ВОЗВРАЩЕНИЕ АЛТАЙСКОГО ТИГРА


ВОЗВРАЩЕНИЕ АЛТАЙСКОГО ТИГРА
Каймин В.Я.
Мосейкин В.Н.
В последние десятилетия проблемам сохранения редких исчезающих видов диких животных уделяется особенно много внимания. При этом из наиболее уязвимых и проблемных видов отечественной фауны признаётся амурский тигр (Panthera tigris altaica), популяция которого в настоящее время сохранилась только на юге Дальнего Востока.
По мнению целого ряда специалистов (Микел Д., Квигли X., Хорнокер М., Матюшкин Е. П., Смирнов Е. П., Николаев) ключевым фактором ограничивающим выживание амурского тигра, является его обеспеченность кормовыми ресурсами. Другие авторы (Соколов, Абрамов, Пикунов), не отрицая важности трофического фактора, на первое место ставят всё же фактор беспокойства, считая его более важным. По их данным плотность тигра в угодьях, вовлечённых в хозяйственную деятельность человека, даже при их хорошей обеспеченности добычей всегда во много раз меньше, чем на заповедных территориях. Только один лишь Сихотэ-Алиньский заповедник, длительное время обеспечивал выживание не менее 10 % популяции амурских тигров в России. Однако при всей положительной роли заповедников, нельзя не признать, что ёмкость их ограничена и имеет свои пределы. По мнению очень многих исследователей ни один из ныне существующих дальневосточных заповедников из-за ограниченности территорий не в состоянии эффективно решить проблему сохранения тигров. Логичным решением проблемы могло бы стать расширение сети заповедников до размеров, обеспечивающих устойчивое существование популяции. И именно этого многие годы добиваются практически все отечественные специалисты. Их предложения отраженны в «Стратегии сохранения амурского тигра в России». Зарубежными исследователями было установлено, что для обеспечения жизнеспособности популяции амурского тигра в природе должно обитать не менее трёхсот регулярно размножающихся самок. Учитывая то, что охотничий участок каждой такой тигрицы в среднем составляет около 450 кв. км, ими была рассчитана и предложена схема создания в Приморье охраняемых резерватов общей площадью более 65 тыс. кв. км, где, по их мнению, смогут существовать не менее 70 самок.
Желания биологов и защитников дикой природы передать тиграм территорию, равную половине всего Приморского края, можно понять. Однако следует всё же оставаться реалистами и не забывать о том, что уже сегодня Приморский край является одним из наиболее промышленно развитых и населённых регионов России. Это обстоятельство уже не раз становилось камнем преткновения во взаимных спорах учёных и хозяйственников по поводу расширения границ ныне существующих резерватов.
Между тем, хозяйственное освоение Приморья, занимающего выгодное геополитическое положение, со временем, станет более масштабным, что неизбежно повлечёт за собой новый рост народонаселения.
Таким образом, среди множества нерешённых проблем сохранения амурского тигра отчётливо вырисовываются два взаимоисключающих аспекта. С одной стороны, для генетически устойчивого существования численность природной популяции амурских тигров должна быть значительно увеличена. С другой – рост численности тигров в условиях продолжающегося освоения Приморья будет неминуемо провоцировать конфликты, которые, вероятнее всего, будут решаться не в пользу тигров.
В этом отношении весьма показательна ситуация середины восьмидесятых годов, охарактеризованная Н. И. Ковальчуком как «нашествие тигров». Тогда рост численности этих хищников привёл к серьёзной конфликтной ситуации. По свидетельству А. П. Брагина и В. В. Гапонова, только за один лишь 1986 год и, только официально в Приморье было отловлено и отстреляно 32 тигра. По сообщению В. И. Животченко, тигров, которых приходилось отлавливать вблизи населённых пунктов, было некуда девать, что, по мнению автора, дискредитировало саму идею сохранения этого вида.
Экономические катаклизмы начала девяностых, породившие массовое браконьерство, привели к резкому снижению численности амурских тигров почти на одну треть, и эта проблема как бы затихла сама собой. Однако на самом деле он не куда не исчезла, и вместе с новым ростом численности тигров здесь вполне можно будет ожидать её повторения. Возможным решением проблемы могло бы стать переселение вынужденно отловленных тигров на другие, малонаселённые территории. Эта идея ранее высказывалась Ю. М. Дунишенко. Предлагавшим из отловленных в Приморье тигров создать две-три искусственные популяции за пределами их нынешнего ареала. В качестве модельных территорий им были предложены левобережные области Амура. Однако выбор этих мест трудно признать удачным: высокий снежный покров и крайне низкая численность диких копытных делают их практически непригодными для обитания тигров.
С другой стороны, внимание исследователей ранее никогда не обращалось на другой, более отдалённый, но по целому ряду экологических параметров значительно более привлекательный регион южной Сибири – на Русский Алтай.
-762001107440Изображения найденные при раскопках Пазырыкских курганов, свидетельствуют о том, что в отдалённом прошлом жители Алтая не только хорошо знали тигров, но и регулярно на них охотились. Александр Гумбольд, посетивший Алтай в самом начале XIX столетия, ещё описывал тигров, наряду с лосями в качестве типичных представителей местной фауны.
Среди специалистов сегодня нет единого мнения относительно того, какой именно из подвидов тигров обитал на Алтае. В. Гептнер и А. А. Слудский указывают их прямые связи с туранскими, обитавшими в Зайсанской котловине и по долине Иртыша. Осталась, однако, неясной систематическая принадлежность тигров из Тувинских Саян, о которых ранее упоминал Радде. Вероятней же всего, на Алтае происходило смешение ареалов как туранского (P. t. vigrata), так и амурского (P. t. Altaica) подвидов, или же южную часть Сибири до Амура включительно в прошлом населял ныне вымерший подвид P. t. longipilis, о существовании которого ранее упоминали авторы.Причины вызвавшие вымирание тигров на Алтае, детально никем не исследовались. Традиционно считается, что главной причиной их исчезновения явилось антропогенное преследование. Не вдаваясь в детальное обсуждение этого вопроса, хотим лишь обратить внимание на то, что ещё раньше здесь по не совсем понятным причинам вымерли дикие копытные, составляющие основу существования тигра.
Так, например, лоси к концу XIX столетия, по образному выражению И. В. Яблонского, «отошли в область преданий». О том, что лось как вид должен быть вычеркнут из списков животных Русского Алтая, писал А. В. Селин. Ареал обитания другого вида копытных – маралов, к концу XIX столетия сократился более чем в четыре раза, а к тридцатым годам XX века от некогда крупной популяции остались лишь отдельные изолированные группы. Видимо, ещё раньше на Алтае полностью вымерли кабаны. По крайней мере, находку Г. Иоганзеном в 1919 году черепа кабана близ Телецкого озера тогдашние специалисты посчитали весьма сомнительной, посетивший Прителецкую часть Алтая в первой половине XX столетия, не смог найти там даже следов пребывания волков. Главной причиной их отсутствия он назвал очень высокий снежный покров. Любопытно, что практически в тот же самый период, т.е. во второй половине XIX – начале XX столетий, в прилегающих безлюдных пустынях Центральной Азии за короткое время полностью вымерли бесчисленные стада сайгаков, куланов, что при всём желании трудно объяснить одним лишь антропогенным фактором.
Можно предположить, что не столько охотники, сколько многоснежье и голод явились главными причинами исчезновения тигров на Алтае. Гонимые голодом тигры выходили из горной тайги на прилегающие равнины, где нападали на скот и неизменно погибали от выстрелов русских переселенцев.
Однако к середине XX столетия ситуация на Алтае стала очень быстро меняться в обратную сторону. За какие-то два-три десятка лет численность маралов, а затем лосей здесь восстанавливается. Из прилегающих территорий Китая на Русский Алтай самостоятельно вернулись кабаны (там же), которые быстро заселили здесь все пригодные места обитания и достигли высокой численности.
В настоящее же время по численности и видовому разнообразию диких копытных Алтай стал самым богатым регионом России. (Помимо аборигенных видов – лось, марал, северный олень, сибирская косуля, кабарга, кабан козерог, архар – здесь также акклиматизированы зубры и пятнистые олени).
Наиболее многочисленны на Алтае маралы. В урочищах Шавла, Сумульта и Кадрин средняя плотность этих копытных, по учётным данным, достигает 16-18 особей на 10 кв. км. Ещё более высокую плотность маралы образуют на особо охраняемых территориях. Например, в Алтайском заповеднике она составляет 25-30 особей на 10 кв. км, а зимой, во время концентрации копытных, местами доходит до 60 особей. Это заметно превышает современную численность изюбрей в Сихотэ-Алиньском заповеднике, составляющую, по данным А. И. Масленкова и Д. Г. Микуэлла, от 7 до 10 особей на 10 кв. км (при общей численности всех видов копытных 11-29 особей).В последние годы на Алтае отмечают увеличение численности косуль (здесь обитает самая крупная форма). Помимо местной популяции, сюда приходят на зимовку и косули прилегающих регионов Сибири, благодаря чему зимняя плотность этих животных в оптимальных для них биотопах доходит до 40 особей на 10 кв. км. В ряде охотничьих хозяйств Алтая высокую плотность (более 30 особей на 10 кв. км) образуют также и крупные сибирские козлы (козероги), которые летом регулярно спускаются со скал на солонцы, а зимой часто пасутся в прилегающих речных долинах.
О высокой плотности диких копытных на Алтае свидетельствует тот факт, что некоторые местные жители за полтора месяца (апрель–май) собирают и сдают в заготовительные организации до полутоны (!) сброшенных сухих рогов различных видов диких копытных. Г. Г. Собанский, много лет посвятивший изучению промысловой фауны Алтая, пишет о том, что с одной точки ему здесь нередко удаётся одновременно наблюдать до полусотни зверей четырёх, а однажды даже пяти видов: медведей, маралов, лосей, северных оленей и козерогов.
Причины восстановления и увеличения численности диких копытных на Алтае трудно оценит однозначно. Браконьерство здесь процветало во все времена. Низкая плотность населения компенсируется большим количеством охотничьего оружия, находящегося у него в руках, и трудностью контроля. Как и повсюду в России, реформы постсоветского периода здесь привели к массовой безработице и разграблению природных ресурсов. Существующие охотничьи общества каких-либо особых биотехнических мероприятий здесь никогда не осуществляли.
Одновременно на Алтае резко выросла численность волков по учётным данным, только территорию Республики Алтай (всего 92 тыс. кв. км) сегодня населяют две с половиной тысячи волков! С учётом прилегающих горно-таёжных областей Алтайского края, Хакасии и Тувы для всего Алтае-Саянского региона эта цифра должна быть, по меньшей мере удвоена. По мнению местных охотоведов, в настоящее время волки почти полностью уничтожают весь молодняк диких копытных.
Возможно, что одной из причин, вызывающей периодические изменения экологической ситуации на Алтае, являются климатические факторы, влияние которых на биоту до сих пор остаётся недостаточно изученным. По данным А. П. Кучина возрастание безморозного периода и уменьшение числа дней с устойчивым снежным покровом оказывает существенное влияние на флору и фауну Алтая. В последние десятилетия Телецкое озеро – второе после Байкала хранилище пресной воды (40 млрд. куб. м.) стало незамерзающим. Зимой температура в его окрестностях нередко поднимается до десяти и более градусов тепла. Здесь, как и на других незамерзающих водоёмах Алтая образуются массовые зимовки водоплавающих. Зимой, благодаря интенсивной солнечной инсоляции, снежный покров на южных склонах гор испаряется, холодный воздух стекает вниз, в результате чего температурах в горах часто оказывается на 10–15 градусов выше, чем в прилегающих долинах. Это обеспечивает благополучную зимовку многим животным и приводит к образованию типичных для Алтая фенов – сухих и тёплых ветров, дующих зимой с гор на прилегающие сибирские равнины.
Летом травянистая растительность на Алтае отличается пышным развитием и обилием видов. Как отмечает в своих работах Г. Г. Собанский, во многих урочищах средняя высота травостоя составляет 2–2,5 метра, а отдельных травянистых растений – до 4 метров! Всадник в такой траве скрывается с головой.
Исследования климата Алтая Т. Д. Модиной показывают, что последние десятилетия здесь происходит значительный положительный тренд высокой обеспеченности. Только за последние 30 лет верхняя граница леса на Алтае поднялась вверх на 50–60 метров (в линейном измерении до 600 м.), зимы становятся более короткими и более тёплыми. Так, зимой 2002 года среднемесячная (январь–февраль) температура на Алтае была на 12 градусов (!) выше средней многолетней (там же). Лето становится всё более дождливым. Происходит просадка грунта и образование термокарстовых озёр. Круговорот воды становится всё более интенсивным.
В монографии «Геоэкология горных котловин» авторы приводят модель поведения геосистем Алтая в ответ на наблюдаемое потепление климата. По их расчетам, уже в ближайшие десятилетия количество осадков на Алтае увеличится на 25 %, что приведёт к значительному увеличению площади лесов и вызовет подъём субальпийских ландшафтов. По прогнозам гляциологов, в течение ближайших десятилетий ледники Алтая потеряют 25 % своей площади. Складывается впечатление, что на Алтай быстро возвращаются условия, составляющие экологический оптимум обитания тигров. Можно предположить, что эволюционно эти хищники были приспособлены к периодическим изменениям экологической ситуации в местах их обитания. Об этом, в частности, свидетельствуют их грандиозные по протяжённости переходы, хорошо описанные в литературе. Совершенно очевидно, что тигры совершали их в поисках оптимального жизненного пространства. И если это так, то, возможно, они могли бы самостоятельно вернуться на Алтай, если бы не оказались запертыми наступающей цивилизацией на юге Дальневосточного региона. Какого рода климатические, экологические или же социально-экономические проблемы могут ожидать их здесь в ближайшем будущем, сегодня не может предсказать никто.
Именно поэтому работа по созданию резервных популяций в прилегающих областях Сибири в перспективе может оказаться очень важной и полезной для сохранения этого вида в России.
Алтае-Саянский экологический регион, раскинувшийся на огромной территории, ландшафтно хорошо изолирован от прилегающих областей Центральной Азии. Средняя плотность проживающего здесь населения (два человека на 1 кв. км) несравненно более низкая, чем в Приморском крае (двенадцать человек на 1 кв. км). Именно здесь сегодня сохраняются самые большие кедровые леса планеты, а более сложный, чем в Приморском крае, рельеф делает их недоступными для проникновения каких-либо автотранспортных средств.
Идею репатриации тигров поддерживают власти Республики Алтай, в отсутствии развитой промышленности экономика этого региона ориентирована на развитие экологического и научного туризма. Уже сегодня более 20 % площади республики являются особо охраняемыми природными территориями. В дополнение к ним здесь ведутся работы по созданию ещё двух заповедников и национального парка. Знаменитое Телецкое озеро, окрестности горы Белухи, а также высокогорное плато Укок со следами древнейших цивилизаций объявлены ЮНЕСКО территориями Всемирного наследия.
В скорейшей репатриации тигра на Алтай крайне заинтересованы и, как это ни парадоксально звучит, работники сельского хозяйства, надеющиеся на то, что это приведёт к снижению численности волков.
Вопрос этот на самом деле является очень серьёзным: в условиях сложного рельефа и низкой плотности населения крайне дорогостоящая борьба с волками всё более становится здесь пустой тратой сил и средств. То, что репатриация тигра способна резко снизить численность волков и сбалансировать на Алтае нынешнюю экологическую ситуацию, свидетельствуют исследования, проведённые в Приморье. По данным К. Г. Абрамова, Г. Ф Горохова, Г. Ф. Бромлея и др., там, где только появлялись тигры, многочисленные ранее волки исчезали практически полностью. По сообщению В. И. Животченко, после того как в начале 1970-х годов тигры заселили Лазовский заповедник, численность волков там резко снизилась, стаи их распались, что привело к значительному увеличению пятнистых оленей.
Именно поэтому идею возвращения алтайского тигра энергично поддерживают алтайские охотники. Они считают, что в случае необходимости регулировать численность тигров, участок обитания которых огромен, специалистам будет несоизмеримо проще, чем безуспешно бороться с многочисленной популяцией волков.
Для изучения возможности создания резервной популяции тигров необходимо проводить специальные исследования. В случае положительного результата учёным предстоит разработать отечественные технологии транспортировки, передержки и интродукции животных, на что, вероятно уйдут многие годы.
Для целей репатриации более целесообразно использовать тех животных, которых периодически вынуждены отлавливать на территории Приморского края. Использование тигров, рождённых в зоопарках, в сегодняшней ситуации представляется менее целесообразным из-за их возможных генетических отклонений, приобретённых в процессе селекции. Тем не менее, использование отдельных животных, родившихся в неволе, может оказаться весьма полезным для выработки отечественных методик возвращения их в дикую природу, а также для пропаганды редких видов.
В целом же, работы по репатриации тигров (Panthera tigris altaica) в места их былого обитания следует рассматривать как важное дополнение к тем мерам, которые сегодня предпринимаются для долговременного сохранения этого вида в России.

Приложенные файлы

  • docx 11295197
    Размер файла: 66 kB Загрузок: 1

Добавить комментарий