальной, полностью соответствующей чел овеку знатного рода - Хоре. Младший ухватился за короткие волосы красавч ика и ткнул того себе между ног, головой прямо в унитаз, пытаясь засунуть ж ертву поглубже. После этого пацан сильно сжал свои ноги, лишив красавчик а возможности вырваться наружу и стал кулаками медленно, но со всей дури, что была у него, бить по спине. Особенно болезненными получались удары по пояснице, где почки. Садист периодически спускал воду, заставляя красавч ика освежаться канализационными прелестями и продолжал лупить. - Рук и заломай! Да, так! А теперь по ребрам! Нет, выше! Вот, да! Тут больнее! Еще! К ак и говорил Хора совсем недавно, Артем стал руками, а Голос был мозгом и к омандным центром. Измывательства над восемнадцатилетним продолжались минут пять. Все это время красавчик сидел башкой в унитазе и пытался орат ь, но у него не получалось потому что горло было передавлено ободком клоз ета и жертва могла издавать только сиплые звуки. Наигравшись так вдоволь , Артемка вскочил, развернулся и со всей дури вмазал по яйцам красавчика, ч то сидел на корточках, только отходя от туалетного душа и избиений. Жертв а взвыла, повалилась на бок, а Младший поскакал в зал. За все время, проведе нное в туалете, Артем не произнес ни единого слова. - А вы чего? Как ни в чем не бывало спросил Младший, подходя к лениво развалившемуся на стул е и раздраженно стучащему по столу пальцами Владу. Старший, выказывая св ое недовольство нарочито не смотрел на прыгающего на месте брата, уперев взгляд в своего раба и, для успокоения, представлял, как снимет с подтянут ого тела своей вещи дорогие шмотки и оставит на покрытой рубцами коже па рочку свежих следов. Пора бы обновить, подумал Влад. - Все сидите? - Вновь попытался привлечь внимание Артем и, удостоившись лишь косого взгляда, д обавил. - Давайте, ехайте уже! Вид и голос пацана были счастливыми и радо стными. Влад с Васькой без лишних разговоров поднялись, со скрипом отодв игая стулья от стола и с явным желанием уже убраться отсюда, направились к машине. Артемка по пути подбежал к щенку и схватил того на руки, с самой с частливой улыбкой прижимая к себе очаровательное создание и забирая с с обой в салон, чем вызвал у брата брезгливую гримассу. Старший, конечно же, начал возмущаться и даже поначалу запретил заносить этот лохматый комо к вони и грязи в свой любимый Турик, но потом сдался под натиском трогател ьно прижимающего к себе зверюшку Младшего и милейших глаз нового любимц а. В итоге, все четверо, один из которых был четвероногим пушистым малышом , направились домой. Уже через пять минут Артемка перекинул щенка на руки Ваське и теперь пришла очередь раба для дежавю. Селянин моментально вспо мнил, как точно также на заднем сиденье, только соседской разбитой колым аги, вез похожего щенка себе домой, такого же маленького, безпородистого и вонючего. - Короче, анекдот слушайте! - Сиял от счастья Артем. - В зоопар ке в клетку ко льву кинули кролика на ужин. Что там происходило никто до си х пор сказать не может, но такого позора лев не испытывал еще ни разу в жиз ни! Младший заржал сам, Васька улыбнулся, а Влад сурово покачал голово й. Щенок тявкнул и этот ответ вызвал смех уже у всех троих одновременно. - Да, позор... Без меня бы ты был уже вытраханный сейчас колхозником в туал ете, львенок... - Съехидничал Хора. Влад косым взглядом заметил, как лицо брата изменилось, губы того зашевелились, но он не произнес ни слова. Стар ший тоже решил ничего не говорить, лишь тяжело вздохнул. Уже на подъезде к своему коттеджу у водителя зазвонил телефон. Влад удивился номеру, что н е определился, но ответил. - Владик, - раздался в трубке голос Основателя . - У меня к тебе будет одна маленькая просьба... Эта фраза напрягла пацан а и он притормозил. Влад понимал, что за спасение Артемки ему придется рас плачиваться, но все равно подобные слова вызвали у него холодный страх и злобу, т.к. он не хотел погружаться все глубже в дела Основателя, но выбора не было. - Чего ты так реагируешь, парень? Затормозил, наверное, уже злиш ься на меня? Влада бесила не столько сама зависимость от Основателя, с колько тот факт, что этот человек знает о каждом шаге пацана. Вот как сейча с он так мгновенно определил снижение скорости Турика? Он что едет сзади? Пацан стал оглядываться по сторонам, выискивая машину, в которой мог бы б ыть Основатель, но трасса была полупустой и нормальных авто поблизости н е наблюдалось. - В общем, Влад, тебя дома ждет сюрприз, не удивляйся. И у м еня к тебе огромная просьба: займись перевоспитанием этого негодника. Ну он совершенно разбаловался, не хочет ни учиться, ни работать, просто прож игает жизнь. Так и до наркотиков недалеко. Ты же понимаешь как это беспоко ит его родных? Если этот болван начнет тебе рассказывать как он крут и кто его отец, знай: именно его папа попросил выучить своего сына. С ним можно в се, без табу, кроме смерти и увечий. Ну ты же умный мальчик, ты сам понимаешь ... И я лично прошу - пожестче... По правде Влад ожидал чего-то другого. Он мо г подумать, что его попросят работать или сделать что-то опасное, может бы ть найти Основателю новых рабов. Ведь старик так расхваливал братьев за их охоту на лохов. Но чтоб вот так, дать ему сынка-мажора на перевоспитание ... Это стало полной неожиданностью для пацана. - И еще одно, Владик. Поста райся, чтоб твой брат не сделал с этим болваном ничего страшного. Ты же зна ешь Артемку... пытать можно, но так чтоб не помер бедняга... Основатель хм ыкнул в трубку и отключился. Влад пару минут ехал молча, как ни в чем не быв ало, просто молчал и тупо смотрел на дорогу. - Блииин! Неожиданно взб есился Старший и стукнул обеими руками по рулю. Щенок от такой резкости с нова тявкнул, чем вызвал похвалы своего хозяина. Артемка так и не понял, чт о и к чему, он был слишком занят своим четвероногим любимцем. А вот Васька, пусть и не знал дословно всего, но чувствовал, что у его любимого хозяина к акие-то проблемы. Они с Владом не переговаривались, но до самого дома обме нивались взглядами через зеркало заднего вида и это немного успокаивал о Старшего: у него есть тот кому он нужен и с кем он может поделиться своим и мыслями, кто его любит и не подведет. И, как оказывается, Васька не настол ько глуп, как можно было подумать... Глава 4 (альтернативная). Плохие мальчики бу дут наказаны... Как говорится, каждому по делам его воздастся. Ни один проступо к в жизни не остается бесследным. Земля то круглая, а принцип бытия никто н е отменял. Буддисты называют все это процессом адекватного ответа, проще - кармой. Даже в Библии нескромно указывается: не оставляй юноши без наказ ания, если накажешь его розгою - он не умрет. У братьев и окружающих их геро ев накопилось много поводов для наказаний и отмщения. Подвал жил по св оим правилам. Это была другая реальность, далекая от того свободного и сч астливого мира, что царил наверху, всего в паре метров над головами. Больш ая холодная комната, проходящая почти под всем домом, имела несколько ко лонн, что выступали в качестве несущих опор и делали подвал бескрайним. В нем легко можно было затеряться. Поэтому, когда люди основателя закинули туда петуха, во время спасения Артемки от передоза, баланс сил в подвале н е изменился: этому рабу тоже нашлось место у стены на цепи. Правда потом, к огда Васька пришел домой в первый раз, он перегнал малолетку в тесную узк ую клетку, где находиться можно было только на четвереньках и только в сл оженном виде. В свое время там посидел мудила, всего-то пол дня, но петуха ж дали несколько суток таких мучений. Его не кормили, не поили и даже ссатьс я он вынужден был прямо себе на ноги, потому что мочевой пузырь уже распир ал до безумия, а добраться до туалета вариантов не было. Конечно же все это сделало угол, в котором стояла клетка раба прокаженным - оттуда воняло, по стоянно доносились плачи и стоны малолетки и другие рабы сторонились, ка к могли. Всего в подвале получилось семеро жителей. Хотя площади этой ком наты пыток сюда могли бы вместиться две дюжины тел без особых проблем. У б лижней стены, рядом с дверью, на цепи сидел мудило - он занял то место, что ра ньше принадлежало петуху. Его не трогали, просто держали, как живность. В к онце той же стены находился пес - самый давний раб, за исключением Васьки, он служил просто мясом для пыток. Хотя, почему-то, Артемка его так и не расч ленил до сих пор. Напротив входной двери рабы рыли подкоп - будущий Замок Б оли, придуманный Артемкой. Правее от шахты была душевая и сортир. Сразу во зле них, уже у правой стены, располагалось место отдыха для трудяг (слизня ка и вафела или быка и чушка). А вот расстояние между зоной отдыха трудяг и клеткой петуха занимала стена плача (именно так называл ее Артем) с инстр ументами. В центре стояли колонны-подпорки, они же столбы для экзекуций, п арочка столов и пыточных орудий и жуткая атмосфера ужаса и страха. Вы бывали в замках-музеях? В некоторых из них имеются темницы и пыточные, где- то стоят гильотины. Но не один музей не сравнится с тем ужасом, который охв атывает человека, входящего в этот подвал. Не надо даже думать о рабах, сам вид аккуратно развешанных плетей, цепей, клещей и других инструментов б оли на стене плача впечатлял до потери речи. Но кому-то все это наоборот нр авилось. Артемка согласен был ночевать тут и сутками не появляться в реа льном мире, развлекаясь со своими живыми игрушками. Если бы не брат, котор ый пинками выгонял Младшего наверх. Однако сейчас у садиста появилос ь более чем достаточно мотивов, чтобы затеряться в любимом подвале, как м инимум на недельку. По пути домой в машине буйный мозг Артемки именно об э том и размышлял. Он ни на секунду даже не мог подумать об отдыхе или нормал ьном время провождении по типу "уйти в интернет", поиграть в стрелялки или стратегии. Все игры Младшего - там, внизу, с криками и орами. Правда дома сад иста ждал шок: Влад то знал о сюрпризе, Васька был поспокойнее, а вот Артем ка, со своей экспрессией воспринял неожиданность, как и полагает. - Них уя себе, сказал я себе! Это были первые слова Младшего, когда он вошел в гостиную. Прямо по центру комнаты, перед диваном, лежало молодое тело в же стком бондаже. На вид пацан лет 19-20, качок, не такой хилый и беспомощный, как б ольшинство рабов братьев. Лицо не выделялось особой красотой, да и понят ь в его нынешнем положении черты было довольно сложно. Пацан лежал в позе ласточки, руки и ноги сковывали простые ментовские браслеты, которые сам и соединялись вместе, выворачивая конечности жертвы наизнанку и врезая сь в кожу. Но это было еще не все. Дабы пленник не дергался и не буянил, а с ви ду он был именно таким, в его нос вставили крюк с двумя когтями, что глубок о вонзились внутрь, как вилка, а цепь от этого крюка тянулась через всю спи ну прямо в штаны несчастного. Несложно было догадаться, что второй конец цеплялся за яйца. Таким образом голова пленника была немного приподнята , спина напряжена, а тело не имело возможности ни на одно лишнее движение, иначе яйца или ноздри просто отрывались наотмашь. - Это нам на ужин? - Во схитился Хора. - Пни его! Танцы австралийских аборигенов над бедным Ку ком представляете? Только те были просто людоедами и нарабатывали себе а ппетит подобными плясками, а вот наш Младший являлся искусным садистом с фантазией, да еще и Хорой в своей голове. Он сгорбился, как нотрдамский ур одец, и стал бегать вокруг жертвы. Влад спокойно, но с интересом, встал у дв ери, прислонившись к косяку, Васька упал в положенную ему позу у ног любим ого хозяина и оба наблюдали за спектаклем. - Нам его можно расчленить? - Не успокаивался Хора. Артемка наклонился над жертвой и... ну что бы сдел ал каждый из вас в такой ситуации? Даже вот если вы самый злобный садист? Н у пнул бы носком под бок, может ударил по яйцам. Более жестокие могли бы ст укнуть ногой по стянутым конечностям с врезанными браслетами. Нет, Младш ий был ребенком и избрал свойственный только ему ход: он встал перед жерт вой, поначалу стал разглядывать ее и корчить дикие гримасы. Пленник лежа л молча и лишь его глаза слезились и наполнялись страхом все больше. Во рт у был шарик-кляп. Артемка плясал, гримасничал, насмехался, как вдруг, неожи данно, садист подпрыгнул к жертве и сильно схватил за нос, выкручивая тот в стороны и тряси по бокам. Кровь мгновенно хлынула изнутри, сосуды то в но су хрупкие и малейшего прикосновения достаточно, чтоб их повредить. А вм есте с дерганьем крюка, шевелились и яйца. Жертва начала мычать - это все ч то она могла. - Какой миленький... мужественный... наверное, солдатик... - Хор а сменил интонацию на такую добрую, почти ласковую, в то время, как его вто рое я зверствовало над носом жертвы. Влад безучастно наблюдал за всем . Пацану временами надоедали все эти садизмы и экстремизмы, он хотел норм альной жизни. Так, спонтанно и мимолетом, в голове пронесся образ интерес ной девченки, что кинулась ему на глаза по дороге. Старшему почему-то захо телось, чтобы ее звали Катя: длинные черные волосы, облегающие брюки, что п одчеркивали фигурку, словно идеальную восковую свечу с правильными пар аметрами, улыбчивое лицо... Нет, семья и дети с Катей не для него, скорее всег о, она глупая, а вот позажигать бы... На Ибице... Но кто останется с этим безумц ем? А может его в подвал, на цепь или в клетку? Заказать большую клетку-воль ер и поместить туда Младшего на пару недель, а самому поехать оттянуться своей жизнью... Вихрь мыслей бурлил в голове Старшего, он даже потерял конц ентрацию на мгновение, как его растолкал Артем. - Влад! Влад! Этого раба Валерой зовут! Младший уже успел познакомиться с жертвой. Нет, он не вы таскивал кляп и не общался, просто обыскал незнакомца и победно держал п аспорт, как трофей, в своих руках. Валерий Южный, город Сочи, 19 лет. Тут же был о ясно, что этот несчастный только недавно вернулся из армии, ВДВ, псковск ая дивизия. Словом совсем другой уровень, по сравнению с малолетками, кот орых собирал Артем раньше. - Мы можем его замучить? Я предлагаю колючую проволоку, обвязать торс и так подвесить на люстре! - Блестал идеями Хора. Влад рявкнул на брата, как бульдог на кошку, и сам подошел к пленнику. П ацан присел, снял шарик-кляп и тут же получил укус до крови в правое запяст ье. Пленник действительно был буйным. Он не мог сильно двигать головой, кр юк все еще его сдерживал, но Старший сам поднес руку ко рту незнакомца, за что и поплатился. Влад не закричал, а только попытался разжать челюсти Ва леры левой рукой, но положение его было не самым удобным. А пленник даже и не собирался отпускать. Он впился своими зубами в плоть пацана, как лев в д обычу. Владу становилось все больнее, но он не подавал виду, только продол жал бороться одной рукой, расцепляя челюсти солдата. - Владу больно? А п очему же он молчит? Никогда не любил таких мучеников. Ну пусть он хоть заст онет!!! - Возмущался Хора. - Я... я помогу! Артемка с криками "Чип и Дейл спеш ат на помощь" оббежал пленника и сделал то, что ему нравится больше всего - наотмашь стукнул носком по яйцам. Поза ласточки не самая лучшая для болб аста, но Младшему удалось вонзиться в самую середину и дикий вопль мучит ельного крика вырвался из гортани Валеры. Это помогло мгновенно освобод иться Владу, пацан прижал руку и убрался восвояси обрабатывать рану вмес те со своим верным рабом. - Вот мы и одни! Ну хоть язык можем ему проколот ь? - Хозяйский голос Хоры сменился на такой жалостливый и просящий. Нак азание, как процесс адекватного ответа за преступление, карма. Но вот инт ересный вопрос: истории известны тысячи случаев, когда человек, совершая огромные и тяжкие преступления, оставался безнаказанным или довольно л егко и просто умирал. Вспомним хотя бы Гитлера, была ли его смерть от яда р авнозначной тем масштабам горя, что он принес планете и миллионам ее жит елей? А чем поплатился Наполеон? Ссылкой, изгнанием, смертью? Но более прос тые люди несут ответственность за свои поступки. Кто такой этот Валера? З а что ему такая встреча с безумным Артемкой? Как оказывается есть за что. Р аскроем только один маленьких факт из прошлого: этот самец был первым, кт о опускал и унижал всех салаг в армии, он не давал проходу хилым и забивал их до полусмерти, на его совести два дезертира, что понесли наказание по з акону не по своей воли, а из-за безумств Валеры Южного, а самое страшное - су ицидник, который не выдержал надругательства над собой и в ту же ночь вск рыл себе вены в вонючем туалете. Может ли быть смерть хуже, чем самоубийст во в дерьме? Но при чем тут этот "дедушка"? Всему виной гнилая картошка и пос тная каша, физические нагрузки и удаленность от дома, которые и вызвали п сихологический срыв у покойного. А Валерий Южный - уважаемый солдат, ведь его отец - спонсор воинской части! - Стрелы! Хочу стрелы! Выкрикнул Ар темка и достал из телевизионной тумбы несколько длинных спиц. Пленник пр иходил в себя после удара по яйцам и уже начинал возмущаться. Его рот был с вободен и Валера орал, что порвет Младшего, как только освободиться, что т ому смерть покажется идеалом и он будет умолять солдата убить его. Однак о безумный Артемка даже не слышал всего этого, он был на своей волне. Садис т подошел сверху, схватил левую руку Валеры и безэмоционально начал прот ыкать ее спицей в мягкой части, там где сходятся указательный и большой п альцы. Когда пленник понял в чем дело, его угрозы и оскорбления сменились на крики, но никаких просьб. Спица медленно входила в руку, прокалывая ее н асквозь. Безумные глаза Младшего налились кровью точно также как и ладон ь жертвы. - Пидара-ас! - Ревел Валерик. - Ты у меня еще кровью харкать будеш ь... А-а-а-а! Мои родаки тебя кончат в болоте! Солдат держался, как мог. Его г рудь ходила ходуном, воздуха уже не хватало, а глаза наливались слезами, н о он держался. Самое печальное было в том, что он не мог шевелиться. При бол евых ощущениях лишение движений только усиливает страдания. Валерик мо г оторвать себе нос, но и это ничего бы не дало, ведь его руки и ноги все такж е были скованы наручниками. Тем временем садист взял другую спицу и схва тил правую руку. Пленник сжал ее в кулак, чтобы не дать возможности сделат ь то же самое и Младшему никак не удавалось разогнуть пальцы жертвы. И тут вмешался Хора, он дал гениальный совет своему ученику и спица мгновенно стала входить между фаланг пальцев, приближаясь к ладони. Секунда и новы й взрыв крика от жертвы - вторая спица показалась с внешней стороны ладон и (кулака), но под острым углом. Кровь стекала на спину, пачкая красивую бел ую футболку солдата. Его плечи бились в судорогах, а руки дрожали. Валера р азогнул кулак и обе руки были проколоты насквозь. - Ты не такой, как я ду мал. Влад сидел на кровати своей комнаты и обматывал укушенную руку би нтом. В это время его верный раб активничал в ногах хозяина. Он сам снял кр оссовки с господина и расслаблял ноги своим влажным языком. Васька раз з а разом пытался поднять свою мордочку выше, начиная кусать икры хозяина через джинсы. Ему даже удалось один раз приблизиться к ширинке любимого. Хитрый раб раскрыл рот насколько только мог, чтоб поглотить побольше и, к ак кошка, стал выдыхать теплый воздух на гениталии хозяина. Васька втяги вал носом полную грудь и обдавал жаром изо рта джинсы пацана. Нельзя сказ ать, что Владу такое не нравилось, но он холодно отстранил свободной лево й рукой свою вещь назад к ногам и продолжил медицинские работы. - Ты наг леешь, раб, получаешь кайф и меня это бесит. Глаза Васьки тотчас же погр устнели и он сжался, сгорбился и отпрыгнул в позу ожидания на два шага наз ад. - Мне не нужен любовник, я это говорил, и тем более бойфренд. Ты - мой ра б, вещь! С последними словами пацан встал и безжалостно въехал Ваське по яйцам, отчего тот повалился на пол и скрутился вдвое. Влад достал небол ьшой кнут из ящика стола, поднял раба за шею и поставил спиной к себе, рука ми в стену. Хозяин отошел на пару шагов назад, как бы примеряясь. Васька в э тот момент пережил холодный душ внутри. Его не столько пугала порка, что с ейчас будет, сколько такое отношение своего владельца. Ведь всего 30 минут назад, в машине, они так по-настоящему переглядывались в зеркало, а теперь он просто вещь? Слезы брызнули из глаз раба и в эту же секунду кнут коснулс я ребер своим узким языком. Сэр вскрикнул, выгнулся вперед, сжал кулаки и з арыдал. Его плач был навзрыд, настоящим, честным и дышащим душевной болью. Но, опять же, не из-за кнута, всего 1 удар, мог ли он так расслабить? Болело сер дце. Не давая рабу очнуться, Влад наносил второй, третий, пятый удары. Хозя ин бил сильно, с ядовитым свистом, а потом хлопком по телу, оттягивая инстр умент порки, как искусный экзекутор. Когда ударов была уже дюжина, Васька постепенно стал рыдать от боли физической. Его ребра покрыли красные пол осы с капельками крови, тело отказывалось стоять само, без привязи и он ша тался в стороны. Наступила секундная пауза, грудь хватала воздух, спина п ылала жаром, ноги гудели, а голова звенела. И тут взвизгнула розга, ягодицы раба рефлекторно напряглись и сжались, их словно разорвали пополам. Ров но секунда и второй удар лег рядом с первым, дальше третий, четвертый, пяты й. Васька крутил задом, как кошка, приседал и поднимался, закусывал себе гу бу, орал во все горло. Жестокий хозяин холодно схватил раба за шею и толкну л на стол. Так стало немного легче, можно было лечь и упереться в столешниц у, а удары по жопе сыпались снова и снова. Привкус крови разнесся по всей к омнате, он смешался с острым запахом пота, что выделяется в примеси с адре налином. Раб рыдал, выл, крутил головой, а порка не прекращалась. Ягодицы п ревратились в квашенную клубнику и просто источали красную жидкость. За что??? Васька не понимал! Зачем??? Он же старался изо всех сил! Почему??? Ведь бы ли любовь и преданность! После трех десятков розг Влад откинул инструмен т пытки на пол, постоял несколько секунд, давая себе возможность отдышат ься. Васька обмяк, он кинул голову на стол, закрыл глаза и просто впивался в свою боль, что резала тело. Ну и пусть! Любовь прошла, боль пришла! - Мал о! Хочу еще! - Заорал раб. - Бейте меня! Мучайте! Мало! Сэр снова стукнулся г оловой об стол и зарыдал громко и честно. Но ему не довелось насладиться с воими душевными переживаниями, как уже через 30 секунд жаркий огромный чл ен хозяина без малейших подготовок и прелюдий вонзился между ног. В каче стве смазки выступила кровь, в которую испачкался ствол Влада, вонзаясь внутрь. Очко раба уже привыкло к 19 см хозяина, но на этот раз Васька заорал на всю глотку так, что и Артемка н а первом этаже услышал. Он кричал не из-за большого члена, а от того, что сей час, этот трах был для него болезненей, чем 100 или 200 плетей. Он реально был ве щью: его порют, его трахают, его не любят. Влад начал наступательные действ ия, хозяин умышленно хлопнул ладонью по иссеченным кнутом ребрам, придав ая дополнительные мучения рабу и пачкая себя все больше и больше в кровь. - Хорошо смотрится! - Довольно буркнул Хора. - Но мне мало! Артемка хот ел было снять кроссы с ног Валеры и сделать то же самое со ступнями, но его Учитель остановил и дал более жестокий совет. Безумные глаза Младшего бл еснули в сторону солдата, который лежал уже молча и только стонал протяж но. Садист прыгнул к тумбе, достал еще две спицы и в миг оказался перед лиц ом пленника. Младший облизнулся и нацелил спицу в плечо жертвы. - Там по глубже проходит нервный узел. Доберешься до него - он подохнет от боли! Хора комментировал, а садист без жалости начал втыкать железку в плечо с олдата. Тут Валерик уже не выдержал и разрыдался с криками и мольбами. Его ор был протяжным, как сирена, а по другому и быть не могло. Правая рука прос то немела и отказывала, шея становилась ледяной, глаз дергался и заполня лся туманом - боль от спицы становилась все невыносимее. - Еще пару сант иметров и ты у цели, - командовал Голос. - Но делай рывками, зачем его жалеть? Рывками значит рывками и Младший стал вгонять спицу своеобразными у дарами. Валерик с минуты на минуту должен был потерять сознание. Влад слы шал те истошные крики о помощи солдата, но ему было некогда, его даже не во лновали просьбы Основателя в этот момент о безопасности пленника. Старш ий неистово долбил Ваську и тот орал в свою очередь. Дом братьев погрузил ся в мучительные крики. Еще секунда и горячий фонтан неги, что отсылал Вла да в нирвану, брызнул внутрь Васьки. Судорожные конвульсии пацана продли лись секунд 20 с разной интенсивностью и он, как шкаф, начал падать на спину, без сил и с полным удовлетворением, но не отпустил свою вещь. Васька полет ел следом за Владом. Глухой грохот и оба валялись на полу, перепачканные в крови, сперме, слезах и поту. Ваське было уже все-равно даже на боль от трен ия выпоротыми кусками тела о своего хозяина. Его можно было сейчас мучат ь и раб ничего бы не почувствовал. Аппатия - лучший анальгетик. Но руки Вла да скользнули на грудь Васьки, потом выше. Хозяин дернул раба за подбород ок, поворачивая того ухом к своим губам. Старший игриво зубами прикусил м очку уха раба и шепнул неожиданную фразу. - Ты мне дорог, дурак! Ты мне ну жен! Но оставайся моим рабом, а не любовником. Влад перевернул Ваську н а живот, оказываясь сам сверху, чмокнул того в щеку, улыбнулся и медленно п оплелся вниз к солдату и своему братцу-садисту. В эту самую секунду Васьк а ощутил в своем теле такую боль, что начал судорожно ползти к кровати. Его выпоротые раны ныли, его очко гудело, его сердце болело от супербыстрой р азморозки.Сэр не понимал что с ним и как ему быть дальше? Любит? Вещь? Нужен? Раб? Как все сложно, черт возьми! Интересно, видел ли это Основатель или его люди? Владу, по правде, было абсолютно все равно. По пути в гостиную он в ыпрыгнул из джинсов, что болтались на ногах и появился на лестнице в стра шном виде, достойном голливудского ужастика. Представьте себе высокое м ускулистое тело, в облегающей футболке ярко-желтого цвета, помимо которо й на теле не было ничего. Член пацана болтался на ходу, еще не успев до конц а остыть. Но хуже всего другое: все его тело было перепачкано кровью, особе нно пах и футболка в районе пресса, руки. Первая мысль - вампир, только что р азделавший свою жертву. Отчасти это было правильное суждение. А внизу , в гостиной, картина оказалась не намного лучше. Безумие продолжалось и т ам. Артемка также испачкался в крови своего нового пленника, а Валера леж ал весь сине-желтый, как флаг Украины, с вонзенными спицами в руки, насквоз ь, и еще двумя в плечах. Солдата трясло, лихорадило, его лицо контузило - он р ыдал. Кровяные потеки были на футболке жертвы, на полу, на садисте. Братья были достойны друг друга: один смотрел на все сверху с агрессивным взгля дом, другой снизу, стоя над мучеником, с безумными глазами. По их взглядам было понятно, что пытки еще не закончились и бедным рабам стоит ждать тол ько самого плохого.... Продолжение следует... Глава 4. Плохие мальчики будут наказаны... Как говорится, каждому по делам его воздастся. Ни один проступок в жизни не останется бесследным. Земля то круглая, а принцип бытия никто н е отменял. Буддисты называют все это процессом адекватного ответа, проще - кармой. Даже в Библии нескромно указывается: не оставляй юноши без наказ ания, если накажешь его розгою - он не умрет. У братьев и окружающих их геро ев накопилось много поводов для наказаний и отмщения. - И что, мы так до конца дней и будем тут сидеть? Первым к выходу в подвале находился муд ила, он и пробасил эту фразу. Сейчас раб занимал место петуха. Малолетка уд остоился любви Артемки, который забрал того в дом, наверх. Но случай, с эпи лепсией и полной бездеятельностью раба не давал покоя петуху. Он отлично понимал, что, вернувшись домой, Младший отомстит ему по полной. А зная нак лонности Артема, петух уже сейчас дрожал и рыдал. Нет ничего хуже, чем ожид ание наказания, неизвестность и страх. Даже удар розгой не такой болезне нный, как мгновения перед его нанесением. Ты стоишь спиной, ничего не види шь, не можешь контролировать ситуацию и только ждешь. Секунду ждешь, две ж дешь, три... Да пусть уже, наконец, эта чертова розга обожжет тело, пусть трес нет кожа и прольется кровь! Хватит ждать! Опытные садисты играют именно н а этом. Они могут слегка прикоснуться кончиком инструмента к телу, заста вляя подумать, что вот оно... а оказывается это просто игра и поглаживание и снова ожидание и снова напряжение в мускулах и трепет в сердце. Именно т акое наказание сейчас было у петуха: он сидел в узкой и тесной клетке, что стояла одиноко в самом дальнем и темном углу подвала и ждал. Он не знал как им будет решение Артема, что за наказание придумает садист и это холодил о кровь. Петух вздрагивал от любого шороха, ожидая, что вот сейчас войдет е го безумный хозяин и начнется. Вверху что-то стукнуло, потом зашумела две рь подвала. Петух сжался, даже зажмурил глаза, момент настал... но нет, это сн ова надзиратель пришел покормить и поменять рабов в шахте. И снова ожида ния, страх, неизвестность... Конечно же, мазохисты не все и не каждый про ходил через порку, не каждый поймет эти ощущения. Зато любой из нас писал к онтрольные в школе или отсчитывал те страшные секунды, которые били, как громогласный молот в голове, пока учитель проводил своим пальцем по спис ку классного журнала, выискивая нужную ему фамилию "к доске". Каждый может вспомнить, как он, хотя бы раз в жизни, вжимался в стул и прятал взгляд. Омер зительные чувства! "Иванов, к доске!" И груз моментально спадал с плеч, в гру ди становилось тепло и как-то радостно. Называется - отлегло. Петух так хот ел, чтобы уже, наконец, и у него отлегло, но время тянулось долго и безжалос тно. - А что нам еще делать? - Послышался другой бас в светлой части подва ла. - Мы на цепях, мы в подвале. Ну выйдем, а кто знает что там еще за препятств ия? Может собаки или что-то похуже... "Ну почему я ему не помог! Хотя бы про сто, как-то подбежал, сделал вид..." Петух укорял себя за трусость и тупость, его глаза из красных превратились в фиолетовые от постоянных слез, а ног и и руки синели, потом желтели, теперь бледнели от сидения в ужасно неудоб ной позе вторые сутки. "Ну я же мог даже сбежать!" Слыша сквозь свои внутрен ние страдания разговоры других рабов, вдруг словил себя на мысли малолет ка. "Почему я такой трусливый?" - Молчите, придурки! - Выходя из шахты рявкн ул бык. - Тут вон камер полно, значит и микрофоны есть. Бык-Семашко как-то непроизвольно стал лидером этого коллектива несчастных и порабощённых . Его слушались, ему уступали, доминанта самца играла во всех аспектах. Хот я, если чушок и слизняк просто были лохами и сгибались под любым, то двое д ругих, что вели разговор между собой, вафел с мудилой, все-таки пытались от стоять хоть 1% собственной независимости и не сближались с быком вплотну ю. Пес Витька был вообще скользким: кто ему скажет, того и слушает. И если се йчас, пока братьев не было дома, господство захватил бык, Витька полность ю подчинялся этому самцу. Хотя уже через минуту мог легко заложить таког о лидера с потрохами, если бы того потребовали братья или даже Васька. На з оне таких кличут козлами. Такая вот ершистая и неоднозначная кампания со бралась в подвале. - А они кого-то уже убили? - неожиданно поинтересовалс я слизняк. - Меня убьют, вот увидите! - Голос петуха донесся из темноты, пол ный страданий, жалости и страха. - Лучше б ты его задушил! - Буркнул вафел в своем углу, переворачиваясь на другой бок. Сейчас была смена быка с чушко м копать шахту, а значит вторая пара вафел-слизняк должна была спать и гот овиться к своей очереди брать лопаты. - Так бы убили тебя с пользой. Смел ое заявление раба погрузило всех в тишину и только звуки земляного бура и лопаты доносились из шахты, где работал бычара со своей "половинкой". Сам ец за этот день успел уже трижды кончить в рот игрушке и как бы не особо и п ротивился текущему положению. Копать - значит копать, подчиняться братья м - значит подчиняться, но и у него есть тот, на ком он может согнать всю свою злость. Конечно, авторитет быка немного подпортил случай с насилием его девственного зада, но что он мог сделать перед братьями. Пацаны в среде ра бов уже воспринимались, как боги, как что-то необходимое, от чего никак нел ьзя было отмазаться. - Нихуя себе, сказал я себе! Артемка широко раск рыл рот, входя в дом. Его лицо изменилось за пару секунд множество раз. Вна чале глаза пацана прищурились, всматриваясь куда-то вдаль, потом раскрыл ись так широко, как весенний паводок разливает узкую речушку. Губы сложи лись в трубочку, а потом разомкнулись, превращаясь в пятигорский провал. Лоб сморщился, а после снова сморщился, но уже как-то иначе. Брови нахмурил ись и тут же потянулись вверх, к затылку. Всего пара секунд и столько эмоци й. Луи де Фюнес - спи спокойно, твоя замена с вечными гримасами и до жути выр азительными масками заняла достойное место в этом мире. Причиной всем эт ому стал молодой пацан, лет 19, в жестком бандаже, который лежал в гостиной, н а полу. Во рту незнакомца был шарик-кляп, а руки и ноги его сведены в позу "ла сточки". Красивое молодое и упругое тело напряглось до невозможности. Пл енник, увидев хозяев дома, начал снова трепыхаться, даже смог подползти п од диван и упереться в тот спиной. - Это наш подарок к возвращению? - Воск ликнул Хора! - Изумительно! Я хочу его освежевать! - Блииин! - Почти про себя произнес Влад и наклонился к дверному косяку. Лицо Старшего тоже иска зилось в гримасе, в ушах мгновенно прозвучали слова Основателя: " И у меня к тебе огромная просьба: займись перевоспитанием этого негодника". "Хоро ший негодник", подумал Влад и безучастно склонил голову к стене. Пацану вр еменами надоедали все эти садизмы и экстремизмы, он хотел нормальной жиз ни. Так, спонтанно и мимолетом, в мыслях пронесся образ интересной девчен ки, что кинулась ему на глаза по дороге. Владу почему-то захотелось, чтобы ее звали Катя: длинные черные волосы, облегающие брюки, что подчеркивали фигурку, словно идеальную восковую свечу с правильными параметрами, улы бчивое лицо... Нет, семья и дети с Катей не для него, скорее всего, она глупая, а вот позажигать бы... На Ибице... Но кто останется с этим безумцем? А может ег о в подвал, на цепь или в клетку? Заказать большую клетку-вольер и поместит ь туда Младшего на пару недель, а самому поехать оттянуться своей жизнью ... Вихрь мыслей бурлил в голове Старшего, он даже потерял концентрацию на мгновение, как его растолкал Артем. - Влад! Влад! Этого раба Валерой зову т! Младший уже успел познакомиться с жертвой. Нет, он не вытаскивал кля п и не общался, просто обыскал незнакомца и победно держал паспорт, как тр офей, в своих руках. Улыбка до ушей сияла в нескольких сантиметрах от Влад а, а документ был всунут под самые глаза пацана. Валерий Южный, город Сочи , 19 лет. Тут же было ясно, что этот несчастный только недавно вернулся из арм ии, ВДВ, псковская дивизия. Словом совсем другой уровень, по сравнению с ма лолетками, которых собирал себе Артем раньше. Влад отодвинул брата в с торону и подошел к пленнику, присел перед ним на корточки и серьезно посм отрел в глаза. Ответный взгляд был диким, ноздри дергались, как у породист ого скакуна, что только-только завершил забег. Старшему это не понравило сь, в его голове снова пронеслась мысль о том, что не легкий персонаж этот Валера и тут же, как подтверждение своих же суждений, пацан вспомнил Осно вателя: "Ну он совершенно разбаловался, не хочет ни учиться, ни работать, п росто прожигает жизнь". - Ну здравствуй, Валера! Мы будем тебя перевоспи тывать, - слова Старшего прозвучали с какой-то ухмылкой и ехидством. Ва лера до сих пор не понял, что происходит с ним, и только широко раскрыл гла за, начав что-то мычать через кляп. Из его рта стекали слюни, которые образ овывали уже целую лужицу на полу. Сейчас пленник сидел, упершись об диван и, как малый ребенок, запачкал себе грудь теми же слюнями. Валера махал гол овой, дергал телом, пытался сопротивляться. Влад, в свойственной ему мане ре рассудительного доминанта, приложил свою огромную ладонь (которая, к слову, была не больше, чем у пленника) к плечу Валеры, пытаясь контактом ус покоить жертву. Но тот не только не успокоился, Валера перешел к атакующи м действиям. - Ну разве он не милый? - Каким-то романтичным женским голос ом восхитился Хора. - Освежевать! Его нужно освежевать! Нога Артема ста ла стучать об пол, будто малый ребенок просит конфету. Влад кинул взгляд, в его глазах блеснуло удивление, но тут же прошло - он знал своего безумного брата. Только вот сам Младший удивился не меньше: нога его не слушалась. - Освежевать! По частям, по кусочкам! - Не успокаивался Хора. Пленник ат аковал головой, как баран. Это была единственная часть тела, которой он мо г шевелить в своей позе "ласточки". Он стукнул ухом по руке Влада, когда тот поднял ее повыше и пытался дотянуться, чтобы боднуть Старшего в торс. У па цана это все вызвало невольную улыбку. Карие глаза прищурились и он пока чал головой. Влад лихо расстегнул кляп и тот полетел далеко вперед от нап ора пленника. - Суки! Бляди! Пидорасы! Я замочу вас всех, нахер! Вы кровью х аркать у меня тут будете. Развяжи, пидор! Голос был по-настоящему солда тским, командным, грозным, басистым. Валера орал во всю глотку. Было видно, что ему пришлось очень долго молчать и теперь в словесном трубопроводе п роизошел прорыв. Влад сидел также на корточках и с ухмылкой наблюдал за п роисходящим, сомкнув руки на коленях. Артемка бегал вокруг, то к ногам, то к голове, как беспокойный щенок. И только Васька стоял у порога в позе ожид ания, но его руки постепенно сгибались от неожиданности развития событи й. Раб молчал и рассматривал все со стороны. Его взгляд скользнул с колена , где Васька заметил большую фирменную дырку на джинсах, и пополз вверх. Шм отки на пленнике были что надо, мелькнуло в голове у раба, значит не бедняк . Глаз дополз до ширинки Валеры и там был хороший бугорок. И член не малень кий, наверное, раздумывал Сэр. "Adidas" была надпись на футболке. Раб уже научилс я определять фирму от самопала и на Валере красовалась белая облегающая футболка настоящего адидаса. Пресс мощный, видно даже сквозь ткань. А рук и, это же ручища, бицепсы, трицепсы, бугры, бугрища. И тут Васька вдруг понял : Валера может быть ему реальным конкурентом! Сэр перекинул взгляд на люб имого хозяина и заметил, как тот с удовольствием наблюдает за криками пл енника и по-доброму улыбается. "Черт же возьми тебя, Валера!", мысленно выру гался Васька и незаметно подполз на несколько сантиметров ближе, просто так. - Ну хорошо, давайте его просто подвесим к люстре на колючей провол оке за подмышки! Артемка произнес это вслух и сам опешил, прикрыв рот р уками. Влад на него посмотрел. Валера умолк и на него тоже посмотрел. Васьк а повернул голову в сторону Младшего. - Ты чего делаешь? - Произнес полу шепотом Артемка, пытаясь, чтоб не услышали другие. - А чего? Что за сюсю, му сю, сися, пися? - Скандалил Хора. - Освежевать! Последнее слово снова вырв алось из груди Младшего во всеуслышанье. Тут Влад не выдержал, схватил бр ата за воротник и потащил в спальню на второй этаж. Артемка только ойкал, н о послушно бежал за разъяренным Старшим. Васька с пленником остались нае дине. Раб продолжал стоять в своей позе и не думал двигаться. Валера, након ец, отошел от увиденного и кинул взгляд на Сэра. - А ты чего? Тоже пидар? - П робасил пленник. - Я раб, - ответил Васька без малейшей запинки или стесне ния. - Ебануться, куда я попал? Да вы тут все чокнутые, бляди! - И ты теперь р аб! - Также уверенно произнес Сэр. - И я тебя убью сам, если мой хозяин в тебя в любится. - Что??? Влюбится? Ты знаешь, кто мой батя? Да вас всех уже вечером ск ормят свиньям, живьем! - Ага! Манжет скрипнул и мягко закрылся на левой руке. Короткая цепочка обвилась вокруг кольца, что было вколочено в стен у над подушками и шмыгнула в противоположную сторону, соединяясь с похож им манжетом на другой руке. Тонкие, очень тонкие запястья возвышались на д головой. Лицо Артема было жалосливо плаксивым, он лепетал в своем обычн ом стиле, просился, обещал, брал на шантаж, потом умолял, пытался договарив аться. Все это секунд за 90, пока Влад крепил своеобразный бондаж для своег о братика. - Я не знаю, что с тобой такое, но пока я не разберусь - будешь ле жать тут. У меня там тело от Осно... Артем взгянул на брата с недоумением и Влад понял, что сболтнул лишнего. Младший ведь до сих пор ничего не знал про клуб и Основателя. А лечение в медблоке ему выдали как частную лабора торию друзей Влада. Артемка пытался было выяснить, что за друзья и почему у них есть семнадцатый - раб-малолетка - но Влад трижды съезжал с темы, а пос ле в грубой форме запретил возвращаться к этому вопросу. - Лежи и попыт айся заснуть! - Но, Влад! там же Валера, раб, рабы, петух!!! - Спать! - Рявкнул Ст арший и очень зло посмотрел на брата. Даже такой любящий, как Влад мог устр оить Артему проблемы, когда появлялся этот взгляд. - Еще слово и получишь к ветирон! Услышав последнюю фразу, Артемка испугался не на шутку. Он по пятился вверх, к стене, двигая ногами, как веслами и все больше и больше вж имался в стену. От Младшего больше не было ни слова. Кветирон, который его так напугал, был нейролептиком - антипсихотическим препаратом. Артем при нимал его в детстве, после похищения, и чудесно помнит, как всего пару табл еток этого кветирона превращают человека в растение. Садист решил не спо рить с братом, тем более, что он отлично знал Влада: через пару часов у того злость пройдет и он сам его отпустит. - Нет, ну вы посмотрите на цацу! И чт о мы должны так валяться? Когда там раб? Освежевать! Запытать! Ему нужно сд елать больно, немедленно! - Возмущался Хора. - Отстань от меня! Ты нереальн ый! Это все из-за тебя я лежу теперь! Ты меня психом делаешь! Артем разре велся и стал дергать руками. Цепь зазвенела, кольцо зашевелилось. Младши й плакал искренне, мотая головой из стороны в сторону. И тут он впервые смо г не только почувствовать или услышать, но и увидеть Хору, точнее часть то го. Огромное лицо, очень огромное, надвигалось на Младшего с потолка, как е му казалось. Пацан вначале увидел кожные поры, настолько этот лик был бол ьшим, а позже сам образ. Чистые, как девственные капли водопада, голубые гл аза Хоры смотрели на Артема. Только глаза и кожные поры вокруг. Хозяин мол чал и не спеша моргал. Артема охватило какое-то сладострастие, он замер, сл овно кролик перед удавом. зрительный гипноз настолько расслабил Младше го, что тот почти что заснул, как вдруг его голова встрепенулась и пацан по чувствовал, что с его руками что-то не так. - Ты врешь! Нет! Ложь! Валера выговаривал слова четко, громко и злостно. Влад усадил пленника, расцепи в тому ноги и руки, но браслеты не снял. Сам Старший возвышался стоя перед жертвой с закинутыми на груди руками и надменно смотрел господским взгл ядом. - Хочешь проверить? - Вдруг спросил Влад. Пацан взял смартфон св оего пленника, не спеша нашел в адресной книге номер отца Валеры и набрал. Пошел гудок, Влад кинул трубу под ноги жертвы. Васька следил за всем с откр ытым ртом, для него это было словно настоящее кино. И Влад, он стоял спиной к рабу, но какие у хозяина прекрасные ягодицы. Раб сильно сжал пальцы на за тылке, наслаждаясь видом и своим возбуждением, его член вырос во мгновен ие. Косой взгляд Старшего не заставил себя долго ждать. - Алло? - Батя!.. - В алера вначале опешил, т.к. даже не знал, что сказать. - Батя, помоги! Меня одни психи похитили! Помоги, батя! Они меня пидаром хотят сделать. - Валера? Ты в споминаешь про отца только когда тебе плохо, сынок? - Батя, я серьезно! - У п ленника начиналась истерика. - Сын, скажи этим пидарам... от меня передай В ладу: "удачи"! Телефон отключился, экран погас, а Валера ровно минуту сто ял на коленях, склонившись к трубе, что валялась на полу с открытым ртом. У него было словно удушье вперемешку с икотой. Пленник не мог поверить. Его отец даже знал, как зовут этого психа-пидара. Положение Влада усилилось в сотню раз. Пленник медленно поднял голову, в его глазах появились слезы, н о он не подал виду. - Все равно, я не пидор! Я тебе не позволю! Валера про цедил каждое слово сквозь зубы с особой ненавистью и смелым открытым взг лядом прямо на своего мучителя. Влад ухмылялся, стоя над раздавленным мо рально солдатом. Пах пацана находился в паре десятков сантиметров от жер твы. Сейчас легко можно было добить Валеру, тот был просто обескуражен. Ро дной отец его отдал на растерзание извращенцам. Но как и зачем? "Батя, что т ы делаешь?" - гремело в голове солдата. - Опа! Я и не такое умею! - Ухмылялся Х ора. Артем сидел на кровати, подогнув ноги под себя и тупо крутил свобо дные руки. Манжеты и цепи соскользнули с запястий, будто бы он Гудини, а не Младший. Хора шумел в голове, хвастаясь своими достижениями и подговарив ая Артемку. - Да я вот такой! Спасибо не говори! - Что я теперь брату скаж у? Он же меня убьет! - Артему реально было страшно. - Брату! Владу! Сюси, сиси... Освежевать! Запытать! - Кого Влада? - Да! На острый камень его! - Ты офигел! Вылезь из меня! Уйди! Влад мой брат! Артемка стал бить себя кулаками по л ицу, пытаясь выгнать оттуда Хору, но Голос на это отвечал только громким с мехом. - А хочешь фокус покажу? - Не унимался хозяин Младшего. После эт их слов у пацана неожиданно потемнело в глазах, распёрло голову, в шее ста ло очень горячо и Артем стал задыхаться. Он упал на кровать, затылком вниз , и, как рыба, пытался хватать воздух ртом, широко тот раскрывая. Из глаз бры знули слезы, руки обхватили шею. Пацан крутился на кровати, воздуха не хва тало и он не мог произнести даже звука. Все вокруг постепенно заплыло кра сным цветом, будто у него перед глазами пошел кровавый дождь. Артемка пер евернулся лицом вниз, паника нарастала и он уже поверил в свою смерть. Хор а все это время громко хохотал звенящим эхом, ему ничуть не было жалко Мла дшего. - Сиди тут и даже не думай рыпаться! Влад загнал своего пленни ка в небольшую комнатку, с виду напоминающую кладовку или шкаф в стене. Чу ть выше головы висело кольцо, на шее Валеры щелкнул холодный, широкий и тя желый стальной ошейник, а цепь притянула его кверху. Ноги солдата уже был и свободны от браслетов и теперь пришла пора снять наручники с запястий. Влад повернул жертву лицом к стене и раскрыл один, потом второй браслет. В алера моментально обхватил запястья и стал их тереть, морщась от прикосн овений к ранам, оставленным узким холодным железом. Васька, что следовал за любимым хозяином по пятам напрягся и даже приподнялся немного от ожид ания, что вот сейчас солдат нападет на Влада с кулаками. Ему ведь освободи ли руки! Но Валера покорно стоял, повесив голову на груди. Дверь хлопнула и в темнице солдата стало по-настоящему темно. Все, что было в этом маленько м пространстве - доска на уровне паха, на которую можно было сесть, по типу стула. - Почему я такой долбоеб? - Прошептал себе под нос Валера. Пленн ика мучили десятки эмоций одновременно: он был взбешен, его охватывало о мерзение и брезгливость только от одной мысли про этих пидаров. А как всп оминал Ваську - сразу начинало тошнить: голый, трусит членом и яйцами, бега ет и падает постоянно на колени и совершенно не печалится от этого. - Фу , блядь! - Снова пробубнел пленник. Но вот что странно, где-то глубоко вну три он ощущал некую щекотку, такую себе сладострастную эмоцию, которая е му говорила: "сдайся, погрузись в этот порок, облейся их спермой". Тому, внут реннему Валере, хотелось самых жестких извращений, на его взгляд. В голов е мелькнула мысль как Влад харкнет на него, прямо на губы и в ту же секунду член солдата налился свинцовой косточкой. - Глубже говорю! А теперь ли жи! Артемка стоял на четвереньках, засунув свою голову в унитаз и язык ом лизал внутренности сортира. Послушно, старательно, безропотно. Дальше было еще хуже: он спустил штаны, положил свои яйца на ободок унитаза, опус тил сидушку и начал садиться на ту. Младший тихо скулил, ему было больно от давливать свои же яйца, но он делал это. Пацан так и не осмелился сесть на п олный вес, но шары его почти моментально побагровели, на них выступили си ние прожилки. - Теперь ты будешь делать, что я повелю! - Голос был, как гроз а в летнюю ночь. - Или ты сдохнешь в любую секунду, когда я захочу. Артем, н аконец, встал по повелению Хоры и приблизился к зеркалу. Его лицо было нап уганным, брюзлым и в слезах. Пацан пристально посмотрел на себя. Взгляд хо лодный и мрачный, чувства пропали, его лик окаменел. Левый глаз как-то необ ычно блеснул, потом еще раз. У всех такое было, будто в глазу что-то стреляе т, цветовые вспышки. И Артемка увидел совершенно другой свой глаз. Его изу мрудно-зеленые глазницы, точнее один, левый глаз, изменил цвет и стал голу бым, ярко-голубым, с каким-то свечением. Пацан смотрел на это чудо своего л ика, не моргая. - Ты не такой, как я думал. Влад сидел на кровати своей к омнаты и гневно смотрел на Ваську. В это время его верный раб активничал в ногах хозяина. Он сам снял кроссовки с господина и расслаблял ступни сво им влажным языком. Васька раз за разом пытался поднять свою мордочку выш е, начиная кусать икры хозяина через джинсы. Ему даже удалось один раз при близиться к ширинке любимого. Хитрый раб раскрыл рот насколько только мо г, чтоб поглотить побольше и, как кошка, стал выдыхать теплый воздух на ген италии хозяина. Васька втягивал носом полную грудь и обдавал жаром изо р та джинсы пацана. Нельзя сказать, что Владу такое не нравилось, но он холод но отстранил свободной левой рукой свою вещь назад к ногам. - Ты наглее шь, раб, получаешь кайф и меня это бесит. Глаза Васьки тотчас же погруст нели и он сжался, сгорбился и отпрыгнул в позу ожидания на два шага назад. - Мне не нужен любовник, я это говорил, и тем более бойфренд. Ты - мой раб, в ещь! С последними словами пацан встал и безжалостно въехал Ваське по я йцам, отчего тот повалился на пол и скрутился вдвое. Влад достал небольшо й кнут из ящика стола, поднял раба за шею и поставил спиной к себе, руками в стену. Хозяин отошел на пару шагов назад, как бы примеряясь. Васька в этот момент пережил холодный душ внутри. Его не столько пугала порка, что сейч ас будет, сколько такое отношение своего владельца. Ведь всего 30 минут наз ад, в машине, они так по-настоящему переглядывались в зеркало, а теперь он просто вещь? Слезы брызнули из глаз раба и в эту же секунду кнут коснулся р ебер своим узким языком. Сэр вскрикнул, выгнулся вперед, сжал кулаки и зар ыдал. Его плач был навзрыд, настоящим, честным и дышащим душевной болью. Но , опять же, не из-за кнута, всего 1 удар, мог ли он так расслабить? Болело сердц е. Не давая рабу очнуться, Влад наносил второй, третий, пятый удары. Хозяин бил сильно, с ядовитым свистом, а потом хлопком по телу, оттягивая инструм ент порки, как искусный экзекутор. Когда ударов была уже дюжина, Васька по степенно стал рыдать от боли физической. Его ребра покрыли красные полос ы с капельками крови, тело отказывалось стоять само, без привязи и он шата лся в стороны. Наступила секундная пауза, грудь хватала воздух, спина пыл ала жаром, ноги гудели, а голова звенела. И тут взвизгнула розга, ягодицы р аба рефлекторно напряглись и сжались, их словно разорвали пополам. Ровно секунда и второй удар лег рядом с первым, дальше третий, четвертый, пятый. Васька крутил задом, как кошка, приседал и поднимался, закусывал себе губ у, орал во все горло. Жестокий хозяин холодно схватил раба за шею и толкнул на стол. Так стало немного легче, можно было лечь и упереться в столешницу , а удары по жопе сыпались снова и снова. Привкус крови разнесся по всей ко мнате, он смешался с острым запахом пота, что выделяется в примеси с адрен алином. Раб рыдал, выл, крутил головой, а порка не прекращалась. Ягодицы пр евратились в квашенную клубнику и просто источали красную жидкость. За ч то??? Васька не понимал! Зачем??? Он же старался изо всех сил! Почему??? Ведь был и любовь и преданность! После трех десятков розг Влад откинул инструмент пытки на пол, постоял несколько секунд, давая себе возможность отдышать ся. Васька обмяк, он кинул голову на стол, закрыл глаза и просто впивался в свою боль, что резала тело. Ну и пусть! Любовь прошла, боль пришла! - Мало! Хочу еще! - Заорал раб. - Бейте меня! Мучайте! Мало! Сэр снова стукнулся гол овой об стол и зарыдал громко и честно. Но ему не довелось насладиться сво ими душевными переживаниями, как уже через 30 секунд жаркий огромный член хозяина без малейших подготовок и прелюдий вонзился между ног. В качеств е смазки выступила кровь, в которую испачкался ствол Влада, вонзаясь вну трь. Очко раба уже привыкло к 19 см хо зяина, но на этот раз Васька заорал на всю глотку так, что и Артемка на перв ом этаже услышал. Он кричал не из-за большого члена, а от того, что сейчас, эт от трах был для него болезненей, чем 100 или 200 плетей. Он реально был вещью: ег о порют, его трахают, его не любят. Влад начал наступательные действия, хоз яин умышленно хлопнул ладонью по иссеченным кнутом ребрам, придавая доп олнительные мучения рабу и пачкая себя все больше и больше в кровь. Ст арший неистово долбил Ваську и тот орал в свою очередь. Дом братьев погру зился в мучительный крик. Еще секунда и горячий фонтан неги, что отсылал В лада в нирвану, брызнул внутрь Васьки. Судорожные конвульсии пацана прод лились секунд 20 с разной интенсивностью и он, как шкаф, начал падать на спи ну, без сил и с полным удовлетворением, но не отпустил свою вещь. Васька по летел следом за Владом. Глухой грохот и оба валялись на полу, перепачканн ые в крови, сперме, слезах и поту. Ваське было уже все-равно даже на боль от т рения выпоротыми кусками тела о своего хозяина. Его можно было сейчас му чать и раб ничего бы не почувствовал. Аппатия - лучший анальгетик. Но руки Влада скользнули на грудь Васьки, потом выше. Хозяин дернул раба за подбо родок, поворачивая того ухом к своим губам. Старший игриво зубами прикус ил мочку уха раба и шепнул неожиданную фразу. - Ты мне дорог, дурак! Ты мн е нужен! Но оставайся моим рабом, а не любовником. Влад перевернул Вась ку на живот, оказываясь сам сверху, чмокнул того в щеку, улыбнулся и медлен но поплелся к братцу-садисту. В эту самую секунду Васька ощутил в своем те ле такую боль, что начал судорожно ползти к кровати. Его выпоротые раны ны ли, его очко гудело, его сердце болело от супербыстрой разморозки.Сэр не п онимал что с ним и как ему быть дальше? Любит? Вещь? Нужен? Раб? Как все сложн о, черт возьми! Интересно, видел ли это Основатель или его люди? Владу, п о правде, было абсолютно все равно. На выходе из комнаты он выпрыгнул из дж инсов, что болтались на ногах и появился в коридоре в страшном виде, досто йном голливудского ужастика. Представьте себе высокое мускулистое тел о, в облегающей футболке ярко-желтого цвета, помимо которой на теле не был о ничего. Член пацана болтался на ходу, еще не успев до конца остыть. Но хуж е всего другое: все его тело было перепачкано кровью, особенно пах и футбо лка в районе пресса, руки. Первая мысль - вампир, только что разделавший св ою жертву. Отчасти это было правильное суждение. На встречу, неожиданно, в ышел младший брат и оба встали друг напротив друга, опешив. Глава 5. Я тебя не убью, ты должен мучиться Мог ли он себе представить ещё вчера, что будет сидеть в кладовке, при кованный цепью к стене и бояться каждого шороха? Этот мужественный юноша , умеющий собирать АК100 с закрытыми глазами, смело шедший на танки и под мин ометный обстрел, героически укрывающийся в блиндаже и помогающий ранен ому товарищу, теперь стал непонятно кем. И плевать, что все то было учениям и, но снаряды разрывались настоящие и танки грунт месили боевые. Валера п риложил голову к стене, потому что цепь ошейника не позволяла больше нич его, и закрыл глаза. Шаги, звуки, чей-то бас, чей-то смех. Он не выспался, го лова начинала потихоньку раскалываться. Две ночи под кислотой, девченки , мальчишки, танцы, смех, диско. А может быть отец прав? Погружаясь в сон р ассуждал пленник. Зачем я ему такой? Но почему он продал его каким-то извра щенцам? Почему не сослал в Сургут, даже самым простым мастером по бурению? Да потому что ты распиздяй, Валерик! С правой стороны вихрь вращался с ильнее, был темнее и шумел громче. Та часть тайфуна, что была слева, поглощ ала все свободное пространство да так, что паника охватывала аж до колик и. Паника от того, что страшная темная масса забирает воздух и приближает ся все ближе, она не оставляет ни сантиметра свободы. А-а-а-а! Черная пасть п росто накинулась сверху, покрыв собой все тело. Парень пригнулся, обхват ил голову руками - это все, что он мог сделать. Ноющий вой пульсировал в уша х, он нарастал до безумной силы, а потом моментально утихал, давая пару сек унд отдышаться и все повторялось снова. А-а-а-а! Что-то или кто-то сбило его с ног, ребра больно ударились о землю, а горло сцепила нехватка воздуха. Вот он этот момент настал, вихрь забрал все пространство и выпил весь воздух. Что будет дальше? Смерть? Это не страшно, но почему так долго она не приход ит? А-а-а-а! В глазах потемнело даже в темноте, руки стали свинцеветь, отчего кончики пальцев разболелись, словно в них по очереди вонзали иглы под са мые ногти. Больно!!! Но вскрикнуть нельзя, потому что грудь рвется из-за нех ватки воздуха. Ну где же ты, смерть? - Я думал... Слезы бывают красивыми. Они ведь образуют форму капли и летят вниз в виде кристально чистого сгу стка воды. А когда одинокая слезинка скатывается по щеке? Так и хочется пр отянуть руку и смахнуть ее прочь. Слезы бывают красивыми. Но, по правде, эт о не так. Слеза содержит в себе не только влагу. Это ваша печаль, ваше горе и боль, она - сгусток страданий, вырывающийся наружу, когда слова уже бессил ьны. Она такая маленькая, почти неуловимая, но, как огромный локомотив, тян ет целый состав вагонов, груженных обидами и злостью, страхами и ревност ью, гневом и слабостью. Только касаясь пола слеза разбивается вдребезги на десятки, сотни, а может тысячи мелких частиц и горе расходится по миру. Слезы помогают делиться трудностями с окружающими. Они ваши лекари и спа сители. Васька плакал. Он стоял на четвереньках, выгнув спину вниз и вы ставив попку вверх. Его тело ныло и болело, ягодицы жарило, словно тысяча о синых укусов, тонны крапивы, вываленной прямо на нежную кожу, как просто т ело, измученное жестокими и сильными ударами розги. И еще жгло в груди. Нет , не сердце, у раба не было инфаркта или стенокардии. Жгло глубже, там, где ка рдиологи не найдут и неврологи не помогут. Болела душа. В один миг, за коро ткий секс, вся его жизнь обрушилась. Васька уже смирился быть рабом, привы к, полюбил Влада, наслаждался своим положением и даже побоями и чмором, он воспринимал все это, как прелюдию для отношений с хозяином. Но теперь, пос ле сегодняшнего случая... он просто раб, вещь, игрушка Старшего. Больше ник аких иллюзий! Никаких нежностей! Он просто будет вещью, как и хотел Влад. - Я раа-а-аб! Кулак ударил об пол, а слезы продолжили вырывать боль и оби ды Сэра из глаз и делиться ими со всем миром. Ламинат в спальне покрыл пото п печали и страданий. - Хе! Ты чего, Владик, Кхорну молитвы читал? - Артем е хидно рассмеялся, увидев брата голого и в крови. - Владик? Ты вообще как ос вободился, Темыч? - Как освободился - не скажу. Мне же надо в следующий раз от твоих психов сбежать тоже! - Артем спустился по лестнице вниз и уже там крикнул через плечо. - Жрать хочу! Может раба запечь? Влад стоял в своем необычном виде полностью офигевший. Столько неожиданностей за один ден ь, даже за одно мгновение. Он до сих пор не понимал, как его хилый братец выл ез из манжетов, и что это за речь: Владик, не скажу, жрать... У Артема точно про блемы, он сильно изменился после своего передоза. Влад опустил глаза к по лу и только сейчас ему стало как-то стыдно за окровавленные ноги и голый ч лен, болтающийся между них. Как бы прикрываясь руками, Старший попятился назад, в спальню. Раб все также стоял на четвереньках и рыдал. Влад замер н а секунду у входа. Его сердце кольнуло от увиденного. Картина, действител ьно, была не из приятных. Вид Васьки мог вызвать жалость даже у отъявленно го социопата. Главное - раб не придуривался, ничего не вымаливал, не играл - он просто и откровенно рыдал от душевной боли. Владу хватило всего неско льких секунд, чтобы собраться и молча проследовать в ванну. Васька тут же, на четвереньках, пополз за хозяином и встав в положенную позу, начал шмыг ать носом. - Уйди! - буркнул Влад. - Пойди вниз, помойся и отдохни, поспи час а три. - Я не хочу спать, хозяин, - промямлил раб. - С глаз скройся, дебил! И чт об я тебя три часа не видел! - Да, хозяин... Не то чтобы Владу было стыдно з а свое поведение - "не рабов стесняться" - но какой-то дискомфорт, всё-таки, о щущался. Поэтому лучше убрать раба подальше, посчитал Старший, а со време нем всё устаканится. - Ос-ве-же-вать! Артем на кухне вынул из холодиль ника банан и снимал с продукта кожуру, приговаривая по слогам над каждой полоской. - Освежевать! - добавил Младший, заталкивая мякоть себе в рот. В подвале работа не прекращалась. Сейчас было время трудиться пары сл изняка и вафела. Рабы вырыли уже такое пространство, что туда можно было з атолкнуть человек 20. Шахта увеличивалась, но место в самом подвале уменьш алось из-за мешков с землей. - Тебе хорошо, чушка, у тебя матери нет... - проб асил мудило. - И что тут хорошего? - агрессивно вступился за свою "половинк у" бык. - Я бы всё отдал, чтоб хоть один день побыть с родителями, в полноценн ой семье! Бык сидел, упершись спиной в стену, подогнув ноги к животу и ле пил всякие фигурки, чаще шарики, из влажной земли. Готовый продукт он осто рожно ставил рядом с собой и брал новую горсть. Так, за долгое время сидени я, образовалась уже целая стена из шариков. Раб аккуратно расставил их во круг себя с чушком и ухмыльнулся. - Кто заступит - убью! Это наша федерац ия. Чушок, как обычно сторонился, насколько мог. Но бычара то и дело его доставал, то подзатыльником, то щипком за сосок, то пощёчиной. Это был Арте м в невольничьем обличии. Но если бы дать ему волю и возможности - его рабы были бы не счастливее, чем пленники Младшего. - Я про то, что вот моя мамк а сейчас там убивается с горя. Ищет меня до сих пор, - продолжал свою мысль м удило. - Ты прикинь, как ей сейчас тяжело. А я тут вот сижу и ничего не делаю. - А моей пофиг! Она, наверное, даже и не заметила, - из шахты выкрикнул слизня к. - Когда родителей нет - грустить некому, - вздохнул мудило и попытался по дняться, насколько мог, чтоб размять кости. В эту секунду грохнула две рь и в подвал ворвался Артем. Младший именно ворвался. Такое впечатление было, что дверь он открыл по-студенчески - ногой. Безумный взгляд садиста м едленно стал облетать все пространство. Рабы, как камни, начали по очеред и падать на пол в нужную позу. Это было потрясающее зрелище. Момент истины и власти одного человека над массой. Сразу возникал вопрос: а могут ли эти невольники что-то сделать, как-то изменить свою судьбу, Бороться? Вот Артё м зашел один, без оружия, довольно хилый. Неужели тот же бык с ним не мог спр авиться и вернуть себе свободу? Все дело тут в двух вещах. Во-первых, и всег да этот пункт главенствующий в жизни, человеческая трусость. Все, даже бы к, боялись ослушаться и прогневить хозяина. Да, с виду тот раб довольно кру той, физически сильный, но даже у него включался инстинкт самосохранения и покорности. Реально напасть на Артема могли только два человека, а точн ее уже вещи: вафел и слизняк. Ведь именно они сейчас работали и не были при кованы цепью к стене. Более того, в их руках имелись лопаты, буры, куча мета ллических конструкций, что являлись частями подпорок потолка. Но даже та кая революция никак бы не спасла рабов: ведь выйти из комнаты, не зная кода замка, они никак не смогут. Разве что поиздеваться над своим хозяином - и э то довольно опасно для Младшего, совершенно не обдумано с его стороны. Но рабы боялись, покорялись и даже не думали о побеге. - Сколько мяса! - вырв алось у Артёма и он инстинктивно облизнулся. Резко голова Младшего кр утанула вправо, в темноту, туда, где стояла клетка петуха. Малолетка сидел молча, даже не дышал. Наконец, настал тот момент, которого он так долго и му чительно ждал. Петух понимал, что сейчас ему станет больно, очень больно и все это заставляло болеть тело, будто его уже выпороли сотней розг. Психо логический эффект делал свою работу. Садист все-таки учел вероятност ь бунта и усадил копальщиков на цепь. После этого он уже более спокойно по дошел к псу, который был просто завален мешками с землей. Артем, в своем об ычном стиле, сильно и неожиданно въехал по яйцам Витьку, ухмыльнулся и пр иблизился к быку. Заметив "оградку" из земляных шариков, Младший стал изде вательски носком кроссовка давить фигурки одну за другой. Бык стоял молч а, опустил глаза и наблюдал за разрушением его фортификаций. Раб не говор ил ни слова, но было видно, как двигаются его скулы. - Не нравится? - ухмыль нулся садист. - Может, ты меня ударишь? - Нет, хозяин, ваше право делать что у годно! Ответ быка был неожиданным: ну очень уж покорным. Человек разум ный сказал бы, что тут или игра в поддавки, где раб пытается ложно убедить своего хозяина в абсолютной покорности или игра в поддавки, где раб боит ся гнева и готов идти на подобные унижения, лишь бы садист его оставил в по кое. Точно понятно одно: бык не был откровенным и в любой момент мог препод нести сюрприз Младшему. Но пока что ситуация была под контролем Артема. О н положил правую руку на левую щеку быка и насмешливо потрепал ту, как дел ают родители со своими малолетними детьми. С одной стороны такой жест - зн ак хороших отношений, благосклонности и удовлетворения, с другой же - пок азатель доминации, ведь вы не станете так точно трепать своего шефа. В общ ем, бык своего добился: садист отошел от него, даже не щелкнув пальцами по его носу. Медленным шагом Артем двинулся в сторону петуха. Малолетка в се это время сидел тихо, но внутри себя он уже умер. Его бил озноб, слезы тек ли без остановки, а кожа покрылась крупными пупырышками. - Здравствуй, петушок! - Хозяин, простите меня! Я... я испугался, я не знал, что мне делать. П ростите, пожалуйста! Петух разревелся в голос. Глаза раба были настоль ко искренними и молящими, что это заставило садиста замереть на секунду, сложив свои руки на груди и наблюдать за сценой покаяния. Младшему нрави лось зрелище, он, как энергетичский вампир, выпивал последние соки из душ и петуха, истощал того. Наконец, замок на двери клетки щелкнул, петли визгн ули и долгожданная свобода оказалась всего в нескольких сантиметрах от петуха. Рабу нужно было просто вылезти, но он не спешил. - Простите меня, господин Артем! Я все буду делать, клянусь! Младший присел на корточки, сравнявшись лицом со своей жертвой. Власть, она одурманивает и заставляе т нас идти на безумства, точно также как и похоть. А если власть объединить с похотью? О каком прощении тогда можно вести речь? Артем ухмылялся. Его о щущения были такими, будто он пьет свежее парное молоко из огромного кув шина, пьет, не жалея, и белая жидкость просто растекается по подбородку, ск атывается на грудь, пленит собой живот, пах, ноги. Немного жирное, немного теплое и нежное, как шёлк, молоко власти растекалось по телу садиста от ве реска и слёз малолетнего раба. - Артем спит... - очень по-доброму, но с явно й наигранностью, произнес Младший. - А тебе пришло время понести наказани е, раб! С этими словами пацан за ухо вытянул пленника из клетки. Петух, п оначалу, не мог встать на ноги из-за долгого сидения в тесной клетке, но па ра увесистых пинков и тумаков привели его в норму. Похрамывая, раб поплёл ся туда, куда его толкал садист - к центру, где стояла колонна. Малолетка ок азался привязанным к столбу в миг. Руки несчастного тянулись вверх. Эти т оненькие коричневые ниточки, они еще даже не успели сформироваться и обр ости достаточным количеством мускул. Теперь же они вытянулись на всю сво ю длину, даже больше. За руками поднялся торс. Ребра стали выпячиваться си льнее обычного, так как кожа натянулась, живот впал глубже, чем низшая точ ка озера Байкал. Пупок являлся своебразным провалом на равнине и палец с адиста, первым делом, вонзился туда. Артем стал вдавливать живот, водить п альцем по кругу, причиняя небольшую боль ногтем, царапая им пупок. Разве э то было страшно? На такие мучения сам петух был готов хоть вечно, но оба по нимали, что все это лишь прелюдия. Окружающие рабы умолкли, и пять пар глаз без отрыва следили за происходящим. - Тебя стоит поблагодарить, раб! - н ачал было Артём. - Если бы не твое бездействие, меня бы сейчас тут могло и не быть. Петух с открытым ртом смотрел и не понимал смысл слов садиста. Ве дь он, наоборот, мог умереть, о чем вообще говорит этот маньяк? - Ты пород нил нас с Артемом, дал мне вторую жизнь. И за это я тебя не убью... Холодный душ из горячего крана обрушился на голову, плечи, а после и все тело малол етки. Нервный самопроизвольный выдох прямо в лицо мучителя вырвался из г руди. Слезы снова хлынули ниагарским потоком, затапливая щеки и торс. - Я буду тебя мучать... - с безумной ухмылкой добавил садист и отошел в сторон у. Тяжелее всего становится, когда ты уже видишь финиш, находишься в па ре метров от него. За спиной десятки, а может сотни метров забега. И вот он, п оследний шаг, финал и твое тело меняется во мгновение. Такую картину вам о пишут бегуны. Когда ты идешь к цели - ты собран, напряжен и не думаешь больш е ни о чем другом. Но, как только цель достигнута, тело непроизвольно рассл абляется, как бы ты не хотел иного. Петух днями и ночами не спал и боялся эт ого момента, когда придет Артем и начнет его убивать. И теперь он услышал э ти слова. И плевать, что дураку было понятно - не убьет, но запытает так, что тебе самому захочется умереть. Это будет потом, в процессе издевательств , а в эти секунды петух радовался, был безумно счастлив. Артем "слетал" к стене плача и принес оттуда тонкий острый скальпель и медицинские щипцы . Радость малолетки закончилась сразу же, как он увидел эти орудия пытки п еред своим носом. Серебряный металл поблескивал в тусклом свете ламп под вала, от лезвия веяло холодом и ужасом. Взгляды жертвы и садиста встретил ись. Раб молчал, уже не молил и не причитал, его губы просто дрожали, а щеки д ергались от тихого плача. - Освежевать! - шепнул Младший и принялся за де ло. *** Резкий глубокий хриплый вздох после внезапного пробуждения. Валера втянул кислород на все легкие, потом еще раз и еще. Он наслаждался э тим бесценным даром природы. Парень во сне скатился с сидушки и стал сам с ебя душить ошейником. Из-за усталости и остатков кислоты в организме, его мозг не сразу пробудился, пережив все этапы гипоксии. И только, когда ситу ация стала критической - подсознание больно ударило парня по голове, отч его тот и вскочил на ноги. Н е забудьте оставить свой отзыв: http://ficbook.net/readfic/2354419

Приложенные файлы

  • rtf 11659616
    Размер файла: 424 kB Загрузок: 0

Добавить комментарий